Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1220]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13572]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3666]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Aquamarine_ssss
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Чтение "Сумерки" в школе Форкса
Стефани Майер договорилась о встрече в школе Форкса, чтобы прочитать историю Эдварда и Беллы. Чем это все закончится? Будут ли герои вместе?

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Душа ведьмы
XVI век-время пыток и сожжения ведьм на костре. Жестокая пора для жителей мира сверхъестественного. Её поймали, она уже на волосок от смерти, пламя медленно убивает её... неужели никто не придёт на помощь?
Завершен.

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Опасное лето
Эмбер, она же Эмма, осталось сиротой в четыре года. Кем могла вырасти девчонка под влиянием Леа Клируотэр, альфы местной стаи оборотней? Правильно, истинным чудом в перьях. И что может произойти, если в её привычный мирок ворвётся не менее сумасшедший парень, потомок тех самых Блэков?
Правильно, всё перевернётся с ног на голову.

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР



А вы знаете?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9580
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

С винтовкой под кроватью 2. Глава 12. Часть 2

2016-12-7
18
0
Понедельник день тяжёлый. Хотя найдётся немало желающих с дипломами каких-нибудь колледжей готовых предоставить вам статистические данные присваивающие пальму первенства вторнику. А ещё найдётся такая же куча народа, уверенная в том, что уж хуже среды ничего и быть не может, разве только четверг. Тот ещё сучий день. Мало у кого повернется язык ругать пятницу, но поверьте, есть и такие. Суббота и воскресенье при ближайшем рассмотрении также имеют немало минусов.

Но мой понедельник действительно тяжёлый. Тяжёлый, словно бы само это слово отлито из чугуна, и весь чугун взвален на мои плечи. Понедельник заставляет думать о будущем, о прошлом, о том, как спрятаться на таком ставшем вдруг маленьким земном шаре.

Как и раньше, кругом мерещатся люди Виктора, агенты спецслужб и мутные маньяки Каллена-старшего. Одна я знаю - чего стоят мне наигранное спокойствие или непринужденная походка. Я играю на публику, внутренне сжимаясь в тысячи пружин, и молю Бога о чуде. Чуда, как обычно, не происходит, и всё рушится от едва слышимого стука в дверь моего миленького коттеджика на берегу (для того, чтобы его снять, мне даже пришлось ограбить несколько магазинов).

Мгновенно хватаю с тумбочки пушку. Пытаюсь задержать дыхание и сквозь гулкие удары сердца расслышать, что же там снаружи происходит.

- Белла, – неожиданно отзывается вечерняя темнота голосом Эдварда.

Это что, страшный сон? Я, наверное, уснула и теперь нахожусь в параллельной грёбаной реальности. Не может же Эдвард и в самом деле придти на мой порог. Не может этот подонок, именуемый моим мужем, меня найти. Не может? Тот Эдвард, которого я знаю, кончено же, не может, а вот другой, о котором я услышала от Виктора, наверное, смог.
Осторожно поворачиваю ключ. Дверь убийственно тихо открывается. Под чужим небом, утыканным чужими звёздами стоит знакомый Эдвард. Один и без оружия. Теперь я точно знаю, что сплю. Потому, как даже полнейший идиот и любитель кремов - агент Каллен - не мог придти вот так за здорово живёшь, не прихватив с собой даже ржавой заточки. Если конечно, это не очередная хитрая задумка и не фрагмент гениального плана по моей поимке.

- Эдди, какого хера? – А что ещё я могу сказать? Вообще, удивляюсь тому, что способна говорить и не кудахчу, как какая-нибудь клуша.

- Я предпочел бы поговорить внутри. – В отличие от меня, Эдвард уверен и собран. Его не трясёт, и в глазах у него нет и намёка на сумасшествие.

- Ну, проходи, – не опуская пистолет, говорю я.

Эдвард словно не замечает нацеленного в голову ствола, спокойно проходит в комнату, оглядывается, удовлетворённо хмыкает и усаживается на диван, не забывая закинуть ноги в грязной обуви на журнальный столик.

- Белла, ты хоть знаешь, что там сейчас творится? – Эдвард кивает куда-то в сторону. Но и дураку понятно, что намекает он на Америку. Даёт понять, что там сейчас точно творится нечто ужасное. И это нечто самым непосредственным образом связано со мной.

- Мне похрену. Зачем ты сюда припёрся? Рассказать о том, каких дел я наворотила?

- Убери пушку, поговорим как нормальные люди.

- Ты это что, серьёзно? Во второй раз? – Подозрительно оглядываю Эдди – уж не болен ли он какой-нибудь жутко заразной и смертельной болезнью. Но нет, он это серьёзно: и про нормальность, и про пушку.
- Поверь мне, опасность для твоей жизни исходит от других людей. – Эдвард вольготно разваливается на моём диване, закидывает руки за голову. Не знаю почему, но меня он не боится, и всяческими способами готов продемонстрировать своё бесстрашие.

- Скажи, Эдди, если ты такой, блять, крутой, то почему позволил тогда себя побить? Почему защищался, как слабак сопливый?

- Дело прошлое. Неужели тебя только это интересует? У тебя что, проблем мало?

- Да, - отвечаю сразу на оба вопроса.

- Если бы тогда я навешал тебе тумаков, то ты бы догадалась, кто я такой. И пришлось бы выбросить на свалку столько лет успешной оперативной работы. – Эдвард улыбается как-то по-новому. Совершенно неприятно. Улыбкой из мира подлецов, вроде Виктора.

- Так значит, ты тоже всегда врал и притворялся?

- Практически.

- Почему ты заставляешь меня вытягивать каждое слово? Между прочим, это не я, а ты явился сюда, за тысячи километров, значит тебе наша встреча явно нужнее, чем мне. А если ты помолчать пришел, тогда убирайся обратно.

- Я люблю тебя, Белла, и действительно хочу помочь. Подожди, Белла. Не кричи, послушай. Не так ведь много у тебя друзей, чтобы отказываться от протянутой руки.

- Протянутая рука - плохой символ. Символ слабости, это не для меня. А про друзей ты мне даже не заикайся. – Мне хватает Виктора и его предложения время от времени болтать по душам. Друг Эдди мне не нужен.

- Что за Виктор? Уж не тот ли русский мафиози, что приторговывает кокаином?

- Он самый. Я и не сомневалась, что ты про него знаешь.

- Про него, кажется, все, кроме тебя, знают. Знают и потому предпочитают держаться на расстоянии.

- Что толку от расстояний? Пуля летит далёко.

- Я всего лишь хотел сказать - ты не с тем связалась. Что ты вообще знаешь о Викторе?

- Обычный бандит, не лучше и не хуже других. – Пожимаю плечами. – Жестокий, конечно, но покажи мне мафиози, страдающих от избытка доброты и нежности.

- В пору своего расцвета Виктор убивал чуть ли не каждый день, и чем больше он убивал, тем скучнее ему становилось просто убивать. Жаль, я не захватил с собой несколько фотографий для большей наглядности.

- Знаешь, Эдди, я вообще считаю, что смерть не бывает красивой. И то, что Виктор кого-то как-то не так убивал, меня мало волнует. Я и без тебя знаю, что у него не всё в порядке с головой, и что лучше бы мне не связываться с ним. Но, во-первых, я не выбирала, а во-вторых, со мной тоже давно не всё в порядке.

- У него была подружка и многие до сих пор уверены, что Виктор её грохнул.

- Ох ты, как необычно! – Сарказм из меня так и прёт. В самом деле, как необычно убить бабу из-за ревности или в пылу ссоры, или по пьяни, да мало ли ещё в силу каких причин. Так ведь чаще всего и бывает – жены зарезают мужей кухонными ножами, мужья толкают жён со скал.

- Необычно. Подружка ведь была не какой-нибудь там проституткой, она, в общем-то, и втянула Виктора в криминал, она им же и управляла, приказывала убивать неудобных людей. И всё у них было хорошо, как говорится, жили и души друг в друге не чаяли. Только вот подружка оказалась не из тех, кто готов променять свободу на любовь. Как только она поняла, что с каждым днём привязывается к Виктору сильнее, пошла по мужикам. Изменяла ему направо и налево. Но чем больше она рвалась из своей западни, тем сильнее стягивались верёвки её удерживающие. Дошло до того, что в один прекрасный день девочка спустила курок.

- Стреляла в упор? - выдыхаю я.

- Да, стреляла в упор, но не убила. Рука, наверное, дрогнула в последний момент. Виктора спасли. И уже через полгода он вполне себе мог ходить с палочкой, внешне напоминал столетнего старца.

- А как же их дочь? – Помимо воли рассказ Эдварда меня заинтересовал, и я хотела узнать как можно больше. В конце концов, мне надоело плавать в темноте и натыкаться на острые скалы.

- Ещё неизвестно, чья это дочь. Отцом мог оказаться любой. Сама понимаешь.

- Но Виктор считает Мичиган своей дочерью.

- У него никогда не хватит смелости проверить.

- У Виктора? Не хватит смелости? И вот его ты мне советуешь избегать?

- Может быть, у него и есть слабость, но только одна, да и та благодаря тебе теперь в прошлом.

- Я её не убивала. – Наверное, отпираться глупо, но ведь и соглашаться не вполне разумно – никаких доказательств моей вины у Эдварда нет и быть не может.

- Виктор на этот счёт придерживается несколько иного мнения.

- Мало ли что он там думает. Это ведь ещё не значит, что он прав.

- Белла, даже если он ошибается, это не имеет ровным счётом никакого значения. До тех пор, пока он будет считать тебя виноватой, ты будешь оставаться виноватой, и ничто тебя не спасёт от неминуемой казни.

- Ты за этим сюда пришёл? Пугать меня?

- Я пришёл, чтобы помочь. Одна ты не справишься.

- Знал бы ты, сколько раз мне это говорили. – Ухмыляюсь я. – Слишком часто, и слишком часто говорившие ошибались.

- Ты разве ещё не поняла, с кем играешь в прятки. С моим отцом, допустим, можно договориться, а вот с Виктором - нет. Он тебя живой не отпустит.

- Тебе-то что? Тем более, ты сам сказал, меня ничто не спасёт.
- Я люблю тебя, Белла. И только поэтому готов на всё. Готов быть с тобой до последнего, вопреки логике и инстинкту самосохранения.

- Изображать любовь ко мне - это часть твоего имиджа придурковатого мудака?

- Нет, это искреннее чувство. Я тебя люблю.

- Это уже не новость, так что хватит повторяться.

Я не верю Эдди. Что такое «я тебя люблю»? Этими словами слишком легко можно разбрасываться. Соврать для того, чтобы выиграть – не велик грех. Не велика потеря. Тем более, это же Эдвард. Эдвард-федерал. А доверять федералам - последнее в мире дело. Вообще, тут есть над чем подумать, да и решать что-то вот так, с разбегу не стоит. Неплохо было бы помолчать и подумать. Но многозначительная тишина между нами - это последнее, что мне сейчас нужно. И, уходя из цепких лап безмолвия, я резко меняю тему.

- Эдди, ты так и не ответил, каким образом вообще смог меня найти?

- А ты разве спрашивала? – удивляется Каллен, но видя моё перекошенное от злости и нетерпения лицо, неохотно продолжает: - У бюро свои каналы. Тебе не обязательно о них знать.

- Чёрт!

У Виктора же тоже свои связи в ФБР. Где, спрашивается, гарантии, что те же самые источники не сливают ему информацию обо мне? Информацию неизвестно ещё как полученную.

- Не бойся, – спокойно говорит Эдди. – Я их «перекрыл», эти каналы, и никому они больше ничего слить не смогут.

Это что-то новое. Эдди убил. Убил и говорит об этом так, словно не пулю в башку человеку пустил, а в булочную сбегал. Убил не для себя. Убил для меня. Не знаю, что давит на психику больше. Сам факт или же это грёбаное подтверждение типа чувств Эдварда. Но мне не об этом нужно думать. Проблема решена, тема закрыта, в отличие от многих других болезненных тем.

- И сильно Виктор злится?

- А сильно бы ты злилась на его месте?

- Прости, но я не он, и вряд ли когда смогу стать таким чудовищем.

- Он приказал своим людям доставить тебя живой без единой царапинки. Понимаешь, о чём это говорит?

- Не совсем, Эдди. - Устав держать чертовски тяжелую пушку на весу я, наконец-то, опускаю руки, убираю пистолет. А то как-то глупо это всё получается. Ты или веришь, или нет, а иногда приходится верить слепо.

- Виктор придумал для тебя что-то особенное, персональный ад.- Эдвард делает ударение на последнем слове. А то можно подумать, в данный момент моя жизнь похожа на райские кущи. Сколько себя помню, всегда вокруг были черти да грешные души. Чем не ад?

- И как ты можешь мне помочь? – В упор смотрю на бывшего.

Некоторое время слушаем тишину, но уже не ту самую, что так меня пугала. Не уверена, что Эдди обдумывает ответ. Если он, в самом деле, пришёл меня спасать, то план у него уже должен быть и нечего тут изображать умственную деятельность. Или Эдди хочет сказать что-то ещё? Что-то на тему его внезапной, как ураган и пылкой, как пожар, любви ко мне. Но меньше всего я хочу слушать мифы про чужие переживания и терзания.

- Я и сама могу справиться. Без посторонней помощи.

- Как в первый раз, когда «убила» меня?

Все теперь будут меня этим не-убийством попрекать? Заколебали, честное слово. Да с кем не бывает. А уж со мной-то и не такое ещё случалось. Так нет же, практически каждый встречный тыкает мне этой грёбаной промашкой, забывая обо всех прочих удачных преступлениях.

- Мы уже говорили, что я тебя не убила и что…

- Это я попросил Джеймса приглядывать за тобой.

- Хорошо же он приглядывал! – единственное, что могут выдавить мои сдавленные лёгкие. Нечего себе расклад. Ай да Эдди! Приставить ко мне своего человека. А я-то дура уши развесила. Мне нет оправдания. Я идиотка, я и правда заслужила то, что заслужила.
Без сил опускаю свой зад на пол. Честно говоря, не выношу такие моменты. Мир рушится, привычный порядок летит к чертям, а ты смотри и не смей ничего изменить. Собственное прошлое и то тебя подводит. Все события выворачиваются наизнанку, отражаются в кривых зеркалах.

- Зачем ты его убила?

- Это не я. Люди твоего отца.

- Люди отца?

- А ты думал кто? Зелёные человечки? Или таинственные источники из ФБР видели в отеле Усаму бен Ладена?! – всё больше распаляясь, кричу я. - Правда, мне казалось, что вы с ним заодно.

- С бен Ладеном?

- С отцом, придурок!

- Нет, – внезапно резко отвечает Эдди. В его голосе внезапно гремит ярость, отбивая желание развивать и дальше тему отцов и детей.

- Всё равно их Карлайл застрелил. Вот и вся сказка.

- Где он?

- Кто? – Кажется, пришла моя очередь тупить.

- Карлайл.

Хороший, блять, вопрос. Найти бы человека, способного на него ответить. А ещё лучше притащить сюда самого Карлайла и хорошенько отлупить ремнём по заднице. Пусть сам и отвечает, где он всё время шатался. Ибо так себя не ведут. Так не поступают с любимыми. Он предал меня - оставил на растерзанье Виктора. Оставил одну разбираться с проблемами.

- Знаешь что, Эдди. Я, пожалуй, соглашусь на твою помощь, но при одном условии.

- Условии? – Муж вскидывает бровь. Получается у него не так эффектно, как хотелось бы, но тоже весьма и весьма неплохо.

- Максимальная честность и никаких недомолвок, никаких секретов и секретиков. Ничего такого, что после могло бы всплыть наружу.

- Но я итак больше ничего от тебя не скрываю. – Голос у Эдди удивлённый и напряжённый, как натянутая струна.

- Это на будущее. И я не имею в виду тех девок, что ты трахаешь. Я имею в виду чисто деловую сторону вопроса. Личная жизнь меня не волнует.

Да я знаю, что перегибаю. Но если не перегнуть, то будет только хуже. Уж это я тоже знаю.
***
- Что ты намерен делать? – заваривая чай прямо в чайнике, спрашиваю у Эдварда.

- Для начала неплохо было бы покинуть страну.

Неплохо, кто спорит. Но вопрос в другом – неплохо для кого?

- Мне кажется, Виктор только того и ждёт. Наверняка, уже во всех аэропортах дежурят его молодчики с моими фотографиями на долгую память.

- Но кое-что сделать можно всегда. Возьми вот это. – Эдвард протягивает мне конверт. - Тут паспорт, карточка социального страхования и водительские права. Теперь ты гражданка Соединенного Королевства.

Открываю паспорт и несколько минут разглядываю чужую, но слегка похожую на меня физиономию.

- Как у вас говорится, паспорт тёпленький, только что из-под туристки?

Видя, что я на шутку не реагирую, Эдвард уже серьёзным тоном добавляет:

- Не волнуйся, это подделка высшего класса, сделана для нашей конторы лучшими специалистами.

- А не могли они сделать что-то более похожее на меня?
- Я похож на идиота? Я и так рисковал, выкрадывая эти документы. Малейшее подозрение, и мне бы пришлось паршиво.

- Отлично, но что делать с этим? – Я указываю на своё лицо. Уж с ним-то так просто не разобраться. – Я всё ещё Белла Свон и меня легко узнать.

- Я думал, все женщины знают, как измениться до неузнаваемости всего за пять минут.

- Может быть, кто-то и знает, но я о подобных штучках представления не имею.

- Ты же киллер.

- Это здесь причём? – начинаю закипать я.

- Неужели ты никогда не пряталась от закона? – не отстаёт от меня Эдди.

- Я хороший киллер, – с нажимом на слово «хороший» говорю я. – А хорошему киллеру не нужно прятаться, потому что хороший киллер не оставляет следов и свидетелей. Засветиться для меня - это, считай, провалить дело. Конечно, мне пару раз приходилось переодеваться в шлюх или официанток, но ничего кардинально в своей внешности я никогда не меняла.

- Ну, хорошо, – вздыхает федерал Эдди. - Но ты же сто лет уже в бегах и неужели за это время так ни разу и не поменяла внешность?

- Сам же видишь, что нет. Да и находясь рядом с Виктором, я вообще не видела необходимости в смене имиджа.

Не знаю, кто больше удивлен – он или я. Это же действительно глупо - светиться кругом со своей узнаваемой рожей, но, когда убегаешь в первый раз, не до того. Когда за спиной труп мужа и не знаешь, чего ждать впереди, то не думаешь о макияже и прическе. Правда, когда убегаешь во второй раз и в третий, то ничего не меняется – голова набита всем, чем угодно, но только не толковыми мыслями.

- Ладно. Подожди меня, я скоро.

Эдди уходит в одном ему известном направлении, и я не могу поручиться, что он не пошёл стучать на меня в ближайший полицейский участок. Я вообще ни за что не могу поручиться. Моя жизнь висит над пропастью на одном единственном волоске. И радует лишь тот факт, что в сущности ничего я уже не теряю - всё, что только можно было потерять, я давно потеряла. А убегаю скорее по инерции, из вредности и из желания умереть, когда захочется, а не по прихоти Виктора.

Поэтому пью чай и жду, какую же карту вытащит судьба из рукава в этот раз. Что она мне готовит: хороший сюрприз или же очередную кучу дерьма? Оказывается, и то, и другое разом. А именно - дерьмовый сюрприз. Эдвард возвращается из похода по торговым рядам с тремя пакетами битком набитыми тряпками, баночками, флакончиками и пузырёчками. Ну да, в этом-то он ас.

- Прежде всего, нужно заняться твоей причёской. Может быть, стоит тебя подстричь?

- Что? – Мне и в кошмаре такого не снилось - дать обкромсать свои шикарные волосы федеральному агенту. Это хуже, чем просто дать федеральному агенту. Это даже хуже, чем дать штопать свои раны Виктору. Но выбор, выбор… с ним проблемы. Его всегда нет! Нужно привыкать.

- Стрижка меняет людей до неузнаваемости, – приводит последний аргумент Эдвард, и я соглашаюсь.

С ужасом смотрю, как на пол летят мои несчастные волосы, кружатся в смертельном агонизирующем танце каштановые пряди. Я практически каждым нервным окончанием ощущаю их боль. Голова становится непривычно лёгкой и чужой. Теперь это пластмассовая голова манекена из супермаркета.

- Ты уж извини, я не специалист в этом. – Но сожаления в голосе Эдди нет и в помине, ровно, как и неуверенности в собственных силах. - Наблюдал иногда за мастерами в салонах красоты, но никого раньше не стриг.

- Что ещё?

- Ещё нужно тебя перекрасить.

- Так я и знала, что одной жертвой тут дело не кончится, и меня ждёт очередной сраный сюрприз.

Закрываю глаза и отключаюсь от реальности. Несколько часов я даже не осознаю того, что вокруг меня происходит. Меня нет.

- Готово, - говорит Каллен, заставляя мой разум очнуться. – Смотри!

- Это…

В зеркало смотрит блондинка. Этакая сучка. Челюсть у блондинки болтается в районе усыпанного волосами пола. Ей, этой блондинке, похоже, нечего сказать. Так, будто вместе со старой личностью Беллы Свон стерлись все воспоминания, слова и знание ненормативной лексики.

- Эдвард, сука! – на пределе громкости ору я сразу же, как только у меня получается немного обуздать нахлынувшую ярость и расслабить сжатое спазмом горло.

Стреляю в зеркало. Оглушительный треск и к нашим ногам водопадом стекают блестящие осколки.

- Чего ты психуешь?

Чего я психую? Это я ещё и не психую. Злюсь немножко. А, вообще, за такое нужно на кол сажать и на угли ставить. О Господи! С ужасом смотрю на разбитое отражение в осколках. Тут и там мелькают ненавистные белые пряди. Вот он худший из дней и никакой следующий, даже день смерти, не будет горше.

Автор: Bad_Day_48; бета: barsy


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/41-14791-4
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Bad_Day_48 (21.11.2015) | Автор: Автор: Bad_Day_48; бета: barsy
Просмотров: 356 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 2
0
2 Natavoropa   (22.11.2015 22:40)
Не ожидала Эдварда в роли спасителя-стилиста.
Спасибо. biggrin

0
1 робокашка   (21.11.2015 18:50)
а это уже почти водевиль biggrin

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]