Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13562]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3654]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.

Одиночество вдвоём
Арнав и Кхуши все же едут на Бали. Довольно банальное начало, не так ли? Но мы не ищем легких путей...КНЭЛ Альтернатива

Завтра я снова убью тебя
Что бы вы сделали, если бы судьба предоставила вам шанс вернуться назад? Если бы вы, была на то воля бога или дьявола, проживали один последний день жизни снова и снова, снова и снова, снова и снова?
Мини, завершен.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Чтение "Сумерки" в школе Форкса
Стефани Майер договорилась о встрече в школе Форкса, чтобы прочитать историю Эдварда и Беллы. Чем это все закончится? Будут ли герои вместе?

Теряя, обретаем…
Эдвард устал от холостяцкой жизни и ненавидит праздники, потому что проводит их в одиночестве. Но случай поможет изменить все.
Мини. Завершен.

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13437
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Одиночество втроем. Глава 3

2016-12-5
18
0
Джеймс Гордон.

Я, человек, многое повидавший в этой жизни, растерялся. Девочка была настолько искренней в своих чувствах и стремлениях, что во мне проснулась жалость, ведь я - не всегда жестокий и бездушный тиран.
«Детка, ты не понимаешь, во что хочешь ввязаться. Слишком слабая для моего мира, ты сломаешься на первом же шаге», - подумал я, но вслух произнес:
- Эбби, не нужно плакать. Поверь мне, я не стою ни одной твоей слезинки. Идем. Я отвезу тебя домой.
Обняв за хрупкие плечи, я повел её в гараж, чтобы посадить в машину и увезти подальше от своего дома.
Соблазн повернуть не влево, а вправо, спуститься по другой лестнице, войти в другую дверь был велик. Я мог бы показать восторженно влюбленной девочке еще одну комнату, где хранилось множество экспонатов моей главной коллекции - коллекции орудий пыток. В ней были не только памятки старины, пришедшие к нам сквозь века, которые лежали за стеклом на стендах и в шкафах, но и вещи, интенсивно используемые в настоящем. Там отдушина для меня, антидепрессант, моя страсть. Но я не был безумен настолько, чтобы знакомить Абигейл с изнанкой моего существования. Поэтому, не предоставив ни себе, ни ей выбора, открыл дверь авто. Девочка вынужденно разместилась на заднем сидении.
Всю дорогу мы молчали. Я вел машину, Эбби обиженно сопела.
Остановив машину у дома Брендонов, я вышел, чтобы открыть дверь перед Абигейл, но не успел. Она выскочила, не дожидаясь меня, и, не попрощавшись, скрылась в доме. Я последовал за ней. Одновременно со мной в холл вошел Роджер Брендон.
- Привет, Джеймс, - кивнул он, поправляя полу банного халата, и, недоумевая, спросил: – Что с моей дочерью? Она не ответила на мое приветствие, пронеслась по коридору и закрылась в своей комнате.
Было страшно неловко объяснять все это ему, но я решил не делать тайны из несостоявшихся отношений:
- Мы посмотрели спектакль, после чего Абигейл пожелала увидеть, где я живу. Поэтому мы поехали ко мне домой, где я показал ей картины и книги. Когда сели пить чай, она сообщила, что давно меня любит и хочет, чтобы я стал её парнем, - лицо Роджера с каждым моим словом вытягивалось от удивления и искажалось яростью. Предчувствуя вспышку отцовского гнева, я поспешил досказать историю до конца: – Я отказался. Объяснил, что у нас ничего не выйдет, ведь разница в возрасте весьма существенна. Но девочка все равно расстроилась.
Роджер побледнел от злости.
- Не смей приближаться к моей дочери, - прошипел он, прожигая меня адским пламенем своего взгляда. - Если услышу от неё хоть одно упоминание о тебе, я...
- Стоп, Роджер. Я не сделал с Абигейл ничего постыдного, не нанес ей никакой обиды. Она ещё ребёнок, и мне не нужно это объяснять. На этом всё. Встретимся завтра в офисе, - не ожидая ответа, я покинул дом.
«Проклятье! – мысленно сокрушался я, подходя к машине. – Хотел искупления, а нажил головную боль! Чёртова девчонка, у которой гормоны вытеснили здравый смысл! – ярость кипела во мне, скручивая нервы. Я сел за руль, завел авто трясущимися от злости руками и поехал. - Захотелось ей моей любви. Дура! А ведь не выбросит эту блажь из своей бестолковой головы. И я ещё огребу много проблем и с ней, и с её отцом. Проклятье!»
Вечер был испорчен. Моё приподнятое вначале настроение скатилось в пропасть. Я превращался в злобного монстра. Агрессия требовала выхода. Остановившись на красный сигнал светофора, я достал телефон, выбрал нужный номер и нажал кнопку вызова. После первого гудка из динамика прозвучал знакомый голос:
- Джеймс?
- Через сорок минут у меня. Сегодня я хочу видеть тебя старшеклассницей.
- Понятно. Ещё пожелания есть?
- Нет! Выполняй! – рявкнул я в трубку и, нажав на кнопку отбоя, возвратил телефон в карман.
Светофор сменил сигнал на зеленый, и я продолжил путь домой в надежде ублажить своих внутренних демонов.
Сразу же по приезде предупредил Чарльза, что гостя, который должен вскоре прибыть, встречу сам, затем поднялся к себе. Зашёл в гардероб, снял пиджак, но был так зол, что не мог думать ни о роли, ни о костюме. Звонок залился соловьиной трелью, и я поспешил спуститься на первый этаж, так и не приняв решения. Распахнув дверь, сделал шаг назад, жестом предлагая визави войти.
- Добрый вечер, мистер Гордон, - улыбнулся Том, переступая порог.
Он был одет в джинсы в стиле художественной рванины и облегающую тело белую футболку с изображением силуэтов какой-то новомодной музыкальной группы, в руке держал спортивную сумку.
- Добрый вечер, - мой угрюмый голос насторожил парня. Ему уже случалось однажды использовать стоп-слово, когда я был расстроен и потерял контроль. Тогда умерла моя мать, а я не успел с ней попрощаться. Едва ли меня можно назвать сентиментальным человеком, и всё же…
Я направился по коридору к малозаметной двери, ведущей на цокольный этаж. Том последовал за мной. Повернув ключ в замке, я открыл дверь. Мы спустились вниз по лестнице, слабо освещенной бра, которые по форме напоминали уличные газовые фонари середины восемнадцатого века. Свернули влево и остановились у входа. Толстая дубовая дверь открылась без скрипа. Мы вошли, я включил свет и запер замок изнутри.
- Иди приготовься. - Том проследовал в ванную комнату, примыкавшую к той, где мы находились. – В твоем распоряжении десять минут.
- Да, сэр, - парень вильнул бедрами и скрылся за дверью, а я занялся приготовлением к сессии. На сегодня сценарий был предельно простым: воспитание эмоционально экзальтированной старшеклассницы. Подготовил орудия, поставил на тумбу таймер, достал из аптечного шкафчика презерватив. Вынув запонки, положил их в карман брюк.
До конца отведенного Томасу времени осталось четыре минуты, поэтому решил присесть на диван. Закатав до локтя рукава, откинул голову на мягкую спинку. Как только веки опустились, передо мной возник преследующий меня образ старлетки в бирюзовом платье с моим ожерельем на шее. Дрожащие пушистые ресницы скрывали взгляд, направленный на побелевшие от напряжения пальцы, сцепленные на коленях. На её ещё по-детски припухлых щеках ярким румянцем полыхало смущение. Она была такой непосредственной и милой, что мне вдруг захотелось, чтобы бирюза, которую я надел на её тонкую шею, оказалась ошейником покорной, а не банальным украшением.
Звук открывающейся двери прогнал моё видение. Я поднял голову и открыл глаза, чтобы увидеть совершенно иной образ. Похоже, что это была развратная школьница, эдакая шлюшка в школьной форме. На ноги Тома были надеты белые гольфы до колен, клетчатая красно-черная юбка со складками едва прикрывала пах, ее поясок проходил спереди по краю выбритого лобка. Верхнюю часть туловища обтягивала белая блуза с мелкими пуговицами, сквозь которую просвечивал черный бюстгальтер нулевого размера. Ворот блузы был расстегнут, так что черное кружево виднелось не только сквозь ткань. Свои не слишком длинные, до подбородка, осветленные волосы парень собрал в хвост, но некоторые прядки выбились и спадали на лоб и щеку. Он плавным движением откинул их назад.
У Томаса были миленькие аккуратные ушки, две еле заметных родинки на левой щеке, длинные ресницы, округлый подбородок. Если бы не по-мальчишески угловатая линия скул и ярко-красная помада на полных губах, схожесть с ученицей старшей школы была бы несомненной.
Вульгарная помада вызвала у меня раздражение.
- Ты полагаешь, старшекласснице прилично так красить губы? – вставая с дивана, я нахмурил брови.
- Нет, сэр, - в глазах Тома сверкнул лукавый огонек, подтверждающий мою догадку об умышленном деянии, но слова были наполнены раскаянием: – Я надеялась, что вам понравится, сэр. Но если нет… позвольте мне взять салфетку и стереть помаду? – его голова склонилась, ресницы стыдливо опустились.
«Хитрый лис, я знаю, чего ты хочешь. Но учти: главный здесь я, и игра идет по моим правилам», - думал я, доставая из ящика комода влажную салфетку.
- Я сделаю это сам, - подтолкнув вверх подбородок парня, одной рукой поднял его голову, а второй очистил от краски губы. Отбросил салфетку и той же рукой с размаху отвесил Томасу звонкую пощечину. Шельмец вздрогнул, хотя ожидал и желал этого. Его щека мигом покраснела. Я сменил руку, удерживающую подбородок, и, размахнувшись, осенил вторую щеку, которая тоже заполыхала алым цветом. К моим ладоням прилила кровь, и они потеплели.
- Вот теперь ты похож на румяную нимфетку, - усмехнулся я, опуская руки. – Можем начинать. - По губам парня скользнула тень улыбки. – Сегодня я буду называть тебя Абигейл, Эбби. Стоп-слова - «машина», если будешь близок к пределу, и «мяч», если я должен остановиться. Повтори.
- Сэр. Моё имя - Абигейл. Стоп-слова: «машина» и «мяч».
- А теперь ступай туда, - я указал на страппадо, стоящее в углу. – Лицом к столбу. Руки перед собой.
Том четко выполнил указания, а я прошел дальше, чтобы снять лебедку с фиксатора. Когда веревка приспустилась и закрепленные на ее конце поручи оказались в четырех футах от пола, я остановил вращение барабана. Закрепив поручи, проверил плотность охвата ими запястий, просунув мизинец между руками боттома и внутренней велюровой стороной оков. Затем обернул кожаные поножи вокруг нижней части лодыжек и привязал их к кольцам, врезанным в пол.
- Абигейл, какие чувства ты испытываешь ко мне? - спросил я, касаясь губами уха моего покорного.
- Я люблю вас, господин, - без запинки и сомнений ответил он.
- А ты знаешь, что я жестокий и безжалостный монстр, что вместо поцелуя ты получишь удар кнутом, а чтобы заработать право на коитус, должна будешь вытерпеть пытки?
- Да, мой господин, - торжественно произнес закованный.
- Мне не интересны конфетно-букетные отношения. Я не приемлю нежностей и ласк. Зато в совершенстве владею искусством причинения боли и унижения. Ты все еще хочешь быть со мной?
- Да, сэр. Я хочу почувствовать боль, хочу быть вашей рабыней.
Эти слова породили во мне странные ощущения. Я хотел услышать их от настоящей Абигейл, но в то же время понимал, что этому не бывать. Не бывать никогда. Мои зубы сжались и заскрипели от сожаления и злости. Я злился на судьбу, которая переплела наши с Эбби дороги. Будучи нормальным парнем, я бы ее не отверг. Возможно, повременил с физической близостью, но не отказался бы от этой идеи. Мы могли бы встречаться какое-то время, довольствуясь платоническими чувствами. А когда Эбби стала бы совершеннолетней – перешли на следующий уровень. Но беда в том, что я не нормальный. Ванильная любовь для меня, как пресная маца для хищника, привыкшего обедать мясом с кровью. Я не чувствую себя способным возбудиться для нежного секса. Более того, выплеснув эмоции во время сессии и получив удовольствие непосредственно от наказания, я не нуждаюсь в большем. Секс не является целью. Власть – вот это цель. Власть безраздельная и непререкаемая, которой я лишен в бизнесе, где вынужден делить права принятия решений с Роджером Брендоном и еще двумя членами правления «Дженерал Лоджистик Корпорейшн».
Прервав размышления, я вернулся в реальность, чтобы объявить дальнейший план:
- Я вздерну тебя на страппадо и буду хлестать, пока твоя кожа не станет красной. И если к концу испытания ты будешь пылать ко мне страстью, я подумаю над тем, чтобы явить тебе свою милость. Ты готова любить меня на моих условиях?
- Да, сэр. Я готова принять любые ваши условия.
Я прокрутил ворот лебедки, и веревка, намотавшись на барабан, подняла руки боттома вверх. «Старшеклассница» была растянута и готова принять испытание. Я расстегнул пуговичку и зиппер на боку юбочки, прикрывавшей большую часть округлых ягодиц (по моему настоянию Том следил за своей физической формой, посещая тренажерный зал), и она упала к ногам. Под этим ничтожным кусочком клетчатой ткани, как оказалось, были скрыты кружевные обтягивающие трусики-шортики. Мне нужен был доступ к упругой попке, и я одним движением стянул их до колен. На члене боттома звякнул колокольчик.
Парень очень дорожил подарком своего первого топа и никогда с ним не расставался. Он не знал, что я выиграл его в покер у прежнего господина. И я не намеревался в обозримом будущем сообщать своему нижнему об этом.
Обойдя Тома, я взялся медленно, одну за другой, расстегивать пуговицы на блузе. Когда с этим мучительно долгим процессом было покончено, я поднял рубашку вместе с бюстгальтером до уровня глаз подчиненного и завязал на узел, таким образом лишив парня способности видеть, что делало для него действие еще более пикантным.
Я начал со слабого воздействия флогером. Десяток неспешных ударов тонкими кожаными ремешками, собранными в пучок, разогрели кожу спины и ягодиц боттома. При каждом соприкосновении девайса с телом «старшеклассницы» раздавался мелодичный звон колокольчика, который диссонировал с тихой композицией, звучавшей фоном из динамиков, расположенных в углах комнаты. Пять ударов флогером по животу Тома заставили мышцы его пресса напрячься и кожу - слегка порозоветь. Отложив вспомогательное орудие и запустив таймер, я взял кнут. Как только кожаная рукоять приятно легла в ладонь, я ощутил внутренний трепет желания. Отступил, замахнулся. Шестифутовый хвост кнута со свистом рассек воздух, лёг поперек спины, обернулся вокруг туловища. Фал из конского волоса дотянулся до позвоночника. Том громко зашипел, а значит, первый удар принес желаемый эффект. Хвост быстро соскользнул с вертикально закрепленного тела, я подтянул его и приготовился к следующему действию. Замахнувшись, в этот раз нанес удар слева. Хвост снова опоясал обнаженное тело, теперь по линии талии, фал эротично лег на ложбинки над ягодицами, вырвав громкий «ах» изо рта «старшеклассницы». Я продолжил наносить удары, замахиваясь попеременно слева и справа, неизменно вызывая у моего нижнего возгласы и стоны. С каждым нанесенным ударом азарт усиливался, а разрозненные мысли и тревожащие меня чувства, двигаясь по спирали, стекались в одну точку осознания, к полной ясности выхода из похотливого раздрая.
«Я не могу влюбиться в юную пигалицу, не разделяющую мои сексуальные наклонности, не способную вести жизнь в моем стиле. У меня есть тот, кто удовлетворяет моим требованиям. Наши стабильные, проверенные временем отношения – именно то, что мне нужно. Никаких экспериментов», - резюмировал я в момент, когда гудение таймера призвало меня завершить экзекуцию, и отбросил кнут на комод. Меня немного трясло от возбуждения и приятного напряжения во всем теле. Я взял салфетку, вытер пот, выступивший на лице, сделал несколько глубоких успокаивающих вздохов, после чего был готов осмотреть тело Томаса. Ярко-красные припухлости обвили его торс, живот на пару дюймов ниже пупка, верхнюю часть ягодиц. Кровоточащих ран не было, что облегчало мою задачу по обработке. Выдавив из тюбика значительное количество ранозаживляющей мази, я принялся легкими круговыми движениями наносить ее на поврежденные участки тела. Том прерывисто дышал, замирая на вдохе, когда я дотрагивался до наиболее чувствительных участков. Я закончил обработку его живота нежными поглаживаниями, и моя рука скользнула к паху мальчика, все еще висящего на страппадо. Потирание мошонки и перекатывание в ладони яичек вызвало у моего боттома стон наслаждения.
- Хороший мальчик, - шепнул я в приоткрытые губы, ворвался в его рот энергичным, но кратким поцелуем, и был с удовольствием принят. – Ты полностью удовлетворен или хочешь секс в качестве дополнительного вознаграждения?
- Да, господин, - выдохнул юноша.
- Что - «да»? – строго уточнил я. – Мне нужен однозначный ответ.
- Да, господин. Я хочу заняться сексом.
- Хорошо. Ты будешь вознагражден.
После нанесения мази на все покрасневшие участки тела нижнего я отодвинул фиксатор, удерживавший барабан, и тот завертелся, освобождая веревку. Руки боттома опустились, импровизированная повязка сползла с его глаз, но мой обученный мальчик не осмелился взглянуть на меня, так и стоял с опущенной головой, ожидая моих приказов. Я освободил его руки от веревки и, вращая барабан, поднял петлю вверх, чтобы не мешала следующему упражнению. Одним движением стащил всю одежду, болтавшуюся на торсе Тома, бросил её на пол, затем освободил его ноги от оков. Скомандовал бесстрастно:
- На колени.
Боттом, ни мгновенья не раздумывая, выполнил команду. Колени ударились о деревянный пол, но он даже не сморщился, испытав боль. Ему нравилось чувствовать себя игрушкой в руках хозяина, быть наказанным, ибо наказание было условием получения удовольствия от последующего секса.
- На четвереньках к дивану.
Том неспешно проделал путь по деревянному окрашенному полу, кокетливо виляя задницей.
- Становись коленями на сиденье, грудью обопрись о спинку.
Пока мальчик принимал устойчивое положение на диване, я извлек из ящика комода интересующий меня гаджет. Распорка с мягкими кожаными манжетами для ног была очень кстати для наших дальнейших занятий. Я встал на колени, чтобы закрепить манжеты на голенях Тома и отрегулировать расположение его ног. Он по моему требованию передвинул колено, и ярко-розовые дольки персика упруго всколыхнулись в нескольких дюймах от моего лица. Я склонился и с тихим рычанием слегка укусил каждую, а затем подул на расслабленную «О» между ними, от чего та стала значительно меньше. Мое игривое настроение мгновенно передалось Тому, и он тихо хихикнул. От всех этих манипуляций мой член пробудился, но еще не достиг достаточного напряжения. Я поднялся и не спеша обошел диван, расстегивая пуговицу и молнию брюк. Освободил его из плена белья перед лицом мальчика, восхищенно созерцавшего свое лакомство.
- Начинай, малыш, - я приблизился вплотную и коснулся ладонью подбородка Тома. - Руками не трогай. Знаю, ты любишь выполнять трудные задачи, - улыбнулся, обводя пальцем его мягкие полные губы.
- Да, господин, - выдохнул он с благоговением и набросился, как долгое время голодавший на единственный источник пищи. Губы, действуя вместе с языком, поглаживали, массировали, всасывали и отпускали, прижимали к небу, порхали по стволу и головке легкокрылыми бабочками. Его умелый рот в одно мгновенье вернул жизнь моему члену. Вскоре я почувствовал, что почти готов сорваться в пучину водопада, и отстранился. До этого закрытые, глаза Тома удивленно распахнулись, а насыщенно окрашенные от работы губы потянулись следом за покинувшим их объятия членом. Выражение лица боттома меня позабавило.
- Ты такая милашка, - я провел ладонью по его щеке и пальцами сомкнул ему губы. - Приготовь свою милую попку для меня.
- Господин, она давно готова и ждет вас, - нараспев промурлыкал Томас.
Обходя диван, я прихватил теплую смазку. Пока большая капля, упав на полдюйма выше ануса, медленно ползла вниз, я отложил тюбик. Взяв в руку член, быстро измазал головку в вязкой субстанции, стекавшей по промежности мальчика, и ввинтился в его раскрытый анус. Том шумно выдохнул. Крепко сжав таз боттома, я принялся энергично вбиваться в него. Все мысли покинули мою голову, осталась лишь животная страсть совокупления. С последним толчком и выбросом семени меня покинуло смятение чувств, спровоцированное Абигейл. Я сбросил бремя неопределенности, почувствовал себя свободным. Склонился, прильнул к спине боттома, обнял его торс и замер, пока сердце не начало биться спокойнее.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/304-15996-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Marishelь (24.02.2016) | Автор: Althessa
Просмотров: 478 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 3
+1
3 Vivian_60   (24.02.2016 23:53)
Думаю, что у них с Эбби все получится, но сначала Джеймсу надо помучать себя. Он уже и в сексе ее представляет. Втрескался паренек

+1
1 terica   (24.02.2016 17:24)
Разница в возрасте не так и страшна..., но он в теме БДСМ, является Домом и использует мальчиков - столько противоречий..., и все налицо. Большое спасибо за продолжение.

+1
2 Marishelь   (24.02.2016 21:14)
Да, они совершенно разные люди, но Абигейл нравится Джеймсу; с другой стороны - она выросла практически у него на руках и он не очень-то хочет открывать ей свой мир, который шокирует ее. А Гордон не готов измениться ради Эбби.
Спасибо за прочтение и комментарий smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]