Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4607]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13578]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8172]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [102]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3678]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Белое Рождество
Белла, всем сердцем любящая Лондон, в очередной раз прилетела сюда на Рождество. Но в этом году она не просто приехала навестить любимый город. У нее есть мечта - отчаянная, безумная, из тех, в которую веришь до последнего именно потому, что она – самая невозможная, самая сказочная из всех, что у тебя когда-либо были.

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Искупление
Можно ли предотвратить повторение истории многолетней давности? Спасти девушку из цепких лап смерти? Наверное можно. Особенно если любовь способна указать вам верный путь. Белла / Эдвард / Закончен / от автора Харама

Фото-конкурс "Моя любимая и единственная"
С малого детства нас спрашивают: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?»
Сегодня мы начинаем конкурс, который откроет ваш выбор. Конкурс ваших профессий!
Прием фотографий до 17 декабря включительно.

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

Неизбежность/The Inevitable
Прошло 75 лет с тех пор, как Эдвард оставил Беллу. Теперь семья решила, что пришло время возвращаться. Что ждет их там? И что будет делать Эдвард со своей болью?
Завершен.

Заблудшие души
Озлобленность против счастья. Новая соседка. Несчастный мужчина. Протяни руку и поверь.
Новый перевод/все люди, переводчик Sensuous.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!



А вы знаете?

что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый женский персонаж саги?
1. Элис Каллен
2. Белла Свон
3. Розали Хейл
4. Ренесми Каллен
5. Эсми Каллен
6. Виктория
7. Другой
Всего ответов: 12968
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Наследие

2016-12-9
21
0
Название: Наследие
Автор: Валлери
Пейринг: Белла/Эдвард
Рейтинг: PG
Жанр: мистика, романтика, сказка
Саммари: После того как Белле исполняется восемнадцать, она узнает тайну семьи, и ей предстоит сделать выбор между долгом и любовью. Что она решит, если любимый человек принадлежит клану врага?

___________________

Саундтрек: Of Monsters and Men - Crystals

Маленький городок Форкс встретил меня обилием зелени и проливным дождем. После солнечного Финикса покрытый мхом старый городишко производил удручающее впечатление, и я надеялась, что семейное дело, которое привело меня сюда, не займет много времени.

Я знала немногое: в Форксе жила бабушка Мари, ей принадлежал большой дом. Моей маме не нравилась хронически плохая погода, и едва ей исполнилось восемнадцать, Рене выскочила замуж за моего отца и удрала от дождей в более приятное место. Вернулась в Форкс только однажды: на похороны матери.

С тех пор старый бабушкин дом гнил в одиночестве, и я предполагала, что он находится в ужасном состоянии. Понятия не имела, зачем маме вдруг понадобилось поехать туда, да еще и срочно вызвать меня, оторвав от учебы?

«Твое будущее решается до конца полнолуния, - таинственно и без тени насмешки сообщила по телефону мама. – Ну же, это всего на несколько дней, пакуй чемоданы, Белла».

И вот я здесь: такси привезло меня сквозь густые потоки дождя к неприметному, спрятанному в глубине леса разваливающемуся фамильному дому, а на пороге уже собрались мама, тетя Анжела и моя двоюродная сестра Джессика.

Дом оказался не просто стар – он находился в аварийном состоянии. Конечно, Рене и тетя Анжела, как могли, привели его в порядок перед моим приездом: включили отопление, убрали пыль со старой мебели. Но запах сырости и гнили прочно въелся во все предметы, с потолка свисала паутина, стены требовали капремонта.

Когда длинные приветствия и семейный ужин подошли к концу, мама, убрав со стола тарелки, расставила зажженные свечи и погасила обычный свет. Кухня сразу приобрела готичный вид, словно мы переместились в средневековое обиталище ведьмы. Положив перед собой старую желтую книгу, Рене присела на стул и закрыла глаза, то ли настраиваясь на нужный лад, то ли беззвучно молясь.

Таинственность ее действий была непонятна, кажется, только мне – ни тетя Анжела, ни Джессика не выразили никакого удивления. Двоюродная сестра даже заговорщицки подмигнула мне, многообещающе улыбнувшись.

- Я должна рассказать тебе семейную тайну, - загадочно начала Рене, поглаживая потертый переплет и глядя на меня слишком серьезно, чтобы я думала, будто все происходящее – какая-то шутка. – Белла, наша семья – мы не совсем люди.
- Ведьмы? – усмехнулась я, кивнув на атрибутику вечера.
- Наш пра-пра-пра… прадед был ангелом, спустившимся в мир людей, - сурово заговорила Рене, игнорируя мое явное недоверие. - Он влюбился в смертную женщину и долго прожил на Земле как обычный человек. Все следующие поколения, родившиеся в нашей семье, носят частичку его света.
- Со всеми вытекающими последствиями, - встряла Джессика, глядя на меня так восторженно, словно получала огромное удовольствие от перемен, обрушившихся на ее жизнь. Она продемонстрировала мне кольцо на пальце – в старом потемневшем серебре поблескивал полупрозрачный голубоватый камень. – Мы получили в наследство кое-какие силы, недоступные простым смертным!
- И опасность вместе с ними, - мрачно перебила дочь тетя Анжела, одернув ее восторг.
- Восемнадцатилетие – тот срок, когда впервые пробуждаются наши скрытые возможности, - продолжала Рене, - и когда мы становимся наиболее уязвимы.
- Для зла, - снова встряла Джессика, поглаживая кольцо.

Когда все замолчали, ожидая от меня хоть какой-нибудь реакции, я смогла лишь глупо захихикать. Но лица родственников оставались невозмутимыми.

- Простите, но это какой-то бред, – покачала головой я, не желая участвовать в этом странном цирковом представлении. – Вы хотите сказать, что мир, в котором я живу, совсем не такой, каким я привыкла его видеть? Где вы раньше были, почему молчали столько лет? И теперь, когда я стала совершеннолетней, обрушиваете на меня эту странную тайну, в которую нельзя поверить? Что это – какой-то способ заставить меня вернуться в семью?

Когда я закончила школу, то выбрала университет подальше от матери и многолюдного Нью-Йорка, собираясь после его окончания жить отдельно. Я всегда была чересчур самостоятельной, поэтому подозревала, что Рене таким странным способом просто пытается вернуть меня в лоно семьи, под свою навязчивую опеку, от которой я сбежала.

- С каждым новым поколением мы надеялись, что наследие пра-прадеда исчерпает себя, - печально объяснила тетя Анжела. – Никому из нас не нравится крест, который приходится нести, мы все с удовольствием просто вели бы обычную человеческую жизнь, тем более магия, присутствующая в нашем мире, мельчает и исчезает с каждым прошедшим веком. Издревле велась бесконечная война между Добром и Злом, а люди становились пешками на этой игровой доске. Прадед оставил нам частицу себя, которая защищает нас от зла, дает силу с ним бороться, но и делает уязвимыми. Каждый выбирает свой путь – кто-то прячется, кто-то вступает в ряды борцов. Но если ты, Белла, откажешься от наследия, тебя ждет ужасная мучительная смерть.
- Мы чуть не потеряли Джессику, - вставила мама, протягивая ко мне через стол руку, но я отдернула пальцы, все еще не веря в то, что происходящее – не розыгрыш. – Мы не рассказывали тайну ни тебе, ни твоей сестре, потому что и мне, и тете Анжеле досталась почти обыкновенная жизнь без потрясений, мы обе вышли замуж и были счастливы с простыми мужчинами, почти не испытав на себе магию наследия. Но что-то в нашем мире изменилось, и не в лучшую сторону за последние десять или двадцать лет. Зло возвращается! Едва Джессика стала совершеннолетней, с ней стали происходить страшные вещи – ее преследовали голоса во тьме. Все чаще попадались на пути злые люди, норовившие отнять самое ценное, что у нее есть – ту частичку света, которую девочка носила в себе. Для сил зла нет ничего приятнее, чем погубить ангела или его потомка, забрать в рабство его светлую душу. Мы не подумали обеспечить защиту Джессике, и она чуть не погибла в один из дней.
- Теперь у меня есть это кольцо, - разбавила Джесс серьезный тон Рене восторгом, сквозившем в ее высоком сопрано. – Это оберег, усиливающий наши таланты.
- Когда спадет полная луна, - снова перебила мама, - твое превращение в слугу Света полностью завершится и ты станешь беспомощна перед силами зла. Не хочешь борьбы – хотя бы носи кольцо ради своей безопасности. – Рене потянула руку через стол и положила передо мной небольшое колечко с голубоватым камешком, почти такое же как у Джессики. – Этот сапфир принадлежал пра-прадеду, и он оберегал его сына. Когда детей стало больше, мы разделили камень на несколько частей, каждому обеспечивая защиту. Отныне ты никогда не должна его снимать – зло будет ждать удобного момента, чтобы напасть, и кольцо укроет тебя от его воздействия в любое время дня и ночи.

- Неверие не спасет тебя от беды, - воскликнула Джессика, когда я, потрясенная всем услышанным, вскочила и отошла от стола подальше. Сидевшие в семейном кругу родственники казались мне безумцами, начитавшимися страшных сказок. Я отказывалась участвовать в этом балагане.
- Вы сумасшедшие, - сделала вывод я, нажимая выключатель, чтобы убрать мрачный средневековый свет свечей и вернуться в нормальный современный мир, частью которого всегда себя считала. – Я улетаю в Финикс! Сегодня же. Зачем вы только меня сюда притащили?

Качая головой, я отправилась собирать вещи, а родственнички бросились следом, наперебой уговаривая меня остаться.

- Ты должна надеть кольцо, - приказывала мама тоном, от которого я и сбежала в другой город почти год назад.
- Белла, девочка, ты совершаешь ошибку, ты можешь погибнуть, - умоляла тетя, ходя за мной по пятам, но не мешая кидать в чемодан одежду, выложенную всего несколько часов назад.
- Ты не представляешь, от чего отказываешься, - сыпала секретами Джессика. – Я умею предсказывать будущее, могу видеть души людей, помогать тем, кто в этом нуждается, спасать невинных! Вместе с тобой мы смогли бы стать отличной командой борцов со злом, - судя по предвкушению в голосе, сестра мечтала стать солдатом и сделать такой меня уже давно – наверняка пересмотрела фильмов о супергероях. – Мы, как Гензель и Гретель или как сестры Холливел, могли бы нести людям мир, защищая слабых.
- С меня хватит этого безумства, – пыталась спорить я, выдергивая из рук Рене чемодан, который она схватила, чтобы удержать меня дома.
- Белла, деточка, прошу лишь об одном – пробудь с нами до полнолуния, - умоляла тетя, кладя теплую руку на мое запястье. – Если после этого ты не почувствуешь в своей жизни никаких изменений – клянусь, мы отпустим тебя в Финикс безо всяких уговоров.
- Принимай это как элемент игры, какой-никакой новизны в твоей скучной жизни, - добавила Джессика, силой надев кольцо на мой палец и удерживая его там. – Когда рядом дьявол, камень заблестит, - давала инструкции она. – Но это редкий случай, обычно встречаются демоны, духи или ведьмы. От их присутствия серебро остынет и станет холодить кожу. Не бойся, наследие прадеда не даст ничему плохому случиться с тобой!
- А если по истечении полнолуния твое преобразование не завершится – будешь свободна от бремени предков и вольна жить как хочешь.
- Ну ладно, - со злостью уступила я, поняв, что родные попросту не отпустят меня из дома.
Они втроем держали меня кто за чемодан, кто за рукав, и если я вырвусь, неровен час привяжут к стулу. Лучше согласиться – хотя их откровения выглядели полной чушью, - чем быть запертой в старом разваливающемся доме на несколько дней.

- Оставь кольцо, - настояла мама, когда я попыталась стащить старый, потемневший от времени перстень с пальца.
- Дай хоть почищу серебро, - устало уступила я, и родственники, наконец, отпустили меня из насильственных объятий.

***


Я была в Форксе всего один раз, еще совсем маленькой, и ничего не помнила, но заблудиться среди нескольких десятков домов было трудновато. Непрерывный дождь хлестал по дождевику, который выдала мне тетя Анжела, чтобы я могла прогуляться. Серые тучи словно давили на плечи, а обилие блестящей влажной зелени отталкивало взгляд. Даже стволы деревьев, в Финиксе коричневые или серые, здесь были покрыты зеленым мхом.

Я больше не могла торчать в унылом старом доме, так что придумала причину выбраться: отправилась на поиски магазина, чтобы пополнить холодильник любимыми продуктами.

Форкс оказался совсем маленьким городишко: всего-то две пересекающиеся улочки с вереницей невысоких домов, где все жители знали друг друга в лицо. Когда я встречала редких в этот ужасно дождливый день прохожих, они приветливо улыбались мне, тут же называя по имени:
- О, да ты никак Белла, внучка Мари? – кивали они, останавливаясь, чтобы пожать руку.
- Так похожа на нашу старушку Мэри, - добродушно посмеивались другие. – Ты переехала насовсем? Тебе помощь с ремонтом нужна? Ты не посмотришь мой дом – кажется, в нем завелся злой дух и портит нам жизнь? Моя мать тяжело болеет – надежда только на тебя, Белла.
- Нет-нет, извините, простите, - взволнованно отказывалась я, приходя в ужас от того, как легко меня узнали. Бабушка была в городе, похоже, кем-то вроде святой, на которую возлагали большие надежды. Неужели в этом богом забытом местечке на краю света нет даже больницы, раз жители обращаются ко мне как к врачу?

А вот и магазинчик – да у нас в Финиксе даже придорожные лавки в три раза больше размером! Пятясь назад, пытаясь как можно вежливей избавиться от собравшейся небольшой и преследующей меня толпы, я распахнула дверь магазина и вместе со звоном колокольчика ввалилась внутрь, споткнувшись о порог. Ахнув, я приземлилась на пятую точку, толкнув кого-то спиной. А этот несчастный человек, ставший жертвой моей неуклюжести, ойкнув, случайно задел и свалил стоявшую возле кассы стойку со жвачками, рассыпавшимися по полу разноцветной кучей.

- Простите, - пробормотала я, спешно отворачиваясь от глазеющей через стеклянную дверь толпы, чьи лица при виде моего падения стали вдруг сердитыми и отчужденными. А мое кольцо, ей-богу, внезапно похолодело на пальце, заставив меня зашипеть. Сдернув его с пальца, я сунула ободок в карман, решив позже разобраться с этим – магия, ворвавшаяся в мою жизнь слишком внезапно, пугала.
- Это вы меня простите, - живо откликнулся молодой парень, помогая мне быстро собрать жвачки с пола – это его я толкнула, - а затем и встать.

Подняв взгляд, я потеряла дар речи, утонув в глазах цвета малахита – зеленых с шоколадными вкраплениями, изумленных и немного смеющихся: парня позабавило, а не напугало мое неловкое падение.

- О, - сказал он, замерев, как только я уставилась на него, подмечая поразительную красоту точеных губ, мужественных скул и взъерошенную непослушную челку яркого медного оттенка. А запах… он пах просто божественно, кружа мне голову, так что внезапно стало трудно дышать, будто вокруг меня образовался вакуум. Колени ослабели и я невольно оперлась на руку незнакомца, продолжавшего меня по инерции поддерживать.

- Свон? Белла Свон? – воскликнул продавец, выдергивая меня из наваждения – его голос звучал более чем восторженно, напомнив толпу, поджидающую на улице. Черт подери, что не так с этим городом и его жителями? За что мне это мучение? Я что, попала в какую-то современную иллюстрированную сказку, где люди не имеют понятий о воспитании и такте, а внучка умершей бабушки Мари, которую они считали чем-то вроде личного лекаря, обязана унаследовать ее способности?! Кольцо, холодящее даже сквозь карман плаща, доказывало – все так и есть.

Я неприязненно посмотрела на продавца, чье лицо сияло за стойкой с конфетами словно начищенная до блеска сковорода. Увы, не только мать, тетя и сестра возлагали на меня большие надежды – кажется, все жители Форкса были помешанными. Понятно, почему Рене отсюда когда-то сбежала.

- Не видел, есть тут в продаже кукурузные хлопья? – вернула я внимание к парню как к меньшему из зол, надеясь, что когда скроюсь за витринами, от меня отстанут попрошайки.

Молодой человек оказался весьма умен, тут же кивнув и потянув за собой.

- Каллен-Шмаллен, - крикнул вслед нам продавец, махнув кулаком. – Тебе я не собираюсь ничего продавать!

Я с удивлением подняла брови, в то время как лицо молодого человека на секунду хмуро скривилось. Он подвел меня к стойке с хлопьями и улыбнулся, указывая на них. Пока я выбирала подходящую коробочку, он с неохотой вернул на полку бутылку колы, которую держал до этого в руке.

- Тебя здесь за что-то не любят? – проницательно заострила внимание я; мне не хотелось знать, отчего люди на улице ведут себя странно по отношению ко мне, но реакция продавца на симпатичного и на вид вполне доброго парня вызвала любопытство.
- Да… нашу семью в этом городе не жалуют, - скользя взглядом по пакетикам с чипсами, невесело ухмыльнулся парень. – Какие-то старые предрассудки…
- Давно тут живешь? – было непонятно, что он ест, если в магазине ему отказываются продавать продукты.
- А, нет. Приехал два дня назад по семейным делам, - не слишком радостно отозвался он.
- Правда?! – ахнула я, потрясенная этим невероятным совпадением в наших судьбах. – Я тоже! Белла, Белла Свон, - протянула я парню ладонь, предлагая познакомиться.
- Эдвард Каллен, - галантно поклонился он, оставляя на моей ладони поцелуй прямо как в старинных романах, отчего мое сердце неожиданно затрепетало, наполнившись теплом.

Несколько минут мы молча разглядывали друг друга, пользуясь моментом, когда нас никто не может видеть в глубине магазина.

- Итак, - покраснела я, чувствуя себя необычно и уже не настолько ненавидя этот странный город, как две минуты назад – знакомство с симпатичным Эдвардом пришлось очень даже по вкусу. Вот бы договориться встретиться с ним еще раз? Казалось, он тоже зашел в магазин просто от скуки. Кто знает, быть может ему будет интересно пообщаться и в другие дни, которые я вынуждена буду оставаться в этом городе? – Чем занимаешься?
- Вообще-то я учусь на врача, - приходя в лучшее настроение, поделился парень. – Правда, отец категорически против этой профессии, но я не унываю – когда-нибудь он сможет понять меня.
- Тоже терки с предками? – посочувствовала я, вспоминая чокнутые лица родственничков и совершенно не желая возвращаться домой – я была почти уверена, что в мое отсутствие они припрятали мой паспорт, лишь бы я не сбежала.
- Еще какие, - охотно отозвался парень, делая вид, что выбирает чипсы, но возвращая пакетики на место. – Отец всю жизнь проработал юристом – обвинителем в суде, и думает, что я должен пойти по его стопам. Но мне нравится лечить людей, а не причинять им боль.

Я улыбнулась, в глубине души радуясь тому, что приглянувшийся мне молодой человек такой хороший и добрый, добавляя в копилку его достоинств еще один несомненный плюс.

- Я знаю, что нужно делать, - заявила я, хватая с полки бутылку колы, чипсы и решительно направляясь к кассе. – Можешь не благодарить, ты скрасил мне этот день.

- Это все тебе, Белла? – продавец тут же бросил подозрительный взгляд на Эдварда, стоящего за моей спиной, когда я положила продукты на кассу.
- Кому же еще, - резковато ответила я, не понимая, отчего продавец настолько недоброжелателен к незнакомому, никогда ранее не бывавшему в этом городе, но при этом тошнотворно приветлив со мной.

Расплатившись, я развернулась к двери и замерла, увидев толпу, которая, похоже, только увеличилась за время, что я провела в магазине. «Катастрофа», - пискнула внутренне я, чувствуя себя примерно так же, как любая известная актриса, ставшая жертвой сумасшедших фанатов. Ну и что мне делать с этой толпой? Которая, к тому же, выглядела вовсе не благодушно настроенной, как вначале, а разъяренной и готовой разорвать на куски.

- У меня есть идея, - тихо шепнул парень мне на ухо, потянув за рукав. Пятясь, я попыталась вежливо помахать людям рукой, но их взгляды оставались хмурыми и сердитыми.

- Мы можем выйти через запасной выход, - предложил Эдвард, показывая дорогу. – У меня машина на парковке.
- Машина! – обрадовалась я, спеша за широкой спиной своего нового друга. – Это отличная новость! – учитывая не только толпу, но дождь и быстро спускающиеся сумерки. – Ты мой спаситель.
- А вдруг я садист, маньяк или убийца, охотящийся на красавиц и мечтающий тебя похитить для опытов? - хихикнул Эдвард, распахивая железную дверь, через которую я проскользнула в хозяйственное помещение, а затем и на улицу – неосвещенную часть парковки за магазином, где, к счастью, не было обезумевшей толпы.

Увидев смеющиеся глаза парня и жизнерадостную улыбку, я покачала головой:
- Уверена – ты хороший!
- Надеюсь, ты не ошибаешься, - усмехнулся он.

***


До полнолуния дни теперь летели незаметно. Хотя я понятия не имела, каким образом мама и тетя узнают о фазе луны, если небо постоянно закрыто густой серой массой непроницаемых туч?

Каждую ночь я плохо спала: мне снился Эдвард, его зеленые глаза, от встречи к встрече становившиеся темнее, но не теряющие при этом индивидуальности и очарования. Малахит с вкраплениями шоколадно-коричневого, очень необычно.

Каждое утро мама, тетя Анжела и особенно сестра Джессика смотрели на меня так, будто я на их глазах должна превратиться в другое существо – например, отрастить крылья или вторую голову. Но я не чувствовала в себе абсолютно никаких изменений.

Каждый день после обеда я находила отговорку и убегала из дома, чтобы тайно встретиться с Эдвардом и приятно провести время. Я не хотела показывать его родным, опасаясь глупых вопросов, предпочитала оставить наше общение в тайне, да и парень тоже не спешил приглашать меня к себе домой.

Больше я не рисковала в одиночку бродить по улочкам Форкса, где меня узнавал каждый встречный и тут же плелся следом, как преданная собачка, ожидающая милостыни. Обычно Эдвард припарковывал свой серебристый «вольво» сразу за поворотом шоссе и ждал, пока я, преодолев несколько сот метров размытой проселочной дороги под проливным дождем, не пряталась в его машине.

Мы просто сидели, болтая ни о чем и обо всем, или катались туда-сюда, чтобы занять время, или рассматривали заброшенные дома на окраинах Форкса, гадая, кто жил там или еще живет. Иногда перебирались в полуразрушенную беседку, еще сохранившую следы краски – мы нашли ее в глубине леса в другой от наших домов стороне, рядом с фундаментом некогда сгоревшего строения. Мы не знали, кому этот дом принадлежал, но бурьян, разросшийся выше человеческого роста, поведал, что это место пустует очень давно и мы можем не опасаться сердитых хозяев. Спрятавшись от дождя под проржавевшей, но еще сопротивляющейся коррозии крышей беседки, мы садились на старую железную скамью и вели задушевные беседы о наших коротких, по сути, жизнях.

Так я узнала, что Эдварду тоже восемнадцать лет и его, как и меня, оторвали от учебы, - правда, причина была более уважительная: в семье умер дедушка по отцовской линии и они приехали в Форкс его хоронить. Свою семью Эдвард тоже считал немного чокнутой, но, как и все мужчины, не был так словоохотлив, как я, и не желал вдаваться в подробности.

Парень жил с отцом. Мать бросила их, когда ему было пять, с тех пор он ее почти не видел, только разговаривал иногда по телефону. Ему было больно рассказывать о ней, так что я не настаивала.

С отцом отношения тоже не сложились: он был слишком строг с сыном. А кому это понравится? Я его прекрасно понимала – Эдвард воспитывался суровым и прагматичным родителем, не позволяющим ребенку ничего лишнего. Парень был рад, когда наконец-то смог, вопреки воле старшего мужчины, поступить в университет и уехать в другой город. В этом мы тоже оказались похожи, хотя в моей жизни было куда больше поблажек и развлечений, и кроме нынешней поездки в Форкс и истории с пра-прадедом во всем другом я росла обычной девчонкой.

Эдвард оказался очень милым и романтичным, рядом с ним мне становилось удивительно хорошо: его присутствие скрашивало каждый миг нахождения в этом мрачном городишке. Ветер вдруг теплел от взгляда парня, дождь больше не наводил тоску, а наш мини-пикник, состоявший из быстренько купленной в магазине всякой всячины вроде печенья, шоколада и колы, казался пиром. В какой-то момент, сердитая на безумство родственников, я пожаловалась парню на свою семью. Он не рассмеялся, когда я завела беседу о магии – слушал внимательно. И я, ободренная его пониманием, рассказала все без утайки: про причину приезда в Форкс, свой скептицизм и глупый восторг вдохновленной сестры, наше странное происхождение и даже кольцо, без дела болтающееся в кармане.

- Почему ты его не носишь? – все еще оставаясь серьезным, за что я была очень благодарна, поинтересовался Эдвард, когда я объяснила ему принцип действия кольца и показала серебряный ободок с голубоватым камнем. Мы снова сидели в беседке – ливень с невероятным усилием барабанил по старому железу, мечтая пробить в непокорной крыше дыру.
- От него у меня порой замерзает вся рука, - объяснила я, задумчиво катая морозящее кожу серебро туда-сюда по ладони. – Дома еще ничего, а как выйду на улицу, оно становится невыносимо холодным.
- Может твои родители правы? – поднял Эдвард на меня спокойный, по-своему мудрый взгляд, и его глаза, оказавшиеся внезапно слишком близко – ведь мы наклонились друг к другу, разглядывая кольцо, - смутили меня, притягивая как магнит. – Вдруг в мире в самом деле водятся монстры, а кольцо защитит тебя от них? Убережет от любого зла? Вдруг вокруг нас и прямо сейчас летают невидимые глазу чудовища, а ты рискуешь жизнью, не надев кольца? Что если добро, которое есть у тебя внутри, - он приложил вдруг ладонь к моей груди напротив сердца, и я затрепетала, - может быть отобрано злыми существами, только и поджидающими удобного случая?
- Я в эту ерунду не верю, - усмехнулась я, покачав головой и пытаясь избавиться от странного желания прекратить пустую болтовню и заняться чем-нибудь поинтересней, например, узнать, каков на вкус поцелуй с Эдвардом. – Я считаю, что нет вселенского зла и добра – каждый человек сам выбирает свою судьбу, сам решает, хорошим быть или плохим, уберечь или потерять душу. Мы властны сделать выбор, а не идти на поводу у какого-то старого семейного предания, покрытого толстенным слоем пыли. Может магия и существовала в древние века, но мы – дети нашего времени.

Уголки губ Эдварда дрогнули в едва заметной улыбке. Он протянул ладонь, и я перекатила на нее кольцо, давая ему возможность рассмотреть его. Парень дернулся и ойкнул, но не уронил ободок на землю.

- Какое горячее, - удивленно пробормотал он, заставив меня чуть-чуть нахмуриться, ведь секунду назад оно казалось мне ужасно холодным.
- Разве?
- Не чувствуешь? – Он повертел его пальцами, как обжигающий кожу уголек, и замер, когда я накрыла пальцами его ладонь вместе с кольцом. Что-то между нами вдруг переменилось: пролетела какая-то искра, или повлияло прикосновение, или просто настал момент…

Эдвард посмотрел мне в глаза. Его вторая рука поднялась, осторожно убрав за ухо выбившийся локон моих волос, и я задрожала в волнении, когда парень медленно, не желая спугнуть удачу, наклонился к моим губам, захватив их робко и очень нежно. Сжал мою руку, когда я зажмурилась от удовольствия и вдохнула его завораживающий запах. Пальцы скользнули на мой затылок, привлекая ближе к себе, и тогда Эдвард поцеловал меня страстно, уже не боясь отказа. Напористо и в то же время мягко, невероятно приятно.

Дождь продолжал хлестать по крыше ржавой беседки, влажный прохладный воздух щекотал нос, но мы не замечали плохой погоды, нежась в объятиях друг друга. Я перебралась на колени к Эдварду – так было намного теплее. Когда наконец открыла глаза, не могла поверить, что уже стемнело. А еще больнее было вспоминать, какой сегодня день – последний перед полной луной, когда должно завершиться мое непонятное превращение.

- Я завтра уезжаю домой, - пожаловалась я, вдруг понимая, что желаю задержаться в удручающе мрачном Форксе подольше. Хотя мы с Эдвардом уже обменялись телефонными номерами и контактами в соцсетях, было ясно, что сохранить робкие, едва возникшие чувства, находясь в разных городах, будет невозможно, а билеты на самолет стоят слишком дорого, чтобы часто встречаться.

Парень снова поправил локон моих волос, грустно разглядывая мое лицо.
- Надеюсь, мы продолжим общаться, - выразил пожелание он, чуть приподняв уголки губ, которые мне немедленно захотелось поцеловать снова. – Очень надеюсь на то, что я все еще буду тебя нравиться… и послезавтра, и после- послезавтра. Невзирая ни на что.
- Конечно, будешь, - поспешила заверить я и встала с теплых колен, потому что, как это ни печально, пора было спешить домой. Рене уже наверняка начала волноваться, я сегодня задержалась дольше положенного.
- Я подвезу тебя, - привычно отозвался Эдвард, но на этот раз взял меня за руку, пока мы бежали под дождем к машине.

***


- Белла, как ты могла так рисковать, зачем ты вообще сняла его?! – кричала на меня мама все утро, придя в ужас оттого, что я умудрилась потерять кольцо. Обычно я надевала его перед тем как войти в дом, чтобы родственники не узнали, что я его снимала. Но в тот злополучный день кольца в кармане, увы, не оказалось.

Я вообще забыла о нем! Была слишком увлечена поцелуями, чтобы помнить о такой мелочи. Наверняка оно просто упало на землю и до сих пор валяется в беседке.

- Мам, я его, скорее всего, уронила, и даже знаю где. Сегодня же схожу и поищу.

После обеда, я надеялась, Эдвард вновь будет ждать меня возле шоссе, мы вместе перевернем всю беседку и отыщем священный предмет. Говорила же маме – не стоит мне вообще носить его! Так нет же, я теперь еще и виновата…

- Ты не ответила на вопрос, - твердо напомнила Джессика, стоявшая со скрещенными на груди руками. – По какой причине ты сняла его?
- Показывала… кое-кому, - поперхнулась я, гадая, какое из зол меньшее: сказать, что демонстрировала кольцо другу, или признать, что оно сигнализировало мне о присутствии какого-то зла? Мне показалось, что первое гораздо безопаснее.

- Кому? – еще сильнее рассвирепела мама, а тетя Анжела осуждающе покачала головой.
- Какая разница? – вспылила я, обходя взбешенную Рене и направляясь в кухню, где висели часы, чтобы посмотреть, как долго еще придется находиться в этом доме и терпеть помешанных на глупой магии людей.
- Ты должна сказать нам имя, Белла, - бубнила Джессика. – Ты думаешь, мы все просто так собрались на твое восемнадцатилетие именно в Форксе? Это место обладает особенной властью наделять нас силой, пробуждать спящие возможности! Но не только добрые полуангелы, вроде нас, пользуются этой привилегией – зло тоже не собирается спать! Сюда съезжаются разные темные духи, одержимые нечистью люди и прочие представители зла, и особенно много их прибывает – в полнолуние. Этот город – непростой, какой только швали здесь не водится.
- Да, я заметила, - сухо усмехнулась я, вспоминая толпы «фанатов», бродивших за мной по пятам в ожидании «чуда».
- Заметила? – ахнула тетя Анжела, уловив не тот подтекст, который я вкладывала, к моему глубочайшему сожалению. – Ты заметила что-то странное, Белла? Ты видела духов или, может, внутреннюю сущность некоторых людей? Твое кольцо холодело, верно?

Я уничижительно взглянула на тетю, закатывая глаза. Достав пакет молока, молча его открыла, не желая обсуждать мое несвершившеея преобразование – увы, никаких злых духов я ни разу не наблюдала. И чокнутые жители Форкса не демонстрировали мне никакую свою «внутреннюю двойную суть» - они просто были сумасшедшими, как и мои родственники.

- С кем же ты встречалась каждый день? – требовала Рене, напирая на меня. – Ну же, может это сынок Ньютона? Его отец в молодости был тем еще сердцеедом. Или братья Кроули, Эрик или Бен? Я была у них в гостях два дня назад – симпатичные ребята.
- Этот парень вообще не из Форкса, - парировала я. – Он приехал на похороны дедушки и скоро вернется в родной город.
- Каллен! – прошипела вдруг тетя Анжела, вытаращив глаза. Джессика открыла рот, а мама схватилась за сердце
- Не может быть, у него есть сын?
- А может, какой-то дальний родственник или племянник? Впрочем, какая разница…
- Он украл твое кольцо, Белла?!

- Господи, да перестаньте вы визжать! – закричала я, в общей панике не в силах ответить ни на один поставленный вопрос, не понимая причины такой дикой истерики. Бесполезно. Они продолжали напрасно трепать мои нервы.

- Белла, Каллены – наши заклятые враги! – причитала испуганная мама. – Я даже не знала, что у Карлайла Каллена есть жена – он неспособен жить с женщиной, не сведя ее при этом в могилу. Поговаривали, что он был вдовцом восемь раз! И если его сыночек положил на тебя глаз… беды не избежать!
- Если это так, и если он забрал кольцо, то мы просто обязаны поехать в его дом и попробовать вернуть семейный раритет обратно.
- Мы должны объединиться – только тогда есть шанс. Почитаем книгу – в ней найдем советы, как лучше это сделать.
- Нужны традиционные защитные средства от темных сил: чеснок, святая вода, сильно пахнущие растительные экстракты…
- Если его сынок еще не обрел силу, мы должны уничтожить его. Мы сможем, у нас хватит знаний.

- Стойте, стойте! – прервала испуганно я, округлив глаза. – Что значит – уничтожить?

Рене посмотрела на меня сердито, а тетя Анжела – сочувственно.

- Мы обязаны искоренять зло, Белла, - сказала тетя, - это наш долг.
- Мы должны убить его, пока он слаб. Станет поздно, когда он уже переродится, - добавила резко мама.
- Переродится в кого? – воскликнула я, не желая верить, что моя родня всерьез говорит об убийстве живого человека.
- Каллены еще со времен молодости бабушки давали приют различным демонам в своем доме, прятали их от нас, - объяснила Рене. – Говорят, у них там целый притон для блуждающих черных душ, а дом опутан заклинаниями, сквозь которые не пробраться. Они очень сильные маги, Белла, коварные и безжалостные, давненько заслужившие пропуск в Ад и ненависть всех добрых людей, которые от них неоднократно страдали.
- А еще поговаривали, что они бессмертные, и в отличие от нас – обладают силой и знаниями умерших предков.
- Вы понимаете, что это звучит как бред? – пыталась достучаться я, все сильнее понимая, что моя семейка – настоящие сумасшедшие, по которым больница плачет.
- Если бы ты видела то, что вижу я, - заносчиво проворчала Джессика, потеряв, видимо, веру в то, что я составлю ей компанию в запланированных супергеройских авантюрах, - то не задавала бы вопросов. Но, видимо, талантами и умом ты, сестренка, обделена, раз так легко попалась в сети смазливого мальчишки, не увидев, каков он на самом деле злодей…

- Так, я отказываюсь дальше это слушать, - закрыла я уши руками, мельком глянув на часы: до приезда Эдварда оставалось от силы минут сорок, как раз хватит на то, чтобы одеться и не спеша добраться до шоссе. – Я даже не подтвердила вам, что встречалась именно с Калленом, а вы уже собрались его убивать! Да вы и впрямь чокнутые. Я просто потеряла кольцо! Эдвард тут ни при чем! Я сейчас пойду и найду его, ясно?

Лица родственников отражали непробиваемый скепсис.

- Ты сама сказала, что он приехал на похороны деда, - скрестила Джессика руки на груди. – Новости в Форксе распространяются быстрее, чем ты вдохнешь. Все знают о смерти старого деда семейства Калленов и о чудовищных ритуалах, которые они проводят в своем склепе!

- Если я найду кольцо, вы оставите Эдварда Каллена в покое? – возмутилась я: волосы шевелились на затылке от мысли, что семья в самом деле соберется его убить. Я отказывалась верить в то, что он плохой, и в его нечеловеческое происхождение – тоже.

Так как ответом мне стало гробовое молчание, я сердито покачала головой и поспешила в свою комнату, даже не позавтракав – внезапно пропал аппетит.

- Знаете что? – бормотала я, поднимаясь по лестнице и думая о том, что сегодня все это безумие закончится и я отправлюсь, наконец-то, в Финикс. – Мне плевать на то, был ли пра-прадед ангелом, а бабушка и мы все – его потомки. Я не верю в магию и не вижу никаких сверхъестественных существ – мне жаль разочаровывать вас, но это так. Я обыкновенный человек. И Эдвард – тоже. С обычными мечтами и устремлениями. Я вам это докажу! Поеду туда, где потеряла кольцо, и через пару часов верну вам ваш драгоценный раритет. А потом соберу чемодан и уеду к чертовой матери из этого ужасного, дождливого, мрачного, унылого места – сборища психов. И больше никогда-никогда не хочу слышать о том, что вы всерьез намереваетесь кого-нибудь убить!

Провожаемая раздражающе обеспокоенными взглядами, я гордо удалилась одеваться, хлопнув дверью.

- Так жаль, что она отказывается от подарка судьбы и не верит в свои невероятные способности, - слышала я тихий и разочарованный голос Джессики, спускающейся на первый этаж.
- Мы с Рене тоже были обделены силой, - мягко ответила ей тетя Анжела.
- Может, это и хорошо, может, на Белле заканчивается обязанность нашего рода и ее ждет обыкновенная жизнь без всякой опасности, - выразила надежду Рене не слишком уверенно.
- Хорошо бы, если так, - проворчала Джессика. – И за ней не начнут охотиться демоны, едва она покинет нас… еще и без кольца!

Как бы я ни была убеждена, что все ими сказанное – чушь полная, волосы на моей голове от подобных заявлений поднимались дыбом.

***


В этом дурацком городе дождь когда-нибудь кончается?! Кутаясь в тонкий непромокаемый плащ, я пыталась найти место посуше – под каким-нибудь раскидистым деревом, - но увы, ели и сосны запросто пропускали воду, и она падала с веток, как из душа, превращая меня в мокрую курицу, а дорогу - в ручьи мутной желтой воды.

Эдвард не приехал. Это было впервые, когда он попустил нашу встречу. И я, невольно поддавшись беспокойству и предупреждению родных, начала сомневаться, был ли парень таким уж хорошим? Может и вправду это он украл мое кольцо? В последний раз, когда я видела его, оно свободно лежало у него на ладони. Черт подери, вдруг стало боязно и горько, что поцелуй мог быть просто уловкой, чтобы получить желаемое.

Нет, я отказывалась верить, что Эдвард принадлежит к клану врагов! Он говорил, что хочет лечить людей – разве плохой герой мог сказать такое? Наверняка сегодня у него неотложные дела и он опаздывает по уважительной причине…

Зажав ворот плаща возле самого подбородка, чтобы спрятаться от вездесущей воды, я отправилась к нашей беседке пешком, шлепая по нескончаемым лужам. Я старалась держаться особняком, а лицо прятать как можно тщательней при виде прохожих, но эти ненормальные узнавали меня даже в таком виде.

- Привет, Белла, - поздоровалась со мной пожилая женщина c серо-мглистым лицом и кругами под глазами как у зомби, хромающая вдоль обочины в огромных резиновых сапогах.

Я молча кивнула, стараясь не привлекать к себе внимания. Дождевые капли, падающие под прямым углом, за спиной женщины закручивались в небольшие вихри, превращаясь в пар, и выглядели поразительно похожими на… легкую дымчатую шаль, развевающуюся на ветру. Вильнув в мою сторону, шаль замерла на мгновение перед моим лицом, а затем коварно подмигнула. Что за?..

Я чуть шею не свернула, пытаясь понять, что такое я только что лицезрела. Этот туманный образ за спиной у женщины явно не имел отношения к дождю: он будто бы цеплялся за шею пожилой леди, будто бы душил ее, выпивая жизненные соки…

Отвернувшись, я чуть не напоролась на еще одного путника – это был мужчина лет сорока с тростью, и при виде меня он поклонился, чуть приподняв шляпу. В его глазах я заметила красноватый блеск, а когда он быстро и мрачно прошествовал мимо, меня обдало жаром, словно задело чьим-то адовым дыханием.

Я не посмела посмотреть на него еще раз, спеша со всех ног. Всеобщее безумие этого странного города, поняла я, все-таки завладело мной и именно тогда, когда я лишилась своего единственного оберега.

Стоило бы отправиться назад, вернуться под защиту семьи, но я упорно шла к цели, не желая верить в свое мистическое перевоплощение. Словно я попала в страшную сказку или заплутала в собственном сне, как Алиса в Стране Чудес.

Увы, ни Эдварда, ни кольца в беседке я не обнаружила. Я упрямо отказывалась думать о парне плохо, но сомнения уже разрывали душу на части: не было причины, по которой Эдвард бы не пришел. Если, конечно, изначально не встречался со мной лишь для того, чтобы выведать про кольцо и стащить его. Кто знает, может, столкнувшись со мной в магазине, он уже знал, кто я? И попросту воспользовался моей наивностью и добросердечием?

Разозлившись, я решила во что бы то ни стало найти его и потребовать ответ.

Возвращение к магазину было еще более странным, чем в первый раз. Все предыдущие дни Эдвард подвозил меня к дверям, я быстро забегала внутрь, хватала нужное, оплачивала и возвращалась в машину. Теперь мне пришлось заново пройти сквозь весь город пешком.

Встреченные прохожие – и как им дома-то в такую дождину не сидится? – уже не просто здоровались, по-собачьи заглядывая мне в глаза, будто я их персональный спаситель. Они хватали меня за руки, а некоторые даже падали на колени, не давая проходу…

- Перестаньте, - умоляла я, чуть не плача. Обходила, отцепляла их руки и торопилась вперед.

- Белла, пожалуйста, - плакала женщина в старом промокшем пальто, на ее руках душераздирающе кричал младенец, которому совершенно не нравились капли, попадающие на личико. – Моя дочка больна, она все время плачет, я не могу ее успокоить.

Одного взгляда на ребенка хватило, чтобы понять – он абсолютно здоров. Вокруг него было устойчивое свечение без изъянов и присутствия каких-либо чужеродных существ. А вот за спиной женщины, цепляясь острыми коготками за растрепанные волосы дамы, сидело нечто зеленого цвета и с морщинистым лицом. И оно спряталось тут же, как только я на него взглянула.

Я не могла дать ему определение – по всей вероятности, я должна была дома прочитать ту самую потрепанную желтую книгу, которую держала в руках Рене. Но я была так далека от магии, что и не подумала согласиться.

Ответ пришел из ниоткуда – кто знает, может это была память предков?

- У вас живет обиженный домовой, - объяснила я. – Он пугает вашу малышку – оттого она и плачет. Ставьте каждый вечер куда-нибудь в темный уголок немного молока и кладите печенье – и все у вас наладится.

Внимательно выслушав, женщина округлила глаза и бросилась благодарить меня, чуть ли не целуя руки. А существо, высунув из-за головы женщины один глаз, робко мне кивнуло. Оно не было плохим – всего лишь забытым и голодным домашним чудиком.

Магазин уже был в пределах видимости, но я недооценила потребности жителей Форкса. После того как я помогла одной женщине, на меня набросились еще с десяток, перебивая и галдя. Их проблемы были куда сложнее, чем маленький безобидный домовой, и видя, как сквозь их кожу просвечивает что-то зловещее, красноватое или даже черное, я испугалась. Вырвалась из их пальцев и бросилась наутек. Куда мне, впервые ощутившей силу волшебства, без оберега и знаний справиться сразу с таким количеством зла? Мне было жаль этих несчастных, но я не была готова так резко встать на тропу войны. Мне нужно было вернуть кольцо! И – желательно – убраться из этого города подальше и поскорее.

Продавец магазина встретил меня, как всегда, приветливо. Но тут же перестал улыбаться, когда я задала ему простой вопрос:
- Скажите, где живет семья Калленов? Как найти их дом?
- Нечего тебе там делать! – огрызнулся мистер Коуп, тут же теряя ко мне интерес. Упав на стул, он развернул газету и демонстративно уставился в нее.
- Пожалуйста, это очень важно, - умоляла я, наклонившись через витрину. – Он… Вы все неправильно понимаете, Эдвард Каллен не плохой, я бы заметила это, пока была рядом! Вы же знаете о моих способностях, верно?

Старый Коуп оценивающе взглянул на меня, впервые услышав из моих уст такие речи. Он видел, как я пряталась от толпы, и уже знал о моем скептическом отношении к магии.

- Он простой парень, поверьте. Может, его родители и сделали много зла, но нельзя вешать ярлык монстра на их сына, не узнав его ближе. Он хочет стать врачом, он обыкновенный человек. И если это так, ему грозит огромная опасность!
- Ты не сможешь спасти его, он был потерян, еще даже не родившись, - проворчал продавец, однако нехотя достал карту из ящика, пальцем показывая на ней направление поиска. – Будь осторожна, Белла! – крикнул он мне вслед. – Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь!

***


Форкс – действительно маленький городок. И сказочно забытый цивилизацией – люди здесь не знали даже интернета, потому что сеть, опутывающая всю страну, едва сюда доходила. Мой сотовый телефон не работал; единственная вышка, стоявшая возле въезда в город, охватывала совсем маленькое расстояние. Стоило отъехать от нее на несколько миль – и связь почти пропадала. А за городом и вовсе исчезала, будто я попала в дикие времена.

«Абонент недоступен. Перезвоните позже», - механически отвечала женщина всякий раз, как я набирала номер Эдварда.

Заблудиться в двух пересекающихся улицах было невозможно – я дошла до крайнего дома и двинулась вдоль узкого шоссе, уходящего в сторону океана. Там, в диком лесу у невысоких гор и располагался дом Калленов. Который местные обходили стороной. «Демоны», - так назвала Калленов одна из женщин, преследующих меня от самого магазина. После того, как поняли, куда я направляюсь, люди отстали. Пытались отговорить меня идти, выкрикивая зловещие предупреждения об опасности, но я была упрямой девочкой. Я не хотела верить в то, что Эдвард обманул меня. А вдруг с ним правда что-то случилось?

Дурацкий дождь лил все сильней, будто пытался смыть меня обратно в город, когда я ступила на каменистую дорогу, петляющую меж деревьев и полого ведущую к горам. Черные тучи закрыли небосвод, вдали прогремел первый гром.

Ноги промокли насквозь, но я упорно шла вперед, не желая сдаваться и сожалея, что моя жизнь круто изменилась в один лишь день. Что я буду делать, если окажется, что Эдвард вор и все были правы, советуя мне держаться от него подальше? Смогу ли я вернуть кольцо, если он не захочет его отдавать? И как мне смотреть ему в глаза, если теперь за привлекательной внешностью я смогу разглядеть темную сущность? А вдруг он нападет первым? Я беззащитна не только потому, что лишилась оберега, но и потому что совершенно ничего не знаю о способах борьбы со злом, - теперь-то я ругала себя за то, что отказалась поговорить об этом с Джессикой. Она могла научить меня чему-нибудь, но я лишь отмахнулась.

Дом Калленов был построен из красного кирпича, с гербом в виде скрещенных старинных пистолетов на фасаде и имитацией сторожевых башен вместо крыши. Будучи мокрым под проливным дождем, он был похож на окровавленный снизу доверху готический замок, в котором могли жить любые жуткие существа – от демонов до оборотней или даже вампиров. Ничего хорошего. И понятно, почему горожане ненавидели это жуткое место.

Сверкнула молния, вновь прогремел гром, и мне показалось, что сквозь затихающий грохот я расслышала чей-то болезненный крик. Голос был очень знакомым. Я постучала, нервничая так, что перестала чувствовать холод в окоченевших ногах – жар окатил все мое существо, едва я притронулась к ручке двери. Присмотревшись, я заметила рассеивающееся красноватое свечение, похожее на тончайшую прозрачную ткань, укрывающую пластик.

Дверь распахнулась, и я обратила внимание, что эта ткань красной вуалью колышется перед моим лицом, закрывая вход – точно барьер, сквозь который не должны проникнуть какие-то силы.

Передо мной стоял мрачного вида сердитый мужчина, высокий, лет сорока, в темных джинсах и черной шелковой рубашке. Его волосы, несмотря на сравнительно молодой возраст, поблескивали сединой, глубокие суровые морщины пролегли на лбу и возле крыльев носа. Он не улыбнулся, не предложил войти, просто ждал, когда я первая обозначу причину своего появления.

- Я ищу Эдварда Каллена. Он тут?
- Такие здесь не живут, - отрезал мужчина и начал закрывать дверь, но в этот миг я отчетливо услышала новый крик боли, идущий из глубины дома. Это был Эдвард. Это был его голос!

Действуя бездумно, я схватила ручку и дернула дверь на себя, не давая закрыть проход. Мужчина был, конечно, сильнее меня, но сработал эффект неожиданности. Опешив, он ничего не смог поделать с тем, как ловко я оказалась внутри, проскочив у него подмышкой. При этом красная вуаль, коснувшись моего лица, сильно обожгла кожу прежде, чем порвалась под моим напором.

Я чувствовала зло: оно было повсюду, кишело в воздухе, в каждом его кубическом сантиметре в концентрированном виде. Я обернулась к Карлайлу Каллену – а я подозревала, что это именно он – и увидела, как нечто черное, клубясь, заполняет его грудную клетку, проникая во все части тела, включая руки, ноги и голову, будто живет прямо у него внутри, и тело – только сосуд, которым оно управляет. Глаза мужчины в полутьме холла горели красным огнем. Губы искривились в презрительной усмешке.

- А ну пошла прочь, - прорычал он, распахивая пошире дверь и пытаясь поймать меня, чтобы выкинуть наружу.
- Я должна увидеть Эдварда, - твердо возражала я, упираясь в грудь мужчины, схватившему меня за тонкий рукав плаща.

Произошло нечто необычное: в тот миг, когда моя ладонь коснулась мужчины, ее невероятно сильно обожгло, но одновременно с этим чернота отшатнулась прочь, почти покинув тело и обозначившись у мужчины за спиной. Она не обладала физическим воплощением, однако я словно могла видеть, как исказились дьявольские черты от боли и разочарования. Карлайл Каллен на секунду застыл, как кукла с закончившимся зарядом, и я смогла вырвать плащ, тут же бросившись вверх по лестнице в сторону крика. Меня преследовала черная сущность, с рычанием дыша в затылок и жаля кожу, но я упрямо перепрыгивала ступеньки. И она была не одна – к ней присоединялись новые и новые тени – будто ястребы, почуявшие добычу, слетались на пикник.

Я быстро очутилась среди разъяренных врагов: сам воздух вокруг меня пришел в движение, неопределенные серые тени кружились вокруг с огромной скоростью, задевая лицо и руки, оставляя обжигающие и колючие следы. Они хотели, чтобы я ушла из этого дома… или погибла в неравном бою.

Меня вела вперед любовь – чувство, неподвластное злу. Боль не могла остановить меня, не тогда, когда я услышала новый отчаянный крик. Ворвавшись в комнату, дверь которой была разрисована пугающими непонятными символами коричневого цвета с кровавыми подтеками, я увидела Эдварда…

Он был привязан к стулу за ноги и плечи, в разорванной майке и явно домашних штанах, словно его сдернули прямо с постели. Красивые черты лица, в которые я успела влюбиться, сейчас были искажены от страдания, волосы растрепаны и кулаки сжаты, а вокруг него в безумном танце нарезало круги что-то очень темное и очень-очень опасное… не те серые тени, которые летали вокруг меня и могли лишь немного кусать, но неспособны были причинить настоящий вред. Нет, это было нечто особенное – то, от чего невозможно укрыться и что трудно убить.

Вот это Нечто вонзилось в парня – я видела, как оно с шипением раскаляет кожу, проникая сквозь нее внутрь и ища слабину. Эдвард затрясся от напряжения, его прекрасные малахитовые глаза потемнели до темно-коричневого, а затем на короткое мгновение засверкали алым. Запахло горелой плотью, и в ту же секунду раздался новый болезненный вопль, от которого стыли жилы, и Нечто поспешно покинуло тело, словно не смогло закрепиться там. Оно продолжило сумасшедший хоровод вдоль разукрашенных непонятными знаками грязных стен, билось в истерике, закручивая бешеные вихри. Раздраженно бросалось на сжатый правый кулак Эдварда и тут же сбегало. На безымянном пальце парня, к моему окончательному шоку, я разглядела свое кольцо…

- Эдвард?.. – позвала я; его голова болталась, свесившись на грудь, изо рта раздавалось частое хриплое дыхание.

Он потряс головой, поднимая на меня больные невидящие глаза. В комнате было темно: окна зашторены, и только пять толстых желтоватых свечей полукругом освещали пустую, без мебели комнату, похожую на место для сатанинских ритуалов.

- Белла?.. – узнал он в тот миг, когда Карлайл, появившись на пороге, грубо схватил меня за плечо, дергая назад.
- Убирайся отсюда, - прошипел он мне в ухо, обдавая ужасно горячим дыханием, будто я оказалась слишком близко от разожженной печи.
- Уходи, Белла, - закричал Эдвард, его испуганный тон устрашил меня даже сильнее, чем угрожающий Карлайл, жалящие серые тени, продолжающие атаковать с упорством диких пчел, и черное Нечто, свободно рассекающее пространство комнаты и лишь по чистой случайности не обратившее еще на меня внимания. Я была беззащитна перед находившимся здесь Злом – чувствовала это по слабости, постепенно разливающейся по телу, ранам, которые нестерпимо жгло.

Я скинула руку Карлайла – слишком легко, словно обладала сверхъестественной способностью, мощи которой сама не понимала. Он снова отшатнулся от меня, и я удивилась выражению паники в его глазах – похоже, наши прикосновения имели взаимный эффект, и мужчине было неприятно или даже невозможно меня касаться.

Мольба Эдварда «Белла, беги» была прервана новым криком, и я не могла больше оставаться на расстоянии, видя, какие мучения испытывает любимый человек. Не обращая внимания на жгучую боль в обожженном или даже пораненном лице и серые тени, продолжающие кусать меня, я кинулась к Эдварду, чтобы освободить. Сцепив зубы, он с рычанием смотрел на меня, а я вглядывалась в огненные глаза зверя, ища в них капельку человека.

- Эдвард, Эдвард, - умоляя, звала его я, лаская скулы. И черная сущность отпрянула прочь, взвившись под потолок. А Эдвард, перестав дрожать, уставился на меня устало и неосмысленно.

- Что здесь происходит?! – обвиняюще закричала я, оборачиваясь к Карлайлу, который вроде и пытался ко мне подойти, но всякий раз отступал назад, откинутый невидимой стеной моего неведомого магического дара.
- Сними с него кольцо, - приказал он взбешенно, указывая на ненавистный предмет клубящимся чернотой пальцем с длинным изогнутым ногтем – вот же жуть!

Я перевела взгляд на свой оберег, заметив, как Эдвард сжал кулак сильнее в качестве протеста: кожа вокруг кольца была покрыта язвами открытых ожогов, распространяющих ужасный запах тления плоти, а безымянный палец посинел и распух, но Эдвард упрямо не желал избавиться от травмирующего предмета.

- Нет, нет, - прошептал он, прося глазами послушаться его.
- Ты украл его, - обиженно высказалась я; до последнего хотела верить, что Эдвард не плохой, но факты говорили сами за себя, как ни печально.
- Да, украл, - признал он виновато, его темно-коричневые глаза абсолютно утратили малахит и выглядели пугающими и неживыми. – Ты сказала, что оно защищает от зла. Я пытаюсь… Белла, я хотел попробовать остаться человеком… Ты не станешь за это осуждать меня.

Кое-что начинало проясняться. Черная сущность вновь сделала попытку завладеть Эдвардом. Я смотрела в его потемневшие глаза, наблюдая страшное перевоплощение в чудовище, длившееся несколько секунд и закончившееся новым криком боли, запахом горения плоти и отступлением неизвестного врага. Тяжело дыша, на меня снова смотрел мой Эдвард, простой парень, который, как и я, еще несколько дней назад не имел представления о магии и хотел стать врачом, лечащим людей.

- Сними чертово кольцо, - бесновался Карлайл, обжигая мою спину так сильно, что по моим вискам струился пот.
- Я не стану, - поклялась я, глядя Эдварду в глаза и обнимая его сжатый дрожащий кулак своими ладонями. На секунду в его взгляде отразилась глубокая нежность, а затем они вновь потемнели, наполняясь ужасным красным свечением, а комнату наполнил новый крик борьбы.

- Перестаньте истязать его! – заплакала я, умоляя Карлайла, но тот и не подумал, разумеется, подчиниться – лишь зловеще усмехнулся, указывая пальцем в темную нишу, которую я поначалу не заметила.
- Это не я, - выплюнул он. – Сними кольцо, девочка, и я обещаю – его страдания сразу прекратятся!

Но я уже слишком многое поняла, чтобы слепо последовать грубому приказанию. Несмотря на то, что сегодня был мой первый день, когда я столкнулась лицом к лицу с мистическим воплощением зла, я удивительно быстро соображала. С ужасом я поняла, что в нише, покрытый черными волнами богатого бархата, стоит на столе длинный ящик с красным нутром. Не стоило и сомневаться, что это гроб, а в нем… скорее всего, лежит мертвый дед Эдварда. Имело ли это какое-то отношение к тому, что носилось по комнате кругами? Один мертвец с поселившимся в нем демоном, теперь лишившимся дома, и один живой человек… Неравноценный обмен.

- Ты все поняла, ведь так? – усмехнулся Карлайл, угрожающе приближаясь. – Давай, снимай чертово кольцо! - Присев рядом с сыном, он схватил его руку, силой выпрямив сжатые пальцы, болезненно шипя, если случайно касался кольца. – Посмотри на него – он сам себя убивает. Ты же не хочешь этого, девочка? Он не выдержит даже до утра, сломается быстрее. А когда он достаточно ослабеет, я отрежу ему палец и избавлю от кольца. – Он показал взглядом на пол возле окна, и я увидела там орудия пыток: ножи разной величины, садовые щипцы и даже топор. Мои глаза в ужасе распахнулись.

- Не слушай его, Белла, - вмешался Эдвард. – Мне нужно всего лишь продержаться до сорокового дня – тогда его душа отправится в ад. Ему недолго по земле ходить, а я не стану вместилищем для зла…
- Испокон веков души наших предков жили в нас, - сурово перебил сына Карлайл. – Это твой долг: стать носителем семейной памяти, бессмертным продолжателем рода!
- Ты забыл добавить, что тогда ничего не останется от меня, - прорычал сын отцу. – Он будет безраздельно владеть моим телом, вершить мою судьбу, принимать решения! Не я!
- Думай, что говоришь, это твой дед, а ты задумал убить его!
- Я не хочу становиться его марионеткой, - взмолился Эдвард, заглядывая Карлайлу в глаза. – Я хочу просто… просто быть человеком, быть собой. Найди для него другого носителя. Или пусть отправляется в ад! Хватит с него того, что уже пожил на этом свете несколько сотен лет! Времена изменились, и нам необязательно следовать устаревшим ритуалам, отец.
- И все потому, что ты влюбился в эту недоделанную ведьму? – возмущался мистер Каллен, игнорируя мое присутствие.
- Она не ведьма, - прорычал Эдвард, мотая головой. На его усталых губах вдруг заиграла снисходительная ухмылка. – Нет, папа. Она не ведьма.

Карлайл метнул на меня свирепый взгляд, и я смутилась, внезапно ощутив себя в центре тайны, которую снова не до конца понимала. Почему в голосе Эдварда появилось такое отчетливое превосходство? Отчего так испуганно моргнул Карлайл?

- Кто же ты, черт тебя подери? – прорычал он, отклоняясь так, словно я могла ранить его, хотя не чувствовала в себе настолько большой силы. Или просто не умела? Ведь я все еще находилась здесь. Несмотря на то, что взрослый мужчина мог с легкостью вышвырнуть меня из дома уже тысячу раз, он до сих пор не сделал этого.
- Ангел, - прошептал восхищенно Эдвард, и я ошеломленно уставилась на то, с каким ужасом отпрянул от меня Карлайл, практически ударившись в противоположную стену. Паника в его глазах вновь потрясла меня.
- Не может быть, - качал он головой, разглядывая меня крайне внимательно. – Они давно исчезли.
- Видимо, не все, - добавил Эдвард гордо.
- Теперь понятно, почему она до сих пор жива, - пробормотал Карлайл, искривив рот и следя за серыми тенями, накручивающими вокруг меня бессмысленные круги. И хотя я совсем не знала своей новой силы, вдруг осознала, что она должна быть очень и очень велика. Раз даже взрослый и упитанный мужчина, одержимый темной сущностью, так испугался.

Это заставило меня внезапно поверить в себя. Торопливо, но уверенно, я бросилась к окну, схватила нож и принялась резать толстые веревки.

- Мы не должны здесь оставаться, - бормотала я, радуясь в глубине души, что внушила такой беспощадный страх мистеру Каллену и он даже не пытается вмешаться, позволяя мне освобождать его сына. И даже черное Нечто – дедушкина темная душа – оставила нас временно в покое. – Нужно вывести тебя отсюда, пока есть шанс.
- Ты все равно не спасешь его, - презрительно молвил Карлайл, оставаясь, впрочем, на безопасном расстоянии. - Даже если удастся избежать заселения сейчас, он станет убежищем для кого-то другого – такова наша доля, сын. Ты обречен. И лучше бы ты принял своего деда, стал продолжателем рода, чем какой-то чужак вскоре завладеет тобой, оторвав от семьи.
- Не бойся, я, моя мама, тетя и сестра что-нибудь придумаем, чтобы этого не случилось, - поклялась я, помогая Эдварду подняться со стула и перекидывая его руку через свое плечо. Он был очень слаб, но мужественно шагнул за мной к выходу из этого ужасного места.
- Я буду бороться, - пообещал он отцу. – Никогда не сдамся… Я не такой как ты, пап, я другой.
- Знать тебя больше не хочу, - прорычал Карлайл Каллен, и черный дух деда, вторя, взбешенно завертелся под потолком. Последнее, что я увидела, прежде чем выволокла Эдварда за дверь – то, как черная сущность деда, как пуля, ударяется в отца Эдварда, проникая в его беспомощно дергающееся у стены тело.

Что-то мощное ударило мне в спину, когда мы с Эдвардом спускались по лестнице. Споткнувшись, я полетела вниз, больно стукаясь о каждую ступеньку и сдирая на ладонях кожу. А позади услышала жалобный стон и звук падения.

- Черта с два я его уступлю, ведьма, - шипел Карлайл не своим голосом. Я плохо видела, что происходит в темноте, к тому же голова сильно кружилась. Едва приподнявшись, невольно подняла руку и коснулась затылка. Пальцы тут же нащупали болезненную шишку.

Проклятье. Карлайл меня ударил?! Очевидно, он хотел убить, но мне просто повезло. Тошнота мешала мыслить, но я, по крайней мере, осталась в сознании.

Я даже не подумала о том, чтобы сдаться. Но действовала теперь осторожно: ступая как можно тише, вернулась в комнату пыток и заглянула в дверную щель. Эдвард лежал на полу без движения, а Карлайл, держа в руке нож с зазубринами, примерял его к руке сына.

- Ты сопляк, - бормотал он себе под нос, не обращая внимания на вертевшуюся над его головой черную тень. – Превратился в нюню. К черту палец, я обойдусь без него! И мне нравится это молодое сильное тело. Какого лешия ты вообще разрешил жене родить, и как посмел потом позволить ей выжить? Закономерный результат – сын сделал тебя слабаком и ты уже не можешь выполнять свое предназначение.

Странные речи, словно Карлайл беседовал… сам с собой. До меня вдруг дошло, что не отец Эдварда сейчас говорит его устами! Место Карлайла занял тот самый умерший дед.

Я не знала, как правильно поступить – действовала интуитивно, надеясь на свои неизученные способности. У меня ведь было всего несколько секунд, чтобы найти выход! Все, что я узнала за последние несколько часов и – особенно – услышала в этом доме, сплелось в голове в причудливый узор, ухватив который за верную нить, я могла распутать клубок и найти правильное решение.

Я сделала единственное, что уже сработало в данной ситуации несколько раз – нужно было только прикоснуться. Не позволить Карлайлу отпрянуть, а черной душе – завладеть его существом. Бросившись вперед, я обняла мужчину руками за шею изо всех сил, сцепила пальцы, чтобы он не мог меня сбросить.

- Пожалуйста, - умоляла я, не веря в успешность необдуманного поступка, но искренне надеясь, - не причиняйте ему зла!

Нож со звоном упал на деревянный пол, а мужчина в моих объятиях буквально застыл – я не слышала даже его дыхания. Краем глаза я смогла заметить, что черных теней в комнате стало две – мой ангельский свет оказался настолько силен, что освободил Карлайла от влияния зла. Надолго ли?

- Эдвард… - прошептал мужчина растерянно и нежно, дрожащей рукой умоляюще потрепав сына по плечу, заставив того слабо пошевелиться.

Черные души, потеряв терпение, времени даром не теряли, поняв, кто их главный враг: разъяренно шипя, они таранили мою кожу, и это было совсем не так терпимо, как с серыми сущностями. Вокруг меня сгустился кромешный ад: я словно варилась в котле с кипящим маслом, сгорала заживо в открытом огне, вдыхала тлеющие на ветру угли. Теряла силы, слабея с каждой секундой. Но все еще продолжала цепляться за Карлайла как за единственную связующую нить, которую, как помнила, не должна упустить.

Эдвард зашевелился, поднимаясь, а Карлайл Каллен развернулся ко мне, держа меня за руки. Его лицо преобразилось, утратив жестокие черты – теперь он был похож на обыкновенного человека. Отца, обеспокоенного судьбой своего ребенка.

- Спаси его, Белла, - взмолился он, его лицо почти перекрывали летающие черные тени, отвлекающие мое внимание. – Увези отсюда Эдварда!
- А как же вы? – заволновалась я; Эдвард тем временем поднялся, дезориентированный и растерянный, но помогал мне, качающейся от непрерывных атак, держаться на ногах, надежно придерживая под локоть.
- Я останусь, - прохрипел Карлайл. – Попробую задержать их. Бегите! – крикнул он, отталкивая мои руки.

Эдвард потянул меня прочь, и я, шатаясь, двинулась к дверям, оглядываясь назад и в панике наблюдая, как черные души предков Калленов борются за право обладать единственным доступным телом. Стена скрыла с моих глаз окончание ужасной битвы, в которую вступил Карлайл – даже став злом и прожив под темной властью множество лет, в глубине души мистер Каллен все еще оставался человеком. И я была безмерна благодарна ему за то, что он смог обеспечить нам маленький шанс на спасение.

Серебристый «вольво» стоял, припаркованный под навесом. Гроза ушла, небо чуть-чуть просветлело, хотя дождь все еще продолжал моросить, падая с серых небес. Я завела мотор и повела подпрыгивающей на ухабах автомобиль по размокшей дороге, торопясь изо всех сил. Мы оба – и я, и Эдвард – молчали, с трудом приходя в себя после пережитого.

Парень первым заговорил, когда «вольво», взвизгнув тормозами, вылетел на твердое покрытие шоссе и помчался в другой конец города к моему старому дому.

- Прости, что я украл кольцо.
- Ты мог бы мне сказать, для чего оно тебе нужно. Я бы не отказала в помощи.
- Я боялся, что ты мне не поверишь, - пробормотал парень, нежно накрывая теплой ладонью мою руку, нервно дергающую рычаг переключения передач. – А еще сильнее я боялся, что после того, как узнаешь, кто я, не захочешь мне помогать.

Это было не лишено смысла, учитывая, что мы с Эдвардом изначально находились в противоборствующих кланах. Хотя он был прав в том, что вчера, еще не столкнувшись с магией лицом к лицу, я ему, скорее всего, действительно бы не поверила.

- Ты таскала его в кармане как ненужную вещь, - объяснялся Эдвард. – Я подумал, что его пропажи ты даже не заметишь. А я, как только справлюсь… со своими проблемами, смогу быть с тобой, не стыдясь того, кто я, и не боясь причинить тебе вред.
- О чем ты только думал, - проворчала я, вспоминая все слова Карлайла и ужасные крики боли Эдварда. – Как ты собирался продержаться до сорокового дня? Сколько ты там уже мучился, когда я пришла? Сутки? И еле дышал. Твой отец собирался отрезать тебе палец! Посмотри на себя в зеркало – да на тебе лица нет, я едва успела вовремя. Ты поступил непродуманно, и если бы не я, ты уже бы скоро сдался, ничего не добившись, а я лишилась бы защитного кольца.
- Прости, - мучительно прошептал Эдвард.
- На что же ты надеялся? – повторила я, поворачивая на вторую улицу и втапливая в пол педаль газа.
- Ты сказала, что нет вселенского добра и зла, - ответил устало парень, - и каждый сам решает, какую выбрать судьбу. Я свою выбрал. Проведя с тобой эти несколько дней, я твердо определился: хочу оставаться человеком. Ничего лучше, чем стащить кольцо, я придумать не смог – ты видела, это почти сработало! И вообще – ты не больше меня разбираешься в этих мистических делах. Ты смогла бы придумать план получше?

Я затормозила перед домом, повернув голову и глядя на красивое мужественное лицо, гадая, что могла еще сделать для этого человека? Не за что было его винить – он просто хотел защитить себя от сил, значения которых не понимает, но чувствует, что они не принесут ему хорошего. Он сделал выбор в сторону добра несмотря на предназначение своей семьи. И я поступила бы ужасно, если бы отказала ему в понимании.

- Пойдем в дом, - улыбнулась я, покидая салон автомобиля. И осеклась, увидев на пороге кучку родственников с перекошенными ужасом и неверием лицами.
- Что с тобой произошло? – вскричала перепуганная Джессика, прикладывая руку к груди. – На тебе живого места нет, Белла! Ты что, побывала в мясорубке? – Она имела в виду физически раны, которые жгли мое лицо? Или видела ментальные травмы?
- Лучше помогите, - попросила я, помогая Эдварду выйти из машины и перекидывая его руку через свое плечо – он был очень слаб.
- Он не войдет в этот дом, - отрезала Рене, с отвращением глядя на моего Эдварда.
- Он не сделал ничего плохого, мам, - я заставила парня двигаться к дому, вход в который преграждали мои недовольные родные.
- Это пока, - вмешалась тетя Анжела, вставая на сторону остальных. Главное испытание ждало нас, оказывается, впереди: убедить маму, тетю и сестру дать врагу приют и защиту. – Этот мальчик принадлежит ужасной семье, Белла.
- Пожалуйста, дайте ему шанс, - умоляла я. – Он ушел от отца и не хочет быть на стороне зла.
- Его человеческая часть умирает, Белла, - указала мама, ее голос дрогнул, пропуская наружу капельку сочувствия, когда она поняла, о чем я говорю.

Я взглянула на парня – на бледном лице блестел пот, словно тяжелая болезнь поедала его изнутри. А сможет ли он существовать без темной души деда? Что если они как-то по-особенному связаны, и Карлайл прав – Эдвард напрасно борется с судьбой? Но я не хотела верить в безнадежность его положения.

- Ну так не стойте там, а помогите спасти его! – закричала на близких я, толкая Эдварда вперед, под защиту дома. – Неужто вы так жестоки, что даже не попытаетесь оказать содействие тому, кто в вас нуждается?

Тетя и мама отступили, когда я подтащила Эдварда к двери. Я видела тонкую туманную вуаль, закрывающую вход так же, как это было в доме Калленов – какой-то нематериальный защитный барьер. Как только Эдвард шагнул внутрь, колышущееся поле буквально вытолкнуло из его тела несколько сероватых сущностей, растерянно заметавшихся у входа. Тетя Анжела и Рене не заметили их, одна только Джессика прикрыла рот рукой, качая головой. А Эдвард, внезапно ослабев, обессилено рухнул на пол.

Вчетвером мы затащили парня на второй этаж, уложив в моей комнате на постель. Он выглядел плохо: бледный, измученный, с капельками пота на лбу и висках и белыми обескровленными губами.

- Я приготовлю поддерживающий отвар из трав, - предложила тетя Анжела, внезапно проникнувшись сочувствием к несчастному парню.
- Нужно снять кольцо, - добавила Джессика, вызвав негодование Эдварда, стрельнувшего в мою сестру недобрым взглядом.

Он сжал кулак, хотя распухший палец уже почти не позволял сделать этого:
- Нет!
- Если его не снять, ты лишишься пальца, - уговаривала я, поглаживая напряженную руку.
- Лучше лишиться пальца, чем самого себя, - спорил Эдвард.
- Пока ты в этом доме, злу не добраться до тебя, - успокоила его Рене.
- Мы снимем его ненадолго, - добавила я нежно. – И пока ты здесь, придумаем другой способ защитить тебя.

Я улыбнулась, и Эдвард, наконец, разжал кулак, доверившись нам и позволив заботиться о его будущем. Палец был покрыт ожогами и распух, став ужасного синего цвета – не было и шанса, что удастся стащить кольцо просто так, с помощью мыла и воды или просто силой…

- Я принесу пилу, чтобы распилить серебро, - придумала Джессика и убежала за инструментами.
- Все будет хорошо, - поклялась я, заглядывая в усталые глаза Эдварда – теперь, вдали от зла, они снова посветлели и вернули прежний малахитовый оттенок. – Мы вытащим тебя.
- Когда ты упомянула про своего деда-ангела, я сразу понял, что ты – мой единственный шанс, - поделился парень, благодарно сжав мою руку. – Только такое сильное существо, принадлежавшее Свету, могло спасти меня. Прости, что сразу не рассказал тебе правду о себе. Боялся, что тогда потеряю не только возможность остаться человеком, но и ты сама решишь бросить меня. Не сможешь доверять…
- Что было, то прошло. Мы справимся со всеми испытаниями, если будем вместе, - призналась я в чувствах.

Его рука медленно поднялась, а пальцы смахнули что-то со щеки – тогда я только поняла, что невольно плачу от переживаний за парня, которого знала всего несколько дней, но успела полюбить всем сердцем.
- Спасибо, Белла, - прошептал Эдвард с огромной признательностью. – Я с первой встречи понял, что могу безгранично верить тебе.
- Я отнесу камень к ювелиру, - сдалась Рене, поняв наконец, что Эдвард всерьез настроен бороться со злом внутри себя и не желает нашей семье ничего плохого. – Он сделает два кольца – для вас обоих. Если ты действительно готов ради излечения терпеть такую боль, – судя по взгляду мамы, она оценила решимость Эдварда, увидев ожоги на его ладони, расположенные вокруг серебристого ободка, - то мы тебе поможем.
- Я готов, - поклялся парень уверенно, призвав все свое мужество, когда увидел в дверях Джессику с небольшой ножовкой в руках.

Эпилог


Несколько лет спустя…

Вытерев руки о фартук, я открыла духовку и вытащила готовые шоколадные кексы, моментально наполнившие квартиру аппетитным ароматом. Скинув выпечку на блюдо, убрала противень и выключила плиту. Осталось принять душ, переодеться и ждать, - может, успею поучить реферат перед завтрашним экзаменом.

Телефон зазвонил, когда я промокала чистые влажные волосы полотенцем. Аккуратно, чтобы не испортить аппарат, я нажала на громкую связь:
- Алло.
- Белла Каллен?

Я улыбнулась, поиграв пальцами руки, на которых красовались два ободка – мой голубоватый сапфир-оберег и обручальное кольцо. С удовольствием вспоминала все, что нам с Эдвардом пришлось преодолеть на пути к безопасности и счастью. Я ни о чем не жалела, работая не покладая рук, чтобы любимый муж оставался со мной, хоть моя семья и была до сих пор настроена скептически.

- Да, это я.
- Мне нужна помощь, - тоненький женский голосок был исполнен страха. – Мне кажется, моя начальница одержима дьяволом! Она преследует меня, куда бы я ни пошла, и не отстанет, пока не сведет в могилу. Мне дали ваш телефон, сказали – вы можете помочь.

Я вздохнула: это был не тот случай, за которые я обычно бралась. Преследование подчиненного начальством чаще всего не содержало мистической подоплеки, а у меня было не так много времени, чтобы растрачивать его впустую.

С памятной поездки в Форкс пошло уже несколько лет. Я твердо была настроена удержаться подальше от наследия ангела-деда, ведя обычную человеческую жизнь. Думала, что когда покину Форкс, все будет как прежде. Но не тут-то было. Однажды познав свой дар, я уже не могла избавиться от него…

Я никогда не пыталась стать такой как Джессика, с осторожностью приняв подаренные пра-прадедом способности, хотя оказалась талантливее сестры: если бы не моя сила, я бы не выжила в доме Карлайла без кольца. Слава шла впереди меня: стоило не удержаться и помочь кому-то из круга моих знакомых, студентов или соседей, рядом тут же оказывались еще страждущие, которым было трудно отказать. Сначала я беспокоилась и сердилась, но постепенно свыклась. Нет, я не стала борцом, как Джессика, но и оказывать помощь нуждающимся стало для меня почти обыденным делом. Признаться, когда я видела счастливые лица спасенных людей, внутри меня побуждалась ответная радость – было очень приятно творить добро.

В конце концов Эдвард уговорил меня поставить умение на поток и зарабатывать деньги, не бывавшие лишними. Я была категорически против бизнеса, основанного на помощи людям, но эта проблема решилась сама собой: несмотря на то, что я отказывалась от материальной оплаты, люди все равно приносили что-то – не деньги, но кто что мог. И огорчались, если я не брала подарки в знак благодарности за услугу.

Так мы смогли снять неплохую квартиру почти за бесценок, после того как я поменяла город, переехав в Вашингтон и переведясь в тот же университет, где учился Эдвард, чтобы нам не пришлось разлучаться. Благодаря моим «клиентам» мы обустроили быт, а со временем и вовсе решили пожениться.

На свадьбе было совсем немного народу: моя мама, тетя Анжела с мужем и Джессика, несколько университетских друзей. Со стороны Эдварда приехал Карлайл, выглядевший мрачнее тучи, но не собирающийся выступать против решения сына. Он держался в стороне и даже не зашел – разумеется – в церковь, наблюдая издалека за церемонией: темный рыцарь на границе света и сказки. Мы поговорили с ним всего несколько минут, перед тем как поехать праздновать в ресторан.

Темная сущность, владевшая им, вела себя очень смирно, словно по-настоящему боялась моего присутствия. Карлайл… сумел договориться с нею или боролся, как умел: он ждал, когда я приближусь, и не отпрянул, когда я протянула руку, чтобы коснуться его. На время черная душа покинула его тело, дав нам возможность увидеть истинного отца Эдварда, искренне радующегося за сына.

- Защищай его и дальше, Белла, - умолял он.
- Мы можем помочь и вам? – неуверенно предложила я, очень сомневаясь, что это действительно возможно, ведь Карлайл впустил в себя тьму уже слишком давно и вряд ли способен был ей сопротивляться.
- Я рад, что смог спасти жену и сына, - покачал отец Эдварда головой, улыбнувшись со смирением человека, принявшего свою судьбу. – Это все, что я могу. Об остальном не беспокойся. Эдвард, - обратился он к сыну доверительно и дружелюбно, - теперь тебе нет резона прятаться от матери. В свое время это я отослал ее и запретил к нам приближаться, опасаясь за ее жизнь, но теперь ей ничего не угрожает от тебя. Найди ее. И будь… счастлив, - его глаза увлажнились, когда он обнял сына на прощание, прежде чем уйти навсегда. Он был воплощенным злом, но в его душе осталось место для любви, и он смог совершить по-настоящему благородный поступок, отпустив близких сердцу людей, не позволив темной силе причинить им вред. Его добрый жест тронул меня за живое, и я поклялась, что его сын всегда будет в надежных руках.

Когда-нибудь в будущем, как только закончим университет, найдем хорошую работу и сможем купить собственный дом, зажить как обычные люди, мы с Эдвардом тоже планировали завести ребенка, который, мы надеялись, будет защищен и от сил зла, и от обязанности брать на себя роль чьего-то спасителя, получив от нас с Эдвардом талантов поровну.

Я посмотрела на черный кожаный браслет на своем запястье, украшенный символами герба семьи Каллен, вспоминая, как Эдвард отдал мне его, умоляя никогда не снимать. Это украшение указывало темным силам, живущим среди людей, мою принадлежность к старинному темному роду, и таким образом меня принимали за свою, не смея нападать. Что зачастую помогало сбить демонов с толку и быстро расправиться с ними без вреда для себя.

- Хорошо, подойдите завтра к университету, - я назвала адрес и время окончания своих занятий девушке на проводе. – Я посмотрю, могу ли вам помочь.

Едва я положила трубку, как серебро оберега похолодело, заставив меня радостно улыбнуться и отправиться к двери, поправляя по пути не успевшие высохнуть после душа волосы. Я всегда могла определить заранее, что идет мой Эдвард, по нежной, приятно щекочущей прохладе кольца.

А вот и он! Распахнув дверь, я вздохнула, влюбленно уставившись на родное лицо, на котором тут же расцвела ответная счастливая улыбка. Эдвард проходил практику в одной из больниц города, поэтому возвращался домой позднее меня – усталый, но ужасно довольный тем, что удалось избежать семейной страшной участи и получить профессию, о которой всегда мечтал. Любимый муж шагнул через порог, и я досадливо скривила губы, глядя на заметавшиеся дымчатые сущности, оставшиеся за его спиной: защитный барьер, который я установила по периметру нашего гнездышка, не позволил им проникнуть внутрь, но они будут поджидать момента, когда Эдвард снова выйдет из дома. Даже кольцо не спасало от постоянных посягательств на его душу. Стоило силам зла почуять Эдварда, как они спешили завладеть добычей. Он бы давно пал жертвой каких-нибудь темных духов, если бы любовь ко мне не оказалась сильнее. Она неизменно приводила его домой, и зло разочарованно уступало перед моим светом, оставаясь на другой стороне порога.

- Опять нахватал? – рассмеялся парень, кидая сумку на пол и вешая куртку на крючок.
- Вечно они за тобой увиваются, - пожаловалась я, обнимая любимого за шею и приподнимаясь на цыпочки для приветственного поцелуя.
- На этот раз я их даже не почувствовал, - улыбнулся мой прекрасный муж, мягко прижимаясь к моим губам и демонстрируя свое кольцо с голубоватым камнем, кожа вокруг которого со временем страдала все меньше и меньше, по мере того как организм привыкал к постоянному ношению оберега. Первое время Эдварду приходилось туго: ожоги от кольца почти не заживали. Но он решительно боролся изо дня в день, и наконец, спустя несколько лет, его старания были вознаграждены: зло сдалось и оставило парня в покое, а тело перестало реагировать на ангельский огонь. – Твоя любовь меня спасает.
- Твоя любовь, - с укоризной поправила я.

Это полностью была заслуга Эдварда, что он так и остался человеком. Магия кольца и моя любовь были лишь вспомогательным звеном на пути его борьбы с предназначением, которое он не захотел выбрать. Он был достаточно сильным и без кольца, хотя магический камень, конечно, помогал отгонять зло. Но если бы не упорство Эдварда, он бы попросту однажды не вернулся домой… А он возвращался. Делая меня очень счастливой.

- М-м, шоколад? – принюхался любимый к запахам из кухни.
- Ага, с корицей и кардамоном, - ухмыльнулась я иронии нашего существования: ни дня без специальных ароматических добавок, запахов которых не переносят темные существа. Вкупе с вегетарианской диетой, которой придерживался теперь Эдвард, и обилием в пище чеснока у зла просто не было возможности закрепиться в его теле – оно бежало прочь, едва почуяв неподходящего человека.
- Люблю тебя, - прошептал муж, нежно прикасаясь к моим губам.
- Что там?.. – удивленно нахмурилась я, услышав странные звуки за оставшейся настежь распахнутой дверью. То ли хныканье, то ли плач…
- Не сердись, - пробормотал Эдвард, выпуская меня из объятий и отступая назад. Он выглядел обеспокоенным и виноватым. – Я знаю, ты считаешь, нам еще рано заводить детей, нужно подождать, когда мы встанем на ноги и все такое… закончим учебу… Но я просто не смог устоять!
- Боже, Эдвард, ты меня пугаешь! – воскликнула я, испуганная и заинтригованная одновременно. – Что там?

Заступив за порог, Эдвард наклонился и поднял что-то с пола, спрятанное до этого мгновения за стеной. В его руках оказалась корзинка с завязанным на ручке огромным синим бантом, а внутри… на маленькой подушечке, переступая нетерпеливо лапками, сидел зверек – белый с висячими рыжими ушами и любопытными черными бусинками-глазами.

- Ой, щеночек! – пискнула я, умилившись до такой степени, что подпрыгнула на месте и чуть не пустила слезу. – Какой хорошенький!
- Гав! – радостно поприветствовал меня забавный и совсем еще юный песик.
- Я прочитал, что животные – особенно собаки – чуют недоброе присутствие и защищают не только дом, но и хозяина от любого потустороннего зла. И решил, что это мне не помешает. Буду ходить с ним утром и вечером гулять, и ни один демон даже на метр ко мне не приблизится!

Эдвард опустил корзинку на пол и вынул щенка, трогательно прижимая его к груди – так, словно уже любит всем сердцем.

- Непередаваемая милота, - восхищенно пробормотала я, вдруг явственно представив на руках у Эдварда нашу дочь или сына, поняв со всей очевидностью, каким же хорошим Эдвард станет отцом; я больше никогда не стану сомневаться в выборе мужа. – Я обожаю вас обоих! Как ты его назвал?
- Ну… Джейк? – улыбнулся Эдвард, а щенок ответил ему заливистым лаем и кинулся облизывать лицо.

Подойдя ближе, я с трепетом обняла их обоих – мужа и щенка, чувствуя со всем неистовством, на которое только была способна: в нашей жизни всегда и все будет хорошо! Пока мы так сильно любим друг друга, никакое зло нас не коснется. Просто не сможет пробраться через мощный и непоколебимый заслон, сотканный из искренних и глубоких чувств.

________________

От автора: Буду рада прочитать ваши отзывы на Форуме.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/58-16465
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Валлери (03.04.2016) | Автор: Валлери
Просмотров: 3955 | Комментарии: 134


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1341 2 3 »
0
134 чиж7764   (14.08.2016 19:10)
Замечательно у Беллы вышло. Я почему-то сразу поняла, что она не нуждается в кольце как в обереге. Она более сильная.
Огромное спасибо автору за изумительную, как обычно, историю. У Вас, дорогая Валери, всегда как хорошее кино выходит.

0
133 natalj   (01.08.2016 21:41)
Спасибо за чудесную историю!

0
132 Olga833537   (15.05.2016 14:12)
Вечная тема бытия - добро и зло! Жуткое наследие, но так волшебно укрощенное.)) Спасибо за захватывающий сюжет! Очень понравилось!;))

0
131 Вира2741   (10.05.2016 19:09)
Потрясающая история, благодарность Автору!!!

0
130 Счастливая_Нюта   (28.04.2016 14:05)
символичная кличка собаки biggrin Джейк)))
спасибо за историю)

0
129 komala   (26.04.2016 22:22)
Валлери! Вы как обычно! Кроме как умница, сказать не могу. История отличная!. Нет ну реально, необычная, но очень интересная. Написано так что читаешь и отрываться не хочется. Спасибо! Побежала дальше читать.

0
128 bitite_zum   (18.04.2016 15:19)
Спасибо за историю

0
127 lyolyalya   (13.04.2016 18:55)
Спасибо за историю. Она мне еще понравилась на марафоне. но в силу огромной занятости, на то время, я не смогла полностью прочитать ее. А вот сейчас у меня это получилось! Я этому безумно рада, что смогла насладиться чтением! happy

0
126 Veronicka   (13.04.2016 02:00)
Отличная история! Большое спасибо!
И вообще все Ваши истории чудесные!
Творите и не теряйте вдохновения!

0
125 o3eruli4ka   (11.04.2016 16:58)
Думала, меня уже трудно удивить чем-то таким продолжительно-Майеровскисм. Но то, что выходит из-под вашего пера, неизменно чудесно, необычно и восхитительно! Белла - спасительница мира, и это так. А за щеночка отдельное спасибо, Майло из Маски представился)))) Не пасхальная сказка получилась, а вполне себе готика, но со счастливым концом, навроде Прекрасных созданий. В общем, еще раз большое спасибо за вашу неиссякаемую фантазию! И да пусть ее хватит на завершение начатых историй тоже!

0
124 Niki666   (10.04.2016 19:24)
Спасибо за чудесную историю! smile
Настоящее противодействие сил добра силам зла, где главной составляющей является любовь и вера в то, что вместе, любя друг друга, можно преодолеть всё, даже невозможное, что с успехом доказали и продолжают доказывать Эдвард и Белла.
Не захотел Эдвард принимать своё тёмное наследие и сопротивлялся этому до последнего, предпочитая пройти семь кругов ада, чем стать монстром, потерявшим человеческую сущность. Он сохранил в себе свет во многом благодаря Белле - его личному ангелу хранителю. И пока этот свет живёт в их сердцах и их душах, тёмным силам не добраться до них и не разрушить их счастья, с большим трудом созданного совместными усилиями. У каждого был выбор, за который им пришлось бороться, но их любовь сильнее предрассудков, а вера в силу своей любви воистину безгранична, что и является настоящим оберёгом, который хранит Эдварда и Беллу от всякой нечисти, пытающейся прорваться в их светлый уютный мирок.

0
123 Солнышко   (10.04.2016 18:07)
Удивляюсь, как можно на основе майеровских Сумерек можно придумать столько разных версий произведений.
Спасибо! smile

0
122 ♥Sweet_Caramel♥   (09.04.2016 22:43)
Ух, это было здорово. Все так описано, что я с легкостью все смогла представить! Ничего, чего нельзя было бы понять в фф нет, никакой лишней информации - просто идеально.
Спасибо большое за фанфик! Воплощение задумки - на высшем уровне. happy

0
121 anna-Loner   (09.04.2016 15:32)
Спасибо за увлекательную историю!

+1
120 Galactica   (09.04.2016 13:20)
Опять Джейкоба собачкой сделали... ну, куда ж без этого, ага... biggrin
А история получилась интересная. Спасибо!

+1
119 kottik   (09.04.2016 06:26)
ух вот это история ,прям держит в напряге до последней строки smile спасибо

0
118 ecaterina_80   (08.04.2016 19:34)
Очень интересная идея,а главное - любовь все побеждает(плюс еще сильное желание все изменить).

0
117 Edera   (08.04.2016 17:47)
Спасибо за прекрасную историю, очень понравилось!

0
116 Natka6209   (08.04.2016 12:59)
Спасибо! Чудесная история, во всех смыслах этого слова. Такая романтическая и ужасная... или ужасно романтическая? biggrin И вообще, по ней можно фильм снимать, такой мистический триллер)))))) кадры так и мелькали у меня перед глазами, пока читала. Поражаюсь фантазии и мастерству автора.

0
115 VeLina   (08.04.2016 09:29)
Спасибо за приглашение, очень интересная история, такая непохожая на другие, но не менее захватывающая, как и все другие ваши истории. И как у вас так получается? В очередной раз восхитилась вашей безграничной фантазией.
Согласна с тем, что судьба человека есть его выбор, а настоящая взаимная любовь и есть тот мощный оберег, который оградит от всякого зла. Надеюсь, силы зла поймут, в конце концов, что с Эдвардом им ничего не светит, и оставят его в покое.

0
111 МакКайла   (07.04.2016 16:56)
Спасибо за доставленное удовольствие )))
Валлери, твоя фантазия не истощима. Просто какая-то пещера Али Бабы, в которой хранятся несметные сокровища , сюжеты твоих историй.

0
114 Валлери   (08.04.2016 00:30)
Ох спасибо за теплые слова! очень приятно happy happy happy

0
91 Noksowl   (07.04.2016 12:09)
Спасибо, Света, за «Наследие» Необычная получилась история. Белла стала своеобразным «ангелом хранителем» для Эдварда. Не всегда ж только Эдварду ее защищать и спасать от всего и вся wink

0
113 Валлери   (08.04.2016 00:29)
Воот, как раз ниже то же самое написала и почти такими же словами biggrin

0
90 moroshkao   (06.04.2016 22:26)
Первое после прочтения - жутко и страшно. Вот вампиры и оборотни не страшно. А когда в душу и так что и не разглядеть , то потряхивает.
По сюжету ... Человеку свойственно отрицать аномальное, ноьколь уж свалилось на голову наследие типо дара, тут уж не отделаешься. Ангел - это хорошо, но без абсолютной жертвенной любви Никуда. Вот.
Смутило , что шанс для демонических сил пересилить человека остался. Карлай как агнец своего рода племени.
Если посмотреть на конец, только на Белле всё и держится. Тягостно однако.
А так , главное человека нужного найти и вовремя.

0
112 Валлери   (08.04.2016 00:27)
Первое после прочтения - жутко и страшно. Вот вампиры и оборотни не страшно. А когда в душу и так что и не разглядеть , то потряхивает.
=
Надо же, а мне, пока я писала, страшным вообще не казалось) Может потому что я задумала как сказку, а сказки же по-настоящему страшными не бывают? wink

Смутило , что шанс для демонических сил пересилить человека остался. Карлай как агнец своего рода племени.
=
Ну так это же всегда такое было) А иначе и бояться демонов смысла бы не было, если бы они не могли победить. wink Тут все от человека зависит smile

Если посмотреть на конец, только на Белле всё и держится. Тягостно однако.
=
ну не все же Эдварду Беллу спасать, пусть и девочка где-то героем побудет tongue

0
89 серп   (06.04.2016 22:21)
Спасибо !

0
110 Валлери   (07.04.2016 13:39)
Пожалуйста wink

0
54 Tusya_Natusya   (06.04.2016 09:07)
Чудесная история! Валлери, ты, как всегда, великолепна. Все эмоции, чувства переданы отлично, описано так, что образы, картинки тут же появляются а голове, и кажется, словно сама там оказалась. Правда, где-то я уже видела похожий сюжет.
Белла с Эдвардом заслужили свое счастье. Они преодолели предрассудки, трудности, заранее выбранный для них путь, сами смогли решить, кем им быть.
Спасибо!

0
109 Валлери   (07.04.2016 13:39)
Что за похожий сюжет, есть ссылка?

0
53 ksywenka   (06.04.2016 09:04)
Спасибо огромное за такую захватывающую историю-сказку.

0
108 Валлери   (07.04.2016 13:39)
Пожалуйста smile

0
52 ЕЛЕНА123   (05.04.2016 23:43)
Вся история, просто супер! Спасибо! Получила массу удовольствия!!!

0
107 Валлери   (07.04.2016 13:38)
Спасибо happy

0
51 НР   (05.04.2016 20:24)
Хорошая сказка, спасибо! smile

0
106 Валлери   (07.04.2016 13:38)
Пожалуйста wink

0
50 Nadin359   (05.04.2016 12:43)
Огромное спасибо за чудесную историю о торжестве добра и любви над злом!

0
105 Валлери   (07.04.2016 13:38)
Пожалуйста happy

0
49 Нютик   (05.04.2016 09:56)
Просто невероятная история про борьбу со злом и любовь!) Очень интересно было читать, автору - большое спасибо! =)

0
104 Валлери   (07.04.2016 13:38)
Пожалуйста happy

1-30 31-60 61-78
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]