Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4605]
Продолжение по Сумеречной саге [1218]
Стихи [2314]
Все люди [14595]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13556]
Альтернатива [8910]
СЛЭШ и НЦ [8164]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3632]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Вопреки всему
Любовь сильна, но сможет ли она преодолеть все трудности?
Командировка вынуждает Джаспера оставить свою невесту Элис. По приезде он находит ее в психиатрической больнице. Что произошло? Сможет ли Джаспер спасти свою любовь и разгадать все тайны?

Наш старый новый дом
Переехав из другого штата, Эдвард и Белла купили дом, не подозревая о произошедшей в нем много лет назад трагедии.

Дело Эдварда Каллена
На каждую ситуацию и даже преступление можно посмотреть с разных точек зрения.
Просто прохожий, сыщик, убийца, коллега, свидетельница, кто-то ещё?
Да, наверняка, просто он пока не представился.

140 символов или меньше
«Наблюдаю за парой за соседним столиком — кажется, это неудачное первое свидание…» Кофейня, неудачное свидание вслепую и аккаунт в твиттере, которые в один день изменят все.

Edward's Eclipse (Затмение Эдварда)
Для истинных фанатов Эдварда. Глубинное проникновение в глубины сердца, ума и души любимого Эдварда Каллена, попавшего в водоворот событий "Затмения".
Последняя глава от 10 октября.
Завершен.

Уму непостижимо!
Приключения дорогого милого ботаника Медвежонка и его обожаемого Лютика.

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

The Fallout
16 марта 2006 года мир изменился, Каллены потеряли все, что было дорого. Им пришлось найти свой путь в Новом мире. До них дошли слухи, что на Юге питаются живыми и крадут людей из постелей. И теперь они должны защитить тех, кого возможно, от монстров ночи. Вера, надежда и любовь – могущественные силы, и Эдвард узнает насколько.
Апокалипсис от переводчика ButterCup, новая история.



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие книги вы предпочитаете читать...
1. Бумажные книги
2. Все подряд
3. В электронной книжке
4. Прямо в интернете
5. Другой вариант
6. Не люблю читать вообще
Всего ответов: 394
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Полный привод, или Километры вдоль нормальности. Глава 27

2016-12-2
18
0
Глава 27

Саламандра

Нет прекрасной поверхности без ужасной глубины.
Ф. Ницше.

- Следовательно, в условиях расширения масштабов общественного производства при несоответствии им уровня развития производительных сил порождаются экономические законы, которые предопределяют развитие общественной деятельности и господствуют над производителями, – монотонным, заунывным голосом читал лекцию по истории развития хозяйственных отношений профессор Форрестол.
Вообще-то Джейми очень любил микроэкономику как предмет. Парень активно и с желанием участвовал в семинарах и беседах по этой дисциплине и ходил в любимчиках у Зайки - так студенты между собой называли преподавателя общей экономической теории - миссис Ципиллию Борр за её два огромных передних верхних зуба-резца. А вот история этой структуры его, увы, не впечатляла – тупое запоминание и зубрёжка. Никакого тебе полёта мысли, и уж где там до самодеятельности и творчества, о них можно просто забыть. Да ещё и лектор попался такой, что хоть пей кофе, хоть не пей, всё равно уснёшь.

Но только не сегодня. В это субботнее утро Джейми было абсолютно не до сна. Мало того, он не сомкнул глаз и всю последнюю ночь. Пробовал, но не смог.

Он думал.

В качестве итога вчерашней «милой» беседы с дядей парень уяснил одну горькую истину - всё, праздники кончились. Пора. Пришло время включать мозги, обозначать приоритеты и расставлять все точки над «i». Очень не хочется, но надо. Вот по этой-то простой причине мыслительная деятельность, столь вероломно вторгнувшись в его жизнь, разлучила студента со сном и стала для него одновременно, и неотвратимым уделом, и неизменным спутником, и, судя по всему, надолго.

Вначале была тьма. Покидая прошлым вечером ночной клуб «COCOON», Джейми вообще мало что соображал. Парень, может быть, и рад бы начать с чего-то думать, но только вот не знал – с чего. И даже после того как он встретил возле машины Клэр, всё такую же родную, любимую, хрупкую и с теми же «пружинками» на голове и со знакомой опушкой на итальянских сапожках, в мозгах у него не просветлело ни на йоту. И пусть девушка не стала для него чужой, незнакомой, далёкой, её присутствие его не смущало и не доставляло дискомфорта, но, тем не менее, только лишь после выезда с FitzroySt, когда бампер его Q7 внезапно упёрся в пресечение с WarrenSt, он очнулся и понял, что не знает, куда ехать дальше. И Клэр всё то время, пока её водитель забивал в навигатор адрес своей квартиры на StockmoreSt, сидела молча, отвернувшись в своё окно, хотя точно помнила, что для того, чтобы попасть на Западное шоссе, ведущее в Оксфорд, на этом перекрёстке нужно повернуть налево. Что и подтвердила полминуты спустя услужливая девушка – робот. Правда, ей для этого понадобилось установить связь со спутником.

Да и дальше, пока они выбирались из города, в кабине было дано слово только навигатору. Ну и, конечно же, мужчине.

- Почему ты мне не сказала, что Дугал тебе угрожал? – каким-то мёртвым голосом заговорил парень сразу же после того, как их невидимая Ариадна, выведя своих пассажиров на вожделенное Западное шоссе и велев им продолжать движение шесть миль, взяла длинную паузу. Они были на верном пути выезда из Лондона.

Клэр резко повернула к Джейми голову.

«Значит, всё-таки угрожал, - только лишь начиная осмысливать то, что ей только что сообщили, девушка сразу же почувствовала неимоверное долгожданное облегчение. Это было сродни тому, будто огромная, тяжелейшая гора, медленно сползает с её плеч как отколовшийся от ледника айсберг. – Не убийца», - успела она порадоваться про себя, но тут же опять отвлеклась на своего водителя. Ей показалось, что он не столько спрашивает о встречи с Дугалом, сколько намеренно даёт понять, что у того хватило ума и характера самому во всём признаться.
- Хотела дать ему шанс, - ответила она и опять отвернулась.
Парень кратко глянул на свою пассажирку, но тут же продолжил следить за дорогой.
- Шанс на что? – спросил он.
- Да хоть на что-нибудь, - Клэр спокойно пожала плечами. - Или одуматься, или убрать меня.
После того как прозвучало слово «убрать» юноша резко дал по тормозам, и машина стала прямо посреди WesternAve как вкопанная. Хорошо, что за ними дорога была практически пуста, иначе в задний бампер их Q7 неминуемо кто-нибудь уже уткнулся своим передним.
- Джейми, ты чего! – возмутилась Клэр, округлив на парня глаза и упёршись руками в торпеду.
- Фак, – кратко и тихо выругался тот и, не теряя ни мгновения, опять умело и аккуратно двинулся с места. – Клэр, не нужно громких слов, - попросил Джейми, чуть набрав скорость. Справа уже виднелась авиабаза «Northolt». Столица уже вот-вот должна была остаться позади. – Пожалуйста, - добавил он.
Она ничего не ответила, а только лишь во второй раз опять столь же равнодушно пожала плечами. Что, по всей видимости, должно было означать: «Как скажешь».
А до Джейми тем временем уже начинало доходить, что он не с того заговорил.
- Клэр … - парень немного запнулся, а девушка вновь с готовностью обернулась в его сторону, - я в который раз прошу у тебя прощение за моего дядю-идиота. То, что он сделал, это низко, мерзко, подло и к тому же, преступно. Я заставлю его за это заплатить, - уставившись исподлобья на дорогу перед собой, юноша прямым указательным пальцем несколько раз с силой ткнул в руль. - Уверен, он это знает и уже ждёт. Но ты … - опять осёкшись, парень в досадливом жесте запустил себе левую руку в волосы и сгрёб чуб в кулак, - а-а-а ч-ч-чёрт, я не хочу тебя ни в чём укорять - как только представлю, как тебе жилось все эти дни - но и меня пойми тоже: ты не дала мне шанса! – после столь эмоционального обвинения Джейми сделал паузу. - Понимаешь? Не дала шанса нам, Клэр! - потряс он в воздухе соединёнными: большим, указательным и средним пальцами правой руки. - Как будто для тебя «нас» не существует. Почему? Потому что мне восемнадцать? Ты мне не доверяешь? Решила сама разобраться с Дугалом, как взрослый с взрослым? – юноша показал этой же рукой знак кавычек.
Клэр молчала. Ей так много нужно было рассказать любимому человеку по этому поводу, так во многом хотелось признаться. Ну, например, покаяться в том, что боялась его реакции – как положительной, так и отрицательной, а так же передать, до какой степени ей не хотелось жалобами снискать славу истерички и паникёрши в его глазах. А ещё она могла бы попытаться объяснить, что старалась войти в его семью без скандала, мирно, тихо, спокойно, а не «въехать» туда на «поверженном» Дугале. При любых раскладах. Да и вообще, по мнению Клэр, становиться членом клана МакКензи, когда «мяч на половине поля» такого милейшего человека как его глава, было сродни объявлению начала «холодной войны», которая, учитывая обстоятельства, легко могла перейти в «гонку вооружений». Клэр всё-таки надеялась, что сможет переключить этого дядю на какую-нибудь другую проблему, менее острую и в ней даст мужчине «уложить» себя «на лопатки». Таким образом, он сменит гнев на милость, и они поладят.
А сейчас девушка не знала с чего начать разговор. Да даже если бы и знала, то понимала, что этого вообще пока делать не стоит. Потом. Она явственно видела, что Джейми на взводе, он «вышиблен из седла», контролирует себя с трудом, поэтому начни она всё объяснять и оправдываться, он услышит лишь то, что его догадки верны (и будет прав) и они поругаются.
- Ты и меня заставишь за это заплатить? – спросила она, уставившись невидимым взглядом в лобовое стекло.
«Утверждение, что лучшая защита это нападение, ещё никто не отменял», - подумала хитрюга.
Джейми кратко взглянул на неё – они уже ехали за городом, и дорожная темень обступала машину со всех сторон, обеспечив в салоне царство полумрака. Не имея возможности хорошенько рассмотреть выражение лица девушки и оценить, насколько существенная доля юмора содержится в её шутке (а вопрос он расценил именно так), парень тот час отвернулся, и всего-навсего молча, с раздражением и осуждением отрицательно покачал головой.

Так же молча, только лишь под тихий шум двигателя, они и въехали в Оксфорд. Что касалось водителя, то он сейчас вообще многое отдал бы, вплоть до написания им рейтинговой работы по математическому моделированию нелинейных систем тому человеку, который объяснил бы ему, что же с ним, с Джейми, в данный момент происходит. А если бы ему ещё и назвали причину всего творившегося у него внутри, то не исключено, что его благодарность возросла бы до эксклюзивного набора виски «Dalmore».
Пассажирка же чувствовала примерно всё то же самое, только если ко всему перечисленному прибавить разбитость, усталость и какую-то тотальную неуверенность в происходящем. Конечно же, облегчение от того, что ситуация с Дугалом разрешилась не могло её не радовать, но и только.
Джейми подъехал аккурат к подъезду девушки и остановил автомобиль прямо напротив входной двери. Даже после того как машина замерла, и водитель и пассажирка продолжали сидеть молча, не проронив ни слова и не шевелясь. Ни один из них не знал, что ему делать и как себя вести. Джейми, боясь, что в его нынешнем состоянии наделает глупостей и ошибок, не спешил с действиями в принципе. Клэр же вообще разговаривать не собиралась, если уж не удосужилась сделать это по дороге, поэтому протянула руку, чтобы открыть дверцу и выйти. Но тут молодой человек всё-таки заговорил:
- Клэр, я ещё раз прошу у тебя прощение за своего дядю и за себя. Я тоже должен был жестче отреагировать ещё тогда, в больнице, возможно, он не решился бы на угрозы, не стал бы тебя запугивать … - юноша как будто разогнался, желая сказать ещё что-нибудь, но осёкся и замолчал.
Подождав, пока он продолжит и, не дождавшись, Клэр повернулась к нему.
- Джейми, что с нами будет дальше?
Парень вскинул брови.
- Ты о переезде? – тут же уже более буднично поинтересовался он.
- И о нём тоже.
Юноша отвернулся в своё окно и потёр рукой подбородок.
- Я позвоню, - задумчивым примирительным тоном пообещал он, поворачиваясь к своей пассажирке.
Клэр мелко закивала головой и, всё-таки нащупав ручку двери, вышла из машины и, захлопнув за собой дверцу, пошла в подъезд.
* * *
Этот звук хлопнувшей дверцы машины прозвучал для неё как выстрел стартового пистолета на дистанции ожидания.

Во-первых, так велел Джейми.

Во-вторых, ей просто больше ничего не оставалось - Клэр была растеряна и озадачена до упора. Девушка мало что понимала, не знала, о чём думать, да и вообще, заниматься ли этим делом или подождать прояснения ситуации, и даже прислушиваясь к себе, распознавала свои ощущения с большим трудом. Больше всего Клэр напрягало её спокойствие. У неё не имелось и не наблюдалось плохого предчувствия, мрачных мыслей и подавленного настроения, то есть, всего того, что по логике вещей присутствовать было просто обязано. Она пробовала волноваться, но и это, увы, безуспешно. Только режим покорного ожидания и умиротворённой готовности. Всё.

«Видимо, сама того не желая, с этими шотландцами я отрастила хороший дзен», - сыронизировала над собой девушка. А что ей ещё оставалось? Ну, только лишь и дальше отлично понимать, что её индифферентность является очень плохим знаком, просто отвратительным, ибо разговор о том, что она «перегорела» к Джейми и ко всему, что с ним связано, не шёл в принципе. Одно воспоминание о её любимом красивом шотландце, его руках, губах, запахе поднимало в душе у девушки мощнейшую тягу к этому мальчику, буквально всепоглощающую необходимость и подчиняющее желание в его присутствии рядом. Поэтому это спокойствие для неё же самой было неожиданным, странным, противоестественным и абсолютно нежелательным. Она пробовала предположить, что её флегматизм – не что иное, как последствие отмены необходимости бояться за свою жизнь и вскрывшегося факта, что дядя её любимого человека не является убийцей, но степень облегчения как-то не шла ни в какие сравнения с масштабами эмоционального бессилия и его уместностью.

Чтобы опустить себя с небес на землю, девушка пробовала думать. Опять.

Поскольку Клэр могла только лишь догадываться о содержании разговора между дядей и племянником и понятия не имела о степени откровенности Дугала перед Джейми, то допускала любую мысль, которая приходила ей в голову по этому поводу. Вплоть до того, что учитывая новоиспечённый статус Дугала как влюблённого мужчины – а то, что между мистером МакКензи и мисс Фортескью вспыхнуло чувство, заметили, наверное, даже Зи с Константином - беседа между мужчинами могла пройти совсем «под другим флагом» и в другом ключе. Ну, вот не могла девушка убить в себе надежду, что мистер МакКензи, влюбившись, сменил-таки гнев на милость. Но поскольку в этом случае перед Клэр открывалось целое море вариантов – ведь если влюбился такой как Дугал, то он, скорее всего, сделался столь же непредсказуем, как и воздушные массы над Атлантикой - то она сразу же оборвала для себя эту логическую цепочку шикарным многоточием.

Гораздо более предметным выглядел в её глазах разговор между мужчинами в том случае, если Дугал уже сейчас предложил Джейми какую-то конкретную кандидатуру в будущие жены, эдакую красавицу – наследницу богатенького или влиятельного папочки, дочь сенатора или владельца строительной корпорации.

«А вдруг Джейми согласится»? – тут же холодело и стыло у неё всё внутри. Но, увы, это была только первая реакция и весьма недолгая. Даже такая перспектива её не брала. Не верилось девушке в такой исход событий, не рисовалась в голове картинка, пазл не складывался. ЕЁ Джейми, её своевольный, самодостаточный, дерзкий, сильный, высокомерный, себялюбивый, надменный Джейми не мог вот так вот продаться за деньги. В её мире этого не могло быть, потому что не могло быть никогда. Абсолютно.

Потом она ещё подумывала, что дядя просто отговаривает племянника от любых подвижек в личной жизни и требует сосредоточиться на учёбе и карьере. Не исключено, что даже ставит ультиматумы или обещает наказать. А может быть, он грозится взвалить на плечи юноши какую-то часть работ уже сейчас, чтобы у того не оставалось времени на женщин. Всё это и многое, многое другое перемешивала в своей голове Клэр.

«С одной стороны, если подумать, зря, наверное, я не рассказала всё Джейми. Наверняка он знал, что Дугал не может быть виновен в смерти его отца и Лири, и всё выяснилось бы гораздо быстрей. И Джейми бы дала шанс, и Дугал бы остался не у дел. Эх …», - подпёрла ладонью голову доктор Рэндол, сидя на перерыве у себя за столом. На пару с волнением у неё пропал и аппетит. Начисто. Поэтому в столовую она не пошла, а предпочла посидеть в одиночестве в своём кабинете.

«Ладно, - тут же успокаивала она саму себя, - история не терпит сослагательных наклонений. Посмотрим».

Вечером, после работы, позвонила Алиса. Вернее, они позвонили вместе с Марго, но для Клэр разговоры с этими двумя женщинами разительно отличались. Маргарет поблагодарила девушку за помощь Маркасу, они немного поболтали о жарких странах, океане, экзотических плодах и перспективах на будущую встречу, а под конец женщина призналась, что у неё второй месяц беременности и она очень надеется на девочку. Клэр так обрадовалась за свою почти сводную сестру, от всего сердца поздравила их с Итаном и сказала, чтобы имя без неё не выбирали – она приедет и поможет им в этом нелёгком деле.
А вот с мамой Джейми всё обстояло в разы сложнее. Алиса недоумевала и жаждала пояснений хоть от кого-нибудь, почему её сын, только лишь появившись ненадолго на каникулах в Глазго, рванул, сверкая пятками, в хайлэндс и после, не заезжая домой, оказался не где-нибудь, а в самом Лондоне, в котором и предпочёл встретить Новый год. Миссис Фрейзер просила Клэр хотя бы подтвердить нахождение этого непоседливого ребёнка в Оксфорде на данный момент, поскольку Дугал, с которым она имела «счастье» разговаривать только что, почему-то на неё очень зол, цедит слова сквозь зубы и бросает трубку посреди общения. Клэр, не очень хорошо разбираясь и в текущей-то ситуации, тем не менее, видела своей задачей отвечать и разъяснять Алисе положение вещей с учётом будущих их с Джейми выгод. Это оказалось неимоверно сложно и чувствительно опасно. Девушка ощущала себя, словно ей только что объявили: «Всё, что вы скажете, может быть направлено против вас», будучи задержанной по подозрению в связях с мистером Джеймсом Фрейзером. Проявляя все свои способности к дипломатии и не вдаваясь в конкретику, ей всё-таки удалось кое-как выкрутиться и успокоить жаждущую послушания и полной отчётности родительницу, сказав, что недавно виделась с Джейми и он прилежно учится.

В воскресенье на работе Клэр, уже порядком устав от этой зависшей ситуации и неизвестности, погрузилась в рабочие хлопоты. Джейми всё ещё не звонил, а ведь завтра уже понедельник – тот самый день, когда парень планировал перевезти её к себе. Девушка могла бы позвонить и сама, если бы не доподлинная уверенность, что такая тактика с её шотландцем не пройдёт. Поэтому, только лишь хлопнув за собой дверцей Q7 и по сей момент, она ждала.

* * *

А вот Фрэнк в это воскресенье никого не ждал. Он с удовольствием остался дома один. Сула – не в счет. Одному хорошо - можно делать всё, что хочется (ну, почти всё) и не пересекаться в квартире с всё ещё молчаливой Клэр. Мужчина планировала вот-вот поговорить с женой о них, о ситуации вокруг их отношений. Сразу этого делать он не стал, разумно рассудив, что женщина должна, что называется, помолчать вволю. «Вымолчать» всё, что накипело у неё внутри, и показать, насколько она обижена. Вот только после этого можно браться за разговоры. А пока она расстроена, напряжена и полна негатива, трогать её бесполезно и даже опасно – есть риск усугубить ситуацию и навредить их совместному будущему.
Поэтому он решил заняться студенческими заданиями по социологии. Его ученики проводили небольшие исследования в офисных коллективах, и каждый из них приготовил отчёт о типах структур и моделях объединённых групп людей. Когда мистер Рэндол проверил почти половину работ и уже начал порядком раздражаться на бестолковость ребят и их невнимательность к его предмету, к тому, что он не по одному разу объяснял на лекциях и закреплял на семинарах, раздался звонок в дверь. Сула, лежавшая у ног хозяина, подскочила и ринулась из кабинета, стуча лапами по паркету и пару раз гавкнув на бегу. Фрэнк поспешил вслед за ней в прихожую. Там он схватил собаку за ошейник и, не глядя в глазок, распахнул дверь.
На пороге стоял Джеймс Фрейзер – знакомый его жены. Вообще-то, лицо визитёра было украшено новой, улучшенной версией фирменного шотландского покер фейса, но Фрэнк, знавший Джейми мало и плохо, понятное дело, этого не оценил.
- Добрый день, - вкрадчиво поздоровался юноша.
- Привет, Джеймс. Входи, - улыбнулся Фрэнк, отступая с прохода. Как только гость оказался в прихожей, а хозяин закрыл за ним дверь и отпустил Сулу, та тут же оказалась рядом с парнем. Джейми, забыв о своём покер фейсе, с желанием улыбнулся и, наклонившись к этой хулиганке, потрепал её по загривку и поздоровался:
- Привет, непоседа.
«Непоседа» в ответ попыталась встать передними лапами ему на грудь и лизнуть его в лицо, но её вовремя остановил хозяин.
- Сула, фу! – резким, чётким голосом прикрикнул он на собаку и снова взял её за ошейник. – Тебе нужна Клэр? – тут же предупредительно поинтересовался он у визитёра. – Но её сейчас нет дома.
Услышав вопрос, Джейми как-то так задохнулся на вдохе, но тут же быстро сглотнув и шумно выдохнув, всё-таки оправился от неожиданности.
- Нет. У меня дело к тебе. Извини, что без предупреждения.
- Ко мне? – взметнулись вверх брови хозяина квартиры. - Ну, что же, проходи, - указал он рукой на двери гостиной, опять отпуская Сулу. – Что-нибудь выпьешь?
- Нет. Спасибо, не хочу, - обернулся на ходу парень.
- Тогда, может, хотя бы снимешь куртку? – постарался проявить гостеприимство мистер Рэндол.
- Я ненадолго, - пояснил Джейми и, не дожидаясь ответа, по-хозяйски двинулся дальше.
Фрэнк с Сулой последовали за ним.
- Присаживайся, - показал мистер Рэндол на кресло в гостиной и сам опустился на диван. - Слушаю тебя.
- У тебя есть ноутбук? – парень полез рукой в карман куртки и вытащил оттуда флеш карту.
- Разумеется.
- Могу я его позаимствовать?
- Тебе нужен ноут? – переспросил мужчина, будто надеясь, что гость передумает – никакого настроения, и уж тем более желания, решать дела этого студента у Фрэнка не наблюдалось. Но вежливость - прежде всего и поэтому преподаватель поднялся с места.- Хорошо. Сейчас принесу.
«Так бы сразу и сказал, что ему нужна консультация, - досадливо проворчал он про себя, направляясь в кабинет. - Ох уж эти студенты. Морока с ними одна. Даже дома житья не дают. Он же знакомый Клэр, вот пусть бы она с ним и возилась».
В кабинете мужчина отключил ноутбук от сети и, закрыв на нём свои вкладки, принёс в гостиную.
Получив гаджет в своё распоряжение, Джейми вставил флеш карту в гнездо, и чуть подождав пока устройство «увидит» новое оборудование, вошёл в него и раскрыл единственную имеющуюся там папку.
- Вот, - с этим словом он развернул ноутбук экраном к Фрэнку.
Тот взглянул на то, что было предложено его вниманию, и вообще ничего не понял: что это такое и зачем оно ему? Какая-то непонятная фотография какой-то спящей девушки или даже женщины. И только лишь спустя несколько мгновений он узнал в этой незнакомке свою жену, столь неожиданным был для него поворот событий.
- Что это? – с совершенно искренним удивлением или даже ошеломлением посмотрел он на юношу. Тот уже откинулся в кресле, облокотился о боковые валики и, скрестив щиколотки ног и сцепив кисти рук в замок, вращал друг вокруг друга большими пальцами.
- Фотография, - равнодушно пожал он плечами, - как видишь.
- Это Клэр?
- Да. Это Клэр, - подтвердил юноша и отвернулся в сторону – он ждал пока мистер Рэндол или придёт в себя или привыкнет.
- Откуда у тебя фотография спящей Клэр? - сурово нахмурился Фрэнк.
- Я сам её сфотографировал, - не меняя тона, пояснил Джейми.
Теперь пришла очередь Фрэнка оглядеться по сторонам. Мужчина словно попытался в обстановке комнаты найти поддержку и успокоение и удостовериться, что он не сходит с ума. Но Джейми быстро вернул его в ситуацию.
- Листай дальше, - подсказал он.
Мистер Рэндол послушался. Он принялся нажимать на клавишу, и от кадра к кадру его лицо всё больше разглаживалось, а взгляд всё сильнее слеп от гнева. Наконец, в один из моментов, увидев на экране, как его жену целует парень, сидящий сейчас сбоку от него, (Джейми специально выстроил фотографии в таком порядке, чтобы Фрэнк мог получить представление о масштабах «портфолио», прежде чем его накроет гневом), он не выдержал и отшвырнул от себя ноутбук по столу. Гость заглянул в монитор – там стояло изображение его и Клэр, целующихся на вершине горы Крика.
- Ты готов выслушать дальше? – поинтересовался он.
- Кто ты такой?! – взревел Фрэнк и подскочил на ноги. Сула, лежавшая тут же, поднялась на лапы, усиленно пытаясь понять: в чём, собственно дело и может ли она считать этот поводом, чтобы вмешаться. Разумеется, на свой манер. Её хозяин в это время уже молниеносно вскинул руку по направлению к выходу. – А ну, пошёл вон из моего дома! - и, как бы не желая отпускать обидчика просто так, добавил: – Сопляк!
- Значит, ещё не готов, - почти тихо проговорил парень, а собака, услышав такой спокойный или даже равнодушный тон, осторожно заскулила. – Успокойся и сядь, - сделал движение вниз рукой Джейми. - Ты когда-то женился на девушке, имей мужество нести за это ответственность, - поднял он непробиваемый, «боксёрский» взгляд на супруга своей любимой женщины.
- Да кто ты такой, чтобы меня учить! – согнулся в коленках от возмущения и продолжал орать хозяин квартиры. – Ты! Щенок!
Джейми опять отвернулся в сторону и закатил глаза.
- Ну, ещё скажи, что у меня молоко на губах не обсохло.
Фрэнк тяжело дышал и молчал, ошалело вытаращив глаза на парня.
- И этот, как ты выразился, щенок, - юноша сделал паузу, - трахал твою жену последний месяц регулярно. А она трахала его. Так что успокойся и сядь. Это в твоих же интересах.
И вот тут нижняя челюсть Фрэнка вдребезги разбилась об пол, а сам он послушно плюхнулся в кресло, поскольку привык свои интересы всё-таки чтить. Джейми подался к хозяину квартиры всем телом и облокотился о колени.
- Видишь ли, Фрэнк, - принялся крутить он между пальцами крышечку от флеш карты, - всё дело в том, что я запал на твою жену, - юноша посмотрел на своего собеседника, как бы контролируя его самочувствие и способность усваивать информацию. В глазах Фрэнка сверкнули молнии, но грома не последовало, поэтому Джейми продолжил: – А она запала на меня, - парень опять сделал паузу. - Поначалу мне это льстило. Всё-таки это тебе не малолетняя мокрощёлка, а состоявшаяся женщина с образованием и всё такое. Ты знаешь, - юноша шмыгнул уголком рта, - было клёво, - скептически скривил он губы. - Я неплохо с ней развлёкся, на каникулы ездили в хайлэндс, пока ты там прогибался под своих издателей во Франции, - Джейми высокомерно улыбнулся. - Новый год встретили в Лондоне – короче, всё было по кайфу.
Фрэнк это слушал с выражением лица загнанного глубоко в угол пса. Причём каждое слово гостя загоняло мужчину в этот его угол всё глубже и глубже. У него пробовала было «зашевелиться шерсть на загривке», но что-то не получилось.
- Но праздники кончились, - Джейми с сожалением на лице, поджал свой мужественный подбородок. - У меня впереди учёба, карьера, все дела, - он выпрямился и хлопнул ладонями по коленкам. - Твоя жена стала меня напрягать. Видишь ли, она, признаться, излишне навязчива, - он сделал паузу, позволяя своему визави, возразить, ведь его утверждение было вопиющей ложью. Просто безбожной. И услышав лишь тишину, продолжил: - Поэтому забирай-ка её назад. Обещаю, что не ударю тебя в ответ, если ты пару раз съездишь мне под дых. Я это заслужил, - и парень посмотрел в глаза Фрэнку таким умным, взрослым взглядом, что тот сник окончательно. Может быть, ещё и потому, что у него такого взгляда не получалось никогда, как бы он ни старался. Мистер Рэндол закрыл лицо руками, как будто хотел спрятаться от всего, что с ним сейчас происходит. Потом, тоже облокотившись о колени, как и его гость, он переместил сложенные лодочкой ладони на уши и принялся жевать губы, покачиваясь взад-вперёд как японская статуэтка-болванчик.
Никто не нарушал молчания. Притихла и Сула, лежавшая тут же.
- Значит, ты вдоволь развлёкся с моей женой и теперь хочешь, чтобы я избавил тебя от её общества? А не сильно ли ты хитрый, молокосос? – наконец зло процедил сквозь зубы хозяин квартиры.
- Она твоя жена, - парировал юноша, откидываясь на спинку кресла.
– Ну, уж нет, мне она теперь тоже не нужна. Пусть катится ко всем чертям, - Фрэнк закусил верхнюю губу нижними зубами.
- Жаль, - опять шмыгнул уголком рта Джейми. – Она не такая уж и плохая. Ну, подумаешь, закрутила с молоденьким. С кем не бывает.
- Закрой! Свой! Рот! – взревел Фрэнк и выпрямился. Сула опять подняла голову, хоть уже и начинала понимать, что ей лучше привыкнуть и не отсвечивать. – Ты её трахал? Она тебя тоже? Вот и забирай её себе! Видеть её больше не хочу в своей квартире! – и мистер Рэнлол с силой захлопнул крышку ноутбука.
- Извини, Фрэнк, но я для неё недоступен, - Джейми в утрированном сожалении скрестил руки на груди, как бы отгораживаясь от предложения. - Ко мне ей дорога закрыта. Если ты не захочешь с ней жить, ну-у-у-у … - он сделал круговое движение рукой с крышечкой от флеш карты, - или не сможешь, и такое тоже бывает, то тогда пусть она едет в свою квартиру в Лондоне, так получается? – юноша с затаённым ожиданием посмотрел на мужчину.
- Пусть катится ко всем чертям, - скрипнул зубами Фрэнк. - И ты тоже. А ну, проваливай отсюда! – опять вскочил он и, сжав кулаки, протянул руки вдоль туловища. – Ты добился, чего хотел? Насладился триумфом? Пошёл вон!
И вот тут Джейми поднялся. Как только он выпрямился во все свои шесть футов, семь дюймов, если верить Оззи, то сразу же стало понятно, что угрожать ему гораздо приятней и удобней, когда он сидел. А после того как парень расправил плечи и оказалось, что в размахе они дюймов на четыре-пять шире чем у Фрэнка, воинственность последнего, ввиду своей явной нелепости, как-то так рассеялась в пространстве. А за ней поутих и праведный гнев «рогатого» мужа.
Они стояли друг напротив друга, смотрели друг другу в глаза и молчали. Джейми ждал, Фрэнк тянул время. По правде говоря, ему хотелось наплевать на всё, и вмазать этому красавчику, который просто попользовался его женой, разрушил их идеальный брак и, ещё более идеальный, его, Фрэнка, мир и вот сейчас выйдет из квартиры и всё. Было бы неплохо и, что самое важное, справедливо, пересчитать рёбра этому молокососу. Но всё-таки мужчина не решился - Сула могла вмешаться, да и вообще, мебель, скорее всего, пострадает, ноутбук, опять же тут.
И парень понял, что ждать бесполезно. Он зашевелился, в разочаровании поджал губы и высокомерно задрал подбородок. Потом кинул на стол крышечку от флеш карты.
- Я обещал Клэр скинуть фотки на Фейсбук, да всё как-то не получалось. Поэтому флешка – это для неё. На память, - и он направился на выход. Сула тут же поднялась и поплелась за ним. – Кстати,- обернулся парень в дверях гостиной, - ты не ударил меня, - он сделал паузу, - но если я узнаю, что ты ударил её, а я обязательно об этом узнаю, - постучал он указательным пальцем по косяку двери перед своим точёным носом, - я вернусь и отобью тебе обе почки. Будешь писать кровью. И сделаю это так, что даже синяков не оставлю. Поверь мне, я это умею.
- Да пошёл ты, - процедил сквозь зубы Фрэнк. – Больнее, чем ей сделал ты, мне уже не сделать.
Джейми ответил не сразу. Он даже не уронил голову себе на грудь, а как будто не удержал её на шее. Но тут же быстро поднял.
- Да. Ты прав, - как-то нормально и задумчиво согласился он. – Но это потому, что она любит меня, а не тебя, - и, стукнув кулаком в то самое место, куда только что тыкал пальцем, развернулся и вышел. Правда, в прихожей, пока не видит хозяин, юноша присел перед собакой, не отстававшей от него ни на шаг, и, погладив хулиганку по её грациозной шее, крепко обнял, поцеловал в морду, после чего поднялся и покинул квартиру четы Рэндол, крепко притворив за собой дверь.

* * *

Измученная и вымотанная до предела и физически, и морально доктор Рэндол в понедельник утром вернулась домой с работы. Поскольку уже заранее она настроила себя на выгул Сулы, то взяв свою хулиганку на поводок и не проходя в квартиру, развернулась и пошла опять на улицу.
Девушка понятия не имела: во сколько сегодня муж уйдёт на свои занятия - у Фрэнка всегда случались подвижки в расписании. Поэтому, вернувшись с прогулки, Клэр для начала очень сильно удивилась стойкому запаху перегара в квартире, а потом даже тихонько вскрикнула, когда, направляясь в ванную вымыть Суле лапы, проходила мимо гостиной и увидела там сидящего в крессе Фрэнка. Девушка замерла на месте. Ей в глаза бросилась ещё и валяющаяся на полу пустая бутылка из-под шерри-бренди, которая до этого долго простояла у них в секретере, а так же начатый виски «ScottishHunter» на журнальном столике и неподвижно-безжизненные руки мужа на кресельных валиках. Клэр сразу поняла, что случилось что-то очень нехорошее. Мужчина сидел, будто каменное изваяние с полуоткрытыми глазами. После того, как он увидел жену, его веки поползли вверх, взгляд сделался чуть более осмысленным, но сам этот смысл понять было практически невозможно. К тому же, у Сулы лапы всё ещё были грязные, поэтому Клэр поторопилась в ванную.
Управившись со своей питомицей, девушка вышла к мужу в гостиную – в конце концов, именно здесь ей хотелось бы лечь спать.
- А-а-а-а … - ни с того, ни с сего устало протянул Фрэнк и, скривив губы в пьяной ухмылке, состроил презрительную мину. – Явилась, - он наконец-то пошевелился. – Ну, что же, проходи. Может, выпьешь?
- Фрэнк, что с тобой? - спокойно спросила девушка. – Почему ты не на работе? В чём дело?
- В чём дело? – муж ещё более вальяжно раскинулся в кресле и вскинул брови. – Ты у меня спрашиваешь: в чем дело?
Доктор Рэндол отлично знала, как действует алкоголь на нервную систему, а значит, и на психику, вследствии чего, всегда и везде с пьяными старалась вести себя очень и очень аккуратно. Ну, за исключением Джейми. Своего нетрезвого любимого шотландца ей всегда хотелось изнасиловать. Грубо и много раз.
Но поскольку Джейми во всех жизненных аспектах являлся для влюблённой исключением из всех её правил, а муж – нет, она не стала вступать в разговор с супругом, видя, что его спокойствие обманчиво. Он только и ждёт, чтобы ему дали повод поругаться, а подняла с пола пустую бутылку и отнесла её на кухню, где выбросила в мусорное ведро. Для ругани у неё сил не было абсолютно. Она смертельно хотела спать. Вернувшись в гостиную, Клэр так же спокойно и молча стала раскладывать диван и вытаскивать из него свои постельные принадлежности. Но тут прозвучало это:
- Так ты, значит, у нас молоденьких любишь.
Девушка застыла. Через мгновение она перестала дышать. А ещё через секунды почувствовала, как у неё стало горько во рту, и все внутренности сжались в какой-то комок тканей в состоянии тонуса.
«О, Господи! Только симпатоадреналового криза мне не хватало», - испугалась она про себя и повернулась к мужу. В принципе, она не собиралась скрывать свою связь с Джейми от Фрэнка и понимала, что его осведомлённость в этом вопросе – только лишь дело времени, но всё-таки хотела супругу обо всём рассказать сама и желательно трезвому.
Фрэнк смотрел на неё всё так же - с пьяным высокомерием и презрением. Увидев, что ему удалось задеть жену, он медленно закивал головой и добавил:
- Педофилка, значит.
- Фрэнк, - предупреждающе проговорила Клэр.
- Ну, так я тоже, дорогая, я тоже, - супруг пьяно заулыбался. И не дожидаясь вопросов от жены, поскольку подозревал, что их не будет, пояснил: - Я тоже люблю молоденьких.
Девушка почти не обратила внимания на слова мужа о нём, у неё всё ещё звучали в ушах его словах о ней самой.
«Откуда? Как? Что случилось?» - один за другим вспыхивали в её голове вопросы.
И как бы прочитав мысли супруги, Фрэнк поспешил удовлетворить её любопытство.
- Вчера ко мне тут заходил твой шотландец, – довольный тем, какое действие производят на жену его слова, продолжал доканывать её Фрэнк.
У Клэр подкосились ноги, и она плюхнулась на диван.
– Вот. Полюбуйся, - муж потянулся к стоявшему тут же на столе ноутбуку, который девушка и не заметила, и подтолкнул гаджет к ней. Клэр дрожащими руками открыла крышку и взглянула на экран. У неё потемнело в глазах. В голове мозг перестал выдавать мысли вообще. Она даже на мгновение перепугалась за свой рассудок, ей показалось, что там сейчас пойдут уже необратимые процессы типа гемодинамического инсульта. На экране красовались они с Джейми счастливо улыбающиеся в кабинке «LondonEye».
«Приходил шотландец, - первое, что смог выдать ей её мозг. – Приходил, - она часто усиленно моргала. – Почему без меня? Зачем он так? Показал Фрэнку наши фотографии? Что всё это значит? – и как бы в поисках ответов на эти вопросы она подняла взгляд на мужа.
- Сказал, что ты ему больше не нужна и этот альбом тебе на память, - глядя ей в глаза, уже с нескрываемым садистским удовольствием просветил её Фрэнк.
Клэр отшатнулась от слов мужчины как от пощёчины и закрыла рот ладонью, сдерживая крик.
- Вот, - Фрэнк опять потянулся к ноутбуку, выдернул из гнезда флеш карту и бросил её жене в лицо. Та заслонилась руками, но флэшка всё-таки попала ей в щёку и отскочила куда-то на пол. На экране фотография сменилась картинкой с изображением пустыни точь-в-точь как в фильмах Тарсема Сингха, а мозг девушки принялся хвататься за соломинку.
- Я тебе не верю, - кинулась она к клавиатуре чтобы проверить: может быть, Джейми всё-таки нашёл её на Фейсбуке и скинул фотки, а Фрэнк их обнаружил, скачал и мелет всякую чепуху. Девушка лихорадочно открывала нужный сайт, упорно игнорируя тот факт, что ещё с самого начала закрыла свою страничку от действий посетителей, да и не стал бы Джейми выкладывать такие фотки прямо на страничку. И только успел открыться нужный аккаунт и показать, что никаких фоток там нет, как её мысли перебил Фрэнк.
- Ты мне не веришь? – принялся он медленно подниматься с кресла. – Ты мне не веришь?! – сделал он шаг к жене. – А ему ты веришь?!
- Фрэнк …
- Значит, мне ты не веришь, а ему ты веришь! – мужчина толкнул девушку на диван, и она опрокинулась на спину. К хозяину тут же кинулась Сула. Собака легонько хватанула его за ту самую руку, которой он только что толкнул её хозяйку, и тут же отпустила, как бы предупреждая, что ещё раз, и она вцепится так, что будет ранка. Не исключено, что глубокая. Очень. Тогда Фрэнк схватил упирающееся изо всех сил животное за ошейник и поволок в ванную. Затолкав его туда, он закрыл и защёлкнул дверь, надеясь, что Сула не догадается нажать на ручку.
Когда он вернулся в гостиную, Клэр там уже не было. Девушка стремглав кинулась в кабинет и закрылась там, придерживая дверь плечом, хоть и понимала, что это бесполезно. Спустя несколько секунд Фрэнк её догадку подтвердил. Только лишь пару раз толкнув дверь, с третьей попытки он налёг на неё и тут же распахнул, а Клэр отлетела к шкафам с литературой. Полки зашатались, книги с грохотом посыпались на паркет, в ванной бешено заскреблась и заскулила Сула. Клэр поняла, что собака по своему обыкновению улеглась на пол и царапает когтями нижний угол двери.
А в это время Фрэнк подлетел к жене и толкнул её на диван.
- Фрэнк, - попыталась примирительно поговорить с мужем девушка, даже не обращая внимания на то, что, толкая и опрокидывая, из неё уже три раза кряду вышибли почти весь дух, которого и так оставалось не столь уж много. Она выставила перед собой руки, как бы отгораживаясь от мужчины.
Очень быстро поймав жену за оба запястья и рывком развернув её вдоль диванного сидения, мужчина повалился сверху и вытянул ей руки над головой.
- Пус-с-с-сти! - начала вырываться и трепыхаться Клэр, отворачивая лицо от ненавистного ей человека и его запаха перегара. – Пусти, Фрэнк!
- Значит, ему ты веришь, а мне нет, - как в бреду тем временем повторял тот. Он сильнее навалился на девушку одним боком, придерживая её туловище, а свободной рукой дотянулся до её ширинки. - Так ты у нас, значит, молоденьких любишь, - расстёгивая ей молнию на джинсах и стаскивая с девушки брюки вместе с трусиками, Фрэнк больно процарапал ногтем большого пальца ей по бедру. – Ну, так я тоже, Клэр, я тоже … очень люблю молоденьких. Хочешь, я покажу … как трахал аспиранток? – выговаривал мистер Рэндол, задыхаясь и прерываясь от усердия, с каким удерживал супругу и одновременно спускал ей джинсы до колен. – Сейчас … - он отпустил ей руки, и Клэр тут же рванулась было из-под него, но муж мгновенно схватил её за талию и задержал, тем более, что ей со спутанными ногами было очень не удобно двигаться.
- Фрэнк, пусти меня, пожалуйста, - взмолилась Клэр. У неё в глазах выступили слёзы.
- Я тебя отпущу, - кивнул тот, кратко взгляну жене в лицо. Он, опять уложив её на диван, очень сильно и больно надавил ей одной рукой на грудь, а второй приподняв её ноги, подставил под них свои плечи и уже принялся заламывать конечности ей к груди, то есть складывать девушку пополам. – Но только чуть позже. Вот сейчас покажу … - Клэр как могла упиралась ногами и руками и пыталась отодрать от своей груди его руку, но очень быстро ослабла и только лишь дала себе первую передышку, Фрэнк тут же сложил её пополам, – … и отпущ-щ-щу. Фух-х-х … – удерживая жену в такой неудобной позе и пользуясь тем, что она спутана, он одной рукой придерживал её ноги так, что она с трудом дышала, а сам расстёгивал свою ширинку. – Сейчас я тебе всё-ё-ё-ё покажу, - бормотал он себе под нос, предусмотрительно отстранившись, чтобы супруга не могла дотянуться до него руками, а значит, и ногтями. – Сейчас.
Клэр, с таким-то адреналином в крови, накрыло состоянием, при котором чувствительность очень сильно притупляется. Но, тем не менее, момент, когда он вошёл в неё, она всё-таки почувствовала. Правда, это было всё, что она смогла ощутить – сил не осталось никаких, и девушка громко, навзрыд, заплакала от бессилия и обиды. Она уже молилась только о том, чтобы всё это быстрее закончилось. А Фрэнк, будто назло, никак не мог кончить. Его отвлекали всхлипы и сопли супруги. Разражаясь всё больше на женщину и злясь на перспективу своего возможного фиаско, в какой-то момент ему очень хотелось ударить Клэр по лицу, но он вовремя вспомнил об обещании Джейми, и от греха подальше решил сдержаться. А вот исполнять супружеский долг – это обязанность каждой жены. А ведь Клэр ему пока что ещё жена.
- Я … их …вот … так …вот… трахал … дорогая, - приговаривал он после каждого толчка. – Вот… так… вот … - наконец, абстрагировавшись от рыданий под ним, да ещё и с помощью воспоминаний о своих похождениях с аспирантками, Фрэнк пришёл к концу. – А-а-а … - кратко застонал он и повалился на жену как куль, придавив её своим весом. Но тут же быстро вышел из неё и перекатился на бок рядом.



Под конец, от унижения и неудобной позы у девушки сил не осталось совсем. Даже на слёзы. Но только лишь почувствовав, что её уже не удерживают, она потихоньку, еле-еле, но всё-таки начала отползать. Ей очень хотелось оказаться сейчас где-нибудь в Антарктиде или на Луне – главное подальше от этого мужчины. Поэтому она ползла до тех пор, пока не свалилась с дивана. Там, на полу, сидя и всё ещё всхлипывая, Клэр принялась натягивать на себя джинсы с трусиками. Справившись, девушка так же медленно поднялась и на ватных ногах, с не застёгнутой ширинкой, поплелась из кабинета, держась руками за стены и косяки дверей.
-Дура, - прозвучало ей вслед.

Она вздрогнула и на миг остановилась, но тут же двинулась дальше. С перерывами на отдых дойдя до ванной и выпустив оттуда Сулу, она сама там заперлась, разделась, выкинула в мусор джинсы с трусиками со следами спермы Фрэнка и встала под горячий душ.

Её трясло. Всю. Слёзы опять полились градом, словно вода из разбрызгивателя, но боль не шла на убыль. И даже наоборот - по мере того как Клэр приходила в себя, волной горя её накрывало всё плотнее и тяжелее. Девушка рыдала до рвоты, до судорог во всём теле. Но этому она была только рада - ей так хотелось смыть с себя и из себя всё в слив. Там всему этому было самое место. Туда же, кстати, из неё всё ещё вытекала и сперма мужа. Обида душила, сжимала горло мёртвой хваткой и не давала дышать. Клэр судорожно хватала ртом воздух. Она уже доходила до какого-то отчаяния, не зная, куда деться от этой всепоглощающей, раздирающей боли.

Рыдания иссякли только лишь вместе с последними силами. Полностью выжав себя всё до капли и физически и морально, Клэр буквально выползла из душа и прошла в гостиную - Фрэнка уже нигде не было видно – и, кое-как расстелив постель, замертво рухнула и уснула тут же с мокрыми волосами.

Но спала она плохо и тревожно. Постоянно просыпалась и ворочалась. Ей снились разбившиеся зеркала. Она брала зеркало и вешала его на гвоздик, но как только отворачивалась, оно падало и разлеталось на мелкие осколки. Она опять где-то находила целое зеркало и опять вешала его на этот же гвоздик, но он в который раз обламывался, и зеркало в который раз падало и разбивалось. Устав ещё и от этого, Клэр проснулась окончательно.

Был уже вечер. Сумерки. Видимо, проспала она довольно долго и поэтому встревоженный организм, восстановив силы, тут же пробудился и взял своё.
«Джейми! - первое, что пришло ей в голову, как только она открыла глаза. – Джейми, родной мой», - мысленно позвала девушка. Но никто не откликнулся. В комнате никого не было, и только верная Сула свернулась колечком на полу у дивана. По мере того как Клэр отряхивала с себя остатки сна, ей всё больше давало о себе знать ощущение будто её переполовинили – вроде бы руки, ноги на месте, но целой она себя ощутить не могла, как ни старалась. Ей то и дело казалось, что половина её туловища – уже не более чем фантом. Но сердце будто разрослось до неимоверных размеров. Заняв почти всю грудную клетку и подступив к горлу, эта главная мышца кровообращения тут же принялась рваться на части. Девушка приложила руку к груди. Может быть, если она погладит и приласкает своё бедное сердце, оно поймёт, что кому-то есть до него дело, обрадуется и успокоится? Но упрямое сердце и не думало униматься. Оно кричало, буквально вопило внутри и рвалось, и билось, и болело.

«Господи, - девушке начало казаться, что она гибнет, пропадает, горит заживо как саламандра*. – Если ничего не изменится, вернее, если я сама ничего не изменю, мне и руки-то на себя накладывать будет ни к чему – я и так подохну», - вынуждена была опасаться она за себя уже не на шутку, поэтому схватилась за остатки разума и попробовала думать, хоть и это напоминало ей пробные, робкие шаги по первому тонкому льду, который грозил в любое мгновение проломиться и погрести её под собой. Окончательно и навсегда.

Влюблённая даже не то что понимала, она ясно видела, что Джейми её предал. Он предал их чувство, их пару. Вот так вот за её спиной пришёл и рассказал всё Фрэнку. Да ещё и поделился с ним этими радостными снимками, их счастливыми моментами. Самым сокровенным, интимным. Мысль зацепилась за воспоминания и понеслась вскачь по недавнему прошлому. Клэр лежала и вспоминала: хайлэндс, гору Крика, её озеро, «LondonEye» и ещё много приятных и волнующих мелочей. Так вот постепенно, собрав у себя в голове пазлы их отношений за последний месяц, вспомнив, каким Джейми был с ней всё это время искренним и влюблённым, да и к тому же сам юноша настолько приучил её «читать» его между строк, что она вдруг ясно осознала: он её любит. Иначе просто и быть не может.

«Он меня любит! - радостно воскликнув про себя, с удовольствием закрепила бедняга в мозгу этот постулат. – Только вот что это меняет?» - тут же спросила себя Клэр и принялась дальше развивать мысль о том, что если уж Джейми её любит, то своим поступком он отказал не только ей в любви к нему, но и себе - в чувстве к ней и сам, скорее всего, от этого очень страдает. И получается, что его предательство было не ради самого предательства, а только лишь способом оттолкнуть её и как можно дальше?
«Поздно. Слишком поздно. Я уже прощу тебе всё, - мысленно обращалась она к своему Джейми. - Вот такая вот я дура, - лёжа на диване в сумерках гостиной, ругалась на себя Клэр. На том самом диване, который они с Джейми две ночи подряд испытывали на прочность.

«Боже, - накрыла она лицо руками, - что мы тут тогда творили! Какой же он … сладкий, любимый, бесконечно желанный, такой родной и единственный мальчик», - опять погрузилась в воспоминания влюблённая. Её шевеления заметила Сула и поднялась на лапы. Собака положила голову сбоку на подушку – подходило время вечерней прогулки.
- Потрепи, непоседа. Скоро пойдём, - с любовью и нежностью погладила её хозяйка по приятной, гладкой шерстке, напоминающей мех норки.

«Чёртов Дугал! Наверняка, это его рук дело», - уже в который раз злилась Клэр на мистера МакКензи, хоть всё это время отлично понимала, что если бы Джейми по-настоящему захотел быть с ней рядом, целая армия Дугалов не смогла бы ему противостоять. Да и она со своей стороны могла, и была готова, вцепиться в парня хваткой питбуля и не отдавать его ни дяде, ни Господу Богу, ни дьяволу, но … Тут открывалась целая куча «но». Девушку мучили сомнения. Они терзали её и до предательства Джейми, а сейчас так и подавно. Даже если она убедит парня, что они вместе со всем справятся и не нужен им никакой Дугал с его фирмой, филиалом или чем-то там ещё, сможет ли она дать этому амбициозному юноше столько, сколько дал бы ему его бизнес? Отвоевать - это одно, а вот потом всю жизнь убеждать в том, что он сделал правильный выбор, когда ты сама в этом далеко не уверена – это совсем другое. К тому же, её не отпускали воспоминания того, как Джейми говорил о своей мечте иметь собственную компанию. Он стремился именно к этому, а не к жизни с ней.

Имея такую перспективу, девушка принялась уговаривать себя, что всё не так уж страшно, что жила же она как-то и до Джейми, значит, сможет жить и после него. Но каждый раз, как только Клэр «ударялась» мыслью о тот факт, что Джейми больше не будет в её жизни никогда, её изнутри начинало разрывать просто в лоскуты, а в голове билось только одно слово: «Нет!». Бедняжка и понимала и не понимала, почему её же собственные мозги живут своей жизнью и всё время заворачивают свою хозяйку не туда. Её любимый мужчина её предал! Всё! По идее, ей следовало бы обидеться, а гордость просто обязана клокотать внутри как исландские гейзеры и придавать силы только лишь плеваться и фыркать при упоминании его имени. Она должна его ненавидеть и презирать.

А она любила. Клэр чувствовала, что любит, просто обожает этого засранца и ничего не может с этим поделать. Душа рвалась в клочья! Противоречия, боль и отчаяние брали за глотку, наполняли голову по макушку, бедолага переставала что-то соображать, а только лишь чувствовала безграничную, болезненную, ноющую горечь. Она просто жутко, до внутреннего крика, до льда в жилах, до истерики хотела его видеть. Не отпускать! Мечтала ещё хотя бы раз прижаться к родному, сладкому, желанному телу. Ощутить себя под его «зонтом», вдохнуть ЕГО запах – лучший на всей Земле.

«Мне нужно с ним поговорить. Да. Обязательно», - решила Клэр и даже заулыбалась. Ей сделалось гораздо легче только лишь от перспективы, что она вновь увидит Джейми, подышит с ним одним воздухом и заглянет в свои любимые «тюльпаны». Хотя бы ещё раз. Ну и, конечно же, послушает, что он сможет сказать ей в глаза.

Увидеть Джейми, а главное, поговорить с ним, удобней всего у него в квартире. Но сегодня она решила не идти. Ибо это будут одни сплошные рыдания и истерики, а ей хотелось пообщаться, по возможности, нормально. Ну, сколько выдержит.

А остатки этого вечера Клэр провалялась на диване. Фрэнк всё ещё не подавал признаков жизни. Видимо, пропив всю ночь, да ещё и облегчив уязвлённое самолюбие изнасилованием, он улёгся отсыпаться у себя в спальне. Девушка, поднявшись только лишь однажды и исключительно ради своей Сулы, выгуляла собаку, покормила её и, не найдя в себе силы преодолеть отвращение к любого рода и вида пище, легла спать с зажатой в руке флеш картой.

И не сомкнула глаз до трёх часов ночи. Мысли толкались в голове, распихивая друг друга локтями. Правда, на этот раз среди них появились и, что называется, «чужаки», то бишь, раздумья о Фрэнке. Лёжа в постели и поигрывая в руках флэшкой, миссис Рэндол осторожно попробовала подпустить к себе тот факт, что супруг ей, оказывается, изменял. И даже с облегчение выдохнула после того, как не почувствовала ни обиды, ни горечи. Ничего. Только лишь удивление и непонимание на фоне какой-то категорической брезгливости. Это всё, что было доступно ей в качестве реакции на человека, за которого она два года назад вышла замуж. Кстати, подумав о брезгливости, Клэр сразу же оглянулась вокруг. Никаких изменений в ночной гостиной – всё тот же секретер, всё то же окно, те же кресла и журнальный столик. Девушка и раньше особого уюта здесь не ощущала, но в свете последних откровений супруга ей стало особенно не по себе – неизвестно с кем он там ей изменял и как далеко в пылу страсти были посланы им правила личной гигиены и контрацепции. Клэр понимала, или даже чувствовала, что её дни в этом жилище сочтены, но сейчас ей резко расхотелось прикасаться здесь к чему бы то ни было вообще.

Скоро она будет жить одна. Опять одна.

Проснулась она около девяти часов утра. Её разбудил Фрэнк, собираясь на работу. Вообще-то, всё снова стало как всегда, будто вчерашнего дня и в календаре-то не значилось. Передвигаясь по квартире, муж всё так же ни разу не посмотрел в её сторону и не обратил на жену ни малейшего внимания. Клэр же, будучи почему-то уверенной, что больше он её не тронет, его не боялась как раньше, так и сейчас. Но, тем не менее, после того, как за ним захлопнулась входная дверь, вздохнула с облегчением.

В этот день девушка передвигалась по квартире точь-в-точь как зомби и очень мало. И даже когда валялась на диване, почти не шевелилась. Не ощущала потребности, не видела смыла и не находила в себе силы. Время потеряло для неё свои обычные мерки: завтрак, прогулка с Сулой, хлопоты по дому, обед, прогулка с Сулой, сон. Выйти на улицу с собакой она себя, конечно же, заставила, но на всё остальное в доме смотрела с какой-то дикостью во взгляде. За два года жизни здесь с Фрэнком она, если не полюбила свой дом, то хотя бы к нему привыкла. И вот только лишь за несколько часов эта привычка куда-то испарилась. Сошла на нет. Клэр держалась здесь только на том, что жила в этой квартире, когда познакомилась с Джейми и именно из неё ходила к нему на футбол и уезжала с ним в хайлэндс. И именно отсюда, ей предстоит отправиться на эту решающую, не исключено, что последнюю встречу со своим любимым предателем.

Клэр знала, что он опять приступил к тренировкам, и сегодня должна была состояться одна из них, поэтому начала собираться только после шести. Предварительно выгуляв Сулу, она зачем-то опять приняла душ, расчесалась, приободрилась, а потом снова упала духом и выдворилась из дому, еле-еле волоча ноги. Она могла бы сесть на автобус - одиннадцатый шёл как раз к StockmoreSt, но только вот не могла себе даже представить, что сможет сейчас остановиться. Хоть где-нибудь: на остановке, в магазине – не важно. Ей хотелось идти и идти. Пробираться и пробираться. К нему. Клэр даже закралась безумная мысль – она начала жалеть, что Джейми живёт с ней в одном городе, а не где-нибудь далеко-далеко. Да хоть в хайледсе! Она бы дошла туда пешком. Пришла бы к нему вся в лохмотья и стоптанных туфлях – именно такой внешний облик целиком и полностью отразил бы её нынешнее внутреннее состояние.

Скорее всего, продвигалась она медленно и довольно долго, но пути почти не заметила - внешний мир с его измерениями и раздражителями сейчас воздействовал на неё очень плохо и слабо. Погода была уже привычная – морозы отступили и пришли дожди и ветра. Девушка не взяла с собой ничего в руках, поэтому просто шла по знакомым улица вечернего Оксфорда и куталась в пуховик. Впереди была встреча с Джейми! Сквозь весь ужас, поселившийся внутри, Клэр нашла в себе силы, чтобы порадоваться.

Искать StockmoreSt, у неё не было никакой необходимости, девушка доподлинно знала место её расположения. Иногда, возвращаясь с работы пешком, доктор Рэндол проходила мимо этих тихих улочек по более оживлённой CowlayRd. В домофон, условилась сама с собой, не звонить, а дождаться, пока кто-нибудь откроет дверь подъезда. И здесь она ждала довольно долго, но опять этого не заметила. Кажется, любые жизненные мелочи и нюансы потеряли для неё всякую актуальность. Да и к тому же, девушка как могла оттягивала встречу, как бы смакуя, предвкушая, но и в то же время страшно боясь последствий. В конце концов, её ожидания увенчались успехом – из дома номер девять вышли две молоденькие девчушки, лет по десять, и Клэр без проблем зашла в подъезд.
Квартира номер два оказалась на первом этаже, так что, очутившись внутри, гостья тут же упёрлась в её двери и, не давая себе времени подумать или приготовиться, нажала на звонок.

* * *

После того как Джейми высадил Клэр возле её подъезда и остался наедине с собой, его ощущение тревоги и внутреннего дискомфорта резко усилилось. Уже паркуя Q7 на стоянке своего нового жилища, парень понял, что сна ему не видать как дна Лох-Морар**. И не исключено, что в ближайшем будущем - включительно. Его всего что-то держало на взводе, даже на привязи, что-то раздражало, не давало покоя. Да, Дугал его поставил перед выбором, но не это тревожило парня и свербило у него внутри. По поводу ультиматума дяди Джейми планировал хорошенько подумать и попытаться найти выход из положения. Прикинуть: что к чему и кое-что предпринять. Он свято верил в себя и то, что что-нибудь придумает, знал наверняка. Но это потом. Чуть позже. А сейчас-то что? Что не так? Что конкретно его беспокоит? Ему очень хотелось, что называется, «отряхнуться» от этого дискомфорта, но только вот как это сделать?

Первым делом он попытался заглянуть в своё нутро, но там был бардак способный своими масштабами посрамить хаос первичного состояния Вселенной и даже беспорядок в комнате такой творческой личности как его родная сестра.

И тогда он принялся вспоминать.

Когда-то давно, присутствуя при разговоре своей матери с Эшли, юноша, будучи ещё долговязым подростком двенадцати-тринадцати лет, подслушал, как женщины что-то рассказывали друг другу об их общих знакомых, и тётка не могла вспомнить какую-то фамилию. И тогда мать в помощь приятельнице поделилась одним интересным приёмом: если не можешь вспомнить фамилию человека, начни проговаривать вслух алфавит. Когда ты дойдёшь до той буквы, на которую эта фамилия начинается, ты всё вспомнишь. Взяв на вооружение этот механизм, Джейми иногда обкатывал его и на других ситуациях. Так и на этот раз парень принялся последовательно вспоминать весь ход беседы с дядей. С самого начала. Вот они прошлись по Мэри, вот заговорили о Клэр, вот Дугал начал её нахваливать, вот … и только Джейми дошел до того момента, когда Дугал поставил его перед выбором, у него в мозгу как будто прозвучал щелчок. Такой ломкий и сухой. Вот! Это было оно! То самое! Выбор! Парень понял, что не нужно ему долго и нудно думать над дилеммой и напрягать голову, не стоит искать выход из ситуации. Поздно. Выбор уже сделан. И такой, что теперь не свихнуться бы от внутреннего протеста и отвращения к себе.

Джейми был даже не то, что огорчен или разочарован. Его состояние можно описать как пограничное между конечной точкой злости и начальной стадией свирепости. Меряя шагами гостиную в своей квартире, и зарываясь пальцами себе в волосы, он никак не мог понять, почему он не хочет бороться? Ему лень? Нет. О лени речь не идёт. Ему страшно? Ну, вот ещё! Он пасует перед Дугалом? Ни в коем случае! Джейми точно, доподлинно знал, что может надавить на Дугала и довольно успешно. И тут до него дошла мысль – он боится. Ужасно, просто до мороза в позвоночнике боится, что со временем начнёт понимать дядину правоту. Признает его пророчество. Парню казалось, что вот этого-то он точно не переживёт. А вдруг, действительно, пройдёт полгода, и Клэр ему начнёт надоедать? Ну, а вдруг? Почему такого не может быть? Какой срок у их отношений? Сейчас они на самом пике, а вот что будет дальше? Если даже сама Клэр боялась, что они погрязнут в рутине, значит, в этом есть смысл?

Парень очень чутко прислушивался к себе на предмет боязни послать Дугала подальше, «уйти в свободное плавание» и «утонуть». Такой трусости и продажности он бы себе точно не простил. И с облегчением понимал, что это его не пугает. Он бы мог взять свой траст, закончить Оксфорд, вернуться с Клэр хотя бы в Глазго и начать пробиваться там, как начинал и сам Дугал. Джейми вспомнил, как Дженни всё время мечтала выкупить у Эшли её долю в кафе и перепрофилировать его в детское. Продумать что-нибудь ещё с творческим уклоном.

Поэтому юноша точно знал, что не пропадёт, но дело было совсем не в этом. Ещё занимаясь в спортивной школе боксом, от своего тренера мистера Вальца Джейми услышал пафосную фразу о том, что в жизни нужно точно для себя решить: льёшь ты слёзы или кровь. Конечно же, тогда ему эта чепуха понравилась и иногда даже помогала в поединках. Было в ней что-то эдакое, заводное, воинственное, она давала правильный настрой. Но со временем эти слова как-то так надоели и забылись. И вспомнились только сейчас. Хотя он всегда знал, что ему проще, и лучше, и слаще, и правильней лить кровь. Таким он родился.

Он выбрал Дугала. Мечту. Ему даже полегчало. Парень прекрасно понимал, что мечту эту ему указал Дугал, но всё-таки его мечта - это он сам. Часть его. Его сущности, его жизни, его возможностей, его желаний. Отказавшись от мечты, ему бы пришлось проститься с частью себя.

«Клэр, - Джейми, сидя на кресле в своём «логове» схватился за голову. - Боже». Парень уже сейчас видел ясно, что и от Клэр ему целым и живым не уйти. Если руки-ноги она ему оставит, то сердце порвёт точно. Скормит голубям на Трафальгарской площади и правильно сделает. И именно к этому он начал готовиться.

Нужно было каким-то образом и самому войти в это и впустить это в себя. Это был его ад, его Галгофа, его чистилище. Тому, что он собирался сделать, название ещё не придумано. По крайней мере, не в его мире. Это было какой-то дикостью, варварством. Джейми подскочил с кресла и принялся ходить из угла в угол и приглушенно рычать. Если сказать, что ему было плохо, то это не сказать ничего – парень перерождался на глазах. Он понимал, что после того как всё закончится, ничего из этого он себе позволить уже не сможет. Сделал – не жалей. И он не будет.

Его посещали различные мысли. В том числе и о том, что Клэр тоже поспособствовала этому решению, даже сама того не желая. Своими рассуждениями о рутине и тем, что не дрогнула перед угрозами Дугала, она показала юноше, на что способна, на что рассчитана. Джейми поверил в неё. Его Сасенак справится, выживет. Но всё равно то, через что он заставит её пройти резало его по живому на полоски, а потом шинковало на кубики. Мысль о том, что, возможно, вся стойкость и вся сила девушки держится только на чувстве к нему, Джейми старательно от себя гнал.

«Клэр не такая, - стискивал челюсти парень. - Она найдёт себя и в самой жизни».

А ещё, он боялся, что если не рассмотрел в ней ту силу, которой она обладает, то скорей всего, не видел и ещё много другого. И это его пугало. Кроме того, с этой девушкой для него всё будет слишком болезненным, слишком чувствительным, каждое открытие, каждый поворот в характере. Возможно, он предпочтёт спутницу, которая не сможет его так удивить, поразить, взволновать до такой степени. Возможно.

Но и это было ещё не всё. Когда Джейми выжал из себя всё до капли, казалось, растратился весь до последнего движения души, то принялся «брать в долг» - парень подумал о том, что со временем Клэр, скорее всего, его забудет, полюбит кого-то другого и выйдет за того замуж. Картинка того, что какое-то чмо прикасается к телу его Сасенак, целует её губы и владеет ею, отбрасывало его прямо к разговору с Дугалом. К самому его началу. Джейми резко хотелось сделать вид, что этого разговора не было никогда. В природе не существовало. Отдать свою Клэр какому-нибудь «оленю» - парень и рад бы был это с чем-нибудь сравнить, да не мог. Ну, если только с беспрецедентным, кромешным адом.

В воскресенье от Фрэнка Джейми вышел с огромной дырой вместо груди. Ничего не ныло, не болело, не беспокоило, потому что ничего и не было. Его самого уже не было. С мира тоже стёрли все краски. Чуть позже, уже направляясь к себе домой на машине, по дороге он с удивление обнаружил, что различает красный и зелёный сигналы светофора на пересечении HighSt и CoveredMarketSt. Это было неожиданно и странно.

Юноша даже не знал что сделать, чтобы почувствовать хоть что-нибудь. Радовало только то, что о сумасшествии пока речь идти не могла - по возвращении домой, он сел за уроки и – о, чудо! – у него получилось сосредоточиться на методе наименьших квадратов в математической статистике. Вечером он поехал на тренировку по футболу и там статус удачливого математика сменил на статус фартового футболиста – мяч почти не срывался с ноги и ворота стали как будто на пару метров шире. Это было тем более удивительно, что после смерти Лири ему ничего не помогало. Но тогда он хотя бы был. А сейчас … Окрылённый тем, что может заниматься спортом, парень позвонил в любительский клуб бокса в «Колледже Всех Душ» и записался на спарринг. Поединок это даже не футбол. Поединок - это сила!

Вечером позвонил Штэфан из Глазго. Джейми давно не созванивался с земляками, и, признаться, почти уже о них забыл, настолько Клэр заполонила его всего. Услышав знакомый голос Квёльца, парень даже сам удивился, что где-то есть его родной город, его Шотландия, что она, скорее всего, осталась такой, из какой он уехал всего четыре месяца назад. Как в забытьи разговаривая со своим другом и обсуждая новости, Джейми поражался тем изменениям, которые произошли в нём благодаря Клэр и тому, что он её предал. Он как мог вспоминал, каким он прощался со своим бывшим однокурсником и товарищем по команде в Глазго и старался в разговоре быть именно таким. И может быть, у него даже получилось, но чего ему это стоило, знает только он один.

Юноша ожил только в понедельник. Зная наверняка, что сегодня вечером, после возвращения с работы Фрэнка, муж с женой, скорее всего, будут выяснять отношения, он не выдержал и поехал к их дому.

Было около шести часов после полудня. Сумерки. Самый разгар студенческих обедов. Джейми опять поставил свою Q7 возле Издательства Оксфордского Университета и дальше прошёл пешком. По мере приближения к подъезду ему начинало казаться, что до него уже чуть доносятся ругань и крики, но на удивление в окнах квартиры четы Рэндол не было даже света. Да и вокруг стояла умиротворяющая, влажная тишина и спокойствие. Он прошёл с улицы во двор и посмотрел на окна спальни на втором этаже, но и им обрадовать парня признаками жизни не удалось. Джейми был обескуражен, ничего не понимал, но и уйти не мог. Просто стоял и всё. Ждал ли он чего-нибудь? Вряд ли. Его каким-то непостижимым образом «грело» это место. Он постоял, «погрелся» и поехал домой. Никаких выводов и мыслей от этого посещения у него не нашлось.

Кстати, проезжая по вечерним улицам Оксфорда и не испытывая желания завернуть в какую-нибудь кафешку перекусить мясом или рыбой, парень уже не в силах был игнорировать тот факт, что у него напрочь пропал аппетит. В это поверить было столь же трудно, как и в образцовый порядок в комнате Дженни, но желания что-то в себя запихнуть из еды, действительно, не наблюдалось. Сколько себя помнил, Джейми никогда не терял интереса к пище и потребности в ней же. Даже когда не стало отца, даже когда Лири обвинила его в своей смерти - никогда. А тут его организм как будто уснул и перестал требовать «горючего».

Кстати, о снах. Они ему тоже уже только снились. Он забывался лёгкой дремотой лишь к часам пяти утра, но в семь был уже на ногах. И как ни странно, это не сказывалось на его энергии – молодой организм выдерживал тяжелейшие нагрузки легко, почти играючи. Джейми очень хотелось свалиться от усталости, но психика показывала, что о том, чтобы вырубиться и отдохнуть, пусть он пока только мечтает.

Этим же вечером позвонила сестра. Они не связывались друг с другом с того самого момента, как Джейми уехал с Клэр на Tоrridon. Поначалу, как и положено Дженнифер, она принялась болтать о школе, учителях и общих знакомых, просила о новоселье, но потом, почувствовав, что брат отвечает кратко и односложно, тут же исправилась.
- Джейми, что-то случилось? Что с тобой?
- Я расстался с Клэр, - ответил он так, будто не слушал ни слова из того, что ему говорили, а думал всё это время о себе с Клэр.
Пауза. Дженни переваривала информацию.
- Ну и что? Сегодня поссорились, завтра помиритесь, - наконец сказала она, пытаясь быть оптимисткой.
А вот её брата оптимизм сейчас только раздражал.
- Дженн, ты слышишь, что я говорю? Мы не поссорились, мы расстались! – немного повысил он тон.
- Почему? Она тебе надоела?
- Господи ты, почему сразу надоела? Мы встречались всего месяц! – уже не на шутку начал раздражаться парень.
- А что ты орёшь на меня?! – обиделась девчушка. - Тебе всю жизнь все девчонки надоедают, что я ещё могу подумать?
- Да … извини. – Почесал макушку Джейми. - Но она не девчонка.
- Знаю, - вздохнула на том конце его сестра. - Тебе очень плохо?
- Я уже третий день почти ничего не ем, - именно эта исчерпывающая информация, по мнению юноши, должна была дать понять Дженн о масштабах трагедии.
- Чего-о-о-о?! – действительно попала та под впечатление. - Как это, не ешь? Но этого не может быть! Ты всегда ешь!
- Получается, что, нет, - Джейми пожал плечами.
- М-да, - девчушка принялась думать. - Хочешь, я приеду?
Юноша несказанно обрадовался. Только сейчас он понял, что не пообщавшись с сестрой на каникулах, много упустил именно для себя.
- Да. Хочу. Приезжай.
- На выходные?
- Угу.
- Ты позвонишь маме и отпросишь меня у неё?
- Да. Я позвоню.
И поскольку впереди замаячило общение вживую, Дженни решила прощаться.
«Позвоню Уне и Марте, - уже планировала про себя девчушка. - Расскажу им, что еду в Оксфорд к брату, и заскочу на выставку бумаги в Лондоне, куплю там себе травяной папирус ручной работы. Пусть завидуют».
- Пока? – спросила она вслух у Джейми.
- Пока. До встречи, - попрощался тот и нажал на отбой.
«Но Джейми, конечно, жалко, - продолжила девчушка, тоже завершая вызов. – Ну, ничего. Я ему помогу», - в задумчивости приложила она аппарат к губам.
И для Джейми Дженнифер, действительно, была его последней надеждой на успокоение.

А предпоследней был бокс.

Агрессивного желания и какой-то холодной, спокойной ярости на этот поединок у парня было хоть отбавляй, поэтому ничего удивительного, что он так схлестнулся с Ли Панеттой – двадцатишестилетним членом клуба любительского бокса, что расквасил ему нос, а тот немного подбил Джейми верхнюю губу. Никогда ещё членовредительство не доставляло юноше столько удовольствия – ранка ныла и очень неплохо напоминала, что он всё-таки скорее жив, чем мёртв. Теперь он был на машине, поэтому, даже не стал принимать душ в клубе, а переоделся, закинул вещи на заднее сидение и рванул к себе в квартиру – отмачивать синяки в ванной.

Он только-только просушил полотенцем голову и заварил себе чай, когда в дверь позвонили. Джейми сразу же это не понравилось. Он не спешил оповещать ребят из колледжа о своём новом адресе – узнав, что один из них снимает квартиру в одиночку, его могут лишить уединения и покоя за шестьдесят минут и до бесконечности.

Юноша подошёл к двери и, поскольку за время жизни в общаге успел отвыкнуть смотреть в глазок, тут же её распахнул. Перед ним стояла Клэр. Вернее, не совсем Клэр, а только то, что от неё осталось. Осунувшееся личико, двойные мешки под глазами, впалые щёчки – Джейми резко захотелось застрелить Дугала. Наверное, и рука бы не дрогнула. А когда он увидел, как просияло её лицо при его появлении, то подумал, что не меньше дяди заслуживает такой же «чести» и даже, может быть, больше.

«Боже».

Имя Господа было единственным словом доступным ему на тот момент из всего его лексикона.

- Привет, - сказала между тем Клэр, уже рассматривая его свежеподбитую губу. Увидев, что он только что после душа, доктор Рэндол тут же догадалась об «этиологии ранения».

Она в это время, между прочим, предавала саму себя. Медленно и неотвратимо. Вообще-то, девушка понимала, что пришла в качестве живого укора, но её неумное, наивное сердце запело, только лишь ОН появился на пороге. Разумеется, она не заметила и не осознала, как заблестели её глаза, стоило им увидеть Джейми. Клэр только лишь стояла и держала себя в руках – ведь перед ней был её любимый мальчик и не кинуться ему на шею, не прижаться, а точнее сказать, не вжаться в него всей собой, не попытаться срастись телами, включая системы кровообращения и органы дыхания, ей стоило вполне себе взрослых усилий.
- Привет, - поздоровался парень, избегая смотреть в глаза своей Сасенак. Он возненавидел себя ещё больше, если такое возможно, но всё-таки не пригласил её в квартиру, а переступив вперёд через порог, закрыл сзади за собой дверь.
- Джейми, - начала было несостоявшаяся гостья, но как только сформулировала в уме то, что хотела сказать и смысл фразы дошёл до неё самой, к горлу подступил большой плотный комок. Слова застряли, дыхание сорвалось, в глазах налились слёзы. Но выдавливать из Джейми слезами жалось, это последнее, что она хотела бы вообще. Клэр разозлилась, плотно сжала губы, а заодно и кулачки, всё-таки сглотнула и закончила совсем другими словами: - Очень больно? – и, кивнув подбородком на его рану, вопросительно, как ей казалось, а на самом деле, с нечеловеческой мольбой побитой собаки и одновременно твёрдостью Дарта Вэйдера во взгляде посмотрела на своего любимого человека.
Тот тяжело и медленно набрал в лёгкие воздух и так же напряженно выдохнул.
- Клэр, - начал он доброжелательным, вплоть до нежности, тоном, - уезжай в Лондон. Фрэнк не твой человек и я тоже … не для тебя, - Джейми в сожалении растянул губы.
- Это из-за того, что я не дала тебе шанса разобраться с Дугалом?
- Клэр, - юноша сделал бровки домиком и со спокойной мольбой посмотрел на девушку, - твоё место в Лондоне. Там ты сможешь найти СВОЁ, понимаешь? – он скрестил руки на груди и, как будто этого отгораживания ему было мало, спрятал ладони у себя в подмышках.
Они стояли и молчали. Клэр не могла найти, что ответить на такой совет. Она сморгнула и ощутила, что по щекам потекли слёзы. Вся в смятении, девушка пыталась достать из памяти: что ещё хотела сказать и, ничего не вспомнив, с отчаянием поняла, что может быть свободна. Джейми терпеливо ждал, не решаясь произнести хоть что-нибудь. Видимо, поняв, что это – всё, и Джейми будет стоять здесь столько, сколько и она, Клэр принялась разворачиваться и свинцовыми ногами сделала первый шаг к выходу из подъезда. Потом также второй. Потом третий. У неё было полное ощущение, что она идёт по шею в воде, с трудом раздвигая эту жидкую, но, тем не менее, довольно плотную среду. Вот сейчас она нажмёт на кнопку домофона, откроет дверь, выйдет, и … погибнет. Когда девушка уже протянула руку к устройству …
- Стой! – прозвучало сзади.
Она успела только остановиться, развернул её уже сам Джейми. Он припал губами к её солёному от слёз рту как ненормальный, хотя, скорее всего, таким он и являлся. Парень сильно, до боли сжал её лицо и, нагло, напористо, собственнически ворвавшись ей в рот языком, начал пожирать её губы своими, просто наслаждаясь в этот момент болью от ранки. Джейми сминал её волосы, стискивал шею, лихорадочно прижимал к себе за затылок, а потом опять нажимал большими пальцами на щёки. И всё это время терзал её губы снова и снова.
Это был поцелуй полный отчаяния, поцелуй-вопль, поцелуй-откровение.
Выразив хоть что-то из того, что он хотел показать, Джейми оторвался от своей Сасенак и, обняв девушку за шею ладонями и стискивая её в руках как ножку вазы, чуть пригнулся в коленях и посмотрел ей прямо в глаза.
- Я люблю тебя, - сказал Джейми. – Слышишь? – он легонько встряхнул девушку. - Я люблю тебя, Клэр.
Та, тут же схватилась было за его запястья, открыла рот, чтобы что-то сказать, но парень быстро вырвался, сделал шаг назад и сделал «руки вверх».
– Иди, - кратко сказал он и, сделав ещё один шаг назад, низко опустил голову. Затем, чуть подождав и видя, что Клэр не двигается с места, мягко и тихо повторил: - Иди, Клэр.

Девушка понимала, что близка к обмороку, поэтому, просто схватилась за дверь одной рукой, а второй прикрыла себе рот, откуда уже вот-вот готов был вырваться шквал рыданий. Чтобы не разрыдаться прямо здесь, перед Джейми, она быстрее нажала на кнопку домофона, и как только прозвучал сигнал, и дверь начала открываться, Клэр вывалилась на улицу. Свежий воздух и люди вокруг придали ей силы, но рыдания девать было некуда. Они рвались, не зная удержу и им всё-таки нужно было дать выход.

Клэр очень хорошо знала местность, поэтому ей, даже в таком состоянии, не составило труда вспомнить, что по ближайшему переулку можно выйти прямо на Луг Церкви Христа. Это недалеко. Девушка, всё так же закрывая рукой рот, побрела туда. Там, прислонившись к одному из деревьев, растущих вокруг самой лужайки, и видя, что находится в отдалении от пешеходных троп, дала себе волю. Её настолько выворачивало, что рыдания почти сразу же перешли в рвоту. Клэр начало рвать. А учитывая, что она три дня почти ничего не ела, её позывы к рвоте больше напоминали судороги эпилепсии. А потом девушка, к своему удивлению, почувствовал тошноту. Скорее всего, её тошнило от голода и на нервной почве, но какой-то червячок сомнения всё-таки закрался ей в душу. Этот червячок люди издавна окрестили «надеждой». Тошнота прочно поселилась внутри и не уходила, даже когда Клэр подняла голову и дыханием и расслаблением попыталась восстановить нормальное состояние внутренностей. И тут её буквально «прострелила» насквозь мыль о том, что сегодня же двадцать восьмое число. Или сегодня, или завтра у неё должны начаться месячные.
Не смея надеяться ни на что, ибо задержки у неё случались и раньше, девушка, тут же успокоившись и собравшись с последними силами, судорожно принялась вспоминать о ближайших к этому месту аптеках.
В филиале крупной аптечной сети «Chemistry» на улице Broadwalk ей предложили на выбор четыре теста на беременность, в том числе, два из них – электронные. Примерно, по двадцать фунтов каждый. Она взяла оба.
Когда Клэр вернулась домой, муж работал у себя в кабинете за закрытыми дверями.
«Нужно завтра же позвонить в контору, - вспомнив о муже, сразу же подумала девушка о риэлтерском агентстве «BWR», которое занималось её квартирой в Лондоне. – Пусть освобождают квартиру».
Только спустя много времени, Клэр, вспоминая эти события, оценила, насколько вовремя появились эти надежды на беременность, не дав ей полностью сосредоточиться на своём отчаянии и погрузиться в него с головой. Она сразу же сумела взять себя в руки и её мозги, «пытаясь усидеть на двух стульях», просто разрывались между мыслями о Джейми, и о возможной беременности, и толком не работали ни в том, ни в другом направлении. И результат не заставил себя ждать – в тот вечер домой она вернулась почти без слёз и перед сном сумела протолкнуть в себя йогурт с кусочками яблок и даже подумать, что это необычайно вкусно. А улёгшись столь «сытой» в постель, не смотря на мандраж ожидания, только лишь активировала в телефоне будильник и уснула.

Когда в третьем часу после полуночи Фрэнк вышел из кабинета и прошёл на кухню, а потом в спальню, ей уже снилась мама. Мама была высокой и далёкой. Её фигура находилась от дочери на расстоянии, наверное, десятка футов, не меньше, но Клэр отчётливо ощущала, как мамины руки гладят её по волосам. Как в детстве. У Клэр «пружинки» постоянно запутывались и лохматились, и маме, чтобы погладить дочь по голове, приходилось попутно немного расчёсывать её волосики пальцами. Мама расчёсывала и распутывала, но это никогда не было больно. У самой Клэр так никогда не получалось. Вот так и сейчас мама гладила дочь по голове и улыбалась. А потом девушка увидела в руках у мамы бабочку. Бабочка была очень большая и белая как мама. Женщина посалила эту бабочку дочери на волосы, а сама исчезла после этого. Клэр сняла с волос насекомое и подбросила в воздух, чтобы оно полетело и вернуло ей маму. Но сколько она бабочку не отпускала, та всё время возвращалась и салилась девушке на волосы.

Так и не избавившись от бабочки и не вернув маму, Клэр проснулась по будильнику. Вспомнив одновременно и о Джейми, и о месячных, девушка поднялась с постели, и день начался.

Даже будучи на работе, она несколько раз уже приготавливалась сделать тест, но так и не смогла. Из боязни увидеть отрицательный результат у девушки опускались руки. Ей хотелось ещё хоть чуть-чуть пожить надеждой. Зато, как и планировала, она позвонила в своё риэлтерское агентство. Там её заявку приняли, но сказали, что ей нужно подъехать, зафиксировать сроки и оформить их официально.

Так и продержав себя в режиме ожидания, девушка не решилась вернуть себя к жизни, или окончательно добить, а придя домой уставшая и разбитая после работы, погуляла с собакой и легла спасть.

А вот на следующее утро всё так же не обнаружив месячных, Клэр всё-таки решилась. Имела право - у неё уже была стопроцентная официальная задержка. Проснувшись и даже не заглянув ванную и не умываясь, девушка оделась и прогулялась с собакой. Затем, управившись с Сулой, достала из сумочки тест и сделала всё, как указывалось в инструкции. Пока она умывалась и чистила зубы, пластиковая палочка лежала на стиральной машинке и одним своим присутствием затмевала Клэр разум. Бедняжка волновалась неимоверно. Вытершись полотенцем, она опустила руки по швам и сжала кулачки. Затем, не прикасаясь к тесту, заглянула в жидкокристаллическое окошко и прочитала там одно единственное слово: «pregnant»***.

*Салама́ндра (лат. Salamandra, от перс. سمندر‎ (samandar): sām = огонь, andarūn = внутри)
** Лох-Морар – самое глубокое озеро Шотландии.
*** pregnant - брит. / амер. прил.- беременная

За помощь огромное спасибо Наташе - N@T@LI4KA


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/201-15891-91
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: onix1676 (20.02.2016) | Автор: onix1676
Просмотров: 694 | Комментарии: 12


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 12
+2
10 digivika   (22.02.2016 20:59)
Эх, какая тяжелая глава! Написано, как всегда классно!!! А решения герои принимают очень похиена жизненные риали, плюс автору, не складывается впечатления розовых соплей, а очень даже бодренько и правдиво. Одного не могу понять, зачем было так подставлять Клер? Зачем? Так как он ничего не делал без пользы для себя, то здесь пользу он видел в ненависть Клер, вызванной его поступком. Но не сработало. Он молодой, все переживет и кучу девушек еще себе найдет, Клер жалко, но у нее будет ребенок, а это пол-жизни, да и прошлое будет, которое можно вспомнить, ведь, не всем достаются такие воспоминания, с такой любовью как у них. Так что, на тоже в выигрыше, главное, чтобы пережила этот удар, перетерпела боль, а ей ничего не остается как жить ради ребенка, как делают миллионы женщин и она справится. Еще раз спасибо за главу и все произведение, очень оригинально и талантливо!!!

+1
12 onix1676   (22.02.2016 23:14)
боже мой, сколько оптимизма в одном посте!! класс! biggrin
я прямо зачиталась. biggrin У всех нашли выгоду, у всех есть успокоение, значит, всё будет хорошо!! biggrin biggrin

Спасибо вам за такой позитив!

Еще раз спасибо за главу и все произведение, очень оригинально и талантливо!!!

Читайте на здоровье!! Очень рада, что понравилось. smile

+2
9 Natavoropa   (22.02.2016 20:56)
Боже мой, что за глава, переживала, словно я Клэр, офигела от поступка Джейми, жестоко, очень жестоко, еще больше возненавидела Френка, но вижу спасение Клэр в этом тесте.
Спасибо.

+1
11 onix1676   (22.02.2016 23:11)
Боже мой, что за глава,

мда .. глава получилась ... прямо скажем болючая. wacko
Но я надеялась, что все сконцентрируются на том, что в конце.

Пожалуйста, Наташ. smile

+2
7 ДушевнаяКсю   (22.02.2016 12:07)
Тиночка, ты не представляешь насколько тебе удалось попасть в яблочко - все те чувства, эмоции и боль, что ты описала в Клэр я переживаю прямо сейчас.. ты будто писала про меня... но это лирика. Меня больше беспокоит Джейми, который разочаровал меня dry он оказался трусом... он не захотел бороться, попытаться построить с Сасенком семью. ведь все слова Дугала построены на чем? у него, что была семья, была любовь все его жизни?короче, глава просто переполнена болью, разочарованием и пустотой...

+1
8 onix1676   (22.02.2016 13:21)
фух .... прямо отлегло ... я прямо боялась твоей реакции, Ксюш. Боялась, что подарю тебе ненужные, лишние переживания.
Но раз я попала, то ... мне опять очень жаль. Тебе не позавидуешь. *даже смайл ставить не буду*

+2
5 Golden-daisy   (21.02.2016 01:55)
Глава переломная, жаль во всей этой ситуации Клэр , конечно исход на данный момент понятен, уедет в свою квартиру и будет ждать появления своего малыша, а вот кто ей вернет спокойствие и жизненные силы ,которые эти двое отобрали???или трое???
Спасибо за главу Тина

+1
6 onix1676   (21.02.2016 13:01)
конечно исход на данный момент понятен, уедет в свою квартиру и будет ждать появления своего малыша, а вот кто ей вернет спокойствие и жизненные силы ,которые эти двое отобрали

малыш и вернёт, Ириш. Джейми получил свою мечту, а Клэр - свою. smile

Спасибо за главу Тина

не за что, Ириш. smile читай на здоровье. smile

+1
3 GASA   (20.02.2016 21:30)
У меня нет слов....Джейми я хочу крапивой отстегать.....более подлого поступка я не знаю... собака ты на сене.....достичь желаемого любым путем..... мерзко на душе....

+1
4 onix1676   (21.02.2016 00:26)
Джейми я хочу крапивой отстегать...

да волк он позорный!! angry пажопи ему!! biggrin поддонок!!

ну вот не получилось из него рыцаря без страха и упрёка. smile

+2
1 Mystery_girl   (20.02.2016 15:27)
Я просто р-ы-д-а-ю............
Спасибо за главу

+1
2 onix1676   (20.02.2016 20:43)
вы же там и Иреной вродь узбагоительным запаслись. biggrin Пришло его время!! Доставай!! biggrin
спасибо за первый коммент, Надюш!! happy smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]