Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1627]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [8]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4847]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15121]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14328]
Альтернатива [9019]
СЛЭШ и НЦ [8963]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4352]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за июль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

Не было бы счастья…
Осенняя ненастная ночь.
Белла убегает от предательства и лжи своего молодого человека.
Эдвард уносится прочь от горьких воспоминаний и чувства вины.
Случайная встреча меняет их жизнь навсегда.

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Асмодей
Обычно пламенная страсть заканчивается в холодных руках смерти, но в этой истории со смерти все только начинается. Что ждет праведную душу в аду? Способен ли огонь преисподней обратить в пепел веру? Сможет ли судьба соединить перерезанную нить жизни? Да и захочет ли? Вас ждут адская страсть, интриги, искушения падших и ангельские посулы, приправленные извечным противостоянием небес и преисподней.

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Похищенная
– Белла, я все равно войду. Лучше открой сама, – сообщил неизбежность гость.
Когда мужчина произнес мое имя, ноги похолодели от ужаса. Он знал, как меня зовут, у него оказался ключ от квартиры. Версия случайного ограбления отпала. Как и вероятность, что визитер оставит меня в покое.

Два слова
Прошлым летом я увидел вас, когда ехал по скоростной ветке «L» метро, ведущего в Бруклин. Я сделал комплимент насчет вашей куртки, а вы написали мне записку на клочке бумаги. Последние несколько месяцев я держал ее у себя на столе в надежде, что я когда-нибудь снова с вами встречусь. Если это вы, пожалуйста, напишите два слова из вашей записки в строке темы электронного письма.

Крылья
Кирилл Ярцев - вокалист рок-группы «Ярость». В его жизни, казалось, было всё: признание, слава, деньги, толпы фанаток. Но он чертовски устал, не пишет новых песен. Его мучает прошлое и никак не хочет отпускать.
Саша Бельская работает в концертном агентстве, ведет свой блог с каверзными вопросами. Один рабочий вечер после концерта переворачивает ее привычный мир…



А вы знаете?

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Робстен. Пиар или реальность?
1. Роб и Крис вместе
2. Это просто пиар
Всего ответов: 6703
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Фанфик-фест

Прям как доктор прописал. Глава 12

2019-8-25
18
0
12

Так намного веселее, чем ненавидеть тебя


– Белла, зайдем внутрь. Ты замерзнешь.

Замерзну? Точно. Наверное, я должна мерзнуть, но, откровенно говоря, мир мог бы разрушиться вокруг меня, и я вряд ли это замечу. Я слишком сейчас озабочена всем, что произошло – всем, что я хочу сказать – чтобы замечать такие тривиальные вещи как обморожение и гипотермия.

– М-м… да. Точно. Конечно. – Каким замечательным собеседником я стала. Я бы не удивилась, если Эдвард приглашает меня в дом из жалости.

Дорогой Господь, пожалуйста, не позволяй ему приглашать меня внутрь из-за жалости…

Но Эдвард улыбается и кладет ладонь на мою спину, ведя меня по ступенькам. Я потираю руки, чтобы согреться, когда он открывает дверь, и затем я вхожу в его дом. По моему позвоночнику идет дрожь, когда я чувствую, что Эдвард следует за мной.

– Подожди. Я включу тепло, – быстро говорит он, проходя мимо меня. – Прости, меня не было дома весь день. – Он разбирается со своим термостатом, пока я пожимаю плечами.
– Все в порядке.

– Дом нагревается недолго, – продолжает он, возвращаясь ко мне, и сбрасывает с ног свою грязную обувь; я делаю то же самое. – Хочешь, я дам тебе куртку?

Внезапно такое ощущение, что моя кофта приморозилась к телу, но это не беспокоит меня. Ничто не имеет значения, кроме пристального взгляда Эдварда. Его слов. Того, как он теперь стоит в миллиметрах от меня, и если бы я привстала на цыпочки, то легко бы смогла поцеловать его.

Но я этого не делаю. Я испугана. Взволнована.

Но почему? Он все, чего я хочу, так?

Он убирает волосы с моего лица, заворачивая пряди за ухо. Кончики его пальцев словно лед, но все же они расплавляют все внутри меня, размораживая любое решение, которое у меня есть в запасе. Мне надоело пытаться бороться с этим.

– Прости за то, что мы надрали вашу задницу на игре, – внезапно говорит он, и мои глаза удивленно расширяются. Его же взгляд сияет озорством. – Все же я предупреждал тебя, что это произойдет.

Я игриво ударяю его в живот. Не сильно, но достаточно, чтобы он согнулся в защитном жесте, вытянув руку вперед, чтобы защитить свой глупый торс.

– Не заставляй меня надрать тебе задницу прямо сейчас, – угрожаю ему я, но это было явно неправильной фразой с моей стороны – все еще согнутый, он внезапно атакует, хватая меня за ноги и перекидывая через свое плечо, что я фактически вешу вверх тормашками. Клянусь, я сейчас упаду, и конечно я кричу, словно меня схватил маньяк, но я не упускаю тот факт, что упираюсь лицом прямо в его задницу. Ну, прямо туда. Это все, что я вижу, и, честно говоря, все, о чем я думаю, в течение тех сомнительных тридцати секунд; даже моя жизнь, которая четко находится в рискованном положении, оказывается на втором месте, когда мой разум заполняют различные фантазии.

– Что ты сказала, Белла? – усмехается Эдвард. – Собираешься надрать чью задницу?

Он делает вид, будто бросает меня, и я чуть ли не обделываюсь от испуга. Нахрен, если я умру, то пусть оно того стоит.

Так что я хватаю его за задницу.

Это не простая хватка за задницу. Ее даже нельзя считать дружественной. Она настойчивая. Даже немного яростная. Она отображает гнев всего моего скрытого сексуального неудовлетворения за все эти прошедшие месяцы, и я сжимаю его зад, словно держусь за свою жизнь, все еще крича и время от времени откидывая голову назад. По-моему, я застаю Эдварда врасплох. Отчасти трудно сказать, когда я не вижу его лицо. Но он быстро прекращает смеяться надо мной, и со скоростью света я лечу по воздуху, прилетая прямо на его диван.

Мгновение я чувствую головокружение, а затем вижу перед собой лицо Эдварда.
– Так вместо того, чтобы надрать мне задницу, ты пыталась оторвать ее? – серьезным тоном спрашивает он меня.

Я ахаю, адреналин все еще бушует в моем теле.
– Ты почти убил меня, – стону я, все еще чувствуя небольшое головокружение.

– Тогда кого бы я мучил, если ты умрешь? – Этот вопрос звучит так же серьезно, как и предыдущие его слова.

– Дельное замечание.

– Иди сюда. – Схватившись пальцами за мой ремень, он притягивает меня к себе, пока я сдвигаюсь вниз по дивану, оказываясь на спине прямо под ним.

Я совсем не разочарована нашей позицией. Да, я хочу поговорить с ним. Но у меня есть целая ночь. Он никуда не денется.

Я не позволю ему.

– Я рад, что ты пришла, – бормочет он; его нос в сантиметрах от моего. Его тело не касается моего, а расстояние между нами кажется в несколько миль. Слишком большое.

Я вытягиваю руку и касаюсь его подбородка. Знаю, мои пальцы должны быть заморожены оттого, как его кожа чувствуется под ними. Его дыхание согревает меня, и в течение нескольких секунд мы молчим. Я не заполняю момент неловкими словами; вместо этого я наклоняюсь вперед и твердо прижимаюсь к его губам, захватывая его нижнюю губу между своими. Его губы холодные, но язык горячий, когда он нетерпеливо проскакивает, приветствуя мой. Он стонет мне в рот, и звук, кажется, проходит сквозь мое тело, чувство почти возбуждающее. Я кладу ладонь на его плечо и надавливаю, пока он не опускает свой вес на меня. Мои ноги обнимают его бедра, делая нашу позицию ближе, плотнее. Наши поцелуи становятся горячее, но не поспешнее. Его рука перемещается от моего бедра к голени, а затем заскакивает под мою кофту, оборачиваясь вокруг талии. Мои руки тянут его футболку, пытаясь стянуть ненужную одежду с его тела. Наконец он сжаливается и снимает ее через голову, оставляя грудь обнаженной и свободной для моего исследования и удовольствия.

Но мои руки холодные. Он шикает и втягивает живот, когда я касаюсь гладкой, открытой кожи.
– Прости, – смеюсь я у его губ.

– Все в порядке, – бормочет он, и я полагаю, он игнорирует мои замерзшие пальцы, потому что я продолжаю исследовать, упиваясь чувством его крепкого тела, упирающегося в мое, и он снова не жалуется. Фактически с моей стороны раздается много стонов и создается ощущение трепета.

Я хочу уложить этого мужчину в кровать и никогда не покидать комнату.

В итоге я немного храбрею. Проводя ладонями вниз по его спине, я позволяю им задержаться на поясе его эластичных шорт, которые допускают легкий доступ. Я хорошенько задумываюсь, должна ли я продолжить – будет ли это неуместно? Слишком? Слишком быстро? Но, в конце концов, побеждает чистая жажда, и я подсовываю ладони под его шорты и боксеры, чтобы хорошо и крепко сжать голую задницу. Эдвард отвечает, издав несколько стонов и сильно прижимая ко мне таз, а затем быстро отстраняется, заставая меня врасплох.

– Дерьмо, – бормочет он, перемещаясь в сидячее положение на диване. Он запускает пятерню в волосы, когда я вытягиваю ноги из внезапной неловкой позиции и тоже сажусь.

– Что? Что не так? – спрашиваю я, встревоженная. Мое сердце трепещет. Понятия не имею, почему он внезапно отступил.

– Я просто… Боже, Белла. Я, блядь, схожу с ума, – раздраженно объявляет он. – И я не хочу тебя подталкивать на то, к чему ты еще не готова. Нам правда нужно остановиться.

Сердце резко падает. Грудь сжимает. Чувствую, словно меня ударили в живот.

Вот и все, да?

– Я… я… прости, – запинаюсь я. – Знаю, со мной было чертовски сложно…

– О чем ты? – перебивает он.

Я сглатываю.
– Ты сказал, нам нужно остановиться.

– Да, нужно, – подтверждает он. – Я, нахрен, взорвусь, если мы не сделаем этого. – За его словами следует грустная, мрачноватая ухмылка.

Я не знаю, что сказать. Я должна предложить уйти, но это последнее, что я хочу сделать. Я хочу вернуться на две недели назад или, может, хотя бы на двадцать минут, чтобы просто сказать ему, чего я хочу, без всякой преамбулы. Я хочу выложить все, пока он не начнет все пересматривать и не решит, что, в конце концов, я не стою его усилий.

Он хватает свою кофту с пола и надевает назад. Что-то во мне умирает.

– Я могу уйти, – слабо предлагаю я, и Эдвард резко смотрит на меня.
– Почему? Хочешь уйти?

– Просто… ты хочешь, чтобы я ушла?

– Конечно, нет, Белла. Если бы все было по-моему, то ты бы провела со мной ночь. – Как только слова слетают с его губ, он вздыхает и начинает устало потирать лицо. – Это не должно было так прозвучать, – мрачно стонет он. Но его слова поднимают мне настроение.
– Я тоже не хочу уходить, – спокойно признаю я.

– Хорошо, – вздыхает он, выглядя оживленным.

– Можем мы немного поговорить?

Эдвард смотрит на меня, наморщив брови.
– Конечно.

Моментально у меня во рту образуется пустыня. Внутри словно вата. Я смотрю вниз на руки, пока пытаюсь подобрать правильные слова, и Эдвард терпеливо ждет начала моей речи.
– Я, м-м… – С чего бы начать? Просто выложить все, как есть? Как-то подвести к этому? – Ты мне очень нравишься, Эдвард. Но ты уже знаешь это…

Полагаю, это уже что-то. Эдвард немного хмурится, но все же ничего не отвечает.

– И знаю, я говорила, мне нужно время, – продолжаю я. – Но сегодня кое-что произошло, и я начала думать, что, возможно, некоторые вещи намного важнее. И не буду врать – видеть, как ты флиртуешь с другими женщинами, это… не знаю. Мне не нравится это, потому что я знаю, нет ничего, что сдерживает тебя предпочесть их мне.

– Ну, в свою защиту, – говорит Эдвард, – скажу, что чувствую то же самое, когда вижу тебя, флиртующую с другими парнями. Но я не флиртовал. Когда это я с кем-то флиртовал? – хмурится он, наиболее вероятно вспоминая каждое свое взаимодействие с противоположным полом за последнее время.

– Ты не нарочито флиртовал, но когда женщина сексуальна и я знаю, что она бы с удовольствием в одно мгновение прибрала тебя к рукам – и ты улыбаешься и разговариваешь с ней весь рехнутый день – это имеет тот же эффект, – разъясняюсь я.

– О ком ты?

– О докторе Эллис.

Он хмурится.
– Я не флиртовал с ней, Белла. Мы все еще друзья, так что мы болтаем. Это ограничивающиеся разговорами отношения.

– Может, для тебя, – спорю я.

– Что это значит?

– У нее все еще есть к тебе чувства.

Он вздыхает и чешет голову.
– Ну и что, если так? Думаешь, это автоматически означает, что я собираюсь продолжать спать с ней?

– Как будто ты не делал этого прежде, – бормочу я, но Эдвард слышит и сразу же обижается.
Господи, Белла. Чего ты от меня хочешь? Это ты продолжаешь говорить, что пока не хочешь отношений, но все же злишься, потому что я поговорил сегодня со своим другом? Так, по существу, ты предпочла бы, чтобы я выбросил каждую женщину из своей жизни, хотя ты ничего не даешь мне взамен. Ничего, Белла.

Твою мать. Все не так, как я представляла.

– Нет, – быстро говорю я. – Это не то, что я имела в виду…

– Тогда просвети меня. Ради Бога, избавь меня от страданий и скажи, что именно ты хочешь.

Следующие слова из моего рта вырываются быстрее, чем я могу подумать. Ничто не сдерживает их; словно в дамбе появилась прорезь, которая напрочь ее развалила.

– Тебя! – восклицаю я. – Я хочу тебя, хорошо? Я не хочу больше рисковать. Я хочу, чтобы ты пообещал, что не переспишь с нею или с кем-либо еще, потому что я хочу, чтобы ты принадлежал только мне.

Глаза Эдварда расширяются, и я вижу, как его гнев ослабевает.
– Тогда я хочу, чтобы ты сделала то же самое, – сухо объявляет он.

– Уже, – слабо отвечаю я и чувствую, словно вся моя энергия в момент ушла в никуда. – В течение многих недель был только ты.

– О спасибо гребаный боже, – вздыхает он в облегчении и дергает меня за рукав, убеждая сесть ближе. – Пожалуйста, иди сюда.

Я не трачу времени впустую, сокращая небольшое расстояние между нами и вскарабкиваясь ему на руки, мои колени по обе стороны от его бедер, когда я сижу лицом к нему. Он обнимает меня за талию и прижимает к себе.
– Ты хотя бы представляешь, как долго я ждал этого? – ругает меня он, наклоняясь вперед, что наши губы чуть ли не соприкасаются.

– Прости, – шепчу я, и его губы встречают мои, его прикасания медленные и осторожные. Я отправляю пальцы в его волосы и притягиваюсь ближе, пытаясь насладиться всем, чем могу, в этот момент. Огромный вес упал с моих плеч, и я чувствую себя легче, чего не было уже годами. Больше нет никаких переживаний о том, что он делает, или с кем он – потому что наконец он мой.

Он разочарованно стонет перед тем, как снова отстраняется. Я склоняюсь, чтобы поцеловать его еще раз, и он позволяет это, пока не поднимает руки и не обхватывает мое лицо ладонями.
– И что же это значит? – интересуется он, и я хмурюсь.
– Что?

– Ты теперь будешь носить мою школьную куртку1? – дразнит он; его улыбка легкая и яркая.

Я не могу ничего с собой поделать и широко улыбаюсь, пытаясь представить Эдварда как футболиста или другого спортсмена.
– У тебя есть школьная куртка?

– Ну… нет, – застенчиво признается он. – Но у меня есть милый лабораторный халат.

– Хочешь, чтобы я носила твой лабораторный халат? – Я приподнимаю бровь.

– Ты понимаешь, о чем я.

– Уверена, это понятие уже давно не употребляется даже в школах, – сообщаю ему я.

Он проводит по моей щеке кончиком пальца, убирая волосы мне за ухо.
– Как жаль, – говорит он, его губы внезапно целуют чувствительную кожу моей шеи; его дыхание горячее. – Отчасти мне нравится мысль о тебе в моем халате. – Его голос с намеком. Бог ты мой.

– Ну… ты должен заработать право, чтобы я носила твой халат, – бормочу я, но, откровенно говоря, я слишком отвлечена, чтобы думать о хорошем ответе. Его губы у моего уха, слегка покусывают нежную мочку. Все мое тело покрывается «гусиной кожей».

– Думаю, с этим я могу справиться, – размышляет он.

– Я просто… м-м-м… хорошо…

С его ладонью в моих волосах он прижимает мое лицо к своему и наши губы неистово сталкиваются. Его язык сразу начинает исследовать мой рот, наши касания становятся неотступнее. Моя кофта снята через голову и отброшена в сторону, и несколько моментов спустя за ней следует его футболка. Кожа к коже. Мой лифчик остается, и он даже не очень симпатичный – черный спортивный лифчик, которому уже около года. Вы только представьте! Но, кажется, Эдвард не возражает. Он гладит мою грудь через ткань, его губы снова перемещаются к моей шее. Я выгибаюсь к нему, когда он двигается ниже, его пальцы стаскивают вниз ткань лифчика так, чтобы его рот мог задеть выпуклости моей груди. Мои же пальцы плотно зарыты в его волосах, крепко их сжимают, убеждая его на большее.

Он расстегивает нижнюю застежку моего лифчика со страхом, его осторожные глаза встречаются с моими.
– Не против?

Я качаю головой, хватаясь за лифчик и снимая его через голову. Мои соски на мгновение представлены прохладному воздуху, и затем горячий рот Эдварда покрывает один, его рука массажирует другой. Я стону, отбрасывая голову назад в удовольствии, и несколько моментов спустя он перемещается, чтобы оказать равное внимание моей другой груди.

– Ты чертовски красива, – выдыхает он мне в грудь, и в течение краткого момента мне кажется, что он говорит с моими сиськами, а не со мной. Это было бы отчасти странно, но, возможно, он знает, что я питаю скрытую неуверенность по сравнению с титьками доктора Эллис.

Я просто ахаю в ответ.

Эдвард отклоняется, кладя меня на спину. Он сползает на меня, его колено находится между моих ног, а наши губы вновь встречаются.
Мои ноги снова обнимают его талию, его эрекция упирается в меня, когда бедра поддаются вперед. Чудесно, заманчиво и душераздирающе.

– Ты должна остановить это, Белла, – тяжело дышит он, как будто знает именно то, что я думаю. – Я не хочу давить на тебя, но... – Он целует меня вновь. – Боже, с тобой так чертовски хорошо, – заканчивает он.

Жаль, что я не могу остановиться. Проложить некоторые границы, быть надлежащей леди. Но он прав, так невероятно хорошо. Я окружена его ароматом, его вкусом. Окружена и потрясена, и я не хочу, чтобы это заканчивалось.

Может, это слишком скоро, но какого черта? Мы оба хотим этого. У меня буквально будет ломка по этому…

Отрицание своих желаний было бы просто нелепо.

– Боже, я не хочу останавливаться, – отчаянно стону я. Мои пальцы хватаются за его спину, рука снова скользит к поясу его шорт. Его задница совершенна, и я использую ее как рычаг, чтобы прижать его бедра еще крепче, когда он нужен мне. Он стонет и на мгновение отстраняется, неловко вставая на ноги.

– Пойдем со мной, – просит меня он, затаив дыхание, и ладонью помогает мне встать с дивана. Я мгновенно прижата к нему снова, наши поцелуи бешеные и неистовые, когда я притягиваю его лицо ладонью, держась за шею. Не думаю, что мы когда-нибудь доберемся до спальни такими-то темпами. Мы неловко передвигаемся через комнату, врезаясь в его глубокое кресло, но мы никогда не отдаляемся друг от друга. Когда мы добираемся до коридора, он разворачивает меня и прижимает к стене, наши рты все еще пожирающие и настойчивее чем когда-либо. Я втискиваю руку между нами и глажу его через шорты, заставляя стонать мне в рот. В итоге он отрывается, чтобы суметь атаковать мою шею, и наши тяжелые вздохи заполняют комнату, когда он цепляет мою ногу к своему бедру, сильно прижимая к себе. Мы продолжаем в таком духе еще несколько секунд, пока он не хватается свободной рукой за мою другую ногу, немного приседая, чтобы полностью поднять меня с пола. Я незамедлительно обнимаю его талию, цепляясь за него, и он делает несколько шагов назад, пока наконец не поворачивается и не завершает наше путешествие до спальни.

Дверь резко раскрывается, врезаясь в стену. Я жадно целую Эдварда, ни один из нас не вздрагивает при звуке ударе, когда он продвигается вперед и в итоге бросает меня на свою кровать. Он ложится сверху, сразу же расстегивая пуговицы моих капри. Когда он заканчивает, я приподнимаю бедра, чтобы он помог снять их. Как только они отброшены на пол, я прижимаю его к себе, сокрушая свои губы на его, пока нетерпеливо стягиваю шорты по его ногам. Эдвард заканчивает задание за меня, и скоро мы действительно вплотную друг к другу – кожа к коже – наше нижнее белье – последний барьер между нами.

Эдвард снова целует мою шею, затем грудь, беря один твердый сосок в рот.
– М-м-м… ты такая вкусная, – стонет он. Я отчаянно цепляюсь за его волосы, задыхаясь от нетерпения, когда его рука проскальзывает вниз по моему животу и в итоге оказывается на моих трусиках. Я выгибаюсь на кровати при его касании, и Эдвард смотрит на меня, все еще лаская кожу.
– Тебе хорошо, малышка? – бормочет он, и хватает только лишь его голоса, чтобы довести меня до крайности. Это было так давно… слишком давно.

– Черт, да… Боже, как же хорошо, – стону я. Беря это как за сигнал, он медленно хватает мои трусики по обе стороны от моих бедер и стягивает их. Они осторожно стянуты по моим ногам и отложены в сторону, а его рот задевает самую нижнюю частью моего живота, всего в нескольких болезненных дюймах от того, где я желаю больше всего. Его рука там снова, никакой ткани между нами, два пальца проскальзывают в меня, в то время как кончик другого задевает мой клитор. Я неудержимо ахаю, отбрасывая голову назад, уже близкая к краю. Не уверена, Эдвард это или месяцы, проведенные без секса, – или, может, и то и то – но как только его рот заменяет руку, его язык пробует меня длинными, истомленными движениями, я чувствую, словно полностью теряю контроль.

Как бы мне ни было хорошо, я хочу, чтобы он оказался внутри меня, и не только его пальцы.
– Эдвард, – ахаю я. – Остановись… не могу… хочу тебя.

Вероятно, я сплошная бессмыслица, но Эдвард, кажется, понимает. Он снова быстро целует меня, а затем тянется в сторону и открывает ящик ночного столика. Он роется там несколько секунд, вытаскивая его сильнее – слишком сильно – и весь ящичек падает на пол. Он ругается, как только он касается пола.

– Что случилось? Что ты делаешь? – спрашиваю его я, садясь на колени, чтобы рассмотреть получше. Наконец он возвращается ко мне, и, клянусь, такое чувство, будто он готов зарыдать.

– Черт, – шепотом ругается он. – Кажется, у меня нет презервативов.

– Что? – Мой голос выше на несколько октав, и я быстро пытаюсь восстановить контроль. – О чем ты? Разве у тебя нет одного в бумажнике или где-то еще?

– Мне, нахрен, не шестнадцать, Белла.

– Как у тебя может не быть одного? Ты парень. У тебя должна быть их целая куча!

Я склоняюсь с кровати к упавшему ящичку, разглядывая его содержимое. Прямо сейчас нахождение презерватива походило бы на обнаружение Святого Грааля. Но, увы, там нет ничего ценного – просто ручки и бумага, батарейки и жвачка.

– Я просто… Мне не требовались они некоторое время, – распыляет он. – Я даже не осознавал, что они кончились. – Он смотрит на меня. – Ты на таблетках?

На мгновение мое лицо озаряет улыбка, а затем я понимаю… черт. Они кончились в прошлом месяце, а я не торопилась пополнить запасы. Честно говоря, я не знаю ни одного гинеколога по близости, и мысль о том, чтобы сходить к одному из этих ненормальных, заставляет меня поежиться. Как и другие доктора. Так что я откладывала визит. Я быстро подумала о матери Эдварда, ведь он упоминал, что она гинеколог, но идея была разбита в пух и прах, как только сформировалась. Никогда я не позволю матери моего потенциального любовника исследовать свои прелести.

– У меня закончились, – стону я, откидываясь на кровать в поражении. Я закрываю глаза, пытаясь не зацикливаться на своей вечной неудаче или нехватке веры Эдварда в нас, что мы когда-нибудь сможем заняться сексом. Если бы я подозревала, что дойдет до этого, то снабдила свою сумочку сотней презервативов прежде, чем приехать сюда. Фактически у меня никогда не было таких проблем – я искренне сидела на таблетках много лет, абсолютно не пугаясь создать маленькую копию Алека. Но из-за того, что давненько никто не оказывался у меня между ног, мне действительно не приходило в голову принять какие-то меры.

Кровать прогибается, когда Эдвард ложится рядом, и затем я чувствую, как его нос касается моего, его губы ищут мой подбородок.
– Прости, – шепчет он. – Я могу сгонять на заправку…

Я обнимаю его, притягивая ближе. Мгновение мы мягко целуемся.
– Не хочу, чтобы ты уходил, – жалуюсь я, отказываясь ослаблять свою хватку. Его пах прижимается к месту между моими ногами, его боксеры все еще разделяют нас. Только одно трение невероятно. Я двигаю руками вниз по его спине, изо всех сил пытаясь стянуть ткань.

– Сними их, – прошу я.

– Белла… – Его тон предупреждающий; его рука быстро останавливает мою.

– Мы ничего не будем делать. Я просто… пожалуйста, Эдвард.

Это все, что требуется, и он быстро снимает их вниз по бедрам, немного приподнимаясь, чтобы он смог стянуть резинку около эрекции. Я наблюдаю за тем, что вижу перед собой, полностью очарованная и более заведенная, чем когда-либо. Он нависает надо мной, покрывая меня и целуя шею. Его член всей своей длиной прижимается ко мне, твердый и совершенный. Я провожу ногтями по его спине, перемещая бедра и заставляя его скользить вверх и вниз поверх меня. Все гладко и влажно, и Эдвард громко стонет, сразу же въезжая и улавливая мой ритм.

– Как хорошо, – стонет он. – Я так чертовски сильно хочу тебя. – Его голова прижата к моему плечу, дыхание горячее против кожи. В то время как я должна была согласиться о наличии его во мне, это уже чувствуется великолепно – головка его члена продолжает скользить между моими изгибами, прижимаясь к моей входу, но не входя внутрь. Каждое движение задевает мой клитор и почти приводит меня к краю.

– Боже, Эдвард… это невероятно. Я могу кончить. Я сейчас кончу, – задыхаюсь я.

– Да? Тебе хорошо? – Он мягко целует меня в губы, и я помещаю одну руку на его совершенную попку, ведя его бедра, а другую прячу в его волосах. Может, мы и не соединены в полном контакте, но между нами все равно происходит что-то на глубоком уровне.

– Так хорошо. Так-так-так-так хорошо.

Его рука проскальзывает между нами, и он помещает два пальца на мой клитор.
– Как насчет этого?

И больше ничего не требуется. Я вцепляюсь ногтями в его кожу, напрягаясь, когда полностью теряю под ним контроль. Его имя покидает мои уста несколько раз при моих резких выдохах, и когда все заканчивается, он крепко целует меня, пихая язык в мой рот. Мы целуемся еще несколько моментов, пока он не отстраняется и не сосредотачивает свое внимание на моем подбородке, затем шее.

– Тебе хорошо, малышка? – Он все еще тверд ниже меня, все еще двигает бедрами.

– Безумно хорошо, – истощенно вздыхаю я.

Секунду я пытаюсь восстановиться, а затем собираю всю свою энергию, чтобы сдвинуть его с меня, убеждая Эдварда лечь на спину. Он легко подчиняется, и я сажусь на его талию, а затем снова целую его. Руки Эдварда бегут по моим бокам, бедрам, пока наши языки нежно ласкают друг друга. В итоге я отстраняюсь и отодвигаюсь назад на кровати, чтобы я оказалась на коленях перед его членом. Момент я восхищаюсь им, а затем оборачиваю ладонь вокруг него, медленно перемещая ее вверх и вниз, заставляя Эдварда громко стонать. Нижняя его сторона все еще гладкая от моих собственных соков.

– Боже, Белла. Невероятно. Так чертовски хорошо.

Удовлетворенная, я опускаюсь, медленно облизывая от основы его члена до головки. Я могу почувствовать на нем свой собственный вкус, но это мало меня беспокоит. В любом случае это заводит меня еще больше. Эдвард задерживает дыхание, а затем мягко помещает ладонь мне на затылок. Я немного подразниваю его, а затем полностью вбираю в рот, заставляя его стонать и слегка подергивать бедрами. Я принимаю его, насколько могу, и он отбрасывает голову назад и закрывает глаза, крепко прикусывая нижнюю губу.

Прекрасный.

Я продолжаю делать это еще несколько минут, оборачивая руку вокруг всей оставшейся длины, которая не помещается мне в рот. Его рука крепче сжимает мои волосы, слегка потягивая, и я поднимаю глаза, видя его пристальный на меня взгляд, его лицо искажено выражением чистого счастья. И затем он отнимает меня от себя, быстро сменяя мой рот ладонью, когда притягивает меня на свое тело и соединяет нас крепким, иссушающим поцелуем. Его рука продолжает двигаться вверх и вниз, и только несколько минут спустя он кончает себе на живот, издавая стоны в мой рот.

Мы оба задыхаемся, оба немного раскрасневшиеся. Он немного липкий, и его руки покидают член, теперь прижимаясь к моей спине. Я мягко сажусь на него.

– Я бы сама закончила, – говорю ему я. Сглатывание не самое мое любимое занятие в мире, но я бы с удовольствием сделала это для Эдварда. Эта неестественная высота, с которой я только что упала, совсем не помогает унять бабочек в моем животе, и каждое небольшое касание рассеивает мурашки повсюду, делая чувство еще хуже. Но мне нравится это чувство, и его удовлетворение порадовало бы меня как ничто другое.

– Я не знал, – бормочет он, снова целуя меня. Теперь, когда мы начали, кажется, мы не можем остановиться.

– Ну… теперь ты знаешь.

Поцелуй.

– Наверное, мне нужно в душ.

Поцелуй.

– Если тебе нужно.

Поцелуй.

– Тебе нравится, когда я грязный?

Брови с намеком. Очередной поцелуй.

– Ты мне нравишься любым, лишь бы ты был со мной.

– Подождешь, пока я быстро приму душ? Мне все еще следует помыться после бейсбольной игры.

– Полагаю, тебе нужно добраться до ванной и узнать.

В конечном счете, я отрываюсь от него, чтобы он смог встать с кровати, и затем он исчезает за дверью ванной, ухмыляясь мне напоследок. Конечно же, я наблюдаю за его задницей, когда он уходит. Какая прекрасная попка. Теперь я не смогу смотреть на нее в его штанах, не желая пощупать.

Я слышу, как включается душ, как капельки воды перестают часто стучать в момент, когда он заходит в кабину. Минуту я разглядываю его спальню – коричневые стены с белой отделкой, простой темный шкаф цвета спинки кровати. Его пуховое одеяло темно-синее и безбожно удобное. На полу у стены лежит рамка, в которую вставлен диплом его медицинской лицензии, как будто он не нашел времени повесить его. На комоде стоит фотография, на которой изображены он и, как я предполагаю, его мама; эта женщина более взрослая, женская копия мужчины в ванной, и он обнимает ее за плечи, улыбаясь.

Я подумываю одеться, но затем решаю, что могу сама принять душ. Не стоит упоминать, что там горячий, мокренький доктор, который также может позвать меня. А если нет, то мое тело определенно так и выкрикивает его имя. Я крадусь в ванную, опечаленная фактом, что комната слишком покрыта паром, поэтому я не вижу его через стеклянную дверку душевой. Просто небольшая, бежевая размытость – все, что я могу разобрать. Я пытаюсь спрятаться – чтобы подкрасться к нему незамеченной – но он слышит меня, как только я открываю дверь душа. Жаль, потому что я правда надеялась понаблюдать за ним какое-то время. За раскованным, влажным и намыленным. Но я не разочаровываюсь, ни когда он усмехается и обрызгивает водой комнату, ни когда притягивает меня к своему телу и снова проводит ладонью по моей спине.

– Мне было любопытно, придешь ли ты сюда, – делает замечание он.

– Мог бы спросить меня, – насмехаюсь я. – И я была немного занята, копаясь в шкафчике с твоим нижнем бельем.

– Нашла какие-нибудь разоблачительные доказательства?

– Ну, там была очень грязная пара плотно прилегающих трусиков…

Он атакует меня губами, нападая на чувствительную область у моего уха и обхватывая меня руками. Мне щекотно, и я визжу, пытаясь отдалиться от него. Но в итоге я сменяю гнев на милость. Мои глаза поднимаются вверх, и я получаю захватывающий вид его душевой, которая… ну, огромна. И так удобна.

– Твоя душевая, м-м… впечатляет, – говорю ему я. Брызги воды летят со всех сторон, на стенах великолепная коричневая мозаика и рядом место для сидения. Но это место как выемка от стены, сделанная той же мозаикой, но я предполагаю, что там можно присесть.

– Я переделал ее, когда переехал сюда, – отвечает он.

– Что еще ты переделал?

– Ничего. Только это.

Наши губы снова находят друг друга, он мокрый и гладкий от воды. Его тело горячее и скользкое, когда я медленно провожу ладонями по его плечам, шее и спине, желая коснуться каждого кусочка его кожи.

– Ты уже помылся? – спрашиваю я, отступая и хватая бутылку его геля для душа. Я открываю крышку и вдыхаю его аромат, почти падая тут же на пол душевой. Это аромат Эдварда… словно бутилированный Эдвард.

Я так хочу намылить это тело. Ну, или чтобы намылили мое собственное.

– Не-а, – отвечает он, и я выдавливаю немного геля себе на руки, даже не потянувшись за мочалкой. У него нет никакого женского геля для душа, но кому какое дело до этого? Теперь я буду пахнуть как он всю ночь. Может, всю неделю, если смогу забрать его с собой. Запах опьяняющий.

Я потираю руки, чтобы намылить их, затем начинаю потирать его плечи, его грудь… спускаюсь ниже, еще ниже, а затем снова двигаюсь вверх, дразня его. Он уже снова становится твердым. Его глаза близко, и он на мгновение отклоняет голову назад.
– Так хорошо, – говорит он мне. – Все, что связано с тобой… так хорошо.

Я чувствую торжество. Может, даже дерзость. Я продолжаю исследовать, пока не хватаюсь за него, чувствуя, как он укрепляется в моей ладони. Он страстно целует меня в губы и отходит на шаг или два назад, затем поворачивается и присаживается. Эдвард притягивает меня за бедра, и я практически падаю в его объятия; его тело все еще гладкое от геля. Мгновение мы лихорадочно целуемся, моя рука все еще между нами, поглаживает и сжимает. Все-таки жаль, что у нас нет гребаного презерватива. Я так сильно хочу опуститься на него, что едва могу выдержать это.

Я торжественно клянусь, сколько бы мы ни будем жить, я больше никогда не буду ходить без презерватива.
Аминь.


Он смещается ниже, толкая бедра вперед. Его рука скользит между моих ног, и он начинает поглаживать меня, его палец делает небольшие круги там, где я хочу его, в то время как другие два пальца оказываются внутри меня. Я стону и крепко целую его, поглаживаю его член быстрее, пытаясь представить, что это его член во мне, а не его пальцы.

– Я так жутко хочу быть внутри тебя, – стонет он, зеркально отражая мои мысли. – Так хорошо, когда ты вокруг моих пальцев. Такая горячая и узкая.

О Боже.

Он вплетает свою свободную руку мне в волосы, мягко меня потаскивая так, что моя голова откидывается назад и показывает мою грудь. Он использует это как преимущество, целуя и покусывая шею, мою ключицу и грудь.

– Можешь представить, как мой член чувствовался бы в тебе?

О, мне нравится, когда док говорит грязные словечки. Безумно нравится.

– Можешь? – повторяет он, скручивая мои волосы в узел. Я чувствую создающееся давление в моем животе, угрожающее отправить меня к краю в любой момент.

– Черт, да, – ахаю я. – Не могу дождаться, когда ты будешь во мне.

Он притягивает меня к себе и крепко целует, давление почти болезненное. Его рука покидает мои волосы и вместо этого нащупывает грудь, и несколько моментов спустя я окутана блаженством, его имя вылетает из моих уст короткими, повторяющимися всплесками. Эдвард кладет ладонь поверх моей, ведя ею, управляя моей властью. Ему нужно еще немного времени, но вскоре он присоединяется ко мне, уткнувшись лицом мне в шею. Вода становится холодной, но мы оба пытаемся восстановить дыхание, уставшие. Равнодушные ко всему. Мое тело мягко прижимается к его, ладони на его плечах, когда я глубоко дышу, уткнувшись ему в грудь. Его руки поглаживают вверх и вниз мою спину.

– Останешься со мной сегодня? – наконец спрашивает он, немного отодвигаясь, чтобы посмотреть на мою реакцию. Уверена, это не то, что он хотел бы увидеть – мои глаза немного широко раскрываются, сердце бешено бьется, ускоряя свой ритм снова и снова, как только миллион мыслей пробегает в моей голове.

– Не думаешь, что все слишком быстро? – с сомнением спрашиваю я.

– Плевать, если слишком быстро. Я хочу тебя в своей постели.

Все меняется так резко. В одну минуту я признаюсь в своих истинных чувствах, а в следующую я остаюсь на ночь.

Но как это может быть неправильно, когда чувствуется, что так все и должно быть?

– У меня нет одежды, – говорю ему я.

– Можешь надеть что-нибудь мое. Или вообще ничего, если хочешь. Я не настроен против этого.

Он развязно ухмыляется, и я мягко ударяю его по руке. Правда показушно, потому что идея сна обнаженной в постели Эдварда звучит невероятно. Я не скажу ему это.

– У меня нет зубной щетки, – продолжаю я, и Эдвард притворяется пораженным.
– Ох, дерьмо. Ты права. Тогда можешь вытереться и пойти домой. – Он пытается сдвинуть меня со своих колен, но я снова притягиваю его с угрюмым видом.
– Заткнись. У тебя есть одна, чтобы я могла ее использовать?

– Можешь попользоваться моей. Если не думаешь, что я заразный доктор.

– Да, у тебя сплошные докторские микробы. Наверное, мне понадобится пенициллин, когда я закончу. Надеюсь, у тебя нет проблем с его предписанием.

– Ну тебе везет, вообще-то для таких случаев у меня целый блок пенициллина под раковиной.

Он крепко обнимает меня, снова целуя.

– Вау, как мне везет, – говорю ему я, смеясь. – Часто делишься своей зубной щеткой?

– Постоянно. У моего дома выстраивается целая очередь, чтобы попользоваться ею.

– Так и никто не умер, да?

Он целует меня в щеку, затем в уголок рта, потом в губы; мои пальцы запутываются в его темных, влажных локонах, притягивая ближе.

– Нет, Белла. Никто не умер.

Мы продолжаем в том же духе еще несколько минут, а затем вода становится действительно ледяной, и мы спешим смыть гель для душа. Эдвард выходит из душевой первым и приносит мне старое, огромное полотенце, мягко обворачивая его вокруг моего тела, а затем снова прижимает меня к своему оголенному торсу. У меня кружится голова, я абсолютно окутана счастьем, потому что могу коснуться его, как мне того хочется. Я счастлива, потому что он здесь со мной, а не обнимает голую рыжую стерву вместо этого.

Мы чистим зубы, и он приносит мне рубашку и пару боксеров. Он спрашивает меня, хочу ли я посмотреть телевизор, но я отвечаю отказом. Я просто хочу лечь рядом с ним, чувствовать его кожу, слышать его сердцебиение. Он забирается в кровать после меня и прижимается грудью к моей спине, его колено оказывается между моих ног, когда он обнимает меня и притягивает ближе. Его лицо спрятано у меня на плече, а нос упирается в мои влажные волосы.

Мгновение мы молчим, но ни один из нас не засыпает. Его рука под моей футболкой, кончиком пальца он выводит незатейливые круги на моем голом животе.
– Ты доложила на доктора Байерса? – наконец спрашивает он. Я внутренне стону, когда вспоминаю, что мне пришлось написать отчет в две страницы. Часы моей жизни, которые мне не вернуть.

– Да, – отвечаю я. – Кейт фактически заставила меня написать сочинение. Я написала, что отказываюсь брать любого из его пациентов, и если он когда-нибудь снова бросит что-нибудь, хоть удаленно, в мое направление, я засужу его и больницу. Кейт тоже написала один отчет.

– И я, – добавляет Эдвард, и я немного удивлена слышать это.

– И ты?

– Конечно. Он пересек черту.

– Ты схватил меня в коридоре, – напоминаю ему я, мой голос дразнит. – В тот день, когда я пыталась взбесить тебя…

– Тебе удалось взбесить меня, – перебивает он. – Я даже не видел тебя прежде, и первое, что ты сделала, попыталась заставить меня выглядеть глупо перед пациентом. Как будто ты жаждала крови.

– Ага… прости за это. В свою защиту скажу, я думала, что тебе это пойдет на пользу. Должна была пробить дыру в твоей огромной голове, полной самомнения, раз или два, чтобы она не стала еще больше.

– Все еще думаешь, что моя голова огромная? – спрашивает он, притворяясь, что это его зацепило.

– Вообще-то… твои волосы в последнее время выглядели немного пушистыми, – лгу я. Я обожаю его волосы. – Отчасти затеняют, насколько большая твоя голова. Закончилось средство для ухода за волосами? – Я тянусь вперед, чтобы взяться за его локоны, которые все еще влажные и совсем не пушистые. Лицо Эдварда перекашивается в смешном негодовании, когда он хватает мою руку, сразу же оказываясь поверх меня, и давит на меня так же, как он делал в тот день на моем диване.

– Правда? – ехидно спрашивает он, целеустремленно надавливая на меня всем своим весом. Он был бы самым вредным малышом-пухликом, известным человечеству. Я визжу и подергиваюсь под ним. – Забери свои слова обратно, – требует он.

Сначала я отказываюсь, хихикая, но это только заставляет его атаковать мои бока своими пальцами, мучая меня щекоткой.

– Ладно! Я забираю их обратно! Забираю обратно! Я люблю твои глупые волосы!

Он скатывается с меня, и я поворачиваюсь к нему, все еще задыхаясь от криков, и прижимаюсь к его груди.

Несколько минут мы проводим в тишине, и затем я говорю:
– Эй… Эдвард?

– М-м?

– Как думаешь, мы бы понравились друг другу, если бы нас не свели на том свидании вслепую?

Он обдумывает это мгновение.
– Не знаю, – наконец отвечает он. – А ты как думаешь?

– И я не знаю, – говорю я. – Но я очень рада, что все оказалось так, как есть. То, что мы делали сегодня, намного веселее, чем ненавидеть тебя.

Улыбаясь, Эдвард прижимает меня сильнее, оставляя быстрый поцелуй на моих губах. А затем еще один. Я провожу рукой по его подбородку, позволяя пальцам задеть короткую щетину, а затем его улыбающиеся, мягкие губы.

Он целует мои пальцы.
– Я тоже очень рад.

1 – куртка с эмблемой школы или колледжа, которую обычно носят спортсмены.

Перевод: Rob♥Sten

Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Rob♥Sten (06.02.2013)
Просмотров: 7193 | Комментарии: 46


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 461 2 »
+1
46 pola_gre   (16.07.2016 10:29)
Это было горячо

Спасибо за перевод!

+1
45 natik359   (06.11.2014 22:13)
Ну вот, дело сдвинулось, и это было даже очень горячо happy biggrin

+3
44 чиж7764   (04.11.2013 18:55)
Ребята, вы меня удивляете! Как можно было так облажаться?! Мечтать о горячей ночи друг с другом и не позаботиться о презервативах? Да она должна была в первую очередь сбегать в аптеку сразу после разговора с рыжей докторшей!! А этот умник? Это надо: мечтать переспать с горячей медсестрой и не купить презервативы на всякий случай?>( :0
Конечно, замечательно, что Белла смогла найти выход из ситуации. Но Эдвард на данном этапе не очень-то доверяет ей, поскольку не дал довести до конца и проглотить. Либо он пережил какой-то неприятный момент с Тори или ещё до неё.

+1
43 ПуФыСтИк   (01.11.2013 10:49)
Наконец то они все решили. Я уже думала это никогда не случится.

+1
42 Daliy   (21.09.2013 22:51)
Спасибо! biggrin happy

+2
41 Лиза-love-Сумерки   (03.08.2013 03:08)
Вот же грёбаный презик! Ааааааррр cool
Но я рада, что по ходу идиллия между ними. Даже не верится, что Белла своих тараканов в голове утихомирила smile

+2
40 СatRina   (11.04.2013 09:51)
И наступило полное взаимопонимание желаний. С презервативом это облом... Самый обломский облом.

+1
39 natalj   (16.02.2013 15:21)
Спасибо большое за продолжение!

+1
38 lillipop   (11.02.2013 18:04)
Это был облом века! biggrin

+1
37 Gem   (10.02.2013 13:50)
Спасибо за продолжение!

+3
36 TashaD   (09.02.2013 00:04)
Что ж они такие неподготовленные-то! biggrin Теперь наверное в городе наступит дефицит презервативов! wink Все скупят! biggrin
А вообще я ужасно рада, что они перешли на новый уровень своих отношений! Давно это ждала! smile
Спасибо большое за продолжение! smile

+1
35 мммммрусяяя   (08.02.2013 19:29)
Ну вот и разобрались! Спасибо! biggrin

+1
34 елешка   (07.02.2013 22:48)
Спасибо за продолжение

+1
33 Lucinda   (07.02.2013 21:40)
фух! Ну наконец-то, разобрались!

+1
32 Dexito   (07.02.2013 21:14)
Спасибо за главу happy

+1
31 Marina1319   (07.02.2013 16:26)
ДА! Свершилось! biggrin Спасибо за главу! smile

+1
30 К@рамельк@   (06.02.2013 22:51)
Спасибо за главу!и пусть у них всё получилось не так, как они хотели,это было весело)))вместе счастливые и смешные они мне нравятся больше)))

+1
29 lenylya   (06.02.2013 22:35)
Спасибо за главу!

+1
28 ИрисI   (06.02.2013 22:28)
А мы-то как рады))
Ну наконец-то прорвало. Но каким будет их возвращение в суровую больничную реальность?
Спасибо за перевод!

+2
27 pandora223   (06.02.2013 22:03)
Спасибо за главу! Вообще то врач - профессия беспринципная, за годы практики отбиваются все чувства тревоги и самосохранения, странно что у них без презерватива ничего не получилось, но все же очуметь как смешно они себя ведут haha

+1
26 prelest   (06.02.2013 21:11)
Спасибо за главу! Ну ладно Белла наконец-то отпустила свои думы! ))))

+1
25 Tesoro   (06.02.2013 20:58)
Спасибо wink

+1
24 Silina7549   (06.02.2013 20:52)
Спасибо за главу

+2
23 Eva_summer   (06.02.2013 20:35)
Они чертовски милые, такие взрослые и вроде умные, но вместе конечно ходячая умора! Я люблю эту парочку! И они почти сделали это! Ура! biggrin Спасибо за главушку!

+1
22 vin1130237   (06.02.2013 19:51)
Спасибо

+1
21 Malvina_Malvina   (06.02.2013 19:36)
дададдаа я так рада biggrin
спасибо за главу

+2
20 =^TwilighT^=   (06.02.2013 19:36)
Вот с начала главы как чувствовала, что у кое-кого не окажется кое-чего и в итоге они не смогут воплотить в жизнь кое-что biggrin

+1
19 M_A_K_S   (06.02.2013 19:20)
Спасибо,отличная глава!

+1
18 ♥Ianomania♥   (06.02.2013 18:41)
спасибо за перевод!

+1
17 Summer_17   (06.02.2013 18:19)
спасибо

1-30 31-46
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]