Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1220]
Стихи [2314]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13567]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8169]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3665]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Чудо должно произойти
Сегодня сочельник. В воздухе витает ощущение чуда. Я настолько физически осязаю его, что невольно останавливаюсь, пытаясь понять, что может измениться. У меня есть заветная мечта, почти несбыточная. Я лелею ее, каждый раз боясь окончательно признать, что ей не суждено осуществиться.

Дверь в...
После смерти бабушки Белле в наследство достается старый дом. Раз в год на Хэллоуин в подвале открывается тайная дверь. Что девушка найдет за ней, если рискнет зайти?..
Эдвард/Белла/параллельные миры.
Завершен.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Дело Эдварда Каллена
На каждую ситуацию и даже преступление можно посмотреть с разных точек зрения.
Просто прохожий, сыщик, убийца, коллега, свидетельница, кто-то ещё?
Да, наверняка, просто он пока не представился.

Мороз узоры рисовал
Вы соскучились по зиме? Ждёте снега и праздников? В сборнике зимних историй «Мороз узоры рисовал» от Миравии отыщутся и морозы, и метель, и удивительные встречи, и знакомые герои. И, конечно, найдётся среди строк историй сказка. О любви.

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?
История Ренесми Карли Каллен.

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Фанфики каких фандомов вас интересуют больше всего?
1. Сумеречная сага
2. Гарри поттер
3. Другие
4. Дневники вампира
5. Голодные игры
6. Сверхъестественное
7. Академия вампиров
8. Игра престолов
9. Гостья
Всего ответов: 483
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

С винтовкой под кроватью 2. Глава 15. Часть 2

2016-12-6
18
0
Трясущимися руками Том свинчивает крышки и всыпает оставшиеся таблетки ксанакса в бутылку. При этом бедняга безуспешно пытается взболтать полученный коктейль, дабы добиться однородности. Ну, что вы хотите – мальчик не учил химию. Даже я, отнюдь не доктор химических наук, знаю, что ксанакс в спирте растворяется плохо, практически не растворяется. Но дело сейчас не в этом. Дело в том, чтобы Карлос не выплюнул таблетки. Виски послужит просто проводником и облегчит мою задачу.

- Давай сюда. И держи этого гада. Крепко держи.

Том послушно выполняет мои приказы, как собачка команды хозяина. Но так оно и есть. Не учитывая того прискорбного факта, что истинный его хозяин Виктор, а я и сама вынуждена послушно приносить палочку и стоять на задних лапках.

- Карлос, вы не передумали?

- Что происходит? Я ничего не понимаю!

- Прикинуться дурачком? Не самая плохая тактика, но со мной не катит.

Осторожно зажимаю Карлосу нос и запрокидываю голову. Куда он теперь денется, проглотит виски с ксанаксом как миленький.

Бедняга пытается дёргаться, пытается что-то предпринять. Но это что-то лежит за гранью возможностей человека. И виски послушный законам физики втекает в пищевод, только несколько капель падают на дорогую чёрную рубашку и на не такой уж дорогой асфальт.

- Теперь, полагаю, разговор у нас пойдёт более продуктивный. Скажите, Карлос, вы знаете, для чего принимают ксанакс?

- Это какой-то транквилизатор.

- Будем считать, что ты угадал. Но это не главное. Виски всё равно усиливает действие лекарств. Это первое. Второе – его нельзя мешать с ксанаксом. А вот третье - это передозировка, которую вы сейчас же схлопочете.

- Хочешь меня убить?

- Бу! Нет, кончено. Хочу договориться.

Но ксанакс, сволочь, уже действует. Карлос обводит меня нечётким взглядом, трясёт головой и с трудом подбирает слова. Его речь становится всё менее внятной, а голос всё более тихим.

- Быстро подписываете бумаги, и мы едем в больницу делать промывание, пить активированный уголь и всё прочее что в таких случаях нужно делать. Ну?

На минуту в душу закрадывается сомнение – а правильно ли я всё рассчитала? Правильное ли выбрала средство давления? Что, если этот Карлос и в самом деле крут? Но нет, он не крут. Он дрогнул и трясущейся рукой подписал все подсунутые листки, даже не глядя.

Мораль простая. Как бы круты они не были, все эти подонки, круты до тех пор, пока сидят в своих надёжных бронированных тачках и прячутся за спинами бодигардов. А стоит припугнуть смертью, распускают сопли и готовы на всё лишь бы пожить ещё.

***


Вечером того же дня кидаю Виктору подписанные бумаги – редкий случай, когда мне удалось его подловить, а не растрачивать нервы на наглых подручных.
Виктор сидит за горой бумаг в своём кабинете и при моём «триумфальном» появлении считает необходимым изобразить удивление.

- Не ожидал от тебя, – говорит он, просмотрев на украшенные закорючками Карлоса чистые листы.

- А чего ты ожидал? – усаживаясь на стул и забрасывая ногу на ногу, интересуюсь я.

- Честно? Ничего. – Виктор откладывает бумаги и, подумав, выдаёт небезынтересную информацию: – Ты должна была просто довести до Карлоса суть проблемы. И всё.

- То есть выступить в роли гонца, принесшего дурные вести?

- Типа того. Но я забыл, что ты способна на большее.

- Это просто твой Карлос оказался ни на что не способен.

- Ты его покалечила? – высказывает вполне разумную догадку Виктор.

- Ни одного синяка.

- Почему же он в больнице?

- Так ты уже знаешь?

- Знаю. – Хмурится Виктор. – И я не одобряю этого.

- Прости, но если ты знаешь это, то должен знать и то, что Карлос попал в больницу с отравлением. С обычным пищевым отравлением.

Ну, да, конечно. Пришлось всунуть врачам не одну тысячу, чтобы отравление превратилось в обычное и в пищевое.

- С пищевым отравлением? – не без издёвки в голосе переспрашивает Виктор.

- Да, моей вины тут нет. Нажрался, небось, гамбургеров.

- Ха-ха, Белла.

- Ха-ха, Виктор. – Возвращаю мафиози его паскудную улыбочку.

- Ладно. Будем считать, что я тебе поверил.

- Послушай, Виктор…

- Я и так слушаю. Послушай лучше ты. Я же сказал, ты не должна вступать с ним в перепалку. Всё, что требовалось от тебя, так это сказать два-три предложения и, выслушав отказ, уехать.

- Хорошо, учту на будущее.

- Ничего ты не учтёшь. – Виктор откидывается на спинку кресла. – Ты не хочешь перемен и боишься что-то менять в себе.

- Виктор, надо поговорить.

- О чём, милая моя Белла Свон? – С недавних пор впадая в ярость, Виктор стал называть меня «своей милой Беллой Свон», намекая, видимо, на то, что моё приобретение ему обошлось в кругленькую сумму и теперь избавляться от меня поздно, нужно терпеть – иначе столько денег и усилий вылетит в трубу. – О моей просьбе? Изволь, готов выслушать вновь твои стенания. Я, наверное, в душе мазохист и только поэтому приказал тебя сегодня пропустить.

- Я видела твою машину, так что меня не смог бы остановить и взвод морпехов. – Излишне самоуверенно, учитывая, сколь плохо я умею проворачивать подобные операции, но злость во мне так и бурлит, и именно она сейчас диктует мне каждое слово, что произносят мои обескровленные губы.

- Уверена?

- А ты уверен, что только поэтому разрешил меня впустить?

- Неуверен. Мне, в самом деле, не хватает твоего нытья.

- Получаешь удовольствие от того, что кто-то уговаривает тебя повременить с самоубийством?

- А ты получаешь удовольствие от таблеточек. Что у тебя на этой неделе? Прозак?

- Прозак был на прошлой. Теперь ксанакс.

- Ну, и как, легче?

- Нет, я по-прежнему мечусь в западне. Чувство такое, что над головой у меня километра три воды. И через этот слой не проникает ни один луч света, ни один атом кислорода.

- А ещё она, должно быть, ужасно давит на плечи.

Виктор неспешно встает, обходит стол, стараясь держаться от меня подальше и, молча, достаёт из бара бутылку виски.

- Не нравятся мне твои мысли. – Виктор опрокидывает одним махом полный стакан.

- Плевать мне на то, что тебе не нравится. Мне тоже много чего не нравится.

- Что именно? – опрокидывая второй стакан, без малейших интонаций спрашивает Виктор.

- Что именно? Именно общение с придурками в виде Карлоса и, вообще, вся эта канитель с кокаином. Я молчу про…
- Это был риторический вопрос. – Виктор возвращается к столу с третьим стаканом. – Но если и дальше пойдёшь выбранной дорогой, то пожалеешь. Неужели тебе мало моего примера. Ты, - Виктор указывает на меня пальцем, словно думает, что так его слова дойдут до моего разума лучше, - ты идёшь моей дорогой.

- Я это знаю. Но разве не этого ты и добивался?

- Я не этого добивался. Я хотел, чтобы ты, не ступая на мою дорогу, всё поняла. Поняла и не совершила глупых ошибок.

- Но мне не о чем жалеть. Моя жизнь давно порушена, а с руинами… с руинами я могу делать всё, что душе угодно.

- Хочешь превратиться в бесчувственную горку пепла. Белла, знала бы ты как это тяжело. Встаёшь и… - Виктор не заканчивает фразы – для него продолжение смерти подобно - но мне вовсе и не нужно слышать эти слова от него.

- Уговариваешь себя сделать хотя бы ещё один вдох. Я, блять, всё это знаю! Всё прошла! Все пути!

- Ах да, Карлайл… – Фраза тяжким вздохом повисает в воздухе. Я не сразу понимаю, о чём это мы сейчас вообще говорим, а когда понимаю, то не могу удержаться:- Что? Нет! – Смеюсь. Правда смеюсь без притворства и позёрства.

Такой реакции от меня Виктор явно не ожидал. Сколько бы он там ни просчитывал варианты, сколько бы ни планировал и сколь бы дальновидным ни был, но в этот раз не учёл чего-то. Не учёл и здорово пролетел.

- Только не нужно делать вид, что тебе до лампочки, и ты его не любишь. – Мафиози хмурится.

- О! Да, мне плевать.

- Да ну? Так быстро отгорело?

- Горело бы дольше, если бы не я одна подбрасывала поленья в огонь.

- По сути, он был твоим якорем, а теперь ты, оборвав цепи, уходишь в бушующее море. Без поддержки и компаса. С рваными парусами. И что же дальше?

- Я просто устала. Ничего не хочу.

- Ты вечером свободна?

- А?

- Резкая смена темы слегка ошеломляет. Нет, не слегка, а сильно выводит из равновесия, и умного ответа найти я не могу.

- Не хочешь поехать со мной?

- Куда это интересно?

***


Виктор останавливает «Ауди» не где-нибудь, а возле церкви. Судя по куполам и крестам, вонзающимся в вечерние мрачные небеса, это православный храм. Ну, что ж, пусть будет так. Очередной сюрприз от неадекватного воображения Виктора. Можно, конечно, удивляться, а можно воспринимать как данное. Но даже при подобном подходе выбор удивляет.

Храм. Более того - рядом море элитных машин, ни одного простого пальто и навязчивых дешёвых запахов. Прихожане - сплошь обеспеченные люди: женщины в платках с хмурыми лицами, мужики сосредоточенные и, вместе с тем, какие-то рассеянные, витающие мыслями где-то далеко. Попадаются и дети.

Невольно вспоминаю о том, что у меня есть дочь. Нет, ну почему судьба в тот раз указала на меня своим корявым перстом? На меня, как наименее приспособленную для семейной стези дуру? Серьезно, у меня, наверное, какой-то дефект на генном уровне, кривая цепочка ДНК или что-то в этом роде, и поэтому во мне не просыпаются чувства и всё прочее, именуемое материнским инстинктом. А тут же как назло - ребёнок. Да ещё от этого придурка Эдди.

- Всё нормально, Белла?

Да, признаю, что в последнее время Виктор стал относиться ко мне более внимательно, хоть это и не значит, что наши отношения улучшились, они просто претерпели изменения. И Виктор по-прежнему даёт понять, кто тут ведёт партию, а кто тащится в арьергарде. И для этого не обязательно наставлять в лоб друг другу пушки. Не обязательно махать руками. Достаточно трёх-четырех слов. Слов, подкреплённых реальной властью над обстоятельствами и властью над людьми. Редкие вопросы о моём самочувствии не в счёт - они общей картины не искажают.

- Со мной всё отлично. – Ответ, как и ожидалось, одиноко тонет в прохладном воздухе.

Внутри душно. Пахнет ладаном. По углам плотными клубами висит сумрак. В центре, напротив, всё сверкает, освещённое сотнями свечей. Яркие огоньки пляшут по золотым окладам, крестам и одеяниям священников. Что ни говори, красиво, производит впечатление.

Виктор смотрит на меня, и я понимаю, что невежливо так пристально пялиться по сторонам и водить носом по иконам. Осторожненько забиваюсь в уголок, протискиваясь между двух бабок в норковых шубах. Виктор становится рядом – разумная предосторожность. Тем более, что я в упор не понимаю происходящего и не могу расслышать ни одного знакомого слова.

- На каком языке он говорит?

- На русском, – рассержено шипит Виктор.

- Что, и спросить нельзя?

- Белла!

Следующие два часа я героически молчу, хотя это и не просто - вокруг меня происходит много нового и непонятного, мне не терпится прояснить картину. Наконец, священник, размахивая кадилом, начинает обходить храм, толпа, шурша и вздыхая, приходит в движение. С трудом понимаю - люди поворачиваются к духовнику лицом, а спиной - к стенам и колоннам. Виктор тактично дергает за руку и я, повторяя за ним, склоняю голову.

Священник довольно скоро проходит мимо нас, и я с облегчением разгибаюсь. От вьющегося за кадилом, странного и приторного дымного запаха кружится голова. Плывут блики свечей, плывут лица и спины. В ушах пульсирует кровь, ощущение такое, что в несчастной голове палят из пяти стволов. И как результат – моё тесное знакомство с полом. Успевает только мелькнуть серо-золотой росчерк. Внизу дует сквозняк, и я потихоньку прихожу в себя. А придя, понимаю, что на самом деле палили не в моей голове, палили рядом, и сам Виктор толкнул меня на пол.

- Что случилось?! – сквозь поднятые толпой крики и стенания кричу я. Но Виктор не отвечает. Он, молча, достает свои пушки.

- Оружие бросить! – Нас со всех сторон обступают бандиты, облачённые в хорошо знакомую форму без погон - люди из личной армии Карлайла. Остаётся только гадать, каким образом он сумел протащить их через границу, да ещё со всем крутым армейским арсеналом? Хотя, если ты из года в год перевозишь тоннами кокс, то перевезешь и армию убийц. Это, наверное, не проблема.

Внезапно крики как ножом отрезает. Прихожан точными отработанными движениями укладывают на пол. Священника берут на мушку. У многих оказавшихся рядом со мной женщин от слёз блестят лица. Представляю, что они должны чувствовать. На их глазах неизвестные подонки покусились на святое. Покусились на то, что вызывало трепет и было неприкосновенно веками.

- Виктор, без резкости. Оружие на пол, – говорит, заходящий в церковь Карлайл.

Мафиози медленно опускает руки и бережно кладёт пистолеты к ногам. Его тут же ощупывает один из головорезов. Но никакого другого оружия у Виктора нет.

Повисает тишина. Я же получаю возможность отдохнуть и между делом получше разглядеть два шедевра оружейного мастерства. Пистолеты восхитительны. А тонкая гравировка придаёт им дополнительный шарм. Виктор как-то раз сказал, что там написано «Моей победе». И даже объяснил, что победа - это Виктория. «Моей Виктории» - вот, что на самом деле он хотел сказать. Вот, что он произносит, отправляя очередного человека в ад.

- Что происходит? – тупо спрашиваю я. Хотя всё и без объяснений понятно. Пришёл «хороший парень» и сейчас будет мочить «парня плохого». Ни добавить, ни прибавить. Но мне нужно время на принятие решения. Минута лишнего времени. Времени, необходимого на приближение к новой точке невозврата.

- Белла, ты в порядке?

- Нет. Я не в порядке. И меня уже достали все эти игры в крутизну, эти стволы и эти грёбаные разборки, – я говорю тихо, еле шепчу, но мне и не нужно чтобы кто-то слышал, и кто-то догадывался о моей слабости или боли. Я просто констатирую факт. Вслух, но исключительно для себя.

Рывком хватаю с пола пистолет. И только не говорите, что Виктор не знал. Что он случайно положил оружие рядом со мной. Он думал, что теперь-то я точно его убью. Он просчитался.

Автор: Bad_Day_48; бета: barsy


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/41-14791-5
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Bad_Day_48 (20.12.2015) | Автор: Автор: Bad_Day_48; бета: barsy
Просмотров: 295 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 3
0
3 Natavoropa   (21.12.2015 10:45)
Ну зачем она так сопротивляется, душа Беллы - потемки.

0
2 galina_rouz   (20.12.2015 23:17)
Спасибо за главу!!!

0
1 робокашка   (20.12.2015 23:02)
а может, пора уже и побыть золотой рыбкой, исполнить желание Виктора?

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]