Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13574]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3669]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Опасное лето
Эмбер, она же Эмма, осталось сиротой в четыре года. Кем могла вырасти девчонка под влиянием Леа Клируотэр, альфы местной стаи оборотней? Правильно, истинным чудом в перьях. И что может произойти, если в её привычный мирок ворвётся не менее сумасшедший парень, потомок тех самых Блэков?
Правильно, всё перевернётся с ног на голову.

Останься прежде, чем уйти
Равнодушие – это болезнь, которой Эдвард и Белла заболели несколько лет назад. И к сожалению здесь медицина бессильна

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.

Клятва на крови, или Моя счастливая комбинация
Любовь в проклятом мире. Это глупость, безумие... или отчаянное желание избавиться от одиночества, найти смысл жизни? Особенно если больше никого и ничего не осталось, кроме смертного приговора, что висит над твоей головой, как гильотина. А попытка стать любимой, открыть свое сердце для Него, может стать единственным шансом на спасение. Или все только усугубить.

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие книги вы предпочитаете читать...
1. Бумажные книги
2. Все подряд
3. В электронной книжке
4. Прямо в интернете
5. Другой вариант
6. Не люблю читать вообще
Всего ответов: 395
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Останусь пеплом на губах. Глава 11

2016-12-8
18
0
— Ну что, Изабелла Мари Свон, — проходя в кабинет и присаживаясь в свое кресло, начал доктор, смотря в какие-то бумаги. Вероятно, в историю моей болезни, где находились только что пришедшие анализы, — все не так плохо, но и не хорошо. Показатели стоят на одном месте. Совсем никуда не сместились за месяц. Не знаю, как для вас, но для меня это ненормально, — он глубоко вздыхает. — Я ведь даже не могу вам сказать, как дальше буду продолжать вас лечить.

Я молчу. Нет, мне уже не все равно на свое здоровье, я хочу вылечиться и жить обычной человеческой жизнью. Учиться, работать, завести семью, по выходным выезжать за город, а раз в год выбираться за границу. Хочу состариться вместе со своим любимым, смотря, как подрастают наши детки. Умереть сейчас, когда тебе двадцать три, — не лучшее, что может случиться. Но что я могу ответить на это? Снова госпитализироваться? Нет, к такому я не готова. Тем более я прекрасно понимаю, что вполне могу продолжить лечение дома. Дать совет врачу? Я бы с удовольствием, но я совсем ничего не понимаю в медицине. Остается только один наилучший вариант — это молчать и ждать.

— Знаешь, у нас не так много времени. Рак — это непредсказуемая болезнь, понимаешь?

— Да, мистер Трэвол, — сказала я едва слышно.

Теперь замолчал доктор. Он уставился на бумаги, лежащие перед ним, и сжал виски двумя большими пальцами, упершись на локти о твердую крышку своего рабочего стола. Мистер Трэвол очень долго размышлял над чем-то, я не перебивала. Стараясь сохранить спокойствие, я смотрела в окно, находящееся за спиной моего лечащего врача, и невольно вспоминала то, что произошло вчера, после ужина в доме Калленов.

Выйдя из машины Эдварда, я быстрым и стремительным шагом направилась к своему дому. Я чувствовала, что парень смотрит на меня, но не оборачивалась. Лихорадочно копаясь в своем маленьком клатче и ища ключ от входной двери, я вошла по лестнице. Вставить его с первого раза не получилось. Мои руки дрожали, а вот от чего: от нервов или от холода, мне было неизвестно. Все же попадя в замочную скважину, я несколько раз провернула ключ и уже собралась было открыть дверь, как услышала, что мой сосед окликнул меня. В моей голове сразу же пронеслась такая детская и совсем несерьезная мысль, как притвориться, будто я ничего не слышала, и войти в дом, закрыв дверь, но все же взрослый человек, сидящий внутри меня, победил ребенка, и я медленно (потому что мне было немного не по себе) повернулась лицом к Эдварду. Он стоял за своей машиной, поэтому я видела только его голову и плечи.

Обернувшись, я посмотрела ему в глаза, хотя освещал нас только уличный фонарь и почти ничего не было видно.

— Белла. Белла, прости, я не хотел тебя спугнуть или тем более напугать, — затараторил Эдвард, потянув ко мне руки, будто я была в пятнадцати сантиметрах от него. — Я ведь просто… Ты должна понять меня…

Мне казалось, что у Каллена начинается самая настоящая истерика. Он говорил быстро, ему не хватало воздуха, и иногда голос срывался на крик или даже визг. Мне было так больно на все это смотреть, и я просто не знала, что сделать. Я так сильно не хотела, чтобы Эдвард сказал что-то лишнее, и продолжать смотреть на него я тоже не хотела, поэтому, бросив: «Поговорим завтра», я скрылась за дверью своего дома.

Громко выдохнув, я стянула с себя туфли и посмотрела в зеркало. Заметив, что мои губы немного припухли от поцелуя, я словно испытала его еще раз. Сбитое дыхание, горячие губы Эдварда на моих губах, его руки… по телу пробежались мурашки. Закрыв глаза, я попыталась выбросить это из головы. То, что было, ничего не значит. Да, поцелуй мне, безусловно, понравился. Да, мне было приятно. И если меня спросят, захочу ли я его повторить, я отвечу: «Да!». Возможно, все это приходило ко мне в голову из-за нескольких бокалов вина, что я выпила за ужином, но это чистая правда.

Проведя кончиками пальцев по губам, я нахмурилась… А ведь раньше я и представить себе не могла, что кто-то другой, кроме Джейкоба, сможет поцеловать меня. Это было дикостью. Это было невозможно. Буквально полгода назад я бы влепила пощечину любому, кто посмел бы поцеловать меня, но сегодня я сама поддалась, сегодня я ответила на поцелуй. Возможно, это было минутное помутнение моего рассудка, но я сама захотела того, что произошло. Это подло по отношению к Джейку, но уже, правда, ничего не поделаешь. Можно только контролировать свое общение с Эдвардом и изо всех сил стараться забыть этот вечер.

Думая об этом, я, словно во сне, приняла ванну, сделала себе овощной салат, который так и не съела, и уснула. Утром я проснулась от звонка телефона. В голову сразу же ворвались вчерашние события, и я было подумала, что это Каллен, но, увидев на дисплее своего телефона номер больницы, в которой я проходила лечение, я ответила.

Это была старшая медсестра, которая осведомила меня о том, что мне в срочном порядке нужно сегодня приехать в больницу для обследования. Дело в том, что, когда я выписывалась, я подписывала бумагу, по которой, если вдруг со мной что-то случится вне больницы, мои близкие не будут иметь никаких претензий к докторам. Плюс ко всему там был пункт, гласивший, что я каждый месяц должна проходить обследование, чтобы мой лечащий врач знал о моем самочувствии и мог анализировать мою болезнь.

И вот сейчас, спустя месяц, я снова нахожусь на четвертом этаже государственной больницы «Bellevue» и жду приговора доктора. Я точно не знаю, что мне делать дальше. Иногда, очень редко, когда я нахожусь наедине с собой, я думаю о том, что было бы, не выпишись я из госпиталя. Может, сейчас я была бы уже здорова? Может, сейчас бы я уже жила в спокойствии и не боялась того, что кто-то может узнать о раке? Когда я думаю об этом, мне становится жутко тоскливо, поэтому зачастую я стараюсь гнать от себя такие размышления и вспоминаю о том, что ничего уже не вернуть. Что сделала, то сделала. Пожинай свои плоды.

— Ну ладно, — прервал мои мысли Трэвол. — Я не знаю, но, наверное, стоит попробовать немного сменить тебе курс таблеток и посмотреть, что произойдет, — говорил доктор вполголоса, записывая что-то в историю болезни. — Уже сегодня днем твоя медсестра даст тебе другие таблетки, так что не пугайся, — улыбнулся он, говоря так, словно я маленькая девочка.

Наверное, доктор хотел немного поднять мне настроение своей улыбкой, но, заметив, что выражение моего лица никак не изменилось, он, прочистив горло, сказал:

— Буду ждать тебя через пару недель на прием, Белла. Тогда-то мы точно решим, что с тобой делать. Будь готова к тому, что мы, возможно, снова госпитализируем тебя. Это может случиться, если таблетки не подействуют и опухоль станет больше или же если опухоль будет такой же, как сейчас.

Я молчала. Мне нечего было сказать. Пусть делают что хотят.

— Мы позвоним тебе за пару дней до приема. Можешь быть свободна, — улыбаясь, мягко сказал мой лечащий врач.

— Хорошо. До встречи, — бросила я, вставая и застегивая пальто на ходу.

Мелкими, но уверенными шажками в Нью-Йорк приходила зима, и это очень чувствовалось. Сегодня было морознее, чем обычно, что заставило меня кутаться и ежиться в своем бежевом пальто в попытке сохранить тепло. Сильный ветер срывал с деревьев оставшиеся пожелтевшие листья, которые взлетали над головами людей, но, немного попутешествовав, приземлялись им под ноги.

Неподалеку от госпиталя находилась одна замечательная кофейня. Я заходила туда пару раз, когда была еще здорова и полна сил и когда еще не понимала, как же прекрасно просыпаться по утрам без удушливой боли в грудной клетке.

Вот и сейчас, не желая больше оставаться на улице в такую погоду, я забрела в это заведение в надежде выпить большой имбирно-пряничный латте и согреться. Мне было безумно холодно, и я не думала, что во всем виновата погода.

Сделав свой заказ, я невольно задумалась над словами мистера Трэвола. Он сказал, что, вероятнее всего, мне придется снова госпитализироваться, чего я, безусловно, не хочу, ведь мне придется распрощаться со всеми своими новыми друзьями, я снова не смогу нормально контактировать с людьми. И Джейкоб сказал, что приедет ко мне совсем скоро, и я должна дать ему ответ, буду ли я с ним там, в Сиэтле, либо нет. Если я решусь, то мне придется рассказать ему все о своей болезни, поскольку мне нужно будет продолжать лечение, и, очевидно, я буду это делать уже в Вашингтоне. А если нет? Если Джейкоб испугается и сбежит? Что тогда?.. Хм, тогда я останусь одна, полностью уверенная в том, что больше никому и никогда не поведаю о своем раке.

Мои мысли прервала официантка:

— Ваш имбирно-пряничный латте, пожалуйста. Надеюсь, Хэллоуин удался, — подмигнула она мне.

Еле заметно улыбнувшись, я качнула головой, после чего девушка, одарив меня на прощание очаровательной улыбкой, ушла.

На самом деле то, что произошло вчера между мной и Эдвардом Калленом, не больше чем просто некий порыв чувств. Да, он привлекал меня, безусловно, но я ведь не была влюблена в него. Он просто друг, которого я ревную. Нет, не потому что он будто бы завладел моим сердцем, просто я такой человек. Собственник… Или я просто успокаиваю себя, потому что боюсь чувств? Боюсь влюбиться? Ведь у меня есть парень. А еще я боюсь разочароваться в человеке, который мне небезразличен. Ведь, узнай он о моем недуге, он может просто отказаться от меня, а я ничего не смогу сделать… только если винить его всю оставшуюся жизнь. А смысл? Никто не хочет быть сиделкой больному раком, когда ты молод и полон энергии. Зачем тратить время на того, кто все равно в скором времени умрет?

Почему-то, когда я вспоминаю наш поцелуй, мне становится так тревожно (скорее всего, это некоторое волнение, смешанное со стыдом), и если бы я могла, если бы мой организм нормально функционировал, клянусь, я бы покрывалась румянцем при любом намеке в моих мыслях на эту ситуацию.

Я точно не знала, сколько провела времени в кафе, но, когда я уже собиралась выходить и ехать домой, на часах было около полудня, а за окном было ужасно пасмурно. Вероятно, ночью будет снег.

***

Действительно, ближе к ночи пошел снег. Крупные хлопья, танцуя, падали на землю, покрывая ее белой пеленой. Раньше я обожала такую погоду, особенно мне нравилось гулять такими безветренными ночами, держа за руку любимого человека. К огромному сожалению, сейчас я так сделать не могу. Во-первых, у меня уйдет большое количество сил, пока я буду натягивать на себя огромный пуховик, во-вторых, я до сих пор помню, как поскользнулась на своем же собственном крыльце, после чего разбила голову и чуть не сломала руку, так что одной выходить небезопасно.

Что касается моего лечения, то сегодня, ближе к четырем часам дня, меня, как обычно, посетила Анджела, моя медсестра. Она сделала мне один укол, а не два, как раньше. Дала несколько другие таблетки и поставила капельницу. Если я не хочу снова возвращаться в госпиталь, я должна изо всех сил стараться вылечиться. Если опухоль через две недели не уменьшится (хотя мне кажется, что так и будет, потому что две недели — очень маленький срок), то я опять покину свой дом. Возможно, навсегда.

От этой мысли меня передернуло. Да, буквально месяц назад я думала, что свыклась с мыслью о смерти. Думала, что все о ней знаю и что ничего меня уже не напугает и ничего не поможет мне снова захотеть жить, но нет. Я переменилась в этом отношении, и теперь жить — моя главная цель.

Вдохновившись этой мыслью, я взглянула в окно. Нет, усидеть на месте мне все же не удастся, когда на улице происходит такое волшебство. Натянув теплые штаны и накинув свою сиреневую куртку, я вышла на крыльцо. Гулять я, конечно, не собиралась, но ведь от обычного нахождения на улице около своей же собственной двери еще никто не ломал руки, верно? Вот и я не сломаю, надеюсь.

Погода действительно была безветренная, что меня, несомненно, радовало, ведь я могу простоять так на улице достаточно долго, не замерзая, просто нужно поглубже укутаться в куртку. Облокотившись о перила, я прикрыла глаза, невольно думая о том, что за весь сегодняшний день мой сосед ни разу не позвонил мне, даже не говоря уже о визите в мой дом. Возможно, он обиделся на мою холодность, возможно, понял, что все это не больше чем минутное увлечение, и Эдвард просто не знает, как теперь поговорить со мной об этом. На самом деле вариантов может быть очень много, и я не в силах угадать правильный. Иногда я жалею о том, что не могу читать чужие мысли. Жить было бы легче. Если быть честной, то я не хочу, чтобы мой любимый сосед пропадал из моей жизни, ведь я очень дорожу им. Он мой первый друг, появившийся за долгое время, и потерять его из-за своей чопорности я просто не могу.

Эти рассуждения навели меня на мысль о том, что я обязана сейчас же позвонить Эдварду Каллену и во всем ему объясниться, поэтому, нащупав в кармане пижамной кофточки телефон (для этого мне пришлось расстегнуться, после чего мне сразу же стало холодно), я набрала номер своего соседа. Он ответил не сразу, и я, по правде говоря, занервничала. Что, если он не хочет меня слышать? Возможно, вчера я очень задела его чувства…

Я уже хотела было сбросить, как подняли трубку:

— Привет, Белла, — раздался заспанный голос парня, — давно звонишь? Извини, я уснул.

— Здравствуй, — поприветствовала его я, радуясь, что Эдвард всего-навсего уснул, а не собрался игнорировать меня. — Ничего страшного. Слушай, — начала я и замолчала: я действительно не знала, как начать этот разговор.

Возможно, мое молчание слишком надолго затянулось, потому что спустя некоторое время мой сосед протянул:

— Да, я все еще тут, я слушаю.

— Я просто… — замешкалась я, — я звоню, чтобы… чтобы…

— Извиниться за вчерашнее? — хмыкнул Эдвард, вероятно улыбаясь.

— Да, так и есть, — облегченно выдохнула я. Спасибо, Эдвард. Похоже, ты умеешь читать мысли. — Прости, если я грубо ответила тебе, просто все было очень неожиданно… и я растерялась… и… вот видишь? Я теряюсь даже сейчас, — на том конце провода послышался тихий смешок.

— А ты не хочешь накормить меня? — вдруг спросил Эдвард. — Это было бы лучшее извинение.

Я немного повеселела, потому что Эдвард Каллен оставался для меня все тем же другом. Он вел себя так, словно вчера ничего необычного не произошло, и я расслабилась.

— Упс! Я ничего не приготовила сегодня, — улыбаясь, я пожала плечами. — Но, если тебе не сложно, мы можем сделать это вместе и вместе поужинать, — ничего большего, кроме как дружеского приема пищи, я не подразумевала.

— С легкостью! Только вот подскажи, пожалуйста, сколько сейчас времени? До сих пор не могу сориентироваться, — поинтересовался мой сосед, а я засмеялась.

— Около одиннадцати. Есть на ночь вредно, но я жду тебя, — сказала я, после чего отключилась. Я знала, что он придет.

Эдвард пришел примерно через двадцать минут после того, как мы поговорили и как я зашла в дом. Не знаю почему, но, пока я его ждала, мое сердце с каждой минутой билось все сильнее и мое волнение все увеличивалось. Возможно, я просто не знала, как сейчас вести себя с ним (хотя мы отлично поговорили по телефону), возможно, я боялась, что парень все же заведет разговор о вчерашнем вечере, хотя где-то в глубине сердца мне этого хотелось, чего уж отрицать. Но хотелось только потому, что я знала, что мое извинение было скомканным, я заикалась, мямлила, и сейчас мне хотелось действительно поставить все точки над «i».

Но, когда в мою входную дверь постучали и я точно знала, что это не кто иной, как мой сосед, во мне вдруг проснулась какая-то решимость. Я быстро, насколько позволяли мне мои силы, дошла до двери и как можно более дружелюбно улыбнулась, открывая ее. Передо мной стоял Эдвард Каллен в черном пальто с коробочками из МакДональдса, сверкая белоснежной улыбкой.

— На ночь будем есть фастфуд, — протягивая мне еду на вынос, проговорил парень, не стирая улыбку с лица.

— Эй, — в шутку возмутилась я, — я думала, мы будем готовить вместе! — я отошла, чтобы мой сосед мог войти.

— Конечно, будем! Но не сегодня. На это ушла бы куча времени, и ели бы мы под утро, — снимая пальто, сказал он, — а это был бы уже завтрак, так что мы бы опоздали со своим ужином и начали готовить завтрак, а ведь был бы уже обед, поэтому мы бы начали готовить его, и — опа! — уже ужин. Мы бы умерли.

Если быть честной, то юмор Эдварда меня не впечатлил, но я все равно улыбнулась. Нет, не из вежливости. Мне просто захотелось. Видимо, я просто была рада его видеть.

Спустя некоторое время мы сидели на полу в гостиной перед телевизором, по которому шел какой-то сериал про вампиров, и поедали еду, которую принес мой сосед. Эдвард заказал ее в ближайшем Маке и именно поэтому пришел ко мне не так быстро, как нам хотелось бы, поскольку ждал доставки.

— Как думаешь, — начала я, прожевывая свой биг мак, — этим актерам удобно было ходить по съемочной площадке с огромными накладными зубищами, или это графика?

— Хм, даже не знаю, — протянул Эдвард, а потом резко наклонился ко мне, вероятно, в попытке несильно укусить, но наши лица встретились. Мы были так близко друг к другу, что я чувствовала горячее дыхание парня у себя на лице. Мне показалось, что он хочет поцеловать меня, поэтому я, собрав все свои мысли в голове и все волнение, которое я пережила за сегодня, обдумывая вчерашнюю ситуацию, отклонилась, кинув:

— Извини.

— Нет-нет, это ты меня извини, — на миг посерьезнев, сказал Эдвард и в ту же секунду придал своему лицо веселое выражение. Опять же, словно ничего не было.

У меня пропал аппетит, поэтому я отложила свой биг мак и запила его апельсиновым соком. Мне не хотелось смотреть на парня, так что я, словно завороженная, смотрела на экран. Наверное, со стороны можно было подумать, что я очень внимательно слежу за сюжетом, но это была неправда. Я просто ждала каких-либо действий с его стороны, которые помогли бы разрядить обстановку, но их не следовало.

Я точно не знала, сколько времени мы так сидели, но вскоре мой гость поднялся, что заставило меня впервые взглянуть на него.

— Я пойду, наверное, — проговорил парень, тяжело вздыхая.

— Нет! — резко выкрикнула я, сама от себя не ожидая. — Я… я думаю, нам нужно поговорить… насчет вчерашнего поцелуя. Нужно объясниться друг с другом.

— Уверена? Думаешь, нам нужно говорить об этом прямо сейчас? Да и нужно ли вообще? — вздернув бровями, спросил Эдвард.

Я замолчала на пару секунд, обдумывая его слова. Похоже, что парень не желал поднимать тему с поцелуем, но я больше не хотела таких неловких ситуаций, как, например, та, что произошла около десяти минут назад, поэтому, глубоко вдохнув, я ответила:

— Полностью уверена.

Эдвард снова приземлился, смотря на меня.

— О чем именно ты хочешь поговорить, Белла? Я отлично понял, что я не нравлюсь тебе, что еще ты от меня хочешь? Прости за неловкость, это я во всем виноват, — мягко говорил парень, пытаясь скрыть нотки грусти в голосе.

Пока говорил мой гость, я пыталась восстановить свое дыхание и часто бьющееся сердце, чтобы не запутаться в словах и не сказать того, чего не хотела бы. Меня всю колотило, что было странно. Я пыталась списать все это на некий побочный эффект новых препаратов, которые мне прописали, но все же я понимала, что таблетки тут ни при чем. Это все волнение. Мне так важно, что скажет Эдвард, и важно, с каким итогом и с каким настроением он уйдет отсюда.

— Сегодня я много думала о нашем поцелуе, — начала я, — и, если быть честной, я испытываю смешанные чувства, Эдвард.

— В каком смысле? — у парня загорелись глаза.

— Я не знаю. Не знаю. Я вообще ничего не знаю. Ничего не понимаю, — проведя ладонью по лбу, пробормотала я. — Все так сложно… — на несколько секунд я замолчала, чтобы отдышаться, мне было ужасно трудно. — Эдвард, ты мне нравишься, правда. И я очень не хочу терять тебя, просто у меня есть парень, и я его люблю. Его зовут Джейк, с ним я ходила на свидание до Хэллоуина…

— Ты ведь сказала, что это твой бывший парень, — перебил меня мой сосед.

— Да-да, так и есть… то есть было. Мы еще ничего не решили, и знаешь, он живет в Сиэтле и хочет в скором времени увезти меня туда с собой. Поэтому наши с тобой отношения… я хочу дружить с тобой, и ничего большего.

Я не могла разобрать эмоций на лице парня, поскольку в комнате было темно и только блики от телевизора иногда освещали его. Скорее всего, Эдвард сейчас испытывал что-то типа грусти вперемежку с удивлением.

— Все понятно, Изабелла, — спустя несколько секунд ответил парень, грустно улыбнувшись. — Раз уж у нас с тобой сегодня вечер откровений. Можно я так это назову? — я кивнула. — То я хочу рассказать тебе, что подтолкнуло меня вчера на такой поступок. Ты услышишь это в первый и в последний раз, обещаю. Просто мне нужно это сказать. Я хочу, чтобы ты знала.

Я насторожилась, но все же сказала, что я выслушаю его.

— Только, прошу, не перебивай меня, — шумно выдохнув, медленно проговорил Эдвард, прикрыв на секунду глаза. — Чувствую себя подростком, — вдруг рассмеялся он, — так неловко.

— Эдвард! Пожалуйста, продолжи, — взмолилась я, потому что была уже не в силах сидеть спокойно. Мне стало любопытно, что же именно хочет рассказать мне парень.

Заглянув в мои глаза, он начал:

— Белла, я хочу быть с тобой предельно честен, я хочу, чтобы ты знала все. Когда я только увидел тебя, девушку, ищущую кота, девушку, что пошла с незнакомцем пить чай, даже не зная его имени. Девушку с анорексией, я… нет, я не влюбился. Я не верю в любовь с первого взгляда. Просто ты заинтересовала меня, и с каждым днем я все больше убеждался в том, что ты не такая, как все, и я все сильнее понимал, что хочу знать о тебе все. И помнишь, я пришел к тебе в то время, когда у тебя находилась Джессика Стэнли? — я кивнула, и в голову сразу же влетело воспоминание о Джессике и Эдварде, об их прервавшемся сексе, после которого я ушибла руку. — Так вот, — продолжал он, — я плохой человек! — Эдвард еле слышно засмеялся. — Ведь я использовал бедную наивную девушку, чтобы узнать о тебе побольше, а потом… гормоны взяли надо мной верх, о чем я до сих пор жалею, и я чуть было не переспал с Джесс. Ты это остановила. А позже я вез тебя в больницу, проклиная все на свете, — парень замолчал на пару секунд, хмыкнув. Вероятно, он вспоминал тот день. Очень скоро он продолжил: — И знаешь, когда я понял, что от твоей подруги я ничего хорошего не получу, я попытался расстаться с ней. Именно попытался, потому что она не хотела меня оставлять в покое. Цепкая хватка у девушки! Я не буду вдаваться в подробности, но заверю тебя, что она уже почти не звонит мне, — мой гость снова улыбнулся. — И вместо нее я пригласил тебя на ужин в свою семью. Я хотел сделать это уже довольно давно, и я рад, правда рад, что так случилось, — Эдвард выдохнул. — Вот и все. Теперь ты все знаешь.

Я сидела в оцепенении. Что я могла на это ответить? Решительно ничего. Слышать все это мне было очень приятно, любому человеку приятно, когда он нравится. Но в то же время мне было настолько грустно, что хотелось расплакаться, ведь я не могла ответить взаимностью, и я понимала, что Эдварду все оставшееся время придется держать это в себе, что очень больно. Смешанные эмоции, что я испытывала сейчас, поглотили меня с головой, поэтому, резко приблизившись к Эдварду, я крепко, насколько могла, обняла его, и мой пульс участился, это напугало меня, но я не выпустила его из своих рук.

В подобной позе мы сидели достаточно долго, и я сдерживалась изо всех сил, чтобы не заплакать. Эдвард был настолько искренний, что это не могло оставить меня равнодушной.

— Я люблю тебя, Эдвард. Правда люблю, очень сильно. Но прости, всего лишь как друга, — оторвавшись наконец от парня, проговорила я дрожащим голосом, слезы были уже совсем близко.

— Конечно, — шумно выдохнул Эдвард. — Я все понимаю, Белла.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/41-16108-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Pest (12.07.2016) | Автор: Cheesy
Просмотров: 747 | Комментарии: 7


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 7
0
6 terica   (12.07.2016 22:12)
Цитата Текст статьи
Вероятно, в историю моей болезни, где находились только что пришедшие анализы, — все не так плохо, но и не хорошо. Показатели стоят на одном месте. Совсем никуда не сместились за месяц. Не знаю, как для вас, но для меня это ненормально,
Ни хорошо..., и ни плохо, эта временная ремиссия совсем не вселяет надежды - уж слишком долго Бэлла не лечилась, пустив все на самотек... Понятно, что после поцелуя с Эдвардом, Бэлла находится в эйфории - он ей так нравится, хотя она все пытается убедить себя, что Джейк - ее парень... Совсем не понятно, что думает по этому поводу Эдвард - в данный момент он пытается оправдаться...., и у него есть Джесс, с которой он спит. Мысли о лечении, от которого Бэлла отказалась когда-то, об Эдварде, о Джейке, о том как они отреагируют , узнав о страшном диагнозе..., все это нагоняет глухую тоску...
Цитата Текст статьи
Да, буквально месяц назад я думала, что свыклась с мыслью о смерти. Думала, что все о ней знаю и что ничего меня уже не напугает и ничего не поможет мне снова захотеть жить, но нет. Я переменилась в этом отношении, и теперь жить — моя главная цель.
Ну вот , Эдвард почти объяснился в любви.... а Бэлла - просто дура (вбила в свою голову, что до сих пор влюблена в Джейка).
Большое спасибо за прекрасное продолжение.

+1
5 Dunysha   (12.07.2016 21:12)
Спасибо за главу.
Всё-таки мне сдаётся что Джейк сбежит узнав диагноз а Эдвард останется перекочевав из статуса друга в парня

0
7 kotЯ   (13.07.2016 14:14)
Вот, вот. И я тоже так думаю. И желаю. smile

0
4 ilnikdim   (12.07.2016 18:13)
Спасибо большое за продолжение!!! По- моему, Белла себя обманывает, ведь, иногда это так удобно.

0
3 вильветта   (12.07.2016 17:43)
Спасибо большое!

0
2 Ритуля5248   (12.07.2016 17:29)
Спасибо!

0
1 riddle   (12.07.2016 16:03)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]