Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2314]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4608]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2322]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13583]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8178]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3703]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Протяни мне руку - 2. Сохранить свое счастье
Вот оно счастье - ты идешь и держишь ее за руку, смотришь в ее глаза. Но сможешь ли ты все это сохранить? Что еще ждет счастливую семью Уитлок? Новые испытания или отголоски прошлого? на что пойдут герои чтоб сохранить свое счастье?

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Сборник мини от JK5959
Два мини-перевода, альтернатива.
Спустя пару месяцев после ухода Эдварда, Белла находит на кровати письмо. Есть только один человек, способный оставить его, не будучи замеченным.
Переводы закончены.

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Тихая буря
"Две недели. Два года. Кому какая разница?" Урок любви, греха и страсти. Когда два любовника окажутся в эпицентре бури, сможет ли любовь победить все?

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваш любимый сумеречный актер? (кроме Роба)
1. Келлан Латс
2. Джексон Рэтбоун
3. Питер Фачинелли
4. Тейлор Лотнер
5. Джейми Кэмпбелл Бауэр
Всего ответов: 414
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Насолить Грейнджер. Глава 8

2016-12-11
18
0
Когда эмоции затмевают рассудок


Весьма довольная собой, Гермиона оценивающе рассматривала миловидную длинноволосую блондинку с внушительным бюстом, облаченную в облегающее красное платье. Та неуверенно переминалась с ноги на ногу, пошатываясь на немаленьких каблуках бежевых туфель. Гермиона подала ей две крохотные бутылочки с зельем, и блондинка положила их в клатч, идеально подобранный под обувь.

— Мисс Грейнджер, а если что-то пойдёт не так? — тихо спросила она.

— Что может пойти не так? — Гермиона подняла голову, в немом возмущении уставившись в потолок. — Тебе всего лишь нужно провести с Малфоем пару часов в кафе, чтобы подлить ему зелье сна без сновидений в бокал вина, или что он там будет пить.

— Ну а…

— Так, — перебила её Гермиона. — Повторяю в сотый раз. После того, как Малфой сделает глоток вина с зельем, засекаешь пятнадцать минут. За это время вы должны аппарировать в отель. Когда вы переступите порог номера — готова поспорить, он отключится прямо на полу, так и не дойдя до кровати. А дальше предоставь всё мне.

— И…

— И приставать к тебе он не сможет априори. Сильно ли ты хочешь запрыгнуть на кого-нибудь, когда твои веки слипаются?

— Нет…

— Вот и славно, Джонас. Ты же хочешь пойти со мной на свидание? Если нет, то я готова всё отменить.

— Нет, Гермиона, я пойду на это. Все ради тебя. — Заверил её Джонас Уэст в образе симпатичной светловолосой ведьмы.

Гермиона улыбнулась, и еще раз критически осмотрела его с ног до головы.

Пока всё складывалось просто идеально.

Целое воскресенье она потратила на то, чтобы придумать план мести белобрысому чистокровному червяку, посмевшему так сильно её задеть и унизить.

Пораскинув мозгами и проведя некоторый анализ, она пришла к выводу, что женский пол всячески избегает Малфоя после судебной тяжбы и клейма Пожирателя и преступника, что повесил на него Темный Лорд и весь Магический Лондон. Следовательно, отыскать девушку, согласившуюся провести для него хорошенькую взбучку было практически невозможно. По крайней мере, так быстро, как этого хотела Гермиона.

Путем несложных логических размышлений, Гермиона решила, что использовать для этих целей на все согласного ради неё Джонаса Уэста было идеальным выходом. Она была готова дать руку на отсечение, что этот милый, но довольно надоедливый толстячок за её поцелуй хоть вторым Волдемортом станет.

С самого утра понедельника Гермиона ввела Джонаса в курс дела, и тот благоразумно согласился стать ловушкой для Малфоя.

Для этой цели Гермиона посетила магазин «Всевозможных волшебных вредилок», принадлежавший Джорджу Уизли, и приобрела там уникальное оборотное зелье, позволяющее на тридцать минут превратиться в красавицу или красавца, изображенного на упаковке. Когда Уэст под видом легкомысленной девицы опоит Малфоя зельем сна без сновидений, они аппарируют в отель, и поднимутся в забронированный Гермионой номер. В её планы также входило усыпить и самого Уэста, положить их рядом, раздетых, и снять на подаренную ей Джинни колдокамеру-полароид.

Эти снимки нужны были ей для того, чтобы использовать их в качестве шантажа против обидчиков. Для Уэста она придумала желание — оставить её в покое навсегда, а вот Малфой… Он так легко не отделается.

Перед тем, как выйти на работу, Гермиона предусмотрительно отправила ему слащавое письмо якобы от тайной поклонницы с признаниями в любви и предложением встретиться в «Сахарной пудре» сразу после того, как он закончит работать. Чтобы снять с себя все подозрения, она вела себя так, словно ничего и не произошло: перекинулась с ним парой сухих фраз о работе, и даже задержала на пятнадцать минут после окончания рабочего дня.

К её большому удивлению, Малфой не стал кичиться тем, что у него свидание с шикарной девушкой, безумно влюблённой в него. Он молча покинул кабинет после того, как закончил свою работу.

Но стоило ему скрыться за резной дверью, как сердце Гермионы неприятно кольнуло.

Неужели этот поцелуй совсем ничего для него не значит, раз он так легко согласился на встречу с незнакомкой?

Зачем он тогда приходил к ней? Зачем интересовался ею, говорил, что она нравится ему?

Мерлиновы панталоны да ей на голову, если Гермионе лишь почудилось нескрываемое желание и жгучий интерес в его глазах!

— Гермиона… Мне уже пора. — Голос блондинки-Уэста отвлек её от невеселых размышлений.

Гермиона вдруг начала сомневаться в правильности своих действий.

А не испортит она окончательно и так непростые отношения с Малфоем?

Действительно ли он заслужил такой поступок по отношению к себе?..

Но отступать уже было поздно. В конце концов, он изрядно попортил ей нервы и должен получить по заслугам.

Она прекрасно понимала, что после такого поступка самый маленький шанс снова ощутить объятия Малфоя, его губы, прикосновения, заставляющие кожу гореть, ощутить шёлк его небрежно уложенных волос ей вряд ли когда-нибудь удастся.

Горечь обиды снова застряла комом в горле.

Если, чтобы дотронуться до неё, Малфою снова придётся наступить на свои принципы и гордость, то Гермионе это не нужно.

* * *


Драко спешил на встречу с таинственной незнакомкой, которая, к его несказанному удивлению, прислала записку с просьбой о свидании с таким бульварно-романным содержанием, что он без труда понял — его ждёт жаркая ночка.

Если судить по почерку и фразочкам-выдержкам из любовного романа, то возле «Сахарной пудры» он встретит блондинку с внушительной грудью и, к сожалению, невысоким интеллектом.

Но даже попытка отвлечь себя от мыслей о Грейнджер предвкушением многообещающего свидания не дала никаких результатов.

Драко, как бы ни старался, был не в силах выбросить из головы образ Грейнджер, сводящей его с ума и в то же время доводящей до смехотворной истерики — в домашней пижаме и с растрепанными волосами.

Мерлин, даже сосредоточившись на чтении, она источала какие-то непонятные флюиды, вызывая зверское желание грубо схватить её за подбородок и с жаром впиться в приоткрытые в удивлении губы.

Откровение Грейнджер о том, что Уизли, будучи законченным идиотом, назвал ее убогой занудой заставило зашевелиться внутри непонятную злость на рыжего увальня, недооценившего свою теперь уже бывшую. Ведь впервые за долгое время ему, Драко Малфою, было по-настоящему комфортно с девушкой.

Ему было так легко, просто и интересно с Грейнджер, словно и не было той неприязни, тех насмешек, проскальзывавших между ними в школьные годы. Словно в их отношениях всегда царило взаимопонимание и редкое умение слышать друг друга даже в молчании.

Она почти заставляла его лёгкие пылать от дикого вожделения, и не в силах сдержать порыв, стоило ему придвинуться поближе, он поцеловал её. А Грейнджер ответила на его поцелуй, заставив всю кровь прилить к члену, от чего Драко едва не потерял сознание.

Движения её губ и языка были настолько умелыми и правильными, что он, наслаждаясь её телом под своими ладонями, диву давался — почему не сделал этого раньше? Почему столько ждал и терпел, прежде чем сорвать поцелуй с этих губ?

Но вдруг перед глазами предстало лицо матери, её письмо, где черным по белому было написано, что она хочет его свадьбы, внуков. И, словно письмо-кричалка, в голове билась мысль, что его семья вряд ли примет отношения Драко с грязнокровкой.

Ведь именно этого ждут от парней все гриффиндорские отличницы после таких поцелуев?

Наконец он подошёл к входу в кафе, возле которого — как он и предполагал — стояла блондинка в красном платье.

— Драко, — произнесла она, хлопая густо прокрашенными ресницами. — Ты опоздал.

— Прости… Ты ведь Джейн, верно?

Она кивнула.

— Задержали на работе, — продолжил Драко. — Начальница — отъявленная стерва, знаешь ли.

Джейн хихикнула, прикрыв маленький ротик ладошкой.

— Пойдем? — спросил он, открывая дверь и слегка коснулся ее талии, пропуская ее вперед.

Джейн вздрогнула и неуверенно вошла внутрь.

Услужливый официант поприветствовал их и провёл за свободный столик. Поставив перед ними по стакану воды и подав меню, он попросил подозвать, когда они будут готовы сделать выбор.

— Ты определилась с заказом, Джейн? — учтиво спросил Драко, улыбнувшись краешками губ.

— Может, выпьем вина, за знакомство? — предложила она, подмигнув Драко, и осмотревшись, видимо, в поисках официанта.

— Шато Д’Армайяк тысяча девятьсот сорок первого года? — Драко лукаво улыбнулся Джейн. — Стейк средней прожарки и греческий салат, — озвучил он свой заказ невесть откуда взявшемуся официанту.

— Спасибо, я не голодна, — слегка улыбнувшись, ответила Джейн.

На столе тот час же появился заказ: изумительно оформленные аппетитные блюда и бутылка дорогого вина в ведерке со льдом.

— Я подойду позже, если ваша спутница что-нибудь пожелает, мистер Малфой, — вежливо сказал официант, закончив разливать вино по бокалам.

— Я хочу поднять этот бокал за наше знакомство, дорогая Джейн. Буду очень рад узнать тебя поближе.

Их бокалы соприкоснулись с характерным звоном, и, отпивая терпкое вино, Драко не сводил заинтересованного взгляда с Джейн, в то время как она потупила взор, поставила бокал обратно на стол и принялась сминать шелковую салфетку, на которой стояли белоснежные приборы.

Драко усмехнулся и, протянув руку, слегка коснулся её запястья.

— Мне импонирует твоя скромность, но я прошу тебя: не будь столь закрытой. В своем письме ты была предельно откровенна, и мне бы хотелось, чтобы ты продолжила в том же духе, Джейн.

Внезапно она как ошпаренная отдернула свою руку, задев бокал с дорогим вином и уронив клатч на пол.

Багровое пятно растеклось большой лужей по белоснежной скатерти, и Джейн в ужасе прикрыла рот ладонью.

— Моя сумка…

— Ничего страшного. Позволь, я подниму, — слегка раздраженно ответил Драко и нагнулся, чтобы поднять клатч.

Небольшой аксессуар был раскрыт и пространство возле него было усыпано мелкими осколками.

Видимо, это были маленькие мензурки с зельями.

Драко коснулся пальцами желто-оранжевой лужицы и по запаху переспевшей капусты безошибочно определил Оборотное зелье.

— Первое было Оборотным. Какое второе зелье ты держала в своей сумочке и для чего? — злобно спросил Драко, насупив брови.

— Сна без сновидений, — призналась лже-Джейн.

— Зачем оно тебе? Ты хотела ограбить меня?

— Мне не нужны твои деньги, Малфой, — бросила она.

— Тогда что тебе нужно?

— Это уже не важно.

— Кто ты?

Она молчала.

— Кто ты? — повторил Драко, уже чуть громче.

Его спутница попыталась встать и пуститься наутёк, но Драко оказался проворнее.

— Инкарцеро! — выпалил он, и тугие верёвки привязали её руки к стулу.

— Неудобные каблуки, не так ли? — ехидно поинтересовался Малфой.

— Я все равно не признаюсь, кто я.

— А это и не нужно. — Просто ответил он, наклонившись ближе к ней. — Я подожду, пока кончится эффект зелья.

В голубых глазах лже-Джейн отразился неподдельный ужас.

Она сделала несколько рывков руками, в попытке высвободиться из сковывающих запястья верёвок, но не тут-то было.

Драко молча наблюдал за ней, выстукивая пальцами по столу только ему известную мелодию.

Вдруг он заметил первые признаки того, что действие зелья сходит на нет: у лже-Джейн стали полнеть руки, округляться лицо, укорачиваться и темнеть волосы.

Грудная клетка начала расширяться, а от полной груди остались отвратительные складки.

Тугое красное платье стало растягиваться, а затем послышался оглушительный треск: местами оно разошлось по швам, высвобождая округлый волосатый живот.

Пуговицы, на которые было застегнуто откровенного декольте, не выдержали напора распухающего тела и с протяжным свистом выстрелили в разные стороны, сбив несколько камней с шикарной люстры. Одна даже угодила Драко в лоб.

Перед ним сидел не кто иной, как Джонас Уэст с нелепым макияжем, в разодранном красном платье, едва прикрывающем середину полного заросшего бедра.

Не нужно было много ума, чтобы догадаться, чьи это проделки.

У Драко даже не возникло желания поинтересоваться, какую цель преследовала Гермиона Грейнджер, если бы ей удалось реализовать свой вопиющий план.

Он внимательно посмотрел на Уэста. Тот сидел и в страхе озирался вокруг.

Драко приблизился к нему, и плотоядно усмехнувшись, спросил:

— Неужели она стоит того?

Уэст молчал.

И тут Драко осознал, что даже не злится на него. Уэст был всего лишь пешкой в игре, которую затеяла Грейнджер. Более того, он сам себя наказал: сидящий в приличном кафе в образе трансвестита в разорванном платье, намертво привязанный к стулу, он должен придумать, как выбраться отсюда и с наименьшим позором добраться домой. Всё-таки тот находился в гораздо худшем положении, нежели Драко.

И он молча бросил на стол мешочек с галлеонами, явно превышающий стоимость так и не тронутого ужина и молча удалился, провожаемый взором сочувствующих глаз.

Грейнджер, безусловно, дорого заплатит за свои грязные делишки. Но для этого ему нужен трезвый и холодный ум.

* * *


Следующим утром Драко, обуреваемый безудержным желанием разорвать Грейнджер на части, мчался на работу. Бешеная злость и бурлящий в крови адреналин подстёгивали желание поскорее оказаться в кабинете. Нагнетая гневную бурю в груди, он придумывал все более изощрённые пытки для Грейнджер, но идея заставить её под Империусом станцевать стриптиз для Куингли на глазах у всего Министерства и её дорогих дружков, казалась ему самым верным решением.

Тот ужасный миг, когда он гнался за Уэстом по Министерству, разрывая горло приторными признаниями в любви, показался ему детским лепетом по сравнению с тем унижением, что он испытал вчера.

Если бы не ограничение на использование заклятий, он давно бы уже наложил Обливиэйт на себя, Уэста и каждого присутствующего в «Сахарной пудре», которая, как назло, была забита до отказа.

Хренова Грейнджер, зацелуй её дементор!

Преисполненный яростной злобы, наливающей глаза кровью и заставляющей сердце стучать как бешеное, он ворвался в кабинет, громко хлопнув дверью, и застал Грейнджер, облокотившуюся на рабочий стол, за сортировкой документов.

— Какого. Мерлина. Ты. Вчера. Устроила? — медленно спросил Драко, отчеканивая каждое слово, чтобы не сорваться на крик.

— Вроде ничего не устраивала, — Грейнджер пожала плечами, на секунду отвлекшись от своих бумаг.

— Какого кентавра ты подослала ко мне Уэста в образе какой-то белобрысой шлюхи?! — взревел Драко, подойдя вплотную к Грейнджер.

Он вырвал из её рук документы и отшвырнул их в сторону, чувствуя, как вздуваются от гнева его ноздри.

— А какого дементора ты сбежал от меня, как последний трус?! — выплюнула Грейнджер, с болью и отвращением глядя ему в глаза. — Что, стало противно целовать грязнокровку?!

— Какая же ты дура! — истерически заорал Драко.

— Трусливый хорёк! — парировала она.

— Ещё одно слово, Грейнджер, и я за себя не ручаюсь! — угрожающе выпалил он.

— И что ты сделаешь мне, Малфой? Убежишь? — с вызовом спросила Грейнджер.

И Драко с немыслимым жаром впился в её губы, столкнувшись с ней зубами.

Иначе — видит Мерлин! — он приложил бы её головой об стол. Запустив пальцы в упругие локоны и с силой оттянув их назад, он разорвал поцелуй.

Грейнджер смотрела на него со злостью и непониманием, но где-то в глубине её карих глаз плескалось желание и нечто такое, что вызывало в нём клокочущую жажду взять её, и Драко снова прижался к её губам, сминая их, врываясь языком в её рот, жадно, яростно вылизывая каждый его участок, кусал мягкие губы, проводил по ним языком и снова сливался с её ртом в ненасытном танце.

Он целовал её так, словно хотел отомстить за то унижение, что испытал в злополучном кафе. Будто этим пытался вырвать в памяти момент, когда куча людей с жалостью смотрели на него, выходящего из «Сахарной пудры».

Драко оторвался от её губ и припал к шее, сорвав с уст Грейнджер тихий неловкий стон, что послужил для него побуждением к действию. Он целовал её, слегка втягивая в себя тонкую кожу, и чувствуя бешеный пульс, понимал: он сводит её с ума так же сильно, как и сходит по ней сам.

Драко приподнял край строгой облегающей юбки, скользя ладонями по соблазнительным бёдрам, и с силой сжал ягодицы Грейнджер, вжимаясь в неё возбуждённым членом, наслаждаясь упругостью её кожи и демонстрируя силу своего желания.

Грейнджер стала судорожно расстегивать пуговицы на его рубашке и, оголив торс, прижалась к Драко всем телом, коснувшись прохладными ладонями гладко выбритых щек. Он одной рукой подхватил её под ягодицы и испытал мощнейший прилив возбуждения, стоило её ногам обвиться вокруг его талии. Драко с ужасом обнаружил, что если она еще раз выкинет что-нибудь подобное, он кончит, даже не добравшись ни пальцами, ни губами до её заветного местечка.

Резким движением он скинул все лишнее со стола, усадил Грейнджер на показавшуюся такой холодной поверхность и устроился между её оголившихся точёных ног. Драко рванул воздушную ткань её блузы, позволяя многочисленным пуговицам осыпаться на пол, и стянул с округлой груди бюстгальтер. Он сразу накрыл её руками, и стал поглаживать ладонями затвердевшие соски, покрывая влажными поцелуями шею и ключицу.

Спустившись губами к груди, ни на миллиметр не отрываясь от шёлковой кожи, он лизнув один сосок, слегка прикусил его, словно проверяя её реакцию. Услышав одобрительный стон, он припал губами к другому, хаотично двигая по нему языком и заставляя Грейнджер приглушенно охать, запрокинув голову.

Член болезненно запульсировал, требуя сладостной разрядки, и Драко, вернувшись к податливым губам Грейнджер и продолжая неистово целовать их, поддел тонкую ткань её трусиков и легко скользнул пальцами по влажной коже, исследуя степень её возбуждения. Она была такой мокрой, такой готовой для него, что у него подкосились ноги.

Грейнджер будто чувствовала каждый оттенок вожделения, распаляющий его, казавшееся эфемерным, тело, ловким движением расстегнула ремень и опустила брюки, высвобождая разгорячённую плоть. Стоило её руке сомкнуться вокруг его напряженного до пределов члена и начать двигаться в таком чертовски правильном ритме, Драко шумно втянул воздух и до боли прикусил её нижнюю губу.

Он увереннее закружил пальцами по чувствительному бугорку и, оторвавшись от губ, взглянул на Грейнджер. Её щеки покрылись легким румянцем, глаза были прикрыты в наслаждении, и новая волна желания окатила его с головы до пят, заканчиваясь легким онемением в конечностях и концентрируясь в паху.

Понимая, что он не выдержит больше ни минуты, Драко быстрым движением сорвал с неё трусики и резко вошёл, облегченно выдохнув, но в то же время ощущая, как тугие мышцы смыкаются вокруг него, усиливая сладкую пытку во стократ. Грейнджер взглянула на Драко потемневшими от возбуждения глазами и с глухим протяжным стоном откинулась на стол, невольно раскинув ноги шире и позволяя ему толкнуться глубже.

У Драко едва не посыпались искры из глаз от поглотившего его удовольствия, и, изо всех сил сдерживая пульсирующее желание, он медленно двинул бедрами назад и толкнулся обратно. Драко низко застонал, прикоснувшись к её разгоряченному телу и постепенно наращивая темп.

Грейнджер в этот момент принадлежала ему всецело, со всеми тихими вздохами, требующими ласки и призывно торчащими сосками, приоткрытыми губами и каштановыми кудрями, беспорядочно рассыпавшимися по столу. Это опьяняло Драко и кружило потерявшуюся от безумной неги голову не хуже огневиски.

Она стонала все громче, хаотично двигая руками в попытке ухватиться за что-нибудь, потом, найдя опору в его плечах, впилась в них ногтями и с силой притянула его к себе, сливаясь губами.

Драко двигался в ней в бешеном темпе, яростно вдалбливаясь в восхитительное тело и чувствуя, как все сильнее сжимается Грейнджер вокруг него, готовясь к оргазму. Он чувствовал удовольствие каждой клеточкой своего тела, ощущал затягивающийся узел возбуждения в паху, готовый взорваться в любой момент, особенно, если Грейнджер вытворит что-нибудь такое, отчего вскипят остатки его затуманенного наслаждением разума.

Вот как сейчас.

Она разорвала поцелуй, обхватила его ногами и стала двигать бедрами навстречу.

И Драко не выдержал.

С гортанным стоном он рухнул на неё, испытывая мощнейший оргазм в своей жизни, содрогаясь в сладострастной истоме и ощущая взрыв желания, разнесшийся хмельными осколками по всему телу. Понимая, что Грейнджер тоже кончила, сдерживая вскрик и вцепившись зубами в его плечо, дрожа всем телом от накрывшего с головой наслаждения, Драко нежно поцеловал её, ощущая себя полностью опустошенным и вымотанным. Как будто вся злость на Грейнджер испарилась; все, что мучало и тяготило его, исчезло.

Остались лишь легкость и неудержимое желание перевернуться на спину и заснуть, чувствуя её голову, покоящуюся на его плече. Даже не смотря на то, что пытался злиться на неё за её проступок.

Драко внимательно посмотрел на Грейнджер. Она тяжело дышала, и едва заметная улыбка тронула её дразнящие губы, в которые снова хотелось впиться и окунуться в сумасшествие, поглотившее их умы и тела минуту назад.

Гиппогриф его лягни, он снова хотел её.

Подавляя полыхающее влечение, Драко взглянул в её глаза, и увидел в них то, что жаждал и чего боялся увидеть.

Чувства. Трепещущая нежность, ютившаяся в глубине карих глаз, почти заставила внутренности сделать сальто.

И на языке вертелись фразочки, которые обычно говорят девушкам после отличного секса, но уязвлённая малфоевская гордость, будь она неладна, застряв в солнечном сплетении, заставила Драко сесть за свое рабочее место, не проронив ни слова.

Но вместе с этим что-то в нем неуловимо изменилось. Теплота и симпатия к этой несносной лохматой выдре, сидевшей с ним одном кабинете, поселились в его сердце, и, похоже, надолго.

Он даже до конца не мог поверить, что только что переспал с Гермионой Грейнджер, и это было… потрясающе.

И если бы не та отвратительная обида на Грейнджер, он бы чувствовал себя счастливым.

* * *


Гермиона неспешно надела починенные заклинанием вещи, вернула бумаги и канцелярию на свои законные места на рабочем столе и взмахом палочки очистила пол от пролившихся чернил.

Она едва сдерживала глупую улыбку.

Неужели она и Малфой действительно переспали?

И это был так… восхитительно.

Такого сумасшедшего траха у неё ещё никогда не было. Даже с Роном.

Гермиона отчаянно пыталась об этом не думать, но легкая дрожь в ногах и приятная слабость во всем теле то и дело напоминали о произошедшем между ними.

И тут чувство вины затопило Гермиону: она поняла, что была совершенно неправа, подумав, что Малфой всё ещё считает её недостойной внимания грязнокровкой. Ей просто нужно было воспользоваться своим же советом и дать ему немного времени — ведь абсолютно очевидно, что Малфой тоже что-то чувствует к ней. И ему не нужно было произносить ни слова — его глаза говорили за него.

Горькое разочарование от своего поступка и боль от того, что она так негоже повела себя с Малфоем, острыми когтями рвали сердце Гермионе, и она в растерянности плюхнулась в свое рабочее кресло, совершенно не имея понятия, как быть дальше.

Она была почти уверена в том, что сожгла все мосты к его сердцу, и та близость, душевная и физическая, что затянула их в сумасшедший водоворот, никогда больше не повторится.

В носу предательски защекотало. Гермиона украдкой взглянула на Малфоя, с сосредоточенным выражением лица изучающего какие-то свитки. Она зажмурила глаза, пытаясь прогнать подступающие слёзы, и, обуреваемая неудержимым желанием поговорить с ним, объясниться, раскрыла рот, чтобы начать душещипательную речь, как раздался стук в дверь.

И так не вовремя из-за двери показалась рыжая макушка Рона Уизли.

— Гермиона, привет. — Поздоровался он. — Я должен с тобой поговорить.

— Рон, если я пройду мимо тебя со средним пальцем, бодро торчащим вверх, и даже не удосужусь посмотреть в твою сторону — ты сильно захочешь пообщаться?

— Гермиона, ну прости! Пожалуйста! Я хочу объясниться, — сказал он, переступая порог кабинета и подходя к ней ближе. — Кстати, ты неважно выглядишь.

Малфой многозначительно хмыкнул, и Гермиона едва сдержалась, чтобы не шикнуть на него.

Конечно, она изрядно нагадила ему в душу, но это же не повод заявить Рону о том, что они только что сделали на столе в её кабинете!

— Гермиона, у тебя как-то болезненно блестят глаза. Может, у тебя жар? — участливо спросил Рон, прикоснувшись к её лбу.

Малфой картинно расхохотался.

— Чего скалишься? — прошипел Рон.

— У него помутнение рассудка после Азкабана, не обращай внимания, — кинув в сторону Малфоя убийственный взгляд, Гермиона принялась выталкивать Рона из кабинета.

Как только они оказались в коридоре, Рон начал разговор:

— Гермиона, я долго думал, и понимаю, почему ты рассказала Падме о том, что я поцеловал тебя.

— И почему же? — удивлённо спросила Гермиона, приподняв брови.

— Я знаю, что ты хочешь вернуть меня. Ради меня ведь ты стала такой веселой, такой смелой. И я не отказываюсь от своих слов. Я все еще люблю тебя, и хочу, чтобы мы снова были вместе.

— Я вообще-то всегда такой была, Рон, — резко ответила Гермиона.

— Не притворяйся, что не понимаешь, о чем я говорю, — обиженно произнес Рон.

— А я действительно не понимаю, потому что слишком много чести, чтобы меняться ради тебя! — воскликнула Гермиона. — Допустим, ты стал катализатором перемен, произошедших во мне, но это не потому, что я хотела тебя вернуть. Я просто хотела доказать тебе, что ты не прав, поскольку судишь, даже не пытаясь понять. И запомни, Рон: я не хочу и не собираюсь к тебе возвращаться. Перестань принимать попытки переубедить меня.

— У тебя уже кто-то есть, да, Гермиона? — зло спросил Рон, буравя её взглядом.

— Нет, и не скоро ещё будет, — бросила Гермиона, и, не желая продолжать разговор, открыла дверь кабинета, чтобы зайти внутрь, как столкнулась с Малфоем.

Она отшатнулась, потирая ушибленное место, и укоризненно взглянула на него.

— Ты куда собрался?

— Домой, — отрезал Малфой.

— По-твоему, я тебя отпускала?

— Если тебе так удобно, Грейнджер, можешь считать, что я слёзно вымолил у тебя выходной. Счастливо оставаться, — бросил он и быстрым шагом отправился прочь.

— Вернись немедленно! — взвизгнула Гермиона, топнув ногой.

Однако Малфой даже не соизволил оглянуться.

Сбежал, как и всегда.

* * *


Испытывая сильнейшую усталость, Гермиона переступила порог Министерства и тут же остановилась, припоминая, не забыла ли она случаем закрыть кабинет. За сегодняшний день она переделала столько работы, сколько обычно растягивала на целую неделю. Погружение с головой в бесчисленные отчеты хоть и не позволило увязнуть в невесёлых мыслях, но и дало о себе знать кашей в голове и пульсирующей тупой болью в висках. Гермиона изможденно потерла их и тяжело вздохнула: возвращаться назад, дабы удостовериться, что кабинет заперт надежным заклинанием, не было ни сил, ни желания.

А затем она ощутила резкую боль в затылке, и, теряя сознание, безвольной куклой завалилась на бок.
________________________

Автор: Нежная Ревность
Бета: Алонси
Размещает: Shantanel


Буду рада вашим отзывам здесь и на форуме!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-21244
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Shantanel (07.06.2016)
Просмотров: 632 | Комментарии: 8


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 8
0
8 Finno4ka   (02.07.2016 18:28)
Попробую предположить, что это Рон осмелел, не может сдержать свои душевные порывы. biggrin Вот и решил умыкнуть Герми, чтоб ещё раз наглядно доказать, что он её любил, любит и будет любить. Только ведь из этого ничего не получится... жаль глупенького...

0
7 Lenerus   (22.06.2016 23:32)
Мда. Концовка не порадовала. Уж могла быть подобрее что ли, Гермиона!

0
6 kotЯ   (13.06.2016 14:26)
Джонас, так же будет шутить жёстко?

0
5 Счастливая_Нюта   (10.06.2016 11:38)
ну вот что за жизнь у этих двух!?
надо же было такое придумать, Миона коварная, но совестная, тяжко ей wacko
где там хеппи энд, и не Уэст ли ее по голове и в пещеру!? biggrin
хотя надеюсь что Драко, ну а если нет то он спасет её happy

0
4 Vivett   (10.06.2016 07:04)
М-да.
Какие события тут горячие происходят!
Большое спасибо

0
3 Bella_Ysagi   (08.06.2016 21:24)
спасибо

0
2 Nasteoncka   (08.06.2016 20:10)
Жестоко,однако, подослать Малфою парня в женском облике...тут я даже могу представить все недовольство Драко. И дальнейшее развитие событий было вполне предсказуемо)
А вот окончание главы мне совсем не нравится...неужели теперь Уэст решился отомстить за свой позор?
Спасибо за главу!

0
1 Olga_Malina   (08.06.2016 17:33)
Не очень то мне нравиться такой поворот событий dry

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]