Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13560]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3651]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Сталь и шелк или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг.

ЧРС, или Лучшее Рождество Эдварда Мейсона
Слышали когда-нибудь о ЧРС? Видели эльфа из транспортного отдела? Да ладно?! Вы даже не слышали о «графике повышения непослушности» и не катались в оленьей упряжке? Тогда вам непросто будет представить, с чем столкнулся Эдвард в Рождественскую ночь, когда он, куратор с пятнадцатилетним стажем, получил в напарницы девушку, не имеющую никакого опыта работы...

Ведомые поводком и инстинктом
Впереди раздался радостный собачий лай, и Изабелла, среагировав на шум, повернула голову, чтобы с огромным удивлением увидеть вверенного ей Рики на ярко-желтом поводке какого-то чужого мужика в стильном черном пальто.

Body canvas
Он – сосед. Точнее владелец роскошного винного бара по соседству с собственным тату-салоном Беллы. Он – элегантность, она – разрозненность. Нет ни единого шанса, что они будут парочкой, не так ли?

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

От 13 августа до 13 сентября
Когда наступает апогей переживаний, когда все нити судьбы, наконец, сходятся в одной точке, когда кажется, что надежды нет, а завтра не наступит - кто в этом водовороте заметит эмпата, забившегося в угол и рвущегося на части?
От медового месяца до перерождения Беллы - глазами Джаспера.

Прости, не могу...
Прошло семь лет после событий, описываемых в книге "Рассвет". Ренесми после путешествия по миру вместе с Эдвардом и Беллой возвращается в Форкс к родным, где её так же ждёт и Джейкоб Блэк, с которым Несси хочет связать свою жизнь. Но вот только на пути Джейка неожиданно встаёт соперник. Что с ним делать, если соперник - один из Калленов?

Харам
Приглашаю вас в путешествие по Марокко. Может ли настоящая любовь считаться грехом? Наверное, да, если влюбленных разделяют не только моря и океаны, но вера и традиции. Победитель TRA 2016.



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Робстен. Пиар или реальность?
1. Роб и Крис вместе
2. Это просто пиар
Всего ответов: 6658
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Полный привод, или Километры вдоль нормальности. Бонус. Часть 3

2016-12-4
18
0
Часть 3

— Я еду с вами в Лондон! — только лишь войдя в дом после работы и появившись в гостиной, заявил Дугал. — Если что, прикроешь меня? — обратился он к жене, которая в этот момент готовила стол к ужину.

— Разумеется, — кивнула та и улыбнулась.

— Чёрт, — стукнул кулаком в ладонь мужчина, — вы ведь поедете в Глазго, — дядя посмотрел на Джейми, который в это время, сидя в кресле, пытался распутать не то ноги, не то уши у пса Плуто из кукольного театра дочери. Дэлли с Додо в это время разносили по кирпичику детскую, а Клэр в комнате для гостей собирала чемоданище.

— Эх, хотел бы я видеть лицо Алисы … — Дугал запнулся на полуслове.

— Когда она встретится с внучкой? — выгнула на него бровь Жаклин.

— Именно! Пропустить такое зрелище! — мужчина потряс раскрытыми кистями в воздухе.

— Это тебе не представление, — отрезала Жак, направляясь в кухню. — Твоя сестра, скорее всего, предпочла бы увидеть Дэлли года на три раньше. А ты собираешься глазеть на её растерянность.

— М-да … ты как всегда права, дорогая, — мсье МакКензи шмыгнул уголком рта. — Но я всё равно посмотрел бы.

В Англию они отбыли на предпоследнем Eurostar с Северного вокзала Парижа до Сент-Панкрас в Лондоне. В вагоне Джейми сел вместе с дядей, а Клэр впереди них разместилась с Дэлли на руках, хотя рядом место пустовало. Минут через двадцать пути дочь заснула, и Дугал попросил взять её на руки, а девушка расположилась на двух креслах и тоже немного вздремнула. Последнее, что она видела, прежде чем сомкнуть веки, это замелькавшие фонари-тире тоннеля под Ла-Маншем, а когда проснулась, за окном уже мерцали огни небольших прибрежных городков родного Туманного Альбиона. Проводница разносила кофе и чай, Дэлли мирно спала на руках у Джейми, а дядя с племянником всё ещё что-то довольно оживлённо обсуждали.

«МакКензи — машины, а не люди, — скептически резюмировала Клэр, выпрямляясь в кресле и протирая ладонями лицо. — Интересно, Дугал вообще когда-нибудь устаёт?»

От вокзала добирались на такси, которое сначала довезло Дугала до его квартиры, а потом уже приехали и семья Фрейзер.

Сразу же по приезду мама с папой уложили, так и не проснувшуюся, Эдельвейс в её кроватку, а сами прошли в свою.

— Иди ко мне. — Джейми без предисловий и прелюдий наконец-то воплотил в жизнь своё навязчивое желание нырнуть рукой Клэр между ног, зудевшее в нём всё то время, пока она гуляла по Диснейленду без трусиков. Этот факт прямо-таки не давал ему покоя. Там, даже там, посреди Белоснежек, фей и бесчисленной толпы малышни под ногами, он чувствовал, что распаляется. Предыдущей ночью его тело вспомнило, что такое секс с любимой женщиной и начинает подымать на дыбы физиологию. Его вот-вот рванёт изнутри. Именно этого он и боялся.

Правда, тут бедняге немного повезло — горло першило прямо-таки нешуточно, нос «дал течь», а в позвоночнике уже болезненно чувствовались все позвонки в отдельности и даже места их сочленений. Это немного отвлекало. Но недостаточно.

Видя, что мужчина после её «тайного стриптиза» готов опять форсировать события, Клэр для начала улеглась на него сверху и зарылась ему пальчиками в волосы, а он поглаживал её нежную шёлковую спинку, не забывая и о ягодицах. Её большие груди приятно ласкали торс, а нежное голое тело волшебно чувствовалось по всей длине его роста. Они долго так лежали и целовались, переплетаясь ногами и чувствами. Джейми немного пришёл в себя, и всё потекло медленно, протяжно, со смаком и дегустацией. Сейчас кроме всего прочего, они находились дома, появилась возможность почувствовать теплоту и гладкость кожи, не мять друг друга руками, а нежить и окутывать лаской, не хватать всё без разбору, не зная, куда податься сперва, а с толком, с расстановкой насладиться тем же самым, но уже задерживаясь и никуда не торопясь. Да и в голове, слава Богу, не рвались снаряды, оставляя после себя лёгкую контузию, оглушая и дезориентируя.

Джейми, не разжимая рук, перекатился на девушку и навис над ней. Он долго поигрывал упругой грудью, не торопясь, ласкал пальцами между ног, сколько хотел впивался в губы посасывал, покрывал поцелуями личико. А потом перевернул её на живот и, пройдя языком в ложбинке позвоночника, вошёл сзади.

— Сладкая … моя, — переводя дыхание, поцеловал он Клэр в волосы.

А когда оба уже затихли, с чувством и любовью чмокнул в попку.

— Любимая.

Кстати, именно это и приходилось вспоминать Клэр последующие два дня, потому как в первое же утро уйдя в офис около девяти, парень вернулся оттуда только к полуночи — слишком много вопросов накопилось у них с Дугалом.

Клэр пришлось днём самой взять Дэлли за руку и вместе с ней съездить к Абрамсонам за Сулой. Там они с дочкой засиделись за чашкой чая, и девушка чистосердечно призналась своему пожилому врачу и его Саре, что собирается уехать с Джейми в Нью-Йорк, даже не смотря на столь нехороший «анамнез» их отношений, отягощённый его предательством. Доктор Абрамсон внимательно слушал, почёсывал лоб, шевелил губами и бровями, его супруга всё это время молча теребила матерчатую салфетку. В конце концов, мужчина только лишь многозначительно вздохнул и сказал, что Клэр всегда может на них рассчитывать, а миссис Абрамсон согласно кивнула.

А на вторую ночь Джейми не пришёл вообще, заночевав у Дугала на квартире. Объяснил это тем, что не хотел будить своих девочек в три часа ночи, а потом ещё и в шесть утра, когда ему предстояло отвозить дядю в аэропорт — тот улетал домой. Да и поговорить перед расставанием им явно было о чём — неизвестно, когда доведётся свидеться в следующий раз.

К Клэр он приехал сразу из Heathrow. Она только успела проснуться и выгулять Сулу, как перед её порогом остановилась тёмно-зелёная Маserati Gran Тurismo.

— Ну что же, завтра отправляемся в Глазго, — сидя на кухне за утренним кофе, Джейми наблюдал, как девушка варит молочный мусс для дочери. Только что проснувшаяся Дэлли в это время чистила зубы в ванной под присмотром Сулы. — Чёрт, надо как-то прорваться в хайлэндс! — проутюжил парень кулаком поверхность стола и, отхлебнув глоток горячего напитка, взялся рукой за горло.

«Дьявол! Долбаные вирусы!»

— Хоть на день, — подытожил он так, будто в эту болезнь действительно собирался умереть.

— Так давай съездим, — подсела к нему на колени Клэр и обвилась руками вокруг широких плеч спортивной выправки. Влюблённые вместе не пробыли ещё и недели, но девушка уже успела до ломки в теле и трясучки в кончиках пальцев привыкнуть к «обнимашкам» со своим мужчиной. Ей было жизненно необходимо пощупать его, потрогать руками, подышать им, приложить ухо к родному любимому торсу. Только так она могла чувствовать себя живой, полноценной, цельной и уже «человеком» жить дальше.

— Мать будет против, — растянул губы Джейми. — Но посмотрим. Я сегодня постараюсь более-менее всё подогнать в офисе … — взял он в кольцо рук её талию под футболкой и хорошенько сжал, — и позвоню Эшли. — После чего зарылся лицом в шею и поцеловал в ямочку ключицы. — Хочу, чтобы она присутствовала … там … с нами. — Джейми отстранился. — Тётка не помешает, — и чмокнул девушку в щёчку.

Клэр обратила внимание, как он возмужал за эту неполную неделю. Она сидела на коленях уже не у оптимистичного, задорного победителя, который предлагал ей легче отнестись к его поступку и к тому, что за ним последовало. Тот, вернувшийся из Штатов Джейми сейчас превратился в серьёзного, встревоженного мужчину «глотнувшего» ответственности за ребёнка. За своего ребёнка. Как виделось девушке, с непривычки и по незнанию он даже излишне напрягается и драматизирует.

«Ничего. Привыкнет».

И как бы ободряюще поцеловала парня в щетинистую скулу.

Но как оказалось, «привыкание» — это игра, в которую могут играть трое: он, она и их совместный быт.

Слияние двух людей со столь различными уровнями жизни, привычками, запросами, потребностями и, конечно же, возможностями, просто не может пройти ровно, гладко, без шероховатостей и несостыковок. И даже, несмотря на то, что всё это, при желании, преодолевается, а иногда так и даже неплохо обогащает общение, тем не менее, новые условия требуют к себе и новых подходов. А если конкретней, то финансовых затрат.

Раньше мама с дочерью жили исключительно оседло, развлечения позволяли себе не очень часто и только более-менее недорогие, чтобы не терять платёжеспособности. С появлением папы всё изменилось. И даже если на поездку во Францию Клэр не потратила ни пенни, то вот что касалось Лондона, то тут всё шло по другому сценарию. За эту неполную неделю выяснилось, что одно дело прокормить двух женщин с плохим аппетитом, а другое, когда к ним присоединяется один мужчина с хорошим.

Конечно же, во время того, их первого совместного похода в магазин полностью дезориентированная и растерянная Клэр просто не в состоянии была об этом подумать. Тем более, что и подобного опыта ей пока нажить не посчастливилось. Да, когда-то в её жизни был Фрэнк, но тот входил в её дни, не говоря уже о ночах, медленно, постепенно, так сказать «в гомеопатических дозах». Не то что Джейми. Да и таким уж отменным аппетитом как мистер Фрейзер, мистер Рэндолл не отличался.

И вот сейчас.

Девушка оглянуться не успела, как к их отправлению в Глазго в доме опять почти закончились продукты. Чтобы и дальше полноценно кормить Джейми и себя с Дэлли, ей предстояло отправиться в магазин. Столкнувшись с тем ужасающим фактом, что у неё денег имеется только на пару закупок, в первую секунду она даже испугалась — сказались четыре года ответственности за бюджет и рацион. Но потом выдохнула и задумалась.

Ей ещё не приходилось просить деньги ни у кого. Ну, может, когда-то в детстве у дядюшки на мороженное, но это не считается. Когда Клэр училась в Университете, опекун всегда посылал ей определённые суммы два раза в месяц, не спрашивая: нужно или нет. Он отлично помнил: что такое студенчество и долгая учёба.

У Фрэнка ей тоже заимствовать не доводилось — тратила она немного и для этого зарабатывала вполне достаточно.

Таким образом, покупая сегодня днём в близлежащей лавке на предпоследние деньги мясо, ветчину и сыр, то есть всё то, что любит кушать её мужчина, Клэр ясно понимала, что стоит на пороге одного из самых важных шагов в своей жизни. Очень уж ей хотелось как-нибудь по-умному распорядиться готовностью парня её обеспечивать. Тупо взгромоздиться на его шею и чувствовать себя этим реализованной, она не собиралась.

В принципе, в сложившейся ситуации у девушки не присутствовало такого уж непреодолимого эмоционального барьера. Она доверяла Джейми и доподлинно знала, что ей стоит только заикнуться, и у неё будет всё. И даже больше. Но и того, как она ему объявит, что ей нужны его деньги, тоже не представляла. Как-то так прикинув, поняла, что даже не в состоянии слова подобрать к этой ситуации. О том же, чтобы полностью отвергнуть помощь парня речи тоже идти не могло — даже если она устроится на три работы, то всё равно не потянет его запросы и привычку ни в чём себе не отказывать.

Так она промучилась сомнениями и раздумьями два дня, пока не подошла поездка в Глазго, и Клэр отложила свои терзания до возвращения — в дороге мужчина платил за всё сам.

Но кое-что девушку радовало несказанно — Джейми ни намёком, ни жестом не показывал своей озабоченности каждодневными расходами на совместное питание. Для неё это значило только одно: у него не имелось никакого опыта семейной жизни. Несмотря на свою готовность взять финансовые вопросы исключительно на себя, он совершенно не привык планировать совместный бюджет и кого бы то ни было обеспечивать. Клэр даже выдохнула с облегчением. От этих мыслей у неё поднималось настроение, и она с радостью запаслась надеждой, что может ей представится какая-нибудь случайность намекнуть ему в поездке, ну, или вдруг Джейми со временем и сам додумается.

Вечером на семейном совете решили Сулу взять с собой. Та всеми лапами была только «за».

Четыре часа в поезде прошли «весело» и «непринуждённо».

Началось с того, что Сула с Дэлли вдвоём наотрез отказались понимать все эти «живодёрские» замашки человека в виде намордника. Объяснения мамы о том, что кругом люди, ясности не добавляли и облегчения не приносили. По мнению обеих, люди присутствовали везде: и на улице, и в парке, но почему-то там свободу собаки не попирали столь жестко, если не сказать жестоко. Самой суровой мерой являлось укорачивание поводка. А здесь!

— Мамуля, Сулачке больно! — чуть ли не хныкала дочь, сидя на руках у отца и глядя, как их хулиганка с непривычки всё время трясёт мордой, и то и дело ковыряет лапой перепонки толстой кожи с заклёпками.

— Нет, Дэлли, ей не больно. Ей просто непривычно, — гладила хозяйка «Сулачку» по спине, пытаясь хоть как-то её успокоить и тогда, возможно, затихла бы и Дэлли. Но такие незначительные, поверхностные меры результатов не приносили, поэтому папа перешёл к кардинальным. Почти драконовским. Ему надоело смотреть, как волнуется дочь, он сдвинул брови и рявкнул на Сулу хорошим низким басом, сдобренным увесистой порцией раздражения.

— Сула, лежать!

Кстати, после Франции, Джейми начал звать собаку на французский манер, делая ударение на последнем слоге. Дэлли это жутко понравилось.

Сейчас на него выпучили глаза все три женщины. Да ещё и через проход сидели две молоденькие девушки и всё время с умилением заглядывались на породистое животное. Может быть, ещё и поэтому фараонова собака посмотрела на мужчину так, словно вообще не понимала, как этот «человек из народа» может приказывать ей, той самой, чьи предки ходили в любимцах ещё у самих фараонов. Да и сейчас вон, не может спокойно проехать и часа в поезде не привлекая внимание и не вызывая восхищения. Но кому-кому, а «человеку из народа» всё это было очень знакомо. Любованием и восхищением его не удивишь и победишь. Поэтому он не отводил взгляда от собаки, пока та не послушалась. Почувствовав агрессивную, волевую энергетику от «плебса», Сула решила «проиграть сражение». Сделав недовольную физиономию, она, тяжело кряхтя и вздыхая, как старая бабка, уложила свои члены у ног хозяев и затихла. Но тут же подняла морду к Джейми, как бы вопрошая: «Я всё правильно сделала? Так надо, да?»

— Умница, — похвалил её мужчина с улыбкой в голосе.

И через некоторое время Дэлли действительно уснула, растянувшись на руках у папы с мамой, и смогла немного поспать. А когда проснулась, то в ней так же пробудилась и творческая личность. Ребёнку захотелось рисовать. Мама достала ей из рюкзачка карандаши и альбом, и довольная юная художница, вдохновлённая атмосферой поездки, развела бурную деятельность и принялась творить.

Джейми сидел у окна через стол от дочери, как бы умостившись в угол между креслом и стеной вагона. Он обнял Клэр за шею, поэтому она прилегла на него спиной. В один из моментов, мужчина не выдержал и, воспользовавшись тем, что их ребёнок сосредоточен на живописи, закрыл глаза, с чувством зарывшись носом своей девушке в волосы, и с наслаждение вдохнул её аромат. У той веки опустились как под гипнозом, она сразу же обмякла и, повернув голову к мужчине, уткнулась лицом ему в шею. Легонько поцеловала или даже просто коснулась губами и затихла. Когда они перестали шевелиться, обоим сразу не понравилась окружающая тишина, если не считать звука хода поезда. Она показалась какой-то подозрительной. Кажется, родители одновременно поняли, что это перестал скрипеть карандаш их дочери об альбомный лист. Папа с мамой дружно распахнули глаза и застыли. На них уставились два распахнутых «тюльпана». К тому же, Дэлли не смогла поглотить столь удивившее её зрелище только глазками, поэтому открыла ещё и свой маленький кукольный ротик. Она смотрела на своих родителей, как на нечто ошеломляющее, как на первый восход солнца в своей жизни. Это были глаза ребёнка, открывающего для себя мир. В них не виднелось и намёка на какую бы то ни было оценку или отношение. Только знакомство и открытие.

Клэр сглотнула, а Джейми показательно чмокнул её в щечку, широко улыбнулся и обратился к дочери:

— Нарисуешь нас с мамой?

Дэлли отмерла, заморгала, сморщила носик и опустила голову в свой листок.

— Нет, — неловко мотнула она головой. — Я не умею рисовать волосы.

По приезду в Глазго, они первым делом выгуляли в парке возле вокзала свою «особу, приближённую к императорам», а потом на такси отправились за Эшли. Погода стояла ветреная и пасмурная, но на голову не капало, за что путешественники были небу несказанно благодарны. Не иначе как им благоволили Боги фараонов.

— Привет! — воскликнула, встречающая их у подъезда, Эшли, увидев Дэлли и Джейми. Папа с дочкой вышли из такси, а мама осталась в машине с Сулой. — Привет-привет, — бабушка трёх внуков, привычным движением обняла маленькую гостью, но на руки брать не стала, боясь испугать ребёнка своим напором. — Как же я давно тебя не видела! Какая ты уже у нас большая и красивая. И на папу похожая, — добавила она тихо, поднимая голову на Джейми, который шёл следом за дочерью.

— Эдельвейс, познакомься с бабушкой Эшли, — сказал он, тоже обнимая любимую тётку. Ту самую, которая так и не сказала ему, что у него растёт дочь. Вообще-то, Джейми уже вспоминал Эшли и, конечно же, вначале хотел приехать и хорошенько с ней поругаться. Но всё это сквозь уважение к женщине, которая умеет так прочно хранить тайны. А потом первая злость прошла, парень прикинул: что последовало бы за её признанием, и сдался.

«На её месте я бы тоже ничего не сказал».

«В поход на квартиру» Алисы выстраивались как войско перед сражением. Тактически и стратегически. С учётом назначения, экипировки и боевой мощи. Первый шёл Джейми с чемоданищем, за ним — Эшли за ручку с Дэлли, а замыкали ряды Клэр с Сулой.

— Сынок! — просияла от неожиданности Алиса, как только открыла дверь и увидела на пороге своего ребёнка с огромным чемоданом в руках. — Ого, какой у тебя … саквояж. Входи, как я рада тебя видеть! — обняла и похлопала она по спине парня. — Уж и не ожидала что … Эшли? — оторопела женщина в ещё не закрытую дверь, заметив подругу, поднимающуюся по лестнице вместе с какой-то маленькой девочкой.

— Привет, — заулыбалась Эшли. — Мы к тебе.

— Это хорошо, — гостеприимно улыбнулась Алиса, отпуская сына и гладя на свою внучку. — И кто же это с тобой?

— Её зовут Эдельвейс, — чётко произнёс Джейми, снимая бомбер и набрасывая его на вешалку.

— Эдель … — начала было его мать, но что-то как-то замолкла на полуслове. Женщина прищурилась и внимательно присмотрелась к девочке, которая как ни в чём не бывало, входя в квартиру, мило хлопала глазками и старалась понравиться новым людям, у которых ей придётся гостить.

Немного рассмотрев ребёнка, Алиса вдруг сделала к Дэлли большой шаг и не очень крепко, но весьма волевым движением взяла её за плечи, как бы призывая не шевелиться. Дэлли слегка огорчилась, но ещё не забеспокоилась. После этого миссис Фрейзер присела перед ней и уже совсем близко принялась разглядывать личико внучки. Миллиметр за миллиметром, чёрточку за чёрточкой.

— Джейми! — наконец резко выкрикнула она, не поворачиваясь к сыну. — Что всё это значит? — подскочила женщина и развернулась к своему ребёнку. — Ты ничего не хочешь мне объяснить? Эшли? — взглянула она на подругу, видимо, чувствуя, что на Джейми просто так не надавишь.

Та лишь кивнула на парня, как бы предлагая сначала разобраться с ним. Но тут в дверь постучали, и Эшли, ещё не отошедшая от входа, сразу открыла.

Те же и Клэр с Сулой.

— Клэ-э-эр? — уже не сдерживаясь и не стесняясь, выпучила глаза миссис Фрейзер, даже не удивляясь собаке.

— Здравствуй, Алиса, — несмело улыбнулась девушка, а Дэлли не выдержала, подбежала к маме и встала рядом, схватившись ручкой за ошейник Сулы.

— Так, давайте все успокоимся и пойдём в квартиру, — взяла ситуацию в свои руки Эшли.

Все засуетились и направились в комнаты. Хозяйка шла последней.

— Джейми, Суле нужно помыть лапы, — услышала она тихий голос Клэр.

— Да-да, идём, — парень направился налево по коридору в ванную.

«Он и Клэр? Нет, только не это», — запаниковала Алиса.

Парень показал: как можно управиться с лапами, и поспешил назад к матери и Эшли, которая уже держала за руку Дэлли. Он переживал за дочь.

— Джейми! — воззрилась Алиса на сына. — Это то, что я думаю?

Мужчина подошёл к дочери и осторожно, словно фарфоровую, поднял её на руки.

— Я её папочка, — впервые у всех на виду чмокнул он девочку в щёчку. Джейми говорил, а у самого сердце замирало от возможной реакции ребёнка на его заявление вслух. Но Дэлли никак не отреагировала. Видимо, она не совсем понимала: что здесь вообще происходит, и что правильно и хорошо, а что неправильно и плохо.

К тому же, когда их лица встали почти на одном уровне, то и для взрослых его слова прозвучали как-то даже странно и нелепо. Как ненужное пояснение, излишняя подробность.

— Да что ты говоришь, — тихо, с насмешкой не выдержала Эшли и закатила глаза под потолок. — Никогда бы не подумала.

— То, что ты её папа, — между тем продолжила его родительница, — это я вижу, не слепая, а вот кто мама этой девочки? — с опаской застыла она в заинтересованной, но и в то же время враждебной позе, очень опасаясь услышать имя женщины старше её сына на восемь лет.

— Как зовут нашу маму? — спросил у дочери Джейми.

— Мама Клэр, — машинально ответила та, с неопределяемыми интонациями.

Алиса в ужасе закрыла рот рукой.

«Это ведь я дура просила её присмотреть за ним в Англии».

— Ма, не паникуй! — тут же басом попробовал успокоить её сынок. — Ничего же страшного не произошло.

После такого «успокоения» у «ма» сделалось лицо, будто её озарила какая-то важная мысль. Идея.

— Не произошло? — с низким стартом в интонациях проговорила женщина. — Так, значит, не произошло. А ну-ка, зайка, — протянула она руки к внучке, — иди-ка сюда. — Алиса уверенным движением женщины, вырастившей двоих детей, одним из которых является Джейми Фрейзер, подхватила Дэлли на руки, спустила на пол и тут же схватила сына за ухо. — Ничего страшного, да? Так ты говоришь: ничего страшного?

— Мам, это не смешно! — скривился тот от боли.

— Ты что творишь, я тебя спрашиваю! Дети это тебе что, игрушки что ли? Там сына оставил, тут дочь у него, оказывается, растёт!

В это время из ванной вышли Клэр с Сулой.

— Сула, место, — увидев столь эмоциональную сцену, от греха подальше не громко, но быстро скомандовала и ткнула в угол пальцем девушка. Хулиганка тут же послушалась, хотя, судя по подвижному хвосту, была не прочь вмешаться и охладить накал первого знакомства. А Дэлли опять подбежала к маме.

Девушка не столько с волнением, сколько с любопытством наблюдала развернувшуюся перед ней трагикомедию. Она ни на секунду не сомневалась, что Джейми не даст матери укорять её тем, что она из рук вон плохо присмотрела за её сыном в Оксфорде. Но, к сожалению, и саму миссис Фрейзер Клэр знала не очень хорошо. Даже хуже Дугала. Поэтому, если о возможной реакции мистера МакКензи она могла хотя бы догадываться, то поведение матери мужчины, которого любила больше жизни, для неё оставалось тайной покрытой мраком.

И вот мрак понемногу рассеивался на глазах, и Клэр начала успокаиваться. Реакция Алисы показалась ей искренней, адекватной и вполне ожидаемой. Никаких «масок» и лживой затаённости.

— Мам! — в досаде отдёрнул руку матери Джейми, — Да перестань ты! Ты пугаешь Дэлли! — посмотрел он на дочь, а потом оглянулся на Сулу. — Да и собака может не выдержать.

Алиса скривилась, видимо, от досады, что не дают ей возможности развернуться во всё её пышущее гневом нутро. А Клэр с удовольствием отметила, что женщина, скорее всего, на самом деле не хочет пугать внучку. И действительно, бабушка оглянулась по комнате и, увидев ребёнка рядом с мамой, тут же нахохлилась.

— И как же это у вас получилось-то, а?

— Элис! — тут не выдержала уже Эшли и с укоризной посмотрела на подругу. — Джейми, объясни всё матери поскорее, пока она тут не наговорила, о чём потом будет жалеть.

Парень набрал воздуха в грудь, после чего залез себе пятернёй в волосы и взъерошил их.

— Клэр, Дэлли, идёмте в комнату к Дженн, — выдохнул он и подхватил чемоданище. — Там ещё есть куклы, и вообще, вы сможете отдохнуть.

Мама с дочкой послушно двинулись за ним.

— А ты, я смотрю, в курсе была? — услышала Клэр позади себя голос всё той же Алисы.

— Ну … это была не моя тайна, ты же понимаешь, — оправдывалась Эшли. — Может, и ты что-то о моих детях знаешь, что мне ещё не время знать или вообще лучше никогда не узнать. — Последнее, что долетело до ушей девушки в исполнении мачехи.

Джейми провёл их к себе и показал комнату Дженни рядом.

— Обе ванные в вашем распоряжении, — сказал он и, поцеловав Клэр в губы, ушёл.

Когда парень вернулся в гостиную, там стояли тишина и Алиса. Эшли уже расположилась в кресле, а вот миссис Фрейзер всё ещё нервно озиралась по сторонам, как бы не находя место куда приткнуться в собственной квартире. Сула, как ей и было велено, сидела в коридоре.

— Эшли правильно тебя остановила, ма, — сходу начал сын. — Она знает: как я люблю Клэр и не дам её в обиду никому. Даже тебе.

— Какая Клэр?! Причём здесь Клэр?! — подскочила на месте Алиса. — У тебя жена есть! И сын!

Парень начал отрицательно мотать головой ещё, когда она говорила.

— Это не брак. Это сделка. Я спас Тэсс от отца. Он гарантированно выгнал бы её из дома, когда она забеременела от … кого-то там. — Джейми помолчал. — А потом она помогла мне с компанией. Гордон не мой сын.

Алиса никогда не смотрела сериалы. Не интересно. Ну, не нравились ей эти бесконечные сцены с душещипательными выяснениями отношений и вскрытиями фактов отцовства. Сейчас у неё появилось ощущение, что она в них снимается. Скрытой камерой, но в главной роли. Если сказать, что новоиспечённая бабушка была ошарашена, это ничего не сказать. Алиса застыла, её лицо разгладилось, ноги подкосились, она попятилась и грузно плюхнулась на диван. Глаза женщины смотрели с возмущением и беспомощной мольбой одновременно, а руки в бессилии лежали, если не сказать, валялись в подоле длинной кофты.

Молчала она долго. Её собеседники тоже не спешили открывать рты, ждали, что скажет мама.

— Святой Андрей, — наконец разлепила мама сухие губы и обхватила немощными руками голову, — кого я … родила.

И вот тут опять вмешалась Эшли.

— Я бы на твоём месте гордилась таким сыном, — поднялась она с кресла. — Ему только двадцать два! А у него уже! Пойдём на кухню, заварим чаю, — подошла она и взяла подругу за запястье точно так же, как не так давно Клэр — сына этой самой подруги у себя на лестнице. Алиса послушно поднялась. — Он выручил Тэсс, спас её от позора и скандала, полюбил прекрасную девушку. Ты же знаешь Клэр! Она ведь хорошая, так ведь?

— Но он увёл её из семьи! — остановилась на месте Алиса и оглянулась на улыбающегося сыночка.

— Ой, не смеши меня, — отмахнулась от неё как от мухи, Эшли. — Клэр не дурочка, которую можно просто так взять и увести. Если ушла, значит, полюбила.

— Но они с Фрэнком казались такой хорошей парой, — опять двинулась с места Алиса, делая щенячьи глазки.

— Ну, значит, ключевое слово здесь «казались». И потом, у тебя есть прекрасная внучка. Ой, что будет с моей Марго, когда она узнает, что у Клэр с Джейми с первой попытки получилась девочка. Она умрёт от зависти!

А Клэр в это время располагалась в комнате и переодевала дочь. Распаковав чемоданище, она сортировала одежду и попутно оглядывала помещение, в котором вырос её любимый мужчина. От обстановки на неё сразу же сильно повеяло домом Дугала. Один стул, один стол, один шкаф, один постер с Батистутой и кадрами с того самого матча «Аргентина — Ямайка», ставшим притчей во языцех, песочного цвета стены, жалюзи вместо штор, никакой мелочовки, ничего лишнего, идеальный порядок и только одна «изюминка». Холодильник! На стене за шкафом примостился небольшой подвесной холодильник. Клэр умилительно улыбнулась.

«Джейми».

Пока Дэлли вытаскивала свои игрушки, её мама в поисках кукол мельком заглянула и в соседнюю комнату Дженнифер.

Полная противоположность.

Стены разрисованы какими-то небольшими сценками из мультиков или «Звёздных войн»; красивые шторы и гардины на окне; постер с разложенным на мельчайшие оттенки цветовым спектром; один стул; но зато в углу перед окном стояло, казавшееся особенно огромным в небольшой комнате, очень мягкое кресло с красочным пёстрым чехлом; широкий шкаф с бумажными холстами, кисточками и ещё кучей всякой мелочовки. А ещё множество каких-то маленьких ковриков на полу и нет холодильника. Короче, бардак.

«Дженни — творческая личность», — тоже улыбнулась Клэр. Она оглядела комнату в поисках обещанных кукол и не увидела их. Но зато на бортике за кроватью выстроились в ряд мягкие игрушки. Все сплошь собаки. Без исключения. Большие и маленькие, пушистые и милые, забавные и с лапками-верёвочками. Гостья схватила парочку самых необычных и вернулась к дочери.

Вечером все собрались за столом в гостиной.

Бабушка сидела рядом с Дэлли и не сводила с неё влюблённых покрасневших и слезящихся глаз — аллергия на близкое присутствие собаки в кои-то веки пригодилась и помогла скрыть настоящие слёзы радости и долгожданного счастья. Алиса в любвеобильном порыве всё время норовила попотчевать внученьку чем-нибудь вкусненьким и, пребывая в полной уверенности, что для маленькой девочки это: конфетки, шоколадки и тортики, намазала ей печенюшку сладким молочным кремом со вкусом пломбира. Однако, когда ребёнок пару раз попросил утиного паштета и нарезного бекона, бабушка быстро сориентировалась и, вспомнив, чья перед ней дочь, собрала со стола всё мясное и выставила перед Дэлли в ряд.

А перед её сыном теперь выстроились в ряд множество задач, и самая сложная из них: как сказать матери, что они ненадолго, а если точнее, то на два дня, а потом их ждёт хайлэндс.

— Вот вы здесь немного погостите, — опять помогла ему Эшли, — а потом я позову Марго с мальчиками. Надо собрать вас всех у меня.

— Нет, — с серьёзным видом покачал головой Джейми. — Мы поедем к ним сами. Мне нужна машина. — Парень воровато покосился на Алису и быстро добавил высоким, писклявым голосом: — Смотаться в горы.

Его мать подскочила как ужаленная. Судя по всему, нечто подобного она и ожидала.

— Не пущу! — резко выкрикнула женщина и надавила сжатыми кулаками на край стола. — Где это видано: к родной бабке внучку на один день за почти четыре года привозить! Вы с Клэр езжайте, а Дэлли оставьте мне.

— Она не станется, — вздохнула Клэр.

— Я её не оставлю, — резко заявил парень. — Мне уже скоро в Штаты возвращаться.

— А они? — кивнула на Клэр с Дэлли Эшли.

— Клэр написала заявление на увольнение, но её обязывают отработать ещё две недели, — парень скривился от досады. — И она собирается отрабатывать, — посмотрел он на свою девушку как на юродивую. — Хотя я бы их послал, — Джейми махнул рукой куда-то в чернеющую ночную даль за окном, как бы указывая вектор, по которому он отправил бы этих «ушлых ребят в белых халатах», как уже успел окрестить Седьмой госпиталь вкупе со всей медициной Великобритании в одном из последних пререканий на тему «благотворительной деятельности» его любимой женщины. — Да и у Сулы карантин. А я не могу столько ждать. Вернусь за ними, когда документы на собаку будут готовы.

Тема того, что Джейми опять собирается уезжать в свою Америку без них, каждый раз вызывала внутри Клэр волнение и тревогу. Она всё видела и всё понимала, но ничего не могла с собой поделать. И даже сильное желание доверять своему мужчине не помогало. Да, девушка осознавала, что сейчас уже всё не так и всё по-другому, не то что четыре года назад, но не действовало даже это. Ей нужен был Джейми и всё. Нужен рядом, возле неё, с ней, вокруг и около. Как воздух, как солнце. Она смертельно устала выживать без него.

Поэтому, пропустив все эти наезды на её работу мимо ушей, она с такой болью в глазах и так серьёзно взглянула в глаза парню, что тот даже чуть поперхнулся и, опустив голову в тарелку, больше не сказал ни слова.

В эту ночь Клэр заснула вместе с Дэлли в комнате Дженни, но Джейми, засидевшись допоздна с Эшли и Алисой, пришёл и перенёс её на руках к себе.

— Давно мечтал любить тебя в своей постели, — сказал он, задирая девушке футболку и хватая ртом её сосок. А Клэр мечтала любить его везде и всегда, поэтому даже и не думая сопротивляться, моментально растворилась в руках своего мужчины и отдалась ему опять без остатка. До кончиков ногтей.

Но на этот раз, кроме всего прочего, всё происходило ещё и почти без звука. В режиме «No sound». Вместе с влюблёнными в квартире чутким, тревожным сном бабушек спали две женщины с отличным слухом. Поэтому, когда ритмично заскрипели пружины старенькой кровати, молодёжь прыснула со смеху и всё-таки перетащила матрац на пол.

На следующий день, пока все просыпались и бегали по квартире в утренних хлопотах, Клэр в коридоре поймала мачеха.

— Ты знаешь, — потянула Эшли девушку рукой в комнату Дженнифер, — дело в том, что Джейми тут присылал тебе деньги.

— Деньги? — нахмурилась Клэр. — Какие ещё деньги? Когда присылал? — округлила она глаза.

— Ну … все эти четыре года Джейми посылала тебе деньги.

Девушка один раз моргнула.

— Да. Но я тебе их не отдавала. — Мачеха говорила с мягкими, вкрадчивыми интонациями, как бы делая падчерице скидку на сенсационность новости.

— Почему?

— А ты бы их взяла?

Клэр опустила голову и посмотрела на коврики Дженни.

— М-да, ты права, — она зажала себе нос пальцами и шмыгнула.

— Но он отказывается их брать назад. И я его отлично понимаю, и знаю, да и ты знаешь, что если он сказал, то точно не возьмёт. Мне их перечислить на твой счёт? Или, может быть, ты заведёшь счёт Дэлли?

— А сколько там?

— Примерно сто тысяч долларов.

— Сколько?! — испуганно закричала падчерица. Таких сумм она даже немного побаивалась.

— Ну … он перечислял по две тысячи в месяц. Иногда больше, — пожала плечами Эшли.

— Да, — как болванчик кивнула Клэр. — Перечисли. Буду кормить его мясом.

— Что, прости? — сдвинула брови мачеха.

— Да так … ничего.

После обеда они двинулись за город, в район Mollinsburn, к МакРоссам, Итан как раз взял небольшой отпуск, поэтому гостей встретило всё семейство: Марго и её пятеро мужчин. Чемми, уже давно выросший, но не повзрослевший, скакал тут же как маленькая козочка.

— Ой, какая девочка с вами приехала! — всплеснула Марго руками и широко заулыбалась, увидев Дэлли за ручку с Алисой, когда те, выйдя из машины, направились по дорожке во двор. — Приве-е-ет, — протянула она, наклоняясь к ребёнку, чтобы поприветствовать. Но потом весёлость, хоть и не очень быстро и охотно, но всё-таки сползла с её лица, уступив место удивлению и сосредоточенности. Женщина вцепилась глазами в лицо ребёнка, как будто ощупывая его взглядом. — Ой, какая девочка с вами приехала, — повторила она басом полностью ошарашенная и, насупив брови, выпрямилась.

— А это вот моя внучка Эдельвейс. Дочь Джейми и Клэр, — даже с какой-то долей сарказма в голосе вывалила новость Алиса.

Марго часто заморгала глазами, потом открыла рот, по всей видимости, собираясь что-то сказать, но вовремя спохватилась и прикрыла его ладонью. После чего попыталась вытереть руки о свою футболку. Наконец она сглотнула и посмотрела сначала на Клэр, а потом и на Джейми, выходившего из-за руля машины её матери.

— Да … действительно … Джейми, — подытожила женщина, переводя взгляд на Эдельвейс.

Но Марго всё-таки являлась матерью трём сыновьям, а это почти Ми-6 и спецназ «в одном флаконе», поэтому вышибить у неё почву из-под ног было не так-то просто.

— Ну и молодцы, что приехали! — всплеснула она руками и заулыбалась, не сводя глаз со своей новой знакомой. — Привет! — протянула она руку Дэлли. — Меня зовут Марго.

Дэлли, которой уже надоели все эти нескончаемые «новые» взрослые, в это время засмотрелась на трёх мальчиков, высыпавших на передний двор. А ещё в этот момент мимо неё проскакал Чемми, со всех ног спеша поприветствовать Сулу.

— Да, — рассеяно кивнула девочка, только лишь взглянув на протянутую ей ладонь, и опять отвернулась к пацанятам. Самый старший из них, Маркас, увидев Джейми, ринулся к тому с воплем:

— Джейми, привет! Как здорово, что ты приехал! Ты обещал мне показать пару ударов, помнишь?

Марго умилительно рассмеялась и погладила свою маленькую гостью по золотисто-пепельным волосикам.

— Вот именно такую дочку я и хотела, — с грустью призналась она чуть позже на кухне Алисе с Клэр, поглядывая в открытую дверь на задний двор, где Итан вместе с сыновьями колдовали над барбекю.

Дом семьи МакРосс оказался вполне себе неплохой, добротной постройкой в шотландском стиле из современных лёгких материалов, в том числе и декоративных. Отличительную черту — обозначенные тёмным камнем углы, выдержали в традиционной цветовой гамме и размерах. Два этажа, два гаража, два двора: передний и задний, невысокая шлакоблочная изгородь с открытым входом без ворот и калиток.

Эшли уехала дальше по делам кафе, Джейми на переднем дворе занимался с машиной Дугала, Эдельвейс, которой, судя по всему, окончательно разонравилось служить предметом умиления и любования, застыла в дверях кухни и как заворожённая, не шелохнувшись, наблюдала за процессом поджарки мяса и сосисок. Трое пацанов кружили возле отца словно муравьи, и каждый старался обратить на себя внимание, так редко бывающего дома родителя. А за их спинами уже как старые приятели-задиры скакали Чемми с Сулой. Даже Клэр заметила, сколько раз в минуту из этой компании звучало заветное слово «папа». Причём, кратко отца звали старшие сыновья, а младший Дональд всё ещё по-детски канючил: «папочка». Что творилось сейчас в белокурой головке её ребёнка оставалось только догадываться. Глядя на дочь, девушке взгрустнулось. Сколько ещё времени должно пройти, пока в маленьком сердечке Дэлли Джейми займёт своё место, а в её лексиконе появится и прочно пропишется магическое слово.

Наконец, Итан, заметив стеснительность гостьи, решил её задействовать в процесс и пригласил вместе с мальчиками выколупывать зелёную фасоль из стручков. А пока дело дошло до застолья, Эдельвейс уже вовсю носилась с пацанятами по двору и дому и даже успела вместе с младшим Дональдом постоять в углу за то, что, найдя в траве какашку Чемми, они не сообщили взрослым, а растоптали её ногами.

Поэтому к обеду подошли с потерями — только одни взрослые. Все выпили за встречу и Шотландию, разговорились о Глазго, Нью-Йорке, вспомнили Дугала и его семью, Колама. Как только заикнулись про референдум о выходе их страны из Евросоюза, Марго замахала руками и взмолилась «только, пожалуйста, не о политике» и поспешила перевести тему на Дженни, которую ждёт с практики из Италии, чтобы вместе с ней начать ремонт кухни. Женщине понравилось, как девчушка оформила ей детские на втором этаже. Алиса призывала всех присутствующих выказать своё неодобрение её сыну и Клэр, которые привозят ей внучек уже подросшими и только на один день, а потом опять увозят. На что, подоспевшая к столу, Эшли тут же вставила, что с удовольствием пропустила бы пелёночно-младенческий период хотя бы у одного из своих проказников. Джейми в шутку советовал матери не расслабляться, возможно, Дэлли не последнее явление его тайно рождённых детей, будут ещё и другие. И даже ещё более взрослые. Мать погрозила ему пальцем, а Клэр боднула под столом ногой в коленку. Тётке парень предложил подать заявку на вакансию в МИ-6. Ей там прогулы ставят и, если что, он напишет для неё такую рекомендацию, что её возьмут сразу начальником отдела. Кадров. Все дружно выказали готовность эту рекомендацию подписать. А когда Марго опять подняла больную для себя тему гендерной принадлежности детей, парень предложил Итану свой мастер-класс по зачатию девочек. Платно! На что Итан внёс встречное предложение не торопиться и подождать пока у Джейми будет три девочки.

— Вот тогда и поторгуемся, — сделал он улыбку чеширского кота.

Смущенная Клэр молчала. Она опять наблюдала за своим мужчиной. Если за столом в доме Дугала ей вспоминался Джейми на вечере в честь Фрэнка, то сейчас перед её глазами встала картинка их первого совместного ужина здесь, в Глазго. Тогда перед ней предстал отстранённый, холодный красавец, сосредоточенный на себе и внутри себя. Обаятельный и притягательный балагур и экстраверт, сидящий возле её сегодня, не лишний раз показывал, что этот парень может и умеет быть разным, полон сюрпризов и, скорее всего, ещё не раз её удивит.

«Если он продолжит в том же духе, я умру от любви к нему. Я просто не выживу», — не стесняясь, полностью отдалась наслаждению девушка. Именно в эту минуту она вспомнила, что им опять предстоит разлука.

* * *

— Доброго здоровья благородному собранию! — прозвучало откуда-то с парадного входа, когда застолье уже подходило к своему закату. Все присутствующие, кроме Клэр — она вышла на задний двор к детям — повернули головы на голос.

В дверях гостиной со стороны прихожей стоял Шон МакРосс.

— Привет, Шон, — первой отозвалась хозяйка дома. — Проходи. — Она поднялась и, взяв ещё один стул у стены, начала его придвигать к столу между матерью и мужем.

Победоносно улыбаясь, гость поздоровался за руку с братом и Джейми и поклонился дамам. Получилось, что его усадили за стол прямо напротив парня. На кричащих с заднего двора детей, он, разумеется, не обратил ни малейшего внимания.

— Ты к матери в гости? — улыбнулся он Джейми, отклоняясь и позволяя Марго поставить перед собой тарелку.

— Да, — сдержанно кивнул тот.

Не сказать, чтобы парень напрягся. Отнюдь. Во-первых, он уже виделся с Шоном после того злополучного дня, когда МакРосс катал Клэр по всему Глазго. А во-вторых, сейчас у него уже есть все права при малейших поползновениях со стороны работника транспорта в сторону Клэр, показать ему своё к этому отношение и если тот не поймёт, то увеличить степень доходчивости до максимальных значений любым удобным для себя способом.

А вот Марго напряглась. Как-то уже давненько они с матерью обмолвились при Шоне, что Клэр развелась с мужем и ушла от него. Этот холостяк тут же заинтересовался столь занимательным фактом и попросил свести его с девушкой. Обе женщины, даже будучи в разной степени осведомлённости о делах Клэр, одинаково интенсивно замахали на него руками и сказали, чтобы он не выдумывал. Но Шон всё-таки улучил минутку и шепнул Марго на ушко, что не шутит и действительно хотел бы повидаться с Клэр. На что она ответила, что как только та приедет к ним в гости в Глазго, так ему и поводья в руки.

И вот сейчас женщина переживала, что её деверь эти поводья в руки действительно возьмёт.

Когда Клэр вернулась с заднего двора, то, увидев нового персонажа, сразу же настороженно застыла, но тут же спокойно поздоровалась, улыбнулась и села на своё место рядом с Джейми.

И началось.

Приехав, судя по всему, к брату, Шон моментально забыл о нём и сосредоточился на девушке. Сменив манеры делового мужика на повадки кота близ сметаны, он тут же абстрагировался от разговоров за столом, не спускал с Клэр глаз полных любования и соблазнения и ловил каждое её движение. Он упивался её смущением и скромностью.

Но не долго.

Джейми, в принципе, ничего против Шона не имел. Ну, обознался мужик, ну, с кем не бывает. Вообще-то парень считал младшего МакРосса человеком неплохим и вполне себе адекватным. Ему нужно только дать понять, что он опоздал.

И только парень хотел взять кусок мяса в своей тарелке и демонстративно обмакнуть его в соус с блюда Клэр, как его сзади кто-то задёргал за рукав толстовки.

— Джейми, Джейми. — Тот оглянулся. Перед ним стоял Маркас. — Ну, пойдём, ты нам покажешь пару ударов. Помнишь, ты говорил вот про такой. Снизу. — И мальчик сделал какой-то неопределённый взмах рукой. — Ну, пожалуйста.

— Да-да, я сейчас, — улыбнулся Джейми.

Марго сидела и не знала: на что решиться. Раньше она обязательно запретила бы эти уроки бокса, потому как Маркас с Брайсом и так неплохо дерутся друг с другом. Иногда так просто не разнять. Но вот сейчас, может быть, это было и на руку, если бы Джейми ушёл к детям, а они с Клэр пока смогли бы всё объяснить Шону.

Джейми же в этот момент уже всё надоело, он готовился было поцеловать Клэр в губы, да и дело с концом.

Пока они с Марго размышляли, Шон решил действовать. Он поднялся из-за стола, под неотрывным взглядом невестки обогнул его и, остановившись за спиной у Клэр, обратился к Джейми:

— Паренёк, там тебя попросили показать пару ударов. Может, пойдёшь, покажешь, а я пока с женщиной пообщаюсь. — При этом в его интонациях или мимике не проскальзывало ничего отрицательного. Мужчина явно хотел, как можно сильнее всё свести к шутке и разыграть ситуацию непринуждённо.

Теперь за столом замерли все без исключения.

— Шон, — обратился к нему Итан.

— Что? — посмотрел на него старший брат и, встретив укоризненный, запрещающий взгляд, поднял вверх брови.

А Джейми развернулся к мужчине всем корпусом, с места, естественно, не встал, а только лишь выпрямился в струнку, выпятив грудь колесом, после чего по кругу оглядел всех сидевших за столом. Парень приготовился поддержать шутливый тон, заданный ухажером его женщины.

— А может, лучше … — только он собрался предложить показать пару ударов вместо Маркаса самому Шону, как его перебили.

— Мама, мама! — влетела в гостиную Дэлли и бросилась к Клэр. — Вот! — положила она ей на колени свой кроссовок.

Вообще-то это был не её кроссовок, а Дональда. Дэлли приехала сюда в красивых сандалиях с Микки-Маусами на носках, купленных в Диснейленде. Но те сейчас лежали на фундаменте и сушились на солнце, отмытые от какашки Чемми. Поэтому маленькой гостье надели обувь младшего МакРосса, которая ей оказалась чуть велика.

— Что случилось? — посмотрела мама на кроссовок.

— Он не держится! — сдвинула свои идеальные бровки девочка.

— Ладно. Пойдём, посмотрим, может, твои высохли, — девушка поднялась, взяла дочь за руку и уже собралась выходить, но тут ей предстояло протиснуться мимо Шона. — Оу, Шон, — как будто опомнилась она. — Познакомься, это моя дочь Эдельвейс. Дэлли, скажи дяде: «Здравствуйте».

Дэлли на улице ждали трое мальчишек и две собаки, поэтому у неё каждая секунда была на счету. Девочка совершенно не хотела останавливаться, тем более для знакомства с очередным «новым» взрослым. Но всё-таки сказала:

— Здравствуйте, — и тут же потянула маму из комнаты.

Шон проводил их хмурым сосредоточенным взглядом до двери, а когда они скрылись, автоматически вернул голову прямо и, так получилось, что упёрся глазами прямо в Джейми. Его лицо сначала окаменело, потом окаменело ещё сильнее, после чего исказилось ужасом, а затем озарилось догадкой. Маленькие глазки сделались чуть больше и остановились, как бы в беспомощности стать огромными адекватно степени удивления их хозяина. Но в следующее мгновение в них заплескалась лёгкая, несмелая улыбка. Мужчина как бы в неверии и неодобрении отрицательно покачал головой, в конце концов, улыбнулся и губами.

— Ну, ты и говнюк, — сказал он парню и, широко заулыбавшись, отошёл, в сторону, показывая, что инцидент исчерпан.

Марго выдохнула с облегчением, а чуть позже, когда они с Клэр остались в гостиной вдвоём, посмотрела на девушку как-то так с сочувствием и заговорила со скорбью в голосе.

— Да, я всегда знала, что Джейми просто так не женится и у него никогда не будет всё, как у нормальных людей. — Женщина грустно улыбнулась. — Но он всё равно меня удивил. — Потом она немного помолчала и подняла взгляд на Клэр. — Ну, а как же Фрэнк?

Та сделала щенячьи глазки.

— Хотя, — махнула на неё рукой Марго, — какой там Фрэнк.

* * *

— Джейми, а куда мы поедем в горы? В какой отель? — поинтересовалась Клэр, прижимаясь к своему мужчине этой ночью. Они лежали в его комнате при свете уличных фонарей из окна, и девушка пальчиками поигрывала небольшими и ещё очень немногочисленными волосинками у парня на груди.

— В отель? Ну, вот ещё, — пробубнил уже засыпающий шотландский горец и поцеловал Клэр в висок. — Пусть по отелям … туристы … — он не договорил. — А мы … к своим.

— К каким «своим»?

— Увидишь, — коснулся он губами её волос. — Спи.

Джейми действительно повёз семью не на туристический маршрут или популярное место, затоптанное приезжими гостями.

— Не хочу я толпу. Она мне в Нью-Йорке надоела, — чиркнул пальцем по больному горлу глава семьи, ведя новую Q7 Дугала по шоссе на замок Стерлинг. Они только-только выехали из Глазго, и за окном потянулся пригород с частными хозяйствами. Машина летела вдоль ограждений из подстриженного непроходимого кустарника или невысоких перегородок из рваного камня. На зелёных лугах паслись овцы, реже — свиньи или лошади. Сейчас всё вокруг было зелёным или тёмно-зелёным. Погода с утра настроилась пасмурно, но к обеду, судя по всему, могла сменить гнев на милость.

— Мне тут по телефону как-то Кит звонил. Помнишь такого чёрненького на моём дне рождения? — мельком зыркнул на девушку Джейми, боясь оторвать глаза от дороги.

Та иронично улыбнулась. Конечно, она помнила его праздник в «№5». Такое не забывается. Клэр вспомнила Анну и тут же повернулась, посмотрела на заднее сидение, где в детском кресле сидела недовольная Эдельвейс. Быть пристёгнутой в этом «фиксированном ужасе» её начали уговаривать ещё вчера и все вместе: папа, мама и бабушка. Подключили даже Сулу, которая только-только оправилась от своего путешествия в наморднике, и вспомнили о Дональде, поскольку это было его кресло. Которое он, кстати, ненавидел ничуть не меньше, чем Сула — намордник. Алиса же то и дело, возвращалась к предложению не травмировать ребёнка и оставить ей и даже грозилась приехать к ним в гости в Лондон, пока они не укатили в свою Америку.

— Наша с ним бывшая одноклассница вышла замуж за паренька тут одного. Я его так немного знал по городу. — Джейми красиво и быстро, одним движением руля, без поворотников и переключения скоростей, обошёл небольшой грузовичок. Водитель приноравливался к новой машине. — Ну, так во-о-от … у него родители владеют здесь недалеко рыбным хозяйством. У них в долгосрочной аренде небольшой рукав на Катрине и чуть подальше есть гостевой домик. Я уже звонил Реве. Ключ у управляющего.

— Рева, это кто?

— Моя одноклассница.

— А Катрина?

— Озеро.

— А куда мы пойдём гулять? Там есть гора Крика?

— Высоко не получится, — помотал головой парень и глянул в зеркало заднего вида на недовольную Эдельвейс. — Прогуляемся там недалеко … да и всё. — Пощупал он рукой горло.

Когда через пару часов они приехали на место, на территории хозяйства кипела работа. Туда-сюда ездил небольшой трактор, двое мужчин в каком-то высоком большом гараже наполняли мешки чем-то сыпучим, женщина в жёлтом комбинезоне макала огромные сачки в большую ванную с тёмной жидкостью.

Но здесь гости не задержались, и как только Джейми пришёл с ключом, направились дальше по грунтовой дороге вдоль берега озера. Не проехав и мили, они увидели расчищенную площадку перед небольшим, старинной постройки домом, где парень и остановился.

— Я сам тут ещё ни разу не был, — выходя из машины и потягиваясь, признался он. — Вот за этими деревьями, говорят, есть неплохая тропинка. — Указал он рукой на задний двор построек, за которым начинался невысокий лиственный лес и переходил в покатую, обычную для центральной Шотландии округлую гору, тоже сплошь заросшую. — По ней поднимутся даже непривыкшие.

Клэр, очень боявшаяся, что Джейми, как знаток и ценитель хайлэндса, опять завезёт их куда-нибудь в высокогорье и заставит там «умирать» на подъёмах, с облегчением выдохнула.

— Даже дети? — спросила она, тоже выходя из машины и глядя, с каким рвением Сула принялась осваивать территорию.

— Шотландские дети, у которых это в крови — вне всякого сомнения, — посмотрел на дочь мужчина и расплылся в улыбке полной гордости и умиления. — А спустимся с той стороны и там, в гостиничном комплексе, пообедаем.

Гостевым домиком оказался обычный небольшой жилой дом. Очень старый, но в хорошем состоянии и очень ухоженный. Скорее всего, это было жилище ещё тех, кто когда-то жил на озере и рыбачил. И судя по тому, какое обширное открытое пространство расположилось у подножия горы, когда-то дом здесь стоял не один. Просто ему чуть больше остальных повезло с хозяевами.

Озеро Катрина же предстало перед ними вполне себе обычным шотландским озером, если такие эпитеты вообще уместны для тамошних красот. Довольно крупное, с крутыми заросшими невысокими деревьями берегами, обступившими горами, рваной береговой линией, и парочкой традиционных островков и полуостровков.

Нынешним пасмурным утром ветер ещё не проснулся, поэтому поверхность воды оставалась спокойной, почти умиротворённой. Сейчас солнце уже слегка разорвало пелену туч и облаков, которые сегодня заволокли небо, не сортируясь на кучевые, дождевые, перьевые и прочие, а с утра дружно столпились над средней Шотландией и спрятали от неё желанное светило. Но солнечные лучи, как бы протиснувшись между воздушными массами, где-то после десяти начали довольно резво расталкивать их в стороны «локтями» и часам к трём обещали окончательно победить в борьбе за место над Землёй.

Пока Клэр раскладывала вещи и разбиралась с продуктами, которые они накупили по дороге в одной из придорожных лавок, Джейми с Дэлли и Сулой прогулялся вдоль берега по направлению к хозяйству. Их не было что-то около часа, но по возвращению Клэр узнала уже не всех. Во всяком случае, Сула больше напоминала Rang Rover после Camel Trophy — чистыми остались только спина и роскошные уши. А после того, что рассказали папа с дочкой, мама не смогла не возрадоваться, что они вообще вернулись в полном составе.

Как оказалось, возле хозяйства, где постоянно витал запах рыбы и рыбных кормов, в рецепт которых зачастую тоже входят отходы рыбной переработки, околачивались несколько котов и кошек, различной расцветки, упитанности и степени прирученности. А зная давнюю, засевшую в ДНК, любовь фараоновых собак к «усатому племени», нетрудно спрогнозировать, что Сула, учуяв дух «конкурирующей организации», тут же ринулась прямо в какие-то заросли кустарника.

Её ловили всем хозяйством и поймали только, когда одному из котов вздумалось спрятаться от неё на дереве. Пока они удирали от неё по кустам, погоня продолжалась. Джейми пришлось волочь охотницу к дому за ошейник, а она всё время оглядывалась итого и гляди норовила всё-таки вернуться и восстановить справедливость этого мира — прогнать усатые исчадия ада с их кормушки на вольные хлеба.

Джейми рассказывал, и они с Дэлли хохотали над тем, что ни одного усатого бедолаги они так и не увидели. Только слышали.

— Они от неё разлетались как пули. И свистели также, — в восхищении распахивал свои тюльпаны папа, а дочь хлопала в ладоши.

По приходу пришлось грязнулю оставить пока в коридоре, таким образом, ещё раз подтвердив её догадку о несправедливости этого мира.

Выпив чаю, все вместе вышли на улицу.

Джейми принялся разводить огонь для барбекю, а женщины подошли к берегу озера и что-то там чертили на камушках. Грязная Сула вилась вьюном вокруг, как бы призывая всех не терять драгоценного времени и немедленно двинуться в «крестовый поход» на кошачьих.

Когда сухие дрова разгорелись, Джейми подбросил в них немного веток, валявшихся на берегу, и подошёл к своим женщинам.

— Вот видишь это буковка «вэ», — поясняла мама дочке и царапала на большом плоском камне каким-то осколком букву «v». — Напиши мне эту букву, — протянула она осколок Дэлли. Девочка приняла из рук мамы импровизированный «мелок», но тут между ними вклинила морду Сула.

— Сула, фу, уйди! — с досадой отстранила её рукой Клэр, — Ты же грязная! — девушка оттолкнула животное и чуть потёрла вымазавшийся рукав толстовки. — Нужно её искупать.

Джейми подобрал на берегу гальку и, метнув её ловким движением параллельно поверхности воды, пустил вприпрыжку. Женщины застыли, а Сула, намеревавшаяся было кинуться за камнем и не найдя его над водой — тот как в воду канул — обернулась к мужчине в поисках объяснений.

«Ну и в чём подвох, хозяин?» — склонила она голову в своей фирменной манере.

— У меня идея, — воскликнул тот и направился к дому.

Дело в том, что, когда они гостили у Дугала, из всех игрушек Додо Дэлли больше всего понравился яркий глянцевый с выразительными красивыми картинками огромный мяч. Выполненный из какого-то непонятного химического соединения повышенной упругости, напоминающего каучук и латекс, он небольшими ручными мехами мог надуваться до довольно внушительных размеров, а потом сдуваться через ниппель, не провисая в боках и не съёживаясь, полностью сохраняя свою округлую форму.

Эдельвейс так понравилось укладываться на него животом и кататься, что Жаклин, когда они возвращались из Диснейленда, остановила машину у какого-то универмага и, забежав туда, вернулась с таким же мячом, как и у её сына, только розовым.

Именно с ним папа и вышел из дому, вовсю работая мехами.

Дэлли заулыбалась и захлопала в ладоши, а Клэр засомневалась.

— Только надувай так, чтобы Сула не смогла схватить. Она у Джереми два мяча разорвала.

Джейми накачал этот красивый мяч размером с баскетбольный, отсоединил от ниппеля и крикнув:

— Сула, лови! — забросил довольно далеко в озеро.

Женщины только рты открыли, а грязная хулиганка уже ринулась в воду и поплыла за игрушкой, чуть обрызгав хозяек на прощанье.

Собака подплыла к мячу и, развернувшись, толкнула его носом к берегу.

— Сула, Сула, — негромко позвал Джейми. — Давай сюда, — он похлопал в ладоши.

Та, толкнув мяч, проплыла мимо, но тут же вернулась и опять направила его к берегу.

— Я видел, как она носит мячик Джереми, — Джейми не отрывал взгляд от собаки. — Она должна.

И точно. Сула дотолкала мяч до линии прибоя, а потом попыталась схватить его пастью, но мужчина, сделав шаг на один из камней, забрал у неё игрушку.

— Разбегаемся! — придерживая мяч, он подхватил за руки Дэлли и переставил подальше.

И тут Сула отряхнула воду с шерсти. Клэр взвизгнула и отскочила. Но самое интересное, что собака действительно сделалась чистой. Мокрой. Но чистой.

— Ну вот и мыть не надо, — расслабился парень.

— Воу, воу! — захлопала в ладоши Дэлли. — Дай мне, я тоже … — она забрала у папы мяч, хоть тот отдал и не очень охотно, и подбежала опять к озеру и бросила игрушку в воду. — Сула! — крикнула девочка, неловко покачнувшись на ногах и грозясь свалиться в озеро. Папа быстро подскочил и придержал, но мимо него уже пронеслась собака.

Конечно же, на этот раз мячик приводнился почти у берега, и только все приготовились, что Сула его только лишь одним движением подаст им, как хулиганка, ринувшись в воду, толканула игрушку дальше, на глубину и поплыла за ним.

Дэлли опешила, да и папа с мамой понимали не на много больше. Все наперебой стали звать собаку и, как это ни странно, та послушалась. Она развернулась и поплыла к берегу, оставив мяч в озере. Тот сразу же начал медленно дрейфовать в сторону основного массива водоёма.

На этот раз на брызги хулиганки никто не обратил внимание.

— Боже, — внутри у Клэр всё похолодело. Она опустила взгляд на дочь. У той глаза уже наполнились слезами, а нижняя губка выпятилась и задрожала.

Джейми тут же скинул кроссовки и принялся расстёгивать ремень на джинсах. Когда он стаскивал с себя толстовку, Клэр уже кинулась в дом за полотенцем и пледом. Вода оказалась, конечно же, холодной, несмотря на июль месяц — всё-таки это шотландское озеро, а не тайское, но мужчина, разгоняя волны, быстро забежал в воду и нырнул. Вынырнул он через десяток футов и поплыл. Когда волнение на поверхности после человека более-менее улеглось, за ним в воду зашла и собака.

Клэр выскочила из дому с полотенцем и пледом, которых в любом шотландском доме валяется великое множество, а мужчина уже плыл к берегу, толкая перед собой мяч. Чуть позади плыла Сула.

— А нырять было обязательно? — заворчала Клэр на парня, окутывая его полотенцем, когда тот вышел на берег и вручил мяч дочери.

— Вода тёплая, — улыбнулся папа, глядя, как Дэлли пытается не отдать мяч хулиганке, которая уже так и выпрашивает поиграть.

— Не … на … до … — чуть захныкала девочка, видя, что не может спрятать игрушку.

— Сула! — прикрикнула мама, и собака тут же замерла и оглянулась. — Прекрати! — сдвинула брови хозяйка, помогая мужчине вытираться.

— Да, всё … всё нормально, — забрал у неё Джейми полотенце и принялся хорошенько сушить себе волосы.

«Ну, всё, мне конец», — сглотнул он в этот момент слюну и почувствовал нешуточную боль и першение.

— Вот. Укутайся, — начала Клэр накидывать на него довольно внушительных размеров шерстяной плед в тёмно-вишнёвую клетку с махрами по бокам. Парень послушно замотался в тёплую шерсть.

— Может, пройдём в дом? — заботливо предложила девушка, хоть и видела, что на улице, на солнце гораздо теплее, чем в неотапливаемом доме. — Там включим батарею, и ты выпьешь чаю.

— Клэр, да всё нормально.

— Да где же нормально, если я слышала, как ты шмыгаешь носом!

Джейми застыл и зажмурился.

«Нет, врач — это не профессия, это диагноз», — вспомнил он Арину.

Но тут его осенило.

— У меня есть лекарство, — заговорщически улыбнулся парень и принялся всовывать ноги в кроссовки. Он направился к машине и, открыв заднюю дверцу, достал оттуда бутылку виски.

— У Дугала завалялась! — в победоносном жесте поднял он находку. Придерживая на ходу плед, мужчина откупорил зубами уже распечатанную бутылку, и прошёл в противоположный конец двора помешать разгоревшиеся дрова в жаровне. Он прямо из горла сделал три хороших глотка. Нутро обожгло приятным огнём, в нос ударил знакомый запах хорошего виски.

— Будешь? — подойдя, протянул он бутылку девушке.

— Нет, — мотнула та головой.

У Джейми уже начал растекаться расслабляющая теплота по телу. Он улыбнулся.

— А ну-ка, — мужчина заткнул бутылку пробкой и отставил её подальше на камень. Он поднял с травы свои джинсы и вопреки ожиданиям женщин принялся вытаскивать из них ремень. Его глаза горели идеей, а лицо светилось радостью. Достав ремень, он бросил его у ног и принялся получше запахиваться в плед.

— Подержи, вот тут, — подняв ремень, повернулся он боком к девушке. Клэр придержала край пледа, а Джейми подпоясался. В таком одеянии он стал похож на Рождественского деда на шотландский манер. Дэлли заулыбалась, всё ещё прижимая к себе мяч, а папа закинул края «килта» за шею и завязал огромным узлом.

— Ну вот как-то так, — похлопал он себя по бедрам. Клэр тоже умильно улыбнулась. — А теперь, Дэлли, ну-ка, дай мячик, — приняв у дочери игрушку, он развернулся к Суле.

— Сула лови! — и, кинув мяч на небольшую поляну, расположенную за полуразрушенной каменной изгородью, ринулся следом. Обгоняя его, к мячу пулей полетела Сула. Дэлли побежала за ними, а за ней поспешила мама.

Они гоняли в футбол минут пятнадцать. Сула прыгала на мяч, потом его у неё выбивал Джейми, за ним летела Дэлли. Папа мяч буцал дочери и на неё тут же набрасывалась Сула, сбивала девочку с ног. Но на хулиганку накидывалась мама и, отвоевав и ребёнка, и мяч, тут же пинала игрушку папе. Сула спешила к нему и всё начиналось по новой. Дэлли хохотала и визжала как ненормальная, собака улыбалась довольная, папа с мамой были счастливы.

Потом уставший Джейми в своём «килте» повалился на траву, а поверх него начала топтаться Сула, но её отогнала Дэлли и сама повалилась на отца. Рядом опустилась на траву мама.

— Огонь уже, наверное, перегорел, — переводя дыхание, вспомнила она о том, зачем они, собственно, вышли на улицу, потому как кормить семью предстояло именно ей.

— Ничего … у нас же не мясо, а колбаски, — успокоил её мужчина. — Надо пиво достать.

* * *

— Дьявол! — рубанул кулаком по кровати рядом с собой Джейми. — У-у-у, дьявол, — сцепил он зубы. Парень лежал в постели, а Клэр, стоя возле него с градусником в руках.

— Тридцать семь и восемь. Нормальная температура для вируса. У меня чуть побольше была.

— Клэр!

— Что.

— Поставь меня на ноги.

— Как? Ты ведь не будешь пить наши с Дэлли лекарства.

— Нет, не буду. — Джейми отвернулся. Но тут же повернулся опять. — А у тебя есть, какая-нибудь одна таблетка, чтобы глотнул и выздоровел?

— Есть, — как это ни странно ответила девушка.

— Правда? — распахнул «тюльпаны» Джейми. — Дай.

— На ночь глядя? Зачем? Завтра утром дам. А сейчас спи, — поправила она одеяло. — Если температура не даст уснуть, дам тебе таблетку. Но лучше не надо.

Больной имел настолько раздосадованный вид, столько страдания и отчаяния выливалось из его красивых глаз в пространство комнаты, казалось, что он действительно чуть ли не прощается с жизнью.

Но, как известно, в жизни всё имеет свойство приходить в равновесие — как только случается что-то плохое, тут же происходит что-то хорошее.

Дэлли, увидев мучения этого большого, но сейчас такого жалкого, больного и беспомощного мужчины, взобралась к нему на кровать и погладила по волосам.

— П-а-а-апочка, бе-е-едненький.

Кажется, в этот момент застыло даже само время. Остановилось. Зависло. Замерло. В этой комнате. Над Катрин озером. В горах Шотландии.

У Клэр отвалилась челюсть, руки затряслись, она чуть не выронила градусник.

Джейми стал выглядеть ещё хуже. На него вообще сделалось больно смотреть — в «тюльпанах» показался страх или даже леденящий душу ужас. Чего он испугался, парень в тот момент, разумеется, не знал. Это чуть позже он поймёт, что, скорее всего, его напугал молниеносный вывод о том, что эта девочка одним только словом или улыбкой может заставить его спрыгнуть ради неё с Эйфелевой башни без парашюта. Эмоции, проявления любви и обожания, которые рождает в нём его маленькая дочь, посеяли в его мужском шотландском сердце нешуточную панику.

И тут Джейми сдался. Капитулировал.

Мысленно послав ко всем чертям все свои законы, понятия, ценности и просто привычки, то есть, всего себя целиком, он без остатка отдался своему ребёнку и превратился в огромный сгусток живого настоящего счастья.

Смущённо заулыбавшись, он протянул руки к дочери и бережно обнял её. А притянув к себе, уткнулся лицом в субтильное тельце ребёнка с плохим аппетитом.

— Зашибись … чума, — проговорил Джейми в её кофточку с аппликацией в виде мельницы-цветка.

Дэлли заулыбалась, потому что ей сделалось немножечко щекотно, а папа отстранился и, подняв к ней лицо, распахнул свои «тюльпаны» и посмотрел на дочь как на первый восход солнца в своей жизни. — Родная моя, — и поцеловал Дэлли в щёчку.

Клэр всю аж затрусило. Она столько лет представляла эту картину, так ждала этого момента, но, когда мечта сбылась, девушка почувствовала, что вот-вот не выдержит. Ей захотелось выйти из комнаты и, не то заорать на улице на весь хайлэндс нечеловеческим криком, не то разрыдаться на всю Шотландию.

К тому же ещё и Джейми в этот момент своей мимикой и движениями напомнил Клэр женщину. В нём засквозила женская реакция. Даже там, у неё в прихожей, будучи полностью эмоционально раздавленным и разбитым, со слезой на щеке он оставался типичным верным представителем сильного пола. Таким же упрямым, замороченным и брутальным. А вот здесь, сейчас, Дэлли двумя словами сняла с него всю эту мужественность и силу. Мама уже действительно хотела было выйти, чтобы не смущать папу своим свидетельством его слабости, и не делать уязвимым ещё больше, но тот вовремя спрятал лицо в кофточке дочери.

Всех выручила Дэлли.

— Ты почитаешь мне сказку про собак? Помнишь?

— Конечно, помню. Тащи книжку.

— Ой, я забыла её взять, — картинно-театрально всплеснула руками Клэр, потому как на этот раз книжки решила не брать. — Расскажи ей лучше какую-нибудь историю про себя. — Хитрая мама подумала, что если уже от папы как от чтеца нет никакого толку, он всё равно ничего не читает, а только балуется, то пусть тогда лучше что-нибудь рассказывает.

Джеймс Фрейзер к своим двадцати двум годам, само собой, уже накопил довольно изрядный багаж историй, которые, что называется, было приятно вспомнить. Но вот что касалось рейтинга этих воспоминаний, то тут закралась большая проблема. Да что там, просто беда. Одна только лишь вечеринка у него дома, когда мать уехала с Дженни в Бат лечить сестру от пневмонии, чего стоит. По приезду родительница ещё долго находила в квартире то тут, то там женские кружевные трусики и ходила с ними за Джейми по пятам, требуя объяснений.

Поэтому папа как-то так сразу же завис, закатил глаза под лоб, но быстро оживился и рассказал про то, как в одну из поездок в горы в район Turriff у них палатку с продуктами снесло ветром и всё намокло под дождём. Естественно, парень умолчал: сколько перед этим было выпито. Проспавшись, парни поняли, что остались почти без еды, и направились на ближайшую ферму разжиться продуктами. Он очень красочно и в подробностях описал, как они с Луском залезли в курятник и хотели просто собрать яиц, но тут заметили крупного жирного петуха. Налётчики гоняли этого красавца по всему курятнику, а потом Джейми подпрыгнул, поймал, но зато упал спиной в кладку с яйцами.

Дэлли смеялась и хлопала в ладоши, а Клэр мотала головой в неодобрении.

— На фермах всегда много собак. Вас могли собаки покусать.

И все обернулись на лежавшую тут же, у входа в спальню, Сулу. А потом свои истории об экспедициях начала рассказывать Клэр, и под звуки её спокойного, умиротворяющего голоса Дэлли закрыла глаза на четвёртой минуте. Джейми отнёс дочь во вторую спальню, а потом вернулся к своей женщине, и они уснули, как ложки в буфете с той лишь поправкой, что с внешней стороны спала Клэр и, постоянно просыпаясь, щупала лоб своему больному.

В один из моментов, он проснулся и заворочался.

— Джейми, тебе плохо? — подскочила Клэр.

Тот ответил не сразу.

— Клэр … — как-то глухо позвал он.

— Что? Что, Джейми? — поднялась девушка на локте. — Что ты хочешь? Может, тебе чаю сделать?

— Клэр, Дэлли действительно назвала меня папой, или мне приснилось? Я никак не могу понять.

Женщина в изнеможении рухнула назад на подушку.

Наутро Джейми почувствовал себя лучше. Но поскольку насморк не давал нормально жить, Клэр всё-таки пришлось дать ему таблетку Антифлу.

В принципе, гора оказалась не такая уж и сложная. Да и тропинка шла не круто вверх, а всё время вдоль склона. Поэтому путешественники и оглянуться не успели, как оказались на вершине. Джейми всю дорогу держал Дэлли на шее, придерживая её руками за ножки в кроссовках, а Клэр первое время вела на поводке охотницу за кошачьими скальпами, и спустила её, только когда верхушки прибрежного леса оказались под ногами.

Мама воспользовалась тем, что Дэлли назвала Джейми папой как отмашкой, и теперь начала по случаю и без обращаться к парню не иначе как «папочка». Сегодня от неё то и дело было слышно:

— Дэлли, не болтай ногой. Папочке неудобно тебя удерживать.

— Папочка, у тебя нет температуры? Дэлли, потрогай папочке лоб.

— Папочка, а ты здесь где-нибудь купался? Здесь есть озёра с песочным грунтом?

Джейми поначалу иногда даже вздрагивал и оглядывался на девушку, думая, что она шутит или подтрунивает, но потом понял, что Клэр просто хочет приучить дочь слышать это слово постоянно, сделать его обычным, или даже незаметным. Чтобы оно не резало слух и не заставляло ребёнка напрягаться.

На этот раз вид с горы оказался немного другой, нежели тот «лунный» пейзаж на Torridon. Сейчас под ними простиралась не дикая, неказистая суровая природа севера, а более живой, затейливый ландшафт центра. Горы вокруг Катрины выглядели как холмы, поросшие кустарником, хотя это всё только казалось из-за немалых расстояний, и на склонах произрастали всё-таки деревья. Небольшие каменистые включения разнообразили внешний вид берегов, сделали его более интересным, эклектичным. Здесь и речи идти не могло о заснеженных вершинах, но, тем не менее, картинка дух захватывала.

Дэлли смотрела на всё это ещё более удивлёнными и ошарашенными глазами, чем в Диснейленде.

— Ого! Мам, ого! — оглянулась она на Клэр. Издалека хребты соседних гор, точно таких же как та, на которой они стояли, казались чуть ли не лезвием бритвы. Но под их ногами вершина составляла в ширину футов десять-пятнадцать. К тому же почва здесь была довольно плотно утоптана — судя по всему, со стороны гостиничного комплекса сюда поднимались частые гости.

Клэр всё ждала, что Джейми что-нибудь скажет или даст понять: как он ко всему этому относится, но парень молчал. Он выглядел как человек, которому просто полегчало.

«Как он будет в Нью-Йорке без этого? — озадачилась Клэр. Она доподлинно знала, что в США найти горы — не проблема, но вот смогут ли они приносить Джейми такое же облегчение. — Если не получится, будем летать сюда. И ездить в тот дом под стеклом», — закусила нижнюю губу женщина.

— Дэлли, давай я сфотографирую вас с папочкой, — предложила девушка, стараясь не вспоминать про ту флэшку, лежавшую у неё дома в футляре с жемчугом. Она полезла было в карман за телефоном, но Джейми, быстро сориентировался и вытащил свой айфон.

Начав делать фотографии папы с дочкой, Клэр заметила, что Дэлли с особой охотой позирует, улыбается и старается хорошо получиться в кадре, хотя раньше за ней этого не замечалось. Снимала её мама предостаточно, но дочь всегда только лишь снисходила до того, чтобы дать себя запечатлеть и даже не всегда просила посмотреть.

А вот сейчас она с готовностью улыбалась, излучала в объектив радость и счастье, с удовольствием прижималась и к папе, и к Суле, и всё время просила показать. У Клэр появилось смутное чувство, что энтузиазм и активность дочки, это следствие не только того, что у неё теперь есть папа, но и того, что у неё теперь есть красивый папа. Конечно же, вне всякого сомнения, четырёхлетняя девочка всё проделывала неосознанно и без задней мысли, но именно её непосредственность и навеяла маме такое интересное ощущение.

«А вот что будет, когда ей исполнится пятнадцать. Джейми ведь будет всего лишь тридцать два».

Наделав много снимков, начали спускаться.

Говорят, что спускаться всегда труднее, чем подниматься. Но со стороны гостиничного комплекса постояльцы вытоптали предостаточное количество тропинок. Выбирая наиболее удобные из них, семья уже почти приблизилась к территории комплекса, как увидели сбоку, слева, небольшую смотровую площадку, открывающую прекрасный вид на озеро Катрина. Вернее, на ту его часть, что прилегала к гостинице. От самого подножия к площадке были проложены ступеньки. Решив воспользоваться этим благом цивилизации, Джейми отпустил Дэлли, справедливо полагая, что по ступенькам дочь сможет спуститься и сама.

Эдельвейс оступилась и полетела вниз где-то в середине пути. Благо не далеко, потому что впереди неё спускалась Сула, и ребёнок упал больше на собаку, чем на каменные ступеньки. И сильнее испугалась, нежели ударилась.

Папа подлетел к ней и подхватил быстрее, чем она успела вообще, что-либо почувствовать, но рёву всё равно было много. Может быть, даже больше от своего упущения и неосторожности, чем от боли. Клэр, спускаясь последней, кинулась было успокоить ребёнка, но потом, невольно засмотревшись на то, как это делает Джейми, отступила.

— Ну-ну, не плачь. Ну, моя каирдеач, — перешёл он на гэльсикй и дальше продолжил нашёптывать что-то дочери, перемежая английские и гэльские слова, вытирая слёзы со щёчек малышки и легонько, невесомо целуя её личико.

Наконец Дэлли, отложив свои разборки с судьбой в виде злых ступенек, начала прислушиваться к тому, что говорит её папочка. Она всхлипнула ещё пару раз по инерции, после чего уставилась на его губы, как бы желая не только услышать, но и увидеть слова, вылетающие из его рта, чтобы по их виду распознать, что они означают.

Папочка не выдержал и заулыбался. Потом засмеялся и прижал к себе дочь сильно-сильно.

— Пойдёмте, покушаем. Я есть хочу, — взял он её поудобней, и направился вниз.

Клэр очень хотелось убить их официантку. Спустить её с тех ступенек. Эта рыжая «швабра» не обращала ни малейшего внимание даже на то, что у симпатичного клиента имеется дочь. Очень на него похожая, между прочим. Да. Эта непрофессиональная девица всё время крутилась возле их столика и посылала Джейми такие флюиды, что хоть топор вещай. Во всяком случае, Клэр ощущала их довольно отчётливо. От метода эмоционального взрыва девушку спасло только то, что симпатичный клиент, воспользовавшись тем, что сегодня неплохо кушала даже Дэлли, её не нужно было уговаривать, не обращал на официантку внимания не больше, чем та на его дочь, а полностью отдался еде. И хотя, кажется, от этого только ещё больше вырос в глаза рыжеволосой работницы гостиничного комплекса, но вот она, взаимностью похвастаться, увы, так и не смогла. Клэр казалось, что ещё чуть-чуть и эта кокетка выхватит у Джейми тарелку из-под носа и прикажет обратить внимание на себя.

«Хоть бы она так и сделала, — представила Клэр картинку. — Ей тогда жить останется четверить секунды», — посмотрела она, с каким аппетитом её мужчина поглощает картошку со свининой в луке.

Возвращались уже без приключений и в обход горы.

К вечеру Джейми сделалось хуже, но он долго не мучился, а лёг и уснул.

На следующий день, ещё немного побродив по окрестностям, после обеда они вернулись в Глазго.

Чем ближе подъезжали к городу, тем серьёзней и сосредоточенней становился папочка. Клэр поняла, что он что-то задумал, но молчала.

Только лишь появившись дома, парень отвёл её в сторону.

— Я сейчас еду на кладбище. — Он очень серьёзно и даже как-то нервно посмотрел на девушку.

Она в растерянности оглянулась по сторонам, потом запустила руку в волосы и наконец кивнула.

— Да-да, ты прав. Я с тобой. Давай не будем брать с собой Дэлли. Пусть она останется с Алисой.

Джейми тоже кивнул, и его лицо смягчилось.

Они оставили дочь бабушке, а сами направились на Сайтхилл.

Ворота кладбища были распахнуты, поэтому Джейми въехал сразу на территорию. Он остановил машину возле небольшого пятачка с лавочками. Найдя нужную аллею, парочка прошла вдоль, выстроившихся в ряд на лугу могильных обелисков, чем-то напоминающих каменных великанов.

Но у мистера Бошана плита оказалась невысокой и небольшой. К своему стыду, Клэр её видела впервые.

— Здравствуй, дядюшка, — поздоровалась племянница с надписью на плите. — Это мы.

Джейми молчал. Девушка тоже затихла. Мужчина искоса наблюдал за Клэр и когда убедился, что она не плачет и не расстраивается сильно, обнял за плечи и впился в губы жадным поцелуем. Так обычно целуют, когда не хотят, чтобы видели их лица. Оторвавшись, он ободряюще сжал её ладошку и сделал шаг в сторону. Девушка вопросительно вскинула на него голову.

— Не ходи за мной, — отстранённо чужим голосом попросил её парень. — Встретимся возле машины, хорошо? — попятился он по направлению к восточной части кладбища. — Жди меня там.

Она мелко закивала.

— Да-да, хорошо.

Джейми развернулся и отправился прочь.

Шагал он быстро, очень быстро, но по мере приближения к могиле отца, его прыть постепенно сходила на нет. По ряду, где лежал мистер Фрейзер-старший, его сын уже шёл тяжёлым, грузным шагом. Наконец, он заметил знакомый обелиск и, подойдя, остановился напротив. Теперь они были вдвоём: он и отец.

Джейми последнее время всё чаще и чаще вспоминал отца, сам того не желая. Открывая и узнавая: каково это, быть папочкой, он поневоле сравнивал себя со своим родителем. И скорее всего, этого уже не изменить.

Но сейчас он пришёл не за этим. Ему очень, очень-очень, ещё раз, хоть на минуточку, захотелось побыть сыном. Сыном своего отца. Говорят, что дети перестают быть детьми, когда сами становятся родителями. А у Джейми внутри свербело обратное: дети становятся настоящими, полноценными детьми, с отдачей, мощной обратной связью, пониманием, но уже без эгоизма, потребительского отношения и грубости, только когда сами становятся родителями и он — первое тому подтверждение. К тому же, даже если у человека будет десять детей, для своих родителей он так и останется ребёнком. Парню очень хотелось, чтобы отец мог бы порадоваться своему сыну, ставшему отцом маленькой девочке Эдельвейс. Но тот не дождался. Ушёл. Ему это не показалось интересным, не нашёл он такое важным. Джейми вспомнил Дэлли. Неужели ему может когда-нибудь сделаться неважным её успехи, её жизненные шаги?

Парень вроде бы как стремился к могиле отца, чтобы побыть с ним, поделиться радостью, но сейчас стоял и понимал, что опять скатывается в упрёки.

— Мне даже отцовство не помогает, — проговорил он вслух не понятно кому. Сын стоял и изо всех сил старался простить родителя. Хоть за что-нибудь, хоть по какой бы то ни было причине! Он давно к этому стремился. Даже живя в Америке. И тут, грубо говоря, подвернулось это отцовство, и вот он самым прямолинейным способом использует его, чтобы понять отца и простить. И не может.

Он подумал, что ему следовало бы вести себя проще. Не прятаться за размышления, а просто заплакать от обиды и поклясться здесь, в Шотландии, что никогда не бросит своего ребёнка и свою семью.

Но даже этого он сделать не смог. Не позволял себе. Он не будет любить свою семью, только лишь из боязни нарушить клятву. Он любит, не может по-другому и всё.

В принципе, Джейми мог быть свободен. У него не получилось. Опять. Но тут вдруг до него дошло, что он, скорее, не обижается на отца за то, что он его бросил. Он злится, что бросил безвозвратно. Если бы отец уехал и его можно было бы вернуть, Джейми бы не злился на него так, лишний раз убеждаясь: насколько это ужасно и отвратительно, когда уже ничего не изменить. А может, сказать спасибо отцу за такой урок, который он ему преподал? За то, что показал, что никогда, ни в коем случае не стоит так делать?

От такого накала мыслей и эмоций парень внезапно отключился, и из его головы и нутра каким-то волшебным образом пропало всё подчистую. Он был пуст. Как носитель со стёртой информацией. И вот тут Джейми испугался. Он явно почувствовал, что если простит отца, то станет равнодушней, а ему никак нельзя становиться на эту скользкую дорожку. Равнодушие его засасывает. Как бездна, в которую он всматривается. Вместе с равнодушием самоубийство родителя станет частью его жизни, чуть ли не рядовым событием. Поэтому от греха подальше, сын решил оставить всё как есть.

— В любом случае, это была твоя жизнь. — Единственное, что решил он сказать вслух, тут же развернулся и широким шагом направился прочь по свежей зелёной траве поступью сына, который так и не простил своего отца.

Клэр ждала его на лавочке недалеко от машины. Девушка приготовилась встретить мужчину хмурым и недовольным и уже начала придумывать, как бы его отвлечь.

Но Джейми приближался весьма энергичной походкой, с довольной физиономией и горящими глазами. Она даже немного растерялась.

— Давно ждёшь? — улыбнулся парень.

— Нет, — немного заторможено мотнула головой Клэр, поднимаясь с лавочки навстречу.

Он приблизился вплотную и как будто даже с разбегу накинулся на неё. Обнял, сильно прижал и опять впился в губы. На этот раз целовал нежно и с благодарностью.

— Садись в машину, — пригласил он, отстранившись.

— А мы сейчас куда? — поинтересовалась девушка, огибая капот Q7.

— К Итану. Поставим машину. — Улыбнулся водитель.

«Значит, я успею с ним поговорить», — успокоилась Клэр.

Для начала, немного обсудив завтрашний отъезд в Лондон, они заговорили о переезде в Штаты. И когда Джейми принялся рассуждать о том, как это можно устроить, как он приедет за ними, и как они потом все вместе будут собираться и уезжать, Клэр долго его слушала, не перебивая, а потом положила ладошку на разделительный бардачок.

— Подожди, — воровато скосила она глаза на парня. — Не торопись.

Огромное спасибо Наташе N@T@LI4KA за помощь.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/196-15891-113
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: onix1676 (26.09.2016) | Автор: onix1676
Просмотров: 448 | Комментарии: 23


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 23
+2
20 kotЯ   (03.10.2016 15:15)
Да, я даже догадываюсь о чём она хочет поговорить со своим мужчиной.

+2
22 onix1676   (03.10.2016 19:34)
значит, На месте Клэр ты поступила бы так же, Флавик. smile
я тоже. Иначе, ерунда получается ... wacko biggrin

+2
16 НастяП   (01.10.2016 21:47)
Дорогой автор ,очень хочется ещё почитать продолжение про эту замечательную семью. Порадуйте нас пожалуйста.

+1
17 onix1676   (01.10.2016 23:20)
Ну конечно порадую. С удовольствием! biggrin
Ещё впереди целая глава и эпилог!! Так что ещё много интересностей!! biggrin

+4
14 Южная   (01.10.2016 06:19)
Я не мастер писать комментарии, хотя на форуме давно.
Это мой первый коммент вообще.
Просто очень хочу попросить Вас, автор - пожалуйста, не бросайте писать! Ваш слог чудесен, не могу поверить, что Полный привод - Ваша проба пера. Я прочитала Чужестранку - уже после Привода, чтобы больше узнать о героях. Привод и Мэн мне понравились больше. Спасибо!! Жду с нетерпением продолжения обеих историй, и оочень надеюсь на появление новых!!

+1
15 onix1676   (01.10.2016 12:23)
ох .... smile даже не знаю: что и сказать ... все мысли разбежались ... smile
знаете, вот сколько раз слышала, что женщины всегда сразу жн после родов говорят примерно одно и то же, что появление ребёнка стоит всего. Вот этих 9 месяцев диеты и неудобств, а потом ещё мук во время родов.
Так вот, вот такие вот комменты, от тех, кто их вообще не пишет и кто прочитал сначала мой Привод, а потом взялся за Чужестранку СТОЯТ ВСЕГО. И труда на текстами, и переживаний и волнений по поводу читателей, и ... ВСЕГО. cry cry
... блин, у меня действительно слёзы на глазах ...
И вывод, который я делаю из этого это то, что никогда не нужно изменять себе. Хоть камни с неба, а нужно держаться за то, что ты есть на самом деле и то, что знаешь ты только ты сама.

Южная (к сожалению, не указано имени), спасибо вам огромное за это признание. Оно мне сейчас действительно очень помогло. Спасибо. smile

пыс.пыс. Уже дано заметила, что мой стиль оценивают те, кто сами неплохо и довольно складно излагают. biggrin

+1
12 GASA   (29.09.2016 23:03)
Тина чудесно....одна сцена интереснее другой....и сцена принятия внучки....и сцена с собакой и мячом....и даже кладбище....и наконец Клер успокоилась...приняла его отъезд

+1
13 onix1676   (30.09.2016 15:38)
Галин, очень рада, что вам понравилось. Читайте на здоровье. smile

одна сцена интереснее другой.

круто! biggrin как же здорово, когда твоим "старым" читателям, которые прошли с тобой и Крым и Рим, всё ещё интересно то, что интересно тебе. smile йоху!! biggrin
Очень жаль, что Флавик потеряла интерес.

и даже кладбище....

ой, я тааак рада. Я вообще-то думала, что меня будут ругать за это кладбище. Ну как-то не вписывается оно свое это философией до жути в канву дамского романа. А оно даже понравилось Йоху!! круть крутецкая!! biggrin
Спасибо вам, Галин, за отклик. smile

+2
18 kotЯ   (02.10.2016 23:52)
angry *встала руки в боки* чего это я потеряла интерес* сдвинула тюбитейку на левую стороны* просто вот, только до вас добралась. wink

+2
21 onix1676   (03.10.2016 19:24)
*срывает тюбетейку с головы, напяливает на себя и крутится перед зеркалом*
- Мне идёт! biggrin biggrin
и Флавик появилась!! happy
Добрела до нас! biggrin

+2
9 marina2012   (29.09.2016 21:29)
О папе Джейми можно читать бесконечно!!!!!!!!!!!!!!

+1
10 onix1676   (29.09.2016 22:47)
biggrin biggrin Спасибо.
Да ... вот такой у нас ... Папочка. smile Прикольный. Сделала его маленькая доця. Как огурчик он у неё теперь. smile

+1
11 onix1676   (29.09.2016 22:47)
biggrin biggrin Спасибо.
Да ... вот такой у нас ... Папочка. smile Прикольный. Сделала его маленькая доця. Как огурчик он у неё теперь. smile

:о :о осспидя, чойт меня задвоило-то. :о

+2
7 НастяП   (29.09.2016 12:09)
Спасибо за прекрасное продолжение. Укрепляются их отношения с Клэр. Доча произнесла заветное слово -папа. Бабушка приняла с радостью свою внучку,надрав уши родителю. История просто чудо. Спасибо автору.

+1
8 onix1676   (29.09.2016 18:33)
Читайте на здоровье. smile Пожалуйста.

Укрепляются их отношения с Клэр.

да-да, укрепляются. Такое простое слово, но я как-то его почему-то не использую. Да, они убеждаются в правильности выбора, поступков, в том, что находятся на своём месте - друг с другом. smile

Спасибо, что читаете. smile

+1
5 marina2012   (28.09.2016 23:53)
Спасибо за бонус!!!!вы нас радуете постоянно!!!

+1
6 onix1676   (29.09.2016 00:03)
оу, очень рада, что вы появились. Я уж думала, что всем надоела тут со своими бонусами необъятными. biggrin

Читайте на здоровье. smile

0
19 kotЯ   (02.10.2016 23:55)
Я понимаю, что писать не то же самое, что читать, но нам Ваше"необъятное"- маловато tongue

+1
23 onix1676   (03.10.2016 19:36)
теперь вижу, Флавик. biggrin
очень рада, что ты появилась. happy biggrin

0
3 riddle   (27.09.2016 23:17)
Спасибо

0
4 onix1676   (28.09.2016 18:24)
На здоровье. smile Читайте с удовольствием. smile

+1
1 суфле   (27.09.2016 11:39)
Спасибо автору огромное!

0
2 onix1676   (27.09.2016 17:50)
Не за что.)) Читайте с удовольствием.))

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]