Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13574]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3669]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Останься прежде, чем уйти
Равнодушие – это болезнь, которой Эдвард и Белла заболели несколько лет назад. И к сожалению здесь медицина бессильна

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?
История Ренесми Карли Каллен.

Что снится дракону
Сны. Такие сладкие... как жаль, что приходится просыпаться.
Игра престолов, Дрого/Дейенерис.
Мини.

Другой путь
Шёл второй год Новой Империи. Храм джедаев лежал в руинах, Император восседал на троне во дворце на Корусанте. Дарт Вейдер бороздил просторы космоса, наводя ужас на провинившихся пред ликом Империи.
Всё именно так… Но мало кто заметил, что на пару лет раньше события пошли совсем по иному пути…
История по миру «Звёздных войн», призёр фанфик-феста по другим фандомам

Сталь и шелк, или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг. AU примерно с середины 6 книги Роулинг. Все герои, сражавшиеся против Волдеморта, живы!

Bonne Foi
Эдвард обращен в 1918 году и покинут своим создателем. Он питается человеческой кровью, не зная другого пути... Пока однажды не встречает первокурсницу Беллу Свон, ночь с которой изменит все.

Новая История
Автокатастрофа, унесшая жизнь родителей Кристи, изменила жизнь не только девочки, но и жизнь Калленов...
"Она не спала, но и не замечала меня. Смотрела в потолок немигающим взглядом.
- Кристи, - мягко позвал я, девочка посмотрела на меня и прошептала:
- Ты другой..."

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 434
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Продолжение по Сумеречной саге

Солнцестояние. Глава 1. Побег

2016-12-8
12
0
Глава первая.

Побег mp3

Как всегда осень в Англии наступала рано. Уже в начале сентября по ночам случались заморозки, ни один день не обходился без дождика, нудного и серого, листва громадных вековых тисов в аллее перед нашим домом начала желтеть и облетать.
В глубине аллеи спрятался двухэтажный особняк в викторианском стиле с красными кирпичными стенами, потемневшими от времени и влажности, черепичной крышей и белым крыльцом с колоннами. Вся южная стена дома была наглухо заплетена плющом, его блестящие восковые листочки не поддавались заморозкам и мужественно зеленели, оживляя слегка мрачноватый облик этого старинного особняка.
Отец купил этот дом в западной части Лондона на Санди Роуд в глубине обширного парка Хемптед Хит, год назад, когда я вместе с Джейкобом поступила в Лондонский университет, точнее в Университетский колледж Лондона, чтобы хотя бы на каникулах проводить все время вместе, не тратя время на трансатлантические перелеты. Местом нашей новой жизни Англия была выбрана не случайно. Отец горячо поддерживал этот выбор еще и потому, что был уверен, что моя студенческая жизнь в чопорной, снобистской Англии будет протекать гораздо спокойнее, чем в Америке. Хотя Джейкоб, конечно, был не в восторге. Он чувствовал себя в Англии не в своей тарелке, кроме того, ему было не по себе вдали от стаи. Но без стаи он еще мог прожить, ведь он неоднократно сбегал и подолгу бродил как волк-одиночка, а вот вдали от меня его сердце разрывалось. Кроме того, его индейская внешность могла бы стать препятствием к поступлению, но для Калленов не существовало никаких преград. Он, так же как и я, с легкостью поступил в один из старейших и престижнейших университетов Старого Света. И это притом, что он, по сути, не закончил даже школу в резервации Ла-Пуш в Форксе.
Я тоже не смогла ходить в школу, из-за того, что слишком стремительно взрослела. Моим образованием занимался Карлайл. Обладая поистине энциклопедическими знаниями в самых разнообразных областях, он смог привить мне любовь к точным наукам, которые давались моему наполовину вампирскому мозгу с удивительной легкостью. К пяти годам я завершила основной школьный курс и экстерном сдала выпускные экзамены в школе Форкса, получив аттестат зрелости (благо, что выглядела я на лет на пятнадцать, поэтому не повергла экзаменаторов в шок). Официальной версией было то, что из-за слабого здоровья раньше я не могла посещать школу, получая образование на дому. И, конечно же, в моей метрике фигурировали не мои настоящие родители, а стояли вымышленные имена, по документам я приходилась моему отцу Эдварду дальней родственницей, оставшейся сиротой после смерти родителей, а моим опекуном был Карлайл. Выглядело все это, по правде сказать, не совсем убедительно, так как внешне я совсем не походила на чахлого болезненного ребенка. Но, видимо из-за щедрых пожертвований доктора Каллена в фонд школьной библиотеки, лишних вопросов никто задавать не стал. Так я стала выпускницей той же школы в городке Форкс, что всего пятью годами ранее закончили мои мама и папа, Элис и Джаспер, а еще годом раньше – Эммет и Розали. Кроме школьной программы, к этому времени я в совершенстве владела пятью языками, не считая английского – немецким, французским, итальянским, испанским и латынью. Отец научил меня довольно хорошо играть на рояле, хотя до него самого и Розали мне было, конечно же, далеко. Мой необычный мозг впитывал знания как губка, и ничего из узнанного мною, из памяти не стиралось.
Мое детство было волшебным, сказочным. Причем в прямом смысле этого слова. Ведь практически все без исключения мои родные, по сути, были сказочными, мифическими персонажами. Даже Чарли и постепенно ставшая его подругой Сью Клируотер имели отношение к миру сверхъестественного – папа вампирши и мама оборотней. Чарли прекрасно воплощал в жизнь девиз, придуманный для него Джейкобом: «Меньше знаешь, крепче спишь» и постепенно совсем перестал удивляться чему-либо. Он просто жил сегодняшним днем, радуясь возможности видеться с пусть изменившейся внешне, но живой и здоровой дочерью, и своей уникальной, ни на кого не похожей, внучкой. Единственное, к чему никак не мог привыкнуть Чарли, это к моему ускоренному темпу развития. Он постоянно покупал мне игрушки, из которых я уже выросла вчера. Хотя я ни разу не выдала этого, чтобы его не огорчать. Однажды родители решили, что пришло время познакомить меня с моей бабушкой, мамой Беллы, Рене. Это нужно было сделать до того, как мой ускоренный рост совсем перестанет укладываться в период времени, фактически прошедший с моего появления на свет. Ведь басни о том, что я дальняя родственница Эдварда, усыновленная Карлайлом, с Рене, как когда-то и с Чарли, пройти не могла: мое происхождение с головой выдавали глаза цвета молочного шоколада и кудри, в точности, как у Чарли. Недалекая умом, но очень проницательная сердцем, Рене, конечно же, почувствовала бы ложь, а этого Белле хотелось меньше всего. Когда мне исполнилось четыре, я выглядела лет на семь-восемь, но с помощью некоторой актерской игры и дизайнерского таланта тети Элис, было возможно хотя бы немного приблизить меня к моему реальному возрасту. Так или иначе, знакомство состоялось. Рене приехала к нам одна, так как Фил снова играл за какой-то бейсбольный клуб в Южной Каролине и вырваться не смог. Я даже думала, что так было спланировано специально. Чем был уже круг людей, прикоснувшихся к тайне существования нашей необычной семьи, тем лучше, для их же блага. Рене, конечно же, была потрясена увиденным: дочь, изменившаяся до неузнаваемости, а еще - я. Я как могла, старалась изображать четырехлетнего ребенка, но все равно время от времени ставила Рене в тупик своими не по- детски глубокими замечаниями и грамматически правильной, логически выстроенной речью. Хотя Эдвард предусмотрительно составил с Рене разговор насчет моих необыкновенных способностей к обучению, с гордостью поведав ей, что я настоящий вундеркинд, все равно, простодушная Рене время от времени изумленно охала и смотрела на меня как на живое воплощение Будды. А когда отец, поддавшись своей отеческой гордости, попросил меня сыграть Рене на рояле, бабушка разрыдалась как ребенок. Видимо, нужно было выбрать пьесу попроще. Рене уехала, потрясенная и изумленная, с искренним убеждением, что на свете нет бабушки счастливее ее, ведь ее внучка – золотой ребенок, неземное существо. К сожалению, на ближайшие лет десять-пятнадцать, наше знакомство прервалось по известным причинам.
Когда мне исполнилось девять, на семейном совете было принято решение, что нам с родителями нужно уехать из Форкса, чтобы я смогла продолжить образование в колледже или университете. Причем уехать нужно было так далеко, чтобы ни в коем случае не пересечься ни с кем из знакомых. Лучше всего было и вовсе покинуть Новый Свет и перебраться в Европу. Так, конечно, было меньше уединенных мест, с лесами, населенными крупной дичью. За то можно было начать новую жизнь, не опасаясь быть разоблаченными. Переезд в какие-либо экзотические страны не рассматривался, поскольку мы не должны были привлекать внимание людей ни внешностью, ни привычками. Европа подходила больше всего. А во всем Старом Свете не было места более туманного и дождливого чем Англия. И естественно, с нами вместе уезжал Джейкоб. Находиться на расстоянии от меня, да еще таком значительном, было бы выше его сил.
Мои родители из-за цепи известных событий, а в основном из-за моего незапланированного и драматичного появления на свет, и последовавшего вслед за этим противостояния с Вольтури, так и не смогли осуществить мечты об учебе в университете. Теперь, имея девятнадцатилетнюю дочь (внешне я выглядела именно так, хотя на самом деле мне едва исполнилось десять), они, конечно же, не могли стать студентами. Притворяться однокашниками и изображать брата и сестер, было, по крайней мере, глупо. После всех испытаний, что им пришлось пережить, Эдвард и Белла больше не чувствовали себя юными и беспечными. Студенческая жизнь больше их не привлекала. Только до встречи с Беллой Эдвард мог из года в год возвращаться в школу. Теперь у них была я, и совсем другая, взрослая жизнь. И вновь безотказно сработала магия семьи Калленов. Родители в одночасье стали обладателями дипломов Гарварда: отец в области искусствоведения и музыкальной критики, а мама – в области социологии. Эдвард иногда писал статьи для музыкальных журналов, некоторые известные исполнители классической музыки присылали ему для прослушивания и рецензии записи своих произведений. Обладая недюжинным композиторским даром, исключительным даже для вампира музыкальным слухом и чувством стиля, Эдвард Каллен был неоценимым музыкальным критиком, и с его мнением считались многие в английских музыкальных кругах. Однако создавать себе популярность по известным причинам отец не хотел. Мама своим дипломом так и не воспользовалась, предпочитая заниматься моим воспитанием и ведением домашнего хозяйства. Она с удовольствием подолгу возилась в саду, ее розы были предметом зависти всех соседей.
Некоторые проблемы создавало то, что мой вечно семнадцатилетний отец и восемнадцатилетняя мама выглядели едва ли не моложе меня, поэтому Белле приходилось прикладывать немало усилий (не без помощи тети Элис – эксперта в области косметики и моды), чтобы выглядеть не на восемнадцать, а хотя бы на тридцать. Тщательно продуманная (конечно не мамой, а Элис) одежда, прическа и специальный «возрастной» макияж делали возможным общение с людьми, не вызывая изумления их сверкающей молодостью. Хотя множество испытаний сделали маму и папу взрослее духовно, это никак не отразилось на их ослепительной красоте. Любое модельное агентство отдало бы душу за модель с такой внешностью как у Эдварда, а Белла легко могла бы выиграть любой конкурс красоты. Отцу также приходилось носить на людях строгие костюмы, и приглаживать свои вечно спутанные бронзовые волосы в аккуратную прическу, хотя все равно при его появлении на концерте симфонической музыки, в опере или на благотворительном вечере, куда изредка, чтобы не вызывать пересудов слишком уединенным образом жизни, выходили мои родители, все женщины обязательно сворачивали себе шеи. Из-за отказа от человеческой крови глаза у моих родителей не имели того зловещего багрового цвета, что отличал бессмертных, охотящихся на людей. Глаза Эдварда в зависимости от степени жажды могли быть то черными как ночь, то светло-золотистыми, как топазы. Глаза мамы, в будущность ее человеком, имевшие цвет молочного шоколада, и которые я унаследовала, после превращения были ярко алыми, как у всех новорожденных, и лишь спустя четыре-пять месяцев, изменили цвет на золотистый, цвета расплавленного золота. Вначале люди шептались, удивленно наблюдая эту ослепительную пару, а когда узнавали, что их дочь - студентка университета, теряли дар речи. Но людское внимание недолговечно, и постепенно окружающие привыкли к нашей необычной семье, и стали воспринимать ее как нечто удивительное, но уже привычное.
Джейкобу было проще, в тот момент, как шестнадцатилетним подростком он впервые превратился в волка, он в одночасье вырос и повзрослел, но одновременно, перестал меняться. И хотя физически ему исполнилось двадцать шесть, выглядел он моим ровесником, только был очень крепким и высоким. А уж в душе, Джейкоб и вовсе оставался вечным ребенком.
Расположение дома было выбрано очень удачно. Сразу же за домом начинался обширный старинный парк, заросший и безлюдный, больше похожий на лес. В парке в изобилии водились олени и косули, так что родителям не приходилось удаляться от дома, чтобы поохотиться. Раз в месяц они ездили в Шотландию, охотиться в заповеднике на более крупную дичь, а заодно повидаться с дружественным кланом вампиров, Шивон и Лиамом, а особенно с самой юной из шотландских вампиров – Мегги. Белла подружилась с ней еще во время памятного противостояния с Вольтури.
Я крайне редко присоединялась к родителям во время охоты по нескольким причинам. Во-первых, я могла удовлетворять свои потребности с помощью человеческой пищи, которую готовила по старой памяти мама, и составляла Джейкобу компанию за столом. Во-вторых, кровь животных мне категорически не нравилась еще с детства. Охота на людей не рассматривалась в качестве варианта никогда, Джейкоб, с его врожденным инстинктом защищать человеческие жизни, просто не перенес бы этого. Поэтому совместная охота с родителями была для меня скорее семейной традицией, вроде похода на пикники в выходные. Джейкоб в охоте не участвовал, прежде всего, потому, что мы жили в черте мегаполиса, и случайная встреча прохожего в парке, пусть и больше похожем на лес, с волком ростом с лошадь, могла бы стать началом нашего краха. В Шотландию отец меня с собой не брал, опасаясь, что моя человеческая половина делает меня более уязвимой, чем он и мама, и крупная дичь, вроде медведей, сможет меня покалечить. Ведь проверять мою уязвимость не пришло бы в голову никому из родных. Постоянно находясь среди людей, я постепенно привыкла к сухому жжению в горле – проявлению жажды, неотъемлемой части вампирской половины моей натуры. Однако с жаждой я легко справлялась даже будучи нескольких дней от роду. С годами моя тяга к человеческой крови постепенно, как мне казалось, и вовсе угасла. Карлайл перестал давать мне донорскую кровь, когда мне исполнилось семь лет. Проведя какие-то медицинские исследования, он решил, что она уже не так жизненно мне необходима. Труднее всего было, если при мне у людей случались травмы. При запахе свежей крови, огонь в горле становился сильнее, но я научилась немедленно задерживать дыхание, а незаурядный самоконтроль, видимо достался мне по наследству. Во время учебы Джейкоб старался, насколько это было для него возможно, проводить большую часть времени в общежитии, а я каждый вечер возвращалась домой. В каникулы же мы оба жили в доме моих родителей.
Правда, Джейк, несмотря на то, что уже долгое время постоянно находился около вампиров, предпочитал все же ночевать не в большом доме, где жили все мы, а рядом, в маленьком домике для прислуги, которой по понятным причинам у нас не было. Я никогда не понимала, почему вампиры и оборотни воротят носы от запаха друг друга. Мамин запах я вообще считала лучшим на свете, у отца тоже был очень приятный запах солнечного света, меда, сирени и еще чего-то неуловимо прекрасного. От Джейкоба и, правда, пахло своеобразно, но его терпкий, со звериным оттенком дух, заставлявший морщиться Элис и, особенно, Розали, мне совершенно не был неприятен. Белла и Эдвард, кстати, тоже никогда не жаловались на это, хотя Джейкоб находился возле меня, а, соответственно, и с ними рядом практически постоянно. Но я догадывалась, что, скорее всего, они просто об этом умалчивали.
Сейчас было начало сентября, занятия начинались лишь через неделю, и мы все еще наслаждались последними свободными деньками. Я сидела на подоконнике, обхватив руками колени и задумчиво разглядывая поздние осенние цветы в цветнике под окном, уже слегка побитые первыми заморозками.
Отец сидел в кресле у камина, с газетой в руках, мама – на софе, подобрав под себя ноги, и что-то рисовала в блокноте, мурлыкая себе под нос.
Эта сцена была столь обыденной, что окинув взглядом эту семейную идиллию, я невольно улыбнулась. На свете не было более необычной семьи, чем наша.
Вот и сейчас, разрушая налет обыденности, сквозь белую пену французских штор пробивались лучи закатного солнца, и когда они падали на мамину щеку или папину руку, на стенах играли блики от тысяч алмазных граней, которыми сверкала их кожа. Никогда я не уставала любоваться странной, невероятной красотой моих удивительных родителей.
Полюбовавшись игрой разноцветных бликов на стенах, я снова погрузилась в свои мысли.
- Даже не думай, - строго сказал Эдвард, не поворачивая головы в мою сторону и не отрываясь от сегодняшней «Таймс», которую он читал.
- А что я сделала? – спросила я как можно невиннее.
- Еще не сделала, но уже подумала, - ответил отец.- Ночной клуб не лучшее место для юной леди.
- Пап, со мной ничего не случиться, Джейкоб не позволит никому причинить мне вреда, ты же знаешь.
- Вот этого-то я и боюсь. Джейкоб ни в чем не может тебе отказать. Он, как воск, в твоих руках, всегда идет у тебя на поводу, - как всегда, когда речь заходила о Джейке, папин голос становился сердитым, - а Элис не видит ни тебя, ни Джейкоба, так что ваше будущее для нее вечная тайна и вечная головная боль.
- Ну, папочка, там будут все мои друзья!
- Ренесми, - твердо, сухо и даже торжественно произнес отец. Он всегда называл меня полным именем в присутствии мамы, которой категорически не нравилось придуманное мне Джейкобом прозвище Несси, а также тогда, когда хотел придать разговору пафосность. - Ты знаешь, какой опасности ты всех нас подвергаешь, когда выходишь в свет. Потеряв на секунду самообладание, ты можешь раскрыть свою тайну людям, а Вольтури только и ждут повода снова обвинить нас в нарушении закона. Ты отлично знаешь мнение Кая относительно твоего существования на свете. Ты знаешь жгучее желание Аро…
- Да, да, папа, об этом я знаю с малолетства, - тут же прервала я, хотя от упоминания о старейшинах Вольтури у меня снова, как и всегда, по позвоночнику пополз липкий холод. - Я научилась контролировать свои желания практически с рождения. Я уже не помню вкус человеческой крови, я забыла о нем с того момента, как Карлайл решил, что я уже полностью сформировалась, и мне она уже не так необходима. Я привыкла есть человеческую пищу, даже иногда нахожу ее вкусной, особенно люблю стейки с кровью в том ресторанчике в Сохо. Я отлично держу себя в руках, да и Джейк не даст мне увлечься, тут же утащит подальше от людей.
- Да милая, я знаю, - прозвенели хрустальные колокольчики маминого голоса. - Джейк никому не даст тебя в обиду, и, если потребуется, отдаст за тебя жизнь. Но нам это как раз и не нужно. Важно не дать повода для провокаций. Мы поэтому и живем так уединенно. А тебе обязательно нужно поехать на эту вечеринку?
- Ренесми, - снова вмешался в разговор отец. – Вчера звонила тетя Элис, она видела какие-то смутные видения относительно планов Вольтури. Они что-то замышляют, Аро разрабатывает новый план, и он снова касается нас. Это очень пугает. Конечно, никто и не надеялся, что они оставят нас в покое. Они не привыкли отступать, и жаждут реванша. Но раньше кроме желания Кая уничтожить тебя, как ошибку природы, и скорее исследовательского интереса Аро к тебе, Элис ничего не видела. А теперь у Аро возникают новые планы. А получить тебя они могут лишь в одном случае – если ты нарушишь конспирацию. Зная их любовь к многоходовым интригам и провокациям, я бы на твоем месте не высовывал носу из дому. И еще лучше хотя бы на короткое время уехать подальше, например к Зафрине и Сенне на Амазонку, или хотя бы на Аляску в Денали к Тане. Там тебя с нетерпением ждет Кармен. Причем я готов отпустить тебя даже вдвоем с Джейкобом, чтобы хотя бы на время сбить Деметрия со следа. Ведь ни Джейкоба, ни других волков, эта ищейка не чувствует, так же как не видит их и твоего будущего Элис. Хотя последнее обстоятельство меня отнюдь не радует. Тебя он может разыскать, но с большим трудом. Для подстраховки с вами могут поехать Квил и Эмбри, я думаю, что Сэм отпустит их и обойдется без двух волков в стае. Тем более что с нашим отъездом количество вампиров на их территории уменьшилось. Трое волков смогут защитить тебя от слуг Вольтури.
- От громил вроде Феликса, да, но только не от Джейн и Алека, без моего щита они будут совершенно беззащитны - возразила мама, и ее лицо исказилось от болезненных воспоминаний, - Девочка моя, послушайся отца, ты же знаешь, зря он беспокоиться не станет, - умоляюще произнесла она и ее хрустальный голос дрогнул.
- Ну, хорошо-хорошо, ну ее, вечеринку, - примиряющее произнесла я, подумав, что, хотя беспокойство отца не бывает напрасным, перегибать палку в вопросах безопасности семьи – это его конек.
- Это не так, - грустно и с укором произнес Эдвард. Просто ты и мама самое дорогое в моей жизни. И еще это счастье мне слишком дорого досталось…
Мне стало стыдно. Как и всегда, когда отец читал в моих мыслях то, что вызывало в его глазах боль. Вот как сейчас. Джейк как-то мне рассказал, что когда мама носила меня под сердцем, а из-за несовместимости моего организма и ее, слабого человеческого, она медленно умирала, он видел в глазах Эдварда человека, который горел заживо. И каждый раз, когда я чем-то огорчала отца, я видела в его глазах языки того пламени.
- Тогда я пойду к себе, - сказала я как можно безмятежнее, - поздно уже, спать хочется. А завтра поговорю с Джейком относительно поездки. Может ты и прав, что нужно уехать, ведь до начала семестра целая неделя, а я с удовольствием увиделась бы с Зафриной, или с Кармен. Можно съездить в гости к Уйлин. Хотя нет, боюсь Джейку эта идея не понравится, ведь когда Науэль начинает смотреть на меня так, Джейк готов оторвать ему голову.
- Да, кстати, а где Джейкоб? – спросила Белла. – После обеда он куда-то умчался, и с тех пор я его не видела.
- Наверное, гоняет на мотоцикле по округе, - как можно непринужденнее ответила я, стараясь ни за что не подумать о том, что Джейк уже битый час торчит под моим окном, чтобы увезти меня на мотоцикле в ночной клуб «Вендом» в Челси, где на вечеринке по поводу окончания каникул нас ждали друзья.
- Без тебя? – удивилась мама.
- Так вы с отцом запретили мне кататься на мотоцикле! Хотя я точно знаю, что ты до моего рождения этим увлекалась, - ответила я, с радостью переводя разговор на другую тему.
- Это было давно, с тех пор многое изменилось, - грустно сказала мама.
Я снова почувствовала укол совести. Я знала, что этот период человеческой жизни мама не любила вспоминать больше всего, ведь именно тогда, когда Эдвард принял роковое решение оставить Беллу, как он думал, ради нее, они оба чуть не погибли.
Стараясь думать только о том, как устала, как хочется спать, и ни в коем случае не впускать в свою голову мысли о Джейке под окном, я поднялась в свою комнату, быстро переоделась (в лондонских клубах не было принято девушкам появляться в джинсах), как можно тише открыла окно и спрыгнула прямо в его объятия.
Благодаря моим необычным способностям все это я смогла сделать мгновенно и совершенно бесшумно. С моими родителями обычные подростковые штучки пройти не могли, ведь нельзя соврать отцу, который читает твои мысли, так же как невозможно тайком удрать из дома, если твоя мать слышит каждый твой вздох и биение сердца, находясь в гостиной на первом этаже. Но я постепенно училась отвоевывать у всевидящего отца свое личное пространство миллиметр за миллиметром, не пуская в свою голову мысли, о том, о чем ему, по моему мнению, знать не полагалось. Подарком судьбы я также считала то, что тетя Элис не видела моего будущего и будущего Джейка, а так как мы были практически неразлучны, мои фокусы всегда оставались для нее сюрпризом. Это очень раздражало ее и моих родителей, я меня наоборот очень устраивало. Вот и сейчас, если бы Элис могла видеть мое будущее, я бы уже сидела под замком. А я вместо этого прижималась всем телом к широченной спине Джейка, изредка подставляя лицо ледяному ветру, развевавшему мои локоны, выбившиеся из-под мотоциклетного шлема.

ФОРУМ


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/36-33373-1#3362232
Категория: Продолжение по Сумеречной саге | Добавил: MissElen (03.08.2016) | Автор: Юлия Данцева
Просмотров: 562 | Комментарии: 21 | Теги: Белла, эдвард, Ренесми, Джейкоб


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 21
+1
20 Элен159   (08.09.2016 19:59)
Что тут скажешь? Хоть и выглядит старше, но в душе же наша Ренесми пока еще маленькая девочка. Вот и хулиганит, как может... biggrin

0
21 MissElen   (08.09.2016 23:05)
Хоть и мало лет отпущено девочке на детство, но все-таки оно есть dry

+1
18 lyolyalya   (13.08.2016 19:58)
ОХ, Ренесме! Накликает беду на всех! А Джейк действительно во всем ей потокает! Надеюсь, что неприятности не начнутся именно с этой вечеринки! Но.... уверенна что будет именно так! Страшно даже подумать о последствиях! Спасибо за главу, пошла читать дальше! happy

0
19 MissElen   (16.08.2016 13:36)
От судьбы не уйдешь и неприятностей иногда не избежать ... dry

+2
16 Январия   (12.08.2016 14:34)
Спасибо большое за главу! Как здорово написано, чётко, последовательно. Я плавно снова окунулась в мир Сумерек. Ренесми уникальный ребенок, начиная с её зачатия, рождения и проявившегося дара. Этот груз ответственности давит на неё, хоть она всё и понимает. Поэтому, как и любому нормальному подростку ей хочется развлечься. Научилась находить уловки, чтобы скрыться от всевидящего ока родителей и воспользовалась ими, чтобы улизнуть на вечеринку. Только кажется мне, что выйдет им это с Джейкобом боком... Пошла дальше smile

0
17 MissElen   (13.08.2016 00:48)
Непослушание родителям всегда выходит боком tongue

+1
13 SvetlanaSRK   (09.08.2016 10:17)
Вот ведь, ищут приключения на одно место! wink Спасибо!

0
14 MissElen   (09.08.2016 12:59)
Иначе неинтересно wink

+1
12 Stasya765   (08.08.2016 09:06)
Ренесми просто озорница, как и Джейкоб. И пусть один из них физически достаточно взрослый, но в душе еще совершенно дети. Иначе разве бы они совершили такой поступок; зная, что опасность следует по пятам, отправились в клуб. Ох, кажется что-то назревает. И это что-то на букву В? smile
А Ренесми не сидит на месте, умная девочка, учится обходить стороной таланты родителей. Вот только интересно, как у нее это получилось? smile
Спасибо за главу! smile

0
15 MissElen   (09.08.2016 13:03)
Цитата Stasya765
И это что-то на букву В? smile


Возможно эта не та "В" что кажется очевидной wink

+1
10 lulusha81   (07.08.2016 00:52)
Очень многообещающее начало, прошу меня в ПЧ.

0
11 MissElen   (07.08.2016 15:24)
Записала, обещания не разочаруют wink

+1
8 Миравия   (05.08.2016 19:40)
Ох. Чую, последствия необдуманного поступка не заставят себя ждать

0
9 MissElen   (05.08.2016 19:58)
Если на сцене висит ружье, то рано или поздно оно должно выстелить wink

+1
6 Dunysha   (04.08.2016 13:45)
ох шалунья, хо проказница, как бы эта поездка не вышла боком

0
7 MissElen   (04.08.2016 15:07)
Обязательно выйдет, как же, без этого wink

+1
3 Lana4858   (04.08.2016 12:57)
Прикольненько. И как же Ренесми удается сбежать, если у нее очень чуткие родители. Или они побегут за ней? Подождем.

0
4 MissElen   (04.08.2016 13:20)
Дети всегда найдут как обхитрить и усыпить бдительность самых чутких родителей wink

+1
2 Alice_Ad   (04.08.2016 10:48)
Спасибо! Очень жду продолжение.

+1
1 prokofieva   (04.08.2016 07:25)
Спасибо , приятно вновь окунуться в ностальгию Сумерек .

0
5 MissElen   (04.08.2016 13:22)
friends

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: