Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13574]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8173]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3678]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Харам
Приглашаю вас в путешествие по Марокко. Может ли настоящая любовь считаться грехом? Наверное, да, если влюбленных разделяют не только моря и океаны, но вера и традиции. Победитель TRA 2016.

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Beyond Time / За гранью времен
После того, как Каллены покидают Форкс, по иронии судьбы Беллу забрасывает в Чикаго 1918 года. Она считает, что это второй шанс построить жизнь с Эдвардом, но когда находит его, то понимает, что юноша совсем не тот, кого она ожидала встретить. Сможет ли Белла создать будущее, на которое так рассчитывает?

Сталь и шелк, или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг. AU примерно с середины 6 книги Роулинг. Все герои, сражавшиеся против Волдеморта, живы!

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Мороз узоры рисовал
Вы соскучились по зиме? Ждёте снега и праздников? В сборнике зимних историй «Мороз узоры рисовал» от Миравии отыщутся и морозы, и метель, и удивительные встречи, и знакомые герои. И, конечно, найдётся среди строк историй сказка. О любви.



А вы знаете?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваш любимый сумеречный актер? (кроме Роба)
1. Келлан Латс
2. Джексон Рэтбоун
3. Питер Фачинелли
4. Тейлор Лотнер
5. Джейми Кэмпбелл Бауэр
Всего ответов: 414
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Плеть и веревка. Глава 13

2016-12-8
18
0
- Глава 13 -


- Сегодняшний вечер должен стать особенным для многих девушек, - улыбаясь, сказала профессор Стебль.

- Это точно, - хихикнула Лавадна Браун, косясь на Рона.

Драко пихнул в бок Грэхэма и удивленно посмотрел на него. Грэхэм закатил глаза и, склонившись, прошептал:

- Сегодня же Белый бал. Девчонки приглашают парней.

Малфой кивнул и опустил голову. Более унылого зрелища и представить нельзя: сотни девиц придут в сопровождении нытиков, которые не смогут им отказать, чтобы не обидеть. Интересно, а с кем пойдет Грейнджер?

- Ну, что ж, можете собирать вещи, занятие окончено, - бодро сказала мадам Стебль. – Мистер Долгопупс, не забудьте свой образец поломных первоцветов. Мисс Грейнджер, подойдите ко мне на минутку.

Драко сложил вещи в сумку и встал из-за парты, присоединяясь к общей толпе учеников.

- Так тебя не ждать? – раздался голос где-то позади.

- Я должна помочь профессору, - ответил сдавленный женский голос.

- Ты уверена?

- Я же сказала, что всё это была глупая шутка Забини, - вздохнул голос. – Вы не обязаны меня охранять целые сутки, идите на обед.

Вдруг его толкнули в плечо, и Драко, подняв голову, увидел спины Поттера и Уизли. Он усмехнулся, вспомнив Рона и Пэнси в Запретном лесу. Там Уизли был совсем другим, нежели сейчас: втянул шею в плечи, ссутулился и кивает на всё, что ни говорит Поттер. Жалкое зрелище, но Малфой сразу одёрнул себя. Разве он не выглядел так же, когда ходил хвостом за Блейзом?

Теплица опустела, и Драко пришлось делать вид, что он заинтересовался златогривником, чтобы его не выгнали. Из-за больших кустов прапойника вдруг вышла мадам Стебль, отчего Малфой резко отпрянул от растений, случайно вырвав пару листьев.

- О, мистер Малфой, и вам приглянулся златогривник? – улыбнулась толстощекая преподавательница.

Не придумав ничего лучше, Драко просто кивнул, не в силах сказать что-нибудь.

- Прекрасно, тогда помогите мисс Грейнджер вот с той грядкой, - она махнула за спину, - а меня уже заждался профессор Дамблдор. Приятного дня.

Словарный запас Малфой, видимо, совсем иссяк, потому что он что-то промычал в ответ и поплелся к грядке. Гермиона сидела на корточках и осторожно осматривала каждое растение, отщипывая самые маленькие и молодые листочки. Драко присел рядом, бросив сумку на землю, и с улыбкой посмотрел на неё.

- Что тебе нужно? – не отрываясь от своего занятия, спросила Грейнджер.

- Мадам Стебль сказала, что тебе нужна помощь.

- Не нужна, - резко ответила она.

Драко усмехнулся.

- Ну, да, как же… Ты зря отщипнула зрелый листок.

Гермиона удивленно приподняла бровь, развернувшись к Малфою полубоком.

- Что? – улыбнулся Драко. – Я разбираюсь в Травологии. Ну, в златогривниках точно.

- И что ты о них знаешь? – вернувшись к растениям, с вызовом произнесла Грейнджер.

Драко подался чуть поближе, срывая листки с соседних кустов.

- Я знаю, что они очень любят воду, хотя их магическая сила определяется огнём. За ними нужен постоянный уход, надо следить, чтобы на взрослом растении не появлялись молодые листочки, иначе они будут забирать всю его силу… - он коснулся руки Гермионы, и его голос упал до полушепота: - Я знаю, что это чудесное, божественное растение любит свет и свободу. Ему надо много пространства, и оно не любит, когда кто-нибудь командует им. Златогривники сами указывают ветками, где они хотят дальше расти. Это нежные растения, и их нужно всегда оберегать – нельзя, чтобы какой-нибудь урод растоптал их. И если бы златогривник согласился, я бы весь остаток учебного года был рядом с ним, чтобы защищать…

Гермиона резко поднялась на ноги, роняя все листки на пол. Её грудь часто вздымалась, руки дрожали, губы были плотно сжаты, а в глазах виднелся не то страх, не то ярость.

- Хватит вести себя так, будто мы говорим не о растениях, - прошипела она. – Потому что я ничего другого и слышать не желаю.

- Гермиона…

- Хватит, Малфой. Ты говоришь одно, а делаешь другое, и всегда так было. Сначала ты обещаешь чуть ли не райские небеса, а потом насилуешь меня вместе со своим лучшим другом!

- Он больше не мой лучший друг! – рявкнул Драко.

Грейнджер даже рот открыла от удивления.

- Он больше не мой лучший друг, - севшим голосом повторил Малфой. – Я отказался от дружбы с ним из-за тебя, потому что не могу его выносить. Он хочет всем навредить, как дементор питается плохими эмоциями. Я не могу быть ему другом, потому что мне хочется спасти тебя. И это правда, Гермиона. На этот раз это правда.

Она разжала кулаки и медленно подошла к Драко, взяла его за руку.

- Помнишь, что я говорила на Чёрном озере про Рона, про тебя?

Он кивнул, не отрывая взгляда от её лица.

- Я тоже говорила правду. Как бы это извращённо не звучало… И я никогда не думала, что смогу сказать такое вслух, но тогда сказала, и я об этом не жалею.

Драко не мог на неё насмотреться. Грейнджер казалась ему идеалом, бесспорно, безоговорочно. Он находил в ней миллион прекрасных качеств и даже больше, но было слишком опасно признавать это. Если подтвердятся эти жуткие романтические вещи, то Драко может смело называть себя влюбленным, а это невозможно. А даже если возможно, то неправильно. Совершенно, на хрен, неправильно и недопустимо ни в одном воспаленном мозгу этой Вселенной. Малфой попробовал найти у неё недостатки, но, кроме «грязной крови», ничего на ум не приходило.

- С кем ты пойдешь на бал? – неожиданно для себя спросил Драко.

Гермиона немного замялась, опустила голову и слегка покраснела.

- Ни с кем. Гарри идёт с Джинни, Рон с какой-то девочкой, имя которой для нас пока загадка, Невилл с Полумной, Дин и Симус идут с близняшками Патил. Мне… Я не думаю, что кто-то захочет пойти со мной.

- Если ты таким образом намекаешь, чтобы я сделал тебе комплимент, то не дождешься, - рассмеялся Малфой. – Но если тебе интересно, меня ещё никто не приглашал.

- А как же Пэнси? – удивилась Гермиона.

- Она…

В голове сразу вспыхнула картинка страстно целующихся Паркинсон и Уизли.

- … В общем, я не знаю, но она идет с кем-то другим, - отмахнулся Драко.

Грейнджер грустно усмехнулась.

- Честно говоря, я не хочу идти на этот бал. Это глупо.

- Глупо?

- Ну, и ещё мне нечего надеть.

Малфой снова рассмеялся.

- Уверен, что это была главная причина. Ну, ничего страшного: у тебя есть ещё полдня, отпросись у МакГонагалл в Хогсмид и выбери себе что-нибудь. Я бы очень хотел посмотреть на тебя в одежде.

Гермиона смешно сдвинула брови и пихнула его в плечо.

- Но я и так в одежде!

- В моих фантазиях – нет.

- Малфой, как тебе не стыдно? Я через такое прошла за это время, а ты ничуть не изменился! Я тебе не девочка по вызову, и не надо представлять меня голой – это унизительно. И если ты думаешь, что я…

Он обхватил Грейнджер за талию и впился в её губы. Сначала она выворачивалась и что-то бормотала ему в рот, но после сдалась и ответила на поцелуй. Мерлин, какие же у неё сладкие губы, будто сделаны их чистого сахара! Драко глубоко вдохнул, отстранившись на секунду, и почувствовал, как по спине бегут мурашки от её дурманящего запаха. Гермиона стала чем-то вроде наркотика, он настолько привык к ней, и всё равно каждый раз всё было заново – поцелуи, прикосновения, объятия. Даже её дыхание, шумное и рваное после затяжного поцелуя, приводило Малфоя в состояние эйфории.

- Я больше не твоя рабыня, - выдохнула Гермиона ему в губы.

- Я знаю. Так… Я пойду с тобой на бал? – улыбнулся он.

Грейнджер скорчила задумчивую гримасу.

- Я подумаю.

Волшебную тишину в теплице нарушил трепет крыльев. Над головами пронеслась бумажная ласточка, покружилась вокруг Гермионы, а затем опустилась на её раскрытую ладонь.

- Наверное, от Гарри… - сконфуженно пробормотала она, раскрывая записку.

Драко решил, что не будет читать, разве только Грейнджер сама покажет ему письмо. Стало очень важно заслужить её доверие и расположение. Он только смотрел на Гермиону, с удивлением замечая, как расширяются её глаза, словно от страха, и белеет кожа.

- Что такое? – с опаской спросил Малфой.

Она дернулась и беспокойно глянула на Драко, будто он только что из-под земли появился. Взгляд карих глаз метался по комнате, довольно часто облизывались тонкие губы. Она скомкала записку и сунула её в карман мантии, потом ропотно подошла к столу, забрала сумку и книги и развернулась к выходу.

- Я… Я должна срочно идти: надо помочь Гарри и Рону, так что… Прости, закончи всё сам. Увидимся на балу, - бросила она уже у дверей.

Малфой почесал затылок, пожал плечами и вернулся к грядкам. Да, что-то определенно не сходилось в словах Гермионы и её поведении, но он не придал этому значения, решив поскорее разделаться с чертовым златогривником.

Через полчаса кропотливой работы Драко возненавидел себя за то, что вообще остался ждать Грейнджер. В конце концов, мог бы с ней и после обеда поговорить, идиот. Но отнекиваться поздно, да и некому, поэтому у Малфоя не было другого варианта, кроме как закончить работу. Он старался не отсчитывать секунды, которые остались до конца, пока он отщипывал листки на последнем кустике, но так уж вышло, что секундная стрелка сама по себе тикала в голове. Драко с трудом поднялся на ноги, тут же сгибаясь пополам – ноги ужасно затекли, а спина, кажется, хрустнула в трёх местах. Он вытер пот со лба, разложил листки на подвесной полке, ближе к свету, вытер ладоши от зеленых катышков. Есть и спать хотелось жутко, и Малфой, повесив сумку на плечо, уже представлял по пути в Большой зал, как заполнит желудок до отказа и развалится после на любимой кровати.

Он закрыл теплицу на ключ и с довольной улыбочкой неспешно направился в сторону замка. Вдруг, на повороте, в него врезалось что-то рыжее. Драко ничего не успел понять, как оказался прижатым к земле чем-то тяжелым и теплым. Он стряхнул с лица комья земли и приподнял голову. Кто-то на нём попытался подняться, и тут же копна рыжих волос хлестнула Малфоя по лицу. С жалобным стоном, на дрожащих руках, они еле-еле встали, и тут-то Драко и разглядел недотёпу.

- Джинни?!

Он так и застыл, придерживая её за рукав.

- Малфой?!

Они простояли в безумно смешном удивлении, по меньшей мере, минуту. Потом отпустили рукава друг друга и принялись отряхивать мантии и подбирать свои учебники и сумки. И Драко решил воспользоваться случаем поговорить с Уизли ещё раз в слепой надежде получить её прощение. Теперь это было действительно важно ему.

Он поднял с земли последний лист пергамента и протянул его девчонке.

- Держи, это точно твой, - с легкой улыбкой сказал он.

Джинни приняла бумагу, даже не взглянув на Малфоя.

- Прости, я тебя не заметил.

- Не страшно, я тоже виновата.

Она опустила голову, старательно игнорируя его. И всё равно Драко попытался задержать её.

- Знаешь, - он преградил Уизли дорогу, - я могу тебе помочь…

Наконец, она подняла голову. Но взгляд был не добрым, а скорее насмешливым.

- Прости, что?

- Ну, у меня завалялись рефераты с прошлого года, которые я так и не сдал. Вот я и подумал: раз мне они уже не пригодятся, надо отдать их какому-нибудь шестикурснику.

- Вот какому-нибудь шестикурснику и отдай, - фыркнула Джинни.

- Да, но я подумал, что если помогу тебе, то…

- Малфой, ты совсем рехнулся?!

Драко смущенно отвел взгляд. Ему было неприятно это признавать, но сейчас он выглядел полным придурком. Ну, а что ещё он мог ей сказать? О чем говорить с этой недотрогой, чтобы подойти к теме извинений? Вот-вот, ни о чем адекватном.

- Я просто подумал…

- Какой прогресс, - огрызнулась Уизли.

- Заткнись, - шикнул на неё Малфой. – Я подумал, что если я могу хоть что-то для тебя сделать, то я должен это сделать. Понимаешь?

- Что за нелепое и неуместное благородство, на кой чёрт тебе это?

- Потому что… П-потому что…

Он запустил руку в волосы и закатил глаза. Мерлин, почему же так сложно сказать два долбанных слова? Тем более, он уже говорил это раньше. Что изменилось? И почему так тяжело сейчас смотреть этой бестии в глаза? Перед глазами поплыли пошлые картины прошлого, и Драко невольно сглотнул.

- Я хотел извиниться за то, что…

- Ясно.

Джинни отпихнула его и пошла вперед, но Малфой перехватил её за руку и притянул к себе. Не рассчитав своей силы, он слишком сильно рванул на себя девчонку, и она оказалась полностью прижата к нему, распластав ладони на его груди. У Драко перехватило дыхание.

- Джинни, прости меня, - прошептал он, с упоением глядя в её глаза.

Уизли смотрела на него, не мигая, и не двигалась с места, словно её тоже заворожил этот миг. Малфою на одну секунду показалось, что сердце так бешено колотится от того, что гриффиндорка так близко, но он списал это на волнение из-за извинений. Только из-за извинений, и больше ничего.

- Ты не должен извиняться, Драко, - дрогнувшим голосом сказала она.

- Нет, это не так, - он приобнял её за плечи и пригнулся, чтобы быть на одном уровне. – Слышишь, Джинни? Я должен просить прощения, и я хочу, чтобы ты меня простила. Я совершил гнусный поступок, но я раскаиваюсь, что не делает меня самым плохим человеком на Земле.

- За что тебе извиняться? – всхлипнув, спросила она.

Малфой знал, его предупреждали, что такое случается со всеми, когда приходит время. Но глядя в эти огромные глаза, он не смог удержаться. Он подался вперед и крепко обнял девушку, поглаживая её по рыжей пышной шевелюре.

Малфой знал, его предупреждали, что такое случается со всеми, когда приходит время: все начинают совершать хорошие поступки, любить и переживать.

- Ох, Джинни…

Она сделала шаг назад, не разрывая объятий, и уперлась спиной в стеклянную стену теплицы. Теплая рука обвила шею Драко, а кожа покрылась мурашками.

- Джинни, что… Ч-что ты делаешь?

- Так за что тебе извиняться? – прошептала она, поднявшись на цыпочки и прикусывая мочку уха. – За поцелуи?

Малфой не успел понять, о чём она говорит, как на него тут же обрушились горячие губы. Он по инерции склонил голову набок, приоткрыл рот и обнял Джинни за талию. Она впилась ему в нижнюю губу, жадно кусая и посасывая, отчего Драко почувствовал внизу живота легкую волну возбуждения.

- Значит, за поцелуи, - выдохнула Уизли, отстраняясь.

У него закружилась голова от этой страсти, но Драко чётко понимал, что это невозможно. Что-то было не так, и он старался заставить мозг управлять телом, а не наоборот. Джинни расстегнула мантию и положила руку Малфоя себе на бедро.

- За что ещё хочешь извиниться? – с ухмылкой спросила она. – За прикосновения, м?

И она снова поцеловала его, уже прижимаясь всем телом так близко, что наверняка почувствовала стоящий колом член в узких штанах. Руки сами стали шарить по её телу, то добираясь до груди, то спускаясь к заду.

- А теперь ты, наверное, хочешь извиниться за изнасилование, - сказала Джинни. – Ну, давай.

Драко замер на поцелуе.

- Я не…

Она зло улыбнулась.

- Давай же, ты этого хочешь, я чувствую, - Джинни слегка потерлась бедром о его пах. – Хочешь снова сдавить тебя, душить и трахать.

- Так вот зачем ты меня…

Он устало закрыл глаза и отступил на полшага назад. Всё внутри болезненно сжалось, обида и злость мигом заняли господствующее место среди эмоций, и Драко еле сдерживал в себе желание ударить.

- Я хотела, чтобы ты тоже почувствовал, - процедила она, подступив к Малфою. – Мне мерещится такое постоянно, когда мы пересекаемся. Вот только тебя это возбуждает, а я этого боюсь. Боюсь, что это повторится… Вижу наяву и во сне чуть ли не каждый день. И меня трясет от тебя, Малфой, слышишь?

Больше выдержать он не мог. Драко пихнул её к стене и с криком ударил кулаком по стеклу, в сантиметре от головы Джинни. Она пригнулась, закрыв затылок руками, и её крик смешался со слезами. Малфоя трясло, он уже с трудом понимал, что творит. Он схватил Джинни за плечи и тряхнул, как игрушку, чуть приподняв её над полом. С разбитых костяшек кровь струйкой стекала ей на мантию.

- Мне жаль, - прорычал он. – Мне искренне жаль, и всё, что мне было нужно – это прощение. Я не хотел причинить тебе боль, я уже извинился, чего тебе ещё от меня надо? Я только хотел загладить свою вину, а ты… Мне плевать теперь на твои кошмары, на свои угрызения совести: если надо изнасиловать тебя ещё раз, чтобы ты успокоилась, то я сделаю это.

Он поставил её на землю, снова притыкая спиной к осколкам стекла. Драко приподнял её лицо за подбородок и заглянул в испуганные глаза. Он нагнулся и слизнул со щеки горькую дорожку слез, и от этого Джинни задрожала ещё сильнее.

- Ну, что же ты? – хмыкнул Малфой. – Уже не хочешь проверять меня, прощать через поцелуи и секс?

Джинни вжалась в стекло, послышался хруст рвущейся ткани.

- Ты не посмеешь… - задыхающимся тоном сказала она.

- Ты не сможешь меня остановить, - пресек её Драко.

Он положил руку ей на талию, и Уизли глубоко вдохнула, зажмурившись от ужаса.

- Я всё расскажу Гарри! – пискнула она.

Малфой почувствовал великое душевное облегчение. Пусть расскажет, гиппогриф её раздери, пусть! Может, когда Поттер разобьет ему рожу, всё встанет на свои места?

- Конечно, ты расскажешь, - безумно улыбнулся Драко. – Расскажешь во всех подробностях, что я с тобой делал, в каких позах и как долго. Раз ты видишь это каждый раз во сне и наяву, значит, задача для тебя простая.

- Как ты можешь? Как ты можешь говорить такое? – закричала Джинни.

- Давай! – рявкнул Малфой, снова разбивая стеклянную стену.

Уизли испуганно взвизгнула.

- Иди к нему!

Ещё удар, уже о твёрдый камень.

И руки до самых плеч пронзает невыносимая боль.

- Расскажи про меня, если тебе станет легче… Давай, ты, - он сдавил руку на худой шее, - маленькая вонючая предательница крови, во всех подробностях…

- Жалкий выродок семейства Малфоев, - выплюнула девчонка.

Джинни отпихнула его, на ходу подобрала сумку и рванула вперед по коридору. Драко в последний раз впечатал кулак в стену, стряхнул с кожи мелкие камешки и рваные ошметки кожи и, подняв сумку, побрел к замку. Аппетит и сонливость как рукой сняло. Напротив, Малфою хотелось крушить всё на своём пути, но почему-то он не мог этого сделать, как будто невидимая сила удерживала его, успокаивала и велела спокойно продолжать путь. Драко держался за мысли о Грейнджер и о том, что будет, если она узнает. Наверное, лучше предупредить истерику, чем разгребать её потом. То есть, будет гораздо лучше, если Гермиона узнает всё от него самого, а не от сумасшедшего Поттера. Но Малфою не хотелось говорить об этом до бала: он знал, Грейнджер не захочет пойти на танцы с маньяком и насильником. Пусть лучше в слезах сбежит из зала, чем откажется заранее.

Балы никогда не начинала раньше семи, так что у Драко в запасе была ещё уйма времени. Ему, определенно, были нужны душ и Заживляющее зелье. Спокойный мысли о еде и послеобеденном сне никак не хотели возвращаться, хотя пыл Малфоя немного да угас.

Драко поднимался по лестнице, когда орава ребятишек с мётлами налетела на него, проносясь во внутренний двор. В общей толкучке кто-то сильно толкнул Малфоя, и он, пошатнувшись, едва не перевалился через перила, но сумка всё же упала. Драко попробовал приманить её Акцио, но та за что-то зацепилась и всё никак не желала лететь вверх к хозяину. И ему пришлось спуститься к подсобке, тихонько матерясь себе под нос. Он отцепил ручку сумки от хвоста статуи, за которую она зацепилась, и собирался подниматься, как вдруг услышал из-за двери знакомый голос:

- Ты не имеешь права вмешиваться, Блейз! Это не твоё дело, оставь их в покое! И меня, и Драко тоже…

- Тогда ты тоже заканчивай свою любовную историю, грязнокровка! Это уже ни хера не смешно, и как он ведётся на это?

«Что за чёрт?» - это была основная мысль в голове Драко. Он не стал медлить и подслушивать под дверью, как хренов шпион – не его метод. Малфой рванул на себя ручку двери и быстро вошёл, светя перед собой слабым Люмосом. За несколько десятков метров от него стояли Забини и Грейнджер, оба шумно дышали, наставили палочки друг на друга; щеки их были пунцовые, лбы влажные от пота. Спорили они тут довольно долго, видимо.

- О чём беседу ведёте, господа? – довольно спокойно спросил Драко, закрывая за собой дверь.

Блейз и Гермиона сразу убрали палочки в карманы, поправили одежду и переглянулись.

- Ну-с, я жду ответа, - так же спокойно произнес Малфой.

Грейнджер делала крохотные шаги, ступая ему навстречу, выставив руки перед собой.

- Я сейчас всё объясню. Понимаешь, мы… О, Мерлин, ты весь в крови, что произошло? – ужаснулась она.

- Ничего.

Драко хотел отпихнуть её, но не смог, слишком приятны были её прикосновения, даже несмотря на боль. Гермиона осмотрела разодранные руки, вытащила палочку и прошептала заклинание. Боль не прошла, но крови стало меньше.

- Что случилось, Драко? – снова спросила она.

Малфой выдернул руку и вернулся к двери.

- У меня тот же вопрос, - ответил он. – Блейз?

Забини опёрся плечом о стену, скрестил руки на груди и с насмешкой наблюдал за ними двумя. Слабые лучи света, что пробивались сюда из-под потолка, стен и двери, превращали Блейза в дьявола в слизеринской форме. Хотя, и превращать особо не надо было.

- Мы просто обсуждали новые позы, Драко, ничего такого, - ухмыльнулся Забини.

Естественно, Драко не поверил ему. Как вообще теперь можно ему верить?

- Это правда, - опустив голову, сказала Гермиона.

Малфой пошатнулся и отступил назад. Что за бред? Что за околесицу несут эти оба? Какие позы, к чёрту? Они оба терпеть не могут друг друга, не могут находиться рядом, чтобы дело не закончилось угрозой смерти или избиением. А теперь они обсуждают новые позы? Новые? Да у них и старых-то не было. Но Драко уже давно понял, что нельзя быть в чём-то уверенным на сто процентов.

- Хочешь, чтобы я повторил то, что слышал? – глянув на Гермиону, сказал Малфой. – А то я ведь могу. Лучше признавайтесь, что тут происходит. Это он написал тебе записку?

Грейнджер по-прежнему молчала, не смея поднять головы. А Блейз всё так же насмешливо смотрел на них, будто его здесь не было, будто он объективный наблюдатель.

- Гермиона, отвечай, это приказ! – прикрикнул Драко.

- Да, он.

Забини расхохотался, запрокинув голову назад.

- Я же говорил, - сквозь смех выдавил он, - что это надо прекращать. Никакой любви не будет, грязнокровка.

Малфой понял, что он единственный, кто ничего не понимает и не понимал из всего, что происходило всё это время.

- Какой любви? О чём он говорит, Гермиона?

Блейз отлепился от стены и подошёл к Грейнджер сзади. Склонился над ней и, пригладив волосы, поцеловал в висок. Драко едва сдержался, чтобы не врезать ему.

- Ты, что, немая, грязнокровка? – прошептал Блейз ей на ухо. – Можешь ответить. Лучше скажи сама, потому что моя версия будет куда правдивее…

- Заткнись, Забини! – крикнула Гермиона.

Она развернулась и оттолкнула от себя Блейза. Тот чуть не рухнул, но все же устоял на ногах. Грейнджер повернула голову к Драко и с глубокой печалью посмотрела на него.

- Прости меня…

- Где-то я это уже слышал, - хихикнул Блейз, отряхивая штанины.

- Ты не должен был узнать…

- И это тоже, - глумился Блейз.

- Но это всё из-за твоего тупого бывшего друга!

Гермиона не выдержала и снова пихнула того, однако Забини перехватил её руку и заломил, и Грейнджер с визгом развернуло спиной к Блейзу.

- Отпусти её, - рыкнул Драко, поднимая волшебную палочку.

Блейз хохотал, как сумасшедший.

- И что ты сделаешь, а? Пустишь заклинание в меня – оно рикошетом попадёт в неё, ты же знаешь, Малфой. Но ты хочешь услышать правдивую историю, без соплей и признаний?

- Драко, не слушай его… - взмолилась Гермиона.

Блейз заломил ей руку сильнее.

- Молчать, грязнокровка! Я позволю тебе открыть рот, только для того, чтобы запихнуть туда свой…

- Блейз! – шикнул Драко.

- Твоя милая грязнокровка, - хохоча, отвечал он, - вовсе не любит тебя. И никаких нежных чувств не испытывает. Ты ей противен, так же как и я.

- Что?

- Видишь ли, твоя сладкая вонючая гриффиндорка решила, что ты сможешь её защитить. Ну, что, - он дернул Гермиону за волосы, - как тебе защита Драко Малфоя, нравится?

Гермиона всхлипнула сквозь слёзы.

- Что же ты? – лживо расстроился Забини. – Ну-ну, не плачь, кто-нибудь о тебе позаботится, если ты выживешь, конечно.

- Драко, уходи! - разрыдалась Грейнджер. – Уходи, иначе нам обоим…

- Отпусти её! – закричал Малфой, наставляя на Блейза палочку.

- Я ещё не закончил, - прошипел он. – Ты думаешь, мой дорогой друг, что поступаешь благородно, пытаясь ей помочь? – он снова дернул Гермиону за волосы. – Я тебя огорчу: ты ничего – ничего, слышишь? – не значишь для неё. Просто игрушка, вещь для защиты, якобы защиты от меня. Но ничего не поможет: если я захочу, я смогу заполучить, унизить и раздавить. Кивни, если ты согласна, девочка моя, - прошептал он на ухо Гермионе.

Она высоко задрала подбородок и попыталась вырваться, но безуспешно.

- Поясни, наконец, о чём ты говоришь, - процедил Малфой.

Блейз уважительно кивнул и отступил чуть назад, ни на дюйм не отпуская Грейнджер от себя.

- Ты, как всегда, мой друг, узнаешь всё последним, - злобно усмехнулся он. – Понимаешь, я считаю, что это правильно – мстить дочери одного урода, который вздумал жениться на моей матери.

- Я не понимаю…

- Ах, конечно, прости, - снова кивнул Блейз, - моя оплошность. Моя мать, как ты знаешь, постоянно замужем, но каждый раз это обеспеченный чистокровный волшебник, который через пару месяцев случайно умирает. Но в этот раз всё изменилось. Моя мать утверждает, что она влюбилась. И не просто влюбилась, а она с её ухажером хотят пожениться. И знаешь, мой дорогой друг, я бы ничего не имел против, если бы этот ухажер был богат и чистых кровей. Но он не наследник многомиллионного состояния. Он грязных кровей, и его фамилия…

- Хватит, Блейз! – крикнула Гермиона.

- О, для тебя я скоро стану сводным братишкой, зачем же ты так со мной? – он цокнул языком.

Драко пришёл в полнейшее недоумение. Это невозможно. Это просто невероятно. Мать Блейза и отец Гермионы? Нет-нет, это какая-то глупая и совершенно несмешная шутка.

- Если я правильно понял…

- Ты правильно понял, друг мой, - улыбнулся Блейз. – Ты всё правильно понял.

- Но такого не может быть…

- Как видишь.

- Тогда зачем… И при чём тут…

- Позволь мне дать тебе ещё одну подсказку, - встрепенулся Забини. – Родители нашей обожаемой грязнокровки…

- Да будь ты проклят, Блейз! – взвизгнула Грейнджер.

- Так вот, родители нашей, - проигнорировал её Блейз, - обожаемой грязнокровки развелись год назад. И как-то вышло, что моя мамуля и отец Грейнджер встретились, сюси-муси и всё такое. Предположим, полюбили друг друга и захотели жить вместе, узаконить свои отношения. Но я категорически против. А мамуля мне и говорит: «Иди, мол, лесом отсюда, сыночек ты мой единственный и любимый, я хочу пожить ещё несколько лет для себя, а на тебя мне снова наплевать, глубоко-глубоко». Ну, я такой иду к отцу Грейнджер, а он мне тоже самое почти сказал. И тут решил я, что только сама Грейнджер их образумит. Ан нет, она стала отнекиваться, что люди, раз любят друг друга, то должны быть вместе, и никто им не должен мешать. Ну, я и решил, что им мешать не буду, а вот нашей зазнайке…

- И почему ты выбрал для этого меня? – сквозь сжатые губы процедил Драко.

- А потому, дружочек, что твоя дражайшая матушка знала обо всём и не отговорила мою мамулю от этой тупости.

- И ты решил, что если не можешь вразумить взрослых, то сможешь отыграться на их детях…

Блейз щёлкнул пальцами.

- Совершенно верно! Я знал, что ты поймёшь.

Малфой наставил на него волшебную палочку, целясь промеж глаз. Злоба клокотала в душе, от неверия и обиды хотелось кричать.

- Отпусти Гермиону. Живо, я сказал! – рыкнул он.

Блейз убрал ей волосы за плечи и провёл языком по обнаженному участку шеи. Драко еле сдержал себя в руках: он понимал, что завязывать драку с Забини глупо – тот сильнее его, и исход дела понятен.

- Я отпущу тебя, милая, - проворковал он на ухо Грейнджер, - и ты сама всё будешь объяснять моему лучшего другу, но перед этим я скажу всего четыре слова…

- Блейз, не смей! – снова дернулась Гермиона.

- Хватит, Блейз! Перестань её мучить!

- Я её мучаю? Ха-ха, мой милый Малфой, ты думаешь, что я здесь единственный волк? Что я плохой и злой, а вы беззащитные, добрые и самоотверженные? Или ты, может, решил, что вас связывает истинная любовь?

Драко отвел взгляд, и Блейз довольно ухмыльнулся, осознавая собственную правоту.

- Так я и думал, - причмокнул он. – Вот только знаешь, что это за четыре слова?

- Что ещё за слова? – пробормотал Малфой.

- Я честен с тобой, сегодня все карты раскрываются. Сейчас, в этой каморе, среди пыли, плесени, мусора и метёлок, я искренен. Раз ты узнал все мои планы, то должен узнать и планы Грейнджер. Так вот, эти четыре слова…

- Замолчи, Блейз! – выкрикнула Гермиона.

Забини смотрел прямо Драко в глаза, и от его взгляда по спине бежали мурашки. Малфой понял, что сейчас в его словах не будет ни капли лжи, и это пугало ещё больше.

- Она. Тебя. Не. Любит, - отчеканил Блейз и выпустил девчонку.

Грейнджер пошатнулась, потерла затекшие руки и умоляюще посмотрела на Драко. Она протянула к нему дрожащие ладони, но Малфой дернулся от неё, как от прокаженной.

- Это неправда, - прошептала она. – Драко, ты должен мне верить. Всё, что говорил Блейз – это ложь, с первого до последнего слова. Я понятия не имею, о чём он говорит.

- Тогда зачем он прислал тебе записку сегодня в теплицах? Зачем наговорил всё это сейчас?

- Откуда мне знать?! – закричала она. – Кто знает, что творится в этой голове? Он угрожал мне, хотел взять силой, изнасиловать…

Блейз снова прислонился плечом к стене и рассмеялся.

- Грейнджер-Грейнджер, а ты научилась врать, как я вижу.

Она стиснула зубы и сжала кулаки.

- Не влезай в это дело, Забини.

Драко закрыл лицо руками. Ему захотелось, чтобы это оказалось просто странным сном. Вот, сейчас он проснется, и всё будет как раньше. Да, так и должно. Он проснется, сходит на завтрак, потом на скучные занятия, поговорит с Гермионой о сегодняшнем бале, а потом быстро уйдет и не столкнётся с Джинни в коридоре. И тогда недоумки с мётлами не собьют его на лестнице, и ему не придётся спускаться к подсобке. И тогда он – ох, Мерлин! – не услышит этого бредового разговора… Маховик Времени? Нет, их уже давно уничтожили.

- Драко, - Гермиона обхватила его лицо руками, - я ни в чём не виновата перед тобой. Я бы никогда тебя не обманула…

- Тогда почему все слова Блейза звучат так правдиво?! – воскликнул Малфой.

- Да ты посмотри на него! Он использовал тебя, чтобы манипулировать мной, чтобы я заставила своего отца отказаться от брака с его матерью. Он разозлился на тебя только за то, что твоя мать осталась безучастна к этой ситуации. Он лишил тебя верной подруги, я говорю про Пэнси…

Драко перевел взгляд на Блейза.

- За что ты так с ней?

- С Пэнси? – переспросил он. – Да она просто однажды попалась мне под горячую руку, вот и завертелось. А ты знал, что её тайного воздыхателя зовут…

- Знал, - отрезал Малфой. – И не смей больше упоминать об этом.

Забини с лживым любопытством рассматривал свои ногти.

- Ну, я не думаю, что тебе стоит мне указывать, дорогой друг…

- Я больше не твой друг, - жёстко сказал Драко.

Блейз отстранился от стены и быстро подошёл к ним. Гермиона испуганно дёрнулась и спряталась за спину Малфоя.

- Ты хочешь поставить крест на нашей дружбе из-за этого? Из-за поганой грязнокровки? – плевался он, тыкая пальцами за спину Драко.

- Да, - спокойно ответил он. – И не смей называть её «поганой грязнокровкой».

- А то что ты мне сделаешь? – часто моргая, спросил Блейз. – Что ты можешь?

- Могу рассказать всей нашей аристократической элите, что ты скоро сменишь свою почтенную фамилию и официально станешь полукровкой…

- Заткнись!

Блейз занес сжатый кулак над головой, но не нанёс удар. Он закрыл лицо руками и чуть отошёл от Малфоя.

- Я готов убить её, только бы этого не случилось. Понимаешь, Драко? Я готов убить свою мать, только бы не опорочить наш род чистокровных. Да, я использовал тебя, и должен извиниться за это. Но я не один в этой комнате такой грешник. Каждый из вас хранит жуткий секрет.

Малфой крепко зажмурился и снова почувствовал жар на губах, запах цитрусовых и едкий звук голоса в ушах. Как будто Джинни стояла рядом и нашёптывала эти развратные вещи.

- Перестань, - тихо сказал Драко, покачав головой.

- Я могу всё рассказать за вас, раз вы такие стеснительные, - прокряхтел Блейз, поворачиваясь к свету. – Грейнджер, выйди из тени, я хочу видеть твоё лицо. Хочу видеть, как твои щёки будут гореть от стыда.

Гермиона стала рядом с Драко. Он почувствовал, как ладонь с силой сжали, и сердце умерило свой безумный темп.

- Она не любит тебя, - сказал Блейз, указав на Гермиону. – Притворялась, чтобы втереться тебе в доверие. Всё, что ей от тебя нужно – это защита от меня. И с определенного момента ты начал давать ей эту защиту…

- Когда заступился за неё в Запретном лесу? – прояснил Драко.

- Именно. Тогда я уже понял, что что-то не так. Ведь мы с тобой слизеринские души, не способные на привязанность и любовь в том смысле, как все привыкли считать. Вот я и подумал, что Грейнджер чего-то мудрит. Проследил за ней немного, как она долго прихорашивалась на встречи с тобой, как морщилась всякий раз, когда ты отворачивался, словно ты самое противное существо на планете…

- Неправда, - пролепетала Гермиона.

- У меня и колдографии есть, так что сейчас самое время признаться, Грейнджер, - хохотнул Блейз. – А ещё у меня есть копия свидетельства о разводе. О разводе твоих родителей, Грейнджер.

Драко чуть не задохнулся от возмущения. Он уже раскрыл рот, чтобы начать гневную тираду, но его прервал Блейз:

- Чтобы тебе не было так обидно, моя милая грязнокровка, я открою тебе его секрет, - он слегка кивнул Малфою.

- Не смей, - прошипел Драко.

- Почему же? Мне кажется, сегодня день откровений. Так вот, Грейнджер, представляешь, наш общий друг…

Вдруг дверь распахнулась, и в каморку фурией влетел Поттер. Взбешенный, держа палочку наготове, он запер за собой дверь и испепеляюще посмотрел на Малфоя.

- Как ты посмел? – процедил Гарри. – Как ты посмел вообще подойти к ней?

- Похоже, уже не надо ничего рассказывать, - заметил где-то на заднем фоне Блейз.

Гермиона выпустила руку Драко и подошла к другу, протягивая вперед руки. Малфой сжал в руке волшебную палочку. Из головы выветрились все Защитные заклинания, и на ум приходило только тыкать Поттеру этой палочкой в шею. Потому что нападать первым Драко не собирался. Ни за что. Только бы Блейз не вмешался.

- Гарри, что произошло? – осторожно спросила Гермиона.

- Что произошло?! Что произошло? – взревел Поттер, указывая палочкой на Малфоя. – Этот урод… он… он прикасался к Джинни! Она мне всё рассказала!

- Что рассказала? – забеспокоилась Гермиона. – Я не понимаю…

- На балу, Мерлин, на балу, прямо как сегодня! - вытирая слезы, рычал Гарри. – Кто позволил тебе, ты, хренов...

- Гарри! – прикрикнула на него Грейнджер. – Посмотри на меня, слышишь? Посмотри на меня, ну же.

Она взяла его за руки и повернула лицом к свету.

- Смотри на меня и дыши глубже…

- Я убью тебя, Малфой, - закрыв глаза, сказал Поттер.

- Сегодня все такие болтливые, - усмехнулся сзади Блейз.

Гарри снова поднял палочку, но Гермиона перехватила его руку первее.

- Успокойся, Гарри, пожалуйста, - попросила она.

Поттер посмотрел прямо на Драко, и внутренности скрутились в тугой узел. Малфой не понимал, что ему делать, как вести себя. Он только сейчас понял, какую же ошибку совершил. Ему ни за что не отделаться от этого дерьма и придется жить с этим до конца своих дней. Если он будет жить, конечно. Чёртова Уизли, чёртов Поттер, чёртов Забини и чёртова Грей… Нет, она выше всего этого. Она не могла так поступить с ним.

- Гарри, поговори со мной.

Гермиона обхватила его лицо руками так же, как пару минут назад Малфоя. Он почувствовал укол ревности, но постарался не придавать этому значения. Хватка палочки стала слабее.

- Джинни пришла ко мне. Плечики мантии в крови, лицо в слезах. Она вся дрожала, пришлось её успокаивать довольно долго. А потом она рассказала мне про Малфоя. Что он сделал с ней в прошлом году и что чуть не сделал сегодня…

- А она не упоминала, что сегодня сама набросилась на меня? – хмыкнул Драко. – Сама прижалась к стене и начала целовать меня. Потом наорала на меня и я, понятное дело, разозлился. Я кулаками стену бил, а не эту рыжую идиотку…

- Заткни свою пасть, Малфой, - перебил его Гарри.

- … И к ней не хотел больше никогда прикасаться, пойми это. Я извинялся перед ней не раз, но всё без толку, она будто с ума сошла…

Гарри подскочил к нему, схватил за грудки и вдавил в стену, приставив палочку к горлу.

- Да что ты?! - вопил он. – Может, это связано с тем, что ты изнасиловал её?

- Упс. Теперь кое у кого большие неприятности, - загоготал Блейз.

Гермиона ахнула и прикрыла рот руками.

- Ты…

- Нет, Гермиона, это ложь. Пусти меня, Поттер!

Он отпихнул Гарри и подбежал к Грейнджер. Взял за руку и заглянул в глаза.

- Это не…

- Она до сих пор не можешь перестать рыдать! – крикнул Поттер, утирая нос рукавом.

Гермиона съежилась и отступила назад.

- Я… Я не знаю, - пусто сказала она. – Я не понимаю уже, чему можно верить. Я не уверена, Драко, что могу верить тебе. И Джинни бы не стала о таком врать.

Чаша гнева переполнилась, и больше Малфой был не в состоянии выдержать. Он понял, что ничего уже не исправить, и хорошим человеком в глазах Гермионы ему точно не быть. Но она сама… Зачем было врать? И почему все, поголовно все вокруг врали ему? Ни один не был до конца откровенным с Драко, и это жестоко било по самолюбию. Он почувствовал, как он одинок и несчастен в этот миг, стоя в затхлой каморе. Всё это слишком затянулось и становится совсем непонятным. Что ж, Блейзу нужен был контроль над Грейнджер – он его получил, но ничего не добился. А Драко хотел освободить Гермиону от Обета, и, похоже, это точно получится. Сегодня. Сейчас.

- Джинни не стала бы о таком врать, - вторил ей Малфой. – А ты бы соврала…

- Что? – выдохнула Гермиона.

- Ты бы соврала, чтобы спасти свою шкуру. Теперь я понимаю, что к чему. И все твои слова, Грейнджер, всё, что ты мне говорила, было лишь для того, чтобы я доверился тебе. Ты не считала меня на самом деле хорошим и понимающим, не хотела прикасаться ко мне, целовать. И я уверен, что ты до сих пор любишь Рона, как последняя дура. Что до тебя, Блейз, - он развернулся к чернокожему, лениво перебирающему складки своей мантии, - ты всё равно не смог добиться того, чего хотел.

- В самом деле, Драко, это смешно, - отозвался Забини. – Я же не мог попросить Нотта или Грэхэма, к примеру. Они мне не друзья.

- И я тоже, - процедил Малфой.

- Я извинюсь за то, что не поставил тебя в известность. Но позже, без свидетелей.

- Думаешь, я приму твои извинения? – удивился Драко.

- А думаешь, она примет твои? – он кивнул на дрожащую Гермиону. – Ты же изнасиловал её подругу!

- Это давно в прошлом! – сорвался Малфой. – И я извинился перед ней! Мне больше нечего сказать, кроме как «извини». Могу повторить тысячу раз…

- Не слышно искренности, - прошипела Гермиона.

Драко развернул к ней голову и не смог удержать слезы. Он знал, что со стороны выглядит жалко, но эмоции захватили его.

- Искренности? Я каждый, каждый раз был честен, даже мысли читать не надо было! А что же ты, а, Грейнджер? Или ты, Блейз, мой «дорогой друг»? Хоть кто-нибудь из вас был честен со мной? – вытерев слезы, воскликнул он.

Гарри выступил вперед, медленно поднимая перед собой волшебную палочку.

- Я. Я всегда честен с тобой, Малфой: я тебя ненавижу. За то, что ты сделал, тебе место в Азкабане, но для тебя это не будет достаточным наказанием.

- Гарри, опусти палочку, - взмолилась Гермиона.

Она подошла к нему, но Поттер с силой оттолкнул её, так что Грейнджер еле устояла на ногах. Драко в один миг осознал, что сейчас произойдет. И всё действительно произошло буквально за секунду: Малфой раскинул руки в стороны, встал перед Гарри и откинул палочку в сторону. Он закрыл глаза и набрал полные легкие воздуха.

- ГАРРИ, НЕТ!

- Авада Кедавра!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-16177-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: seed (16.10.2015) | Автор: Vilen
Просмотров: 526 | Комментарии: 5


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 5
0
5 LANA6   (22.11.2016 19:15)
Слов нет, бегу читать, что же в итоге произошло) Спасибо)

0
4 lyolyalya   (27.03.2016 02:23)
Вот так глава. Не хватает только Рона с целующейся Пэнси в этой коморке.
Спасибо за главу! Все очень жестко и... не знаю... неправильно? Такое слово подойдет?
Я опять в шоке...
А в конце... Авада Кедавра Повторюсь.... мну в шоке wacko

0
3 Счастливая_Нюта   (22.12.2015 21:48)
Вот так поворот событий....

0
2 Nasteoncka   (17.10.2015 05:46)
Ох,как все обернулось...а ведь счастье казалось так близко((

0
1 Bella_Ysagi   (16.10.2015 21:22)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]