Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4608]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13581]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8175]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3699]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Сталь и шелк, или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг. AU примерно с середины 6 книги Роулинг. Все герои, сражавшиеся против Волдеморта, живы!

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?
История Ренесми Карли Каллен.

Белое Рождество
Белла, всем сердцем любящая Лондон, в очередной раз прилетела сюда на Рождество. Но в этом году она не просто приехала навестить любимый город. У нее есть мечта - отчаянная, безумная, из тех, в которую веришь до последнего именно потому, что она – самая невозможная, самая сказочная из всех, что у тебя когда-либо были.

Легенда об Эльдаре, победившем зверя
Сердце Эльдара бьется жарче, едва он видит красавицу Ильветту, в окружении преданных слуг. Но кто она, и кто он? Простой сын столяра, почти никто в маленьком королевстве Искельвинд. Как доказать, что он достоин дочери короля? Как не выдать при этом тайну своего рождения?
Сказка о любви и борьбе.

Заблудшие души
Озлобленность против счастья. Новая соседка. Несчастный мужчина. Протяни руку и поверь.
Новый перевод/все люди, переводчик Sensuous.



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Робстен. Пиар или реальность?
1. Роб и Крис вместе
2. Это просто пиар
Всего ответов: 6658
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Продолжение по Сумеречной саге

Личный сорт героина. Главы 20-21-22

2016-12-11
12
0
20. Встречная охота

Говорить какие-то слова не было сил, и я выбежал из дома вслед за отцом, в сопровождении Эмметта со злым и суровым лицом.
- Что? - обратился я к нему.
- Ничего! - буркнул он, залезая на водительское сиденье. - Почему, как тварь последняя, так обязательно ему надо уничтожить что-нибудь беззащитное и прекрасное? Умник, ты ведь всех читаешь, скажи!
- Ты это про что?
«Розали, когда была человеком. А теперь - Белла».
- Это подсознательное, Эмметт. На фоне беззащитной красоты уродство, даже защищённое и сильное, ещё более уродливо, ему это не нравится, - ответил вместо меня Карлайл, устраиваясь на переднем пассажирском сиденье.
- Ну что ж, я помогу ему избавиться от неприятных переживаний! – угрожающе приподнял верхнюю губу Эмметт.
- Он - МОЙ, Эмметт, - предупредил я братца, оскалившегося в воображаемое лицо Джеймса.
- Ладно, твой, но, как близкий мне, как брат, ты ведь поделишься?
- Сначала его надо поймать, - резонно заметил Карлайл. - Причём, лучше всего, сегодня же. За Порт-Анджелесом каньон Красной лисы - самое удобное место для засады, мы спрыгнем на входе, а ты, Эмметт, заманишь его за собой. Там мы сможем его блокировать.
«Джип выезжает из гаража, как я и думал, а возня с пикапом - только чтобы перекрыть обзор, заслонить тех, кто сел в джип. Что ж, им это удалось, сколько село в машину - неизвестно. Что это их на прогулку, на ночь глядя, потянуло? Перепрятывать свою игрушку? Девчонка орала, что уезжает к маме, а приехала сюда. А отсюда куда, к маме? На своём драндулете? Сомнительно. Вот на джипе и под охраной - безусловно, куда угодно. Как минимум двоих отправят, или троих. Ну, трое - не семеро, вне дома можно и поимпровизировать», - размышлял Джеймс, наблюдая за нами.
- Следи за домом, сообщишь, если что-нибудь произойдёт, - велел он Виктории, и джип стал стремительно приближаться.
- Карлайл, за нами побежал Джеймс. Мы Беллу увозили с поля на этой машине, возможности джипа ищейке известны. Пикап, как вариант, он даже не рассматривал.
- Пока всё хорошо, - спокойно ответил отец. - Эдвард, сообщай Эсме, теперь её ход.
- Эсме.
- Да, - отозвалась мама.
- Ваша очередь.
Около дома раньше, чем отключился телефон, взревел красный грузовичок, Эсме в одежде Беллы должна оставить шлейф запаха, который поманит за собой Викторию.
- Ты слышишь женщину? Что она делает? - забеспокоился Эмметт, вывернув на трассу.
- Уже не слышу. Зато Джеймс слышен слишком хорошо. Если он заподозрит, что мы устроили простую прогулку, он вернётся!
-Ну, извини, не сообразил сразу, - добавляя обороты, хмыкнул Эмметт. - И потом, я ведь могу и по-настоящему разогнаться.
- Уж сделай милость, разгонись, по-настоящему!
- А если он нас потеряет?
- Эмм! Давай без шуток!
Карлайл искоса поглядел на нас, и Эмметт сосредоточился только на трассе, а я на Джеймсе. Тот бежал ровно, хотя и не без напряжения, вспоминая миниатюрную желтоглазую брюнетку, похожую на его единственную упущенную жертву. Неприятное воспоминание прервалось непонятным дребезжанием. Звук вибрационного звонка?
- Джеймс, это не та машина! Тебя надули. Девчонка уехала на другой! - зашипел, искажённый динамиком, женский голос.
У них тоже есть мобильники, Лоран же говорил про человеческую технику… плохо. Лоран был прав, Джеймс очень опасен.
- С чего ты взяла? - отозвался Джеймс.
-В старом пикапе едут две женщины, одна закутана с головы до ног, и от неё сильно тянет человеком!
«Решили, значит, что провели меня, опасность миновала и можно вывозить девчонку с минимумом сопровождения? Возможно…», - заколебался он. – «А возможно, не хотят подпасть под подозрения людей, вот и уводят чужой пикап подальше от дома».
- Хорошо, пойдёшь за ними, - решил он, - проследишь.
-Я уже слежу! Джеймс, машина повернула на трассу в Порт-Анджелес! Я уверена, они едут в аэропорт! - продолжал шипеть мобильник ищейки. - Она уйдёт!
А Карлайл - тонкий психолог, заранее предугадал, что запах человека одурманит вампиршу настолько, что она сорвётся в погоню раньше получения приказа. Кажется, всё просто, но ведь никому, даже Джасперу, такая идея - приманки - в голову не пришла….
«Если сладкая действительно там, из здания аэропорта её не вытащить», - прикидывал ищейка. - «Может, есть смысл повернуть за той машиной…»
- Ладно, проверь, там ли игрушка, и не вздумай спугнуть!
- У меня не твоя скорость, я не могу догнать их!
Интересно, что останется от пикапа после этой гонки…
- Срезай углы, на трассе их много, а деваться им некуда. И пошевеливайся, проверь раньше, чем они отпразднуют День независимости!
- Виктория несётся вслед за машиной с Эсме, - вкратце пересказал я разговор.
- Давай отмашку Элис, - распорядился Карлайл.
- Элис, всё, как ты сказала, рыжая увязалась за пикапом! Пока она не разобралась - что к чему, - вперёд! - сказал я, надеясь хотя бы услышать голос Беллы.
-Да, - ответила сестрица и тут же отключилась.
Сначала полоснула досада на то, что Элис не передала телефон Белле, потом пришло понимание: сейчас каждое мгновение дорого. Белла не вампир, с нашей скоростью двигаться не может, телефон только задержал бы. И всё-таки аппарат в руке показался холоднее, чем был, в нём так и не прозвучал её голос.
Вскоре мобильник Джеймса снова ожил.
- Я пыталась издалека, но стёкла чем-то заклеены, не рассмотреть!
-Если ты настолько бесполезна, может, отправишься вслед за Лораном?
- Я не хочу этого!
- И я не хотел бы…разочароваться в тебе. Мне нужна точная информация. Срочно! - приказал Джеймс и отключился. У него мягкий, почти женственный голос, и он не кричал, говорил спокойно, почти ласково, от этого жестокие слова звучали ещё повелительнее.
- О чём говорят? - спросил Эмметт.
На трассу вышла его Розали, и он не мог не беспокоиться.
- Ищейка требует от помощницы проверить пикап.
-Да? Эд, учти, моя доля, с ростом повышения риска для Роуз, возрастает! - снова оскалился Эмметт, усилием воли не позволяя себе развернуть машину.
Джеймс продолжал преследовать нас, терпеливо и без эмоций, отложив решение до новостей от напарницы, но уже серьёзно сомневаясь в правильности первоначально принятого решения.
- Эмметт, сбавь немного скорость!
- Зачем, ищейка запыхался?
-Он должен быть уверен, что мы уверены, что смогли от него оторваться и ни о чём не беспокоимся.
- Он уверен, мы уверены… Ну, ты и завернул! Ладно, слегка сбавим.
Слева от трассы побежали огни Порт-Анджелеса, когда прозвучали параллельно два телефонных звонка: в моей руке, и в руке Джеймса. Свой мобильник я передал Каралайлу.
- Джеймс, её там нет, только её тряпки на другой женщине! - заходилась в бешенстве Виктория.
- Виктория только что заглянула в кабину! - сказала мама.
- На серпантине? - догадался отец.
- Да, сидела на нижней ветке придорожного дерева, только рыжая грива и выдала. Она знает, что Беллы с нами нет! Что нам делать?
- Срочно возвращайтесь, теперь за домом Чарли и за самим Чарли надо будет очень внимательно следить, - сказал Карлайл, и Эсме отозвалась, - хорошо, дорогой, мы разворачиваемся.
На звонок рыжей ищейка среагировал довольно своеобразно - ухмыльнулся: а с вами интересно играть, ребята…
- Так я и знал… - буквально пропел он в телефон.
Джеймс был гораздо смелее своей осторожной напарницы, но, не видя, кто именно сидел в салоне джипа, мог предположить что угодно, в том числе и гризли Меркуцио, а с ним он категорически не хотел встречаться.
«Так, в пикапе её не было, и другого смысла - отправлять одну за другой две машины, причём вторую с переодетой подставой, - как только отвлечь нас от дома, быть не может. Значит, игрушки нет и в первой машине! Могу быть доволен, меня боятся по-настоящему, но они меня провели! Трое, а то и четверо ждут меня в этой машине, двое сидят в той, где же, как минимум, ещё один - дом караулит? Вряд ли. Должна быть ещё одна машина, и следить за ней некому, Лоран смылся, и они об этом знали. Куда могла пойти третья?» - мысль Джеймса ощутимо слабела.
- Эмметт, разворачивай!
- В чём дело? - спросил Карлайл.
- Джеймс повернул назад!
- Что ж, значит, и мы тоже, - заложил крутой поворот Эмметт, разворачивая машину.
- Вернись к их дому, проверь, там должен быть свежий след третьей машины и след их игрушки. Я жду, - отдал ищейка очередной приказ.
- Карлайл, он догадался о третьей машине, теперь будет ждать подтверждения.
- Мы тоже подождём, - усмехнулся глава клана. - Но, ждать можно, и поспешая…
Эмметт намёк понял, резко прибавил газ, и всё-таки я слышал ищейку не очень отчётливо.
-Эмм, ещё!
-Всё по желанию заказчика! - дурашливо, льстивым голосом официанта из дорогого ресторана, ответил Эмметт, снова поджимая педаль газа.
Километров за десять до нашего поворота Джеймс обогнал неторопливо ползущий возвращающийся пикап с Розали за рулём, успевшей выставить средний палец специально для обернувшегося бегуна, с укутанной, как кукла, пассажиркой. Ищейка даже не затормозил, хотя и сделал себе пометку в уме по поводу золотоволосой нахалки. Я не удержался, хихикнул.
- Что? - опять встрепенулся Эмметт.
- Розали. Это, конечно, очень невоспитанно, показывать такие жесты, но уж очень по делу.
- Она такая, - гордо согласился Эмметт. - Последнее слово должно остаться за ней!
Пришла и наша очередь обгонять пикап, выставленный в окно кулак Эмметта, с оттопыренным большим пальцем, вызвал удовлетворённую усмешку Роуз. Они друг друга поняли - два сапога пара.
Виктория, действительно, слабый бегун, на возвращение по знакомой уже дороге ей понадобилось почти столько же времени, сколько и на бег до дерева на обочине серпантина, если судить по звонку.
- Есть след третьей машины, и она повернула на юг, но без следов человека! -
зазвучало сразу два визгливых голоса: ментальный и телефонный, что неудивительно, до поворота к нашему дому остались сущие мгновения. Теперь я слышал и Викторию и Джеймса, если они ещё не встретились, то встретятся очень скоро.
- Третья машина и есть след человека! Ладно, иди в этот городишко - Форкс. Разнюхай всё, что можно, про эту девчонку. Где живёт, с кем дружит, есть ли родные, и где именно! - без долгих пояснений приказал ищейка и снова отключился. Значит, встречи и задушевных бесед напарников не будет.
«Они шли на юг, возможно, на Ванкувер, когда вывозили её с бейсбольного поля. Там порт и железнодорожный вокзал, и мощный аэропорт Портленда рядом, и множество дорог, слишком много возможностей скрыться! И кроме того - минимум час времени в запасе! За этим и вернулись, чтобы обеспечить себе его! Третья машина пошла именно туда!» - досадливо оскалился Джеймс.
- Карлайл, он отправился в Ванкувер!
-Теперь, значит, мы в догоняющих? - ухмыльнулся Эммет.
Ищейка нёсся по ночной трассе, издалека заглядывая буквально в каждую легковую машину, у меня возникали перед глазами лица водителей и пассажиров, на ночной дороге их было негусто. Каждая неудача всё больше разочаровывала Джеймса, место почти благодушного настроения прожженного мошенника, обчищающего простофилю - фермера, опять занимала холодная злоба, он продолжал держать высокую скорость, надеясь нагнать упущенное время.
Как хорошо, что представительный респектабельный «мерседес» под своим капотом имел, благодаря Розали, нечто весьма отличающееся от его родного двигателя, и, имея почти час времени форы, мчался сейчас к границе штата Вашингтон на более внушительной скорости, чем мог выдать джип, да и вампир, кстати. А за рулём сидел мастер хладнокровия и осторожности Джаспер.
Время шло, ночь, постепенно приобретая глубину, стремилась к своей кульминации, чтобы завершиться серым рассветом. Низкое беззвёздное небо не обещало ясной зари, что помогало нам, но и Джеймсу не мешало.
- Эмметт, у нас запасные канистры есть? – спросил Карлайл, поглядев на указатель
уровня топлива. - Надо дозаправиться.
- Да, до Ванкувера хватит.
Пока нам везло, даже когда пришлось остановиться, чтобы залить бак, мы снова догнали ищейку, я его снова услышал, сначала на самом краешке восприятия, потом чётче. Рассвет выгнал Джеймса с обочины, ему пришлось бежать параллельно дороге, прячась за деревьями и кустарниками, и при этом наблюдать за машинами на трассе, это несколько снизило его скорость.
- А может, загоним джип в кусты, да и выловим его прямо тут? – загорелся идеей Эмметт.
- Ты настолько хорошо знаешь эти места? – поинтересовался Карлайл.
- Так ведь и он их может не знать.
- Но мы с тобой не бродяги. Чужой лес снизит нашу и так не самую высокую скорость. И ты окажешься бесполезен, как и я. Останется один Эдвард. Ты думаешь, это разумно?
- Это да… я тяжеловат, - печально вздохнул Эмметт.
- Если судить по тому, что мы наблюдаем, Лоран сказал правду - особых преимуществ у нас не будет и в городе, так что, полагаю, дело и там будет весьма непростым, - точно так же вздохнул Карлайл,
«Джеймс не не ведающий, что творит, обычный голодный вампир, и Белла не его певица, ищейка перешагнул все мыслимые границы - и человеческие, и вампирские, он поставил своё право на жизнь на кон в затеянной им самим игре. Надо быть твёрдым».
Всё-таки отцу по-прежнему претила охота на своего. Но выхода не было, Джеймс не Лонни, у вампиров нет тюрем, наказание всегда одно - смерть.
Впереди Абердин, низкие тучи висели над городом, делая его безопасным для вампиров, и всё-таки…
- Эмм, сбрасывай скорость.
-В чём дело, Эдвард? - поинтересовался Карлайл, рассматривая подробные карты Абердина, Ванкувера и Портленда в прихваченном из дому атласе «Легендарное
101-ое шоссе».
- Джеймс остановил попутный трейлер, сел в кабину, Абердин он проедет в машине.
- Зачем это? - поднял брови Эмметт.
- Ну, не устраивать же ему вампирский забег сквозь весь город, - понимающе усмехнулся Карлайл. - А намерений повернуть на Сиэтл у него не возникло?
- Зачем? Мы сами, заманив в погоню за собой, причём, дважды, на север, невольно объяснили, что это направление для третьей машины не интересно.
- Увы, Форкс больших вариантов не предоставил… - вздохнул Карлайл
- Ты только не промечтай, когда ищейка своим ходом пойдёт! - поддел меня Эмметт, косясь на моё напрягшееся лицо.
Я не мечтал, где уж там, просто держал себя изо всех сил, чтобы не вылететь из машины вслед за трейлером с синими буквами на тенте «Компания Дженсен Лимитед. Всё для вас и ещё сверх того», где зачарованный водитель смотрел остекленевшими глазами на дорогу, а Джеймс присматривался к его яремной вене, размышляя, стоит ли подкормиться!
«Не стоит, лишнее время уйдёт, оно сейчас на вес сладкой крови!», - сожалеюще вздохнув, ищейка отпустил водителя с поводка.
- Спасибо, приятель, счастливого пути! - махнул он рукой, и трейлер пополз по дороге, а перед глазами ищейки опять замелькала трасса в прочерках придорожного кустарника.
- Эмметт, давай!
- Ну, наконец-то! - оживился тот, добавляя газу. - Водитель как, не пострадал?
- В общем, нет, если не считать пропажи новых кроссовок, они теперь у Джеймса. У него в планах и Ванкувер, и Портленд - отели, вокзалы, аэропорт… сегодня ещё его время, завтра в Ванкувере будет солнечно.
- Прогноз Элис?
- Радио в кабине трейлера.
- Нам тоже будет позволено погулять? - заинтересовался Эмметт.
- Непременно! - сурово усмехнулся Карлайл. - Крупные города - это не только избыток людей, но и масса укромных уголков - пустые склады, безлюдные тупики, а в доках на реке есть и брошенные баржи. Где-то он должен будет пережидать солнце. А мы где-нибудь рядом с ним. Главное - не упустить. Эдвард?
- Всё в порядке, я его слышу, на такой скорости ещё пару часов - и мы будем в Ванкувере.
- Как он настроен?
- Разозлён. И он очень тебя не любит, Эмметт. Надеется, что тебя в третьей машине нет.
- Это взаимно. Но встретиться очень даже хочу.
- Эмм, он – МОЙ!
- А я и не спорю, - примирительно ответил Эмметт, с визгом обходя очередной трейлер с оторопевшим от неожиданности водителем.
На мирные разговоры, даже на шуточки, было время только до пригорода Ванкувера. Поток машин резко увеличился, ни о какой скорости говорить не приходилось, у Джеймса образовалось преимущество в свободе передвижения. Он постепенно удалялся в толчее машин, в увеличении ментального шума. Город прятал его своей толще.
- Всё, я его больше не слышу.
- Но он прибыл именно туда, куда хотел? - обеспокоенно спросил Карлайл.
- Да, пока планы по обыску гостиниц и мотелей не менялись.
- Хорошо. Нам нужно подыскать подходящее место для стоянки машины, в каком-нибудь безлюдном месте. Эмметт, вот по этому маршруту, - провёл он пальцем ломаную линию по карте города.
Эмметт согласно качнул головой, продолжая движение по улицам, с выражением лица, словно оказался на уроке физкультуры. Обычный человек подумал бы, что у него разболелся зуб, настолько страдальчески перекосилось обычно жизнерадостное лицо.
Ближе к реке улицы жилых кварталов всё чаще сменялись улицами, сплошь занятыми складами, офисами, легковые машины практически не встречались, зато был избыток трейлеров всех марок и возрастов, потом и их ряды стали редеть, пошли территории, которые, наверное, приготовили для сноса и переустройства, - пустые ангары со снятыми с петель дверями, маленькие домишки, служившие когда-то конторками, а дальше, за осыпающимися причалами - только вода. Подходящий ангар нашёлся быстро, тяжёлые металлические двери было по силам сдвинуть только мощным моторам, от которых остались только станины, да вампирам. Джип был в полной безопасности, спрятанный за стальными створками, а мы были свободны.
- Так, разделимся. Определите по карте, где что находится, чтобы не терять времени на расспросы. Смотрим внимательно, нет ли следа очарования на швейцарах, где они есть, и на служащих ресепшенов: просто так сведения о постояльцах, кому попало, не выдаются. Эмметт, за тобой западная часть города, мне - восточная часть, Эдвард, тебе - центр. Согласны? Держите телефоны.
- Да сколько их у тебя? - удивился Эмметт.
- Достаточное количество, - усмехнулся Карлайл. - Да, самим очарования не применять, наследим - он сможет нас обнаружить. Есть более щадящий способ развязывания языков, деньги, применяйте их.
- Мы ищем сбежавшего кузена с обострением шизофрении, очаровательного худощавого блондина в потрёпанной джинсовой куртке, - предложил я легенду.
- Именно. Он не опасен ни для кого, кроме себя, и мы беспокоимся.
- Это Джеймс не опасен? - иронично задрал бровь братец.
- А ты собираешься объявлять, что в городе началась ловля особо опасного вампира? - поинтересовался Карлайл, и Эмметт покаянно склонил голову, распихивая по карманам деньги и мобильник.
- И пожалуйста, будьте внимательны, если увидите - не бросайтесь сразу в атаку, лучше следить и сообщать где находимся. Боюсь, брать его в одиночку не получится ни у кого, слишком опытный и вёрткий, - сказал я. – Эмметт, он боится твоей силы, но его скорость ты знаешь, не рискуй!
- Ладно уж, будет по-твоему, - согласился он.
С этой минуты начались бесконечные поиски. Следы очарования находились, но сам Джеймс передвигался по городу даже быстрее нашего, хотя вряд ли пользовался картой. Скорее всего, он уже бывал тут, и знал Ванкувер наизусть, значит и Портленд тоже. От постоянного вслушивания в поток мыслей, не заметил ли кто красавчика в поношенной джинсовой куртке, гудело в висках. Мысли, мысли, но в крупных городах нет интереса к посторонним, разве что, как к возможным препятствиям. И остановиться, хотя бы на минуту, я не мог. Я тоже был на охоте - охоте на смерть, воплощённую в худощавом мужчине с яркими глазами в тени длинных ресниц.
Сначала он обегал дорогие гостиницы с швейцарами, что было разумно: по нашим обстоятельствам жизни, которые он успел рассмотреть, сложно предположить что-то другое, - но те его разочаровывали. Потом следы его присутствия обнаружились в заведениях ниже рангом, но обязательно со стоянкой для машин клиентов. Джеймс действовал методично, не пропуская ни одного отеля, это даже облегчало поиски. Судя по карте, ещё не обследованные более дешёвые гостиницы, рассчитанные на небогатых туристов, располагались в южной части города, поближе к реке. Мы постепенно смещались вслед за следами Джеймса к югу. Но самого ищейку я не слышал в гуле людских мыслей, слишком велик город. Отсутствие нужных клиентов должно было его насторожить…Я бы на его месте уже стал подозревать неладное.
«А почему бы и нет!» - словно крикнул мне в ухо знакомый ментальный голос, и я увидел такие же обшарпанные стены, как и те, на которые смотрел собственными, а не чужими глазами, только вечерние тени ложились иначе.
«Если они прячут свою сладкую от меня, почему бы и не воспользоваться самой захудалой дырой, такой, какую в любом другом случае эти чистоплюи обошли бы десятой дорогой! Как эта, например».
Я закаменел, опасаясь, что он прямо сейчас наткнётся на меня и бросится бежать. То, как он внезапно появился, говорило, что он знает город досконально, со всеми его крысиными норами и ходами, не указанными ни в одном рекламном проспекте. Но, пока признаков моего обнаружения не было. Джеймс был буквально за углом, на противоположной стороне в свете разгорающегося уличного фонаря ему видна жестяная облупленная пластина с номером дома и названием улицы, и мне нужна была помощь.
- Перекрёсток Бич - стрит и Кларк - авеню, - прошептал я в динамик мобильника.
- Он рядом? - спросил отец.
- Идёт с запада от перекрёстка, я на севере, - уточнил я и оборвал связь.
Улица, далеко от центра, отнюдь не блистающая роскошными витринами,
просматривалась насквозь, но, ни одной вывески отеля в виду не было. Значит, дешёвый отель мог быть именно за углом. Но за каким? За правым, за левым?
Мимо пронёсся, завернув направо на большой скорости, обшарпанный седан, поднимая пыль и заворачивая за собой смерчем остановившийся, в преддверии завтрашнего ветра, воздух.
«Знакомый запашок… Откуда! Из-за угла, машина на хвосте принесла. Рыжий парнишка с бейсбольного поля … и я был прав, это он, самый заинтересованный, повёз её прятать в третьей машине. А где его игрушка? В машине где-нибудь, ожидает, когда дружочек куда-нибудь её пристроит? Теперь, главное, чтобы он меня не заметил, и привёл к своей сладкой, чтобы я мог засвидетельствовать ей своё восхищение. А потом уж и с ним встречусь, как я и хотел, один на один…»
Мне тоже не нужно было, чтобы он меня увидел раньше времени, и я прислонился к табачному киоску, с видом прохожего, лениво ожидающего кого-то или чего-то. Ищейка двигался в моём направлении очень медленно, пытаясь нащупать дополнительные подсказки запаха, но больше лихачей не появлялось, медленно двигающиеся муниципальные автобусы не давали нужной волны. Заканчивавшийся рабочий день, наползавшие сумерки, в этом небогатом районе уменьшали количество людей на улицах, да и те, кто двигался, уже никуда не спешили. И от этого, движения Джеймса ещё больше замедлялись. Наверное, где-то недалеко, точно так же, как я, светловолосый человек подпирал стену, с безразличием разглядывая прохожих. В кармане еле слышно запел мобильник.
- Я уже здесь, - громко зашептал Эмметт. - В конце квартала на юге, жду Карлайла.
- Да.
Теперь трое молодых людей подпирали в разных местах стены, разглядывая редкие машины, проползавшие по мостовой. Снова запел мобильник.
- Я на следующем перекрёстке Кларк - авеню, - сообщил Карлайл. - Ты его видишь?
- Слышу…
- Здесь нельзя его взять, слишком много людей, могут пострадать, да и свидетели…
- Да.
- Погоним его в направлении заброшенных доков, там нет людей.
- Да.
- Я предупредил Эмметта, по сигналу он тоже начнёт движение. Пора!
Из-за угла вышел молодой светловолосый мужчина с интеллигентным лицом, оглядываясь неуверенно по сторонам, обратился к, устроившему на импровизированном, из упаковочных ящиков, прилавке торговлю сувенирами, старику:
- Извините, мистер, я немного заблудился, как выйти на Бич - стрит? У меня назначено свидание.
- Так вы почти уже дошли, сэр. Вот эта поперечная улица и есть Бич - стрит. Купите что-нибудь своей девушке, ей будет приятно.
- Увы, свидание деловое. Лучше купите себе что-нибудь приятное, за оказанную любезность, - улыбающийся мужчина положил мелкую купюру на прилавок и отправился дальше.
«Второй? Вожак… Это настолько они ценят свою игрушку? Тем интереснее её отнять! Но надо убраться с дороги, двое - это слишком много. Странно, почему мне так повезло, столкнуться с ними именно здесь?», - начал подозревать ищейка, отодвигаясь назад от перекрёстка. Чьё-то громкое топанье привлекло его внимание - в его сторону вышёл из-за угла здоровяк с весьма неприятной улыбкой, редкие прохожие предпочитали от таких разбегаться в стороны. Не так взглянешь - привяжется, изобьёт, а полицейские тут редкие гости, кричи не кричи…
«Третий, гризли… Это облава! А если здесь и четвёртый? Не может быть! Отправить свою сладкую только под охраной маленькой брюнеточки - этого не может быть! Их трое, и игрушки с ними нет!»
Джеймс как растворился, прислонившись к стене на глазах у Эмметта, тот бросился вперёд, задержать, но узкий проход между зданиями уже был пуст, ищейка завернул в следующий, и двигался очень уверенно, старая глухая каменная кладка сливалась перед моими глазами в однородную бурую полосу.
Братец пытался протиснуться в «крысиную нору», шипя от досады, но ширина его грудной клетки не позволяла, а вот моя - вполне!
- Стой! - поймал меня за руку отец. - Не иди за ним! Даже если ты его читаешь, это опасно. Драться в такой тесноте невозможно ни ему, ни тебе. Но первым выберется на свободу он, а не ты. Понимаешь, чем это кончится?
- Он может уйти!
- Возможно. Но если он уйдёт, убив при этом тебя, тебе будет легче? Будем ловить иначе. Слушай его, и мы встретим этого бегуна на выходе!
Другого способа не было, я целиком превратился в слух, стараясь представить себе направление его движения. Кроме узких щелей между старыми постройками были и подземные коммуникационные лазы, и заброшенные чердаки. Он проходил по своим коротким путям так быстро, как ему позволяли неудобные проходы, а мы - так медленно, как нам диктовали редеющие прохожие на улицах. В этом было его преимущество, и он им пользовался, расстояние между нами сохранялось, хотя мы планомерно отжимали его в сторону заброшенной зоны у реки.
«Как получилось, что они были впереди меня и всё равно последовали за мной так быстро? Пикап, наглая блондинка за рулём… У этих чокнутых есть дом и машина, мобильники тоже должны были быть! Ладно, учту, это объясняет, как они поняли, что их манёвр раскрыт.
А как узнали, что я решил отправиться в Ванкувер? Непонятно. А как отыскали здесь?
Допустим, в гостиницах я «наследил», когда узнавал, где поселилась сладкая со своей охраной. Но учуять и устроить мне засаду, даже не видя меня… Опять встречают, хотя голову могу дать на отсечение, что ищейки среди них нет! Как они узнают, где я собираюсь выйти из лаза, хотя идут только по улицам? Да этот гризли и не пролез бы по моим ходам...
Опять мобильник гудит! Не вовремя. Просто звуковой маяк - приходите, я здесь. Хотя они и без мобильника опять на хвосте. Как они узнают то, о чём я ещё только подумал? Но ведь УЖЕ подумал… Не может быть, чтобы кто-то из них умел залезать прямо в голову! А если? Говорят, один из старейших это может. Если может один, почему не сможет другой? И это единственное объяснение всех моих неудач!
О, это будет наилучшая моя охота! Обладатели дара подслушивать против обладателя дара думать!»
- Дело осложнилось, - приняв, наконец, очередной вызов, заговорил ищейка. - Не звони мне, и следи, чтобы не болтаться рядом с желтоглазыми, держись от них как можно дальше. Они умеют слушать мысли!
- Все?
- Они все желтоглазые, кто их знает! Делай, как я сказал, и жди моего звонка, поняла?
- Да.
«Слышат они мысли, вряд ли дальше, чем за квартала два, или три. Если бы оглядывался, сто раз бы имел случай заметить погоню! Не повезло… Ладно, теперь дело только в скорости! Ну что ж, побегаем всерьёз!»
Тут он был неправ, слышал я дальше, но, разочаровывать его в этом - не в моих интересах.
Он действительно гонял нас, петляя по своим лабиринтам, мы, наверное, выучили все закоулки береговой линии, и ищейка разобрался, что по-настоящему слышал его только я. Джеймс продолжал смещаться в нужном направлении, всё ближе к воде.
- Эмм, он рвётся к реке! - чуть громче, так, чтобы было слышно тому, кто прятался в толще лабиринта, сообщил я брату, и то же самое - отцу, чтобы создать у ищейки впечатление, что как раз это нам нежелательно.
Мы взяли его в новый, всё более сужающийся, треугольник уже на заброшенной территории, отделённой от функционирующих грузовых и торговых площадок сквозной трассой, постепенно лишая возможности манёвра. На этот раз ему некуда было деться, Эмметт методично забивал разнообразными кусками обрушившихся стен или металлоломом все обнаруженные лазы так глубоко, насколько мог добраться, уменьшая ищейке свободу передвижения, пока не осталось ровно два выхода: на одном стал сам Эмметт, на втором, у трассы, - мы с Карлайлом. Джеймс мог, конечно, попробовать разобрать какой-нибудь из них, но это было бы шумно, а главное - долго, значит, бессмысленно.
«Ну, поиграли, и - хватит! Слушай, ты! Я знаю, что ты меня слышишь, потому что я тебя вижу! По шоссе идёт открытый чёрный «лендровер» с тёмной шатенкой за рулём, как раз в твоём вкусе, я таких тоже иногда выбираю, для разнообразия. Смотри!»
Из незамеченной раньше очень узкой щели выдралась и метнулась на дорогу полуголая тень, слишком далеко, я не успевал её перехватить, и влетела в машину, крепко обняв девушку за рулём. Она не могла даже кричать с испуга, а потом было поздно - вампирский гипноз лишил её воли.
«Если ты СЕЙЧАС ЖЕ не пропустишь меня, я на твоих глазах разорву ей горло, просто разорву, и уйду, я сумею, пока она будет исходить кровью. И именно ты попадёшься людям на глаза, не удержишься и присосёшься к жертве, ты, а не я! Ведь поток горячей человеческой крови - это такой соблазн! Против него никто не устоит, не так ли, рыжий? Никто! Кроме меня!
Потом тобой займутся Старшие, твои возьмутся тебя защищать. Старшие займутся и мной, как подстрекателем, но это долго, с твоей семьёй они разберутся гораздо быстрее, я всё успею увидеть! Так что уступи дорогу, это в твоих интересах!»
- Эдвард! Перекрывай дорогу, Эдвард! - кричал отец, выбегая машине навстречу.
И мне пришлось его оттаскивать прочь!
- Эдвард, что ты творишь!!!
- Он собирается разорвать ей горло, Карлайл, если мы не пропустим его, понимаешь?
- Откуда…?
- Джеймс не зря нас гонял по городу, он понял, что его «слушают», сначала подумал, что это умеем мы все, и определял, кто его слышит лучше. И определил! Он поставил мне ультиматум. Что я мог сделать?
- Пропустить… Но мы будем искать его снова. Долго за собой таскать человека он не сможет, человеческое существо не только будет его защищать, но и задерживать. Ищейка или бросит женщину, если будет спокоен за себя, или убьёт её, опасаясь нас, а намеренно, или случайно - какая разница. Только когда он будет один, мы должны попытаться снова захватить его. Но не давать ему шанса нас шантажировать! Защищать людей! Куда он собирался?
- По мосту, в Портленд.
- Эмметт! - включив мобильник, сказал Карлайл. - Иди к мосту, быстро, у нас проблемы.
- Тогда Джеймс сможет выскользнуть!
- Он уже выскользнул, с нашей стороны.
- Ах, ты ж…. !!!
Под давлением его мощи, на его груди рвался со свистом воздух от скорости, Эмметт явно поставил свой личный рекорд по бегу.
- Как и куда?
- Взял заложницу, человека. Двинулся в Портленд.
- Ясно. И чего стоим? - рванул было на мост Эмметт, Карлайл его задержал, как я только что держал отца.
- Вы чего?
- Ему нужно дать фору, чтобы он успокоился и отпустил человека.
-Сколько?
- Минуты три. Всё, пошли! - глянув на часы, рванулся Карлайл. - Эдвард, ты его ещё слышишь?
- Почти нет! - в отчаянии ответил я, Эмметт зарычал, услышав это, и снова пошёл на рекорд, обогнав меня.
- Эмм, не спеши, пока не поймём, что с заложницей! - остудил его рвение Карлайл, - Пока не разберёмся, куда он двинется!
- В аэропорт! - ответил я, вспомнив слабый образ самолёта, проявившийся позади угрозы заложнице.
- Билеты покупать? - на бегу спросил Эмметт.
- Вряд ли у него есть такая привычка, - угрюмо ответил Карлайл. - Любое багажное отделение для вампира приемлемое место для путешествий. Если не сможем остановить, может, удастся, хотя бы выяснить, куда он собрался лететь.
- Лететь? - задрал брови Эмметт.
- Именно. И быстро, и следа не остаётся. Тут ему делать нечего, ни Беллы, ни её следа он не нашёл, следовательно, надо убираться от нас подальше, направление, в принципе, безразлично.
С той стороны моста по дороге в аэропорт стоял, съехавший в кювет, «лендровер», женщина была жива и даже не поранена, просто в шоке, но это скоро должно было пройти, рядом уже стояла ещё одна машина, и рядом с шатенкой хлопотали сердобольные люди.
- Наша помощь нужна? - спросил Карлайл.
- Нет, - ответил я, облегчённо выдохнув.
На землю уже опустилась ночь, мосты через Колумбию и её старицу, обтекающую Хейден Айленд, были ярко освещены, но вдоль берега реки, в близком соседстве с взлётными полосами, была зона безопасности аэродрома - никаких жилых массивов, узкое шоссе вдоль берега - и всё. Не надо было быть ищейкой, чтобы учуять его след.
Но в самом аэропорту всё было иначе. Всё покрывал стойкий, ничем не выветриваемый, коктейль из запахов горячего металла, керосина и машинного масла.
Для меня это было безразлично, был важен другой запах, запах мысли, можно сказать, но в аэропорту уровень волнения людей был гораздо выше, чем в других местах, в ментальном пространстве стоял высокий напряжённый гул.
- Эдвард… - обратился ко мне Карлайл, замерев у линии света, отчерченной прожектором.
- … я проверю весь аэропорт, Карлайл.
- Да. Эмметт, мы же летаем. Остальные, за редким исключением, не доверяют человеческой технике. Джемс, хоть и бродяга, похоже, относится к исключению, - слегка запоздав, ответил отец. - Мы обойдём по периметру всю территорию, если он прошёл его насквозь, и ушёл дальше, пойдём за ним. Я надеюсь на твои впечатляющие успехи в беге, - поощрительно усмехнулся он краем рта, и метнулся влево, Эмметт – в противоположную сторону, а я - поперёк потока света, к ближайшей тени на территории аэродрома.
Международный аэропорт и ночью не отличался покоем и умиротворением. С небольшими интервалами садились и взлетали тяжелые грузовые боинги, раскрашенные в яркие цвета аэробусы иностранных авиакомпаний, сновали более мелкие самолёты местных авиалиний. Мощные прожектора, освещая территорию, давали очень густые тени от снующих тележек с грузами, заправщиков, самолётов, подъезжающих к крытым терминалам аэровокзала, самих терминалов. В каком из десятка самолётов, готовящихся к вылету, он успел притаиться за те несколько минут, которые мы ему дали, ради спасения жизни человека, неизвестно. А, может, он уже взлетал над нашими головами, спрятавшись в первом же попавшемся открытом грузовом отсеке.
Исключить с некоторой уверенностью можно было только заграничные рейсы, для ищейки в них не было смысла, но могло быть просто всё равно. Вампирам - бродягам как-то безразличны условности смертных: паспорта, границы… и время. Точку, с которой я мог бы прослушивать всю территорию, найти было несложно, нашёлся даже удобный закоулок между двумя служебными зданиями. Должна же в этом море волнений, страха, радости встречи, забот и беспокойства, где отыскать затерявшийся чемодан, найтись одна холодная, смертельно холодная волна.
Вряд ли злоба от того, что ищейка упустил жертву, способна заглохнуть от радости, что сам сумел избежать участи добычи! Если по себе судить, меня бы это разозлило ещё больше. И всё-таки этой волны не было. Нигде.
Взлетели все самолёты, которые мы застали ещё на земле, приземлились другие, но я так и не услышал ничего. Ничего.
- Ну? - спросил Эмметт, когда я вышел к ним с территории аэропорта.
Карлайл ничего не спросил.
- Возвращаемся назад. Теперь его не найти, пока он себя не проявит, пока не примет решения, что делать дальше. В любом случае джипу в ангаре делать нечего.
- А дальше?
- Дальше - всё сначала. Он дал указание Виктории собирать сведения о Белле, сделать это можно только в Форксе. Так или иначе, но всё начнётся снова в Форксе.
- Верно, - согласился Карлайл. - Идём за машиной.
Джип смирно стоял в своём ангаре, ожидая нас, Карлайл. следя за машиной лучше, чем её хозяин, указал на необходимость снова заправиться и залить запасные канистры. Ближайшая бензоколонка, терпеливо ожидающая ночных автомобилистов, сонно моргала бегущей вывеской. Полусонный заправщик почти проснулся, разглядев, какую машину он обслуживает, уважительно залил дополнительные канистры, и, получив оплату, так же сонно направился обратно в конторку.
- Нет худа без добра, - устав унывать, лучезарно улыбнулся Эмметт, гоня машину в Форкс. - Голову ищейке мы основательно задурили, припугнули, Белла в безопасности, мы возвращаемся домой. И я увижу Роуз!
Нет добра без худа. Где-то в Финиксе сейчас без меня засыпала Белла, в неизвестном направлении летел Джеймс, и всё это время вокруг дома Чарли должна была крутиться Виктория! Отцу эта мысль пришла одновременно со мной, он набрал номер Эсме.
- Да, - очень тихим шёпотом отозвалась Эсме.
- Где ты и что с тобой? - начиная беспокоиться, спросил Карлайл.
- Со мной всё в порядке, дорогой. Я в кустах под окнами дома Свонов, Чарли не спит, бродит, как неприкаянный, по дому.
- Будь осторожна, рядом с вами ошивается Виктория.
- Я думаю, что это не так страшно. Мы её обогнали, и Чарли был под нашим присмотром сразу же, как только вернулись. К дому, пока мы были рядом, она даже не подходила. Розали заметила её в городе, когда мы страховали шефа полиции. Виктория за ним не следила, просто, как бы, гуляла по городу и вокруг школы, крутилась вокруг школьников, присматривалась к добыче, наверное… Розали ей всю охоту испортила: когда она увидела нашу красавицу, шарахнулась от неё, как от огня. Да, не говори Белле, её это только расстроит - она стала новостью дня. Все шушукаются о том, что она поссорилась со своим парнем и сбежала из дома.
- Виктория это слышала?
- Разумеется, это сложно было не услышать.
И то, что в Форксе не нашлось никого из людей, к кому бы Белла могла обратиться за помощью, Виктория тоже услышала. Всё внимание ищейки будет сосредоточено исключительно на нас. Это хорошо, Форкс будет в относительной безопасности.
- К концу рабочего дня Роуз осталась рядом с Чарли, а я вернулась проверить дом, чтобы Виктория не устроила засаду внутри. Но здесь она тоже охотиться не будет. Как только меня заметила, выскочила из дому, как ошпаренная кошка, и унеслась прочь. Неужели у меня такой жуткий вид? - по голосу мамы можно было понять, что она улыбалась.
- Она заходила в дом?
- Да, но Чарли был в это время на работе, под нашим присмотром, так что всё обошлось. Потом Розали провела его до дома и передала под мой присмотр.
- Что бродяжка делала в доме, чем интересовалась?
- Всем, но комнатой Беллы больше всего. Рылась в бумагах Чарли, трогала компьютер Беллы, даже включала его. Но вряд ли она умеет им пользоваться. Техника людей вампирам не очень интересна.
- Нам ведь интересна. И Джеймсу тоже, Лоран ведь предупреждал. У Виктории есть мобильник, это проверено, чем ещё интересовался Джеймс, и чему мог научить свою напарницу - неизвестно.
- О-о! - встревожено отозвалась Эсме. - Карлайл.
- Да, Эсме, мы его упустили. Теперь единственная ниточка к нему - Виктория, она нам нужна. Элис вам звонила?
- Нет. А вам?
- Тоже нет. Хоть у них всё спокойно. Прошу, будьте внимательны. Джеймс кое-чего наплёл Виктории, она будет вас обегать некоторое время десятой дорогой. Она не должна слишком пугаться, её нужно кое о чём спросить. Бродяги, обычно, опытные бойцы, не чета многим из нас, поэтому молю, Эсме…
- Да, дорогой. И ты тоже, пожалуйста…
Я больше не завидовал Карлайлу, и вечная тяга Эмметта к своей Роуз меня больше не злила, хотя и совесть за то, что из-за меня две из трёх идеальных пар сейчас в разлуке, меня не мучила. Я, как игрок, всё поставивший на кон на зелёном поле поляны, набирал неоплатные долги их привязанности ко мне и к Белле, и снова бросался в игру. И не мог позволить себе проиграть!
- Элис. - набрал новый номер Карлайл.
- Да, Карлайл, - отозвалась сестрёнка
- Мы его упустили. Пытались выловить его в Ванкувере, но он ушёл. Кроме скорости, у него в запасе знание этих мест. И ум. Теперь он понял, что Эдвард - телепат, он нас всех подозревал в наличие этого дара, но в том, что Эдвард - сильнейший, Джеймс не сомневается. Мы спугнули его, и подставились, теперь он о нас знает гораздо больше, чем я бы хотел. Если он и будет предпринимать хоть что-то, то только удалённо от Эдварда. Пока что он улетел, в неизвестном нам направлении, и где объявится - тоже неизвестно. Одна надежда теперь на тебя. Ты знаешь хоть что-нибудь?
- Да, я знаю, где он будет, видение показало. Не знаю где это, но выглядит, как тёмная комната. Это не окончательная точка маршрута, только место ожидания. Цель - просторный зал с деревянным полом, в зеркалах, с золотистым поручнем вдоль стен, в зале стоит чёрный стол с видеомагнитофоном, и телевизор. Белла говорит - это похоже на танцкласс, в котором занимаются балетом.
Ну, да, Белла рассказывала о попытках Рене вырастить гармонично развитую девочку.
- Ещё не всё определено, поэтому картинка довольно мутная, деталей не разглядеть. На самолёте, или как-нибудь иначе, но он направляется в эти комнаты! - уверенно говорила Элис.
- Что он будет делать?
- Пока просто ждать.
Я протянул руку и Карлайл передал мне мобильник.
- Элис, как Белла?
- А как ты думаешь?
Я не думаю, я просто хочу хотя бы услышать её голос, хотя бы голос!
- Если она не спит сейчас, дай мне на этот раз поговорить с ней!
- Белла, тебя, - сказала сестрица уже не мне.
- Алло! - кричала, выдирая трубку из рук Элис, Белла.
Я здесь, жизнь моя.
- Привет.
- Боже, я так волновалась! - жаловалось мне моё живое сердце.
И о чём оно, моё сердце, думало? Или вообще не думало, только чувствовало, поэтому и бьётся так, что отдаёт в ухо? Горло стиснуло спазмом - воздуха не набрать для пары слов. Ударило в ответ собственное сердце, отдалось в виски, объяснило, что значит - быть разорванным пополам. Это когда не дотянуться, не прикоснуться кончиками пальцев к горячему виску, не ощутить шёлк прядки на ладони, когда, вместо любимой во плоти, только её немного искажённый динамиком голос. Но лучше так, чем совсем никак, лучше чувствовать боль, когда оттаиваешь, чем сплошное ледяное нечувствие.
Это всё прекрасно, но для человеческого сердца - это немалая реальная физическая нагрузка, причём на пустом месте и в моё отсутствие!
- Белла! Я же просил! Просил беречь СЕБЯ!
В динамике высокомерно фыркнуло, а потом хихикнуло.
И что смешного? Ну да, похоже на паническое квохтание курицы, у которой цыплёнок на три метра отбежал. Я бы сам похихикал, если бы не боялся так за своего «цыплёнка».
- Где вы сейчас? - уже совсем успокоившись, поинтересовалась она.
Не хочется признавать свои неуспехи, но пока это всё, в чём я могу отчитаться. Не напугать бы…
- В Ванкувере. Мы его упустили, как ни жаль. Джеймс теперь будет очень осторожен, будет держаться от меня на приличном расстоянии, чтобы я не читал его мысли. Здесь его уже нет, улетел на самолёте. Думаю, он вернётся в Форкс, чтобы начать всё сначала.
- Знаю, твоя сестра видела, что у ищейки уже новая цель, - ответила Белла.
То есть моя сестрица не догадалась хоть что-то спрятать от человека. А я что делал сейчас? Признавал в очередной раз за Беллой право ЗНАТЬ.
- Главное - не беспокойся. Джеймс и понятия не имеет, где мы тебя спрятали. Слушайся Джаспера и Элис, а мы постараемся его отыскать.
В трубке снова фыркнуло, но уже с досадой.
- Со мной всё будет в порядке. Эсме приглядывает за папой?
Это единственный вид страха, с которым Белла не умела бороться - страх за дорогих людей.
- Да. Виктория даже в ваш дом забралась, пока Чарли был на работе, а охрана - Эсме и Розали, - рядом с ним. Теперь она и близко ни к нему, ни к дому не подойдёт, - успокаивал я Беллу.
- Зачем ей это?
-Наверное, пытается найти след. Уже весь город обшарила в поисках зацепки, но взять зацепку неоткуда.
В этом я не уверен, в мозгу у ищейки родилась идея. Идея с последствиями для нас, иначе никакое бы видение Элис не посетило. И что оно обозначает…?
- Уверен, что с Чарли всё в порядке?
- Абсолютно, за ним круглосуточное наблюдение. Ну, и мы скоро будем в Форксе. Если Джеймс здесь появится, значит, мы здесь его отыщем, и уже не выпустим… - обещал я больше себе, чем ей.
- Я так соскучилась!
Я слышал её печаль, и чувствовал, как начало больно греться собственное сердце от этого беспомощного признания.
- Я знаю, Белла, как это, уж можешь мне поверить. Кажется, часть моей души улетела в Аризону вместе с тобой.
- Так приезжай и забери! - потребовала она.
- Потерпи немного, - попросил я. - Сначала мне нужно кое с кем разобраться.
Только когда Белла будет в безопасности, я со спокойной душой смогу смотреть ей в глаза.
- Я тебя люблю, - шепнул вздрогнувший голос.
Это после того, что из-за меня ей пришлось оставить дом, наговорить жестокостей Чарли, после того, что благодаря мне она стала объектом охоты Джеймса…
- А ты поверишь, что я тоже тебя люблю, хотя и натворил с твоей жизнью всё это безобразие?
- Да! Конечно, поверю! - торопливо ответила Белла, чтобы у меня не было шансов продолжения разговора на эту тему.
- Скоро приеду! - почти не соврал я.
Карлайл поморщился, он не любил пустых обещаний и безответственной болтовни.
- Буду ждать! - уже повеселевшим голоском пригрозила Белла.
Будет караулить каждый звонок и стук в дверь, назначать себе самой определённый день и час, следить за ползущими стрелками часов, и каждый раз обманываться. Пока я, наконец, не появлюсь. Прелестная перспектива.
- Белла, пожалуйста, береги себя, - шепнул я в телефон и нажал кнопку отключения связи, положив мобильник в протянутую отцовскую руку.
- Да-да, я знаю, что давать обещания, в исполнении которых не уверен, нехорошо, - ответил я насупленным отцовским бровям. - Но я слышал Джеймса, он говорил со мной. Думаю, что его последняя «победа» - я имею в виду удачный побег на самолёте - только подхлестнёт его. Долго откладывать нашу встречу он не будет!
- Ты судишь по себе, - уличил меня Карлайл.
- Наверное. Я не представлял себе, как сильно способен ненавидеть. Я уверен, что Джеймс ко мне испытывает такое же чувство.
- Значит, будет весело, - хохотнул Эмметт.
- Даже очень! - с сарказмом отозвался Карлайл. - Эдвард, ты не забыл, что первоначальный объект охоты - не твоя выдающаяся персона, а Белла? И что её ценность в глазах ищейки после сегодняшнего не удавшегося захвата повысилась ещё больше? И что ты - телепат, для него уже не тайна. Как бы взбешён Джеймс не был, не будет между вами рыцарского турнира за платок прекрасной дамы, даже не мечтай! Он будет стараться убить тебя, это - несомненно, но никак не в прямом бою и не
своими руками.

«Потом тобой займутся Старшие,….», как один из вариантов, но если подумать спокойно… то, наверное, этот умник сможет придумать что-то более изящное, и менее опасное для себя.

- Это уже не очень весело, - заметил Эмметт. - Противник, который будет гадить только издалека, исподтишка, и только чужими руками. Одна-то лишняя пара рук у него есть, в Форксе. Стоп, чтобы добраться до Беллы, ему ведь всё равно придётся приблизиться, не отдаст же он её кому-нибудь.
«Белла - приманка… Нет, это плохая идея», - виновато покосился в мою сторону братец.
- Именно. Добраться до Беллы, а не до Эдварда, - его первая цель. И если ему ещё нужен будет Эдвард после этого, то вовсе не в составе клана, а в одиночку. Тогда у Джеймса будет шанс, и, возможно, немалый.
- Значит, вывоз Беллы из Форкса - ошибка?
- Нет, не ошибка. В Форксе, где все про всех знают минимум лет семьдесят - сто, весьма странно выглядело бы постоянное сопровождение девушки кем-нибудь из посторонней семьи, могло вызвать ненужное любопытство и неприятные вопросы, в Форксе мы все уязвимы. В любом другом месте, где Белла - всего лишь член какой-то семьи, этот вопрос снимается.
Значит, пока жив Джеймс, Белла никогда не сможет вернуться к своей семье, зажить снова по-человечески. Пожизненное заключение в комфортной и безопасной тюрьме - вот что я могу ей дать, и не больше! Недопустимо… и нет другого решения.
«Была бы Белла вампиршей - и никаких проблем, для Джеймса она бы в момент потеряла всякую привлекательность…», - размышлял братец, аккуратно обходя «форд», неспешно двигающийся в предрассветный час по пустой трассе.
- Эмметт!
- Что - Эмметт! Я что, неправ?
- Мы об этом уже говорили.
- Ладно, проехали. Тогда ответь на вопрос попроще: что с Джеймсом делать, как выловить, и где его, для начала, искать!
Карлайл, услышав всеобъемлющий вопрос Эмметта, набрал номер Эсме.
- Да, дорогой, - зазвучал по громкой связи мягкий спокойный голос.
- Где ты?
- Где и раньше, наблюдаю за домом Свонов. Но, наверное, это уже бессмысленно,
Виктория ушла. Розали недавно обежала весь Форкс и его окрестности, даже домой заглянула, но обнаружила всего один след, от велосипедной мастерской Вильсонов на север.
- Как ушла, давно?
- Не больше двух часов назад.
- Откуда такая точность?
- Два часа тому назад кончился дождь, все следы до этого момента смыты.
- Понятно. И всё-таки побудьте рядом с Чарли, на всякий случай, пожалуйста.
- Разумеется.
- Вот так, - отключив мобильник, сказал Карлайл. - Джеймс отозвал свою напарницу из Форкса почти сразу же, как взлетел. Она ему там больше не нужна.
- Получается, что и нам в Форкс теперь спешить незачем, - с досадой хлопнул руками по рулю Эмметт. - Даже с её скоростью эта кошка уже до Порт-Анджелеса доплелась!
- Эй, полегче, - усмехнулся Карлайл, - руль лопнет.
- Не лопнет, он с усилением. Но куда нам теперь?
-Если не знаешь, куда двинуться: вперёд или назад, - остановись и подумай, - ответил Карлайл, и Эмметт исполнительно нажал на тормоза, они завизжали и даже запели… позывным Элис.
- Да, Элис. У вас новости?
Поставленный на громкую связь мобильник зашептал голосом сестрицы.
- Не кричите, что бы вы не услышали, Белла рядом.
- Сейчас ночь, она должна спать! - зашипел я через плечо Карлайла. - Бессонница навредит ей! Вы что, не можете за ней присмотреть?
- Сам бы и попробовал! - зло ответно шипела Элис. - Согласись, у неё есть причины для волнений. Она поддаётся Джасперу, но чувствует его влияние даже тоньше вампиров, а потом обижается. Сейчас не об этом.
Что-то определилось и приблизилось с последнего нашего разговора, видение легко вызвать и удержать, оно стало абсолютно чётким. Я зарисовала зал с золотистым поручнем сразу, а теперь прорисовала те детали, которые не были ясны раньше. И тёмную комнату прорисовала так, как она теперь мне видна.
А теперь - самое… опасное. Их узнала Белла, только что. Это не просто танцкласс, это тот самый, в который она ходила в детстве, а тёмная комната, где сидит в ожидании Джеймс перед включённым видеомагнитофоном, это комната в ЕЁ доме, здесь в Финиксе!
Ужас предположения, что Джеймс может оказаться так близко от Беллы, вырывался неровным шёпотом:
-Этого не может быть! Он из Портленда всего два часа тому назад улетел на случайном самолёте неизвестно куда!
- А в Финиксе может быть уже через полчаса, - глухо заметил Карлайл. - Если сел на нужный самолёт… Эмметт, разворачивай машину! Быстро, назад, через Абердин на Сиэтл! Оттуда мы улетим быстрей, чем из Портленда!
- Да! - рыкнул Эмметт, и джип, ожив, взбесившимся носорогом понёсся назад, к давно пройденной шоссейной развилке.
- Элис, когда он будет в Финиксе? Элис, ты меня слышишь? - настойчиво требовал Карлайл ответа у внезапно замолчавшего мобильника.
- … а-а… да. Наверное, через эти полчаса и будет! - оторвалась от нового видения Элис.

21. «Везение» Беллы

Подо мной начала проваливаться земля, руки сами впились в раму усиления, чтобы удержаться на поверхности.
«Везение» Беллы. Ищейка не сел в самолёт, летевший в Канаду, или в Японию, да хоть бы в Нью-Йорк! Он сел в самолёт на Финикс! Между Беллой и ищейкой только полчаса лёта, и Элис с Джаспером. Я могу им верить, и всё-таки!
«Везенье» Беллы….
- На помощь к Джеймсу идёт Виктория, имейте это в виду. Так быстро, как сумеет, возможно, тоже воспользуется грузовым отделением самолёта, ну, хоть из
Порт-Анджелеса, для начала, - передавал Карлайл дополнительные сведения.
- Она ни к чему не успеет, я её не вижу.
- К чему не успеет, Элис? - шепнул я, прикладывая усилие не к тому, чтобы не орать, а хотя бы что-то произнести.
- К узлу событий. Я почти ничего не вижу за танцклассом, совсем как перед аварией фургона Тайлера.
Узел. Я уже знаю, что это такое. Это когда рок намеревался любым способом исправить ошибку - отнять у меня то, на что я не имел права.
Не дам.
- Элис, вывозите из гостиницы Беллу, срочно! - прорезался, наконец, голос.
- Куда?
-В аэропорт! И глаз с неё не спускайте! В аэропорту атаки осуществить нельзя - слишком много людей.
- А дальше?
- Дальше вы передадите Беллу в наши руки, мы с Эдвардом спрячем её где-нибудь ещё, - вновь взял инициативу в свои руки Карлайл. - А вы останетесь в Финиксе, переместитесь куда-нибудь поближе к дому Беллы. Когда Рене и Фил вернутся в город, у них должна быть защита.
- Всё будет хорошо, Карлайл, мы немедленно начинаем собираться, только сообщите, когда вылетаете.
- Да, - ответил Карлайл, и отключил мобильник.
Ревел двигатель, закатывая километр за километром в асфальт, Эмметт, припаявшись к рулю, выжимал из своей любимой машины запредельный максимум, рыча ей в унисон, Карлайл по мобильнику заказывал билеты до Финикса, а я… я просто замер, абсолютно неподвижным бездыханным камнем с намертво вцепившимися в поручень руками, и высчитывал возможные действия Джеймса.
Вот уже приземлился его самолёт, пассажиры выходят по крытому переходу из самолёта, вот подъехали тележки с грузчиками, открыли грузовой люк, надо осторожно проскользнуть мимо них. В Финиксе до подъёма солнца ещё три с половиной часа, времени с избытком, чтобы узнать маршрут, и до рассвета попасть на место. Виктория свою задачу выполнила, просмотрела и компьютер, и записи, даже домашний адрес в Финиксе могла найти на каком-нибудь забытом конверте. Снять с витрины киоска карту города, тщательно рассмотреть её, всё-таки незнакомый город. Больше делать в аэропорту нечего, можно уходить на поиски дома жертвы. Найти, пока не взошло солнце, нужный дом, обнаружить, что он пуст, и замереть в нём до темноты, ведь в Финиксе очень редки пасмурные дни, рассматривая записи на видеомагнитофоне и строя предположения, где может спрятаться девушка в городе, где она прожила почти всю жизнь.
Они разминутся, обязательно разминутся, Джеймсу нет резона торчать в аэропорту до самого рассвета, ведь придётся искать укрытие и сидеть в нём безвылазно весь световой день, а у него впереди куча дел.
- А джип? - продолжал Карлайл разговор, начало которого я упустил.
- Ничего машине не сделается, подождёт на стоянке, пока я не расспрошу его подробно, за что он так меня не любит!
Эмметт собрался в Финикс? Определённо. Я никогда не смогу оплатить моей семье сочувствие и помощь.
- Эй, не завидуй! - подмигнул мне Эмметт в зеркало заднего вида, сворачивая в Ситаке с основной трассы на шоссе к аэропорту. - Взамен у тебя будет маленькое романтическое путешествие.
Аэропорт Сиэтла так же наполнен человеческими волнениями, как и любой другой, ровно гудел чёткой работой отлаженного механизма и сиял дежурными, отработанными до автоматизма, улыбками.
- Ваши билеты, господа, пожалуйста. Ваш рейс в пять тридцать две, третий терминал слева, время прибытия в Финикс в девять сорок пять. Удачного полёта.
Да уж, удача мне бы не помешала, а заодно - и терпение: ждать ещё час!
И одна единственная мысль - чтобы ничего не случилось! Только бы ничего … ничего… Любой телефонный писк в чужом кармане заставлял вздрагивать, пока не разбирался, что это не наши мобильники. Кажется, только сейчас я понял суть парадоксальной шутки: самая лучшая новость - никаких новостей!
- Эд, да ты что! - толкнул меня локтем в бок Эмметт, уставший от моей напряжённой физиономии. - Там же Джаспер, а с ним драться непросто, он и без драки противника в бараний рог скрутить может, а Элис почище твоего за Беллу глотку перервёт. Ну!
Пришлось улыбнуться.
- Да это я так, с непривычки. Девушка-то у меня появилась впервые за сто лет, не хотелось бы терять.
- Эд, не надо шутить для моего успокоения. Думаешь, мне не видно, каково тебе на самом деле? Но это перебор, честное слово! Возьми себя в руки. Даже если… наших там двое, а он - один.
- Он там не один.
- Нет, один, его рыжая ещё неделю до него будет добираться!
- Я не о ней. Я о «везении» Беллы. Оно на стороне ищейки.
«Сбрендил. Материалист и атеист чёртов, сейчас во всякую дурь верить готов. Ну ладно, все влюблённые немного «того», безумны, по себе знаю, но чтобы настолько!»
Именно настолько.
Потому что его Розали не попадала в такой переплёт - что хорошо, - он и не в состоянии понять меня.
- Пассажиры рейса Сиэтл - Финикс приглашаются на посадку, - металлический, пытающийся, при этом, мурлыкать, голос поплыл по пространству. Он неприятен, но я прощаю ему это - он прекратил первый этап моего мучения ожидания.
- Элис, всё, мы вылетаем. В Финиксе будем в девять сорок пять. Пора и вам готовиться, - скомандовал, приложив мобильник к уху, Карлайл.
- Хорошо!
-Мы заберём Беллу, но оставим вам кое-кого взамен. Емметт решил, что его помощь в поимке ищейки лишней не будет.
- Эмметт? А что Розали сказала?
- Это его решение, и разбирательство с Розали - его проблема. Ну а уж как его использовать в деле - Джаспер придумает.
- Хорошо, учтём.
- Да, и передай Джасперу. Ищейка не гнушается шантажом, и не только. У него отличная выдержка, наверное, как у меня, по крайней мере, он, не шутя, угрожал пролить перед нами живую человеческую кровь, и уверял, что сам вполне в состоянии устоять перед соблазном.
- Это… если это - правда, как с ним может справиться Джаспер?
- Предупреждён - значит, вооружён. Передай обязательно.
- Немедленно это сделаю!
- Ну, всё. Встречайте нас через четыре часа. Удачи вам!
- Да уж, она нам не помешает…
Удача, разве мы просим многого? Всего лишь, чтобы жила Белла. Чтобы не сорвался Джаспер, не потерял всю, с таким трудом приобретённую выдержку, если Джеймс попробует провернуть с ним заявленный фокус. Кому, как не мне, знать, как иногда мучительно хочется крови человека, и как трудно этому желанию противостоять. Потому и не сужу традиционалов, что понимаю.
Чтобы остались живыми те люди, которых Джеймс мог бы использовать, как прикрытие, как защиту от нас. Превращать людей в игрушки, в инструменты, - это и для вампиров уже за гранью нормы.
И именно такой, перешедший грань, сейчас нёсся по Финиксу к дому, где жила и росла Белла, откуда уехала, потому что где-то за дождями её ждал я.
А теперь осталось меньше четырёх часов полёта, и я её услышу, увижу, обниму и зароюсь лицом в душистые тёмные волосы. Меня очень долго не было рядом, я абсолютно пуст, ожог и боль в горле будут невыносимыми, до зубовного скрежета, пусть. Карлайл не говорил, что вампиры могут сходить с ума, или что подвержены галлюцинациям, но только боль может доказать человеку, что он жив и нормален.
Это ещё один из парадоксов мира.
А пока надо ждать, спокойно ждать. В Финиксе уже поднялось солнце. Для того чтобы вампир мог обеспечить себе свободу передвижения в дневные часы в Финиксе, нужна личная машина с тонированными стёклами, как у нашего «мерседеса», что, в таком солнечном городе, вещь, в отличие от Форкса, типичная. У Джеймса никакой машины нет, а долго удерживать человека под вампирским очарованием невозможно. Элис больше не звонила, значит, ищейка уже притаился в какой-нибудь норе, и просидит там до заката. Мне нужно только ждать, ждать, ждать… ждать.
Земля с самолёта настолько огромна, что даже самые грандиозные постройки людей с высоты восьми километров над землёй не впечатляют, а уж самих людей вовсе не видно. Услышанная чужая дикая мысль, что раз людей внизу не видно, то, может, их и на самом деле нет, вдруг отозвалась в собственном мозгу беспричинным ужасом - если нет людей, то и Беллы нет? Даже сейчас, когда я знаю, что Белла есть на этой земле, даже знаю, где именно, абстрактное знание не помогало, немотивированная ничем, кроме собственной нахлынувшей тоски, паника лесным пожаром сжигала все мысли. Надо бороться с чужим страхом, пока он не стал моим!
Люди внизу есть, самолёт по глиссаде идёт на посадку, мы всё ниже, и ментальный океан колышется волнами над землёй. Со дна океана человеческих мыслей начали всплывать здания, дороги, даже машины на них миллиметровыми игрушками, узкая длинная лента нашей посадочной полосы. Зажглась панель, предупреждающая о посадке, я снова ныряю в ментальный океан. А то, что я слышу, то я и увижу! Внизу в аэропорту должны быть маячками Белла Элис и Джаспер. Где они, маячки?
«… стене, Шалтай - Болтай свалился во сне, и вся королевская …».
Элис? Её глазами я видел только информационное табло на подземной парковке аэропорта.
«Шалтай - Болтай сидел на стене, Шалтай – Болтай свалился во сне, и вся королевская рать не может Шалтая….»
Джаспер? Он смотрел, не отрываясь, на то же табло, и никуда больше.
А Белла? Где Белла?
«Шалтай – Болтай сидел на стене, Шалтай – Болтай свалился во сне, и вся королевская рать не может Шалтая, не может Болтая, Шалтая – Болтая собрать. Шалтай – Болтай сидел на стене, Шалтай – Болтай свалился …»
Ментальная штора, которой обычно пользовалась только Элис, выговаривалась нестройным дуэтом. Джаспер не воспользовался своим привычным прикрытием, взял на вооружение способ Элис. Неужели не уверен в его прочности? Что там случилось? Где Белла???
Мягкий удар снизу сообщил, что колёса шасси коснулись земли, самолёт уже катился по посадочной полосе. Загудели включённые на реверс двигатели, самолёт всё чувствительнее сбавлял скорость.
- Уважаемые пассажиры, борт номер триста один совершил посадку в аэропорту города Финикс. Можно отстегнуть ремни безопасности. Выход через крытый переход терминала номер пять. Благодарим, что воспользовались услугами нашей авиакомпании, - объявила, сияя морем дежурного оптимизма, стюардесса.
На табло подземной парковки эта информация засияла очередной строкой, и сразу же зазвонил мобильник Карлайла.
- Карлайл, мы на подземной парковке справа, - без ментальной шторы, голос Джаспера, лишённый вообще всех эмоций, звучал … непоправимо.
- С Беллой всё в порядке? - спросил отец, но мобильник уже молчал.
- Что?- спросил Эмметт.
- Не знаю. Нам нужно на подземную парковку, нас ждут там, - спокойным голосом готового к бою командира ответил отец.
Нет, этого не может быть. Нет. То, что было в полёте - не предчувствие, у меня нет дара предвидения, это просто чужая паника. Ничего страшного не произошло, не должно было произойти. Нет. Нет. Нет.

Они стояли вдвоём у нашей машины, продолжая твердить в уме про Шалтая - Болтая. Только вдвоём, и Беллы в машине не было.
- Элис, Джаспер? - приветствовал их Карлайл.
- Скорее, в машину! - сказал Джаспер, тем же неживым голосом. - Эдвард, садись за руль, я сяду рядом, буду штурманом, остальные - на заднее сиденье.
Надо мной рушилось небо, его держали только бетонные плиты перекрытия, и в невидимую прореху вливался вселенский холод.
Беллы в машине не было.
Поток вечного холода был нескончаемым, и всё равно отлично во мне помещался. Я сделал то, что мне велели, сел в машину, ничего не чувствуя, ни о чём не думая.
- Элис, дай письмо. Эдвард, оно для тебя. Мы не знали сначала, конверт был заклеен, но не подписан, - продолжал говорить Джаспер, передавая мне распечатанный конверт с тонким ароматом Беллы и единственным листком бумаги внутри. В горле вспыхнул на мгновение горячий фейерверк, немедленно остуженный вселенским холодом.
- Письмо - не оправдание, а объяснение того, что случилось, - добавил Джаспер.
«Эдвард! - корявый почерк заговорил голосом Беллы. - Прости меня! У него моя мама, и мне нужно её спасти. Хотя бы попробовать…
Пожалуйста, не злись на Элис и Джаспера. Если мне удастся от них сбежать, это будет чудо! Поблагодари их за то, что они для меня сделали. Особенно Элис. Прошу, не пытайся меня найти! Ищейка только этого и ждёт, а я не хочу, чтобы от моей сумасбродной затеи кто-нибудь пострадал.
Очень тебя люблю.
Белла».
- Как это случилось? - потребовал объяснений Карлайл.
Неважно, как. Главное, «лонни» добрался до Беллы, но у него больше нет жалкого шанса на спасение, который ему достался, когда он был человеком, у него сейчас другое имя и другое тело. Я доберусь до вампира породы «лонни», Джеймса, уничтожу его, это не обсуждается. Это даже не месть, просто восстановление равновесия: если исчез ангел, должен исчезнуть и дьявол, убивший ангела. А вампирша с кошачьими повадками? Кошка, обычно, не привязывается к тому, кто с ней груб, поищет себе другого хозяина. Плохо, что потом я ничего не смогу сделать, даже умереть. Мои родные в этом мне не помощники.
Отличная идея посадить меня за руль, иначе … что иначе? Разнесу тут всё? Глупости какие. Я не бешусь, совершенно, я всё сильнее остываю, и Джаспер это прочувствовал, а хладнокровный водитель за рулём - наилучший вариант для пассажиров в большом городе.
Завести машину, вывести аккуратно автомобиль со стоянки, аккуратно вести по трассе, не допуская ни малейшей опасности аварии, автомобиль - это единственный способ быстро добраться до Джеймса.
- Эдвард, в видении Белла была живой, они разговаривали. Джеймс из любителей полюбоваться собой, у нас, возможно, ещё есть время! - торопливо протараторила Элис.
Есть время? Я ещё живой? Педаль в пол! Я больше не человек и не вампир, я - разумная машина, которой надо максимально быстро добраться до указанного пункта, а рассыпанные по дороге колёса этому не способствуют.
- Где она? - спросил Карлайл.
- В пути к залу с зеркалами, а может, уже подъезжает, времени прошло достаточно, - ответил Джаспер.
«Эдвард, с трассы второй поворот налево», - ментально скомандовал он. Правильно, ментально - быстрее.
- Как и когда это случилось? - повторил вопрос Карлайл.
- За десять минут до объявления о вашем приземлении. Она удрала от меня, обвела вокруг пальца, - ответил Джаспер.
«Третий перекрёсток, поворот направо».
Третий, поворот направо.
- Сказала, что ей надо в дамскую комнату, а там два входа, она и ушла через второй. Когда прошло слишком много времени, я заподозрил неладное. Но её след довёл только до центрального выхода в город, там она села в такси, или в автобус.
«Поворот налево, третий перекрёсток - поворот направо».
Налево, тре-тий, поворот направо.
Значит, у неё форы не меньше двадцати пяти минут. Главное - не разбить машину. Главное - догнать, а для этого - не разбить машину.
- Ты же всё чувствуешь, Джаспер, как же ты не учуял её страха! - возмущённо рыкнул Эмметт.
- Она не боялась.
«Прямо до парка, влево вдоль него до площади».
Прямо, поворот, зелёные кроны над головой, до площади.
История в Порт-Анджелесе повторялась до мелочей. Пока была хоть малейшая надежда, Белла могла бояться, но с потерей надежды Белла теряла и страх. У неё не было надежды. Она всё решила, и у неё не было надежды.
«Направо».
Направо. Джаспер - отличный штурман, выбирал наименее загруженные улицы, а водители в Финиксе достаточно дисциплинированы, чтобы не создавать мне проблем на красных знаках светофора.
«Налево, второй перекрёсток направо».
Налево, второй перекрёсток направо. Белла всё решила: обменять только свою жизнь на жизнь Рене, а что мне делать с моей жизнью, после её «обмена», не сказала. Прелестно.
- Интересно, сколько штрафов мы огребём за такую езду, тут, наверное, регистраторы на каждом столбе, - задумчиво заметил Эмметт. - Ещё и в суд вызовут.
- Разобьём машину и заявим об угоне, - отозвался Карлайл.
«Направо».
Направо.
- Роуз расстроится. Она над ней долго колдовала.
- Разобьём другой «мерседес» с этим номером. Элис, срочно нужна подставная машина.
«Налево».
Налево.
-Да, - отозвалась она. - В Финиксе должно быть полно автосалонов.
«Направо».
Направо.
- Нет, не так. Элис, немедленно звони нашему адвокату и дай мне мобильник. Он провернёт всё гораздо профессиональнее, - внёс поправку Джаспер.
- Разумно, - согласился Карлайл.
«Прямо до развязки, спуск перед ней, первый поворот налево».
Прямо, спуск, первый поворот налево.
- Дженкинс? Да, это я. Срочно сделайте…
Семья беспокоилась о будущем, это правильно, у них есть будущее, а о моём придётся побеспокоиться мне. Очень долго едем, не меньше пятнадцати минут, слишком долго. Если не успеем, если… я найду свой путь от костра Джеймса до своего костра. Карлайл говорил о Вольтури, старших нашего рода, о хранителях закона и палачах, по совместительству. Палачах вампиров по приговору. Мой личный приговор мне они исполнят сразу, или придётся уговаривать? Это уже детали.
- Ну, долго ещё? - озвучил мой вопрос Эмметт.
- Угловое здание на перекрёстке Сорок восьмой и Кактусовой, это здесь - въезд под арку во внутренний дворик. Тут должен быть вход в здание.
Тут был свежий след Беллы, огонь и боль, и её КРИК! Там, внутри! Он нёс меня смерчем на себе, добавляя к боли жажду, вечную жажду вампира! В зал с зашторенными окнами под потолком, наполненный запахом свежей открытой МОЕЙ КРОВИ влетел голодный монстр Эдвард.
Чужак ДЖеймс посмел покуситься на МОЁ!!!
Джеймс, жилистый, выше меня, тяжелее меня, стоял рядом с источником МОЕЙ КРОВИ, и рык грабителя ответил моему.
- Это - МОЁ!
Атака!
Тттяжелый… захват. Треск собственных рёбер, боль, сильная. Это опасно! Сбросить, вывернуться! Подсечка, толчок! Стена, встретив плечо, устояла, ахнув штукатуркой и осколками кирпича, и болью. Встать, встать!
- МОЁ!
Атака! Захват! Держать, держать! Не выверне… Догнать! Он и не бежит, он атакует! Отлично!
- МОЁ! - рвётся сквозь зубы, щёлкнувшие у лица.
- МОЁ! - ответил я, заполненный огнём «La mia cantante».
Красные глаза налиты человеческой кровью настолько, что он позволяет себе разливать её бесцельно лужей по полу, МОЮ КРОВЬ по полу!!! Да я из глотки у него выдеру то, что ему НЕ МОЖЕТ ПРИНАДЛЕЖАТЬ!
Атакует? То, что мне надо!
Захват! Не выпустить! Позвоночник трещит, нничего-о, нне вывернешься! Глотка, в которой моя кровь, у самых зубов! Дддотянуться, поймать, рвать, рвать! Под зубами скрипит и рвётся с треском плоть, не человеческая плоть, эта гораздо твёрже, но внутри - украденная МОЯ КРОВЬ! Отнять! Во рту жёсткий комок камня, кровь глубже, рвать!
- Эдвард! - Карлайл, вождь клана, сейчас мне не до него.
Не мешать! Это моя добыча! Ещё один комок выплюнут в сторону, грабитель вертится в руках змеёй, но месть за грабёж должна быть совершена!
НИКТО НЕ СМЕЕТ ПОСЯГАТЬ НА МОЁ! Не мешать мне! Не сметь мне мешать!
- Эдвард! Белла!
Белла. Что такое - Белла?
- Эдвард, отдай «этого» братьям, они с ним справятся.
- Не беспокойся, у меня не вырвется, но отделал ты его классно, не ожидал, - уважительно сказал Эмметт, крепко прихватив, до треска, руку и плечо грабителя, Джаспер лишь удовлетворённо оскалился, разглядывая воющего вампира с быстро затягивающейся раной на шее, точно таким же захватом поймав другую его руку. От этих двоих не сбежать.
- Эмметт, Джаспер, вы знаете, что делать! Но уйдите с «этим» в другую комнату, здесь слишком много крови!
Карлайл сказал - Белла. Где?
В луже драгоценной крови лежало человеческое тело, а над ним на коленях стояли Карлайл и Элис. Вождь клана и названная сестра над источником МОЕЙ КРОВИ! Не посмеют взять, это - МОЁ! Не дам!
В один прыжок я был рядом, и увидел…. и очнулся. Белла.
Неподвижное бледное тонкое лицо, залитое кровью, прилипшие ко лбу прядки, рассыпавшиеся по полу, и тоже залитые кровью, спутавшиеся локоны. Мучительно изогнутая высокая шея, белая кофточка в пятнах крови, ладони, окрашенные всё той же кровавой краской, джинсы, рассечённые и тоже в крови. Всё было страшным, но страшнее всего - неподвижные ресницы и приоткрывшиеся побелевшие губы. И ни вздоха. Опоздал. Опоздал?
- Нет, Белла, нет! - уговаривал я её не уходить, не оставлять меня, но ресницы оставались неподвижными.
Прядки волос, убранные со лба, не скользили, липли к пальцам, прожигая запахом крови моё горло до хрипа.
В соседней комнате выл от боли и понимания, что настал конец всем играм, Джеймс, выл некрасиво, а главное - громко, мешая услышать стук сердца Беллы, ведь не может быть, чтобы оно меня не дождалось!
Он всё не прекращал выть и биться в руках Эмметта, пока Джаспер выламывал доски из пола, чтобы сделать достаточный для уничтожения тела вампира костёр.
Запахло бензином и огнём, возня и вой стали громче, пока не раздался рык от прилагаемого усилия и характерный треск, когда рвётся плоть вампира. К запаху бензина и горящего дерева прибавился характерный сладкий привкус, с клубами дыма вползший в зал. С Джеймсом - всё. Стало тихо, но сердце всё равно плохо слышно, и дыхание - его почти нет…
Он больше не придёт, Белла жизнь моя, не убегай!
- Белла, пожалуйста! - просил я снова.
Когда я просил, она, даже злясь, прощала очередную мою глупость, и сейчас я просил, а Белла не отвечала! И лужа крови расползалась всё больше….
- Карлайл! - просил я теперь не отца, не вожака клана, а врача -хирурга о помощи.
Он очень хороший врач, сколько жизней удержал от ухода, жизней совершено незнакомых мне людей. А сейчас перед ним на полу лежала не посторонняя девушка, а моя истерзанная, залитая кровью, жизнь, и у неё кончались силы.
Карлайл и без моих молений делал своё дело, каменная рука тяжёлым грузом придавила ногу над разорванной брючиной, под которой лужа крови была самой большой.
- Ну, пожалуйста, Белла, прошу тебя! - хрипел я обожжённым огнём жажды и боли горлом.
Бледные губы шевельнулись, еле слышный стон прорвался и снова смолк.
- Белла! - старался докричаться я до неизвестной дали, где ещё была Белла.
- Она потеряла много крови, - продолжая прижимать артерию на ноге, начал осмотр Карлайл, собранный, сохраняющий присутствие духа, опытный врач. - На голове рана не опасна, она не глубокая. Правая нога - открытый перелом плюс разрыв артерии.
Кто-то некрасиво завыл. Джеймс, опять? Он же уже горел, тогда, кто же так противно выл? Я… это я выл, от ужаса, как и положено выть, когда смертный страх берёт за горло. Прекратить! Вовремя, еле слышный стон повторился.
- Кажется, рёбра тоже повреждены.
Вой прорывался всё равно, я останавливал его, а он прорывался! Рваными уродливыми вскриками, похожими на истерические вопли.
Она не останется, кто же, испытав такое, захочет остаться!
- …э… в…ад… - шепнули губы.

Да, это был ад, но он закончился, всё плохое закончилось, останься!

- Белла, всё будет в порядке! Ты меня слышишь? Я люблю тебя Белла! - продолжал я твердить одни и те же слова - заклинания.
- Эд…вард, - чуть громче прозвучал шёпот.
- Да, я здесь, - счастливо выдохнул я.
Белла возвращалась. Ко мне.
- Больно, - шевельнулись губы.
- Знаю, Белла, знаю. Неужели ничего нельзя сделать? - поднял я голову, обращаясь к Карлайлу.
- Элис, где мой чемоданчик? - спросил он, и Элис метнулась куда-то назад.
- Э…лис? - простонала Белла.
- С ней всё в порядке. Это она подсказала, где тебя найти.
- Рука болит! - крепнущим голосом выходящего из обморока человека сказала она.
А что у неё не болит… на ней ведь живого места не осталось.
- Знаю, Белла. Карлайл тебе поможет.
Отец уже готовил шприц для инъекции.
- Горит, моя рука горит! - закричала Белла.
- Белла! - испуганно позвал Карлайл.
- Огонь! Погасите огонь! - уже безостановочно кричала и билась в луже крови Белла.
- Карлайл, её рука! - впился я взглядом в два полукружия, обрисованных на запястье чёрной стремительно запекшейся кровью. Две скобки, закрывшие в себе человеческую жизнь девушки Беллы, чтобы свести её к нулю. Джеймс всё равно убил её! Если бы можно было снова разорвать его, но собственными руками!
- Он успел её укусить! - в прежде сдержанном голосе Карлайла прозвучал ужас.
Белла станет проклятой. За то, что самоотверженно пожертвовала собой. Может ли быть что-нибудь более противоестественное!
«От судьбы не уйти, я же говорила, Белле суждено стать вампиром», - думала Элис, придерживая голову Беллы, чтобы не билась в конвульсиях об пол.
- Нет! - кричал я, отказываясь понимать, что всё уже случилось, и ничего нельзя изменить.
«Или ты поможешь ей умереть человеком, или позволишь стать вампиром».
- Выбор за тобой, - сказала Элис, стирая со лба и глаз Беллы кровавые потёки. - Ты должен его сделать.
- Элис, - простонала Белла, она хотела сказать ещё что-то, очередная судорога выгнула её тело и не дала ничего сказать.
Что мне делать? Заставить Беллу принять проклятие бездушного бессмертия, но со мной? Заставить испытать на себе столетия подряд все «прелести» вампирской жизни, и где-то в вечности, ведь сообщество вампиров ещё более жестоко, чем сообщество людей, в какой-нибудь стычке уйти из этого мира в ад. Представить себе атеистическую пустоту, в которой она бесследно растворится, было ещё ужаснее.
Я уйду за ней следом, но что она скажет мне, когда мы встретимся там, в аду?
Или отпустить её в рай, сейчас, одну. И остаться одному здесь. Я без неё не выживу, уйду. Из ада я больше никогда до неё не дотянусь.
- Нет! - беспомощно кричал я неумолимой логике сестры, не в силах принять ни одно из этих решений.
- Её можно спасти, - странно спокойным голосом произнёс Карлайл, пристально следя за состоянием Беллы.
- Как? - готовился я ухватиться за любую соломинку.
- Попробуй отсосать яд из ранки, - тем же тоном предложил отец.
- А это поможет? - напряглась Элис, пытаясь разглядеть в видениях хоть что-то, но кроме стремительно вращающегося тугого узла тумана не было видно ничего. Проклятый гордиев узел будущего!
- Не знаю, - ответил Карлайл. - Надо спешить.
Отсосать яд. Но он не будет чистым, он уже растворён в крови, значит, я должен буду высасывать кровь из Беллы? МОЮ КРОВЬ! Ту, что лишает разума!
- Карлайл, я… - я от одного запаха почти потерял себя, не вспомнил сразу, что означает слово «Белла»! - … я не знаю, смогу ли…
… вовремя остановиться. Во времена моей дикой охоты я НИКОГДА не останавливался, хотя там была обычная кровь, а здесь… МОЯ КРОВЬ.
- Именно ты должен принять решение. Здесь я помочь тебе не в силах. Если собираешься отсасывать яд, нужно остановить кровотечение.
«Это La tua cantante, сын. Если я прикоснусь к ней, ТЫ сорвёшься, сейчас же. Бросишься на меня, и неважно, чем кончится наша стычка, Белла успеет умереть. Понимаешь?»
Да. Гордиев узел рубить только мне.
- Эдвард! - закричала Белла и снова забилась в приступе боли, спровоцированной ядом, мне ли не помнить, какова она!
- Нужно надёжно пережать разорванную артерию! Элис, жгут! - скомандовал Карлайл. - Эдвард, действуй НЕМЕДЛЕННО, иначе будет поздно!
Белла.
Не дам.
Белла смотрела на меня без страха, лицо её снова исказилось от боли, но не от действия яда, а по-другому. Сейчас оно, как зеркало, отражало то, что было на моём лице. Сколько же разновидностей боли я способен ей причинить?

Слушай, монстр, если ты посмеешь … если я … я постараюсь обеспечить нам такую казнь, какой святая инквизиция не сумела придумать! … Нет, глупость это, - казнь, как наказание за шалость. Ты сам знаешь, что будет с тобой, и как.

Господи … если ты есть. Я нарушаю собственный обет, и если в аду есть отдельный ад для таких клятвопреступников, как я, принимаю, но потом.
А сейчас - помоги! Помоги сохранить разум!

22. Двойная проба крови

Я всё отлично помню. Как надо держать в захвате руку, не раздавливая в ней все косточки, как прижаться губами к коже так, чтобы ни малейшей щели не осталось, как тянуть кровь из прокуса ровными и долгими глотками.
Первый долгий глоток.
Белла билась и кричала, инстинктивно стараясь вырвать у меня руку, но из каменного захвата руке не вырваться. Кровь вливалась в рот медленной тонкой струйкой, тягучей и совсем не горячей, не поющей и вообще не человеческой, обещанное блаженство почти целиком изгажено чужим присутствием - ядом Джеймса. Я в норме.
Второй глоток.
Ничуть не лучше. Еле тёплая густая субстанция с мерзким вкусом вампира. Карлайл и Элис обездвижили, насколько могли, Беллу, прижав её к полу, чтобы она не билась. Переломы причиняют излишнюю боль, травматический шок возможен только от её метаний. Я соображаю, значит, я в норме.
Третий глоток.
Температура выше, скорость движения струйки тоже выше, гадкий привкус слабее, но достаточен, чтобы чувство омерзения было на ощутимом уровне. Пока я в норме.
Четвёртый.
Тепло крови чувствовалось, как прикосновение руки Беллы к щеке, вкус - как лёгкий душистый вздох, перехваченный на полдороге, но присутствие яда, словно ревнивое присутствие Майка, ломало радость соединения. Я ещё в норме.
Пятый.
Кровь, разогреваясь, обретая свой единственно НЕПОВТОИМЫЙ ВКУС, всё быстрее наполняла рот. Чужое присутствие, как завистливый ядовитый взгляд издалека, уже бессильный отнять, и своим бессилием подчёркивающий, что это - МОЁ! Горячий глоток неожиданной прохладой пролился в горло, почти остудил, почти излечил боль от жажды, если бы не опасная тень чужака. Я ещё соображаю?
Следующий.
Горячо! Прекрасно горячо! Вкус солнца, тепла, жизни, крохотными искорками впитывался в каждую клетку, напоминая, как это - быть просто живым! Как его мало, этого глотка, ужасно мало, я давно уже каменный, а хочу быть живым, нестерпимо хочу!
Ещё!
Ещё один, и я забуду, как скручивает желудок от голодной боли, я всё вспомню: и вкус яблока, и сладкую дремоту в гамаке, и как это - устать от хохота, всё вспомню и почувствую; буду слушать песню жизни, как она будет петь во мне, в каждой жилочке, нужен только ещё глоточек, ну, может, ещё парочку …
- Эдвард, - странно, песня жизни поёт не только во мне, но и вне меня … мне даже галлюцинации доступны? Как забавно и приятно!
- Он здесь, Белла!
Конечно я здесь, я весь здесь, цельный, наполняющийся счастьем, льющимся в меня нескончаемой струёй!
Что я делаю?!!! Я пью жизнь!
Я ХОЧУ ЖИТЬ и ЧУВСТВОВАТЬ ЖИЗНЬ!
Ценой жизни человека?
И что? Люди полны жизни каждую минуту своего бытия, годы и годы, а я? Срок моей ЖИЗНИ не дольше, чем у бабочки подёнки, только пока поёт МОЯ ПЕСНЯ! Никакая кровь не давала и не даст мне всей полноты жизни, проверено не раз. Только эта и только сейчас, и может быть, больше никогда за вечность не случится испытать такого счастья! Нет второй La mia cantante на земле. В этой струйке, пока она льётся, каждая
капелька - на вес МОЕЙ ЖИЗНИ … МОЕЙ! Потом - только существование.
Пусть монстром, но я хочу жить, ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС!
- Не бросай меня! - просил молящий голос.
Разве я бросаю тебя, жизнь, я наоборот - принимаю!
«Эдвард, не бросай!», - узкая ладонь с пальцами-лепестками, измазанными в крови, потянулась, стараясь коснуться чего-то недостижимого, Эдварда-мечты из своего сна. А я - ЖИВОЙ Эдвард, монстр, но ЖИВОЙ! Я получаю свою ЖИЗНЬ человека, монстр, которому всё-таки однажды повезло почувствовать …
- Эдвард, стоп!
Кому ещё хочется сразиться за ЖИЗНЬ с монстром Эдвардом … я - монстр?
Ладошка Беллы на моей щеке - это то, чего больше никогда не будет? И омутов цвета топлёного шоколада тоже не будет?! А что же будет?
Буду я, с полыхающими красным глазами, и неподвижная Белла на моих руках. Мёртвая … и пустота, навеки …
НЕТ!!!
Надо выбрать, … выбрать … кому СЕЙЧАС ЖИТЬ: ей или мне …
Белла.
Помоги.
Не оставь меня.
Помоги.
Помоги.

С неимоверным усилием я оторвался от животворного источника, вдохнул загустевший от разгоревшегося костра дым.
Белла.
«Эдвард, останься»…
- Никуда я не денусь, - ответил я.

Только ты, правого или виноватого, не оставь меня, жизнь моя.

Отодвинувшись от похолодевшей руки, я взглянул на подковки укусов. Они сочились алой кровью, не думая сворачиваться и чернеть.
Кап - кап - кап… чистая кровь пахла только собой. И опасностью исчезновения!
В протянутую в сторону руку лёг асептический пластырь. Есть, раны закрыты, теперь бинт.
- Бинт!
В руке материализовался из воздуха рулончик бинта. Один оборот, два, три, четыре…. так, достаточно, закрепить и завязать аккуратными заячьими ушками.
Белла вздохнула, поморщившись, и ресницы спокойно опустились уставшими бабочками.
- Всё в порядке? - спросил Карлайл.
- По-моему, да, - отозвался я. - В ранке был яд, а сейчас кровь чистая.
- Белла? - позвал Карлайл.
Белла отозвалась сонным мычанием.
- Ммм?
- Больше не жжёт?
-Кажется, нет, - вздохнула с очередной гримасой Белла, поломанные рёбра давали о себе знать. - Спасибо, Эдвард.
За что, за то, что чуть не убил? Хорошо хоть, что вовремя вспомнил кое-что.
- Я люблю тебя.
- Знаю, - почти беззвучно, обессилено шепнула она, так и не открывая глаз.
Знайка - зазнайка, счастливо засмеялся я. Знала бы на самом деле, как она всемогуща, моя любовь, как единственная мысль о её потере сумела преодолеть притяжение ЕЁ крови!
- Белла? - снова обратился к ней Карлайл с наполненным шприцем наготове. - Я сделаю тебе инъекцию обезболивающего, это немножко больно, но необходимо. Предстоит транспортировка, лучше подстраховаться.
- Да, - сонно согласилась Белла, даже не шевельнувшись, когда игла вошла в руку выше локтя.
А, может, просто уже сил не было, реагировать на такие мелочи.
- Ну, вот и всё. Да, Белла, а где твоя мама? - спросил Карлайл, забинтовывая рану на ноге и сооружая что-то вроде лубков из щепок от разобранных половиц.
- Во Флориде. Джеймс меня обманул, он смотрел наши старые кассеты, - отвечала Белла, пытаясь открыть слипающиеся веки.
- Элис! - муркнула она, делая титанические усилия не заснуть, пока не скажет что-то важное.
- Да, Белла, - наклонилась над ней сестрёнка.
- На той кассете… в видеокамере. Джеймс знает, кем ты была в прошлой жизни!
- На какой кассете… Милая, он что - снимал?
Ответа я не услышал, Белла снова уплыла в свой полусон.
Если бы я знал! Уже бесполезный гнев полыхнул в мозгу, желание снова впиться зубами и рвать, рвать без конца ненавистного врага, ядом залило рот. Но убить своего врага хотя бы дважды, если не в разы больше, никому не дано.
Элис немедленно метнулась в поисках видеокамеры, нашла её, устроенную на стереоустановке. Камера, которую установил Джеймс, чтобы снять своё действо, всё ещё работала. Последнее, что попало в кадр перед выключением, это деловитое лицо Элис. Она унеслась с ней к машине, и почти сразу же вернулась.
- Прибыли машины от Дженкинса, Джаспер обменяет номера - и можно уезжать.
- Мы можем подставить тех, кто эту машину нам подогнал, у нынешних полицейских много способов узнать, кто сидел за рулём, кроме предъявления водительских прав, - несколько обеспокоено сказал Карлайл, настороженно поглядывая на огонь, постепенно вползавший в танцкласс. - Самое простое - связать брошенную машину и пожар воедино.
-Тут всё просто. Сейчас будет небольшой «бум», машина протаранит стену, взорвётся, и не поймёшь потом, то ли машина загорелась от здания, то ли здание загорелось от взорвавшейся машины.
- Идея Дженкинса?
-Фи, Карлайл! У нас своих хитрецов достаточно.
- Хорошо, как только мы отъедем.
Оставалась ещё рана на голове, Карлайл решил её просто промыть перекисью водорода, и на этом остановиться, Белла под действием укола и слабости всё глубже погружалась в сонное состояние.
- Пора трогаться, - заглянул в зал Эмметт.
- Да, можно её переносить, - согласился Карлайл.
- Нет, я хочу спать! - капризно пробурчала, чувствуя, что её куда-то перемещают, полусонная Белла.
- Вот и хорошо, спи, милая, я тебя понесу, - поднял я её на руки, настолько бережно, как только мог.
Белла не застонала, значит, инъекция уже подействовала полностью.
- Спи, Белла! - чуть покачивая её на руках, нес я её в машину, где Эмметт уже трансформировал заднее и пассажирское сиденья в диван.
- Так, хитрецы. Я и Эдвард везём Беллу в больницу. На вас - приемлемая легенда о происхождении её травм, - распорядился Карлайл
- А что тут сложного! Она и трёх метров не пройдёт, как споткнётся, а то и упадёт! Ну, упала, только очень неудачно. Бывает! - хмыкнул Эмметт
- Вот и обеспечьте место падения и свидетелей. Кстати, для посторонних, кроме меня и Эдварда все остальные Каллены смирно сидят дома.
- Нет! - вскрикнула Элис. - Я её не оставлю! Я не могу! Вы ничего не понимаете,
вы - мужчины! Есть разные мелочи, без которых Белле будет неудобно, а просить вас - мужчин - об этом, ей будет ещё более неудобно!
- Согласен, - изменил своё решение Карлайл. - Элис, после подготовки декораций и статистов, может остаться с нами, а вы, мальчики, незаметно испаряетесь.
- Джаспер, - подумав пару секунд, ухмыльнулся Эмметт. - Этот твой Дженкинс не прочь сегодня ещё подзаработать?
- Возможно, - хохотнул Джаспер, - но эта задачка не их уровня, это для школьников, а он - профессионал высокого класса. Так что, пошевели, для разнообразия, мозгами сам.
Братья после победы над Джеймсом, успокоенные, что Белла осталась жива, оставили этот эпизод в прошлом, и уже были способны подначивать друг друга, шутить. И над своим новым средством передвижения тоже. Рядом с подставным «мерседесом» притулилась скромнейшая «мазда», тоже с тонированными стёклами.
- А эта зачем?
- Ну, Эд, только твой бой с Джеймсом может объяснить твоё тупоумие. Нам на чём передвигаться посреди залитого солнцем города, чтобы выполнить указания Карлайла, если вы заняли «мерседес»?
Они правы, я действительно плохо соображал, вернее, всё, что не касалось Беллы, пролетало мимо, как несущественное. Но Белла жива, у неё есть будущее, значит, оно будет и у меня, и я вправе улыбнуться, представив себе, как Эмметт будет втискиваться в «мазду».

Эйфории от того, что Белла в безопасности рядом со мной, хватило ненадолго, пульс измученного сердца частил еле слышно, неровно, с перебоями, словно насос, хватающий воздух вместе с водой.
- Карлайл! Скорее! Белла слабеет!
Отец прыгнул на водительское сиденье, и машина тронулась, плавно набирая скорость. За спиной раздался глухой удар, а металлический скрежет перекрыли звуки взрыва и гудящего огня. Следы неизвестного лихача будут скрыты золой, пеплом и закопчёнными осколками кирпича. А мы уносились прочь в неизвестном направлении.
- Куда мы?
- Пока Джаспер вёл тебя, у меня было достаточно времени изучить карту города. Белле нужен полноценный комплекс реабилитационных процедур, его может обеспечить далеко не каждый госпиталь, нам необходим лучший, а он не на соседней улице.
Машина ровно скользила по улицам Финикса, всё сильнее забирая к центру города, движение машин становилось всё интенсивнее, удерживаться на «зелёной волне» светофоров становилось всё сложнее, а каждая остановка отнимала время Беллы.
- Карлайл, температура тела падает! - чувствуя, как остываю вместе с Беллой, сообщил я отцу.
- А ты что хотел, при такой кровопотере, - спокойно ответил отец, увеличивая, тем не менее, скорость. - Не паникуй, она сильная, должна справиться. Следи за пульсом.
Этим я и занимался, ужасаясь каждой новой паузе в, и без того ослабевшем, звуке сердцебиения.
- Пульс падает!
Шипение водителя сквозь зубы подчеркнуло ускорение движения зданий за окнами, и замедление попутных машин. Слева сзади послышалась сирена полицейской машины, «мерседес» значительно превысил допустимый скоростной режим. Карлайл и не думал останавливаться, лишь опустил стекло в своём окне. Водительское место было в тени, так что вампирское сияние не должно было ослепить стражей порядка.
-Водитель «мерседеса», остановитесь! - потребовал мегафон в руках полицейского, сидевшего в поравнявшейся с нами машине.
- Увы, офицер, это опасно! - ответил Карлайл.
- У вас что - бомба под задним мостом, как в кино? - съязвил полицейский.
- Хуже, в салоне раненая девушка с большой кровопотерей. Мы едем в Центральный госпиталь, и её родители были бы Вам очень благодарны, если бы Вы обеспечили нам более быстрое передвижение, чем я себе позволил.
В полицейской машине прошёл короткий разговор, после чего говоривший с нами полицейский снова повернулся к Карлайлу.
- Это меняет дело! Следуйте за нами.
Теперь мы неслись под вой сирены гораздо быстрее, и всё вообще понеслось гораздо быстрее.
По пандусу мы въехали под козырёк здания госпиталя, где, предупреждённая полицейскими, нас уже ждала бригада медперсонала с каталкой и кислородной маской и стойкой с физраствором наизготовку. Ловкие руки выхватили ослабевшую Беллу, спины в униформе госпиталя бесцеремонно оттёрли меня в сторону, и полицейских от меня - тоже, с уговорами оставить пока меня в покое: «Не видите? Парень в шоке», и каталка покатилась по коридорам внутрь здания. Карлайл пошёл рядом, и его не остановили, он уже сообщал сопровождающему врачу о характере травм и состоянии пациентки. Я рванулся следом, но ментальный приказ отца был непререкаем:
«Оставайся тут, мы не дома, где тебя каждый санитар в лицо знает, я позову тебя сам».
Мобильник настойчиво пищал в кармане, требуя к себе внимания, количество медсёстёр в фойе, сочувственно поглядывавших на мою обляпанную кровью рубашку, и делавших мне сладкие глазки, катастрофически увеличилось. Всё это не имело никакого отношения к тому, что Беллу с замирающим сердцем увозили от меня, и отец запретил её сопровождать. Это было правильно, я понимал, но легче от этого мне не было.
-Вам звонят, - сказала седоволосая женщина, наверное - старшая, одним движением бровей разогнавшая излишне скученный персонал по местам.
- А? Да, спасибо, - не сразу переключился я с беседы Карлайла с дежурным врачом на обратившуюся ко мне даму.
- Не волнуйтесь, юноша, всё будет хорошо, у нас отличные врачи, - ободряюще улыбнулась она и оставила меня одного.
- Эд, Карлайл не отвечает, слушай ты, - с энтузиазмом затараторил Эмметт, не дожидаясь пока я поднесу мобильник к уху. - Мы всё сделали, как заказано. Джаспер, конечно, мастер людей обрабатывать, но приёмы у него жёсткие. Может, так и надо, я в этом деле не спец. В детали посвятит Элис, она уже собралась к вам, предварительно выкинув нас подальше от города. Вы где, кстати?
- В Центральном госпитале.
- Элис, слышала? - произнёс Эмметт в сторону.
- И даже видела, если ты об адресе, - немного со стороны донёсся её голос.
- Понятно, леди Ясновидящая, - дурашливо ответил Эммет и снова заговорил в трубку. - «Мазда» - самая чудовищно неудобная тачка, на ней только Элис и кататься!
Передай привет Белле, пусть поправляется. Встретимся в Форксе, братец!
Значит, с этим порядок, у легенды есть подтверждение для особо любопытных. Впрочем, это может быть лишняя перестраховка, кому интересны несчастные случаи без клубнички или большого количества жертв.
В госпитале уровень тревожности на порядки выше, чем в аэропорту, сквозь общий фон страха, боли, неуверенности и даже обречённости, трудно было пробиться к ментальному полю Карлайла.
Доктор Каллен из провинции, тонко польстив главврачу отделения, в виде исключения, для повышения квалификации, допущенный в святая святых, в униформе госпиталя был уже в составе бригады в операционной, а на столе, местами прикрытая простынёй, лежала Белла.
Бригада работала быстро, профессионально, Карлайл, скромно сидя в углу, лишь сообщал необходимые сведения о препаратах, уже введённых пациентке, и их объёме, и нет ли у неё индивидуальной непереносимости к другим лекарствам. Я видел только то, что видел он: как чужая кровь поступала по капельнице в тело Беллы, а медсестра меняла одну за другой пустеющие упаковки на новые, по указанию анестезиолога, следившего за давлением, как шевелились спины обступивших операционный стол людей, слышал, как звенели инструменты, да иногда - точные движения рук над чем-то, совершенно не похожим на Беллу, скорее, на кадр из фильма ужасов, или учебный ролик для мясника.
- А это что такое? - удивлённо разглядывал хирург след от зубов Джеймса.
- Донышко от бутылки из-под испанского коньяка, если судить по этикетке, - безмятежно ответил Карлайл.
- Тогда ясно, почему такой чистый глубокий порез, и почему такая потеря крови, - согласился с объяснением хирург. - Опаснее всего именно порезы стеклом. Расширитель…
Это было невыносимо - видеть, как хирург, прежде чем зашить рану, раскрывал и углублял её, чтобы добраться до разорванных сосудов и тканей. Он врачевал Беллу, никак иначе нельзя это сделать, но мне стоило неимоверных усилий удержаться, чтобы не ворваться туда и не порвать их ВСЕХ! Я скорчился в кресле в дальнем углу, чтобы случайный зритель не увидел, как мои зубы впивались в собственный кулак, не проливая ни капли крови на пол.
- Эдвард, - тронул меня кто-то за плечо.
Элис прибыла, с кучей пакетов в руках.
- Всё будет хорошо, правда, я видела. А сейчас пойдём со мной, умоешься и переоденешься. Ты ужасно выглядишь.
- Белла в операционной.
- Я поняла. Эдвард, всё будет хорошо, она справится.
- Нет, ты не поняла. Белла в операционной!
- Эдвард, от того, что ты выглядишь, как неумелый мясник, сбежавший с рабочего места, ей лучше не станет! Не истери, пойдём… - потянула она меня за рукав.
Наверное, приведение себя в порядок мне было необходимо не только потому, что люди косились. Новые рубашка и брюки без следов крови, без запаха гари, психологически сдвинули для меня самые ужасные мгновения этого дня в сторону.
- Ну вот, теперь ты снова похож на нормального человека, а не на психа. Мой тебе совет - не береди душу, не следи за операцией. А я позабочусь о Карлайле, после выхода из операционной ему тоже не мешало бы приобрести пристойный вид.
Элис уже в своём амплуа: всё устроить и всё отладить. Наверное, действительно всё завершится хорошо. Надо только иметь терпение, и ещё терпение…
Вернулась Элис нескоро, количество пакетов в её руках снизилось до нуля.
- Я уже договорилась, в какую палату поместить Беллу. Просторная, окна на северо-запад, почти без прямого солнца. Старшая сестра была настолько любезна, что согласилась с тем, что мы втроём - ты, я и Карлайл, вполне способны заменить дежурных сиделок.
- Элис, я всегда подозревал, что ты - гений!
- А я в этом никогда и не сомневалась, - величественно задрала подбородок сестрица. - Идём встречать Беллу!
Около операционной Карлайл и оперировавший Беллу хирург обменивались профессиональными секретами, медсёстры, косясь на душку-провинциала, везли куда-то каталку с пациентом, от которого оставался густой шлейф асептических препаратов, но Беллы ещё не было, только бледный след её аромата плыл в коридоре, наверное, от формы хирурга.
- Ну, и что застыл? Пошли!
- Куда? Белла ещё в операционной.
- Её только что провезли мимо тебя!
- Нет, не может быть!
- Да! От того, что в ней сейчас больше чужой крови, чем своей, она ведь не перестала быть Беллой?
Это незнакомое неподвижное человеческое существо с заострившимся носом и обтянутыми желтоватой пергаментной кожей скулами, с забинтованной головой, по подбородок укрытое простынёй - Белла?
Нельзя двигаться на своей скорости, здесь вокруг люди, надо по-человечески, шагом, чёрт бы их всех, глазеющих на меня, побрал! И сестру Кертлин, сопровождающую каталку с Беллой, в первую очередь!
- Белла, открой глаза, посмотри на меня! Хоть слово скажи! - упрашивал я, глядя в так страшно изменившееся, за сущие пару часов операции, лицо МОЕЙ Беллы. Что они с ней сделали, и почему Карлайл не помешал?
- Что вы, юноша? С её набором травм удивительно, как она вообще смогла избежать шока, травматического шока, если вы понимаете, о чём идёт речь. Да ещё с такой потерей крови во время операции! Ей несколько дней придётся провести в состоянии искусственной комы, чтобы сердце смогло оправиться от такой нагрузки. Так что все разговоры отложите на потом, - остановила меня медсестра, катившая каталку.
Это не они, не врачи виноваты. Это Джеймс и я…
И у жизни, и у смерти есть инерция. Смерть, наложившая лапу на Беллу, даже уже изгнанная, оставила свой след. Он уйдёт, потом. И для этого Белле надо отдохнуть, от смерти, от жизни, побыть на нейтральной линии - во сне.
- Да, я буду молчать.
- Вот и хорошо, а теперь будьте добры остаться тут, за дверью.
- Мне разрешено ухаживать за ней!
-И переодевать в том числе? - приподняла брови Элис, и обратилась к медсестре, как к своей давней знакомой. - Не обращайте на моего брата внимания, Лил, мужчины не всегда понимают, где границы сочувствия нарушают границы приличий.
- Это ещё извинительно, Элис. Поскольку многие из мужчин не знают ни что такое - сочувствие, ни что такое - приличия, - ворчливо ответила медсестра Лил Джоунс, вкатывая каталку в палату, а её соучастница Элис захлопнула перед моим носом дверь, прошипев, чтобы я не ломился в палату, пока не позволят.
За дверью шуршали, щёлкали тумблерами, переговаривались, Лил, за ловкие руки, обещала Элис блестящую карьеру медсестры, сестра Кертлин не вытерпела, поинтересовалась, что меня связывало с «этой… пациенткой».
- Она его невеста… в некотором роде.
- Как это - в некотором?
-Типа «Принцесса и чудовище».
- Не может быть! Он такой, такой…!
- Ага. Если не принимать во внимание его характер. Настоящее чудовище!
- О-о… а на первый взгляд и не скажешь.
- Увы…
Ну, сестрица! Припомню я тебе сплетни за моей спиной! Но с другой стороны, несбыточная мечта Элис, подкреплённая парой моих недружелюбных гримас, защитит меня от излишнего здешнего внимания. Наконец, медсёстры вышли, одарив меня взглядами разной степени опасливого сочувствия, и я смог войти в палату.
Белла, переодетая в больничную рубашку, в сети из проводов к датчикам, кислородной трубки и капельницы, лежала на спецкровати с поручнями.
Это было странно - увидеть мисс Самостоятельную девочку в таком состоянии, когда каждый её вздох, каждый удар сердца поставлен под наблюдение. Это было ужасно, потому что было действительно необходимо…
- Эдвард, правда, всё хорошо.
- Пока твои видения не завяжутся снова в туманный узел, - с сарказмом ответил я.
- Туманные узлы завязываю не я, - резонно возразила Элис, - я бы их развязала, но
карт-бланш на это ты мне не выдал. Оставим это.
- Ладно. Что там с алиби для Беллы?
- Мотель «Солнечная Аризона», в конце Кактусовой улицы, номера пятьдесят два - твой и Карлайла, и пятьдесят три - мой, оба на третьем этаже, с семи часов утра. Карлайл вместе с нами приехал в Финикс, чтобы поговорить с Беллой, убедить её вернуться к отцу. Белла согласилась встретиться, приехала в мотель, но до нас не дошла, споткнулась на лестнице, пролетела половину пролёта, и вылетела в окно с высоты второго этажа, вынеся и стекло, и часть рамы. Мы, естественно, выскочили на грохот и звон, и нашли её первыми.
Управляющий в ужасе, не только не заикался о компенсации за выбитую раму и битые стёкла, но готов сам компенсировать затраты, связанные с лечением пострадавшей. В преддверии сезона такая слава мотелю ни к чему. Так что мою пленительную улыбку в сопровождении реплики, что более надёжная рама на лестничной площадке нас вполне устроит, воспринял чуть ли не как дар божий. Мотель пока почти пуст, в этом крыле был только уборщик, да регистратор внизу, у телефона. Они клянутся, что «всё слышали и даже видели, как постояльцы оказывали несчастной девушке первую помощь».
- А что подразумевал Эмметт под жёсткими приёмами Джаспера?
- Джаспер напугал их до полусмерти. Пообещал, что, если не возьмут денег за поддельное свидетельствование, а взяв, попытаются надуть - им будет так плохо, что и вообразить невозможно. И максимально закрепил своим «влиянием». У коридорного от этого чуть сердечный приступ не случился, а уборщик просто в обморок упал. Но теперь точно не ошибутся, если кому-то придёт в голову спрашивать.
- Действительно, жёстко. Кстати о Чарли. Ему надо сказать, где Белла, он ведь начнёт с ума сходить, если Белла не будет отзываться несколько дней подряд.
- И её маме тоже.
- Возьмёшь это на себя?
- А что мне за это будет?
- Ничего не будет за обсуждение моего характера с посторонними дамами, хотя и следовало бы что-нибудь придумать.
- Ты не слишком ли щедр, как тебе кажется? - ехидно поинтересовалась Элис.
- На что ради сестрицы не пойдёшь, - непробиваемо ответил я, занимая дежурное место рядом с Беллой.
- Эй, я первая! - возмутилась сестра, но душевных сил на шутливые пикировки у меня уже не осталось.
- Элис, всё!
Сестрёнка замерла, посмотрела на безжизненное лицо Беллы, потом остановила взгляд на моём лице. Что-то оно ей объяснило, потому что она болезненно скривилась.
- Ладно. Приборы контроля тебе, в принципе, не нужны, это для людей. Только не забывай, что на персонал, который обязан тут регулярно появляться, рычать так, как ты на меня сейчас рыкнул, недопустимо.
Я рычал? Не заметил… наверное, рычал.
- Прости.
- И ты меня прости. Пойду, займусь другими делами, - вздохнула Элис, и выскользнула из палаты.
Её место занял Карлайл, молча вслушиваясь в неровное дыхание и пульс раненой, потом ободряюще положил руку на плечо.
- Пока всё в норме. Что меня потрясает в людях, Эдвард, это - как они умеют сопротивляться смерти, несмотря на такую хрупкость. И всё-таки будь внимателен: любое отклонение - как замедление пульса, так и его резкий скачок ни о чём хорошем не говорят, немедленно зови меня.
- Карлайл, её собственный запах очень слабо ощутим, неужели я почти …?
- Нет, не пугайся. Просто костные осколки рассекли и артерию, и вену, в нескольких местах. Сосуды было сложно и долго восстанавливать, вот в процессе операции и потребовалось много донорской крови. Эдвард, ты совершил подвиг, равного которому я не знаю, я… я горжусь тобой!
- Не надо, отец… там, внутри «подвига», происходило такое, чего я буду стыдиться всю свою вечность.
- Не будь к себе слишком строг. Вампиры не ангелы, но и не демоны, вампиры - тоже люди, только нам значительно труднее превозмогать своё естество, чем обычному человеку, но ты это сделал. Пройдёт время, чужую кровь заменит собственная, тебе ли не знать, с какой скоростью это произойдёт, если восстановление будет проходить нормально. Ну, всё, что я хотел тебе сказать, ты услышал. Пока я здесь третий лишний, как мне кажется.
Я покаянно промолчал, потому что он верно всё понял.
- Пойду пока побеседую с коллегами, тут есть несколько интересных случаев, - сказал отец уже от двери.
Дверь под отцовской рукой деликатно плотно прикрылась, и мы остались вдвоём.
Я всё помню о работе человеческого организма, и в благоприятных условиях, и в стрессовых, и не только из учебников. Помню, как звучало тело Беллы, когда всё было в порядке, или случались мелкие неприятности вроде шишки или обморока, но сейчас всё было по-другому. Организму нужна была своя кровь для восстановления, а приходилось пользоваться чужой, поэтому восстановление шло медленнее ожидаемого, поэтому и своя кровь вырабатывалась медленнее, и снова всё шло по тому же заколдованному кругу.
Каждый удар сердца, каждый толчок крови что-то менял, но медленно!
Если бы я не потерял контроля, если бы я очнулся чуть раньше! У Беллы бы сейчас было на глоток - другой больше сил. Но она боролась, используя то, что у неё было. Туго перебинтованная грудная клетка не позволяла дышать полной грудью, дыхание было неглубоким, но частым. И сердце торопилось, как при кислородном голодании. Установленной медсестрой подачи кислорода слегка недостаточно, надо скомпенсировать, вот так, чуть-чуть. Та - ак, дыхание замедлилось, и сердце тоже. Это слишком!!! Убрать! Немного… вот. Уже лучше, но ещё не идеально, но ничего, ещё не-мно-го, трёх микронов хватит…

Теперь лучше, Белла?
Что ты сейчас видишь во сне, да и видишь ли их? Карлайл не говорил, чтобы вышедшие из-под наркоза об этом рассказывали. Неважно, главное, чтобы у тебя хватило сил выбраться.

Часы уходили один за другим, наполненные трудной работой. На каждый вдох, на каждый толчок сердца, нагруженная кислородом кучка гемоглобинов, как колонна дальнобойщиков, отправлялась в путь, а я мысленно следовал за ней. Вот здесь колонна разделяется, вот следующая развилка, ещё одна, и только незначительная часть попадет к ужасающей ране, разгрузится, даст ткани силу расти, восстанавливаться.
А та часть, что по развилке сбежала в другую сторону, попадёт к ране на руке, а часть колонны, что сбежала ещё раньше, попадёт к ране на голове. Всем остальным дорога к сломанным рёбрам, к ссадинам и синякам. Как много повреждений, а ведь ещё надо поддерживать жизнь во всём теле целиком. Ужасно много работы!
Я прощаю чужой крови то, что не так быстро загружалась, да и с разгрузкой проблемы, что быстрее изнашивалась, она ведь чужая. Прощаю, потому что она давала время Белле создать свои «грузовики», новенькие гемоглобины прямо сейчас сходили с конвейера, те самые, какие надо, я чувствовал чуть ли не каждый из них.
- Эдвард
- Да, Карлайл.
- Как дела?
- Нормально, но медленно.
- Мгновенно случается только в сказках и в кино. Ты тут что-то менял?
- Только добавил подачу кислорода, но очень немного.
- И как успехи?
-Судя по тому, что наполненность пульса увеличилась, я всё сделал правильно. Да, ещё кое- что. Температура тела выше не стала, хотя обмен веществ должен был ускориться. Возможно, она уже голодная! Я не знаю, когда она ела в последний раз.
- Возможно, - согласился Карлайл, нажимая кнопку вызова.
- Глюкозу немедленно, четыреста миллилитров в капельницу, пожалуйста, - сообщил он, не оборачиваясь к возникшей в дверях дежурной медсестре.
- Да, доктор Каллен, сейчас, - благоговейно пролепетали от двери.
Вместе с вернувшейся медсестрой впорхнула Элис, одетая в комплект медработника, и со стопкой одежды такого же цвета в руках, скромно постояла в углу, пока глюкоза была установлена, и медсестра отбыла за дверь.
- Доктор Каллен, медбрат Эдвард Каллен, я не думаю, что местные врачи будут против, если в палате вы будете не в цивильной одежде, а в приличествующей госпиталю форме. Форма продезинфицирована и поглажена, прошу.
- Успела обаять кастеляншу? - поинтересовался я, разглядывая свою стопку.
- Носить чужое? Ни в коем случае! Всё новое, только что из магазина.
- Твою «мазду» тоже придётся разбивать в наказание за нарушение скоростного режима?
- Wi-Fi в кафетерии на первом этаже более чем достаточно! Переодевайтесь, если не намерены отправиться куда-нибудь, перекусить.
- Элис, куда? Тут до ближайшего леса невесть сколько километров!
- Ах, Боже мой, Эдвард! Если ты собираешься прилюдно признаться, что для тебя питаться раз в неделю - нормально, пожалуйста. Если же нет - выйди из госпиталя, сделай вид, что посетил китайский ресторан за углом, или Макдональдс в соседнем квартале. Дважды в сутки, как минимум! Что случилось с твоей осторожностью и предусмотрительностью?
- Элис, - укоризненно остановил её Карлайл.
- Она права, Карлайл. Я действительно должен был об этом подумать.
Если бы был в состоянии.
- Элис, мы скоро, но если что…
- … жму две кнопки сразу: срочного вызова и мобильника Карлайла. Этого достаточно?
- В общем - да. Я говорил тебе, что…
- …я – гений? Это общеизвестно, но лишний раз услышать приятно.
Потянулись часы ожидания, разделённые обязательным посещением китайского ресторанчика с пластиковыми, под бамбук, ширмами, где мы с Карлайлом просиживали обязательные десять минут, собирая в пакет поданные блюда, чтобы донести до ближайшего мусорного бака. Из них сложились первые сутки, потом - вторые, третьи. Даже уверения Элис, что видение смерти Беллы на больничной койке к ней не приходило, помогали мало, желтовато - пергаментная кожа говорила сама за себя, что организм ведёт тяжёлую борьбу за выживание. На вторые сутки стали проявляться признаки улучшения, кожа перестала быть похожей на высохший пергамент, хотя желтизна ещё присутствовала, а о румянце и речи быть не могло.
Больные в крыле реанимации - если опасность их жизни миновала и требуется лишь терпеливое выхаживание - очень тихие пациенты, ночью наступала почти полная тишина. Изредка меняясь, проходили дежурные сиделки по коридору, вот и весь шум. Ментальный фон ночью тоже значительно снижался, даже в госпитале ночь - это время отдыха от дневных трудов, по большей части, время снов. Так что собраться клану Калленов в одной палате, незаметно проскользнув мимо откровенно любопытных или случайных глаз, не составило труда. Поправив и без того находившуюся в идеальном порядке постель, Элис собралась уходить, прихватив свою странно раздутую сумку, одиноко валявшуюся где-то с полудня в углу.
- Я думаю, что, раз Белле становится лучше, самое время посмотреть, что там, на кассете видео. Белла сказала, что Джеймс обо мне что-то знал, и мне очень любопытно, что именно. Так что я отправлюсь в мотель.
- Ты собралась смотреть её в одиночку?
- Именно. Содержимое кассеты посвящено не только мне, а всё остальное… Эдвард, всё уже произошло, не думаю, что тебе стоит видеть, как именно это случилось.
Но Белла это не просто видела, а испытала. Мне показалось неожиданно унизительным, быть более защищённым, чем она. Я понял, почему она так рвалась быть вровень со мной, хотя это было и неразумно и нелогично. В моём случае было то же самое: и неразумно, и нелогично, но отступать я не хотел.
- Элис, я должен это видеть.
- Я тоже… - решил Карлайл.
- Зачем?
- Затем что я - старше всех, я глава клана, если ты помнишь, а Белла даже в человеческой ипостаси уже член нашей семьи. Или ты в этом сомневаешься?
В какой-то степени. Розали. Даже если семья сотворила глупость, по её мнению, Роуз не отстранилась, она делала своё дело ради семьи, но отнюдь не ради Беллы.
- Кроме того, есть и некоторый академический, скажем, интерес. Я никогда не общался близко с ищейками, только слышал рассказы о них. Съёмки самого себя говорят о признаках нарциссизма. А необходимость вечно вызывать кого-то на драку - о старательно подавляемом чувстве собственной неполноценности.
Изучать Джеймса, как экзотичного таракана, или, что ещё хуже, как экзотически больного таракана? Как бы он был оскорблён и унижен, узнай он о себе такое! Жаль, этого ему уже не испытать.
- Ну, как хотите. Эдвард, только тихо! Помни, он уже сгорел!
Постараюсь.

Маленький экран, засветившись, недолго показывал пустой зал под аккомпанемент панического голоса Рене, зовущего Беллу.
Элис мгновенно напряглась.
-Я именно это услышала по телефону, и сама передала Белле трубку, - оскалилась сестрёнка. - Вот так он её выманил!
Под продолжающуюся запись уже успокоившейся, но рассерженной, Рене: «Как ты меня напугала! Пожалуйста, никогда так не делай!», - в танцкласс влетела Белла, и растеряно заозиралась по сторонам. И тут в кадр вошёл он - спокойный и доброжелательный, с плавными движениями ленивого кота и пультом от видеомагнитофона в руках.
- Прости, Белла, может, не стоит твою маму сюда впутывать? - внимательно вглядывался ищейка в испуганное лицо жертвы, даже улыбался в предвкушении развлечения.

Я знаю, чего он ждал: что Белла тут же впадёт в истерику, от того, что сама пришла на свою погибель. Не кинься она, не задумываясь, очертя голову, спасать чужую жизнь, не попалась бы на обман, спасла бы свою.
- Да, пожалуй, - с видимым облегчением вздохнула Белла, глядя улыбающемуся собеседнику в глаза.
- Значит, ты не злишься, что я тебя обманул? - Джеймс был неприятно удивлён.
- Конечно, нет, - чистосердечно уверила его Белла.
- Странно, по-моему, ты, правда, не злишься, - заинтересованно разглядывал ищейка девушку, поступавшую совсем не так, как должно. - Почему? Ты веришь, что твой бойфренд за тебя обязательно отомстит? Некоторым помогает сохранить присутствие духа надежда, что у них есть кто-то, способный пойти на риск ради этого, - попытался он найти объяснение такой выдержке.
- Не мне. Я не хотела бы. По крайней мере, я просила его этого не делать.
- Следует отдать вам должное, люди до сих пор не перестают меня удивлять. Среди вас встречаются особи, у которых начисто отсутствует эгоизм.
Джеймс вел себя совершенно как коллекционер, разглядывающий диковинку, случаем попавшую в его руки.
- И что он ответил?
- Не знаю. Я оставила ему письмо.
- Последнее письмо … как романтично. Думаешь, он правильно истолкует твою просьбу?
- Надеюсь.
- Хм, надежды у нас разные, но исполнение своей надежды я сумею превратить в уверенность. Знаешь, я слегка разочарован. Мне казалось, что всё будет намного труднее, начало, по крайней мере, обнадёживало, но потом даже стараться не пришлось.
Белла молчала, ей были неинтересны сложности охотника. Зато ищейке было интересно заставить жертву оценить всю неизбежность своей гибели. Это была игра кота с пойманной мышкой, интеллектуальная игра, ему нужно было разрушить спокойствие Беллы, чтобы насладиться своей победой.
- Три машины, обманные финты, погоня в Ванкувере, и я один против такого большого клана! Виктория - удобный послушный инструмент - не в счёт.
Великолепное начало! Я был просто в бешенстве, когда понял, что не знаю, куда ты делась! В бешенстве и в предвкушении долгой интересной игры, - мечтательно завёл он глаза к потолку.
- Но когда я прятался в грузовом отсёке единственного самолёта, готовившегося к взлёту куда-то на юг, что-то случилось с моим везением. Рраз - щёлкнул он пальцами, - и оно стало работать с усиленной мощностью!
Виктория не смогла добраться до твоего папочки, его охраняли, но смогла добраться до его архива раньше, чем твои подружки догадались охранять и дом. А там: штат, город, улица, дом на обратном адресе давнишней открытки на Рождество. Виктория забрала открытку с собой, и прочитала мне адрес прямо с неё, разглядывая ангелочков с, как она сказала, цыплячьими крылышками.
И первая же посадка моего самолёта была, представь себе, именно в Финиксе! Можно сказать, что почти с комфортом моё везение принесло меня к твоему порогу.

Это не его везенье, это «везенье» Беллы….

- Твои громкие вопли, что ты едешь домой, должны были убедить заинтересованного слушателя, то есть меня, что туда ты ни за что не поедешь. Я в это почти поверил, но раз уж я сюда попал, решил проверить просто для страховки. Люди, обычно, так предсказуемы … Им нужен комфорт: крыша над головой, еда по нескольку раз в день. Люди боятся оказаться в незнакомых местах, боятся оторваться от своих семей.
Тут я немного огорчился - дом был пуст, и забеспокоился - нежели ты умней, чем я предположил. От тебя остались только всякие безделушки да свалка кассет с семейными хрониками. И твой звонок на автоответчике с мобильника с новым номером. Не настолько ты и умна, раз позвонила.
Тут же родился план, для осуществления которого у меня всё было под рукой. Блеф - это то, что я хорошо умею.
Если судить по тому, что ты наговорила в автоответчик, ты должна любить свою мамочку, и пытаться защитить её от меня. Если ты вдруг не в Финиксе, то будешь просить подождать тебя, раскроешь место, где прячешься, а если нет - бросишься спасать мамочку прямо сейчас, и твои сопровождающие с тобой вместе. Я ожидал хотя бы этого.
Ты оказалась глупее даже, чем я предположил, легко поймалась на блеф. И явилась одна. Впрочем, твой дружок - как бишь его, Эдвард? Отпустив тебя в Финикс, тоже умом меня не поразил. Я ожидал от него большего.

Он был прав, я его недооценил. Слишком привык, что бродяги равнодушно относились к человеческой технике, и не желали учиться ею пользоваться. А Джеймс был не из таких. Меня, видно, даже предупреждение Лорана насторожило недостаточно.

Белла продолжала молчать, на её спокойном лице по-прежнему не было страха, это Джеймса уже злило.
- Не возражаешь, если я оставлю Эдварду небольшое послание? - повёл он рукой в сторону экрана. Белла развернулась к объективу, теперь на экране был не просто её профиль, а бледнеющее лицо с наливающимися ужасом глазами. Она увидела камеру. Губы безмолвно шевельнулись, и Белла отвернулась от камеры.

- Он нарочно её мучает! - бросила сквозь зубы Элис. - У Беллы уже губы вздрагивают.
- Не смотри.
- Что?! - начала наливаться гневом Элис.
- Белла МНЕ сказала: «Не смотри».
- Может, она и права. Ты не замечаешь, как скрипишь зубами. Если зарычишь - сбежится весь госпитальный персонал, - предупреждающе заметил Карлайл. - Не забывай, всё уже кончилось.
Что кончилось: ищейка, схватка, пожар? Меня они не интересуют. Страдание Беллы ещё не кончилось! Я… должен увидеть… всё. Чтобы ЗНАТЬ. Как Белла.

- Первый раунд, закончившийся в Портленде, был неплох, но второй раунд, тот, что завершится сейчас, получился простеньким и скучным. Извини, но третий раунд я желаю сделать гораздо ярче. Эдвард Каллен должен хотеть отомстить за свою сломанную игрушку, а для этого должен увидеть процесс во всех подробностях.
Охота затевалась исключительно для него, он осмелился бросить мне вызов, а я этого не терплю. Ты же - просто заурядный человечек, только попала в неудачное время в неудачное место. И уж точно связалась с дурной компанией, - старался Джеймс донести до жертвы всю её незначительность для мира вампиров.
Теперь-то она должна упасть на колени, рыдать, молить о великодушии, проклинать всё на свете и Калленов в придачу!

А Белла молчала, только её лицо бледнело ещё больше, она же в обморок сейчас упадёт!

- Прежде чем мы приступим, небольшое лирическое отступление. Я ведь неспроста начал охоту. Это старая, случившаяся несколько десятилетий тому назад, история, так и не получившая завершения, когда я в первый и единственный раз упустил свою добычу.
Видишь ли, один из моих друзей, совсем старик, так привязался к девушке-человечку, что решился на поступок, который твоему Каллену явно не по зубам. Так вот, узнав, что я положил на девчонку глаз, вампир выкрал её из психбольницы, где мы оба работали, и сделал для меня недосягаемой, уничтожил то единственно ценное, что в ней было. Бедняжка даже не почувствовала боли! Она ведь с детства жила в дурдоме, куда её сдали родители. Несколькими веками раньше её сожгли бы на костре, как ведьму, а в 1920 году гуманные врачи лечили её шокотерапией и порошками. Так что мой дружок подарил ей жизнь - сделал вампиршей, молодой, сильной, красивой! Но абсолютно для меня бесполезной. Я с ним даже разобраться не успел, это сделал кто-то другой, и это не улучшило памяти о вкусе оставшейся на мою долю выжившей из ума старухи, - горестно вздохнул Джеймс.
- Элис! - ахнула Белла.

- Я? - тихо вскрикнула Элис, стараясь вспомнить это лицо с экрана, но человеческая память, несмотря на свидетеля, оставалась пустой.

- Да, твоя маленькая подружка! Я так удивился, увидев её на поляне, что даже не поверил сперва. Калленам не на что обижаться, это всего лишь компенсация. Им досталась та, которая по праву была моей добычей, и единственной моей неудачей! В обмен я забрал тебя - это честно. А твой Эдвард … пусть испытает на своей шкуре, что значит - почувствовать себя неудачником. Захочет рассчитаться со мной за свою неудачу - я очень не против. Игра с двойным победным финалом - это круто.
А как здорово Элис пахла, гораздо лучше, чем ты. Ммм, жаль, что не удалось попробовать её на вкус…

Элис потянула воздух сквозь зубы.

Джеймс сделал ещё один шаг и понюхал волосы Беллы.
- Да, она пахла гораздо лучше, чем ты. Не обижайся, у тебя тоже аромат, что надо, такой нежный, цветочный…

Меня ударило, чудовищно больно. Он, ищейка, точно так же принюхивался к Белле и слюну при этом сглатывал, как я совсем недавно. Я рвал его зубами, почему, за что? За Беллу? Нет... За МОЁ! Два монстра дрались за добычу. Пусть недолго, но я был равен Джеймсу во всём, как он и хотел. И когда спасал Беллу от яда, хоть недолго, но я был им, счастливым Джеймсом, дорвавшимся, наконец, до СВОЕЙ крови!
Я слышал себя, тихое нудное мычание сквозь плотно стиснутые губы. Рука Карлайла снова легла на плечо.
- Эдвард. Это только запись. Элис, наверное, о тебе больше ничего сказано не будет, выклю…
- Нет, Карлайл, досмотрим до конца.
- Будет невыносимо тяжело.
- Я должен.
Теперь я должен всё увидеть. Я, монстр Эдвард, попробовавший крови Беллы, должен увидеть со стороны, что я есть такое.

- Пожалуй, следует приступать! А потом я позвоню Калленам и сообщу, где найти тебя и мой подарок, - говорил с экранчика ищейка, начиная кружить вокруг Беллы,
оглядывая, принюхиваясь, примеряясь.
Белла ещё держалась. Но когда он стал на низкий старт, как спринтер, и оскалился, потеряв всякое сходство с человеком, Белла бросилась бегом к дверям. Зверя не стыдно бояться, от него надо защищаться, или спасаться бегством, если есть хотя бы призрачный шанс. Шанса не было.
Джеймс обогнал её одним стелющимся прыжком, толчок в грудь был чётким, выверенным, не убивающим. Белла пролетела от толчка до зеркальной стены, и врезалась в мутное, покрытое пылью стекло. Треск и звон сыплющегося стекла должен был перекрыть треск рёбер Беллы.

Но если бы звуки бьющегося зеркала можно было бы из записи каким-то образом убрать, мне бы это не помогло, я всё равно ничего не слышал. Гул в голове не давал слышать даже то, что пытался сказать мне на ухо Карлайл.

К упавшей Белле подошёл Джеймс, он что-то говорил, удовлетворённо разглядывая осколки разбитого зеркала. Белла с трудом поднялась на четвереньки, хватая ртом воздух, и снова двинулась к дверям, а он… он СМОТРЕЛ И ЖДАЛ…
Когда Белла, вот так, на четвереньках, проползла полдороги, Джеймс, насмотревшись на это унизительно беспомощное движение, нагнал её снова. Два хладнокровных удара каблуком по ноге, я ничего не слышу, кроме крика Беллы, вижу только, как Беллу ломает боль, как ищейка улыбается, глядя на плоды своих трудов, и ничего не слышу.

Чья-то рука потянулась к камере, выключить, надо немедленно предотвратить это, иначе изображение потухнет, Белла исчезнет там, в глубине экранчика, во власти Джеймса! Остановить Элис! Рука, тянувшаяся к камере, остановилась и вернулась на место.
Это вдруг соединилось: боль в горле как свидетельство того, что Белла живая, и боль в сердце - доказательство того же порядка, что она жива. Пока я её вижу - она живая, она выживет.
Ищейка чего-то ждал и не дождался, что-то сказал Белле, я не слышу ни слова сквозь тяжёлый гул, потом лениво пнул по разрезанной стеклом набухшей кровью брючине. Теперь я слышу: отчаянный вскрик от боли - единственное, что пробивается сквозь невыносимый низкий рёв в мозгу.
Джеймс наклонился, заговорил снова, но ему не больно, и я его не слышу.
- Нет! - сорванными связками хрипло ответила Белла. - Эдвард, пожалуйста!
Она не того попросила, или не то, улыбочку на лице мучителя сменила гримаса. Сильный рывок с размаху толкнул Беллу в другое зеркало. Снова посыпались осколки стекла, один крупный осколок острым краем как лезвием ножа, проехался по голове Беллы, и следом полилась по лицу яркая волна крови.

К низкому рёву в голове прибавилась боль иссохшего горла, словно я дышу раскалённым молотым стеклом, тем самым, из разбитых зеркал.

В Джеймсе словно лопнул какой-то стержень, он опустился на корточки, собравшись в тугой голодный комок. Его руки притянули к оскалившемуся рту запястье Беллы, на лице всплыло выражение блаженства. Я ощущал вместе с ним, как от ЭТОЙ КРОВИ затихает и гаснет боль в горле, как весь мир становится тёплым и живым. Но выражение блаженства мгновенно сменилось злобой: явился конкурент, тот, кто посягает! В кадр ворвался ещё один голодный монстр, с таким же оскалом, и бросился в атаку.

Это я?

Схватка была беспощадной и короткой, первый монстр был быстр и силён, но не готов к нападению, он хотел пить, желание вернуться к крови отвлекало его. Второй был меньше по весу и силе, но, злобы и умения у него было больше, - и вот неприятные ошмётки осколками запрыгали по половицам. Сказались тренировки с Джаспером, его требование все приёмы доводить до автоматизма при максимальном отключении посторонних эмоций. Это помогло во время схватки, и помогло выйти из состояния боя.
- Эдвард, отдай «этого» братьям, они с ним справятся, - сказал Карлайл там, за плоскостью экрана, и я его уже слышал… или только помнил, что он это сказал.

- Эдвард, довольно. Остальное мы видели своими глазами, - звучал очень тихий голос Карлайла, этих слов я не помнил, они сказаны не тогда.
- Эдвард, очнись, это уже закончилось, понимаешь? Закончилось … - уговаривал меня голос Элис. - Обернись, посмотри, Белла здесь, спит, она дышит, и сердце бьётся, прислушайся.
Чтобы слушать, надо убрать остатки гула в голове. Вдох-выдох, вдох-выдох, вдох …
Кап-кап, кап-кап,… капельница.
Тук…тут-тук-тук-тук, тук-тук… на такой скорости сердца вампиров не бьются. Это Белла, это её человеческое сердце. Я его уже был способен услышать.
- Я в порядке, Карлайл, и могу досмотреть до конца.
- Нет смысла, ты не знал про камеру, не позировал, и случайно оказался к объективу спиной. Максимум, что ты увидел бы - это собственный затылок, - сказала Элис, выключая изображение, где на заднем плане Джеймса волокли в другую комнату, а над Беллой склонились Карлайл с Элис.
«Шалтай - Болтай сидел на стене, Шалтай - Болтай …».
- Элис, заслон не поможет, включай.
- Не надо, Эд!
- Боишься, что я не выдержу зрелища и присосусь к ней снова?
- Эд, зачем ты так!
- Она хочет лишь защитить тебя от лишнего испытания. Эдвард, пойми это, - твёрдо потребовал Карлайл. - Видел бы ты себя минуту назад. Только в кино подвиги совершаются с ангельскими лицами и ангельскими чувствами, с людьми всё гораздо сложнее, тем более, если они - вампиры. Ты совершил немыслимое, нам с Элис даже невозможно представить, что ты перенёс. Ты думаешь - это разумно, пройти через это ещё раз?
- Неразумно. Но мне надо.
- Зачем?!
-Чтобы ЗНАТЬ. Камера, лишённая ненависти врага и сочувствия близкого человека, точна. Мне нужно кое-что уяснить, для этого нужен взгляд со стороны.
- Эдвард…
- Так надо, Карлайл. Элис, включай!
Карлайл кивнул головой, и изображение пошло снова.

Я, трясущийся от страха, на нетвёрдых ногах, я, стоящий на коленях над Беллой, вздрагивающий от приказа Карлайла «НЕМЕДЛЕННО!», и тянущий глоток за глотком кровь из прокуса Джеймса.
Первый…. второй…. третий…. четвёртый… пятый…. шестой. Шестой! Слепые глаза, бессмысленное лицо - вот она, граница чистой крови Беллы, а я всё не отрывался. Седьмой… ладно. Восьмой. Здесь я должен был остановиться. Нет? Нет… Девятый… Десятый?! Плавающий взгляд на безумном лице одержимого - это то, что осталось от меня, самого меня здесь нет. Одиннадцатый…
- Не бросай меня, останься! - звала Белла.
Я, на экране, словно глухой, тянул следующий глоток … двенадцатый!
Стоп!!!
ТРИНАДЦАТЫЙ!!!
СТОП!!!

- Эдвард! - кто-то схватил меня за руки, рвущие с мерзким скрежетом ткань туники и кожу на груди. - Стоп!
Я, на экране, замер, словно услышал этот приказ. Дикое лицо мертвеца, погибшего от удушья, отодвинулось от бессильно лежащей на ладонях руки Беллы с редкими капельками рубиновой крови на коже.
- Никуда я не денусь, - мой голос в записи не совсем похож на мой, но это уже пустяки.
Я остановился.

На экране ещё что-то происходило, мелькнуло лицо Элис, и запись кончилась, экран светился ровной белизной, пока Карлайл не выключил камеру.
Нет.
Ради того, чтобы не потерять Беллу, я должен отнять у неё ЖИЗНЬ, пойти на то, чтобы она узнала, что такое - наша жажда?
Нет.
- Элис, ты ЭТОГО хочешь для Беллы?
Элис очень аккуратно над полотенцем, чтобы не насорить и не нашуметь, крошила камеру на мелкие кусочки, вместе с содержимым.
- Элис!
- Надо достать тебе новую тунику, а пока одень рубашку, - безжизненным голосом ответила она, не отрываясь от своего занятия.
- Ты выяснил, что хотел? - спросил Карлайл после долгого молчания.
- Да.
- Что именно?
- Я не буду обращать Беллу. Никогда. Ни за какие блага. Да это и не понадобится. Когда Белла придёт в себя, она поймёт, насколько безрассудно поступила, связавшись с «плохой компанией», и насколько эгоистично поступил я, допустив подобное. Я уеду, сейчас же. Ты мне как-то предлагал, Карлайл, такой вариант, тогда я легкомысленно отказался. Теперь я его приму.
- Ты не можешь оставить её сейчас, - отозвалась со своего места Элис. - Это плохо кончится для неё, ты её не знаешь.
- Сестричка, ты мне, кстати, не ответила на один вопрос. Ты ЭТОГО хочешь для Беллы?
Элис не ответила.
- Ну что ж, просмотр был познавательным во всех отношениях, - сказал Карлайл. -
Я согласен с Эдвардом - обращение Беллы, даже по её желанию, недопустимо, потому что она понятия не имеет, что для неё это будет значить, этого вообще невозможно описать словами так, чтобы она смогла правильно всё оценить. А насчёт отъезда, Эдвард, давай повременим, пока Белла не очнётся. Это решение касается не только тебя, но и её, не так ли?
Карлайл был прав, и Элис была права, решать только Белле. А нести груз её решения - мне. Остаток ночи прошёл спокойно, Беллу наши драматические события не коснулись, она продолжала упорно делать своё дело - возвращаться к жизни.
На пятые сутки прибыли Рене, а потом и Чарли.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/36-21703-0#3338671
Категория: Продолжение по Сумеречной саге | Добавил: Корябка (13.06.2016) | Автор: Корябка
Просмотров: 799 | Комментарии: 6


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 6
0
6 иола   (23.06.2016 00:10)
Большое спасибо, замечательные главы.

0
5 Ladykity   (15.06.2016 12:12)
Да,здесь Эдвард более настоящий,более живой со своими эмоциями.Спасибо.

0
4 pola_gre   (14.06.2016 22:05)
Спасибо! Замечательные главы, не оторваться cool - хорошо, что сразу три wink

0
3 робокашка   (13.06.2016 21:01)
один бы Эдвард не справился

+2
2 kaktus6126   (13.06.2016 19:21)
Лучший фанфик по Солнцу полуночи. Замечательный Эдвард. Согласна, что это лучше Сумерек. Очень рада, что автор выложила его на этом сайте. Спасибо!

+2
1 prokofieva   (13.06.2016 17:57)
Профессионально написано , лучше Сумерок . Спасибо огромное .

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]