Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4607]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13578]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8173]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3678]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Останусь пеплом на губах
Белла Свон - девушка, болеющая раком легких, которая совершенно не цепляется за жизнь. Она уверена, что умрет и никто в обратном убедить её не может, но однажды, в один из вечеров она встречает парня, от которого так и веет любовью к жизни

Конкурс мини-фиков "Зимний стоп-кадр"
Вот и наступила календарная зима, а значит уже совсем скоро Новый год, поэтому пора начинать традиционный зимний конкурс мини-фиков!
И в этот раз мы предлагаем нашим авторам уникальную возможность написать конкурсные истории по видео-трейлерам!
Приём историй до 8 января.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Соперница
Спустя 20 лет после Рассвета... Ренесми и Джэйкоб вместе с Карлайлом и Эсме переезжают в маленький городок Феллс-Черч. Но теперь Несси придется бороться за свою любовь к Джейку, потому что у неё появится соперница на его сердце. Сможет ли она выиграть этот поединок? Поймет ли она, почему именно эта девушка стала ей преградой? Что скрывает она сама? И почему она выбрала именно Джэйкоба?

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel



А вы знаете?

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как Вы нас нашли?
1. Через поисковую систему
2. Случайно
3. Через группу vkontakte
4. По приглашению друзей
5. Через баннеры на других сайтах
Всего ответов: 9793
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Продолжение по Сумеречной саге

Личный сорт героина. Главы 42-43-44

2016-12-9
12
0
42. Чёрная кошка в тёмной комнате.

Дни скользили за днями, всё ближе к лету, всё ближе к экзаменам, и к выпускному. Экзамены держали Беллу в напряжении, а тут ещё и не прояснённая ситуация с чужаком. А ещё, впереди - обращение. Её отказ от посещения выпускного школьного бала меня огорчал, но я дал слово, и не мог его нарушить. Выходит, что человеческого праздника, который сопровождает практически каждого школьника по окончанию учёбы, у Беллы - человека не будет? Уже никогда? Может, это и не очень страшно, но если впереди неограниченно долгое существование, то случается и жалеть о том, что утеряно, неограниченно долго. Я такого для Беллы не хочу. И Элис для будущей сестрёнки такого не хотела, а желала, по свойству своего характера, совершенно противоположного. А когда Элис чего-то хочет…
- Всё, придумала! - вопль Элис заставил вибрировать весь гараж, куда она влетела, как смерч, и где проще всего меня поймать.
- Если гора не идет к Магомету, то тогда выпускной идёт к Белле, сюда, в наш дом. Устраиваем вечеринку по поводу окончания старшей школы! Ничего не говорим, тайно всё приготовим, и вдруг: та - дам! Сегодня вечером - праздник! Белла, поздравляем и желаем! И полон дом гостей! И Белле деваться будет некуда.
- И она тебе будет за это благодарна. А как она меня за сохранение тайны подготовки вечеринки «поблагодарит»! Элис, я уже заранее весь в предвкушении.
- Эд, ты что, тоже против этого праздника?
- Я как раз «за». Я против сюрпризов.
- Но ведь половина впечатления пропадёт!
- Половина всегда лучше, чем ничего. Допустим, что я честно выдержу, ради тебя, заговор молчания, и Белла ни о чём не будет догадываться до часа «Х». Подумай, что потом случится, сначала с Беллой, потом со мной лично.
Элис честно постаралась просмотреть варианты развития событий. Но все они были малоутешительны. Я оставался цел физически, даже если бы был просто человеком, но любой вариант с соблюдением тайны сюрприза для Беллы, кончался моими душевными страданиями. Гражданской смертью, в глазах Беллы, за обман. Потом простит, разумеется, но мне всё равно это не нравилось. Варианты с предупреждением не были такими эффектными, но зато не были столь нервозатратными. И всё же…
- Элис, почему тебя так тянет делать сюрпризы?
- Ну, ты же знаешь, для меня полноценных ни хороших, ни плохих сюрпризов не бывает, почти никогда. Плохих событий я вижу гораздо больше, чем хороших. И предотвратить их не всегда получается. Разве что подготовиться, чтобы последствия были не такими тяжёлыми. А я хотела бы их в обратной пропорции, или хотя бы в равной. И если не в моей власти изменить их количество, то, может, стоить подумать о качестве? Нечаянная радость, неожиданное исполнение желания, подарок, о котором и не задумывался, разве они не полновеснее по производимому впечатлению, чем ожидаемое событие?
- В какой-то мере, но тогда ты можешь лишить получателя радости ожидания. Думаешь, исполнившееся ожидание слабее сюрприза?
- Нн-у …, а вдруг подарок не смогут оценить по достоинству заранее, и откажутся? По разным причинам.
- Так о ком ты печёшься, Элис, о дарителе, или об одариваемом?
- Поймал. Ладно, сделаем, как ты хочешь, предупредим.
- И не забудь, если будешь акцентировать, что вечеринка только в честь Беллы, точно нарвёшься на категорический отказ.
- Учту, постараюсь. Джаспер! Дождя не будет. Едем на мотоцикле!
- Не-а. Я сегодня прогуливаю. Консультация - не экзамен. А терпеть такой уровень повышенной нервозности, да ещё в таком объёме! Это свыше даже моих сил. Эдвард, уж как-нибудь, вытерпи свою сестричку эти последние несколько дней. Подвези на своей машине.
- А я и не против. Это Элис…
- Что, Джаспер, делить со мной мотоцикл, даже если я буду пассажиром, неохота? - ехидно спросила сестрица.
- Да сколько угодно, даже если пассажиром буду я, - отозвался Джаспер. - Но только не в школу.
- Ладно уж, посиди дома, но с тебя прогулка.
- Всегда пожалуйста! - с облегчением ответил новый обладатель «Судзуки».
В школе Элис стоически молчала. Копила мужество для объявления новости, когда поедем домой. Дотерпела только до выхода на парковку.
- Мне было видение … - зловещим тоном начала Элис.
Локтевой приём в ребро результата не дал, предусмотрела и вовремя уклонилась. И теперь будет всё время настороже.
- Ладно, хотя я, в самом деле, предвидела, что тебя будет легче уговорить, если сказать заранее.
Белла, разумеется, ничего не поняла, но начала подбираться, в ожидании привычных плохих новостей.
- И что бы это значило?
- Только без истерик.
- Вот теперь я и вправду испугалась, - поёжилась Белла
- В общем, у тебя… то есть, у нас… будет вечеринка по поводу окончания школы.
Бояться абсолютно нечего. Но я предвидела, что ты можешь устроить истерику, если я преподнесу это в качестве сюрприза…
«И тебе меня и в этот раз не достать, моя причёска обойдётся без твоей корректировки, хотя ты прав, если бы не ты, я бы этот вариант даже не рассматривала», - гибко ушла из-под моей руки Элис.
- И Эдвард заявил, что я должна тебе всё рассказать. Честное слово, ничего сверхъестественного не планируется!
Белла тяжело вздохнула, не поверила, разумеется, но отказать Элис - это уже выше её сил.
- Спорить бессмысленно.
- Совершенно бессмысленно, - подтвердила сестрица.
- Ладно, Элис, я приду. И мне будет глубоко противна каждая проведённая там минута. Честное слово.
- Вот и умница! Кстати, мне очень нравится твой подарок. Ты здорово постаралась.
- Элис, я ничего тебе не дарила! - стала отнекиваться Белла, угрожающе поглядывая в мою сторону.
Вот и первые сложности.
- Знаю, но ведь подаришь? - торжествующе спросила Элис.
Сестрёнка - это нечто! Не просто стребовала с Беллы согласие на вечеринку, но и озадачила поиском подарка, чем частично сняла душевное неудобство. Хлопоты Элис уже уравновешены заботами Беллы по поводу поиска подарка. И даже необходимость оказаться в большой толпе отошла на второй план.
- С ума сойти, - попытался я как-то выразить Белле солидарность в её сложной ситуации. - И как только такая козявка может так сильно действовать людям на нервы?
- Врождённые способности! - гордо задрала носик Элис.
- А ты не могла подождать несколько недель, прежде чем огорошить человека такой новостью? Теперь я лишнее время буду изводиться по этому поводу.
Элис нахмурилась. Вечеринка по поводу выпускного в середине лета? Это слишком экстравагантно даже для неё. Или Белла со всеми волнениями потерялась во времени?
- Белла, ты хоть в календарь заглядываешь?
Я увидел лицо Беллы. Она ещё препиралась, уточняла, удивлялась, как не заметила, что и май уже кончился. А я увидел ещё кое-что - Белла ушла в себя, недостижимо далеко. Элис всю дорогу до поворота, где обычно я её высаживал, размышляла вслух, как оформить дом, какая идея может быть одновременно и оригинальной, и не смущающей гостей, которых она тоже собиралась позвать значительное количество, но не была уверена в подборе приглашаемых.
- Белла, ты как? – обратился я к ней по этому поводу.
- Я в порядке, - последовал ответ.
Это называется - «в порядке»? Вот этот полный уход куда-то очень далеко - «в порядке»? И я не знаю, что в этом далеке. Мысли о колледже, о вечеринке, которая свалилась, как снег на голову, о подарке? Белла продолжала молчать. Пока поворачивали обратно к дому, пока ехали, пока машина останавливалась у крыльца, я терпеливо ждал, когда моя девочка вернётся из своего далека. Я ждал и дома, сидя рядом на диване, и не дождался. Она по-прежнему остановившимся взглядом смотрела в окно, но неизвестно, что в нём видела. За окном дождливый день собирался перетекать вместе с каплями по стеклу в такие же дождливые сумерки. Это пора остановить. Я взял лицо Беллы в руки и повернул к себе, заставив оторваться от окна. Чтобы увидеть её глаза, чтобы понять, помочь.
- Может, всё же расскажешь, о чём ты думаешь? Пока я с ума не сошёл. У тебя губы побелели. Ну же, говори.
Она продолжала молчать, но теперь молчание давалось ей труднее, чем в машине, значительно труднее. В машине она думала. А здесь? Здесь не хотела говорить. Даже дыхание затаила. Выдохнула с трудом, но всё-таки решилась сказать, не отводя глаз.
- Сегодняшнее число стало для меня неожиданностью. Вот и всё.
Что значит: сегодняшнее число? Чем четвёртое июня отличается от других дней? Ну, ещё одним днём ближе к выпускному. Вчера было восемь дней, позавчера - девять, сегодня - семь. Да в чём дело-то?
- Не знаю толком, что мне делать… как сказать Чарли… что сказать… как… - на этом слова у Беллы кончились.
- Так это не из-за вечеринки? - конечно, не из-за неё, но ничего другого я не хотел обдумывать, сделалось страшно.
Почему-то.
- Нет. Но спасибо, что про неё напомнил.
Да, этот тот самый вопрос, который меня не покидал с той минуты, когда Белла получила ответ на него от семьи Калленов. Обращение. Его необратимость. Его последствия, воспринимаемые уже не отстранённо логически, а напрямую, чувством порога под ногой. Не заметила, как подошла к нему, и с одной стороны - привычная человеческая жизнь, а с другой - неизвестность. Пугающая, оказывается, неизвестность. Может, неосознанно и не замечала потому, что пугаться стала гораздо раньше, чем призналась сама себе.
- Ты не готова, - прошептал я.
Мы оба к этому не готовы, хотя и по разным причинам, как и должно быть. Мы по разные стороны порога.
- Готова! - упрямо ответила моя девочка, котёнок, со вздыбленной от страха шёрсткой, заглядывающий за прежде всегда закрытую дверь. Очень страшно, но котёнок шагнёт. Он смелый, отчаянно смелый, как тигр.

Не надо, милая, не шагай, борясь со страхом, это не просто чужая территория.

- Должна быть готова, - уточнила Белла.
Она честна не только со мной, но и с собой, вещь крайне редко встречаемая.
- Ты никому ничего не должна.

Нет, неправда, ты должна себе. И мне. Ты должна не совершить ошибку, которую потом никто не в силах будет исправить. Белла, ты должна быть счастливой. Смертной или бессмертной, но ты должна быть счастливой. Ты должна выбрать правильно. И ничего не бойся.

- Виктория, Джейн, Кай, чужак, который приходил в мою комнату…
- Вот именно поэтому следует подождать.
Я не позволю никому помешать Белле, сделать правильный выбор. Никому и ничему.
Мне слишком дорого встанет её ошибка.
- Эдвард, это глупо!
Глупо… глупо будет на одной логике сиюминутных обстоятельств строить человеческую судьбу. Ну, или уничтожать её.
- Белла, ни у кого из нас не было выбора. Ты же видела, к чему это привело… Особенно для Розали. Мы все мучительно смирялись с тем, над чем были не властны. Я не позволю, чтобы это случилось с тобой. У тебя будет выбор.
- Свой выбор я уже сделала.
Да неужто… Тогда откуда пришёл этот страх? А если выбор преждевременный и неверный?
- Ты не должна решаться только потому, что над тобой нависла смертельная опасность. Мы разберёмся со всеми проблемами. Когда мы с этим справимся, и ничто тебе не будет угрожать, ты сможешь принять решение и присоединиться ко мне, клянусь, если всё ещё будешь этого желать. Только не из страха. Я не позволю тебя принуждать, никому, и ни к чему.
- Карлайл обещал, после выпускного, - уже только вредничая, упрямилась Белла, но это всего лишь слабое эхо привычного «я всё решаю за себя сама».
- Не раньше, чем ты будешь готова. И уж наверняка не тогда, когда ты чувствуешь себя в опасности.
Белла сдалась, и как-то отпустила себя, связанная уже не определённым сроком перед людьми, которых любит, ценит и уважает, а только собственным разумением.
- Ну вот, - поцеловал я лоб, за которым пойдёт, я надеюсь, совсем иная работа.
- И волноваться не о чем.
Она даже рассмеялась, неуверенно, но всё-таки… Она не трусиха, и не врушка. Просто ответственность перед другими заслонила ответственность перед самой собой, страх перед опасностью близким заслонил основное. Выбор. Сейчас, когда Белла убедилась, что любое её решение будет правильно понято, а от опасности она и вправду защищена, встал единственный вопрос, вопрос её личного выбора. А для себя она ещё ничего не решала. Как всегда, о себе напоследок. Вот он и пришёл - последок. А времени, самой себе отпущенного, и не осталось.

Не дрожи, Белла. Не ставь себе никаких сроков, это тоже принуждение, пусть и собственное. А я не хочу этого, тем более принуждения собственной волей, самого мощного, какое ты можешь испытать. Доверься мне.

- Я тебе верю, - совсем неуверенно отозвалась она.

Только когда твоё сердце перестанет так суматошно биться, я поверю, что мир пришёл в твою душу.

- Можно кое-что у тебя спросить? - помолчав, попросила она.
А что это за «кое-что», которое требует отдельной просьбы?
- Всё что угодно.
Белла прикусила губу. Всегда так делает, когда мысль трудная.
- Что я собираюсь подарить Элис по поводу окончания школы?
Только-то! Тоже мне повод для тревожных раздумий, даже весело стало.
- Похоже, ты хочешь подарить нам билеты на концерт.
- Точно! В Такоме. Ведь ты сказал, что диск был хороший. Надеюсь, билеты ещё остались.
Ох, Белла… Если Элис видела подарок, значит, с билетами проблем не будет. А тяжёлый вздох отчего? Поспешил я радоваться, прикушенная губа обещает действительно трудное «кое-что».
- Ты хотела спросить что-то ещё.
- Какой ты догадливый, - взъерошилась Белла.
А вот нет, сказала «А», придётся сказать и «Б».
- Мне часто приходится читать твои мысли по выражению лица. Спрашивай.
Белла уткнулась мне лицом в грудь. Или не хочет, чтобы я видел её глаза, или не хочет видеть моей реакции.
- Ты не хочешь, чтобы я стала вампиром.
Да.
- Да, Белла, не хочу. Но это не вопрос, это констатация. Вопрос в чём?
- Ну… я беспокоюсь о том… почему это тебе не нравится.
- Беспокоишься?
Она беспокоилась, то есть, не понимала причины. Ведь я же говорил. Наверное, непоследовательно и непонятно, бывает такое со мной, когда волнуюсь.
- Может, скажешь, почему? Всё как есть, не щадя мои чувства, - прижалась она ещё плотнее.
Хорошо, сейчас попробую ещё раз спокойно, последовательно. Но почему Белла задала его, неужели думала, что я что-то скрываю, особенное, что могло её задеть, обидеть? И сейчас я просто обязан всё это тайное выложить. Спрятанное на моей груди лицо - это не её защита, это мне защита: не бойся, я с тобой. Ох, Белла-а-а…
- Белла, пойми, это не я бессмертный, это ты бессмертная. Вампиры не болеют и не стареют, и от этих причин не умирают, это правда. Но они ведь тоже умирают, вспомни Джеймса, Лорана. Но они, в отличие от людей, умирают полностью, есть такое утверждение. Я знаю, ты веришь, что и у меня есть душа, да я в этом совсем не уверен, и рисковать твоей душой, твоим бессмертием…
Как бы донести сейчас до неё, насколько я боюсь за каждую частичку её существа!
- Для меня позволить тебе стать тем, кто я есть, чтобы никогда не расставаться - это эгоистично. Я хочу этого больше всего на свете - для себя. А для тебя я хочу сохранения того, что у тебя есть. А у тебя есть гораздо больше того, что я могу дать, ну, поверь мне. Поэтому поддаться на твои уговоры кажется мне преступлением. Это стало бы самым эгоистичным поступком в моей жизни - даже если она будет длиться вечно. Если бы я мог… стать человеком ради тебя, то сделал бы это, невзирая на цену.
А теперь я хочу, во что бы то ни стало, увидеть глаза Беллы, потому что на этот раз я сказал всё.
Белла? По её лицу разливалась улыбка после того, что она услышала? А что она тогда думала услышать? Не представляю себе.
Я её не знаю.
- Значит, дело не в том, что ты боишься… боишься, что я меньше буду тебе нравиться, когда перестану быть мягкой и тёплой, и мой запах изменится? Ты, правда, останешься со мной, что бы из меня не получилось?
- Ты переживала, что перестанешь мне нравиться?
Я её не знаю.
Она невозможна, просто невозможна. Когда речь идёт о ком-то, Белла и мудра, и проницательна, и даже хитра. Как заходит речь о себе, получается вот такой…ляп! Хочешь - смейся, хочешь - плачь, но смеяться хочется гораздо больше.
- Белла, для человека с достаточно развитой интуицией ты бываешь иногда очень недогадливой.
Белла скорчила непередаваемую рожицу: смесь смущения с облегчением. И ещё немного такого: ну и что, поду-умаешь.
- По-моему, ты не понимаешь, насколько проще мне станет. Не надо будет всё время сдерживаться, чтобы не убить тебя. Когда обнимаю - не раздавить все рёбрышки, когда целую… Это вообще особый разговор. Но, конечно же, мне будет кое-чего не хватать. Например, вот этого…
Кончиками пальцев я провёл по её щеке, в упор глядя в эти, просто гибельные для меня, глаза, и Белла начала стремительно краснеть. Этот её румянец… И горячая кожа, бьющая сквозь кончики пальцев энергией, словно током, прямо в монстра. Он потягивался, скручивал меня в струну, заливал мозг чем-то таким, вообще гасящим рассудок…

Э-э -эй, а ну, смирно! Стой и корябайся, сколько влезет. Но не больше!

- А ещё биения твоего сердца. Это самый важный звук в мире. Я так отчётливо его различаю, что могу услышать за несколько миль, честное слово. Но это всё ерунда.
Вот это, - снова обнимая ладонями безумно желанное лицо, снова вглядываясь в омут глаз, в котором есть всё для меня и даже больше: знание и тайна, самоотверженность и гордость, нежность и упрямство, да сколько же там сокровищ! - Ты. Вот, что мне нужно. Ты всегда будешь моей Беллой, только не такой хрупкой.

Ну, довольно теперь, моё живое сердце? Успокоилось? Вот и хорошо. Но раз пошёл такой открытый разговор… Я ведь тоже имею право спросить «кое-что». И от этого «кое-чего» монстр замирает, замерзает, как на ледяном ветру.
- А теперь ты ответишь на мой вопрос? Всё как есть, не щадя мои чувства?
- Конечно.

Белла, ты не забыла, что читать твои мысли не в моих силах? И что не во всём наши устремления совпадают. Я тоже хочу узнать… «Кое-что».

- Ты не хочешь стать моей женой, - вот оно, моё «кое- что», от которого успокоившееся сердце Беллы опять понеслось галопом, и румянец исчез, как и не было.
- Это не вопрос, - прошептала она.

Это не вопрос Белла, это моя мука.

- Меня беспокоит твоё отношение к моему предложению.
- Это тоже не вопрос.

Это вопрос, Белла, это мой вопрос.

- Пожалуйста.
- Правду?

Правду, жизнь моя, правду, и ничего кроме правды, больше ничего не могу хотеть.

- Конечно. Какой бы она ни была.
- Ты будешь смеяться.

Над чем, Белла?

- Смеяться? Вряд ли.
- Вот увидишь, - пробормотала она, судорожно вздохнула, и опять начала заливаться румянцем, причину которого не я мог угадать.
- Ладно, так и быть! Тебе это наверняка покажется глупостью, но… просто… мне так… стыдно! - и снова спрятала своё лицо у меня на груди.
На этот раз, кажется, именно за моим пониманием. А я не могу ничем помочь.
- Не понимаю, о чём ты.
Белла покинула своё убежище и сердито воззрилась на меня, потому что я не оправдал её надежды на проницательность.
- Эдвард, я не из тех девчонок, которые, едва окончив школу, залетают от своих дружков, срочно выскакивают замуж, и потом повисают на мужниной шее, потому, что другого не умеют! Никто не женится в восемнадцать лет! По крайней мере, умные, ответственные и зрелые люди так не поступают. Ты знаешь, что обо мне подумают? А я не собиралась быть такой девчонкой. Я не такая… - запал кончился и Белла замолчала.
- И всё?
- А разве этого мало?
Это невозможно, это ещё более невозможно, чем причина её страха перед обращением. Собственная гордость, чтобы не сказать - гордыня: «я всё решаю за себя сама», помноженная - ну, это просто убийственно - на страх перед пересудами знакомых и незнакомых кумушек! Вот это - «всё решаю за себя сама», я вроде учёл, желание быть самостоятельной, способной в вампирской ипостаси защитить себя и своих близких самостоятельно, я предположил, возможно, и не ошибся, но её страх перед кумушками… это…

Это вне моего понимания, прости, милая.

Придётся просить дополнительного разъяснения.
- Дело не в том, что тебе… бессмертная свобода нужнее меня?
Белла сначала посмотрела на меня очень странным взглядом, словно боролась с неким недоумением. Потом начала смеяться, просто хохотать, хотя ничего смешного я не видел.
- Эдвард, - выдавила она между приступами смеха, - А я-то… я-то всегда… думала… что ты… умнее меня!

Я ошибся, я полный болван, Небо, ты слышишь, как я ошибся? Мою ошибку можно измерять в децибелах смеха, в Беллах смеха, если угодно. Это самая щедрая оценка, какую можно только встретить. И я тоже смеялся, над собой, обнимая Беллу, так ведь не всякому болвану везёт. Я - везучий болван!

- Зачем мне бессмертие без тебя? Мне без тебя и обычная жизнь не слишком-то
нужна! - всё ещё захлёбываясь смехом, проговорила Белла.
- Рад это слышать!
- И всё же… это ничего не меняет. Замуж в восемнадцать… бр-р-р-р.
- Всё равно приятно знать, в чём дело. И я понимаю твои чувства, честное слово.
Не без прямого разъяснения, но тут точно не моя вина. Вина в разнице временных поясов между нами, длиной в век.
- Мне бы очень хотелось, чтобы ты попыталась понять мои. Видишь ли, Белла, я как раз из тех самых парней, которые хотят, чтобы у них на шее висела жена, чтобы была семья, семья, а не свобода. В моё время, сто лет назад, я был уже взрослым, для принятых мною решений одобрения собрания попечительского совета уже не требовалось. Я хотел воинской славы, потому что её многие молодые оболтусы тогда хотели. Потому что геройство на войне - было круто, как сказали бы сейчас. И потому что тебя тогда не было. Никакая другая девушка не смогла бы меня вот так всего заполнить. Но если бы я нашёл тебя, все пустые мечтания вмиг бы меня оставили, я точно знал бы, как поступить. Я был тем самым парнем: найдя ту, которую искал, я опустился бы на колено и предложил руку и сердце. Навеки - хотя это выражение имело бы несколько другой смысл.
Белла замерла, кажется, даже забыла, что надо дышать.
- Белла, дыши! - ну что тут такого необычного, чтобы вот так поражаться.
- Теперь ты понимаешь меня - хотя бы чуть-чуть?
Она попыталась, правда, попыталась, Но то, что пришло в её голову, её поразило, но не вдохновило.
- Эдвард, понимаешь, для меня «навеки» и «брак» никак не связаны друг с другом. Век другой, реалии другие. Не будем одно с другим смешивать, а?
На это у меня были свои резоны. Понятие времени, когда Белла примет обращение, для неё будет сильно отличаться от настоящего. И понятие принадлежности, к какому-то народу и к какой-то определённой культуре - тоже. Почему Белла должна зависеть именно от современных обычаев?
- Потому что в чужой монастырь… - надула губки Белла, почему она должна подчиняться моим правилам, а не я её?
Потому что хочу не призрачного обета «быть её навеки». Хочу настоящего. Всё ещё хочу и буду хотеть, неизменно. Пока не осуществлю. Чтобы быть вместе навеки. Защитой, опорой, мужем, семьёй. Для себя, для людей, для Неба. Нет, почему-то для себя хочется больше всего. Я эгоист, а ещё я собственник, да. И почему-то стыда за это не испытываю. И от своего коварного плана не отступлюсь.
- Белла, тебе вовсе не обязательно принимать решение именно сегодня. Но ты ведь не станешь спорить, что хорошо бы понять точку зрения обеих сторон?
- Значит, твоё условие?
- Всё ещё в силе. Белла, я понимаю твои чувства, но если ты хочешь, чтобы я сам изменил тебя…
- Пам-пам-тарам-пам-пам… - промычала Белла начальные такты свадебного марша. В её исполнении это было не слишком весело…
И, тем не менее, я улыбался, коварно и неумолимо.

Последние дни перед экзаменами убегали ещё стремительнее, чем ушедшие. Белла паниковала по этому поводу, но, думаю, зря. Даже математику, с которой появились проблемы из-за «Итальянского похода», и ту удалось выправить.
Но с некоторых пор волнения по поводу экзаменов стали отходить на задний план. Газеты, телевизионные каналы были наполнены новостями из Сиэтла. Жуткими новостями. Для обывателей они были жуткими не только из-за количества жертв, но и из-за необъяснимого сходства в способе совершения убийств и необъяснимого же, не поддающегося систематизации, выбора жертв. Что-то нарастало, набирало силы, нам было ясно, что это новорождённые, и их много, но кому и зачем это надо, было непонятно. Белла и Чарли были под постоянной нашей охраной, да и рыжий волк постоянно прохаживался поблизости, и всё равно спокойствия у меня не прибывало. Дом Калленов стал похож на штаб, в котором царила напряжённая настороженность, и последнее время застать всю семью, за исключением меня, и так почти не бывающего дома, к чему все привыкли, было невозможно. Если я здесь, значит, кто-то бродит вокруг дома Свонов. Сейчас там бродил Карлайл, как всегда улыбнулся, успокаивающе махнул рукой, и продолжил обход. Забежав домой, на лестнице на второй этаж встретился с сидящей на ступеньках Элис, с гримасой досады на лице. Разговаривать она явно не была настроена. Переодевшись, сбегая вниз в холл, застал её там же в той же позиции и в том же состоянии. Плохо.
- Элис, …
- … ты что-то видишь? - продолжила мою фразу сестрёнка.
- Извини, …
-… мы тебя, наверное, уже достали этими вопросами. Отвечаю - достали. Отвечаю - ничего не вижу, не только чужих действий, но и наших тоже. Мутные пятна, тени - и больше ничего.
- Тогда, может…
- … отменим вечеринку? Ни в коем случае! Раз не случится ничего плохого, зачем отказываться от хорошего? И заказы я все сделала, и продумала всё, и приглашения заготовлены.
- А чужак?
- Ему я, к сожалению, приглашения послать не смогу.
- Элис, это не слишком весёлая шутка.
- Уж, какая получилась.
- Но ведь что-то происходит!
- Эд, отцепись, а? И так голова болит. Как только что-то прояснится, ты узнаешь об этом первым. Хорошо?
А что хорошего… Джаспер, как бы нечаянно пройдя мимо, облил спокойствием, которого хватило только до гаража. Такое подвешенное состояние настроения мне не улучшало. И Белла тоже начинала беспокоиться. Если раньше ничего больше культурной странички в газете её не интересовало, то сейчас она стала подробно прочитывать и криминальные новости. За чем я дочь шефа полиции и застал, подогнав машину, чтобы ехать в школу.
- Белла?
Она аж подпрыгнула от неожиданности, в лице - ни кровинки. Глаза круглые и тревожные. Я взял её за руку, в пальцах забился рваный ритм её пульса.
- Я тебя напугал? Извини. Я стучал.
- Нет-нет, не напугал. Ты вот это видел? - свежая газета, уже прочитанная Чарли, но не удостоившаяся до сих пор последнего полёта в мусорный бак.
Плохо, но скрывать от Беллы информацию невозможно, её слишком много вокруг, да и поздно. Зло уже совершено.
- Сегодняшние новости я ещё не видел. Но знаю, что дела идут всё хуже. Придётся нам что-то предпринять… И поскорее.
Тревога после этих слов в глазах Беллы густеет. Теперь уже за Калленов.
- А что говорит Элис?
Белла тоже полагалась на Элис, как полагались мы. Но её дар ничем не помогал.
- В том-то и загвоздка. Элис ничего не видит… хотя мы уже не раз хотели разобраться с этими убийствами. Элис начинает терять уверенность в себе. Чувствует, что слишком многое упускает и здесь что-то не так. Всё в стиле неизвестного визитёра.
- И что всё это может означать?
- Я думаю, это замкнутый круг: мы ждём, пока Элис увидит что-то, чтобы начать действовать, а она ничего не видит, потому что мы не начнём действовать, пока она не увидит. Возможно, придётся действовать вслепую.
Белла вздрогнула.
- Нет, только не это!
А если не будет другого выхода? А сейчас важно определить правильно приоритеты. Что важнее: посещение школы или подготовка к отпору неизвестной угрозы. В любом случае Белла должна быть под моей защитой. И значит…
- Милая, ты очень хочешь пойти сегодня в школу? До экзаменов всего пара дней и ничего нового нам не расскажут.
- Один день вполне можно обойтись без школы. А что мы будем делать?
- Хочу поговорить с Джаспером.
Дочь шефа полиции в недоумении? Не удивительно. Она мало что знала о Джаспере, кроме того, что с нами он сравнительно недавно, что он наименее выдержанный из нас, и поэтому с Беллой встречается реже, чем с другими членами семьи и обязательно под контролем. По нашему с ним обоюдному соглашению. Но сейчас совсем другие обстоятельства. Он мне нужен, он нужен семье, а Белла сама приняла решение быть членом этой семьи. Пора им обоим переходить на другой уровень общения. Под моим наблюдением, разумеется.
Дома происходило то же самое, что и всё последнее время. Освободившийся от патрулирования Карлайл, Эсме и Джаспер просматривали последний выпуск криминальных новостей. Элис продолжала мучить себя, пытаясь в своих видениях выудить хоть крупицу смысла. Всё на том же своём любимом месте, на лестнице. Эмметт бродил из одного конца дома в другой и маялся неопределённостью даже больше остальных, с его характером ожидание, причём неизвестно чего, - самое неприятное состояние. Только Розали была спокойна. Она всегда спокойна, когда Эмметт рядом и ничего ему не угрожает, а остальные опасности она встречала с обычной невозмутимой неприязненностью. Они нарушали её спокойствие и комфорт - значит должны быть уничтожены. И весь разговор. Всё зависящее от неё Розали для этого сделает, с обычным своим педантизмом. Эмметту наше появление дало шанс подначить хоть кого-то. Беллу, например.
- Белла, уроки прогуливаешь?
- Мы оба прогуливаем, - напомнил я
Эмметту уже весело. Можно подколоть не только Беллу прогулом, но и меня, с моей постоянной заботой о полноте человеческой жизни моей любимой.
- Оба-то оба, но Белла первый раз заканчивает школу. Как бы не пропустила что-нибудь интересное.
Ну, погоди, Эмметт, это лишнее напоминание об обращении я не забуду, припомню. Потом. Сейчас важнее другое. Свежая газета из дома Свонов перелетела из моих рук к Карлайлу. Гипотезы людей, пусть и одна нелепее другой, всё ближе подбирались к истине. Речь и в газете, и по телевизору, как выяснилось, уже шла о серийном убийце, то есть нечто общее в убийствах в Сиэтле уже нащупывалось. Настолько чудовищное общее, что люди не могли представить себе целую банду таких чудовищ. А для разоблачения вампиров и не надо вылавливать всю банду, достаточно и одного. И это опасно для всех остальных разоблачением Тайны.
- Мы должны положить этому конец, - в очередной раз определил Карлайл.
- А давайте поедем прямо сейчас, - вдруг предложил Эмметт. - Я со скуки подыхаю.
И всё спокойствие Розали мигом испарилось. Сквозь зубы потекло шипение, ничего хорошего Эмметту не обещавшее.
- Она такая пессимистка, - пробормотал Эмметт себе под нос.
Если бы я не знал, что Эмметт не телепат, я был бы вправе подумать об обратном.
«А как же, прямо так и рванём. Это тебе не с гризли махаться, тут тебя самого запросто заломают», - думала Розали, с непроницаемым лицом спускаясь в холл.
Но предпринимать-то что-то надо, нравилось нам это или нет. И предпринимать жёсткие, даже жестокие меры, по двум неоспоримым причинам. Карлайл против жестокости в принципе, но есть Белла, и если поступить традиционно, то есть оставить решение вопроса Вольтури, мы точно дождёмся их карательного визита в ближайшем будущем. Это первое. И второе - люди, просто люди в Сиэтле, которые погибали от рук новорождённых, и будут погибать, пока кто-то это не остановит.
«Зачем плодить новорождённых в Сиэтле, это тебе не Мехико, не Чикаго, где такие потери людей вообще незаметны. Если они созданы, значит, их создатель, осознавая риск разоблачения, в них нуждается», - Джаспер пытался осмыслить накопленную информацию.
- А! Такое мне в голову не пришло. Понятно, - согласился я с его размышлениями.
«Это похоже на армию по типу южан, для захвата зоны влияния», - вспоминал своё бурное прошлое Джаспер.
Я не зря рассчитывал на его личный опыт.
- Ты прав, должно быть, так и есть. Ну, тогда совсем другое дело.
Непонимание причины возникновения такой опасности, косвенно могущей ударить и по Белле, просто вышибло меня из разговора. Армия новорождённых.
- Но с какой целью?
На этот вопрос у Джаспера ответа не было.
Так разговаривать удобно с Элис, даже с Джаспером, но остальных это раздражало, когда они словно присутствовали при телефонном разговоре, где слышно только одного из беседующих. И иди, гадай, что говорит второй.
- Объясни остальным, - попросил я ветерана вампирских войн.
Оторвалась от своих бесполезных теней Элис, подлетела к другу.
- Что он несёт? О чём ты думал?
Джаспер обвёл глазами свою аудиторию, несколько смущаясь, что стал центром внимания семьи, не слабым звеном, за которым нужен глаз да глаз, а источником полезной информации, экспертом, в некотором роде. Все мы с большими или меньшими подробностями знали, кем он был и откуда пришёл, и почему его опыту можно доверять. И только Белла не знала ничего. Для неё наш «телефонный» разговор был ещё более непонятен, чем остальным.
- Ты растеряна, - обратился к ней Джаспер, низкий голос звучал тихо и спокойно. Джасперу не всё равно, как чувствует себя Белла?
- Мы все растеряны, - проворчал Эмметт.
- Но спешить пока нет смысла, а Белле необходимо разбираться во всём этом, как нам, ведь она уже член семьи.
Вот так. Я и не заметил, когда и как для Джаспера человек Белла стала членом семьи, сестрой, имеющей право на его внимание и заботу наравне с остальными. Имеющей право знать не только о светлой, но и о чёрной стороне жизни членов семьи, по крайней мере, о его жизни. Он чем-то похож на меня. Чувствуя всех, не очень-то позволяет «увидеть» себя, как я, большую часть своих мыслей придерживающий исключительно для личного пользования.
- Белла, что ты знаешь обо мне?
Эмметт с театральным видом плюхнулся на диван: специально тратить время на разговоры? А между делом нельзя, что ли?
- Почти ничего, - призналась она.
«Ты ей не рассказал ничего обо мне»? - спросил ментально Джаспер.
- Нет. Думаю, ты понимаешь, почему я не рассказал до сих пор твою историю. Но мне кажется, что теперь пора это сделать.
«Да, теперь пора. Но история не из тех, которые можно слушать на ночь. Да и днём их узнавать человекам не рекомендуется. Я постараюсь не дать ей испытать весь ужас пережитого, но ты её лучше знаешь, чем я. Будешь за ней наблюдать. Ладно»?
Спасибо за доверие, польщён таким мнением, но на его дар я полагался больше.
История Джаспера была и длинной, и интересной, и, увы, жестокой и кровавой, даже для вампира. Белла слушала, вздрагивала от ужаса, узнавая эпизоды из истории вампирских войн на Юге. И почему вампиры не только боятся Вольтури, но и уважают. Ну, или, хотя бы, отдают им должное, как Джаспер.
И всё равно пыталась понять, а ещё она сочувствовала Джасперу. Тому, как ужасно судьба преподнесла ему этот странный подарок - бессмертие. Три прекрасных женщины - и они же три чудовища. Поцелуй прекрасной женщины, обернувшийся укусом и мучением, и перерождением в монстра. Белла уже попробовала это мучение, эмпат почувствовал, понял, и пропустил подробности раньше, чем я успел попросить его об этом.
Рассказ двигался себе дальше, не становясь ни на йоту менее чудовищным. С этим ничего не поделаешь. Не затем он рассказывается, чтобы развлечь, а чтобы разъяснить, что за противник встаёт перед нами, чего он стоит.

Только без натуралистических подробностей, Джаспер, осторожнее, не уточняй!
Фф-у-у… сообразил.

Дальше история была как-то более оптимистичной, и парадоксальной. Человеческий талант Джаспера понимания людей, влияния и убеждения, превратившийся в вампирской ипостаси не просто в эмфатию, но и в эмпатию тоже, помог выжить в этой кровавой среде, и, этот же, дар вытолкал его из этой жизни, причём настолько резко, что один из наиболее успешных, можно сказать, полководцев вампирского мира абсолютно отказался от этого занятия. Жалость к своим подопечным, Питеру и Шарлотте, подпортившая ему отношения с Марией, была первым, но, решающим толчком. Дальше его состояние ухудшалось со скоростью снежной лавины. Сначала он отказался быть палачом при Марии, что поставило его собственную жизнь под угрозу, и он незаметно испарился. Потом и смерть людей стала для него тяжёлым испытанием, и Джаспер оказался перед выбором: безумие от эмпатии, или безумие от смертельной голодовки. Элис подарила ему смысл жизни, приняв его сердце в обмен на своё, и спасла от самоуничтожения.
Конец истории не имел отношения к главному, что нужно было усвоить Белле, но самим героям истории было приятно вспомнить всё снова.
- В Филадельфии, в дождь, я заскочил в закусочную, пересидеть ливень. А она уже ждала меня. От неё исходили такие эмоции, которых прежде я никогда не ощущал.
- А я тебя заждалась, - сказала она.
- А ты склонил голову, как подобает воспитанному джентльмену с Юга, и вежливо спросил: «Простите, мэм»? - дополнила со смехом картинку воспоминаний подошедшая к ним Элис.
Для Элис и Джаспера история первой встречи всегда полна чуда, сказочности, нежности. А мы? Что нам вспоминать? Как я держался из последних сил, как смотрел на неё, как на заклятого врага? Как она не понимала, за что? Как я убегал? Почему бы и нет. Я убегал, чтобы она осталась жива, чтобы было к кому вернуться. У нас - так. Пока Белла будет человеком, всегда будет так. Между моим монстром и Беллой всегда должно быть воображаемое пространство, которое позволит «утащить подальше» монстра во мне.
Я буду вспоминать, и гордиться этим, а Белла будет гордиться мной, а не гордиться и жалеть, как сейчас. Потом, когда мы станем одинаковыми, вампирами.
- Элис рассказала мне свои видения о Карлайле и семье Калленов. Я не мог поверить, что такое возможно, но Элис меня обнадёжила. И мы отправились на поиски, - завершил свою историю Джаспер.
Да что это я так печально о нас, разве у Джаспера с Элис было уж очень сильно
по-другому? Да то же самое, если вглядеться.
- И перепугали Калленов до полусмерти, - напомнил я Джасперу.
В этой истории был и мой, довольно забавный эпизод, и поскольку он связан с Элис, он тоже окрашен в светлые тона.
- Мы с Эмметтом уехали на охоту. Вдруг появляется Джаспер, весь покрытый боевыми шрамами, и приводит с собой вот эту чудачку, - я шутливо пихнул Элис локтем, - которая называет всех по имени, знает о нас всё на свете и сходу интересуется, в какой комнате будет жить.
Элис и Джаспер засмеялись в унисон: сопрано и бас.
- Я приезжаю, а все мои вещи в гараже! - завершил я всю историю.
Нет, и у Элис нашлось послесловие. Она пожала плечами.
- Из твоей комнаты открывался лучший вид.
Да, весёлая была ситуация, было, над чем, посмеяться.
- Занятная история, - сказала Белла, и мы трое воззрились на неё в полном изумлении. Занятная? Для человека эта история оказалась лишь занятной?
- Я имею в виду её последнюю часть, счастливый конец с Элис, - стала оправдываться Белла.
И я задумался, почему её эта история не потрясла, не напугала. И не могла напугать. По правилу Беллы делить людей на людей собственно, по стилю их отношений с другими людьми, и на «других», «хищников». А впечатляться тем, сколько лев сожрал газелей, глупо. Сожрал и сожрал. Его надо опасаться, от него надо защищаться, но впечатляться? С какой стати? К нечеловеку нельзя относиться, как к человеку. Приблизительно так она отнеслась к тем ублюдкам из Порт-Анджелеса. Как к нелюдям, хотя физически они были именно людьми. Только для Беллы физическая сторона совсем не определяющая.
Для Беллы в этой истории было только два важных момента: потеря Джаспером своей человечности и её возвращение.
Но размышления на эту благодатную тему не помогали решать стоящую перед нами проблему, о чём Элис живо напомнила.
- Армия. Почему же ты ничего мне не сказал? - прошептала Элис.
И Джаспер снова стал главным действующим лицом.
- Подумал, что неправильно истолковал ситуацию. Ни в Сиэтле, ни вокруг него, нет причин и обстоятельств, требующих создания армии. А тут она создана, неорганизованная, необученная, бесконтрольная, по сути, не меньше двух десятков. В конце концов, должны будут вмешаться Вольтури; непонятно, почему до сих пор не вмешались.
От того, что ситуация немного прояснилась, легче не стало. Если нам не нужны Вольтури в непосредственной близости, то зачисткой города от новорождённых придётся заниматься нам. Джаспер знает, как это сделать, научит, но память сразу напомнила ему, чего это стоит: убийство равного себе. Ему сразу становится тяжело. Кроме того, драка в черте города - вещь сложная, особенно для нас, уравнявших право людей и своё собственное право на жизнь. Случайные свидетели-люди, присутствия которых не удастся избежать, автоматически должны стать невинными жертвами, чтобы не нарушить Закон. Вне города всё будет намного легче, нужно лишь придумать манёвр, чтобы выманить их из города.
А у меня в голове опять вертелось: для создания армии нужна причина. И в Сиэтле её нет. А где есть? И что, далеко искать? Озарение - как удар.
- А, может, и манёвра не надо. Никому не приходит в голову, что единственная сила в округе, ради которой стоит создавать армию, это мы сами?
Джаспер меня понял, Карлайл - нет. Эсме, решив, что мы никому не угрожаем и не угрожали, решила подыскать других кандидатов, на роль угрозы для кого-то.
- Семья Тани тоже неподалёку, - напомнила Эсме.
- Эсме, новорождённые устроили бойню не в Анкоридже. По-моему, нам стоит рассмотреть возможность, что удар будет направлен против нас, - настаивал я.
- Они не собираются нападать на нас, - убеждённо возразила Элис… и задумалась. - По крайней мере, они не знают, что нападут на нас. Пока не знают.
- Что ты имеешь в виду? Что тебе вспомнилось? - эта странная формулировка «пока не знают», заставила меня подобраться.
Это ведь по-разному может быть: обстоятельства заранее, по не зависящим, ни от кого персонально, причинам, складываются так, что остаётся только единственное решение вопроса, как мой побег из Форкса, когда я впервые встретил Беллу в классе. А может быть и выстроенная кем-то интрига, из которой у объекта интриги тоже только единственный выход, вроде побега Беллы на встречу с Джеймсом. Так, какой имеет место здесь?
- Отдельные вспышки, - ответила Элис. - Отдельные обрывки, из которых ничего толком не поймёшь. Такое впечатление, что кто-то постоянно меняет планы, причём так быстро, что я не успеваю ничего рассмотреть.
- Они никак не могут решить, что делать? - недоверчиво спросил Джаспер.
- Не знаю…
Нерешительность новорождённого? Способность хоть о чём-то долго и упорно думать, а тем более обсуждать сложную ситуацию в компании больше, чем один новорождённый, и не поубивать друг друга на месте? Да о чём он, неужели забыл, каким был в этот период сам?
- Нет, нерешительность здесь не причём. Кому-то прекрасно известно, что ты не можешь ничего разглядеть, пока не принято окончательное решение. Кто-то прячется от нас. Использует прорехи в твоих видениях, - предположил Карлайл.
- Но кто может об этом знать? - прошептала Элис.
Кто может знать, кто может воспользоваться, кому это нужно… Аро может, причём не обязательно своими руками. Розали прямо сходу предположила возможную схему. И ему очень даже есть, зачем это делать, что бы Карлайл о бывших своих братьях ни думал. Я и Элис, а в перспективе и Белла, в свите Аро, плюс исчезновение такой громадной и прочной семьи, как Каллены. Он пытался это от меня спрятать. Да уж очень сложно было из-за соблазнительной перспективы. Способный думать о разрушении чужой семьи из личной выгоды, а, может, даже способный это сделать, вполне может опасаться, что другие тоже на это способны.

Да, Белла, тут есть чего пугаться, это не дикие разборки южан, тут коварство, отточенное веками.

Карлайл всё равно - против. По его мнению, Вольтури не пойдут против своих принципов. И Джаспер тоже против. Он тоже верит в принципиальность Вольтури, но у него есть и более серьёзные доводы.

- Работа очень небрежная: тот, кто это сделал, понятия не имел, что делает. Могу поспорить, что действовал новичок. Мне не верится, что здесь замешаны Вольтури, но они скоро вмешаются.
С этим не спорит никто. Мы вернулись к тому же. Возникла опасность, и разбираться с ней нам.
- Ну, тогда пошли! - оглушительно рявкнул Эмметт. - Чего мы ждём?
«Ох, этот Эмметт! Это ведь не его любимые медведи, это новорождённые, чья сила вполне сравнима с его, да и способ драки тоже. И их гораздо больше, чем нас. А драться мы, вообще-то, не умеем. Мы не справимся без подготовки», - мысли Карлайла на этот раз вполне совпадали с моими.
- Джаспер, ты должен научить нас, как их уничтожить, - произнёс, наконец, Карлайл.
Ему было больно об этом думать, было тяжело даже представить себя убивающим, но выхода не было. Единственное решение, к которому подталкивал нас кто-то неизвестный. Белла слушала молча, не пугаясь, она думала над чем-то, но это что-то ей не давалось, и она ходила из угла в угол, пытаясь поймать за хвостик какую-то мысль.

43. Потеря союзника

Джаспер оценил наши силы, как недостаточные, требующие усиления, а у кого просить помощи, как не у родных. Пусть не у кровных родных, но у родственников по духу. Семья из Денали - это пятеро взрослых вампиров, это серьёзно. Да ещё под руководством Джаспера - легко не будет, но справиться сможем. Только надо как можно быстрее начать подготовку, и Карлайл взялся за сотовый. Белла перестала бродить по комнате, предпочтя разбираться в ситуации, наблюдая за мной.

Давай просто посидим спокойно рядом, Белла, подождём. Милая моя умненькая девочка, я сейчас тоже не на пике гениальности, сейчас нас ведёт Джаспер, и от того, что отцу ответят из Денали, многое зависит.

Все прислушивались к разговору, но им, в отличие от меня, приходилось домысливать то, о чём шёл разговор, по репликам Карлайла.
Трубку взяла Таня, Карлайл быстро и чётко объяснил наше положение.
- Своими силами нам будет крайне нелегко с этим справиться. И мы просим Вашей помощи.
- Видишь ли, с этим проблемы. Вы немного странно себя ведёте в последнее время по отношению к своим родственникам, - сухо ответила Таня, - что ставит под сомнение наши родственные узы. Не то, чтобы мы не хотели вам помочь. Но…
- Не понимаю…
- Хорошо, объясню. То, что в вашем обществе появился человек - это ваше дело, каждый сходит с ума по-своему. То, что вы уничтожили Джеймса, защищая человека, тоже вопросов не вызывает: он посягнул на то, что вам дорого, на то, что вам принадлежит. Тогда вы должны понять нас. Речь идёт о Лоране. Он пытался вписаться в нашу семью, и вы об этом знали. Ирина и Лоран практически собирались быть парой. Для Ирины его гибель стала трагедией. Ты понимаешь, что значит, для вампира, потерять пару, Карлайл, не так ли? А ведь Лоран погиб на вашей территории. Погиб, но не отомщён.
- А! Мы и понятия не имели, что… Что Ирина так к этому относится.
Ирина. И наше вампирское правило: мстить за своего в любом случае, прав он или нет, потому что потеря близкого существа для нас трагичнее, чем для людей. Я был готов понять её, но он напал на Беллу! Назвав её игрушкой. Бесполезный уже гнев на Лорана полыхнул холодным огнём, заставил застонать от необходимости удержаться, не броситься крушить всё вокруг.
- Чёрт побери! Провалился бы этот Лоран в адское пекло, там ему самое место!
- Лоран? - начала бледнеть Белла.
Память о встрече с этим приятелем Виктории до сих пор оставался её кошмаром. Я желал бы ему душу, вечную душу, вечно горящую в аду за Беллу, и за предательство Ирины отдельную вечность в аду, дополнительно.
- Таня, я понимаю чувства Ирины, но пойми и ты. Лоран позволил себе охотиться на территории, находящейся под особым надзором, под нашим контролем, в Форксе он не на лосей охотился, на людей. И не раз. В отчётах полиции речь шла о пяти зарегистрированных пропавших. А сколько их было на самом деле? В этом случае я могу только сожалеть о его гибели, но она была заслуженной.
- Не вам судить о его заслугах, в конце концов, ваши ангелочки тоже срывались. Бывало, разве нет? Вы их прощали, простили бы и мы.
- А то, что собираясь, стать членом вашей семьи, Лоран не просто встречался с Викторией, но и выполнял её поручение, вас тоже не смущает? Он покушался на жизнь Беллы по её указке! И если бы не оборотни!
- Даже вы потеряли право мстить Лорану, оставив свою игрушку без охраны, а ваши взаимоотношения с оборотнями и вовсе нас не интересуют. Вы позволяете им гораздо больше допустимого. И не вам судить, насколько он перед Ириной виноват, это только её право. Это её надежды разрушены, и, благодаря вашему безразличию, не отомщены до сих пор. Если вы считаете себя вправе уничтожать тех, кто покушается на ваше, то тогда и мы можем считать себя вправе поступать так же. Мстить за потерю того, что нам дорого. За Лорана.
Вы не наказали его убийц. Что ж, это ваше право, он вашей семье не принадлежал. Но он почти принадлежал нашей. Сейчас вам понадобилась наша помощь. Не кажется ли тебе, Карлайл, что при таком раскладе мы вправе кое-что потребовать в обмен на неё?
- Всё, что угодно, кроме невозможного.
- Нет, это вполне возможная вещь. Мы приходим в Форкс, и мстим за Лорана так, как сочтём нужным. Всем волкам, принявшим участие в его убийстве. А вы не вмешиваетесь.
- Об этом и речи быть не может, - отрезал Карлайл. - Мы заключили Договор. Они его соблюдают, и мы его тоже нарушать не станем.
- В таком случае и мы не станем помогать!
- Очень жаль услышать от вас такое…
- И нам тоже жаль… услышать такое от вас. Нашу позицию вы знаете, тебе решать, что дальше делать.
- Очевидно, нам придётся рассчитывать только на свои силы.
- Карлайл…
Карлайл не стал продолжать ставший бессмысленным разговор, отключил телефон, и замер, не отрывая взгляда от тумана за окном.
«Плохо. Очень плохо. Где теперь искать союзников, если единомышленники, и те отказали в помощи»? - невесёлые мысли Карлайла были сродни туману за окном. Беспросветны.
- В чём дело? - тихо поинтересовался Эмметт.
- Ирина и Лоран завязали гораздо более тесные отношения, чем мы думали. Она в обиде на волков, за то, что они убили Лорана, чтобы спасти Беллу, и хочет…
Нет, этого нельзя говорить при Белле, это жестокость: объявлять о приговоре, вынесенном Ириной её спасителям. Но голос Беллы достаточно твёрдо прозвучал, когда она потребовала:
- Продолжай.
Ладно. В мире людей предательство близких тоже не редкость.
- Ирина хочет отомстить. Уничтожить стаю. Они согласны нам помочь, если мы позволим им это сделать.
- Нет! - ахнула Белла.
И чего в этом «нет» было больше: страха за своих друзей или отвращения перед такой силой злобы, - какая разница.
- Не волнуйся, Карлайл никогда на такое не согласится, - постарался я успокоить Беллу на этот счёт.
Нам это условие не подходит, мне лично не подходит.
- И я не соглашусь, Лоран сам виноват, - добавил я специально для колеблющегося Джаспера.
Если бы я был там, я бы не дал волкам тронуть Лорана. Я бы рвал его сам, один. Но раз так вышло…
- Мы в долгу у волков.
- Плохо дело, - Джаспер подвёл итог переговоров. - Силы слишком не равны. На нашей стороне умение, на стороне новорождённых - численность. Может быть, мы и победим, но какой ценой? - он посмотрел на Элис и отвёл глаза.
Может быть. Но кто останется увидеть эту победу? Самые хладнокровные и умелые, а Карлайл, а Эсме, а часто безрассудный горячий Эмметт? Что увидит Элис за минуту до столкновения, кого начнёт оплакивать её сердце в эту самую минуту?
Белла по очереди обводила взглядом всех нас, и во взгляде одно и то же для каждого: «нет».

Нет, не погибай, выживи, нет, не оставляй меня.

Ох, Белла, если бы твоё желание, твоё требование превратилось в броню, с ней бы не справилась и сотня новорождённых. И не казни себя, речь уже идёт обо всей семье. Семья будет драться за тебя, как за члена семьи, мы сами приняли такое решение, значит, и за себя тоже.

Остался всего один день до начала экзаменов и пара дней до задуманной вечеринки. Школьников в столовой не та уж и много, кто дозубривал последние пропущенные параграфы, кто уже махнул рукой на всё, а кто, как мы, например, добросовестно посещал все консультации, как будто это могло помочь в последний момент. Калленам точно помочь не могли, но Белла ходила, и, значит, я вместе с ней.
И Элис. Вот из-за того, что народа в кафетерии меньше обычного, мы и сели отдельно, только втроём. Угрожающая ситуация с Сиэтлом всё сильнее притягивала мысли Беллы, всё дальше уводя её от человеческой жизни, это было неправильно, даже просто обидно. Идея с вечеринкой, и прежде казавшаяся мне неплохой, теперь представлялась просто отличной. Нравилась она моей скромнице или нет, но она отвлечёт от полного погружения в мир вампиров, так или иначе.
- Сразу после экзаменов устраиваем вечеринку! В нашем доме, Калленов. Думаю, будет впечатляюще! - прокручивая в голове некоторое детали, сказала Элис, устраивая в своей тарелке живописный беспорядок из набранных блюд, всё более похожий на миниатюрный Эверест с его окрестностями.
-Ты шутишь! - недоверчиво воскликнула Белла. - Да это же чистое сумасшествие!
- Называй, как хочешь, - ответила сестрёнка. - Но вечеринка всё равно состоится.
Это так уморительно смотреть, как хрупкая даже для человеков Белла пытается убедить нас, вампиров, в серьёзности положения.
- Белла, да ладно тебе! Нет причин отменять праздник. Да и приглашения уже отправлены.
- Но… ты… я… сумасшедший дом! - выпалила Белла.
- Ты ведь уже купила мне подарок, - напомнила Элис.- Тебе больше ничего не нужно делать - приходи и развлекайся.
- Элис!
Да Беллу просто так с темы не собьёшь. С её-то ответственным отношением к делу, приходится объяснять, что ничего не забыто и не упущено, просто времени достаточно на всё.
- Пока мы сидим и ждём, ничто нам не мешает отметить такое приятное событие. Белла, у тебя не будет второго шанса вести нормальную человеческую жизнь - выпускной бывает только однажды.
Сестрёнка потеряла контроль? Говорить про такие вещи - и в человеческом помещении, где куча народа! Элис показала лишь язык, а Белла одобрительно сморщила носик. Может, я и в самом деле перестраховываюсь. К Калленам, даже после значительного ослабления взаимного неприятия, всё равно относились с некоторой осторожностью, особо своего общества не навязывали, да и что можно понять на самом деле, в разговоре про человеческую жизнь. Для выпускников за порогом школы начинается иная, взрослая жизнь, и не все её воспринимают так уж радужно.
- А что нам сначала нужно сделать? - дотошный маленький следователь Свон не даст сбить себя с темы.
Что «нам» нужно… Она действительный член семьи, и требует к себе отношения, как к члену семьи, значит, проще говорить правду.
- Джаспер считает, что нужна подмога. Семья Тани - не единственный вариант. Есть друзья у Карлайла, есть друзья у Джаспера. В конце концов, где-то бродит Мария, но это уже на крайний случай. Южане… это ещё те союзники. Зато северян, когда они найдутся, не думаю, что придётся долго уговаривать. Вольтури здесь, на севере - нерадостная перспектива для многих.
- Эти… друзья… они же не… вегетарианцы, верно? - запинаясь, произнесла Белла.
- Нет. - надо говорить ей правду, даже вот такую.
- Они друзья. Всё будет в порядке, не волнуйся, Белла, - успокоительно сказала Элис.
- А ещё Джаспер должен провести несколько занятий по уничтожению новорождённых.
Это будет полезно, и интересно.
У Джаспера много секретов боя, которые он не раскрывал, за ненадобностью. Но во время дружеских поединков, до которых так охоч Эмметт, неизменно выходил победителем во всех их поединках, несмотря на силу Эмметта. Меня спасало только чтение мыслей, да и то не всегда. Получить знания из рук такого мастера - это в любом случае интересно.
- Когда вы поедете? - голосок следователя Свон, теряя свою дотошность, наливался унынием и страхом.
Вряд ли за себя, оттенки её страхов я изучил довольно хорошо. Вот как бы его уменьшить… Моя небрежная интонация сможет помочь. Или как?
- Через неделю. Недели нам должно хватить.
- Что-то ты позеленела, Белла, - забеспокоилась Элис.
Так и есть, я выбрал неправильную тактику. Небрежность, лёгкость, даже напускные, совсем её не успокаивали. Остаётся традиционный способ.

Белла, твоя крепость всегда с тобой. Чувствуешь, вот руки, вот грудь крепче камня. Крепость - она крепость и есть, надёжная и непоколебимая.

- Белла, всё будет хорошо, обещаю.
Сердце стучало, стучало, как кулачком в стену, и вдруг изменило ритм и мощность. Теперь оно не звало, а старалось пробить препятствие.
- Вам нужна помощь.
- Нужна, - согласилась Элис.
- Я готова помочь, - и я догадался, как она собралась помогать.
Храбрый котёнок собрался надеть каменные латы. Я не говорю, что они ему не по плечу, это я не готов видеть котёнка в латах, да ещё в преддверии такой беспощадной битвы. Она просто не успеет к ним привыкнуть, для неё времени как раз недостаточно, вот что.
Элис нашла слова быстрее моего.
- От такой помощи толку никакого.
- Почему? Восемь лучше, чем семь. И времени вполне достаточно.
- Белла, чтобы натренировать тебя, времени не хватит. Помнишь, что Джаспер рассказал про молодых? В драке ты только будешь под ногами мешаться. Не сумеешь управлять своими инстинктами и станешь лёгкой добычей. А Эдвард бросится тебя защищать, и, несомненно, пострадает.

Вот так, котёнок, Элис права. Хорошо, что ты умненькая, настроение упало, зато здравый смысл восторжествовал.

Но за здравомыслие полагается награда.
- Я всё понимаю, Это ты от страха за нас решилась перешагнуть, - шепнул я на ушко, но мог и не осторожничать, слушать было некому.
Видение, настигшее Элис, не было долгим, да и значительностью не отличалось. Просто количество приглашённых уменьшится на одного человека, Рене не приедет. Почему - информация на автоответчике.
Всю дорогу до дому Белла просидела как на иголках. Пока не прослушала сообщение, не успокоилась. Но и не расстроилась. Несмотря на сообщение мамы, что Фил сломал на тренировке бедренную кость, и Рене не может его сейчас никак оставить, потому что нужен постоянный уход.
- Есть хоть один человек, за которого можно не беспокоиться, что его убьют в эти выходные, - вот оно, объяснение мнимого равнодушия.
Ну, вот что она, собирается переживать за каждого человека в отдельности в Форксе и его окрестностях? Далеко не всякий и каждый находится в непосредственной опасности. И уж не накануне сражения, когда надо как раз соблюсти максимум осторожности, чтобы вместе с полицией не назвать на свою голову Вольтури.
Но сообщение - это одно, а живой разговор, без которого, ни Рене, ни Белла не обретут спокойствия, - это друге. Белла разговаривала с матерью, если можно так назвать те короткие реплики, которые дочка умудрялась вставлять в бесконечный поток слов Рене, а я… а я нежился. Пропускал раз за разом сквозь пальцы локоны Беллы, это занятие в принципе надоесть не может. Чувствовать их шелковистую неуловимость, упругость каждой отдельной прядки, видеть их особые переливы цвета при каждом новом движении, ощущать аромат.

М-м-м … Говори, сколько хочешь, радость моя, у меня есть чем заняться. А если между делом ты мне ещё и улыбнёшься в ответ на мою улыбку… Всё, наговорилась? А чем займёмся?
Белла, котёнок, который хочет встать вровень с тигром, тянущийся ко мне изо всех силёнок. Для того чтобы стать вровень со мной, тебе нужен постамент. И кухонный стол - как раз нужной высоты. Теперь наши глаза вровень и я тону, опять. И тянусь к омуту губами, а встречаю мягкие горячие губы и не тону, лечу в неведомое пространство и теряюсь в нём. Белла, Белла-а-а-а… Да что же ты делаешь со мной, пространство ласкового огня, огонь твоих рук оплёл мою шею, огонь твоего тела скользит по груди и проникает внутрь, кольцо твоих ног вокруг меня хорошо, когда я несу тебя сквозь лес, а сейчас оно меня держит и жжёт. И я плавлюсь, от меня осталась только одна единственная натянутая струна. Она раскаляется и поёт, а когда растает…
Белла, стоп!

Монстр, стоп! Я не приказываю, я умоляю… Стоп. Ничего, зверюга, ничего. Радуйся тому, что имеешь. Представь себе, что ничего этого не было и не будет никогда. Присмирел? То-то… Не ты один недоволен, Белла тоже не рада, но я и так позволил нам слишком много. Больше чем всегда, разве нет? Тебе есть, за что биться, когда придёт время, чтобы когда-нибудь… если выживем.

Приводим себя в пристойный вид, распутываем руки-ноги, и чувства приводим в пристойное состояние.
- Ты явно думаешь, что я способен полностью управлять собой всегда и во всём, но на самом деле это не так.
- Если бы, - вздохнула она.
Если бы, вздохнул я. Если бы… если бы я был уверен в крепости границ своего благоразумия, разве отмерял бы нам капли Рая с такой скупостью?

Это печальная тема, зверюга, дери глотку, не дери, так что давай сменим её.

- Завтра после школы я уйду на охоту с Карлайлом, Эсме и Розали. Всего на несколько часов: Эмметт, Джаспер и Элис позаботятся о твоей безопасности.
- Терпеть не могу, когда со мной нянчатся, - заворчала Белла.
- Это временно.
- Джаспер будет изнывать от скуки, а Эмметт - издеваться.
- Они оба будут вести себя образцово-показательно.
Хотя с Эмметтом трудно быть в этом уверенным. Но безопасность - превыше всего.
- Ну да, конечно, - продолжала ворчать, и не без оснований, моя единственная жизнь.
Но вот что-то более приемлемое, с её точки зрения, пришло Белле в голову, и кислая гримаска ушла с лица.
- Знаешь, я ведь не была в Ла Пуш с той самой вечеринки у костра.
Это вариант для Беллы, для её безопасности, и поэтому должен быть рассмотрен. А для меня не вариант, для меня сразу исцарапанная, в нестерпимую боль, глотка.
- Там я буду в безопасности, - напомнила она.
Да, безопасность превыше всего, это мой девиз. А ещё ей не будет скучно, а ещё не будет бесцеремонных шуток Эмметта, выдерживать которые и вампирские нервы не всегда в состоянии. А ещё там будет Джейкоб, Джейкоб - друг.
- Пожалуй, ты права.
Вот только…

Он для тебя друг, а ты для него друг и ещё больше, гораздо больше. Насколько больше - не скажу. Потому что, что? Потому что боюсь. И поэтому не скажу, и не покажу, что боюсь. Постараюсь.

Белла погладила кончиками пальцев едва намечающиеся тени под пока золотистыми глазами.
- Разве тебе уже хочется пить?
- Не очень, - неохотно ответил я.
Потому что это не просто охота. А охота ради боя.
- Мы хотим набраться сил. По дороге в Сиэтл, скорее всего, снова поохотимся - на крупную дичь.
- Вы станете сильнее?
- Да, больше всего даёт сил кровь человеческая. Хотя разница не так уж велика. Джаспер подумывает о том, чтобы обойти правила, - ему это аукнется, но уж слишком перевес сил не в нашу пользу, а Джаспер - человек практический.
- Однако ничего подобного не предлагает, знает, что ответит Карлайл.
- А помогло бы? - тихо спросила Белла.
- Какая разница? Это идёт вразрез с нашими убеждениями.

Что делается в твоей голове, Белла? Почему ты спросила? Нет пояснений. Зато могу продолжить я.
- Именно поэтому они такие сильные. Новорождённые наполнены силой человеческой крови - своей собственной. Их тела постепенно расходуют её, и только примерно через год сила идёт на убыль. Даже если питаться этот год кровью животных.
- А насколько сильной стану я?
О-о, да! Вот когда начнётся цирк…
- Сильнее меня.
- Но не сильнее Эмметта?
О-о-о, да-а, увидеть это - и упасть, и рыдать от восторга, хотя вампирам и сложно рыдать.
- Сильнее даже нашего медведя. Сделай мне одолжение и померяйся с ним силами. Это пойдёт ему на пользу.
Белла засмеялась, не поверила. Но смеётся хорошо тот, кто смеётся последним. А этим последним буду я. Если доживём…
Но, это всё дела будущие, и сильно под вопросом, а экзамены - это реалии сегодняшнего дня, вернее, завтрашнего дня Беллы. Нужно готовиться, завтра экзамены: математика и история. Из меня получился приличный репетитор.
Завтра экзамен и для меня. Белла позвонила Блэку. Пока они говорили, спокойное лицо помогали удерживать прядки с огненным отливом, скользящие в руке. Волк ворчал в телефонной трубке только до тех пор, пока не услышал желания приехать в гости. Куда всё недовольство подевалось… хвостом смело, надо полагать. Поездка после экзаменов с Беллой к границе Ла Пуш, встреча с Джейкобом - вот мой экзамен. Переживу.

Свои экзамены я сдал по привычке, как всегда, как все Каллены. Педагоги тоже от меня новостей не ожидали. Привычные «100 баллов» по испанскому и физике - и свободен. Для Беллы выпускные экзамены были в новинку.
- Как экзамены?- поинтересовался я по дороге в Ла Пуш.
- С историей всё нормально. А вот насчёт математики не знаю. Скорее всего, экзамен я завалила, - безрадостно отчиталась Белла.
Вот этого не должно быть, мы всё повторили, но вариант с паникой не исключался.
- Наверняка ты всё сдала. Но если хочешь, я подкуплю мистера Уорнера, и он поставит тебе наивысший балл, - полушутя предложил я.
- Э-э… спасибо, конечно, но лучше не надо.
Разумеется, для Беллы такое решение даже в шутку неприемлемо, скромность плюс гордость - непробиваемая смесь.
От развилки на резервацию неслась знакомая ментальная волна - Блэк. Как давно он торчит здесь? Вот когда проклятие телепата проявляется во всей красе. Я не хочу слышать, сколько в нём желания увидеть Беллу, не хочу знать, как он скучал без неё, и тем более не хочу слышать его предположения, как по нему могла соскучиться Белла, моя Белла, особенно, если он прав. Она по Джейкобу скучала, когда её не мучили страхи перед экзаменами, страхи перед битвой, страхи перед теми нашими союзниками, которые могут появиться в Форксе.
Даже когда я рядом, мысль о Ла Пуш и Джейкобе пробегали блеклой тенью. Так мне казалось иногда. Но это дело Беллы, думать о том, о чём думается.
А его дело… Ему я тоже не могу ничего приказать, даже попросить не могу. Мысль - это единственное, в чём человек волен всегда. Даже если мысленно Джейкоб кричит: сегодня, времени не осталось, сегодня же надо сказать, чтобы знала, что я люблю её, и всегда любил. И он скажет, обязательно, и Белла услышит. И ей решать, что с этим делать. Приехали.
- Что случилось? - спросила Белла, выходя из машины.

Ничего особенного, жизнь моя, обычная история, соперничества из-за любви прекрасной дамы происходят на каждом шагу. Ты - моя прекрасная дама, и у меня тоже есть соперник.

- Ничего, - качнул я отрицательно головой.
- Ты что, прислушиваешься к Джейкобу?
- Трудно не слушать того, кто орёт во всё горло.
- А что он кричит? - прошептала Белла.

Э нет, любовь моя, тайна мысли, как и тайна переписки, должна быть свята. И даже
если… Нет, я не могу тебе сказать, я не собираюсь облегчать Джейкобу задачу, пусть справляется сам.

- Я уверен, он сам тебе скажет.
«Ну же, отпусти её, наконец, пиявка! Я уже тут, и давно уже!», - и аккомпанементом два громких автомобильных гудка.
- Весьма невежливо с его стороны! - не удержался я, а Белла только вздохнула.
- Такой уж он есть, - ответила она на моё замечание и поспешила к машине оборотня.
Всё, больше не могу. Не знаю, что может вытворить горящий нетерпением Блэк, но я точно сотворю что-то страшное, так что лучше убраться отсюда поскорей. Свой экзамен я не завалил, но до высшего балла далековато. И мне пора, пора на охоту. Как обычно, от Ла Пуш без Беллы я еду на автомате. Все мысли о ней, и о Джейкобе.
Сегодня - особенно. Что может произойти, когда Белла услышит то, что приготовил для неё друг Джейкоб. Джейкоб Блэк, оборотень.
Так нельзя, так я не смогу главного - подготовиться к защите Беллы от настоящей беды.
Надо сосредоточиться на другом. Что мы можем сделать, каковы наши резервы. Наши резервы - только мы, вот так получается.
С союзниками дело обстоит совсем плохо. Денали - захлопнутая дверь.
Вампиры-бродяги обходятся без такой ненужной детали, как мобильник, искать их долго и сложно, времени нет. Даже Мария, о которой Элис вообще думает только как о враждебной силе, вспоминая тот единственный раз, когда Мария явилась с визитом по собственной воле, и то слишком далеко.
Из дому ехали в двух машинах: в машине Карлайла и моей. Раз Белла под присмотром оборотней, вся семья Калленов на несколько часов свободна. И вся отправилась на охоту. Даже невеликая сила Эсме может пригодиться. Поэтому необходимо всё, каждая крупица, и мы несёмся в лес и сметаем всё, что встречается покрупнее, не глядя на вкусовые предпочтения. Олень, лось, кабан, лисица, какая разница. Главное, чтобы живая и горячая. На этот раз охота - это не питание и развлечение. Это работа. Ради подготовки к другому, самому тяжёлому и опасному делу.
А меня ещё обжигает, как кнутом, мысленный голос Джейкоба: скажу ей сегодня. Тут и пума на вкус будет не лучше коровы.
Так что разбавить общую сосредоточенность оказался способен только Эмметт. И шутки у него грубые, и ворчание не к месту, но для меня это лучше, чем постоянный жгучий ком в голове: скажу ей сегодня. Ну, вот и всё, все собрались у машин, налитые кровью и силой, насколько было возможно. Возвращаемся так же спешно, как и уезжали. Эмметт чертыхнулся, что-то попалось под руку. Мобильник, мобильник Беллы, она забыла о нём, когда Блэк давил на клаксон своей машины, она даже позвонить срочно не сможет! Да, мой экзамен оказался гораздо длиннее.
«Скажу ей сегодня».
И как она это примет, что скажет в ответ? Я в ней уверен? Да, уверен. И в том, что это для неё правильно, уверен? Нет. А я уверен, что сам поступаю правильно? Да, насколько хватает сил. На самом деле… Да ни в чём я не уверен!
Я её не знаю.
Знаю только, что никогда больше… не буду решать за неё. Ни - че - го.
Дома обычная процедура смены одежды и быстрого душа - и я свободен.
Что у меня со временем? У меня его не меряно, потому что не знаю, ничего не знаю, и мобильник Беллы молчит в кулаке. Самое разумное - дождаться и встретить на границе Ла Пуш, на привычном месте. Темно уже, скоро Чарли начнёт волноваться, если ему из резервации не позвонили. Наверняка позвонили. Белла, а я, а мне позвонить? Не обязательно же с мобильника…
Вот оно! Мой мобильник проснулся, и на дисплее номер домашнего телефона Беллы. Она уже дома. Это так хорошо, ещё только стемнело, а она уже дома!
- Белла?

А кто же ещё, Белла, радость моя, я тебя слышу и ты дома!

- Ты забыла телефон… Извини, не успел, это Джейкоб отвёз тебя домой?
- Да. Ты можешь приехать и забрать меня? - прозвучал неожиданный вопрос.
- Уже еду. Что случилось?
Что могло произойти, чтобы, на ночь глядя, нестись куда-то из дому?
- Я хочу, чтобы Карлайл посмотрел мою руку. Кажется, у меня перелом.
- Что случилось?! - повторил я вопрос, на который ещё не дали ответа, и картинки одна страшнее другой замелькали в голове.
Байк? Или лазанье по скалам? Или что?
- Я врезала Джейкобу, - голосом, соответствующим успеху предприятия, ответила моя Белла.
Лупить оборотня, Белле, голыми руками… вот вам и результат.
- Прекрасно, - голосом, далёким от восторга, ответил я. - Очень жаль, что ты повредила руку.
А она засмеялась, ну что тут смешного? Приеду - спрошу.
- Лучше бы я его повредила, - разочарованно вздохнула она. - Ему это было, как слону дробинка.
- Могу это исправить, объявить вторую твою попытку в моём исполнении.
- Ты не обманул моих надежд, - на полном серьёзе ответила Белла.
Эт-то что ещё такое? Что такого мог сказать или сделать этот щенок, чтобы Белла стала такой… кровожадной?
- Странно, на тебя это не похоже, - осторожно заметил я. - Что он сделал?
- Поцеловал меня! - буквально прорычала она.
И в голове разлилась кипящая тишина. Мёртвая. Мёртвая кипящая тишина. Только педаль газа в пол. Двигатель заговорил вместо меня.
На этом всё! Всё на этом! Всю дипломатию к чёрту! Скорее, ещё скорее, сколько может двигатель и позволяет дорога, чтобы не размазать машину об ближайшее дерево! Звонок к Свонам, и Белла сразу же взяла трубку. Наверное, так и стояла у аппарата. Надо было сначала попробовать, слушается ли голос, а так я молчал и слушал дыхание Беллы и разговор Чарли с… псиной. При всём случившемся, Белла не выставила его за дверь, а Чарли всегда на его стороне. Почему я только взбешен, но не удивлён? Но, немедленно размазать оборотня по асфальту семейство Свон мне не даст.
- Эта собака всё ещё там? - я, наконец, смог говорить.
- Да.
- Я уже за углом.
Шины при торможении взвизгнули так, что, наверное, соседям слышно. Завтра лучше сменить их на новые.
- Покажи-ка, - попросил я вышедшую мне навстречу Беллу, и осторожно осмотрел руку.
Всё-таки медицинское образование - полезная вещь. Не смертельно, но болезненно, и, возможно, понадобится гипс. Но ударить так, чтобы сломать руку? Это сколько же надо было приложить силы!
- Похоже, и правда, перелом. Я тобой горжусь. Здорово ты ему врезала.
- Изо всех сил, - вздохнула она, недовольная результатом.

Разве в силе сила, Белла, гордость моя. Сила и у меня есть, на нас двоих хватит, но не мне её показывать. Не мне первому. Болит, да? А вот я сейчас подую, поцелую: боли у псины, боли у оборотня, у Беллы не боли, прочь уходи. Вот, теперь легче.

- Но силёнок моих явно не хватило.
- У меня хватит, - так, голоса не повышать, не ронять себя. - Джейкоб!
- Ну-ну, потише, - встрял, выскочивший из дома вслед за псиной, Чарли. - Никаких драк, ясно? Или мне за значком шерифа идти, чтобы всё было официально?
А сам смотрит только на меня, как будто Джейкоб тут совсем не причём. В этом конфликте он до самого конца будет на стороне Джейкоба. Он ему верит. Он надеется, что свой Джейкоб сможет пересилить непонятное влияние «этого Каллена» на его дочь. И очень даже демонстративно это показывает, даже не принимает во внимание отношение Беллы к этому событию. Этак перепалка до ночи будет идти.
- Давай-ка мы покажем твою руку Карлайлу, пока тебя за драку не упекли за решётку, - попросил я мою боевую раненую девочку и повёл к машине.
- Ладно, - согласилась Белла и пошла со мной.
Она уже не злится. Ни на кого. Теперь ей нужен только мир между своими близкими людьми, даже если им самим этого не хочется. Всё-таки она его уже простила, я чувствую. Даже если будет злиться, то только так, почти понарошку. Он сделал плохо и она его побила. А ещё она с ним разговаривать не будет. Вот! Справедливость в стиле Беллы восторжествовала.
Но не в моём стиле, и не в стиле Джейкоба. Я его слышал. Он шел вслед за нами, хотя Чарли пытался его остановить.
- Чарли, я на минутку. Не волнуйтесь, я ненадолго.
«Слушай, пиявка. Я сказал Белле, что люблю её, теперь она это знает. Я поцеловал её, почти насильно, и она дала мне за это по морде, и правильно сделала. Потому что не вертихвостка какая-нибудь. Но ей не было противно, понимаешь? Ей не было неприятно. Знаешь, что это такое? У меня есть шанс. Большой или нет, неважно, но я его тебе просто так не отдам. Я буду бороться за Беллу, до последнего».
Это открытое объявление войны. Войны за сердце Беллы, и кулаки тут не всегда в помощь. Я принимаю вызов? Белла ещё в Италии определила моё решение. Я принимаю.
- Сейчас я убивать тебя не стану, потому что это расстроит Беллу.
Белла возмущённо хмыкнула. Вот поверил бы я сейчас рассерженному котёнку, кем бы я тогда был? Дураком.
- Утром ты бы об этом пожалела, - коснулся я кончиками пальцев её щеки.
Фыркает, и даже шипит, но шёрстка дыбом не поднята. Так что меня не обманешь. Но псина ещё не всё выслушал, не весь список претензий.
- Но если ещё раз привезёшь её в таком виде, и мне наплевать, кто в этом будет виноват: сама ли она поскользнётся, или метеор упадёт с неба и стукнет её прямо в лоб, - но если ты не вернёшь её мне в целости и сохранности, то сам будешь бегать на трёх ногах. Понял, шавка несчастная?
«Понял, пиявка. Ты будешь играть по её правилам. Так ведь и я тоже».
- Кто сказал, что я снова к нему поеду?- пробурчала Белла.
Поедет, когда соскучится. Поедет, когда понадобится дополнительная защита, сам отвезу.
- И если ты ещё раз её поцелуешь, то я сам тебе все зубы повыбиваю, - пообещал я самым бархатным голосом. У судей, зачитывающих смертные приговоры осуждённым, зачастую нет никакой стали в голосе, но приговор от этого мягче не становится.
- А вдруг она сама захочет меня поцеловать? - высокомерно процедил Джейкоб.
«Помни, противно ей не было».
Котёнок Белла обиженно фыркнул.
- Если Белла сама захочет, то у меня возражений не будет.

Это самый высокий класс актёрского мастерства, в твою честь, Белла - такой лёгкий и безмятежный тон.

- Тебе стоит подождать, пока она это скажет, не действуй наугад - но вообще-то дело твоё и зубы твои.

«Ей не было противно, и больно не было, и холодно не было. Вспоминай об этом почаще, каменная пиявка».
- Даже и не думай! - редактирует котёнок Белла слышимый разговор двух тигров.
- Он ещё как подумал, - да, я наябедничал.
Но не соврал.
- Ну, если ты уже переворошил мои мозги, не пора ли отвезти Беллу к врачу? - раздражённо сказал Джейкоб.
Пора. Но сначала я дам ему ещё один шанс заглянуть в мои мозги.
- И ещё одно, напоследок, - это самое главное, что псина должен понять и усвоить.
- Я тоже буду за неё драться. Не забывай об этом. Я ничего не принимаю, как данное, и буду драться в два раза яростнее, чем ты.
- Прекрасно, - прорычал Джейкоб. - Какое удовольствие положить на лопатки того, кто поддаётся?

Это не совсем турнир, псина. Это драка за мою жизнь и смерть. Ты ещё не знаешь, как это - быть смертником, и на что может пойти смертник, если захочет жить. Я захотел жить.

- Она моя. И я не сказал, что буду драться честно.
- А я тоже этого не обещал, - ответил оборотень.
«Один раз ты её чуть не потерял, по своей вине. Тогда я её спас. Постараюсь спасти её снова, но уже не просто от смерти. От тебя».
- Удачи! - автоматически брякнул я слово, применимое только в честном поединке, а мы только что честно заявили, что драка будет без правил.
Джейкоб кивнул.
- Пусть победит достойнейший.
- Вот именно… щенок.

Да, Джейкоб борьба началась. И как я предупреждал, правила в ней не предусмотрены, никакие, кроме тех, которые устанавливает сама Белла.

Он «поднял перчатку», не оскалился на «щенка», улыбнулся Белле.
- Надеюсь, тебе станет лучше. Мне очень жаль, что ты сломала руку.
Мы отъехали от дома, а псина всё стоял и смотрел вслед. Правильно, постой, подумай, тебе полезно.

- Как ты себя чувствуешь? - поинтересовался я, когда отъехали от дома подальше.
- Злая, как чёрт.
Это Белла, всегда и во всём Белла! И думает иначе, и чувствует иначе. Но если злая, значит и вправду не очень больно? И вот откуда котёнку знать, как бывают злы черти?
- Вообще-то я про руку спросил.
Пожала плечами.
- Бывало и хуже.
- Это точно, - бывало, и больничная койка в реанимационной тоже бывала, есть с чем сравнивать.
Машину я вогнал в гараж, чтобы Белле легче было попасть в дом, не по ступенькам. В гараже Эмметт с Розали опять копались в «джипе» Эмметта, не то профилактика, не то новый апгрейд. Как всегда, Розали ковырялась в двигателе, одни ноги торчат, а Эмметт, тоже как всегда, приспособлен вместо домкрата. Что кому дано, что кому нравится.
Глаза Эмметта зацепились за прижатую к груди руку Беллы.
- Белла, ты, никак, опять споткнулась? - ухмыльнулся «домкрат».
Белла свирепо зыркнула в его сторону.
- Нет. Дала по морде оборотню.
Эмметт расхохотался во всё горло, такие разборки его всегда радуют, а из-под «джипа» раздался довольный голос Розали.
- Джаспер явно выиграет пари.
Да, Розали и Эмметт именно пара. Стоят друг друга, во всём. Особенно в тактичности, даром, что Розали до сальностей не опускается. Ляпнуть при Белле про пари, затеянное Джаспером и Эмметтом, как только семья приняла ультиматум Беллы об обращении. Эмметт сразу перестал ржать, и посмотрел на Беллу гораздо внимательней.
- Какое такое пари? - почуяв неладное, притормозила Белла.
Я качнул головой: нет, Эмметт, не объясняй, - да что толку-то.
- Какое ещё пари? - включился в дело следователь Свон.
Всё, теперь не отцепится. Проверено, и не раз. Даже врать бесполезно.
- Розали, огромное тебе спасибо, - «поблагодарил» я механика под «джипом», уводя Беллу из гаража.
- Эдвард…
Ну, может потом, как-нибудь, нам к Карлайлу надо…
- Детские глупости, - пожал я плечами для большей убедительности. - Эмметт и Джаспер любят азартные игры.
- Эмметт мне всё расскажет, - попыталась Белла вернуться в гараж.
Если будет рваться, непременно руку заденет. Это шантаж, но ради установления истины следователь Свон никакими средствами не пренебрегает, выбирает самые действенные. Я сдаюсь.
- Они поспорили на то, сколько раз ты… не сможешь удержаться в течение первого года.
Мы находим слова и выражения, которые как бы позволяют обходить острые углы, не называя вещи своими именами. Только смысл всё равно просвечивает, и лицо моей любимой стискивает ужас.
- Они поспорили на то, сколько людей я убью?
- Да, судя по тем чертам характера, которые уже есть в человеке, и усилятся, когда он обратится. Розали думает, что твоя несдержанность увеличивает шансы на победу Джаспера.
- Значит, Джаспер думает, что много.
- Джаспер будет чувствовать себя гораздо лучше, если тебе придётся нелегко: он устал быть самым слабым звеном.
- Понятно. Конечно. Пожалуй, я могу добавить парочку убийств, если Джасперу от этого полегчает. Почему бы нет, - Беллу пари не просто задело, напугало.
Глаза становились всё круглее, личико всё вытягивалось и вытягивалось, и сбегал от этих округлившихся глаз румянец, далеко… словно в руках опять та газета, которую выписывает Чарли, «Сиэтл таймс», с теми самыми списками пропавших и погибших. Только теперь воображаемая газета сообщает не про действия каких-то неизвестных, а про её собственные действия.
- Не думай об этом, совсем не думай. Тебя это не коснётся. Не хочешь риска - сделаю так, что никакого риска никогда не будет, - клятвенно пообещал я.

Белла, ты что? Ну вот, руку всё же растревожили. Скорее к Карлайлу.

Карлайл определил, что это трещина на костяшке, хватит одной шины при осторожном обращении. Накладывать шину процедура несложная, и не должна быть болезненной, но волны какого-то волнения или страха проходили одна за другой, иногда что-то вроде боли вдруг появлялось на лице Беллы, ни с того, ни с сего..
- Больно?
- Нет, всё нормально, - и не проверишь, насколько это правда, а насколько ложь мне в успокоение.
Повернулся к ней, посмотреть, как она, и встречаю взгляд, словно она видит меня впервые, изучает, запоминает, обернулся ещё раз - смотрит, словно прощается, как будто ухожу на охоту, не знаю насколько. Это… тревожно.
- Белла, может, всё-таки больно? Где?
- Нигде не больно. Всё хорошо.
Нет, не скажет. Сейчас не скажет, а в глазах как там, в лесу, перед разлукой, мольба - я с тобой.

Ты со мной, Белла, всегда, всё хорошо.

Да что ж её мучает, не трещина же в костяшке…
Я её не знаю.

44. Догадка

Сегодня церемония вручения дипломов. Официальный выпуск. Очередной. А я верчусь перед зеркалом, словно это событие для меня впервые. Почему словно? Действительно впервые. Все выпуски до этого были как бы промежуточными. Второгоднику позволялось поприсутствовать, но потом - будьте добры опять за парту.
Те же проблемы, те же заботы. Сейчас всё не то. Уже два года, как в моей жизни ничего не повторяется. Я становлюсь иным. Духовно, эмоционально. В мою жизнь вошла Белла. Да и заботы передо мной совсем не детские.
Белла, точка притяжения всех и всяческих несчастий. Ну, есть такое. Но она же и средоточие жизни, она - жизнь моя, моя жизнь. Любимая. Неповторимая. Исключительная. Необыкновенная. Единственная. Единственная. Белла. Я больше никогда не буду один. Не потому, что её ручки крепко меня держат, а потому что я не отпущу её, никогда. И я на ней обязательно женюсь, в первый и единственный раз в жизни. Хотя, почему бы потом, как Эмметт с Розали, не устраивать вместо юбилеев очередную свадьбу? Элис только рада будет. Эк, как меня понесло.

Сначала убереги своё живое сердце от банальной гибели. От Вольтури, Виктории, чужака… Сначала попробуй наладить отношения с Чарли, Рене - не проблема.
Сначала убеди своё живое сердце, что выйти замуж по любви в любом возрасте не опасно и не стыдно, сначала женись в первый раз.

Но это чуть-чуть потом. А сегодня и сейчас я собираюсь на торжественное вручение дипломов. С Беллой. И это тоже была проблема. Дипломатическая задача. Всех выпускников провожают на церемонию родители, это традиция, и родственники, если у них есть официальные приглашения. И Чарли не собирался отказываться от этой традиции: вести дочку на церемонию. Посмотреть и погордиться. Как он взъерошился, когда Белла предложила ему не беспокоиться, остаться дома, ведь ему так не нравятся такие шумные мероприятия. И не в том дело, что Беллу должен был сопровождать я, парень, которого он едва терпит, и то, по принуждению Беллы. Просто для Чарли Белла тоже средоточие его жизни, единственная дочка, единственно близкий человек. Ну, помнит он Рене, но остался без неё и не умер, а вот если потеряет Беллу… Это больная точка для Беллы, самая болезненная в вопросе об обращении.
Да-а, пришлось всё вампирское обаяние задействовать, не один час потратить, прежде чем Чарли согласился с тем, что двое сопровождающих для Беллы - совсем неплохо, тем более что отец - главный сопровождающий, а я - так, группа поддержки. Карлайл с Эсме будут сопровождать Элис и Джаспера. А в прошлом году они сопровождали Эмметта и Розали. В школе об этом не очень хотят вспоминать. Нет, детки вели себя идеально. Но буквально «королевский» выход Розали низвёл всю дамскую половину общества и выпускниц в ранг фрейлин третьей руки. Мало приятного. На это раз такого не предвидится. Элис желанием всеобщего внимания к своей персоне не горит.
Ну, вроде всё в порядке. Я в порядке, костюм, безусловно, стараниями Элис, в порядке, машина в порядке. Я уже еду. Шоу вот-вот начнётся. Чарли… да ладно, пробьёмся.
- Нет и нет, и не о чем здесь спорить. Это я веду тебя на выпускной, я - отец, поэтому поедем в моей машине. Без включённых фар и без сирены, но, на моей!
- Пап, но где же мы все поместимся? В твоей машине очень специфическое место для третьего пассажира, а нас, заметь, трое.
- И что? Ну и что, что специфическое, зато просторное.
- Ну, тогда я и займу это просторное место!
- Ни в коем случае! Ты будешь сидеть рядом со мной, на переднем сиденье.
- Значит, Эдвард будет сидеть за пластиковой перегородкой?
- Может ехать на своей машине.
- Но тогда он не будет сопровождать меня!
- Это уж ему решать, - сурово припечатал мистер Свон, отец.
- Ничего страшного, Белла. Мистер Свон, я совершенно согласен с вами, Белла должна ехать на переднем сиденье. А я вполне прилично устроюсь сзади. Последнее напоминание о строгих учителях, пугавших нас ужасными карами, если не будем старательно учиться.
«Не без намёка на будущее, красавчик», - думает мистер Свон, наблюдая, как я устраиваюсь в салоне, в литературе и не только, называемом клеткой.
Настроение Беллы мне не нравится. То ли упрямство отца ей неприятно, то ли сама церемония раздражает заранее, то ли ещё что-то. Но не спросишь, лишние неприязненно настороженные уши совсем рядом.
Но мы едем? Мы едем, Белла в костюме, выбранном Элис, того голубого оттенка, который ей так идёт. Нежность и тайна, чуть раскрывшийся гиацинт. У Чарли тоже настроение поднялось. Воображает, как везёт этого Каллена не на выпускной, а в кутузку, за аварию, скажем. В мятом испачканном в машинном масле костюме.

Увы, мистер Свон, этому никак не бывать. Машину вампир может разбить только намеренно, а это уже не авария, а диверсия. А я человек законопослушный. И пьяным, орущим невесть что, в компании таких же пьяных парней, меня тоже нельзя увидеть, чтобы опять же затолкать в клетку для препровождения в ту же кутузку. Вампиры не то, что виски, даже чистой воды не пьют. И за драку, с разбитым носом и роскошным фонарём, ни из какого танцзала меня не вытащить. Нельзя мне драться с людьми. Могу ведь нечаянно и убить. С одного замаха. Но фантазии забавные: я - в роли просто человека.

Приехали. Ну, уж тут я не уступлю, скорость позволяет выскочить раньше, чтобы помочь выйти Белле из машины, раньше, чем Чарли догадается это сделать.
- С тобой всё в порядке?
- Нервы разыгрались, - ответила Белла.
Может быть, вполне, и зря, всегда зря, а сегодня - особенно.
- Ты замечательно выглядишь.
Нет, Чарли не поделится со мной ни минутой из того времени, каким он может располагать. Поэтому оттёр меня с максимальной учтивостью, на какую по отношению ко мне был способен.
- Ты рада, дочка?
- Не очень, - призналась она.
- Белла, это очень важный день. Ты заканчиваешь школу. Теперь перед тобой весь мир. Самостоятельная жизнь… Ты больше не моя маленькая девочка, - на этих словах Чарли поперхнулся, а Белла занервничала.
- Папа, - простонала она, - только не надо слёз.
Вот и ещё одна чёрточка Беллы. Она не терпит сентиментальности, да ещё и прилюдно. Даже стесняется её. И не хочет, очень не хочет, чтобы слабинку отца кто-то увидел. А я и не вижу. Я облака разглядываю.
Чарли тоже это понял, быстро справился.
- Какие слёзы? Всё нормально. Хорошо, что Элис устраивает вечеринку. Тебе не помешает повеселиться.
- Конечно. Именно вечеринки мне и не хватает, - интонация Беллы Чарли рассмешила, он весело хмыкнул и обнял дочку.
Но у церемонии вручения дипломов есть свои правила. Выпускники - в одну сторону, приглашённые - в другую. Да и выпускники тоже сортировались, в алфавитном порядке, и нас с Беллой развели по буквам. Очень весело… хорошо, хоть, ненадолго. Эрик от страха и смущения свою речь тараторил так быстро, словно оттого, как быстро он уберётся с трибунки, зависела его жизнь.
Выстроившись змейкой, мы ждали объявления своих фамилий, тоже не задерживаясь, поднимались на сцену, получали свои дипломы из рук директора вместе с дежурным «поздравляю», и спешили убраться с дороги следующего счастливчика. Белла была
где-то позади, я её почти не видел. И даже не слышал, вокруг стоял гомон голосов. Как ни странно, несмотря на какую-то приниженность процедуры, волнение в зале было достаточно сильным. Наверное, для человеков этот порог: окончание школы - был значительным событием. Наверное, и для меня оно было таким, просто я забыл, и не вспомню никак.
Внутренние, мысленные голоса были гораздо менее внятными, зато почти все - гораздо более громкими, чем обычно. Почти одни восклицания и междометия. И на этом фоне особняком мысленный голосок Элис, бегавшей неизвестно где, возникшей только перед выходом на сцену и занятой милым делом: переводом текста «Боевого гимна» с английского на арабский. С грехом пополам справилась, хотя и с погрешностями в соблюдении рифмы, и тут же взялась переводить с арабского на корейский. Где-то на середине корейского текста, который ей давался с особым трудом, даже не поведя глазом в мою сторону, получила свой диплом и упорхнула со сцены и от меня в неизвестном направлении. Сказать, что я этому не удивился, будет неправдой. Но это не совсем типичное поведение должно мне внушить некоторые опасения. Такое случалось, только если Элис задумывала какую-нибудь каверзу, преимущественно направленную против меня, чтобы я не прочёл и не успел подготовиться заранее. И что мне приготовлено на этот раз? Какой сюрприз, от которого я буду выглядеть полным дураком? А, да ладно, если это вдруг повеселит Беллу, стерплю без последующих претензий и разборок, но пусть сестрёнка об этом серьёзно подумает.
Беллу я обнаружил в толпе одноклассников, всю облитую слезами Джессики Стенли. Качество слёз было высоким, честно говоря. Она действительно разрывалась напополам между счастьем освобождения от школьной тягомотины и страхом перед тягомотиной ещё более сложной, колледжем. Только и свободы, что между выпускным экзаменом в школе и началом занятий в колледже. Вот эта свобода и выплеснулась слезами. Джессика бросилась окроплять брызгами своих эмоций другую счастливицу, а я немедленно занял её место, поздравлять и обнимать.
А что такого, в эту минуту все только и делали, что обнимались, да целовали друг дружку в щёчку. Как будто прощались навек, впрочем, как ещё жизнь повернётся. Может, и вправду… Только не мы. Для нас с Беллой этот порог как раз шаг к соединению. Навечно. Только…
- Похоже, ты всё ещё нервничаешь.
- Есть немного.
- А теперь-то о чём переживать? О вечеринке? Всё будет не так ужасно, как ты ожидаешь.
- Скорее всего, ты прав, - рассеянно ответила Белла, беспокойно вертя головой, высматривая кого-то в толпе.
- Кого ты ищешь? - точно, не только нервничает, но ещё и в некотором смущении.
Словно поймали на недозволенном. И сестрёнка как сквозь землю провалилась, прячется, что ли…
- Элис… Куда она пропала?
- Выскочила за дверь, как только получила аттестат.
- Беспокоишься об Элис? - заинтересовалась Белла.
- Э-э-э-э… - раскрывать загодя Белле приёмы каверз Элис - чревато…
Этот тандем сможет мне принести в этом смысле много хлопот.
- Кстати, о чём она думала? Чтобы спрятать от тебя свои мысли, я имею в виду.
И какие выводы я должен сделать из этой реплики?
Во-первых, беспокоиться о тайнах Элис мне явно поздно, Белла вполне в курсе,
во-вторых, что знают эти две заговорщицы, и не знаю я?
- Переводила «Боевой гимн Республики» на арабский. А потом на корейский язык.
Белла посмеивается, но смех какой-то… двухслойный. Нервный.
- Да уж, это заставило её поскрипеть мозгами!
Тайны у девчонок, от меня. Но моя девочка - это моя девочка, не будет ведь подставлять меня под удар Элис, или мне всё-таки готовиться? А к чему?
- Ты знаешь, что она от меня прятала.
- Конечно. Ведь это моя идея.
Значит, идея Беллы. Очень интересно. Мышление Беллы настолько нестандартно и парадоксально, что я в нём всегда теряюсь. И чем это мне грозит? Чарли уже на подходе, сейчас доберётся до нас, тогда не поговоришь.

Белла, скорее!

- Зная Элис, я думаю, что она попытается скрыть это от тебя до окончания вечеринки, - торопливо зашептала заговорщица. - Но я бы предпочла эту вечеринку вовсе отменить - только не сходи с ума, ладно? Всегда лучше знать как можно больше: это наверняка пойдёт на пользу.
- Ты о чём?
Чарли уже в пределах видимости, уже и рукой помахал в толпе, мол, не теряйтесь.
- Только держи себя в руках, хорошо? - я кивнул в знак согласия, а в голове началась тихая паника.
- Мне кажется, ты не прав, когда говоришь, что на нас навалилось всё со всех сторон сразу, - ещё больше торопясь, продолжала шептать Белла. - По-моему, всё идёт из одной точки. Армия без цели, планы без решений, кража без смысла - звенья одной цепочки. Кто-то пользуется провалами в видениях Элис. Тот, кто может о них знать достаточно, чтобы остерегаться. И сверхцель у него есть - я. Поэтому и запах украли, чтобы проверить, как работает «завеса» от её предвидения, поэтому украли именно мой запах для молодых вампиров.
Она ещё договаривала последние слова, а я уже понимал: она права, абсолютно права, и значит, опасность для неё ещё выше. Весь этот вал нацелен не на нас и неё, а только на неё.
- Зато теперь ты понимаешь, что за вами никто не охотится? Это же хорошо: Карлайл, Эсме, Элис - никто им не угрожает!
И это должно меня успокоить? Кто-то достаточно умный и хитрый вполне успешно готовится отнять жизнь у моего живого сердца, и каменное сердце замирает в ужасе. Я уже ничего не слышу, кроме звонка мобильника, ничего не вижу, кроме номера Розали на дисплее…
- Успокойся, - просит Белла, прикладывая свою горячую, горячую и живую ладошку к моей щеке.
Сквозь толпу пробился, наконец, Чарли, возбуждённый, взволнованный. Сгрёб в охапку дочь, оттерев меня в сторону.
- Белла! Поздравляю, малышка!
- Спасибо, - ответила Белла, не отрывая от меня глаз.
Чарли, неосознанно отгораживая меня от Беллы, повернулся ко мне спиной. Если бы это могло её защитить…

Чарли, на самом деле, ты - очень слабая защита для дочери. Я был бы понадёжнее, поверь. В кольце моих рук ей было бы безопаснее.

- Джейкобу и Билли пришлось уйти - ты ведь их видела?
Волки приходили поздравить Беллу. Джейкоб приходил. Это ничего, это нормально. Но внутри что-то царапнуло.
- Да. И видела и слышала.
- Они такие молодцы, что пришли.
- Угу.

Белла, да не смотри на меня с такой тревогой. Я за ними не побегу, не до выяснения отношений сейчас. Но за кое-что я благодарен. Царапанье ревнивых когтей сняло цепи ужаса. Я уже в норме, и в гневе. Я в гневе на ваши девчачьи секреты, на молчание Элис, в гневе на того, кто хочет тебе смерти, но больше всего я в гневе на самого себя, на свою тупость!

Градус гнева повышался так стремительно, что голова казалась просто раскалённой, хоть любимую яичницу Чарли готовь, пожалуйста, она к вашим услугам, если на большее не способна!
Тем более что Белла именно готовкой и намерена заняться. Зато Чарли против. У него другие планы по поводу дальнейшего празднования. Традиционный поход выпускников в ресторан.
- Конечно, давай пойдём, - согласилась Белла. Пусть хоть у кого-то в нашей компании праздник будет праздником.
«Придётся и этого приглашать», - печально вздыхает Чарли, и отведя взгляд, но повернув в мою сторону голову, что уже слишком много для него, спросил.
- Эдвард, ты с нами?
Только этого мне сейчас и не хватало! Изображать из себя слабого человека, когда мне необходимо что-то сломать и размочалить, чтобы спустить градус напряжения!
Ну и чего смотрит? Чего ждёт? Ах, ответа… Пожалуйста!
- Нет, спасибо.
- С родителями куда-нибудь собрался?
«В кои-то веки лично я его приглашаю, ради Беллы. Мог бы и переиграть свои планы», - недовольно хмурится Чарли.
- Да. Прошу прощения … - хорошо хоть на это меня хватило.
Мне срочно нужна Элис. Лично, или хотя бы по телефону. Раз я не слышу её, значит, она уже далеко, да и самому лучше удалиться от человеческих ушей на достаточное расстояние.
- Элис? - туда, где не достанет телепат, доберётся связь.
- Да.
- Как это называется?
- Это называется: «защита от телепата». Я бы предпочла, чтобы ты узнал…
- Я в курсе.
- Прекрасно. И что дальше?
- Что значит?
- Я спрашиваю, что дальше. Да, Белла умнее многих, в чём я никогда не сомневалась, да, ситуация прояснилась, но что это меняет? Наши планы по поводу Сиэтла? Наши планы по поводу сегодняшней вечеринки для Беллы?
- Ты права, но я просто в бешенстве!
- Сломай пару-тройку сосен, и успокоишься. Да, и вспомни поговорку: лучшая новость - это никаких новостей. А я пока ничего не вижу, что должно быть для тебя отличной новостью. На твою помощь в оформлении дома я рассчитывать не могу?
- Нет. Разумно это или нет, но теперь Белла будет под моим неусыпным наблюдением. Несмотря на отсутствие новостей.
Элис понимающе вздохнула и отключилась. Перепалка, а главное, эта поговорка про отсутствие новостей, меня несколько успокоили. Ситуация не изменилась, ни в лучшую, ни в худшую сторону. Только разволновавшаяся зверюга дерёт горло и посыпает сверху раскалёнными угольками. Я в лесу, пусть и близко, а Белла в городе, с отцом в ресторане. Это неправильно. Моё место - в ближайших кустиках, или в подходящей кроне, но в пределах видимости. Это не совсем нормально, чувствую, но меня трясёт, страх и ужас со мной сегодня в паре, и Беллы нет рядом. Хотя и новостей нет тоже. Я боюсь своего телефона, давно так не боялся. Прошёлся аккуратно мимо ресторана. Всё в порядке. Народ галдит, перебирает воспоминания о своих чадах чуть ли не с пелёнок, чада, когда смущаются, а когда смеются или скучают. Чарли откровенно чванится дочкой. И умница, в Дартмут поступила, да, представьте себе, и красавица, сегодня особенно, вон молодые люди как поглядывают. С парнем не так чтобы повезло, но эту тему в ресторане после вручения дипломов никто не задевает. Рано молодым людям, по мнению старших, о семье задумываться. Жизнь строить надо, карьеру, а уж там… Белла скучает, но терпит. И я терплю, и сжигаемое огнём горло терпит. Что за день за такой! А называется праздником. Только когда ухожу на охоту, испытываю подобное. Ну, кажется, всё. Если ещё задержатся, Белла точно на вечеринку начнёт опаздывать. Нет, точно всё. Чарли ещё прощается, не договорил чего-то, а Белла уже идёт к машине. Два быстрых шага из моего укрытия, и я могу рассчитывать на пару секунд и один поцелуй.

Белла. Не пугайся, это я. Белла, капля Рая на моих губах.

- Ты как?
А «как» я могу быть без неё, особенно в свете её догадки.
- Так себе. Но, всё же, взял себя в руки. Извини, что не сдержался.
- Сама виновата. Не надо было так сразу тебе говорить.
- Нет, надо, - возражаю я. - Такие вещи я должен знать. И как я только сам не додумался!
- У тебя и так голова кругом.
- А у тебя нет?
Нет, - мотнула она головой, чуть сильнее прижавшись ко мне, мол, ей с такой защитой беспокоиться не о чем.
Если бы так было на самом деле! Но ведь и Великий Рим пал, когда пришли варвары. Я, крепость Беллы, знаю только, что буду стоять насмерть, до последнего камня, но больше не знаю ничего.
Хочу. Каплю Рая. Ещё, сейчас же, одну, хотя бы одну. И пусть тело звенит струной, всё равно у меня нет времени растаять в огне моей Беллы. Шаги Чарли всё ближе.
- Чарли идёт.
- Я попрошу его отвезти меня к тебе.
- Я поеду за вами.
- Не надо, зачем?
Затем. Потому что я не знаю, сколько их у меня, этих капель. И я не упущу ни одной. Элис нас уже ждёт, и у неё нет новостей. Никаких. И о возможных союзниках тоже, Каллены пока в одиночестве. Если так и останемся в одиночку против армии в Сиэтле…
Я не могу допустить, чтобы хоть один из них прорвался к Белле, не допущу любой ценой.
Иногда бессмертие оказывается отчаянно коротким.
Я ехал вслед за машиной Чарли с потушенными огнями, и двигатель у меня работал значительно тише. Машина скользила неслышной невидимой тенью почти впритирку к полицейской колымаге. При желании можно даже расслышать обрывки разговора.
Несмотря на то, что Чарли меня не терпит, он отличный отец для Беллы, надо признать. Терпеливый, ненавязчивый, тактичный в большинстве случаев, кроме моего, но это исключение я сам заработал. Смущается тем, что не умеет быть внимательным к девичьим нуждам: наряды там всякие, платьица… Возможно, если бы не было Элис, это могло бы быть проблемой, а так - пустяки. Согласился с тем, что по морде от Беллы псина заработал правильно. А вот то, что она защищаться не умеет, - это неправильно. Своё благожелательное мнение относительно Джейкоба он только излагает и не больше. Если со мной вдруг что-то… он справится во второй раз? Должен.
Идея Элис обозначить поворот к дому ёлочными электрическими гирляндами если и не обладала пальмой первенства по креативу, то, безусловно, по эффектности и эффективности выходила в лидеры. Чарли оценил. Довёз дочку до места и чуть не на гоночной скорости умчался назад. Эффект нелюбви Свонов к большим сборищам народа в исполнении дуэта папы и дочки Свон. Забавно.
Белла. Белла на пороге моего дома. Все остальные внутри, а здесь нас только двое. И капли Рая текут с каждым мгновением мимо рук. Мои капли. Поймать их губами, впитать до последней искры, сейчас. Крепко, горячо, отчаянно сладко, и Белла натягивается струной. Как я. С некоторых пор это для меня понятно и доступно. Только опасно, когда вампир звенит натянутой струной. Значит, стоп. И для Беллы слишком горячо. Отстранилась сама, первая. А почему глаза в пол?
- Давай сначала отвяжемся от этой дурацкой вечеринки.

Нет, жизнь моя, смотри на меня, смотри мне в глаза. Когда твоё лицо в чаше моих рук, трудно смотреть в пол, правда? Так для тебя слишком горячо или слишком красноречиво?

- Я позабочусь, чтобы ни один волосок не упал с твоей головы.
Пальцы Беллы запретом продолжать скользнули по моим губам, слишком быстро, только осколок поцелуя пальчиков Беллы, но и он мой.
- О себе я не очень-то беспокоюсь.
- Почему-то это меня не удивляет, - заметил я почти самому себе.
Наверное, привык. Привык, что рядом со мной самое несебялюбивое создание на свете. И это создание обязательно должно остаться в живых.
- Готова к началу праздника?
Как мученица-первохристианка к выходу на арену на заклание льву.

Ничего, Белла, я не выпущу тебя из рук, и льву до тебя не добраться. А вот и «арена».

- С ума сойти!
Нда, Элис оторвалась по полной: жилой дом Калленов превратился в ночной клуб, не из тех, которые существуют на самом деле, а из киношных, причём снятых исключительно самой Элис. Всего немного слишком. Стиля, цвета, звука, закусок… Я только плечами пожал.
- Чего ещё ждать от Элис?
Сама Элис около гигантской музыкальной установки перебирала диски, раздумывая о музыкальном фоне вечеринки.
- Эдвард! Мне нужен твой совет. Что мы гостям поставим? Что-нибудь знакомое и привычное, или… займёмся их музыкальным образованием?
Я представил себе приглашённое общество, «впечатлённое» фугами Баха, или концертом Генделя… Нда.
- Пусть будет привычное. Не за уши же их тащить к образованию.
Обстановка дома и Элис в красных кожаных брючках и серебристом сверкающем топике смутили Беллу:
- Кажется, я оделась недостаточно празднично.
Белла, наряженная в нечто похожее на костюм Элис? Кошмарный сон наяву. Это сейчас она одета идеально.
- Лучше и быть не может!
- Сойдёт! - поправила меня Элис.
- Спасибо, - вздохнула облегчённо моя милая. - Как думаешь, гости действительно придут?

И не надейся, милая. Придут, все, кого пригласили, а остальные будут следовать им в мечтах, и завидовать жгучей завистью.

- Все придут. Им ведь до смерти хочется посмотреть на таинственный дом Калленов изнутри.
- Прелестно! - с сарказмом воскликнула Белла.
А где истинный восторг? В комплект к диплому разве не прилагается?
Пока гости не подошли, можно обсудить с Джаспером и Карлайлом в деталях раскладку Беллы. Всё так и есть, все согласны, но союзники так и не появились. Ни одного. Даже случайного гостя. Ведь бывало, приходили, особенно не ко времени, а тут - ни одного. Джасперу такое соотношение сил не нравится, но другого нет. Белла молчит, она уже всё сказала, новых идей у неё нет, и сквозь тревогу всё сильнее пробивается упрямая складочка на переносице. Что-то она обозначает, эта складочка, но обговорим это потом.
Пришло назначенное время, и гости повалили толпой. Большая часть знакома Белле, а некоторая из них просто приятна. Анжела с Беном смущённо улыбнулись с порога, приятно вспомнить про самодеятельный театр, который им помог. Джессика, неудавшаяся подруга, с Майком, неудавшимся кавалером. Я злорадствую: Майк неплохой парень, но он слишком внимателен к Белле, за это должен быть наказан, Джессикой как подружкой. Откровенно неприятное существо Лорен, но её завистливое «ах» про себя, притом что, ненавязчиво так, королевой-распорядительницей бала поставлена именно Белла, сопровождается весь вечер повышением уровня зависти, что очень веселит, меня. Может, Белла и права, не нужна нам сейчас эта вечеринка, в ожидании похода на Сиэтл. Мои капли бегут и бегут, и не возвращаются, и единственное, что у меня есть, это возможность быть рядом, так близко, как только возможно, как в коридорах Вольтури, не разлучаясь ни на секунду. Нет, права Элис. Если вдруг что-то… у Беллы тем более должен быть этот праздник. Значит, всё правильно. Всё идёт как надо. Элис опять ушла на кухню, заменить опустевшие подносы полными, бутербродики с ветчиной, тарталетки с икрой, ещё какие-то изыски пользуются бешеным успехом, как Элис и предполагала. Всё идёт прекрасно, кто-то ещё болтает, а большинство уже танцует.
Всплеск! Всплеск мыслей не отсюда! Элис видит и чувствует, я вижу через неё и понимаю. «Туман» рассеялся.
- Подожди здесь, - попросил я Беллу. - Я скоро вернусь.
Картинка Элис продолжает проясняться всё быстрее, и я вижу всё больше деталей, и всё лучше понимаю происходящее где-то там, на окраине Сиэтла, в здании заброшенного кирпичного завода.
Жажда, молодая вампирская чудовищная жажда и злоба, целеустремлённая и целенаправленная. Не одиночная, нет, оттенков много, и лиц, сведённых ожиданием и злобой, глядящих на меня, указывающего путь и цель, много. И у меня в руках та самая, совсем не пропавшая, красная блузка, а рядом и маленькая подушечка, и все остальные взятые вещи, уже захватанные, несущие запах тех, кто трогал их после меня, и только блузка хранит запах добычи, ну и мой, у плеча. Мне очень надо, до спазмов в горле надо добраться до носительницы этого вкусного запаха, в ней удовольствие и будущий покой. Через три дня пойдём, через три дня нас будет достаточно, чтобы всё получилось. Мы пойдём в этот городишко, Форкс. За добычей, за покоем.
Я вижу всё это, и отрешённое лицо Элис тоже вижу, просвечивающееся сквозь движущуюся картинку чужой жизни. Видение Элис гаснет, но картинка уже отпечатана в моей голове. Ничего, Джаспер сейчас снимет её влияние, пока я перескажу ему содержание видения. В неосвещённую кухню охотников заходить не наблюдается, так что Элис постоит тут спокойно, отдышится. А зайдёт - тоже не беда, к её особенности давно все привыкли. А кое-кто и вполне в теме. Белла. Догадалась и проследила. И догнала.
-Элис, что такое? В чём дело? Что ты увидела? - молитвенно сложила ладошки Белла, на лице - тревога, разумеется, и страх тоже, знаю я этот оттенок её страха.
Опять боится не того и не за того, за кого надо, опять боится за нас.

Нет времени успокаивать, Белла прости. Для нас праздник кончился, но и неопределённость кончилась тоже. Пришла пора действий.

Я взлетел на второй этаж, где в кабинете Карлайла спасались от гостей сам хозяин дома и Джаспер. Новость заставила Карлайла тяжело задуматься, а Джаспера вынесло из комнаты пулей к Элис, успокаивать и помогать, для него Элис важнее всего. И чужие мысли, ставшие моими на несколько мгновений, тут же вернулись, отсекая всё вокруг, к ним не относящееся, все посторонние звуки, все посторонние мысли. Вернулся Джаспер не сразу, с ещё одной новостью, которую я, телепат, из-за картинки Элис умудрился упустить. Явился Джейкоб, да ещё и не один. Нахальство этого… щенка… не имеет пределов. И снисходительность Беллы к его выходкам - тоже.
Если совсем честно, то его снисходительность к девушке, не отказавшейся от вампира после такого его фортеля, как бегство, более того, решившей принять его жизнь, несмотря на те жертвы, которые ей придётся принести, равноценна. И поэтому не мне разбираться в их отношениях, и поэтому он мне соперник.
- Он здесь?
- Очнись, Эдвард! Прислушайся, ты слышишь волка?
- Нет. Теперь моя очередь терять способности?
- Твоя очередь собраться, наконец. Блэк и двое «следующих за ним» уже ушли, и уже далеко, наверное. Не в этом дело. Дело в том, что у нас, кажется, появился союзник. Достаточно сильный, чтобы поверить в успех. Такой неожиданный, какого я себе и в кошмарах не представлял. И такой непредсказуемый, что неизвестно, сможем ли мы с ним договориться, но как человек опытный, скажу, что очень бы хотел. Оборотни. Здесь была только половина стаи, но как у них горели глаза! Представляешь, хотя бы три волка с нами! Думаю, у второй половины глаза будут гореть не меньше, так что стоит рассчитывать на всех шестерых.
А шесть волков… Ты должен это понимать, какая это сила. О встрече мы уже договорились. На три часа.
- Оборотни! - без всяких радужных эмоций, оттопырив губу, произнесла подошедшая Розали.
К разговору на кухне она и Эмметт не успели, просто не желали близко подходить к друзьям Беллы, ну, и пропустили всё. Из-за стычки Эмметта с Полом у нашей красотки вырос на оборотней огромный клык.
- Эй, Розали, где твоё знание математики, четвёртое правило умножения…
- Минус на минус даёт плюс. Но это причём?
- Враг моего врага…
- Мне всё равно не друг!
- А только в качестве союзника?
Эмметт, никогда не отличавшийся злопамятством, захохотал, представив себе, каково это - попасть в лапы к Полу, если они с ним почти равны по силе. Пол, ясно, слабее, но не настолько, чтобы его противнику это сильно помогло.
- Брось, Роуз, один-то раз погоды не сделает, но зато какое веселье намечается!
Да, с таким подкреплением, если сумеем договориться, мои траурные мысли можно отправлять на свалку. Это хорошо. Джаспер полон энтузиазма, уже строит планы драки как с участием только троих, так и с участием шестерых волков. Элис просто порхает эдаким колибри. Карлайл…, у него очень сложный комплекс мыслей. От печали по поводу новорождённых, смерть которых и раньше не подвергалась сомнению, до радости, как по поводу того, что риск для семьи значительно уменьшился, так и… что отношения с соседями из состояния вооружённого нейтралитета имеют шанс перейти в союзнические. Где-то его мысли перекликаются с отношением моей Беллы к оборотням. Такие или другие, они - люди, и раз они ведут себя как люди, то достойны такого же отношения.

Карлайл, со мной ещё хуже. Оборотень Джейкоб для меня ещё выше в этом рейтинге. Мой умный соперник, которому я не могу отказать в праве защищать Беллу, по нашему с ним личному договору.

А вот теперь Каллены празднуют! Вечеринка, шедшая ни шатко, ни валко, получила такую подпитку в виде радостного влияния Джаспера, такой стимул, в виде озорства Элис, добродушия Эмметта и снисходительности Розали, что полыхнула, как лесной пожар. К полуночи от гостей уже пар валил, и никаких сил ни на какие подвиги не осталось. Как бы только до дому добраться. Элис была права, вечеринку долго не забудут, даже не представляю, сколько поколений будут хранить пересказы. Два - точно. Единственная пострадавшая - Белла, с её нелюбовью к большим сборищам, она жутко устала от избытка общения.
- Это была самая длинная вечеринка за всю историю человечества, - ныла она в машине, направляясь домой.
- Ну, так ведь она уже кончилась, - примирительно ответил я.
Сейчас приедем домой, я уложу моё живое сердце в постель, спою колыбельную, и оно застучит мирно и сонно. И вся усталость уплывёт ночным ливнем, утренним туманом. И всё будет здорово, я надеюсь. Очень надеюсь на переговоры с оборотнями. Приятно или нет, но их помощь - почти гарантия, что с Беллой и со мной всё будет в порядке.
Белла так не думает, её не услышали ни мы, ни оборотни.
- Сегодня ты возьмёшь меня с собой, - шепчет она, хотя подслушивать некому, в машине только я, она, и её страхи. Но сил человеку Белле откуда брать?
- Белла, ты же совсем вымоталась.
- Ты думаешь, я смогу уснуть?
Вот оно что, теперь она боится не только за каждого из нас в отдельности, но и за нас вместе. Белла, Белла, она думает, что без её присутствия я и Джейкоб не удержимся от столкновения, как будто угрозы из Сиэтла недостаточно, чтобы личные амбиции крепко закрыть на замок. Может быть. Но, кроме нас двоих народу будет немало. Народу, приученного не доверять друг другу. Тем более её там быть не должно.
- Это всего лишь эксперимент, Белла. Не уверен, что мы сможем… действовать все вместе. И я не хочу, чтобы ты оказалась в самой гуще событий.
- Если не возьмёшь меня с собой, позвоню Джейкобу, - проворчала Белла.
И ведь это не угроза. Это просто сообщение о дальнейшем развитии событий, если я не уступлю. Знает, что это меня обидит, и, тем не менее, поступит так, как считает нужным. Дальнейшие споры бесполезны. Значит, придётся уступить мне, если не хочу дать Джейкобу лишний шанс. А я не хочу. Ни при каком повороте событий.

Я слабый человек, Белла, я всегда слабее тебя, со всей своей силой. Я огорчён, но я уступлю.

На крыльце и в доме Беллы горел свет, но Чарли дочку не дождался. Его храп оттого, что заснул в неудобной позе на маленьком диванчике в гостиной, слышно было, наверное, не только мне, вампиру, но и всей округе.
- Увидимся наверху, - сказала Белла, открывая входную дверь.

Есть, мэм. Будет исполнено, мэм. Исполнено, мэм.

Сижу и жду, и слушаю, как Белла почти перетаскивает так и не проснувшегося до конца Чарли в спальню. И это не в первый раз. Он всегда её ждёт, здесь, на маленьком диванчике, пусть и не всегда дожидается бодрствующим, но всегда ждёт…
Ну вот, теперь он заснул по-настоящему, а не упал в сон, как в случайную яму. Белла опять только со мной, если можно так назвать метания между ванной и шкафом. Элегантный голубой костюм уходит в глубины шкафа, как в ссылку, а вместо него появляется не обычный спальный комплект - майка и треники, а джинсы и фланелевая рубашка. Надеяться не на что, Белла не передумает.
- Иди ко мне, - новое указание я выполнил, как и предыдущее, беспрекословно.
То есть молча. Молча, послушался руки, ведущей меня к кровати, молча, послушался невесомого толчка и приземлился на постель, молча, принял в свои объятия Беллу, старающуюся устроиться так, чтобы я не смог незаметно сбежать, головой на мою каменную грудь. Я уже сдался, честное слово, сдался, не сбегу, и одеяло подоткну, как следует, со всех сторон, и молчать прекращу, раз и это не помогает.
- Ты, главное, расслабься.
- Обязательно!
Так дело не пойдёт. Вместо того чтобы отпустить напряжение, вся сжалась в комок. Всегда она всё меряет по себе. И ведь никак не убедишь в обратном, что неудобства и опасности для неё и для нас с оборотнями надо мерить разной меркой.
- Белла, у нас всё получится, я это чувствую.
Непримиримое пыхтение в ответ, а комок сделался ещё туже. До предела.
- Белла, послушай меня внимательно. Всё будет проще простого. Новорождённые, да ещё необученные, умеют драться только группой - Джаспер это помнит. Волчьи повадки разбивать стадо на мелкие кучки сработают лучше некуда. А когда нападающие потеряют голову и разобьются на мелкие группы, мы легко с ними справимся. Может, кому-то придётся посидеть на скамейке запасных, - завершил я шуткой свои пояснения.

- Проще простого, - недоверчиво пробурчала Белла, уткнувшись лицом мне в грудь.
Горячий вздох Беллы… даже через футболку - ожог блаженства, мурлыканье просыпающегося монстра, натягивающаяся струна. Это всё мне, это всё моё. И жар нежного шёлка под моими пальцами, проведёнными по её щеке, тоже мой.
- Вот увидишь. Тебе не о чем беспокоиться.
Под колыбельную так сладко засыпается…
Не засыпается, не сегодня. Лежит, молчит , думает, но не говорит, о чём. Или уже сказано, но оставлено мной без внимания, или никогда мне не будет сказано. Есть мысли, которые Белла никогда мне не доверяет. Я подозреваю даже, какие, и подозреваю даже, почему. Они об обмене её смерти на жизнь тех, кто ей дороже себя. И я в этом ряду. Минуты бегут за минутами, складываются в короткие часы, время, оставшееся Белле для отдыха, тает и тает, пока не растаяло совсем, а она даже ни на минуту не заснула.
Всё, время вышло. Пора двигаться, чтобы попасть на место встречи без опоздания. Поднимаюсь сам и поднимаю Беллу на своей груди.
- Ты уверена, что не хочешь остаться дома и поспать?
Хмурый взгляд в мою сторону. Типа, не повторяйся, не поможет.

А что, и спросить нельзя? Ладно, как скажешь.

Пробежка по лесу с Беллой на спине всегда удовольствие. Даже сейчас, когда она или пыхтит сердитым ёжиком, или замирает в ответ на свои мысли. Нет, всё должно быть хорошо. Армия необученных новорождённых против стратега Джаспера с такими силами, какими он будет располагать? Мы и волки? Будет весело, как выражается Эмметт. Уже издалека был слышен его хохот. И вся остальная семья чувствует себя спокойно и уверенно. Сбор решили устроить на поле для бейсбола. Больше простора для движения и тренировок. Тем более, если волки согласятся, они создания крупные. Забавно будет: Эмметт против Пола в товарищеской встрече… Только представить себе это, и то становится весело.
- Знаешь, что я думаю? - вдруг заговорила долго молчавшая Белла.

Белла, я НИКОГДА не знаю, что ты думаешь, я только предполагать могу, да и то, четыре из пяти раз ошибаюсь!

- Нет! - смеюсь я. - Так что ты думаешь?
- Я думаю, что это всё взаимосвязано. Не два события, а все три.
- Ничего не понял.
- С тех пор, как ты вернулся, произошли три несчастья. В Сиэтле расплодились новорождённые. Раз. Кто-то заходил в мою комнату. Два. А ещё раньше появилась Виктория, упорно гуляющая по небезопасным местам, но не для охоты на Беллу, иначе попалась бы в сеть Элис. Три.
- И почему ты так думаешь?- парадоксальному мышлению Беллы стоит доверять.
А она доверяет мнению Джаспера, что профессионалы так неаккуратно и рискованно работать не будут. Армия необученных новорождённых им ни к чему, своими руками всё гораздо быстрее и чище сделают, а значит - это не они.
Армия - это Юг, Техас, про который рассказывал Джаспер. Там их, может, до сих пор создают, и до сих пор с их помощью делят и переделивают территории. И там я искал Викторию. Не нашёл, даже с помощью Элис, но она там была, могла о них узнать. Конечно, тонкостями создания и обучения настоящей армии с ней, чужачкой, никто не делился, вот и получилась такая… какая получилась.
Допустим.
Но ведь есть ещё и Элис, её видения. И только Аро знал доподлинно, как видит Элис.
Теория Беллы.
Неужели? А все наши друзья, а сестрицы Денали? Принцип дара можно объяснить в двух словах: Элис видит решения, за которыми последуют действия, если эти действия касаются её или членов её семьи. Чтобы узнать это, достаточно дружеской болтовни сестрёнок Денали с будущим членом семьи, Лораном, для этого достаточно того, чего мы не знаем: насколько, в самом деле, был привязан Лоран к Ирине, а насколько - к Виктории. К новой жизни и к старой.
Допустим и это.
Но к Белле в комнату заходила не Виктория.
Аргумент Беллы.
А зачем самой-то? Друзей, что ли нет? Руками друзей можно многое сделать. Самой… Самой можно сделать этих «друзей».

Мои выводы.
И мы вернулись к армии. И её создателю. «Друзей» можно создать.
Ну, и избавиться от них, когда нужда отпадёт. Вампиры - однолюбы. Если память о Джеймсе держит Викторию до сих пор, то больше никто никогда так дорог ей не будет. Она навек теперь одиночка. И, значит, любым из своих обращённых пожертвует, в своё время, бросив в драку ради убийства Беллы, или всеми, ради собственной безопасности, чтобы не ответствовать перед Вольтури. Это главный её талант, может быть, - чувствовать опасность и избегать её. Но всё-таки на её стороне есть, по крайней мере, ещё один взрослый вампир: ни один новорождённый в живых бы Чарли не оставил.
- Вполне логичная теория. Тем не менее, мы должны быть готовы ко всему, пока не будем стопроцентно уверены. Ты сегодня просто невероятно догадлива!

Это не комплимент, Белла, это восхищение.

Белла вздохнула.
- Наверное, эта поляна на меня так подействовала. Здесь мне кажется, что Виктория где-то поблизости… будто следит за мной.
Не допущу. Не дам.
- Белла, она никогда тебя и пальцем не тронет!
Я до сих пор делю себя, как маленький, на плохого «его» и хорошего «себя». Вазу разбил «он», «я» хороший этого не хотел, и, значит, не сделал бы. Сколько раз в детстве произносим мы это: «я не хотел», подразумевая, что не я хотел, а, значит, не виноват. Вампиром у меня ещё больше возможности делить себя на «него» - вампирское естество, и «себя» - человеческую личность. Но сейчас «он» и «я» были впервые едины и равны, мы оба яростно хотели достать того или тех, а лучше всех сразу, кто хотел зла единственному существу, единственному смыслу нашей единственной жизни. Сейчас я был цельным. Конечно, сейчас вокруг поляны никого из них быть не могло.
- Я бы дорого дал, чтобы Виктория, в самом деле, оказалась так близко, - произнёс я своё желание вслух. - Она, да и все остальные, кому хоть раз пришло в голову причинить тебе боль. Тогда у меня был бы шанс положить этому конец - собственноручно.
Белла стиснула, как могла в своей ладошке мои пальцы, чтобы согреть, чтобы унять бешенство.

Жизнь моя, я не бешусь. Я просто не хочу, чтобы случилась несправедливость. Нельзя пытаться уничтожить воплощение доброты и красоты безнаказанно, только потому, что оно беззащитно. Хотя бы на том основании, что я его люблю.

- Что стряслось с Элис? - оторвала меня от самоанализа Белла.
Что? А что с Элис? На лице - недовольная гримаска, в голове - просто мысли, никаких возможных, как говорят, виртуальных, раскладок. Полная блокировка. Элис потеряла своё преимущество, и чувствует себя, словно вышла на люди в неглиже, Не смог удержаться, хихикнул, наблюдая её внутреннее состояние. Потому что знаю причину. Слышу чужие мысленные голоса, много, и уже недалеко.
- Оборотни идут сюда, поэтому она ничего не видит в ближайшем будущем. А этого Элис терпеть не может.
Элис услышала.
«Ты как будто от «молчания» Беллы всегда в восторге!», - уколола в ответ и показала язык.

Язва маленькая, ничего, побудешь в шкуре просто человека, попробуешь свою удачу на зуб. Мне заранее весело.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/36-21703-0#3338671
Категория: Продолжение по Сумеречной саге | Добавил: Корябка (29.07.2016) | Автор: Корябка
Просмотров: 607 | Комментарии: 5


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 5
0
5 иола   (02.08.2016 07:02)
Большое спасибо за продолжение.

0
4 Ladykity   (30.07.2016 14:03)
хорошая главка,а Джейкоб все-таки нахал, как бадный Эдвард все его мысли терпит!

0
3 pola_gre   (30.07.2016 12:45)
Не оторваться smile
И к Джейкобу в голову удалось залезть biggrin

Спасибо за продолжение!

0
2 робокашка   (30.07.2016 08:47)
В этой главе Эдвард целеустремлен и собран, несмотря на грядущие разборки и подкаты Джейкоба, взрослеет парень smile

0
1 ЛИЯ78   (30.07.2016 08:26)
спасибо!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]