Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13578]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8173]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3678]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Останусь пеплом на губах
Белла Свон - девушка, болеющая раком легких, которая совершенно не цепляется за жизнь. Она уверена, что умрет и никто в обратном убедить её не может, но однажды, в один из вечеров она встречает парня, от которого так и веет любовью к жизни

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Фото-конкурс "Моя любимая и единственная"
С малого детства нас спрашивают: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?»
Сегодня мы начинаем конкурс, который откроет ваш выбор. Конкурс ваших профессий!
Прием фотографий до 17 декабря включительно.

Белое Рождество
Белла, всем сердцем любящая Лондон, в очередной раз прилетела сюда на Рождество. Но в этом году она не просто приехала навестить любимый город. У нее есть мечта - отчаянная, безумная, из тех, в которую веришь до последнего именно потому, что она – самая невозможная, самая сказочная из всех, что у тебя когда-либо были.

Останься прежде, чем уйти
Равнодушие – это болезнь, которой Эдвард и Белла заболели несколько лет назад. И к сожалению здесь медицина бессильна

Рождественский Джаспер
Юная Элис Брендон отчаянно мечтает об особом подарке и просит у Санты исполнить ее самое заветное желание. Но у озорного старика совсем иные представления о мечте девочки…

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Лунный свет
Один человек может изменить всю твою жизнь. Поэтому очень важно сделать правильный выбор.



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие книги вы предпочитаете читать...
1. Бумажные книги
2. Все подряд
3. В электронной книжке
4. Прямо в интернете
5. Другой вариант
6. Не люблю читать вообще
Всего ответов: 395
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Охота на лису. Часть вторая. Глава 41

2016-12-9
4
0
Раздражение как рукой сняло. Вернее, едва расслышав этот голос в трубке, Кот сначала замер, а потом довольно улыбнулся. Секунды ушли, чтобы отключить программу искажения голоса, и следующие его слова прозвучали узнаваемо для Лисы:
— Просил. И вот ты мне позвонила, Лисенок, — произнес Кот, подходя к окну. Шторы квартиры Леславы были задернуты, но он устроился на подоконнике, представляя, что может видеть происходящее там.

Повисла тишина. Леслава наверняка нахмурилась и потерла переносицу. Села. Легкие шорохи, и лишь потом ответ:
— И правда... позвонила...

Если сначала безжизненность голоса Кот еще мог списать на официальный тон, то теперь это насторожило.

— Что случилось, Лис? — спросил он, прекрасно понимая, что же произошло.

Он произошел. Лиса узнала об Алисе. Ее отчужденный вид, откровенное игнорирование его машины, сопровождавшей ее всю дорогу. Все это он. И ведь еще надеялся на случайность. Вдруг произойдет маленькое чудо, и никто ничего не расскажет Леславе, но, когда девушка вышла с работы, у нее даже походка изменилась. Будто ее заморозили и лишили эмоций, оставив тело двигаться отдельно от разума. На что можно было еще надеяться?

— Ничего, — столь же холодно ответила Лиса. — Ничего особенного.

«Конечно, ничего особенного. Это же ты. Кот, у которого вечный март в календаре», — уведомил его разум.
«Помимо марта, у меня еще и пятница тринадцатое какая-то. Совмещенная с днем сурка», — растрепав раздраженно волосы, мысленно вздохнул Кот. Он бы принял возмущение, злость, обвинения от Лисы, но вот такое опустошение… Это было хуже всего. Выдохнув, он проговорил в трубку:
— Я же слышу. У тебя обычно такой приятный голос, просто ласкает слух, — прикрыв глаза, оборотень облокотился на широкий откос окна. — А сейчас тебя не сразу узнаешь, — замолчав, он снова посмотрел на улицу и добавил уже совсем тихо:
— Это опять я виноват?
— Ты не виноват, — столь же тихо произнесла Лиса, и, глубоко вздохнув, опять отчужденно добавила: — Условно считаем, что я проиграла. Твоё желание?
— Мое желание? — переспросил не понимая Кот. Какое у него еще может быть желание? — Оно сейчас у меня одно единственное, — пробормотал он.

«Дурень, она про пари!» — прервал его «признание» разум.

— Ах, да. Желание, — опомнился оборотень. И в голове оказалось пусто. Вернее там была лишь одна единственная, едва не озвученная мечта. И придумать что-либо иное оказалось невозможным. Нет, еще вчера там было множество вариантов, а теперь… — Дашь мне пару дней на размышление? — сдался Кот.
— Да, мой номер теперь у тебя есть, как придумаешь — звони, — согласилась Лиса и, добавив «пока», отключилась.

Кот задумчиво крутил в руках замолчавшую трубку. Раньше в телефонах оставался хотя бы длинный гудок, а теперь «на той стороне» отключились — и у тебя тишина.

Казалось, не могло быть хуже. Оказалось, что только казалось.

«Ну так что, может оставишь ее в покое? Все забудется постепенно и заживет Лиса как обычно», — предложил разум.

Еще раз крутанув трубку, Кот отложил ее на подоконник и спрыгнул на пол. У него сейчас было самое подходящее настроение, чтобы выбросить старый диван. И вкрутить пару сотен шурупов. Хотя под это настроение лучше подошли бы гвозди.

***
Противный писк будильника известил, что у него есть время, чтобы приготовить кофе, пока Лиса не проснулась, чтобы с трудоголическим настроем отправиться на место работы.

Правда, будильник нужен тем, кто спит. Кот же со стоном отыскал завалившуюся под кровать трубку, отрубая звук.

Глянув на время, оборотень сел, раздраженно выпутываясь из покрывала. Пытаясь уснуть, он закрутился в него, как в кокон.

«И вот теперь бабочка увидела свет, — съехидничал разум. — Вернее, утренний сумрак подъема настоящего жаворонка».
«Пошел бы ты… биологию преподавать», — предложил оборотень, раздраженно стряхивая спутанную ткань. Наученный вчерашним опытом, он внимательней смотрел под ноги, сдвигая с дороги упаковки и инструменты.
«Предлагаю по ночам подрабатывать сборщиком мебели, — предложил разум. — Твоя-то скоро закончится, а так и с пользой, и заработаешь».
«А тебе лучше помолчать. И с пользой, и заработаешь. Ведь молчание — золото», — пояснил, зевая, Кот.
«Это у дураков — золото. А у мудрого и слово золотое», — парировал разум, осыпая столь сомнительной драгоценностью все утро Кота.
«Душ, плотный завтрак, свежий кофе, и даже из оборотня выходит человек», — натягивая одежду, отметил Кот.

В пекарне его уже узнавали.

И вот он снова стучится в знакомую дверь, стараясь не коситься на царапины от собственных когтей.

«Ставлю сотню, что Лиса тебе не откроет», — предложил разум.

Щелкнувший замок известил, что он проиграл, и Кот улыбнулся:
— Доброе утро, Лисенок. Твои кофе и круассан, — протягивая названное.

Однако Лиса не сделала шага навстречу.

— Спасибо, но я не хочу, — ответила она по-прежнему отчужденно, держа расстояние открытой двери.

Ночь ничего не изменила.

Оборотень посерьезнел. Наклонив голову, он посмотрел на Лису, уточняя:
— И потом тоже не захочешь?
— Нет, — качнула она головой.

Кот кивнул сам себе и посмотрел в пол. Серый, с размывами, как и его тускнеющее настроение.

— Понятно, — протянул он. Потом снова посмотрел на Лису. — Я все равно буду каждое утро варить для тебя кофе и приносить круассан, — предупредил он. — Они твои. И больше ничьи.

Не дожидаясь пока Лиса закроет дверь, он развернулся и пошел вниз. В машине отыскался безликий пакет из гипермаркета с оптимистичной надписью «спасибо за покупку». Аккуратно расположив внутри стакан с кофе и круассан, Кот снова поднялся по ступеням и подвесил их на ручку двери Леславы. Он успел выкурить не одну самокрутку, сидя на капоте своего автомобиля, пока девушка спустилась вниз.

Увидев в ее руке знакомый пакет, Кот сначала улыбнулся. Но вынужден был снова затянуться, когда проходя мимо мусорного бака Лиса закинула туда его утренний презент.

Он мог бы предположить ответ, но, тем не менее, уточнил у приблизившейся Леславы:
— Подвезти?

«Мазохист», — отметил разум, пока оборотень рассматривал спину ушедшей молча девушки.

Затушив окурок, Кот устроился за рулем и, подтверждая эпитет рациональной части, последовал за маршруткой, которую предпочла Леслава его обществу.

Промежутки дремы перемежались с размышлениями, столь же серыми и монотонными, как и улицы Питера за окном его автомобиля, освещенные тусклым зимним светом. Леслава появилась в дверях офисного здания лишь к вечеру.

Снова не удостоив даже взглядом его автомобиль, она прошла по улице, кутаясь в теплый шарф под порывами зимнего ветра. Трель колокольчика оповестила о выборе кафе для ужина, но Кот не стал заходить внутрь. Ему все сложнее становилось находиться рядом. Особенно теперь, когда надежда становилась настолько призрачной, что ее скорей стоило называть мечтой. Но его голод проявлялся все сильнее, ударяя по нервам, едва мысли сворачивали в сторону фантазии.

Поэтому оборотень сидел в своей машине и старался унять воображение, рисовавшее, что Лиса здесь, рядом с ним, и он прикасается к ней, сначала легко — спрашивая разрешения, а потом… получая болезненный удар за собственные мысли.

Кот снова закурил, отмечая, что пора пополнить запасы.

Вновь открывшаяся дверь кафе выпустила в холод вечера вместе с теплом и Леславу, заторопившуюся к автобусной остановке. Вынув телефон, Кот отыскал новый номер девушки, чтобы отправить смс.

«Может, ужин сменил твое настроение, и ты согласишься, чтобы я тебя подвез?»

Прочитав это на дисплее своего телефона, Лиса забросила его обратно в сумку и махнула рукой, останавливая маршрутку.

«Ну и правильно, это к сердцу мужчины путь лежит через его желудок», — отправил Кот еще одно смс, но с тем же успехом мог разговаривать с пустотой. Хотя оттуда бы эхо шло.

Отстукивая по рулю что-то быстрое и нервное, оборотень размышлял, что делать дальше. Лиса скрылась в своей квартире, а он понимал, что если вернется в логово, то… труд пары ночей может быть испорчен выносом мебели на мусорку.

Выкрутив руль, он вернулся на улицы города.

Но лишь сильнее раздражался, увязнув в вечернем потоке машин, вынужденно жмущихся друг к другу на зимних улицах.

Воспользовавшись первым же освободившимся у тротуара местом, оборотень выбрался из салона, чтобы понять — на улицах спешило, торопилось и толпилось никак не меньше народу, чем в транспорте. Раньше ему нравилось сливаться с суетой мегаполиса, чувствуя себя обычным. Сейчас раздражение настолько переполняло его, что он едва не зарычал на случайно толкнувшего его мужчину. Женское же внимание, будто случайно задевавших его кошечек, оборачивающихся, чтобы посмотреть на него или случайно пойти туда же, куда и он, лишь мешало быть незаметным и спокойно двигаться… а куда, кстати, двигаться? Кот осмотрелся по сторонам, но интуиция тянула его дальше.

«Неужели к какой-то девушке?» — возликовал разум.

«О да!» — подтвердил оборотень, бросив лишь мимолетный взгляд на вывеску.

Тут его рук дожидались десятки сладкоголосых и не очень див. Пройдя мимо стоек с музыкальными инструментами, Кот быстро отыскал стенд с гитарами. Оглаживая теплый бок очередной красавицы, он брал несколько аккордов, слушая, как она ему споет. Кот искал ту, что зазвучит в унисон с его чувствами.

— Прекрасный выбор, — одобрил продавец, принимая оплату за покупку. — У вас хороший вкус.

«А запах еще лучше», — буркнул недовольный разум.

Кот хмыкнул, забирая свое приобретение, уже упакованное в кофр.

Устроившись в изголовье кровати, он долго настраивал струны, вспоминал, перебирая пальцами, привыкая и оглаживая бока инструмента.

Его любимица осталась в Москве, но и эта гитара звучала достойно, помогая сплести из чувств и музыки единый ритм. Вытягивая сумрак из души, она дарила не покой, но возможность высказаться.

Ему не нужен был свет, чтобы видеть струны, ему не надо было смотреть на свои пальцы, когда пела душа.

Поэтому Кот был удивлен, когда, открыв глаза, обнаружил светлую дымку утра, закрадывающуюся в его логово.

За окном тихо падал снег. И Лиса никуда не собиралась. По ощущениям она даже еще не проснулась.

«Ну хоть в Рождество-то она должна не работать», — напомнил о празднике разум.
«А я опять без подарка», — вздохнул Кот, отставляя гитару к стене.
«Ты еще и снова без сна, — напомнил рационалист. — А идея с подарком бесполезна. Все равно она от тебя ничего не примет».
«Вот почему ты так противно прав?» — спросил Кот, устраиваясь удобнее на кровати. В голове эхом спетых песен переплетались пустота и легкость. И хотелось верить в чудо. Но сначала стоило поспать.

***
За окном царствовал полдень, когда Кот, взбодрившись душем, варил себе и Лисе кофе.

Девушка по-прежнему была дома, и оборотень спокойно позавтракал, отстукивая по столу рождественскую мелодию.

«А ведь это идея!» — подскочил Кот, едва не обливаясь кофе, но вовремя отставляя кружку в сторону. Быстрые сборы, и он уже вылетал из квартиры, чтобы заскочить в пекарню за круассаном.

Праздничные дни лишь увеличили страждущих горячей и вкусной выпечки, и Кот старался пореже нервно переступать с ноги на ногу, игнорируя заинтересованные женские взгляды и пару попыток познакомиться поближе.

Оплатив покупку, он вскоре стучался в квартиру Леславы.
— Привет, Лисенок. Кофе и круассан. В честь праздника чуть попозже, — оправдался он, протягивая дар.

Лиса отрицательно качнула головой и закрыла дверь.

На миг он так и остался стоять, до конца не веря, что это произошло. Вот она стояла напротив него, всего метр, чтобы прикоснуться. До него долетал аромат спелого лайма. И вот их уже разделяет дверь.

— Лис, подожди немного, пожалуйста, — попросил громко Кот. Но в ответ только по-прежнему удаляющиеся шаги.
— Сегодня же праздник, — потеряно произнес он.

«Но не твой», — фыркнул разум.

Тряхнув головой, Кот убрал кофе с круассаном обратно в пакет и накинул на ручку двери. Освободив руки, он зашарил по карманам, отыскивая телефон. Новый номер Лисы он знал уже наизусть.

Несколько гудков ожидания и предвкушения, чтобы услышать щелчок соединения.

— И снова привет, — провозгласил Кот. — Узнала?

Леслава промолчала, но радовало, что хотя бы не отключилась. Удерживая плечом трубку, Кот расстегивал кофр, обнажая светлое дерево.

— Ты просто послушай, — одновременно просил он. — От новогоднего подарка ты наверняка откажешься, потому что он материальный, а если вот так? — устроив трубку на повороте перил, он придвинулся ближе. Перебирая струны, Кот проверил, что прогулка по улице не повредила настройке, и тихо запел, постепенно набирая голосом решимости.
Слова сплетались будто сами собой, соединяясь с бархатом звучания гитары. И Кот понимал, что даже если Лиса положила трубку, стены не смогут заглушить музыку полностью.



Он перебрал еще несколько последних аккордов, чтобы обернуться на щелчок открывающейся двери.

— Ну, и чего тут разорался? — возмутилась женщина, уперев руки в бока. — Вон у станции метро бренчи, может, кто чего и кинет, а тут нечего людям мешать отдыхать.

Кинув взгляд на соседнюю по-прежнему закрытую дверь, Кот наклонился за кофром гитары.

— Извините, не хотел беспокоить, — вежливо произнес он, застегивая замки. — Для девушки подарок хотел сделать, — кивнув на квартиру Леславы, пояснил он.

Женщина, рассмотрев «гостя», одернула халат, выставляя вперед таранные сооружения, именуемые «грудь».

— А чего через дверь-то? — удивилась она. — Эй, чего такого парня на улице морозишь? — крикнула она своей соседке по площадке и, не дожидаясь ответа, обратилась уже к Коту: — Что, выгнала? Может, зайдешь ко мне? Чаем горячим напою. Или чем покрепче?

Закинув на спину лямку кофра, Кот вежливо улыбнулся:
— Я лучше не буду морозиться, а пойду.
— Ну нет, так нет, — вздохнула женщина. — Если передумаешь, стучи. Девчонки-то, они такие — любят, чтобы их добивались.

Кот задумался, о чем же говорила ее фраза. Что с женщинами попроще или это все-таки было сочувствие?

— А песенка твоя ниче так, — продолжила словоохотливая собеседница. — Только непонятно не шиша. Ты бы ей русским языком объяснил «виноват — исправлюсь», а то тут на англицком этом. Вдруг она не знает его. Хотя и хорошо. Даже матерная песенка сойдет. Эй, ты язык-то зарубежный баешь? — вновь обратилась она к двери Леславы. — Какая-то она молчаливая у тебя, — не дождавшись тут же ответа, оповестила явная сводница — квалифицировал женщину оборотень.
— Есть немного. Особенно в последнее время, — подтвердил он.

Подхватив с перил телефон, Кот глянул на дисплей, что соединение не прервано и поднес трубку к уху.

— Лис, я виноват, но очень постараюсь исправиться, — искренне пообещал он, пользуясь советом. — Ты английский знаешь?
— Да, знаю. Я всё поняла, — тихо ответила Лиса.
— Хорошо, — кивнул Кот.
— Ну, что там? — тут же заинтересовалась соседка.

Подняв руку в молчаливой просьбе подождать, Кот продолжил говорить в трубку.

— Спасибо, что выслушала. С Рождеством, Лисенок.
— Спасибо. И тебя с праздником, — получил он столь же «жизнерадостный» ответ.
— Кофе и круассан оставлю на ручке. До завтра, Лис. Если что, звони. Целую, — улыбнулся он собственным словам и отключился.
— Ну, что там? — настаивала соседка.
— Пока не знаю, — признался Кот. — Но сдаваться не намерен.
— Это правильно, не то что мой бывший, — попыталась втянуть его в разговор женщина.
— К сожалению, не могу задерживаться. С праздником вас, — кивнул Кот, поворачиваясь к лестнице.
— И даже на чай на зайдешь?
«Или на что-нибудь покрепче», — предложил разум.
— Как-нибудь в другой раз, — «отделался» традиционным отказом Кот под женский вздох сожаления.
***

Будильник выдернул его из теплых объятий Морфея. А снилось ему…

«Конечно же, Лиса, учитывая реакцию тела и очередную головную боль», — постановил разум.

Холодный душ хоть как-то восстановил разлад желания и возможностей. Завтрак, кофе и поход в пекарню уже были отработаны до автоматизма.

И вот он снова напротив двери квартиры Леславы. В одной руке удерживая стаканчик с кофе и пакет с выпечкой, на вторую он накинул сложенный белый пакет, как полотенце официанта.

Стоило Леславе открыть дверь, как Кот с вежливостью провозгласил, слегка склоняясь:
— Кофе сегодня удался на славу. Не желаете отведать?

Увидев, что Лиса собирается мотнуть головой, Кот схватил зубами край пакета, помогая рукой укладывать стаканчик и выпечку.

— Тохда закывай двей, — удерживая зубами ручку пакета, произнес он. — Закрывай-закрывай, — подтвердил он, перехватывая уже руками. — Я сейчас повяжу все на ручку и пойду вниз к машине ждать очередного отказа подвезти, — постановил он.

Пожав плечами, девушка толкнула створку.

— Какая же ты послушная, Лиска, — хмыкнул Кот, старясь скрыть разочарование от столь спокойной реакции Лисы, пока дверь не успела закрыться. — И предсказуемая, — произнес он в уже закрывшуюся дверь, завязывая на ее ручке пакет.

Кот предпочел смотреть в сторону, когда Леслава вновь выбрасывала кофе с круассаном в мусор.

«Сколько продуктов переводите», — проворчал разум.
«Хочешь предложить Лисе отсылать все голодающим Африки?» — предложил Кот, заводя двигатель автомобиля.
«Ага. Вместе с тобой. И ей спокойнее будет, и тебя, может, какая зараза прихватит — отвлечет немного», — предложил рационалист.
«Хорошая идея. Есть там какая-нибудь болезнь, отключающая окончательно разум?»
«Да. Называется бумерангом в голову», — пробурчала рациональная часть и замолчала.

День Лисы прошел по прежнему графику призыва социализма «работать, работать и еще раз работать». Кот же постепенно сходил с ума. Раньше, пока он не видел Лису, день проходил монотонно спокойно. Теперь же ему не давало спокойствия разыгравшееся воображение на пару с его последствиями. Слова песни, целующаяся на улице парочка, даже просто держащаяся за руки, или похожий цвет волос, пальто, стиль одежды Леславы — и девушка заполняла собой все его сознание. Он ощущал ее запах везде. Вкус на своих губах. Боль от каждой мысли о ней, лишь усиливающейся с каждым проскользнувшим мимо него взглядом. Будто его не существовало. Когда для него существовала только она.
И становившийся привычный вежливый способ игнорирования внимания других девушек пугал разум.

Валерьяна помогала отвлечься. Но стоило увидеть Лису, в очередной раз понять на сколько она недоступна, и приходилось закрывать глаза, стараясь не стонать от сжигающего сознания пламени.

«Ты извращенец, — постановил рационалист, когда Кот лишь реакцией оборотня избежал столкновения из-за очередного приступа. Уткнувшись лбом в руль, он ответил разуму гудком клаксона. — Неужели все эти развлечения грешника на сковородке тебя не наводят ни на какие мысли?»
«Наводят, — выпрямляясь, чтобы снова следовать за Лисой, ответил Кот. — Надо чем-то отвлечься».
«Кошечкой?» — обрадовался рационалист.
«Делом», — отрезал оборотень.
«Да какое тебе сейчас дело в твоем состоянии? Ты же кроме Лисы вокруг ничего не видишь. Пойдешь по улице и провалишься в колодезный люк. Вот отвлечешься очередной кошечкой, тогда и на дело можно», — зашел с другой стороны разум, на что Кот лишь вздохнул. Может, он и был бы рад отвлечься — собственный мазохизм его не радовал. Но не мог. Стоило вспомнить пустой взгляд Лисы после того, как она узнала про Алису... Ее безжизненный голос, и он начинал считать, что ему не зазря сейчас достается.
«Ты еще цепями обернись, в рубище переоденься и каждый день на горящих углях в экстазе самоистязания валяйся, — предложил рационалист. — Крайней стадией будет оскопление. Хорошо, с твоей регенерацией тебе на много истязаний хватит».
— Спасибо за оптимистичные подсказки, — буркнул Кот, паркуясь рядом с магазином, в который вошла Леслава. Он прекрасно знал, что здесь она обычно покупала продукты. И хотя ее пакеты обычно не отличались тяжестью даже на вид, оборотень, как загипнотизированный, выбрался из машины, осознавая, что делает, лишь в магазине. Его невнимательность едва не стоила ему ноги. Девушка, провозившая мимо тележку с покупками, то ли засмотревшись, то ли пользуясь случаем познакомиться, чтобы отвезти травмированного на лечение (вероятно, с компенсацией морального ущерба у себя дома), неаккуратно толкнула перевозимое в его сторону.

Успокоив воркование с извинениями несостоявшейся участницы аварии, Кот под вздох сожаления, двинулся дальше, высматривая Леславу.

Оказалось в том, что Лиса его теперь не замечает, были и свои сомнительные плюсы. Он незаметно для нее подошел, пока она расплачивалась за покупки и перехватил пакеты с продуктами, стоявшие на упаковочном столе. Пересчет сдачи, сдаваемой Леславе, увеличился во времени в несколько раз. Девушка-кассир зарабатывала косоглазие в попытке заниматься работой и смотреть по сторонам одновременно.

Обернувшись, Леслава встретилась взглядом с лукавыми глазами цвета янтаря, посмотрела на пакеты в руке оборотня и, ничего не говоря, пошла в сторону дома.

«Как она тебя выдрессировала. Вот уже вещи из магазина носишь. Команду «фас» знаешь, осталось выучить «апорт» и «сидеть». Лежать Лиса тебе не позволит», — подколол разум.
«Жаль, что нет команды «заткнись». Да и ты дрессуроустойчивый».

Оборотень подстроился под шаг девушки, идя сбоку. Легкость ее покупок не радовала — продукты Лиса старательно игнорировала. Сливки Кот за еду не считал.

Молчание затягивало, окутывало и сжигало сознание попытками начать разговор. Или оставить все как есть. Зверь тихо урчал, выпуская когти, желая оказаться еще ближе к Лисе, невольно помогая этим удерживаться в реальности и не забредать глубоко в фантазии.

Пока они не зашли в подъезд. Пропустив девушку вперед, Кот отстал на несколько ступенек. Иначе он не смог бы удержаться, чтобы не обхватить Лису за талию, прижаться к ее спине, ощутить всем телом каждый изгиб. И захлестывающая сознание лавина боли вырвала тихий стон сквозь прикушенную до крови губу.
Леслава даже не обернулась, и Кот, вынужденно остановившийся, нагнал ее уже у квартиры.

— Спасибо, что воспользовались услугами нашей службы доставки «Альтруист», — протягивая пакет Лисе, произнес оборотень. — Звоните, если еще понадобится наша помощь. Оплату принимаем натур…альными продуктами.

«Стоит проверить, отражаешься ли ты в зеркале. Лиса столь успешно тебя игнорирует, что ты уже напоминаешь то ли добродушное приведение, то ли безобидный полтергейст», — хмыкнул рационалист.

— Что-то надо делать, — произнес Кот, рассматривая закрывшуюся за Лисой дверь. — Еще немного, и я могу стать опасным. Даже для самого себя.

«А ведь как все просто решается. Парочка кошечек. Пару дней и…»
«И тоска на всю оставшуюся жизнь», — отрезал оборотень «соблазны» разума.

Теперь ему еще предстояло вернуться за своим автомобилем, так и оставшимся на парковке перед магазином.

Засунув руки в карманы куртки, Кот старался не смотреть по сторонам и слиться с толпой пешеходов. Удавалось это не всегда успешно, Кот то и дело ловил на себе заинтересованные женские взгляды, становясь все мрачнее. Он бы многое отдал, чтобы ТАК на него смотрела Леслава. Но, по стечению безрадостных обстоятельств, в котором, стоило признать, он по глупости своей принял посильное участие, именно она смотрела сквозь него.

Мимо мелькали вывески бутиков, магазинов, неизвестных организаций, все еще радостно перемигивающихся новогодними украшениями. Все они удостаивались лишь мимолетного взгляда. Уже пройдя мимо очередной вывески, Кот остановился настолько резко, что в спину врезался торопившийся куда-то парень. Получив в свой адрес дозу проигнорированного негатива, Кот обернулся, рассматривая достаточно строго украшенную надпись.

«А не ограбить ли мне банк?» — мысленно спросил Кот, уже открывая прозрачные двери. Профессиональный взгляд тут же выхватывал элементы охранной системы, составляя все во вполне объемный план с прорехами защиты.
«Тебе делать нечего?» — возмутился разум.
«Кроме наблюдения за Лисой?» — уточнил Кот.
«Кроме извращенного времяпрепровождения! Да на бирже и то больше можно заработать, и сразу чистыми, — продолжал возражать рационалист. — А тут мараться. Еще и так близко от логова. Если только ты не хочешь покинуть его», — с надеждой предположил внутренний голос.
«А кто сказал, что мне нужны деньги? За шкатулку еще осталось. Самое ценное тут — именно возможность развлечься и отвлечься. Зато если попадусь — автоматически окажусь на расстоянии от Лисы. Такая перспектива тебя не устраивает? Хотя нет. Скучно здесь. Даже воображению приличного вора разыграться негде».

Прихватив пару буклетов и вежливо отказавшись от настойчивой помощи сотрудницы открыть ему как можно более долгосрочный и выгодный вклад, Кот вышел на улицу.
Рассматривать подробности он предпочел в теплом салоне автомобиля. Банк, уверяющий в своей надежности и благонадежности, имел несколько филиалов. И один из них — самый крупный и считавшийся головным в этом городе, мог оказаться интересным орешком, о который и зуб сломать не стыдно.

Правда, для этого было нужно оборудование. Разумнее сразу сдаться куда положено (то есть в психиатрическую лечебницу), чем идти «голым» на такое дело. А чтобы не светиться закупками, стоило перебрать свой арсенал. Который остался в Москве. И это было пока единственным, что останавливало его в принятом решении. Зверь, не имевший возражений против привычного воровского риска «в свободное от Лисы» время, отрицал возможность столь дальних поездок. Зато разуму в этой идее только это и нравилось. Он все еще надеялся, что исцеление от Лисы может наступить с расстоянием.

«Отдохнешь немного, отвлечешься. Опять же, нет Леславы под боком, меньше пыток голодом. Логово не мешает проведать, да дела проверить. Одни лишь плюсы», — выделял положительные моменты разум.

И лишь один минус, который острой полосой перечеркивал все преимущества. Он вынужден будет оставить Лису на пару дней без присмотра.

«Да какой же это минус? Это под каким углом посмотреть. Вот ничего же с ней за пару месяцев не произошло. Почему именно в эти пару дней свершится? Ты же сам говорил — пока тебя нет рядом, Лисе ничего не угрожает. Да и не мешает ей немного отдохнуть от тебя. Может, заскучает», — манил искуситель, преследовавший свои цели.

Постукивая по ладони буклетами, Кот пытался уравновесить гипотетические плюсы достаточно серьезным минусом. На чашу весов тяжело ложилось беспокойство зверя, не желающего уезжать от Лисы даже на пару кварталов, не то что на сотни километров.

«Нет, дело, конечно, заманчивое. Но безопасность Лисы важнее», — постановил Кот, откидывая буклеты на пассажирское сиденье. Под вздохи разума он вывернул с парковки, возвращаясь в логово.

Ночью идея отвлечься уже не казалась такой уж безнадежной. Спать становилось невозможно. Любой сон превращался в кошмар. С появлением в нем Лисы тело постепенно начинало плавиться в горниле голода, изгоняя из сознания любую попытку отдыха. Гитара и не менее музыкальные инструменты в виде отвертки и молотка тоже не помогли. Утро Кот встречал раздраженный и невыспавшийся. Царапая когтями очередную борозду на столешнице. Душ и кофе не помогли растворить сумрак, царивший не только за окном, но и в его сознании, постепенно пробираясь в душу.

Невыспавшийся разум так же был мрачен, и придумать что-либо оптимистичное, вновь стучась в дверь квартиры Лисы, Кот уже не смог.

Девушка открыла ему, а он мог лишь поедать ее глазами, одновременно пытаясь выговорить хоть что-то, горя на медленном огне, все сильнее разжигаемом ветерком аромата спелого лайма.

— Как ты думаешь, может, проще сразу все это выбросить в мусорку и не утруждать тебя? — спросил Кот, кивнув на пакет с кофе и заманчиво пахнущим свежей выпечкой круассаном.
— Буду благодарна. Извини, я тороплюсь, — отступила девушка, закрывая дверь.

Кот сглотнул, прикрыв глаза, стараясь обрести хрупкое равновесие, все больше напоминающее тонкую корочку базальта, прикрывающую бурлящую лаву. Одно неосторожное движение, и он горит изнутри в собственном желании.

Восстановив дыхание, Кот повязал пакет на ручку двери.

«Какой неджентльменский поступок, заставлять девушку таскать твои тяжести до мусорки», — вновь не удержался от ехидства разум.

Сил огрызаться не оставалось, а активный день Лисы истратил их окончательно. В некоторых случаях было проще оставить автомобиль, чтобы следовать за Лисой пешком. И он едва удерживал дистанцию, просто теряя контроль от мимолетного аромата лайма, знакомого движения руки, поправляющей прядь волос. А когда увидел, что Лиса в задумчивости закусила губу… Вынужден был остановиться и ухватиться за стену. Иначе он просто накинулся бы на девушку.

На предложение рациональной части накинуться вот на ту кошечку, столь озаботившуюся состоянием его здоровья, Кот лишь рыкнул.

«Мы его теряем, — постановил на это разум. — Но ничего, еще немного, ты сдашься, и мы тебя отыщем», — многообещающе пообещал он.

К вечеру сил не осталось совсем. Все внутри бушевало, плавилось и перетекало, сжигая внутренности вместе с сознанием. Поверх этого еще плавал кричащий все громче разум. Его гонял недовольно ворчащий зверь. Он видел прекрасный выход из голодовки — подойти к Лисе и все. Вот так просто.

Убедившись, что Леслава в очередной раз его проигнорировала, Кот пристроился было за маршруткой, везущей девушку домой, как решение было принято. Вывернув руль, он обогнал агрегат общественного транспорта, маневрируя в густом вечернем потоке движения.

Лису он дожидался сидя на перилах ее этажа. Стоило только девушке появиться из-за поворота и уже привычно скользнуть по нему пустым взглядом, как Кот произнес:
— Я уезжаю.

«Скатертью дорога», — подсказал разум ответ Лисы и почти не ошибся.

Ее «Счастливого пути» прозвучало очень похоже. Равнодушно, будто механически. Ни сожаления, что он уезжает. Ни радости от того же. Казалось, ей и вправду все равно…

— На несколько дней в Москву, — уточнил оборотень.

И по-прежнему никакой реакции. Лиса шла по лестнице, как в анабиозном сне. Хотелось подойти, встряхнуть за плечи, «докричаться» до нее, но Кот понимал — стоит ему прикоснуться… и кричать придется уже ему от собственного голода.

— С кофе и круассанами без меня справишься? — спросил он, продолжая собственный монолог.
— Справлюсь, — «разбавила» его речь Лиса, успевая подойти к двери. С прежним спокойствием девушка отыскала в кармане ключи. Еще одно движение, и она окажется за закрытой дверью, а он не сможет до нее достучаться.

Идя на риск, Кот приблизился, опираясь на косяк рядом с Леславой.

Она, не оборачиваясь, будто почувствовав колебания воздуха от его перемещения, замерла, затаив дыхание, как пойманный вспышкой света фар зверек.

— Будешь скучать? — тихо спросил Кот. — Я буду. Особенно по ночам.

Тряхнув головой, Лиса вспомнила, что собиралась открыть дверь и занялась этим несомненно увлекательнейшим занятием, даже не глянув на Кота. Вздохнув, он продолжил уже серьезно:
— Лис, если я буду звонить, бери, пожалуйста, трубку. Я чувствую, когда тебе угрожает опасность, и хотел бы иметь возможность предупредить.
— Хорошо, я буду отвечать, — кивнула девушка, поворачивая ключ в замке. Последний щелчок, и Лиса толкнула, открывая дверь.

Секунда, и она закроется, оставляя его одного, окутывая рассеивающимся ароматом лайма. Его ладонь накрыла ее на дверной ручке. Наклонившись настолько близко, что его дыхание согрело и расплавило несколько снежинок на шарфе девушки, Кот спросил:
— Пожелаешь удачи?

Под его ладонью рука Леславы напряглась, крепче сжимая дверную ручку, и девушка метнулась вперед, скрываясь в привычной обстановке прихожей. Лишь быстро пробормотав в ответ «да, конечно, удачи».

Можно было остановить, поймать, смять теплые губы поцелуем и захлопнуть дверь уже за их спинами. И даже был шанс, что Лиса не устояла бы, но… он еще не настолько отчаялся, чтобы кратковременной победой сломать все окончательно. Тем более если бы Леслава все-таки смогла сказать «нет», даже предполагать не захотелось, что тогда с ним случилось бы.

Поэтому Кот замер каменной статуей рядом с закрывшейся дверью, стараясь лишний раз не дышать, чтобы не передумать. Такая хрупкая преграда. Для него вскрыть ее — всего пара движений. И прижавшаяся с другой стороны к створке девушка окажется в его объятьях. Отчужденная и неживая.

Вздохнув, он отвернулся от двери, невольно ловя чутким ухом шаги удаляющейся от него девушки.

Кот шел, ощущая, как даже воздух сопротивляется его уходу, будто он преодолевает сопротивление воды. Он даже несколько раз невольно задерживал дыхание.

Но вот ладони ложатся на руль, фары освещают ночной двор, сливаясь с городской иллюминацией.

Его не просто тянуло, его словно волокло обратно. Очередной нервный клаксон на его неконтролируемую сознанием попытку развернуться мог закончиться аварией. Даже реакции оборотня хватило едва, чтобы не чиркнуть боком соседний автомобиль.
Однако Кот продолжал двигаться, не меняя направления, вцепившись в руль до дрожи в пальцах.

Разум доносился каким-то эхом, обрывками непонятных фраз, в то время как зверь захватывал уставшее сознание. И оборотень едва держался на тонкой грани между собственными частями, не желая теряться в обжигающем потоке, заполняющим его тело голодом желания.

Он пугал даже самого себя — движения становились резкими, непредсказуемыми. Ему нужен был отдых, но оборотень опасался сна. Зверь стал на столько силен, что мог захватить контроль. Надо было отъехать как можно дальше, чтобы у него не было возможности быстро вернуться.

Сдался Кот уже на въезде в Москву. За окном едва пробивался серый рассвет, и оборотень припарковался на самой многолюдной парковке круглосуточного магазина, чтобы у зверя не возникло и мысли показаться наружу. Вторая ипостась была крайне недовольна, и это врывалось в сновидения размытыми картинами мести.

Однако несколько часов сна и стаканчик кофе из автомата смогли сделать маленькое чудо, и Кот уже мог вести себя осмысленно, хотя и не столь стремительно. Тянуть обратно продолжало, будто кто-то наматывал лебедку, стараясь притянуть и его, привязанного на конце, а он цеплялся из последних сил за важные дела и мысль, что, возможно, Лисе и правда стоит отдохнуть от него.

Промозглый воздух с резкими и контрастными ароматами мегаполиса врывался в открытое окно автомобиля, помогая концентрироваться на делах, замораживая все остальное. Первым пунктом был Николай Иванович, и к его офису Кот подъехал уже достаточно взбодренный яростной агрессией переполненных дорог Москвы.

Небольшой чемоданчик под сиденьем помог сменить цвет глаз на карий, строгие очки поправили несколько растрепанный вид, и оборотень влился в поток клерков, стремящихся на свое рабочее место после обеденного перерыва. Если бы в охране были женщины, такое не прошло бы.

Слабые места охраны здания оборотень заметил еще в период активного общения с Николай Ивановичем в сотрудничестве поимки Лихо. Свернув к уборной, Кот выбрался через окно наружу. Хлесткий морозный ветер трепал волосы, стремясь сорвать с неширокого парапета, особенно когда приходилось пригибаться, преодолевая окна, но это лишь злило и заставляло крепче держаться. В том числе за разум.

Знакомый бизнесмен любил приходить в проветренный офис, но, игнорируя технические возможности кондиционеров, перед отъездом на обед приоткрывал окно.

Воспользовавшись гостеприимством такого странного поступка, Кот надавил на створку чуть сильнее, ломая крепление, чтобы проникнуть внутрь невежливым гостем. До прихода хозяина кабинета оставалось не более получаса.

Когда Николай Иванович вошел в дверь, оборотень уже расположился за его столом, закинув ноги на столешницу. В руках он крутил нож для писем, небрежно проворачивая его вокруг пальцев.

Внешне Кот выглядел расслабленно и непринужденно, внутри же он подобрался, готовый отразить возможную атаку телохранителей. Хотя он ставил на то, что они в первую очередь защищают, а не нападают, но и домашние собачки иногда кусают.

— Здравствуйте, Николай Иванович, — поздоровался оборотень, в то время как охрана слаженным движением загораживала собой хозяина, выхватывая оружие.

Так и хотелось сказать «фу, свои», — мысленно хмыкнул Кот, но вслух произнес:
— Вольно. Хотел бы убить, уже давно это сделал, — продолжая крутить между пальцами нож.

Бизнесмен выступил из-за спины бодигарда, рассматривая непрошенного визитера.

— Да. Я без записи. Впрочем, как всегда, пока вы не установите достойную охранную систему, — добавил оборотень.
— Кот, — уверенно произнес Николай Иванович. — Ты хоть сам помнишь, как выглядишь? — уточнил мужчина, кивком головы отпуская охрану.
— А зачем помнить? В зеркало посмотрел — кого увидел, тот и я, — хмыкнул оборотень, четким движением метнув нож, завибрировавший в раме одной из картин на стене. — Но лишние уши нам не нужны. И если это подарок, Николай Иванович, то присмотритесь к дарителю. Уж слишком он щедр на великолепных профессионалов и любопытство. Да вы присаживайтесь, чувствуйте себя как дома, — предложил Кот, кивая на кресло для посетителей.
— Как всегда наглый, — отметил Николай Иванович, отводя задумчивый взгляд от картины, затем устраиваясь на предложенном месте.
— Наглость — мое второе счастье, а второе счастье — это уже наглость, — кивнул оборотень. — И я по делу. Знаю, есть у вас один знакомый. Не последнее лицо вот в этой организации. — Кот толкнул буклет, позаимствованный из банка.
— Есть такое, — кивнул бизнесмен, покрутив в руках брошюру. — Хочешь вложиться и проверяешь надежность?
— Да ни за что. Если и хранить деньги в банке, то только в стеклянной. Я как раз по другому вопросу. Я хочу его ограбить.

Заинтересовать Николая Ивановича сильнее было бы сложно.

— Меня в подельники хочешь взять? — пошутил он, однако в голосе сквозила напряженность.
— А пойдете? — хмыкнул Кот. — Но вообще-то наоборот. Хочу, чтобы вы предупредили своего друга, что его банк, а именно главное здание, ограбят, ну, например, в течение месяца.
— Вообще-то Петька буквально на днях хвалился, что его банк не уступает надежности швейцарским, а у них четвертое место в мировом рейтинге, — предупредил мужчина, откидываясь на спинку кресла.
— А хозяин банка азартен? — поинтересовался оборотень. — Если вы не только предупредите, но и поспорите на удачность предприятия взыскания в пользу бедных?
— То он предложит отдать ему деньги сразу, раз мне их некуда девать, — усмехнулся Николай Петрович.
— Думаю, вложить в меня окажется все-таки выгоднее, чем в его банк, — сложив пальцы домиком, лукаво глянул Кот. — Выигрыш делим пополам.
— Семьдесят мне, тридцать тебе, — тут же предложил Николай Иванович.
— Тридцать вам, семьдесят мне, — поправил Кот.
— Как-то ты неправильно делишь, — отметил бизнесмен.
— Так кто больше рискует…
— Не скажи, деньги-то мои, — парировал мужчина.
— Думаю, за мою надежность Лихо вступится, — отметил оборотень. — Предлагаю семьдесят мне, тридцать вам, а бонусом я показываю слабые места вашей охранной системы.
— По рукам, — кивнул Николай Иванович, протягивая ладонь. — Хотя я бы согласился и на меньшую сумму.
— Да? Тогда, может, согласитесь и убить меня бесплатно? — спокойно поинтересовался оборотень, протягивая руку в ответ. Собеседник тут же убрал свою ладонь.
— Вся сумма остается у вас, и официально Кота должны убить в перестрелке за банковские деньги. Мне нужна новая жизнь. Один наш общий знакомый сможет легко распространить нужную информацию в воровской диаспоре. Думаю, вы меня понимаете.

Николай Иванович молча отстукивал по ручке своего кресла, рассматривая Кота, в то время как тот зеркальным отражением повторял его движения.

— Я так и знал, что все не так просто. Мне нужны подробности, — наконец произнес он.

Кот развернул стоящий на столе ноутбук хозяина кабинета.

— Тут документ, в котором набрано все, что вы должны знать. Не больше и не меньше. Ознакомьтесь.
— Вообще-то на нем был пароль, — отметил бизнесмен, кивая на технику, сам взглядом уже впиваясь в монитор.
— Говорю же, безопасность ни к черту, — криво усмехнулся Кот.

Пробежав глазами по тексту, Николай Иванович снова откинулся на кресле.

— Может выгореть, — отметил он.
— Так вы согласны?
— Да.

Крепкое рукопожатие скрепило договоренность.

Развернув ноутбук к себе, Кот стер открытый документ, уничтожая все упоминания о нем на компьютере.

— А это дырки в вашей безопасности, — второй открытый документ вновь стоял монитором к Николай Ивановичу.
— Так ты не сомневался, что я соглашусь, — скорей утвердил, чем спросил бизнесмен.

Оборотень молча поднялся с кресла, сохраняя улыбку на лице.

— Оставляю вас за увлекательным чтением, — кивнул он. — Надеюсь, больше не увидимся. В хорошем смысле.

Выходил он из кабинета вполне официально, провожаемый взглядом секретарши, чудесным образом совместившим удивление и интерес за внешним равнодушием.

***
Кот сидел и крутил в руках телефон. Он включал и выключал дисплей, даже находил в контактах номер Лисы, рука замирала на кнопке дозвона и соскальзывала. Разум требовал, чтобы он дал отдышаться девушке от собственной настойчивости. Лучше всего навсегда. Зверь требовал не звонить, а мчаться обратно к Лисе. Машина была уже собрана, осталось навестить Бону. Это был сейчас единственный человек, который смог бы помешать его планам.

Оборотень думал задержаться на пару дней, а получалось, что даже на один оказалось пыткой. Отложив телефон, Кот закурил. За окном незаметно подкрадывалась ночь. В окнах напротив давно зажглись огни. Как и в квартире Леславы. Где ее больше нет. Она где-то там, одна, в сумраке холодной питерской ночи. И вера в то, что у него есть хоть малейший шанс согреть ее, становилась все больше похожа на глубоко больную. Лиса даже в коме казалась живее, чем эти пару дней. И всему причина он.

Зарывшись рукою в волосы, Кот дернул попавшиеся пряди, поморщившись от боли. Если бы можно было отмотать все назад… То он наделал бы ту же кучу ошибок. Если не больше. С Лисой его удача почему-то отказывала.

Но будь у него волшебная палочка, у него было бы одно желание. Чтобы она могла быть счастлива и в безопасности. Пусть и без него. Однако он не волшебник, и пресловутую золотую рыбку изловить вряд ли удастся даже коту-оборотню. Продать душу дьяволу? Если бы у него была эта торговая единица, то это был бы возможный вариант. И так он уже горит в огне собственной вины и голода.

Но несмотря на присутствие в жизни мифического оборотня, сказки не существовало, и ему придется исправлять всё без какой-либо магической поддержки. Хотя желание у него есть.

Экран телефона вновь светился в его руки, и Кот уже решительно нажал вызов номера Леславы.

Расстояние сократилось, когда он услышал после нескольких гудков, сжимающих сердце, короткое «да».

— Привет, — хрипло произнес оборотень и, выдохнув, продолжил: — я так соскучился по твоему голосу. И вообще по всему. По тому, как пахнет лаймом твоя кожа. Какая она бархатистая на ощупь и возбуждающая на вкус. По мягкости твоих волос под моими пальцами. По тому, как ты греешь руки о кружку с кофе. Как смеешься, и тогда в твоих глазах загораются искорки. Какая сладкая твоя улыбка на вкус. Я скучаю по тебе, Лисенок. И я придумал свое желание.
— Какое? — настороженно уточнила девушка.
— Выслушать и попытаться услышать. Хотя бы попробовать. Хорошо? — Он задержал дыхание в ожидании ответа.

Согласие с другой стороны разговора позвучало словно эхо, и непонятно с чего начинать. В мыслях все казалось так просто, а теперь они разлетелись, как пугливые птицы, и какую ни поймаешь, все кажутся нелепыми и «не теми».

— Я не могу без тебя, — наконец высказал Кот. — Удивлена? Я тоже. Моя глупость не позволила понять этого вовремя, и я причинил тебе столько боли. Если бы я только мог забрать ее всю себе… Даже в десятикратном размере, я сделал бы это, Лис. Потому что уже сейчас горю в огне. Потому что не могу прикоснуться к тебе. Согреть. Обнять. Разделить с тобой все. И некого винить в этом, кроме себя. Я не знаю, что дает мне надежду думать, что я могу сделать тебя счастливой. Только моя уверенность, что я готов совершить для этого все, что в моих силах. Я прошу, Лис, дай мне шанс. Дай шанс нам.
Я приехал в Москву, не только и не столько по делам. Я приехал, потому что боялся сорваться рядом с тобой. Один твой взгляд. Нет, не так. Один взгляд на тебя. Даже одна мысль, и я сгораю. И никто не может потушить этот огонь. Только с тобой я понял, что можно насытиться одной. Что это возможно — молчание на двоих. Нежность. И одиночество отступает, как совершенно ненужное и скучное. Лис, я… — вздохнув, как перед прыжком в воду, готовый открыться до конца, Кот замер, оглушенный набатом опасности. Тело среагировало раньше, чем он понял все до конца. Его Лиса в опасности, а он тут, так далеко! Теперь становилось понятно, почему зверь так тянул обратно. Он чувствовал опасность, а Кот спутал ее с тягой к Лисе. Тихо застонав, оборотень перешел на серьезный тон, удерживая трубку плечом, чтобы не мешала обуваться. — Лис, слушай внимательно. Я чувствую опасность, она очень близко, и я не успеваю. Ты сейчас дома?
— Нет. На улице, — прозвучало еще настороженно, но уже собранным голосом.
Мысленно выругавшись, Кот продолжил инструктаж:
— Найди самое многолюдное место, постоянно оставайся на виду. Есть, кому ты доверяешь, и кто приедет по твоему звонку?
— Да. Наверное, — прозвучало не слишком уверенно, но вариантов не было.
— Звони. Я постараюсь приехать как можно быстрее и найду тебя где угодно.

Чувство опасности уже зашкаливало, пока он произносил это, хватая с крючка ключи машины. И резкий стук снизу остановил его с занесенной к люку рукой.

— Стоп, Лис. Похоже, я перепутал. Это по мою душу пришли, — сразу успокоившись, произнес Кот, отступая к тайнику с оружием.

Стальную пластину люка выгнуло дугой.

— Да у них там что, базука с собой? — удивился оборотень. — Или это…

Отлетевший в сторону пласт металла подтвердил догадку.

— Вампиры, — прошипел Кот, чувствуя, как тут же удлиняются когти и клыки.

Неудивительно, что чувство опасности так разбушевалось.

Зашипев, оборотень пригнулся ниже, телефон выскользнул, застучал по полу и замер экраном вверх, высвечивая дорогое имя. Одна лишь мысль, что эта ниточка может вывести на Лису, и Кот уже подхватил телефон, ломая хрупкий пластик, круша платы и электронную начинку. Экран хрустнул и погас, разрывая эту связь. Выпавшую сим-карту он раскусил пополам, и, пригнувшись к полу, приготовился к обороне.

Красные глаза напротив горели азартом. Клыки обнажались довольной улыбкой. По логову оборотня расползался мерзкий его нюху запах мертвечины.

***
У него был всего один выстрел, чтобы попасть в цель. И казалось, время растянулось так, что он видел, как пуля вырывается из дула его пистолета, как прорезает воздух, будто масло. Наблюдал, как вампир уворачивается в сторону, как кусочек металла замыкает цепь, пробивая кнопку, и раздается тихий хлопок сработавшей ловушки. Кот установил ее не так давно и не был уверен, что это пробьет бронированную плоть хладных.
Яростный крик попавшего под распылители кислоты вампира ласкал слух. Теперь у него оставалась пара минут, пока концентрация яда станет смертельной и для него. Воздух наполнялся запахом разлагающейся мертвечины, чувство опасности взвыло на самой высокой волне, и он едва успел увернуться от мощного удара, уходя в сторону.

Чтобы попасть в облако концентрированной кислоты, лишаясь на вдохе нюха. Зажмуриться он успел, но нос и горло жгло огнем. Прыгнув к вывороченному люку, Кот был сбит в полете и прижат к стене с такой силой, что хрустнули ребра. Полоснув на звук, он услышал недовольное шипение, однако хватка не только не ослабла, но и его руку поймали. Кот взвыл, когда она была выдернута из плеча, повисая на связках и сухожилиях. Понимая, что не может ощутить пространство хотя бы без зрения, оборотень прищурился, стараясь дольше сохранить глаза. Приятного в увиденном было мало.

Знакомый оскал, холодный взгляд хищных алых глаз, и Кот замер, не в силах пошевелиться — так все это напоминало смазанную картину из детства. То же лицо, склоняющееся ближе, несмотря на все попытки удержать расстояние. Та же уверенность, что уже не сбежать, пронзающая тело холодными иглами бессилия. Ему не уйти… Зверь забился в конвульсиях, но холодная мысль разума «Соберись! Помереть всегда успеешь!» вернула ясность сознания.

Зря ему не привязали ноги. Рывок и отросшие когти вспороли твердую плоть, а когда вампир зарычал, все-таки ослабляя хватку, оборотень впился в ближайшее, что попало под зубы. Хруст отрываемой плоти и противный вкус мертвечины во рту. Сплюнув кусок кисти вампира, Кот оскалился, делая рывок в сторону. Обманный. Тут же, на пределе звериных мышц срываясь в другой бок. Врезавшись в рычаг плечом, оборотень услышал, как разлетаются в разные стороны осколки снаряда за его спиной, но уже не увидел, как срывает крышку запасного выхода. Глаза затянуло туманной пленкой, растворяясь в кислоте, и он прыгнул вниз, доверяясь памяти тела.

И врезался в жесткую преграду вампирского тела, отшвырнувшую его обратно. Вот тогда ему и стало понятно, что теперь точно не сбежать. Дыхание вырвалось рывками, перемешиваясь с всхлипами из-за обгоревших легких. Он не видел и не чувствовал, а слух забивался стуком собственного сердца. Но сдаться?! Ни за что!

Шестое чувство так просто не растворить в ядовитом воздухе. Пока он жив, он может хоть что-то… и резкая боль пронзила бок. И это он еще успел увернуться, а что было бы если… он не успел додумать. Он упал вперед, надеясь, что на пол, но врезаясь в колонну, помешавшую уйти от удара. Хрустнул позвоночник, ноги заскребли по полу. Кот это понимал, но уже не чувствовал. Он выл, ощущая, как тело разрывает попыткой обернуться, и понимал, что не успевает. Еще один удар в спину, и сознание сорвалось в пульсирующую бордовым пламенем пропасть.

Успела мелькнуть лишь последняя мысль. «А может так всем будет и лучше».

***
Как же он ненавидел воду. Особенно вот так — ледяную, выливаемую сверху так, что она сначала ударяет, ощущаясь как кипяток, и только потом понимаешь, что сидишь в холодной луже. Леденящий ветер от открытых окон, выветривающий кислоту, лишь добавлял ощущений Зои Космодемьянской.

Рванув, Кот застонал от боли. Позвонки успели срастись, но еще недостаточно крепко, чтобы каждое движение не приводило к волне пульсирующей боли по всему телу. Ноги были словно чужие, рук же не было вообще. Вскинувшись, Кот, сцепив зубы от полыхнувшей в плечах боли, уже медленно посмотрел по сторонам. Виделось все как сквозь мутное стекло, но рассмотреть все-таки удалось, что кисти рук были привязаны к креслу настолько крепко, что уже посинели. На запястьях вдоль вен оборотень рассмотрел несколько свежих рубцов. Попытка пошевелить плечами лишь убедила, что обе руки выдернуты из суставов, и регенерация никак не справляется со всем происходившим с его телом.

— Очнулся, — холодный, лишенный эмоций голос вздыбил шерсть на загривке. — Живуч. Давно я так не развлекался.
— Это ты развлекался, Балк, — прошипел уже знакомый по прошлым встречам с красноглазыми Игорь. — А я кислоты наглотался, до сих пор щит кое-как ставлю. Еще повезло, что хата звукоизолированная оказалась, иначе уже подняли бы на ноги всех.
— Не подняли. Люди стали удивительно равнодушны к ближнему своему. Почти как в мое время, — холодно пожал плечами второй вампир. — И нечего ныть, подкрепился уже оборотнем. Радовался бы — таким деликатесом поделился.
— Вот если бы его реально выпить, — недовольно произнес Игорь. — А то после ножа больно быстро затягивается.
— Нечего свои слюни на мою добычу распускать, — почти добродушно произнес его собеседник, особо ласково проводя по плечу Кота. Тот дернулся от омерзения, но зашипел сквозь зубы от бессилия и боли и замер.
— Бесполезно, дружок, — не первый оборотень ты у меня, — в голосе Балка прозвучало истинное вдохновение гениального маньяка. Настолько явственно, что мурашки пробежали по позвоночнику Кота, но он лишь крепче сжал зубы. — Хотя такое наслаждение — как охотник охотника ты меня поймешь — мне уже давно не доставляли. — Пока красноглазый говорил, его ноготь чертил по шее Кота, оставляя чувствительную борозду, едва не прорезая кожу. Линия продолжилась по скуле, доходя до подбородка, и Кот не выдержал, клацая зубами. Он почти успел. Если бы не сковавшие его веревки.

Балк с улыбкой покачал пальцем, довольно цыкнув. Но еще секунда, и выражение его лица изменилось. Крепкая хватка сковала горло оборотня, перекрывая дыхание, сжимая все сильнее и сильнее.

— Даже не думай, котик. Больше ты уже не сбежишь. А если вырвешься, охоту устроят все вампиры клана. Нельзя отпускать оборотня, который может выжить после укуса, — прошипел красноглазый на ухо задыхающегося Кота. Хватка ослабла, и оборотень почти захлебнулся глотком воздуха
— Так что же ты мне не дал его нормально укусить? — возмутился Игорь. — До сих пор все тело чешется после кислоты.
— Это блохи, — хрипло произнес Кот. Вампиры молча уставились на него и он пояснил: — Вторая ипостась у меня животная, вот и развелось тут блох. Нечего было кровь мою пить — не перебежали бы. А теперь придется ошейник специальный носить.
— Он что, серьезно? — тихо спросил Игорь.

На лице Балка было явно написано «Идиот».

— Оригинальное чувство юмора, — вместо этого отметил он. — Надеюсь оно тебе поможет, когда я отыщу твою кошечку. Она ведь у тебя наверняка есть. Уж больно я не хочу обнаружить потом под боком выводок подобных «котят».

Сердце пропустило удар. Лиса. Только не она. Он рванул на пределе сил, веревки затрещали, врезаясь в тело, но жесткая хватка прижала его обратно, и он напрасно клацал зубами, пытаясь схватить хоть что-то.
— У меня не может быть, как ты их называешь, «котят». Наверняка ваши уже изучили все документы того опыта, — прорычал оборотень.
— Так и устойчивость к укусам вампиров там не указана. К тому же в тех документах ты указан как мертвый эксперимент. А вот живой и даже царапаешься. Так что кошечку твою мы разыщем, как разыскали тебя. Сам расскажешь. Как Петру Ивановичу. Даже есть его противно было — холодная старая кровь такая мерзкая, — на аристократичном лице проступило отвращение. — А ведь если бы он омолодился с твой помощью — как ему захотелось, то, возможно, и умер бы не со свернутой шеей, а с прокушенной. Какое разнообразие. Нет, сидел бы себе в глубинке и молчал, так захотелось ему каплю откачанной у тебя крови изучить в лаборатории у давнего знакомого… Знание — это не просто сила. С ним надо уметь справляться, иначе это смерть. И хотя мне пришлось потратить несколько недель, прочесывая Москву в поисках запаха твоей крови, я не жалею. Боялся только, что ты не появишься.

Вываленная на Кота информация перекатывалась в голове как куча булыжников, постепенно накрывающая его могилу курганом. И под эту лавину могла попасть и его Лиса. Ну почему же ей так не повезло встретить его?!

— Так, я жду адреса твоей кошечки, — вкрадчиво напомнил Балк.
«Расскажи ему, — тихо прошептал голос Леславы. Настолько явственно, что Кот закрутил головой, пытаясь понять, откуда он его услышал. — Расскажи, не таись. Так надо. Ради меня», — продолжал звучать в его голове такой родной и близкий голос.

Зверь зашипел, врываясь в сознание набатом опасности, и Кот затряс головой, пытаясь прояснить сознание. Ведь если Лиса здесь, то какой адрес ему нужен? Нет, не поймаешь так просто!

— Твоя стенографистка готова записывать? — уточнил оборотень, прямо взглянув в пристально следящие за ним кроваво-красные глаза. — Или можешь вырезать все симпатичное население Москвы и не только. Если честно, я и адреса всех не припомню. Знаю! Принеси мне справочник жителей Москвы. Я тебе там четверть выделю — на твой век побегать хватит.

Балк захлопал ресницами с почти детским недоумением на лице. Это выглядело настолько комично, что Кот фыркнул. Вампиру в лицо. Достав из кармана накрахмаленный кружевной платок, хладный вытер лицо. Тихие похрюкивания, напоминающие смесь смеха с кашлем, доносившиеся со стороны Игоря, Балк предпочел игнорировать.

— Не действует, — уже утвердительно, но с долей удивления произнес он. — Хотя для тебя в этом мало радостного. Уж слишком ты опасный получаешься. А кошечку твою я лично найду. Может быть не сразу, но на то у меня есть вечность, — прошипел он уже в лицо Коту.
— Да это ж очередная однодневная цыпочка, дольше искать ее будешь, чем я подцеплял, — фыркнул Кот, старательно заставляя себя в это поверить. Ведь только так можно обмануть, увести след от Лисы… Но верить не удавалось.

Балк склонился над оборотнем, вглядываясь в его прямой взгляд, переполненный открытой ненавистью.

— Врешь, — постановил хладный. — Пусть внушение на тебя и не действует, но меня не так легко обмануть. Интересно, почему же ты так рьяно ее защищаешь, что же в ней такого? Обязательно проверю, когда найду, — пообещал вампир, аккуратно убирая обратно в карман платок. — А ты посмотришь и подскажешь мне, — ледяная рука легла на челюсть оборотня, склоняя голову, чтобы удобнее было впиться в шею. — Только стоит поубавить тебе прыти, — второй рукой вампир провел по яростно пульсирующей на шее вене, явно наслаждаясь предвкушением, — чтобы дождался меня под присмотром Игоря, но если ты не выживешь, я буду очень разочарован. А я не люблю разочаровываться, ведь тогда я становлюсь очень и очень жестоким.

Последние слова были произнесены уже на ухо Кота, и хотя он рвался, выгибался, рычал, но не мог скинуть с себя жестких рук.

Чтобы его Лиса пострадала по его глупости… Только не это! Он должен ее защитить! Любой ценой!

Ледяное дыхание опалило скулу, а когда шею пронзила резкая боль, оборотень взвыл, окончательно теряя над собой контроль. Зверь рванул наружу, не обращая внимания на боль, выворачивающую связанное тело, на разлетающийся на куски разум. Треск рвущихся веревок смешался с криком удивления и хрустом ломающейся челюсти. Балк, вцепившийся в человеческую шею не успел ослабить хватку. Или не смог, уже чувствуя на языке столь желанную горячую влагу. Зверь затряс головой, сбрасывая со своей могучей шеи оторванную вампирскую челюсть. Зрение вернулось. Слух обострился, обоняние же здесь и не было нужно — запах мертвечины перебивал все, что он захотел бы унюхать. Зверь защищал свою Лису, и человеческой ипостаси оставалось только не вмешиваться.

Но даже его силы оказалось недостаточно против двух, хоть и раненых, вампиров. Неудачное приземление лишило задней лапы. От удара по голове эхо звуков металось, искажаясь до неузнаваемости, а в глазах двоилось. Зверь взвыл, когда стальные пальцы вспороли его бок, и кровь алым веером залила пол. Припав к земле, он хрипел, пытаясь не пустить вампиров хотя бы за спину. Хладные тоже пострадали в схватке и наступали теперь слаженно, загоняя постепенно добычу в угол. Регенерация не могла справиться, ему надо было сбежать, зализать ранения. Но тогда Лиса… И он снова рвался вперед, рыча, нанося все новые раны, возвращающиеся и ему. Лапа соскользнула по собственной крови, и он ударился плечом, открывая вспоротый бок. Он успел лишь упасть, когда на него навалилось сразу два тяжелых тела.

Кот перевернулся, не столько старясь раздавить своим весом, сколько хотя бы скинуть. Нос буквально кольнуло чувством опасности. Зверь не мог справиться… но мог оборотень! И как издалека раздался крик разума «Дави рычаг!» И вопреки опасности, он рванул вперед, лапа сбила, казалось простую дверную ручку. Резкий грохот оглушил окончательно, пол провалился под ногами, падая на этаж ниже. Звуки взрывов он уже не слышал, но шкур опалило клубом пламени, и зверь перекатился несколько раз, сбивая искры.

Тело било конвульсии обращения, бок горел огнем. Даже двойное оборачивание не смогло затянуть глубокую рану до конца. Но надо было двигаться. Он почти ощущал, как смыкается вокруг него ловушка людского интереса. Такой взрыв и клубы дыма не могли остаться без внимания окружающих. Поймать же его сейчас мог даже ребенок.

И оставались лишь четкие команды. Выжить. Встать на ноги. А, ладно на ноги, хоть на колени. Дойти. Вернее, доползти до шкафа. Штаны. Натянуть. Куртку. Накинуть. На остальное нет времени. И сил.

Замести следы. Раз и навсегда. А для этого надо все-таки встать. Щиток охраны рядом с дверь, а реально… Да, можно назвать это и охраной. Пальцы соскальзывают с кнопок, но ошибиться нельзя. Это жизненно важно. А теперь у него есть только половина минуты. Два шага до двери. Целая вечность. Силы хватает либо думать, либо делать. Поэтому не думать. Открыть дверь. Закрыть дверь. Не услышать, но почувствовать, как содрогнулась створка, пока он набирался сил, опершись на нее, чтобы двинуться дальше. Окна наверняка выбило, и теперь огонь плясал свой победный танец и на этом этаже. Тихие хлопки срабатывающего «термита», уничтожающего его тайники и все металлическое внутри них, уже не были слышны за воем правящего вечеринку пламени.

Испуганные соседи.
Пожар!
Помочь?
Спасайтесь сами.

И не скатиться кубарем по лестнице помогают лишь перила. Хотя кто-то все-таки помог спуститься.

Не оборачиваться. Никаких сожалений. Просто на это нет сил.

С тоской уставившись на закрытую дверцу своей машины, осознать, что ключи сгорели там. Наверху. Вмести с остатками возможности сбежать. И остается черпать силу только в злости. Нет! Не сдаваться! Локоть пронзает боль от попытки выбить стекло. Но еще одна попытка и оно осыпается хрупким крошевом. Сигнализация. Но ее не слышно за воем сирен пожарных машин. Блок сигнализации вырван. Несколько проводков. Ну же! Рано радоваться. И руль собственного автомобиля кажется таким тяжелым, будто он ворочает колеса руками. И крутит их тоже. Кто-то кричал, что он должен остаться.

Но тот человек не знает, что он как раз должен бежать.

Он уже не понимал, куда едет. А главное — зачем. Хотелось спать. Но возмущенные клаксоны сзади, стоило ему остановиться, толкали, гнали вперед. Будили. Будоражили казалось застывающую в венах кровь. Холодный ветер вместе с матами, врывающийся в разбитое водительское окно, бодрил. Ему надо было за город. Уйти подальше. Увести след. Это понимали все. И зверь, и разума. Рычание, окрики, он потерял счет времени. Кажется, что прошло несколько дней, и уже непонятно как он оказался на этой заснеженной дороге. Автомобиль увяз. Вся его мощь в рыхлом снегу превращалась в бессмысленное визжание колес.

Но лишь одна мысль — он должен увести погоню, заставляла жать на газ. Деревья проплывали мимо все медленней, а мотнув головой, оборотень понял, что его автомобиль уже давно увяз. Лишь стволы кружатся вокруг. Надо двигаться. Подтолкнуть сзади. Он же сильный. Он же сможет.

Снег. Какой он непривычно холодный. Ноги увязали. Левая. Правая. Левая. Правая. А вот и бампер автомобиля. Уперся плечом. Толкнул. И упал рядом от пронзившей тело боли. Схватившись за бок ощутил что-то мокрое, горячее. Кровь. Спокойная мысль. Лишь констатация факта «рана вскрылась». И нет сил обернуться. Какой теплый снег. Вот только непонятно, почему он черный.

И не было никаких картин ускользающей жизни. Лишь темнота. И последняя мысль растворилась в ней.

«Будь счастлива, Лисенок…»


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/304-13038-30
Категория: Свободное творчество | Добавил: Диметра (03.08.2016)
Просмотров: 447 | Комментарии: 22 | Теги: нападение вампиров, охота на Лису


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 22
0
22 Marishelь   (28.08.2016 00:28)
Вот подозревала я что-то в этом роде! Так и знала, что поездка эта неспроста surprised Больно хорошо жилось Коту в Питере, надо ж еще получше - в Москве! angry Ну, тут и "оторвались" авторы-садисты - вывихнули все, что можно; позвоночник сломали, а еще бок попортили и кислотой обожгли angry Ну как есть садюги! angry Вот как теперь заснуть, когда там Котька мается? cry
Представляю, как сложно написать экшен, но это удалось! Читая, даже дышать забывала sad

0
21 LadyX   (19.08.2016 15:34)
Все печальнее и печальнее. Мало Коту страданий было, так его авторы... добрые такие очччень... вообще решили добить. sad Гринписа на вас не хватает! Кончайте мучить Тимчика! Любови ужо давайте, взаимной, вот!

+1
20 natalj   (06.08.2016 20:33)
Спасибо большое за главу!

+1
19 Диметра   (06.08.2016 13:23)
Ну тады сначлаа тренируемся на лисах, заканчиваем на котах? smile

+2
15 Диметра   (06.08.2016 12:05)
Ну то что точно знаю - минус жизнь когда выбирался в детстве от вампиров. Потом как минимум 1 с лихо. 1 с лисой. Одна сейчас. Но неизвестно сколько минусов пока кот был в лаборатории. Вон руку же ему там отпиливали. Мало ли что еще делали. Поэтому не знай не знай на сколько глав его может хватить таким макаром smile

+1
16 Василина   (06.08.2016 12:48)
Вот и проверим в следующей главе насколько жестоко-реалистичными могут быть авторы. cool

+1
17 Ange-lika   (06.08.2016 12:59)
*задумчиво так* учитывая, что следующая глава Лисья...
может на Лисе проверить?

+1
18 Василина   (06.08.2016 13:13)
surprised Вот блин!...Придётся,того,на Лисах тренироваться wink

+2
8 Василина   (05.08.2016 10:24)
Ах-ох-ой-ой-ой!!! blink Это чо?Наконец опять приключения начинаются?

+2
11 Диметра   (05.08.2016 21:16)
Гы, я думала наоборот - приключения закончатся со смертью Кота, нет? smile

+1
12 Василина   (06.08.2016 11:02)
У Котов 9 жизней.Нельзя уточнить-это какая по счёту была?

+1
13 Ange-lika   (06.08.2016 11:21)
две он точно потратил, одну ещё давно с Лихо, вторую - когда Лису с базы лиховцев вытаскивал...

+1
14 Василина   (06.08.2016 11:43)
Ещё на шесть глав хватить должно wink

+2
7 kamrik   (05.08.2016 00:59)
Очень переживала, пока читала, а от окончания главы совсем упала духом. Но очень надеюсь на лучший исход.Спасибо за главу и с нетерпением жду продолжение!

+1
10 Диметра   (05.08.2016 21:15)
Ух, кто бы знал как я вокруг этой главы круги наворачивала - хотелось понять получилось ли передать картинки, что в голове крутились. ПОлучилось! и это тааак прррриятно!
И следующая глава - Лисы, будем вместе понимать как же там Котяра и есть ли надежда его вообще отыскать.

+2
2 kotЯ   (04.08.2016 11:31)
Вот это он попал! Ему необходима помощь. И если её не будет, то хотя бы время.

+1
6 Ange-lika   (04.08.2016 11:55)
Цитата kotЯ
Вот это он попал!

это точно... до сих пор вампы не воспринимали Кота всерьёз, молодые, Балк же знает что Кот оборотень. встречались...
Цитата kotЯ
Ему необходима помощь.

ох, самое плохое если Кота кто-то найдёт и отвезёт в больницу...
его же потом не выпустят, не человек, оборотень, изучать же будут.
Цитата kotЯ
И если её не будет, то хотя бы время.

ну сейчас у Кота времени - всё его.

+2
1 O_Q   (04.08.2016 10:26)
А я-то, наивная, надеялась, что День Сурка, пришедшийся на пятницу, тринадцатое, касается только отношений Кота и Лисы. И что хэппи-энд не за горами - во всяком случае, не за такими. Теперь же возникло стойкое ощущение, что садисты-авторы хотят лишить читателей хэппи-энда вообще, насовсем, то есть не просто метко портить настроение каждой главой, а учинить над героями такую расправу, чтобы даже сомнений не оставалось в их безвозвратной кончине. Даю подсказку: в эпилоге стоит уточнить, что и в загробной жизни им не суждено встретиться, аминь.
Полглавы не дышала, можно сказать, а после "оптимистичной концовки" до сих пор в себя прихожу. Написано сильно, но от этого только еще хуже. Приехал Кот в столицу за отвлечением, а получил такие приключения, что мама не горюй. И даже если выживет (на что я всё-таки осторожно надеюсь), придется срочно грабить банк - прямо так, на подгибающихся от слабости лапах, ведь он сам сроки установил.
От "задних мыслей" о безвинно пострадавших от устроенного Котом пожара людях тоже трудно отделаться. Хоть знать бы наверняка, что вампиры сгорели дотла, но интуиция подсказывает, что авторы такого ни в коем случае не допустят.
Тем не менее, большое спасибо за главу!

+2
3 Ange-lika   (04.08.2016 11:33)
Цитата O_Q
И что хэппи-энд не за горами - во всяком случае, не за такими.

эх, я тоже была уверена, что стоит Коту оказаться рядом и через пару глав мы напишем эпилог... а вот дописали, а не уже как-то не склеивается всё, как было.
Цитата O_Q
От "задних мыслей" о безвинно пострадавших от устроенного Котом пожара людях тоже трудно отделаться.

думаю жертв там не будет. хотя ремонт соседям снизу предстоит капитальный конечно. зальют же...
но вампиры точно сгорели, а то с вампирской скоростью Коту не дали бы уйти...
ну и минус два вампиры - это сотни спасённых жизней каждый год.
тем более Игорь и Балк один из самых опасных в московском клане.

+2
4 O_Q   (04.08.2016 11:39)
Цитата Ange-lika
вампиры точно сгорели, а то с вампирской скоростью Коту не дали бы уйти...

Угу. А может, просто сильно обгорели, и пока регенерировали, Кот успел оторваться.
Поверю на слово *подозрительно всматривается*, хотя уже ни во что хорошее не верю. Моя надежда истончилась уже не до мечты, как у Кота, а просто вообще почти до полного исчезновения.

+1
5 Ange-lika   (04.08.2016 11:45)
Цитата O_Q
Угу. А может, просто сильно обгорели, и пока регенерировали, Кот успел оторваться.

неть! регенерировать вампы могут если им что-то отрубить, но от огня они да ещё такого просто сгорают. и кстати это единственные вампы, кто знает о Коте, Балк пожадничал на котовскую кровь и никому кроме Игоря не сказал, что нашёл такую редкость, как оборотень.
Цитата O_Q
Поверю на слово *подозрительно всматривается*,

надо же как недоверчиво cool
Цитата O_Q
Моя надежда истончилась уже не до мечты, как у Кота, а просто вообще почти до полного исчезновения.

а то, что следующая глава будет не наводит на мысль что будет дальше? хотяяяя... она ж от Лисы, а не от Кота. Но точно будет.

+2
9 Диметра   (05.08.2016 21:13)
Цитата O_Q
Теперь же возникло стойкое ощущение, что садисты-авторы хотят лишить читателей хэппи-энда вообще, насовсем, то есть не просто метко портить настроение каждой главой, а учинить над героями такую расправу, чтобы даже сомнений не оставалось в их безвозвратной кончине.

м-м-м, хорошая идея happy
Цитата O_Q
Даю подсказку: в эпилоге стоит уточнить, что и в загробной жизни им не суждено встретиться, аминь.

ага-ага, помедленней, я записываю wink
Цитата O_Q
От "задних мыслей" о безвинно пострадавших от устроенного Котом пожара людях тоже трудно отделаться. Хоть знать бы наверняка, что вампиры сгорели дотла, но интуиция подсказывает, что авторы такого ни в коем случае не допустят.

ну-у-у, одного вампа мы уже сожгли, вернее вампиршу, но если сииииильно хочется, то... wink

И, Оль, огромное спасибо за твои меткие комментарии!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: