Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4605]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13559]
Альтернатива [8911]
СЛЭШ и НЦ [8162]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3639]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Irida
Nikki6392
Валлери
АкваМарина
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Игры с судьбой
Ренесми повзрослела 10 лет назад и теперь выглядит на 17. Столько же она и прожила. Вместе со своей семьёй Несси пойдёт в школу, но есть люди, которые играют с её судьбой. Ведь её судьба быть с Джейкобом. Ради неё он готов на всё. Главное для Джейка – это Счастье Несси.

Рождественский подарок
Эдвард твердит, что Белле будет лучше без него. Он держится от нее подальше, спасая девушку. Но судьба непредсказуема и дает ему шанс узнать, что же на самом деле будет, если он не вернется...
Рождественский мини-фанфик от Валлери.

Матриархат
Три подруги решили противостоять правилам этикета высшего общества. Им претит потакать командам мужчин, и они берутся приручить понравившихся джентльменов, и заставить их уважать женское общество. Но как быть, если дамские угодники не хотят меняться, и им нравится проводить время за игорными столами и под юбками доступных женщин.

Конкурс мини-фиков "Зимний стоп-кадр"
Вот и наступила календарная зима, а значит уже совсем скоро Новый год, поэтому пора начинать традиционный зимний конкурс мини-фиков!
И в этот раз мы предлагаем нашим авторам уникальную возможность написать конкурсные истории по видео-трейлерам!
Приём историй до 8 января.

Как испортить прошлое за 30 минут
Что делают в 1918 году пять Эдвардов, три Эммета и две Розали? Возможно, пытаются что-то исправить? Смогут ли они? Или сильнее все запутают, отчего будущее изменится до неузнаваемости?
Читайте о невероятных приключениях Калленов в прошлом, вплоть до времен динозавров!
Завершен.

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

CSI: Место преступления Сиэтл
Таинственная находка в лесу близ Форкса, криминалист Белла Свон и ученый Эдвард Мейсен. Какой катастрофой может обернуться случайное событие? Следствие начинается.
Перевод закончен!

Все что угодно, ради семьи
С момента "Рассвета" прошло 7 лет. Каллены живут в Форксе, но избегают контактов с людьми. Ренесми учится в выпускном классе и встречается в Джейкобом. Все наслаждаются жизнью. Но внезапно появляются Вольтури. Некоторые члены семьи должны покинуть Калленов на большой срок, ради сохранения жизней родных. Но кто это будет? Кого позовут Вольтури и на каких условиях?
Как остальные переживут раз...



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11663
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Птичка в клетке. Эпилог. Спустя время

2016-12-3
18
0
Эпилог. Спустя время


Со временем ты поймешь тонкую грань
Между тем, чтобы держать за руку и сковать душу цепями.
И ты узнаешь, что любить не значит узнать,
а компания не всегда означает безопасность.
И ты начнешь понимать, что поцелуи – это не контракт,
а подарки – не обещания.
И ты начнешь принимать
свои неудачи
с высоко поднятой головой,
глядя прямо перед собой
с женским изяществом,
а не детской обидой.

Вероника А. Шоффстолл


*Восемь месяцев спустя*


Я нервничала.
Беру свои слова обратно. Я была до такой степени взвинчена, что бабочки готовы были вырваться из моего трепещущего живота.

Вот это уже похоже на правду.

Я не могла понять, что со мной не так. Это должен был быть счастливый день, день празднования радости. Соединение двух жизней священными узами брака должно было заставлять мое сердце биться чаще. Вместо этого, все, что я могла чувствовать, это что мое сердце стучит где-то в горле, угрожая мне смертью от удушья. Я была переполнена эмоциями, грозящими перелиться через край в любой момент — и пролиться рекой девичьих слез. Но мне нельзя было плакать, потому что на лице было слишком много косметики. Больше, чем я когда-либо наносила за всю свою жизнь. Если расплачусь, то тушь растечется по всему лицу и, в конечном итоге, я буду похожа на адского енота. Я в последний раз выглянула через тяжелый занавес в задней части надконфессиональной церкви, просто чтобы убедиться, что безумная толпа людей в святилище — не галлюцинация. Я даже не была уверена, что внутри задания поместится так много тел. Я была почти уверена, что они нарушают семь различных норм противопожарной безопасности, пытаясь вместить всех.

Неужели все в Форксе решили прийти на эту свадьбу?

Я сделала глубокий вдох и осмотрелась, заставляя себя успокоиться. Если я буду слишком обеспокоена, то меня начнет мутить, а это не приведет ни к чему хорошему. Дрожащими пальцами я расправила свое дорогое, расшитое бисером платье, в результате чего на ткани остались отпечатки моих вспотевших ладоней. Скамьи были заполнены людьми, которых я знала и любила; и все были нарядно одеты. Их голоса заглушал шум в помещении, удачно гармонирующий с мягкими звуками органной музыки, играющей на заднем фоне. Звук был ненавязчивый и легкий. Ароматные букеты красивых цветов вдоль стен, вместе с ручейками из белого тюля и нежного шелка цвета слоновой кости — все выглядело невероятно мило. Это было идеально.

Тогда почему я нервничаю?

Полагаю, люди всегда волнуются, когда дело доходит до свадьбы. Когда я всматривалась в толпу, то увидела, как мне улыбается знакомое лицо. Это была Эсми, и она выглядела сияющей. Она сидела рядом с мисс Анжелой, которая тоже прекрасно выглядела. Я была счастлива видеть их, сидящими рядом. За прошедшие несколько месяцев, мисс Анжела уговорила Эсми обратиться в Общество анонимных алкоголиков. Поначалу Эсми колебалась, думая, что попытка окажется бессмысленной. Затем Элис и Эдвард усадили мать и провели с ней беседу на тему ее алкоголизма. Меня там не было, но Эдвард обо всем мне рассказал. Эсми плакала, но, в конце концов, согласилась, что нужно что-то серьезно менять. Она не могла продолжать жить в тумане алкогольного опьянения. Было грустно, что она уже упустила так много в жизни своих детей. Я гордилась тем, что они объединились, чтобы склонить ее действовать. Думаю, это проявление большого мужества.

Сейчас Эсми достигла больших успехов, и было так чудесно видеть, как она буквально светится. Она действительно выглядела моложе своих лет. И хорошо, что они снова стали близкими подругами с мисс Анжелой. Я еще не видела ее такой счастливой. Даже отец Эдварда делал все возможное, чтобы проводить больше времени дома, когда его жене нужна была столь необходимая поддержка. По моему личному мнению, он просто должен был быть одним из тех, кто наблюдает эти изменения, но я не в том положении, что кого-то судить. Не думаю, что когда-либо смогу понять доктора Каллена или даже сильно полюбить его, но приятно было видеть, что он выделял время для семьи. И только это имело значение.

Эсми подняла руку и помахала мне, а я помахала в ответ, довольная тем, что она здорова и счастлива. Она действительно заслужила это. После пожара в нашем доме Эсми стала опекать меня, почти как мать. Если я была не в библиотеке или не в школе, то меня всегда можно было найти у Калленов. Эсми искренне интересовалась мной, и это почти компенсировало мои натянутые отношения с собственной матерью.

Почти.

Я осторожно присмотрелась к скоплению людей, вновь ощутив необъяснимую тревогу. Матери в толпе я не увидела, но я ведь и не ожидала, что она придет. С той безумной ночи много месяцев назад она прошла долгий путь, но все еще не достигла того состояния, в котором могла бы высидеть эту свадьбу с улыбкой на лице. Для нее это было бы слишком тяжело. Я это понимала и не винила ее.

После того, как она сожгла наш дом, моя мать была абсолютно потеряна. В течение многих лет она не заводила друзей, и я была единственной, кто навещал ее в больнице, пока она поправлялась. Я не была уверена в том, как все произошло, но слух о ее романе с отцом Виктории получил распространение, и она стала изгоем в церковной общине. Никто не хотел с ней связываться. Это не удивило меня, потому что я привыкла иметь дело с людьми такого рода и ненадежными дружескими отношениями, но моя мать была не готова. Преподобный, о котором она всегда так хорошо отзывалась, даже не прислал открытки с пожеланием выздоровления. На протяжении тех нескольких недель та малая часть веры, что осталась в Рене, подверглась серьезному испытанию. В конце концов, что бы вы сами делали, если бы все, во что вы верили, внезапно рассыпалось прахом? Она словно вновь стала маленьким ребенком, нервничающим и неуверенным в каждом аспекте своей жизни. Дом абсолютно не подлежал ремонту — там не осталось ничего, что можно было бы спасти. Все наши вещи сгорели в огне. Вся наша одежда, мебель и пожитки стали ничем иным, как головешками и золой. И не было другого места, куда она могла бы пойти. Ее жизнь была в руинах, и я беспокоилась о том, что будет с ней дальше. За день до того, как Рене выписали, она была в панике. Ее ладони крепко сжимали простыни на больничной койке, пока я думала, что она разорвет постельное белье. Она понятия не имела, что будет делать, да и я тоже, если уж на то пошло.

Тогда-то показалась миссис Стэнли и стала нашим личным затянутым в лайкру ангелом-хранителем. На ней был надет тот же короткий топ, по поводу которого всегда ворчала моя мать, но женщина пришла, чтобы предложить решение нашей проблемы. Она сказала моей матери, что в доме Стэнли есть свободная комната с табличкой, на которой написано имя Рене, если мама решит отказаться от своего высокомерия и понять, что Бог любит всех, даже тех, кто все время ходит в спортивном костюме и дымит сигаретой круглосуточно. Рене выслушала все это с ничего не выражающим видом. Затем прочистила горло и попросила миссис Стэнли упаковать ее оставшиеся вещи. Я бы даже расцеловала ее. Это было началом их очень странной, но удивительно прекрасной дружбы.

Миссис Стэнли хорошо относилась к моей матери. Она помогла Рене понять то, в чем я никогда не смогла бы убедить маму и за миллион лет: что вера — это не то, что ты можешь найти в церкви. Это что-то внутри тебя, что-то добровольное и бескорыстное. Миссис Стэнли позволила моей матери расслабиться и немножко полюбить саму себя. За это я буду любить маму Джессики до конца своих дней. Я даже смогу простить тот факт, что она породила такое отвратительное существо, как ее дочь.

К счастью, мне удалось убедить отца перевести меня из Академии в среднюю школу Форкса. Это было не слишком сложно. Академия требовала слишком много затрат, — обучение было безумием, — а он толком не разбирался в религиозном учении о муках адовых, на которое опиралась Академия. Общественная школа была глотком свежего воздуха. Мне сразу стало намного свободней дышать, и было так замечательно прекратить библейскую работу, когда я бы предпочла сосредоточиться на том, в какой колледж лучше поступить. Единственный человек, которого мне действительно не хватало, это Майк, но перевод в другую школу стоил того, чтобы оказаться подальше от всех этих ужасных людей в Академии. Я больше практически не пересекалась с Лорен и Джессикой (вместе с отцом я начала посещать церковь на другом конце города), а отец Виктории увез их семью из штата, когда заключил трансферный контракт с другой бейсбольной командой. Каждый день на занятиях я виделась с Элис и Леа, и действительно здорово было проводить время еще и с Джейком. Конечно, Эдвард тоже там был. Он все время восхищался мной, поэтому Каллену приходилось прилагать реальные усилия, чтобы смягчить свое поведение правонарушителя и сосредоточиться на учебе. Он говорил, что мое хорошее поведение сказывается на нем. Это заставило меня рассмеяться. Лично я считала, что все совсем наоборот.

Хотя было приятно, что теперь я могла ходить в школу вместе со своим парнем, который был глазурью на чрезвычайно вкусном торте, теперь гордо именуемом моей жизнью. Я наконец начинаю чувствовать себя как нормальный подросток. У меня были прекрасные друзья, любящий отец и невероятный парень. Жизнь наконец-то хороша.

Краем глаза я заметила, что Джейк и Элис показывают мне неприличные жесты, сидя на одной из угловых скамей. Я с деланным отвращением закатила глаза, но не могла не усмехнуться. Мои друзья были такими забавными.

Мои друзья.

Иногда я просто не могла постигнуть тот факт, что теперь в моей жизни были люди, которых я могла отнести в эту категорию. Джейк сделал вид, что душит Элис, а она ткнула его локтем прямо в живот. Блэк так ужасно скривился, потому что Каллен попала ему в солнечное сплетение. Создавалось впечатление, словно парень не знал, что нужно защищать эту область. Девушка же всегда била в солнечное сплетение.

Элис выглядела очень хорошенькой в скромном синем платье. Я видела ее сверстников, беспечно расхаживающих по проходу, и даже не надо было следить за направлением ее взгляда, чтобы знать, что она, должно быть, смотрит на мистера Джаспера. После их болезненного расставания прошлой осенью, я не была уверена, что Элис когда-нибудь придет в себя. Она тосковала неделями, едва ли выходила из своей комнаты куда-нибудь, кроме как на громаднейшую кухню Калленов за очередной коробкой мороженого. А потом в один прекрасный день она решила, наконец, очнуться. Словно бы она сказала самой себе, что не собирается сдаваться без боя. Уже на следующий день Элис пришла в библиотеку с таким видом, будто все там принадлежало ей. Она уселась на угол рабочего стола мистера Джаспера и наклонилась, чтобы поправить его галстук. Я бы подумала, что его лицо вспыхнет, так густо покраснел директор библиотеки. Я так сильно смеялась, что слезы потекли по моим щекам. Мистер Джаспер выглядел раздраженным, но невозможно было не заметить, что тайно он все же в восторге. Весь вечер его губы кривились в причудливой улыбке.

С тех пор Элис стала неотъемлемым элементом библиотеки. Они с мистером Джаспером определенно не встречались, ведь кто-нибудь мог заметить их, поэтому выжидали, пока коротышке исполнится восемнадцать — в штате Вашингтон эта цифра не являлась возрастом, с которого женщина или мужчина правомочны давать согласие на половые отношения, но это хотя бы было общим правилом, которого, кажется, придерживалось большинство людей. На самом деле, это было глупо. Если все уже знали и приняли это, то какая тогда разница? Взгляды, которые они бросали друг на друга, могли конкурировать с теми, которые бросал на меня Эдвард, когда думал, что никто не смотрит.

Ну, я полагаю, что он смотрит на меня так все время. Не то, чтобы я жаловалась, вовсе нет!

У меня было такое ощущение, что когда Элис и Эдвард отпразднуют свой общий день рождения, мистер Джаспер совершенно не будет заботиться о том, что девушка все еще учится в старшей школе. Элис указала кончиком пальца в направлении мистера Джаспера, и обернулась, чтобы увидеть, как суетливо он начал возиться с гимнами, передаваемыми по скамье перед ним. Он прятал улыбку, хотя, и это заставило меня улыбнуться. Покуда все были счастливы, это было всем, что действительно имело для меня значение.

Широкие ладони опустили на мои плечи, и мне пришлось подавить испуганный вскрик, угрожавший вырваться из моего горла.

— Милостивый Господи, Боже ты мой! Пап, я чуть из себя не выскочила от испуга! — выдохнула я, быстро задергивая штору и отступая обратно в комнату для переодевания.

Мой отец пожал плечами и улыбнулся, отчего его усы забавно дернулись. По его позе я могла сказать, что он тоже нервничает. Как ни странно, но от его тревожности я успокоилась и подошла к нему, чтобы разгладить перед его модного пиджака. Он засунул палец в накрахмаленный воротник своей рубашки и потянул на себя, морщась, словно одежда душила его до смерти. Отец нечасто носил красивую одежду, и уж точно ничего такого, к чему требовался бы галстук. Его наверняка похоронят в униформе полицейского.

— Ненавижу этот обезьяний костюм, — проворчал он себе под нос.

Я засмеялась и шлепнула отца по руке, чтобы он убрал ее от галстука до того, как решил сорвать эту проклятущую штуку полностью.

— Обещаю, что тебе всего лишь нужно походить всем еще несколько часов, — сказала я, пытаясь успокоить его.

Шериф Свон лишь покачал головой и вздохнул еще более тяжко. Я видела бисеринки пота, проступающие у него на лбу, и могла сказать, что это означает: отец беспокоился куда больше, чем хотел показать. Он был не из тех парней, кого легко смутить. От этой свадьбы у него действительно ехала крыша.

— Я все еще не уверен по поводу всего этого, Белла, — сказал он наконец. Его тон был серьезным, а глаза темными и полны беспокойства.

Я улыбнулась и взяла его за руку, нежно сжав ладонь. Не было ничего, о чем стоило бы беспокоиться, и я сказала то, что было нужно.

— Все будет хорошо, — пообещала я, радость улыбаясь. Но папа все еще выглядел колеблющимся. — Вот увидишь.

Орган заиграл в мажорной тональности, и я подтолкнула его к шторе.

— Кроме того, прошло уже довольно много времени, и ты это знаешь.

Он крякнул, и я едва сдержала смех, зная, что при данных обстоятельствах он вряд ли это оценит. Я услышала музыкальный сигнал и с физическим усилием подтолкнула отца вперед.

— Пришло время твоего парадного выхода, мистер. Иди и встреть свою смущенную невесту.

Отец кивнул, и его глаза заблестели. Я знала, что он должен думать о Сью и о том, как прекрасно она будет выглядеть в подвенечном платье. Они ждали этого момента столько лет, и я была рада, что отец, наконец, получил свое «долго и счастливо». Наблюдая, как папа покидает комнату, высокий и красивый, я сделала глубокий вдох, чтобы удержаться на ногах. В конце концов, не каждый же день удается побыть шафером собственного отца. Я выпрямилась, в последний раз расправила платье и медленно прошествовала к передней части церкви, чтобы встать рядом с отцом.

Иисусе, сколько народу-то собралось! Куда уж больше-то?

Такое впечатление, что все пришли сюда в обязательном порядке, чтобы увидеть, как мой отец, наконец, свяжет себя узами брака. Им, наверно, было так же сложно поверить в это, как и мне, вот они и пришли, чтобы увидеть все собственными глазами. Весь храм был заполнен; яблоку негде было упасть. Я постаралась не заострять внимание на том, насколько гигантская толпа людей смотрит на меня, наблюдая за каждым моим движением. Если бы я не сделала этого, то запуталась бы в собственных ногах еще в проходе, а сегодняшний день, был не для таких глупостей, так что, нет уж, увольте.

До отца я добралась без происшествий и с облегчением выдохнула. Туфли на высоких каблуках, красующиеся на моих ногах, просто убивали, но мои волосы все еще были уложены, а чулки были там, где им положено, так что я возблагодарила Господа за маленькие чудеса. Я бегло осмотрела присутствующих и задержала взгляд на самом прекрасно выглядящем юноше в церкви — моем парне. Он самодовольно ухмылялся мне, и волосы его были в беспорядке, но я видела свободно болтающийся на его шее галстук. Он выглядел растрепанным, но безнадежно прекрасным. Все-таки это странный опыт: испытывать такой интенсивный всплеск эмоций всякий раз, когда мы оказываемся в одной комнате. Кто-то мог бы решить, что за восемь месяцев мне бы уже пора привыкнуть видеть его прекрасное лицо, но, к сожалению, это был не тот случай. Мое сердце по-прежнему билось втрое быстрее, когда мы были вместе. Наши глаза встретились, и весь остальной мир просто исчез.

Я осознала, что уставилась на него с глупой улыбкой на лице, и стряхнула оцепенение. Его ухмылка стала до невозможного широкой, и даже через все святилище я могла видеть подмигивающие мне дьявольские ямочки на его щеках. Он наслаждался тем, что мог довести меня до состояния человека, абсолютно витающего в облаках. Я ничего не могла с собой поделать. Я во все глаза наблюдала, как он проводит рукой по волосам, и почувствовала бы слабость в коленях, сними он рубашку. Мне всегда казалось, что он становится хозяином положения.

Пропади она пропадом, эта его приятная внешность!

Ну что ж, сегодня он будет тем, кто попадет в магазинчик сюрпризов.

После свадьбы, мы все направились в зал для приема гостей. Ели торт, танцевали и отлично проводили время вместе, чествуя счастливую пару. После этого отец и его невеста отправятся в двухнедельный медовый месяц на Бермудские острова. И весь дом был в моем распоряжении.

Эдвард не знал этого, но сегодня вечером мы в первый раз займемся сексом.

Свадьба прошла без сучка и задоринки. Церковная служба была красивой и не слишком затянутой. Отец и Сью подготовили собственные клятвы — всего лишь несколько простых слов, чтобы разделить радость их союза. Высокий и звонкий голосок Сью звучал, как колокольчик, а рокочущий баритон папы дрожал, отчего у меня на глаза навернулись непролитые слезы. Я быстро смахнула их, испытывая неловкость, что расплакалась на свадьбе. Это было так банально. Я встретилась взглядом с Леа, которая стояла рядом с матерью в качестве подружки невесты, и она кивнула мне. Она могла бы посмеяться над моей эмоциональной реакцией на бракосочетание наших родителей, но я заметила, что ее глаза тоже были подозрительно влажными.

Прием был прекрасен. Зал был драпирован тканями, а на каждом столике стояли белые свечи и лежали прекрасные цветочные венки. Все ели и смеялись, наслаждаясь компанией друг друга. Там был бесплатный бар, но поскольку одним из виновников торжества был мой отец, никто из подростков так и не рискнул хотя бы попытаться этим воспользоваться. Джейк все время шутил, что стащит бутылку, но даже он знал, что лучше не пытаться сделать это в день свадьбы шерифа. Вместо этого, он просто взял со стола одноразовый фотоаппарат, предназначенный для свадебных фотографий и приступил к беспорядочной фотосьемке. Когда Блэк попытался запечатлеть декольте Леа, она отобрала у него камеру и ею же треснула его по голове. Элис же во время приема куда-то скрылась. А когда я не смогла нигде найти и мистера Джаспера, то предположила, что они, вероятно, уединились в каком-нибудь тихом месте. Я больше не строила предположений по этому поводу. Я просто надеялась, что для них, в конечном счете, все закончится хорошо.

Касательно Эдварда, то ему, кажется, больше нравилось проводить время со мной, чем заниматься чем-то другим, и я была совершенно не против такого положения вещей. Мы танцевали на паркетном полу, и он держал меня так близко, пока группа играла жуткие баллады восьмидесятых-девяностых годов. Мой отец был поклонником рок-группы «REO Speedwagon», и Эдварда закатывал глаза каждый раз, когда начинала звучать новая песня. А мне было все равно, что играет, — у меня кружилась голова.

Когда настало время для отбытия молодоженов, я обняла их на прощание и помахала рукой, когда они отъезжали на украшенной полицейской машине отца. Жестяные банки, привязанные к заднему бамперу, весело звякали по дороге, когда они уезжали прочь в едва наступивших вечерних сумерках. Небо было в прекрасных оттенках фиолетово и розового, а теплый апрельский ветерок приятно овевал мою кожу. Весь мир чувствовался обновленным и чистым, опьяненный ярким цветом. Я сделала глубокий вдох, заполняя легкие ароматом влажных цветов и земли, а затем повернулась к Эдварду и попросила его отвезти меня домой.

Когда мы добрались до дома, я даже не заморачивалась с формальностями. Я месяцы ждала, чтобы в этот раз мы были только вдвоем. До этого я не была готова к сексу, и Эдвард был со мной терпелив, но теперь я готова. Я потянула его вверх по лестнице, в мою небольшую, но уютную спальню.

В одну из суббот, когда на улице весь день шел дождь, я перекрасила стены в синий цвет. Предполагаю, что в тот день именно синий соответствовал моему настроению, потому что погода всегда влияла на меня. Я выбрала бархатистое покрывало и повесила на стены несколько картин. Я разместила фотографии всех людей, которых любила, на каждой доступной поверхности. Улыбающиеся, счастливые лица окружали меня и согревали мое сердце. Это была замечательная комната, немного беспорядочная, но так идеально в полной мере отражающая то, какая я.

Когда мы подошли к кровати, я не смогла сдержаться и бросила взгляд на фото, стоящее на ночном столике. Это была моя самая любимая фотография из всех, представленных здесь. Непринужденный кадр, на котором Элис запечатлела Эдварда и меня, когда мы не видели. Мы сидели на улице около средней школы Форкса во время ленча. Я ела яблоко и выглядела невероятно беззаботной и счастливой, а Эдвард обнимал меня за плечи и улыбался, гладя на меня сверху вниз. Мы выглядели такими молодыми и влюбленными. Я всегда буду ценить это фото. Оно почти заменило мне жестяную коробку с воспоминаниями, которую я потеряла в огне. И теперь я создавала новые.

Я включила небольшой светильник рядом с кроватью, и комнату заполнило теплое желтое свечение. У нас было время, чтобы раздеть друг друга. Все было неспешно. Я ни капли не тревожилась о том, что должно было произойти. Эдвард знал не только мое тело. Он также знал мои мысли, и что я чувствую себя уютно. Мы провели вместе достаточно много времени, чтобы он узнал обо мне важные вещи. Он знал, где поцеловать, где пососать, а где нежно приласкать кончиками пальцев. Он мог заставить мое тело петь одним только взглядом. Постепенно мы оба оказались обнажены, и я тяжело дышала, готовая для него. Мы легли на кровать вместе, наши тела переплелись. Он оставлял влажные поцелуи на моем плече и пробежался своими теплыми ладонями вдоль моего позвоночника. Я прижимала его ближе к себе, вдыхая сладкий аромат, исходящий от кожи его шеи.

Он заглянул мне в глаза, и я могла сказать, что он уже знал, что я собираюсь сказать. В данный момент мы были настолько на одной волне, и я нисколько не удивилась, что Каллен знает, чего я хотела.

— Эдвард, — пробормотала я, кончиками пальцев перебирая его волосы. — Я уже готова.

Его глаза были серьезными. Он знал, что для меня это было серьезное решение.

— Ты уверена? — спросил он. Его глубокий голос раскатом прокатился в тишине комнаты.

Я уверенно кивнула, а затем он еще раз поцеловал меня в лоб, унося в то особое место, в котором существовали только мы. Он гладил мое тело, доводя до крайней степени возбуждения, посасывал мои соски, заставляя задыхаться от удовольствия. Его руки скользнули вниз, умело лаская нежную плоть между моих ног. Он точно знал, как именно нужно надавливать, и какие прикосновения нравятся мне больше всего. Очень скоро из моего рта вырвался вскрик экстаза, и оргазм обрушил на меня прекрасные, сладостные волны наслаждения.

Когда я вернулась из плавания в невесомости на землю, Эдвард свесился с кровати, чтобы выудить что-то из своих брюк. Когда он нашел их, то взял из заднего кармана бумажник и вытащил из него презерватив. Когда я вопросительно подняла бровь, глядя на него, Каллен пожал плечами.

— Мне нравится быть готовым. Это что, блять, преступление? — проворчал он, а щеки его при этом покрылись легким румянцем.

Господи помилуй, он на самом деле смущен.

Я добродушно улыбнулась ему.

— Из тебя получился бы потрясающий бойскаут, — нараспев произнесла я.

Он улыбнулся в ответ, распаковал обертку, прежде чем надеть контрацептив на себя. Я наблюдала за этой процедурой с широко раскрытыми глазами, очарованная его действиями. И уже было хотела протянуть руку и помочь ему. Мне было так любопытно. Так было всегда, когда мне хотелось изучить что-то новое, связанное с Эдвардом. Затем он снова лег на меня, и мои ноги автоматически раздвинулись по обе стороны от его тела, позволяя ему устроиться. Я заглянула ему в лицо и увидела, что он как будто бы начинал нервничать. Каллен тяжело дышал, а на лбу образовалась складка сосредоточенности. Я протянула руку и разгладила линии на его лбу, просто желая, чтобы он расслабился.

— Я знаю, что будет больно, — сказала я, прижимая пальцы к его губам, когда он недовольно нахмурился. — Но с этим ничего не поделаешь. Я доверяю тебе и хочу этого. — Затем я прижалась губами к его губам, смакуя вкус его. — Я хочу тебя, Эдвард.

Любовь, которой в тот момент светились его глаза, была таким прекрасным зрелищем. Каллен со свистом выдохнул из своих легких весь воздух и улыбнулся своей ангелоподобной улыбкой, заставляя меня чувствовать себя желанной и защищенной.

— Я люблю тебя, — прошептал он, касаясь губами моей щеки. — Я постараюсь быть нежным.

Затем Эдвард принял удобное положение, и я ощутила, как он впервые прижимается ко мне.

Я знала, что это будет больно, и оно действительно так и было. Эдвард ощущался слишком большим, и мне было очень некомфортно. Это была жгучая боль, и с каждым движением его бедер становилось только хуже. Каллен старался успокоить меня и двигаться медленно, но я могла сказать, что для него это было нелегкой задачей. Я закусила губу и вздрогнула, когда он вошел в меня до упора. Казалось, прошла вечность с тех пор, как он начал входить в мое тело. Я выдохнула, хотя даже не знала, что задержала дыхание, и обняла Эдварда за шею.

— Ты в порядке? — тихо спросил он. Его голос казался напряженным, словно ему было сложно контролировать себя.

Я кивнула и попробовала улыбнуться. Боль больше не была так ощутима. Она еще не прошла, но стала терпимей. В этот момент я чувствовала себя так близко к нему.

Он занимался со мной любовью очень медленно, с бесконечной осторожностью входя и выходя их моего тела. Поначалу было неловко, но потом стало происходить нечто удивительное. Ощущение все еще были странным, но мое тело начало привыкать к нему. Я нерешительно стала двигать собственными бедрами в такт с его и ахнула, когда Эдвард-младший коснулся определенной области, и от этого стало так хорошо. Я начинаю понимать, что такого приятного в этом акте. Каждый раз, когда он подавался вперед бедрами, я чувствовала, как внутри меня вспыхивали искры. Я начала получать от этого удовольствие. Я обхватила Эдварда за талию ногами, открываясь для него.

Сделав это, я тут же почувствовала, как Каллен напрягся надо мной.

— Блять, — проворчал он. Прижав меня крепче к себе, он стал задыхаться, резко и неконтролируемо толкаясь бедрами. Когда он, наконец, кончил, то уткнулся лицом в мои волосы, тяжело дыша.
— Прости, — пробормотал он себе под нос. — Я хотел, чтобы тебе было хорошо.

Я улыбнулась и успокаивающе погладила его по теплой коже обнаженной спины.

— Я люблю тебя, — прошептала я, целуя нежную кожу на его шее. — Это было прекрасно.

* * *
Я не могла уснуть.

Эдвард остался на всю ночь, и мы пролежали несколько часов, обнимая друг друга.

Около полуночи начался дождь, и стук капель по траве на улице убаюкал Каллена до самого утра. Он тихонько похрапывал, а я чувствовала, что мое сердце заполняется любовью к этому парню. Он был так невероятно важен для меня.

Я наблюдала, как свет стал медленно просачиваться в комнату, освещая стены и пол бледно-желтым. Не спав всю ночь, я была не в силах подавить возникшее внутри волнение, и чувствовала себя непривычно.

Решив, что бесполезно пытаться уснуть, я надумала встать с постели и осторожно разжала объятья Эдварда. Каллен зарычал во сне и перевернулся, обнажая широкую гладь своей атлетической спины. Его бледные конечности были совершенны, как у мраморной статуи. Во сне его лицо было таким невинным, отчего он даже выглядел моложе. Он был прекрасно сложен, и он был моим.

Я накинула хлопковый халат и тихонько прикрыла за собой дверь, оставляя своего парня поспать подольше, а сама отправилась на кухню попить водички.

Я взяла в полки стакан, набрала в него воды из-под крана и одним глотком осушила емкость почти наполовину. Пить мне хотелось жутко.

За окном пели птицы, и я решила посидеть на крыльце, наблюдая, как поднимается солнце. Я открыла дверь и вдохнула воздух раннего утра, наполненный запахом все еще влажной после ночного дождя травы. Солнце только-только лениво высунуло голову из-за горизонта, отбрасывая на землю сверкающее золотистое сияние. Сев на ступеньки крыльца, я просто наслаждалась жизнью.

Я слышала зов одной и той же птицы и посмотрела вниз, на край газона, где увидела прыгающего по тропинке рогатого жаворонка. Он остановился, когда увидел меня, и его крошечная головка заинтересованно склонилась набок. Я молчала, не желая спугнуть его. Птица решила проигнорировать меня и весело поскакала дальше, часто тыкаясь в траву в поиске семян. Когда я поднесла стакан к губам, чтобы сделать глоток, жаворонок испугался движения моей руки. Птица мгновенно вспорхнула, взмывая ввысь и уносясь в светлое утреннее небо. Чем выше взлетал жаворонок, тем громче звучала его песня, звеня в весеннем воздухе прекрасно и совершенно.

Я вспомнила, как отец однажды рассказывал мне, что жаворонки поют действительно лучшие песни, только когда свободно летают высоко над землей. Я могла понять эту птицу. Только тогда любой из нас может действительно петь от радости, когда свободен быть самим собой. В тот момент я была так рада просто пить воду и наслаждаться природой. А затем я услышала шум позади себя и, обернувшись, увидела Эдварда, опиравшегося о дверной проем.

— Что ты тут делаешь? — спросил он, зевая и разгребая рукой спутавшиеся волосы.

Улыбнувшись, я пожала плечами, поднимаясь со своего места на ступеньках.

— Ничего, — ответила я, шагнув вперед, чтобы взять его за руку. — Идем, приготовим блинчиков, а то я такая голодная.

Дверь за моей спиной закрылась с мягким щелчком, но я все еще слышала прекрасную песню жаворонка, парящего в воздухе высоко над нами.

Конец





Перевод Deruddy

Спасибо всем читателям, кто был с этой историей и дошел до конца!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-12943-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Deruddy (09.03.2016) | Автор: Перевод Deruddy
Просмотров: 1658 | Комментарии: 9


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 9
+1
9 lenyrija   (12.03.2016 06:52)
Прекрасный эпилог. Хотя он мог бы стать и замечательным прологом к новой истории - истории взросления героев, выстраивания линии своей жизни, в которой могут происходить любые события, но полной любви и взаимопонимания, которыми пронизана вся прочитанная история. Спасибо большое всей команде переводчиков за великолепный результат их труда

0
8 Al_Luck   (11.03.2016 22:32)
Замечательный финал. Рене очень жалко, типичная жертва сект. Уже не первый раз читаю именно в переводах что-то жуткое о верующих людях. У нас такая ситуация с Рене не сложилась бы, поскольку у нас изгоев не бывает в случае подобных грехов. Если кто-то начинает шептаться и осуждать, батюшка тут же говорит что-то вроде: "У тебя своих грехов нет? Чего на другие смотришь? Кто ты, чтобы осуждать?" И все. Все проблемы в том, что подобные собрания, считающиеся церковью, ею не являются. Но считать, что достаточно "Бога в душе", тоже в корне неверно. Ты очистил душу, чтобы Господь там был? Нет. А в нечистой душе Бог не живет. Единственный есть способ, чтобы Бог посетил наше сердце, Святое Причастие. В нем весь смысл христианства. Без него никакого спасения нет, это четко сказано в Евангелии. Цитировать здесь не буду, почитайте Евангелие от Иоанна, там особенно подробно об этом говорится. А Причастие возможно только в Церкви. Раньше Церковь была единая, потом откололись католики (власти им захотелось), хотя благодать, хоть и не в полной мере, но все же осталась. Затем пошло протестанство. Вот это уже полностью отход от христианства. Там прервана мистическая связь рукоположения, потому и Святая Евхаристия совершаться не может. (Христос - апостолы; апостолы - епископы - священство. Так продолжается почти две тысячи лет.) Недаром святые говорили: "Кому Церковь не мать, тому Бог - не отец". Фух, во высказала. Но по-другому никак, многие просто не понимают, что такое Церковь, думая, что это просто общественная организация. На самом деле, это Тело Христово, а прихожане - причастники - Его члены.

+1
7 terica   (10.03.2016 15:11)
Чарли женился на любимой женщине, помирились Джаспер и Элис, Рене почти выздоровела и нашла хорошую подругу..., так много событий произошло за восемь месяцев. Особенно поразило, что Эдвард так долго ждал готовность своей девушки...это тот самый Эдвард который мог предаваться приятному занятию хоть с кем, хоть когда и хоть где..., но настоящая любовь изменила его до неузнаваемости.
Цитата Текст статьи
жаворонки поют действительно лучшие песни, только когда свободно летают высоко над землей. Я могла понять эту птицу. Только тогда любой из нас может действительно петь от радости, когда свободен быть самим собой.
Замечательная и многозначительная аналогия...
А эпилог уже переведен Deruddy... Огромное спасибо за вдохновляющий эпилог, за то , что довели до конца эту прекрасную историю, позволили насладиться и оценить это произведение...

+1
6 ирина92   (10.03.2016 15:05)
Спасибо за историю! Я рада, что в жизни Беллы появились друзья и прекрасный молодой человек, которых раскрыл её внутренний огонь! "Плохой" Эдвард на самом деле очаровательный мальчонка, даже очень!!!

0
5 mamamis   (10.03.2016 05:16)
спасибо

+1
4 Lepis   (09.03.2016 22:38)
Спасибо

+1
3 lenuciya   (09.03.2016 22:18)
спасибо за замечательную историю

+1
2 Evgeniya1111   (09.03.2016 21:45)
Спасибо большое за замечательный перевод !!!

+1
1 з@йчонок   (09.03.2016 21:32)
Ох, это восхитительно! Обязательно перечитаю еще раз! Большое спасибо!!!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]