Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2574]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4841]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15142]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14346]
Альтернатива [9026]
СЛЭШ и НЦ [8976]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4353]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за сентябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Багровый закат
Ты хочешь быть счастливым или живым?
Джейкоб / Лея
Другой Рассвет для этих двоих.
Мини. Завершен.

Сделка с судьбой
Каждому из этих троих была уготована смерть. Однако высшие силы предложили им сделку – отсрочка гибельного конца в обмен на спасение чужой жизни. Чем обернется для каждого сделка с судьбой?

Если ты этого хочешь...
Но Белла не показывает признаков страха или удивления, когда вампир кладет руки по обе стороны от нее на каменный парапет, практически заключая её в объятия. Белла оборачивается и… улыбается.
Улыбается второй раз… и не мне…
Новая 13 глава от 13 октября.
Альтернатива Новолуния от Валлери.

Крылья
Кирилл Ярцев - вокалист рок-группы «Ярость». В его жизни, казалось, было всё: признание, слава, деньги, толпы фанаток. Но он чертовски устал, не пишет новых песен. Его мучает прошлое и никак не хочет отпускать.
Саша Бельская работает в концертном агентстве, ведет свой блог с каверзными вопросами. Один рабочий вечер после концерта переворачивает ее привычный мир…

Город, где живут воспоминания
Только отпустив прошлое, получаешь счастливое настоящее…

Тень луны
Две жизни. Два пути. Параллельные и чуждые. Одна боль. Боль на двоих.

Три месяца, две недели и один день
- Миссис Каллен...
- Я спрашиваю не вас, а своего мужа.
- Ну, это ненадолго, - вопреки всем недюжинным усилиям взять себя в руки и максимально не обращать внимания на эту... эту... женщину, не сдержавшись, твёрдо и непоколебимо заявляю я, потому как вся эта ситуация с самого начала здорово меня угнетает.
- Что ты такое говоришь?
- То, что я развожусь с тобой, Изабелла.

Когда ты взрослеешь...
События происходят в начале тридцатых годов XX века. Эдвард, недовольный тем, что стал вампиром, взбунтовался и ушел от Карлайла, начав жить самостоятельно.



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие книги вы предпочитаете читать...
1. Бумажные книги
2. Все подряд
3. Прямо в интернете
4. В электронной книжке
5. Другой вариант
6. Не люблю читать вообще
Всего ответов: 459
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Спираль времени. Глава 9. Часть 1

2019-10-20
17
0
Глава 9. Вернуться?

Люди не боятся темноты. Как таковой темноты бояться глупо. Темнота – это просто отсутствие света, ни больше, ни меньше. Другое дело, что отсутствие света – это чудесное прикрытие для разнообразных пакостей. Именно в темноте совершаются самые страшные, отвратительные, противоестественные вещи. И боимся мы темноты, потому что именно в ней нас может поджидать хладнокровный убийца, вор или неадекватный маньяк в окровавленной маске клоуна. Хотя и здесь всё не так просто. Нас пугает не то, что убийца может лишить нас жизни, вор – честно заработанной зарплаты (а иногда под шумок еще и здоровья), и даже не то, что злобный клоун, безумно хохоча, уволочет нас в свое логово, чтобы каждый день отрезать по пальцу и смаковать сам процесс отрезания оного. На самом деле мы боимся неопределенности: кто же всё-таки это будет? Убийца, вор или клоун-маньяк? Что именно с нами случится? Вот как получается: мы боимся не увечий. Мы боимся неизвестности. Потому что именно она порождает в воображении самые ужасные, порой до абсурда дикие страхи. А другое лицо неизвестности – это непонимание. Когда не можешь с рациональной точки зрения объяснить себе самому, что происходит и почему оно происходит. Если никогда не сталкивался с подобной ситуацией и не знаешь, как реагировать и как себя вести. Именно незнание (как та самая темнота) становится плодородной почвой для страха. Он в одно мгновение оплетает сознание тугими жесткими побегами и вызывает оцепенение. И какое-то инстинктивное, но при этом невыполнимое желание убежать и спрятаться. Или хотя бы по-детски закрыть ладонями глаза.
Поэтому когда Белла начинает трястись, но не как обычно человек дрожит от холода или волнения, а именно – сотрясаться всем телом, словно кто-то невидимый держит ее за плечи и тормошит, как тряпичную куклу, - так вот когда она начинает содрогаться в каких-то неестественных, словно предсмертных судорогах, мне становится страшно. Так страшно, что я готов разреветься, как маленький, лишь бы кто-то взрослый, мудрый и сильный пришел и всё исправил. Лишь бы Белла перестала биться в агонии.
- Белла! Белла, детка, что с тобой?! – вся наносная сдержанность и профессиональная сухость шерифа Свона моментально слетает с его лица.
- Док! Срочно сюда! Док!!!
Из машины скорой выскакивает невысокий щуплый мужичок с по-рыбьи круглыми глазами и стремглав несется к лежащей на земле девушке.
- Отойдите, - деловито бормочет он, пытаясь отпихнуть в сторону не желающего отпускать Беллу Джейкоба и суетящегося рядом Чарли.
- У нее шок и сильнейший нервный срыв, - через несколько секунд выносит вердикт врач. – Нужно отвезти ее в больницу.
- Но ведь в карете скорой помощи тело… тело ее подруги, - я не узнаю в этих дрожащих, почти умоляющих интонациях голоса шерифа нашего города.
- Вы можете отвезти ее на своей машине, я поеду с ней.
Взяв дочь на руки, шериф Свон порывистым, но нетвердым шагом направляется к старому шевроле.
Я не отрываясь смотрю на бледное, залитое слезами лицо девушки, которую еще утром я целовал и которая отвечала мне. О которой я думал так много последнее время. Которая тревожила меня, заставляла выдумывать весь тот бред, на который я шел, лишь бы добиться ее. И которую я только что предал.
- Белла… - я делаю шаг в сторону уже отъезжающей машины.
Но моя мысленная скорбь и самобичевание прерываются самым неприятным образом.
В принципе, любые размышления прерываются, если чувствуешь, что земля уходит из-под ног. Все мысли лишь о том, чтобы не встретиться с грязным щебнем лицом к лицу. В прямом смысле.
- Ты! – шипит кто-то за моей спиной.
Я успеваю подставить руки и чувствую, как запястья отзываются болью от сильного удара о землю. Быстро встаю и оборачиваюсь.
Блек. И так немалого роста, сейчас он кажется совсем огромным. Кажется, еще чуть-чуть и он встанет на дыбы, хрустнет позвоночником и обернется огромным рычащим медведем.
- Ты… Ублюдок… Убью!
Он кидается на меня, и единственное, что я успеваю сделать, – это блокировать первый удар, который наверняка должен был расплющить мне нос. Только первый. Остальные сыплются следом с такой скоростью, что через несколько секунд я уже перестаю понимать, что происходит. Кажется, что меня избивает не один человек, а целая толпа народа, оцепившая меня кольцом.
- Это всё ты… ты… ты!!!
Я уже довольно долго не могу вдохнуть: лежа на земле (и не спрашивайте, как я там оказался – сам не успел заметить), ощущаю только, что диафрагму размеренно утрамбовывают носком огромного ботинка. Легкие начинают гореть от нехватки воздуха… Пытаюсь вцепиться в ногу Блека, лишь бы перехватить хоть один его удар и успеть глотнуть кислорода. Но вместо этого на меня накатывает новая порция ударов. Теперь Джейкоб бьет меня уже не методично, не умело, а просто размахивает огромными ручищами, попадая куда придется: то ладонью по плечу, то костяшками по ногам… Судя по всему, из меня получится очень нежная и сочная отбивная…
Вам может показаться странным, как я спокойно говорю об этом, как отстраненно описываю эту жуткую по сути своей сцену. Нет, поверьте, это не странно. Просто всё дело в том, что я каким-то шестым чувством сейчас понимаю: эта боль – в подбитом глазу, в измочаленных ребрах – легче и даже приятнее той, которая может придти после. Когда я, наконец, окончательно осознаю, что же произошло. Когда мозг перестанет блокировать мысли, рвущиеся наружу, и откроет путь потоку переживаний и болезненного осмысления случившегося. И та боль будет вовсе не похожа на боль от гематом и вывихнутых конечностей…
Так что сейчас я даже в каком-то смысле наслаждаюсь происходящим.
Наверное…
Но, блядь, в пах – это уже совсем не по-мужски! Так только девчонки бьют!
- Джейк! Джейк, остановись!
Я еле различаю сквозь звон в ушах знакомый голос друга.
И также внезапно, как начался, град ударов вдруг прекращается. Я корчусь на земле, прижимая руки к животу, и пытаюсь дышать. Просто дышать – не подняться, нет! И тем более не пойти в контратаку.
Просто дышать…
- Он… он… - захлебывается Джейкоб.
Понимаю, что вот, наконец-то, Блека прорвало. Он не кричит, не шипит от злости. Он – всхлипывает.
- Я знаю, Джейк. Пойдем.
- Спасибо, Джаспер, - из последних сил хриплю я, поднимая уцелевший глаз на друга.
Джаспер смотрит на меня сверху вниз. И в его взгляде нет сожаления. Еще никогда мой друг не смотрел на меня с таким… презрением? С такой ненавистью…
- Джас?
- Эй! – кричит он куда-то в сторону. – Эй! Присмотрите за… этим.
Он кивает в мою сторону так, словно это не я лежу на земле, истекая кровью и держась за отбитые части тела, а бездомная собака. Хотя и к ней Джас проявил бы больше сопереживания…
Вокруг начинают суетиться люди, чьи-то холодные пальцы ощупывают мне ребра, и я шиплю от боли. Наверное, всё произошло очень быстро, раз ни врачи, ни тем более полиция не успели отреагировать на драку.
Смутно понимаю, что мне помогают подняться и ведут куда-то. Но я не могу двигать ногами, не могу смотреть никуда, кроме как в спину уходящему прочь Джасперу, который обнимает за плечи дрожащего Блека. Я смотрю в спину моему бывшему лучшему другу и понимаю, что что-то сломалось.
Нет, не ребро. Не палец на ноге. Какая-то невидимая, неосязаемая часть меня, которая начала трещать еще когда я увидел слезы в глазах Беллы. Когда я сказал ей все те жуткие вещи… А сейчас эта часть разломилась пополам, и я внутренне обмяк. От бессилия и беспомощности.

Сейчас, когда моё сознание вдруг решило отдохнуть и ввело меня в блаженное состояние ступора, я не замечаю, а вернее, никак не реагирую на то, что меня ведут к карете скорой помощи. И даже не обращаю особого внимания на неуверенный разговор медбратьев…
- А стоит ли его туда?.. Он же с ней в одной школе учился. Да и вообще…
- А куда? Ты посмотри! На нем живого места нет! Ему срочно в больницу надо.
- Ну, может вперед?
- Ага, и где тогда Гаррет сядет? Он же не выносит рядом с трупами сидеть, сам знаешь.
- Придурок… и как только к нам попал? Неженка хренов.
- Ладно. Ему сейчас вроде ни до чего. Вон как физиономию-то разнесло. Да и печень ему, кажется, не хило отбили… Наверняка и не заметит. Да и я рядом буду.
В этот момент меня уже осторожно вталкивают в машину и опускают на какую-то скамью.
Приваливаюсь к стенке, прикрывая глаза. Через минуту начинает урчать мотор, и я чувствую, как мы трогаемся с места.
Скоро я буду в больнице. Ехать недолго – не больше пятнадцати минут. Дороги свободны, да и сирена свое дело сделает. И тут перед моими глазами очень четко и ярко всплывает образ машины скорой с синей мигалкой на крыше, с открытыми дверьми… и со скользящими в пазах носилками, уносящими вглубь кабины черный мешок, очертаниями напоминающий…
Мои глаза резко распахиваются. Хотя на самом деле распахивается-то только один глаз, а второй только больше начинает ныть от боли. Но мне достаточно и одного, чтобы увидеть, что прямо передо мной, на железных носилках лежит завернутое в черный полиэтилен тело. Тело Элис.
Мне становится плохо.
Нет, меня не выворачивает от ужаса, даже не тошнит. Но лоб покрывается испариной, дрожь пробегает по спине, и очень хочется отодвинуться подальше. Но дальше – некуда. Я и так изо всех сил вжимаюсь в стенку автомобиля.
- Прости, впереди мест нет, - извиняющимся тоном говорит кто-то слева.
Я оборачиваюсь. Видимо, это он помогал мне забраться внутрь.
- Ты как? Впрочем, идиотский вопрос… Потерпи немного. Скоро приедем.
Я снова перевожу взгляд на носилки.
- И это… не смотри лучше. Тебе же плохо станет. Всем в первый раз плохо.
Мотаю головой.
- Можно?.. – начинаю еле слышным шепотом.
- Чего?
- Можно мне взглянуть на нее?
Зачем мне это?! Это не я говорю, не я!
- Ты сбрендил, парень? – фыркает медбрат.
- Просто это моя… подруга. Я не верю, что она могла… Мне нужно ее увидеть.
- Угомонись. Лучше глаза закрой и постарайся расслабиться. Скоро доедем, и тобой займутся. А то, похоже, тебе и мозги отбили…
- Я не верю, что она мертва, - твердо заявляю я. Точнее, кто-то внутри меня, кто сейчас ворочает моим языком. Я бы сам, в трезвом уме, никогда бы…
- Уж можешь поверить, - невесело усмехается парень. Затем добавляет. - Жалко ее. Совсем молоденькая. И такая крошечная… На воробья похожа.
- Она не может быть мертвой!!! – вырывается у меня, и я кидаюсь вперед, одним движением расстегивая молнию на мешке.
- Бля… Ну что, доволен?! – мой попутчик, разозлившись то ли на меня за моё упрямство, то ли на себя за то, что не предугадал моего действия и не остановил вовремя, отодвигает меня в сторону и застегивает черный материал.
Но я уже увидел. Всё увидел. И мне достаточно и этого.
И вот теперь мне становится плохо по-настоящему. От ужаса – дикого, липкого и ледяного. Заставляющего держать глаза открытыми. Приковывающего слезящийся взгляд к уже вновь закрытом лицу Элис… Бледному, неестественно застывшему лицу с заострившимися чертами и прядками жгуче черных волос на белой коже.
Я только что увидел смерть. Она красивая.
Она красивая, холодная и… пугающая.
Неподвижная.
Спокойная.
И от этого спокойствия еще более жуткая.
Страшно…

Не замечаю, как доезжаем до больницы, как меня высаживают, как мимо скользят какие-то тени, какой-то неестественный свет… Фонари, люди, сирены… Ответы на автомате. Запах лекарств. Медсестра. У нее волосы подобраны, и в ушах видны маленькие сережки. Золотые колечки. Точь-в-точь, как у Элис…

Я всегда ненавидел больницы. Эти идеально чистые стены и полы, стеклянные двери и толпы людей в халатах не могут ассоциироваться ни с чем, кроме боли или страха. А вообще-то, и с тем и с другим одновременно. Они должны бы вселять уверенность в том, что тебе помогут, что всё будет хорошо и что обязательно найдется кто-то специально обученный, дабы избавить тебя от всех проблем. Ну, по крайней мере, от проблем со здоровьем. Но нет ведь. Меня передергивает, когда я вижу фигуру в белом халате, который мгновенно превращает ее из конкретного мистера, к примеру, Джонса со своими заморочками вроде любви к тайской кухне, Стиви Уандеру под утренний кофе и синим тапочкам с массажной стелькой, в человека из инкубатора – одного из тех, кто призраком бродит по этажам больницы и всем делает больно или, в крайнем случае, просто неприятно. Чрезвычайно неприятно. Иголками, скальпелем, спиртом на открытую рану или бор-машиной, но он всё равно каждый день под видом спасителя причиняет людям физическую боль. Во имя светлой цели, никто не спорит. Но именно из-за этого один только вид врача отзывается во мне холодком по позвоночнику и неконтролируемой дрожью.
Так было всегда. Если меня приводили лечить зубы, или делать прививки, или когда мне зашивали бровь после моего акробатического падения с качелей точнехонько на железное крепление опор.
Впрочем, может быть, здесь есть и другая причина, более глубоко скрытая. Не зря же мой любимый папаша – ведущий хирург…
В общем, не люблю я больницы. Всегда не любил и всегда их опасался.
Но сейчас… честно, сейчас мне плевать, что мне закатывают рукав и вкалывают в вену нечто, от чего почти мгновенно начинают слипаться веки, что кто-то прикладывает к распухшей губе лед, от которого боль лишь усиливается, что все вокруг суетятся, мешают друг другу и без умолку болтают. Я не слышу, не чувствую и не вижу. Не вижу перед собой ничего, кроме посиневших губ Элис. Кроме ее бледного высокого лба с неестественно спокойными бровями. Ее ресниц, неподвижно лежащих на бескровных щеках…
И мне хочется, чтобы у меня была какая-нибудь магическая штуковина, вроде пресловутой волшебной палочки. Чтобы, подобно старику Дамблдору, я мог достать из памяти эти образы и выбросить куда подальше. Совсем. Очистить кэш от этого ужаса…
Поэтому первый раз в жизни я заплетающимся языком произношу: «Да здравствует наркота…», и меня мгновенно затягивает черное беззвучное ничто.

Когда мозг снова проясняется, тело интуитивно вздрагивает, реагируя на неприятные ощущения во всех конечностях, на пульсирующую губу и не открывающийся левый глаз. А еще – на отсутствие такого привычного удара подушкой по голове.
От осознания того, что я еще не перенесся в сегодняшнее утро, я резко сажусь на больничной койке, хотя жалеть об этом начинаю, еще не достигнув вертикального положения. Если до этого тело просто ныло, то теперь оно начинает буквально верещать от боли. Но я почти сразу забываю об этом, потому что всё сознание занимает одна мысль: дикое желание проснуться под бубнеж младшего братца.
Пускай подушка.
Пускай опять по голове.
Пускай осточертевшее «Хеппи бёздэй, чувак!».
Пускай!
Лишь бы не было всего того, что я пережил несколько часов назад. Лишь бы все были живы. Лишь бы младшая Блек дышала и снова бродила по школе крошечным взъерошенным воробьем. Живым, теплым воробьем, у которого сердце колотится.
Пожалуйста!..
- Ты чего вскочил? Тебе лежать надо!
Хм. А вот и Эммет.
- Эм? – хрипение, вырывающееся из горла, я не могу опознать, как свой голос.
- Я здесь, здесь. Ты ложись давай.
- Который час?
Он секунду молчит – видимо, на часы смотрит.
- Почти одиннадцать.
Хорошо… Господи, еще час, и этот ад кончится. Ведь кончится, правда?
Я вновь закрываю глаза, и темнота, до этого так неохотно отпустившая своего гостя, вновь принимает меня в свои объятия…

Сколько прошло времени? Минута или полчаса? Судя по ноющей боли и белому потолку с лампами дневного света, я всё еще в больнице. Значит, час не прошел, и мне придется бродить по этому кошмару как минимум… ну, некоторое время точно придется.
- Эммет?
В ответ – ни звука. Неужели ушел?
Я, кряхтя, приподнимаюсь на подушке и оглядываюсь. Отдельная палата. Хм. Одно из двух: либо Джейкоб действительно неслабо меня отметелил, либо связи дражайшего папеньки сделали свое дело. Впрочем, не наплевать ли, Эд? Скоро всё это кончится. Скоро… Совсем скоро…
Я свешиваю ноги с койки и только сейчас обращаю внимание, что одежды моей на мне нет. Только голубая больничная рубашка. Всегда их терпеть не мог.
Придерживая раскалывающуюся от боли голову, словно боясь, как бы она не свалилась на пол, я ковыляю в коридор. Пить хочется… Надо Эммета найти, чтобы притащил мне газировки. Этот вечно голодный наверняка в буфете сидит.
Доковыляв до первого этажа, я останавливаюсь в нерешительности. Четко помню, что буфет налево, но что-то подсказывает мне, что надо остановиться и подождать. Чего ждать-то? Или кого? И словно отвечая на мой не высказанный вопрос, дверь, ведущая на улицу, отворяется и в холл входит шериф Свон. Вытирает платком лоб и шею, прячет пачку сигарет в нагрудном кармане.
При виде его, моя память превращается во взбунтовавшегося революционера: ударяет исподтишка под дых и, склонившись надо мной, скорчившемся от внезапных воспоминаний, начинает размахивать транспарантами с яркими, до боли живыми картинками. Рыдающая, вцепившаяся себе в волосы Белла, безжизненные глаза Джаспера, глядящего на меня с ледяной отрешенной ненавистью, золотые колечки сережек в ушах Элис... Мертвой Элис.
Хочется завыть.
Честно, еще никогда меня не обуревало такое дикое желание упасть на пол и начать биться головой о кафель. Чтобы боль, или кровь, или еще что-нибудь хоть частично стерли из сознания все эти жуткие вещи. Я не хочу о них помнить. Мне страшно. Блядь, мне так страшно, как не было еще никогда!
Ты, гребаный небесный ди-джей! Я хочу снова в утро! Хочу проснуться и пойти в гребаную школу! Сидеть на гребаных уроках! И чтобы всё было, мать его, как всегда!
- Эдвард?
Поток моих душевных терзаний прерывает голос Чарли Свона.
- Ты как? Я слышал, вы с Джейкобом повздорили…
Ага, повздорили. Как же…
- Спасибо, шериф. Я в порядке. Скажите, как Белла? Ей лучше?
- Она спит, - он хмурится и потирает переносицу. – Бедняжка столько пережила сегодня. Не знаю, что теперь делать. Возможно, стоит отправить ее в Джексонвилль, к матери.
- Не думаю, что это хорошая идея… - ляпаю я, прежде чем поток мыслей успевает разделиться на категории «можно озвучить» и «прикуси, мать твою, язык».
- Почему? – смотрит он на меня исподлобья.
Серьезно, если на вас исподлобья смотрит шериф полиции, как правило, ничем хорошим это не заканчивается.
- Я… не знаю, мне кажется, сейчас ей будет легче здесь, с друзьями, чем в городе, где она никого не знает.
Вот как. Моя изворотливость, судя по всему, не пострадала.
- Может быть. Я еще не решил. Ладно, поправляйся, Каллен. Привет отцу. И передай ему спасибо, что похлопотал о Белле.
Подавляю жуткое желание закатить глаза. Впрочем, сейчас мне важно другое.
- Шериф Свон!
Он оборачивается.
- Я просто… скажите, что произошло с Элис? Что она такого узнала, что решила… Ну, вы понимаете.
- Идет расследование, - сухо отвечает он и вновь собирается уйти.
- Шериф! – я почти цепляюсь за его руку. – Пожалуйста, мне очень надо знать. Вы же видели, что произошло у дома Блеков. Белла думает, что…
- Я пока не знаю, что думает Белла, - резко обрывает меня он. Хм, судя по всему, он действительно профессионал, раз презумпция невиновности для него уже нечто, въевшееся в кровь. – Но я узнаю, поверь мне. Я верю своей дочери. И в данном случае, не как отец. Я знаю ее. И знаю, что никогда ни при каких обстоятельствах она не станет безосновательно обвинять человека в чем-либо. Тем более, когда речь идет о таком… Так что с тобой у нас еще будет разговор, Эдвард.
- Нет, выслушайте меня, шериф, пожалуйста. Просто мне нужно знать, из-за чего в действительности Элис покончила с собой. Я сделал… кое-что, чего делать было не нужно. Но я и подумать не мог – понимаете?! – даже подумать не мог, что из-за такого пустяка она… она сможет…
- Видимо, это был не пустяк, Каллен.
- Но я не верю, что всё произошло из-за дурацкой тетради!!!
Шериф пристально смотрит на меня. Эта минута кажется мне несоизмеримо более тягостной и долгой, чем самые неприятные минуты в моей жизни. Минута ожидания правды. Минута, которая в итоге либо поставит на мне клеймо убийцы либо станет оправдательным письмом.
- Всё, что я могу сказать, - тяжело вздыхает шериф Свон, - это то, что Элис Блек сегодня днем звонила семейному психотерапевту. Тому, кто работал с ней и Джейкобом после гибели их родителей. Это всё. Больше сказать не имею права. Хотя и этого говорить не стоило. Иди в палату, Эдвард. Тебе надо отдохнуть. Как понадобишься – позвоню.

Что ж. Часть вины, которая тяжелой каменной глыбой разлеглась на моем сердце, сама собой испарилась. Во всяком случае, я не виноват на все сто процентов. Элис проглотила две пачки снотворного не просто из-за того, что она прочла в дневнике Беллы. Она узнала еще что-то. Что-то, ставшее для нее невыносимо тяжелым ударом.
Семейный психотерапевт? Уж кто-кто, а этот товарищ точно должен знать, что же на самом деле произошло в Сиэтле. Неужели он ей рассказал нечто, чего говорить было нельзя? Новая подробность смерти родителей, которую Элис не смогла вынести?
Что же это? Что?..
Взгляд рассеянно блуждает по сторонам, пока я направляюсь в сторону буфета, погрузившись в размышления. Но тут я цепляюсь за что-то непривычное. Что-то, что я не видел уже очень, очень давно. Останавливаюсь и начинаю судорожно оглядываться.
Стойка регистрации, цветы в вазе, редкие посетители, шорох разъезжающихся стеклянных дверей, часы на стене, уборщица с машинкой для мытья полов… Стоп. Часы.
Быстро перевожу глаза на стрелки, и замираю от ужаса.
Половина первого ночи.



Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-996-3#321646
Категория: Альтернатива | Добавил: Linzza (30.01.2011) | Автор: Linzza
Просмотров: 2064 | Комментарии: 45


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 451 2 »
0
45 pola_gre   (14.11.2018 13:08)
Цитата Текст статьи ()
Быстро перевожу глаза на стрелки, и замираю от ужаса.
Половина первого ночи.

Может часы спешат? Шериф про "сегодня" говорил... surprised

Спасибо за продолжение!

0
44 Апетамушта   (07.05.2011 01:01)
Переведите часы!!! Так не честно:(:(:(:(

0
43 21_centry   (11.04.2011 14:29)
ну почему именно в ЭТОТ день все встало на свои места???!!! cry cry cry cry cry cry

0
42 Амира   (31.03.2011 21:16)
cry cry cry cry cry cry

0
41 RedGirll   (23.03.2011 15:33)
упс .... в нетерпении и панике (уже я) жду продолжения surprised Спасибо

0
40 MysteryGirl   (22.03.2011 20:24)
о нет!!!!!!!только не говорите мне,что Элис умерла по правде?????НЕТ!!!НЕТ!!!НЕТ!!!!
не хочу,чтобы это было правдой!!!!!!:'( cry cry cry
пожалуйста,пусть все станет как прежде!!!!!!не убивайте Элис,пожалуйста!!!!!!!!!!!!!!!! дайте Эду еще один шанс!!!!да,он не заслужил,но пусть все станет как было!!!!
ПОЖАЛУЙСТА)))

0
39 Ам)   (19.03.2011 17:06)
огогго. я почему то сразу подумала, что как только он сотворит что то ужасное то сразу все станет как было..нц время..жеееесть. очень сильно жду продолжения

0
38 Беллатрисска   (18.03.2011 14:55)
Это же просто писец...Невозможно!!!Невероятно!!!Ужас!!!!!!!!! angry
Как он жить то дальше тогда будет???

0
37 Champagne   (12.03.2011 20:50)
как половина первого?
НЕТ!

0
36 Ann_Shafer   (21.02.2011 23:01)
О Боже, Боже, Боже ><
Неееет, только не это!!!
Чееерт.
Что же дальше?

0
34 Twilight-forever   (16.02.2011 13:56)
Это ужасно cry cry cry cry cry Может можно хотя бы 1 разок снова 17 апреля surprised sad cry cry cry cry cry cry cry cry cry cry cry cry cry cry

+2
35 EDDYforBeLLY   (19.02.2011 13:34)
он это заслужил. никто не виноват, что он вырос таким мудаком.

+4
33 shineon   (11.02.2011 23:34)
cry cry cry
это чудовищно... этого я и боялась. неужели теперь ничего не исправить?
спасибо за главу!

+1
32 Одинокий_Ангел   (06.02.2011 23:49)
surprised ЧТО? Этого не может быть cry этого не может быть!!! cry
спасибо за главу))

+4
31 Elewen   (06.02.2011 15:35)
То есть он теперь ничего не сможет переделать?

+2
30 narinna   (05.02.2011 16:14)
ВОт жуть!!!!!! Нет слов! Неужели "спираль времени" развернется именно в такой день?!

+4
29 vampire666   (05.02.2011 00:09)
святое дерьмо!! полпервого!! surprised
он действительно влип sad

+4
28 Спящая_красавица   (03.02.2011 17:33)
половина первого ночи?! surprised
т.е. рестарта уже не будет?! surprised
как так?! surprised
спасибо за главу

+4
27 Gem   (03.02.2011 13:00)
Вот он ужас без конца, как жить теперь ему дальше? Вывод напрашивается не самый приятный...

+4
26 Белая_птица   (02.02.2011 09:28)
похоже судьба подыскивала самый отвратительный день рождения!!!!
Или самый правельный!?!!?!

+4
25 FaPo   (31.01.2011 21:39)
Спасибо большое за продолжение!
Он же не может все так потерять ....

+3
24 Виксель   (31.01.2011 18:34)
Неужели всё останется так???!!!
я не верю в это((( может просто ему надо заснуть??
спасибо огромное за главу! С нетерпением жду проды! happy smile

+3
23 ErmiGURT   (31.01.2011 18:27)
cry cry cry ААА!!!Что????Этого не может быть!Он же всё осазнал...понял...пожалуйста,дайте ему шанс!!!!
Спасибо за главу!

+2
22 Ereneda   (31.01.2011 13:37)
Это просто кошмар!!!!!!!!!!!!

+2
21 Linzza   (31.01.2011 10:22)
Дорогие мои! Спасибо всем огромное за комментарии!

+5
20 LeraKa   (30.01.2011 22:23)
Жесть...Доигрался называется...Нет слов...
Спасибо за продолжение)

+3
19 Mleno4ka   (30.01.2011 21:25)
Эммм, черт, я кажется в шоке?!
Linzza, спасибо за главу!

+4
18 markela   (30.01.2011 20:43)
доигрался пацан...
Да, жесть. И уже никогда младшая Блек не будет "живым, теплым воробьем, у которого сердце колотится". и никакое пожалуйста не поможет.
Честно, я в шоке.
Спасибо автору за главу.

+2
17 valentinka84   (30.01.2011 20:37)
Эдвард еще не все осознал, потому что до сих пор больше всех жалеет себя, ИМХО

+2
16 drednoyts   (30.01.2011 18:08)
Так и знала, что очередной день рождения не наступит...

+1
15 Summer_17   (30.01.2011 17:52)
скорее всего часы спешат, думаю всё снова вернётся

1-30 31-44
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]