Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1220]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13572]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3666]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Aquamarine_ssss
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Чудо должно произойти
Сегодня сочельник. В воздухе витает ощущение чуда. Я настолько физически осязаю его, что невольно останавливаюсь, пытаясь понять, что может измениться. У меня есть заветная мечта, почти несбыточная. Я лелею ее, каждый раз боясь окончательно признать, что ей не суждено осуществиться.

Дальше от мира, ближе к себе
Для Элис это была всего лишь работа и попытка решить очередную проблему. Она и подумать не могла, что окажется на необитаемом острове и найдет для себя нечто более значимое, чем прибыль.
Завершен.

Заблудшие души
Озлобленность против счастья. Новая соседка. Несчастный мужчина. Протяни руку и поверь.
Новый перевод/все люди, переводчик Sensuous.

Что снится дракону
Сны. Такие сладкие... как жаль, что приходится просыпаться.
Игра престолов, Дрого/Дейенерис.
Мини.

Сталь и шелк, или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг. AU примерно с середины 6 книги Роулинг. Все герои, сражавшиеся против Волдеморта, живы!

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?
История Ренесми Карли Каллен.

Завтра я снова убью тебя
Что бы вы сделали, если бы судьба предоставила вам шанс вернуться назад? Если бы вы, была на то воля бога или дьявола, проживали один последний день жизни снова и снова, снова и снова, снова и снова?
Мини, завершен.



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1875
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Продолжение по Сумеречной саге

Личный сорт героина. Глава 74

2016-12-7
12
0
Соединение миров.

В доме было… шумно, с некоторых пор. С того момента, как началась Эпоха Ренэсме.
Тихая обитель вампиров, где каждый занимался, чем хотел и когда хотел, попала под жёсткую диктатуру ребёнка. Шумим, когда позволено, молчим, когда требуется. Сейчас можно шуметь. Несс… ой, Ренэсме проснулась и звенела коллекционным чайным серебряным сервизом Эсме, вернее тем, во что моя дочь этот сервиз превратила. С попустительства бабушки. И вся остальная публика за этим варварством с большим интересом наблюдала. Розали и Эмметт на полу, рядом с девочкой. Карлайл с Эсме и Джаспер с Элис на диване. Судя по заинтересованности зрителей, имеется в виду пари, за какое время моя дочь исхитрится весь сервиз превратить в лом. А поскольку начинает хихикать именно Эмметт, поглядывая на часы, выигрывает он.
«Та-ак, так её, скрутить ещё разок, чтобы никаких сомнений», - мысленно подбадривает он Ренэсме, скручивающую винтом десертную ложку.
«Ей весело!», - счастливо улыбается Эсме.
«Не мягкая. Звенит. Делается другой. Интересно», - внимательно разглядывает плоды своих усилий Ренэсме.
Очень интересно. За что они с сервизом так?
Белла влетела в комнату, и ложка немедленно полетела на пол, как только Ренэсме увидела мать и властно протянула к ней руку.
- «Моя! Тебя долго не было, я хочу к тебе»!

Это взаимно, маленькая моя, вон как мама тебя подхватила, с лёту.

Теперь они были вместе, и улыбались друг другу. Ренэсме за ночь выросла. Но, судя по успокоенному лицу Карлайла, замедление роста началось, и в должных пропорциях. Это очёнь горький мёд, но хоть патологии нет, и есть резерв времени.
Ренэсме похлопала Беллу по щеке. Прозрачная кружка с прозрачной кровью в прозрачных руках Джейкоба, запах. Белла вздрогнула, И всё, вот и вся реакция. Белла беспомощно оглянулась на меня.

Да, милая, Ренэсме ещё не завтракала, и почему бы мне не приготовить завтрак для дочери, если я и для мамы-человека не так давно сооружал такой же завтрак в китайской чашке. Только у Ренэсме посуда другая, вот и вся разница.

- Давно она проснулась? - спросила Белла у Розали, увидев, что я направляюсь на кухню и о завтраке для Ренэсме беспокоиться нечего.
- Минут двадцать назад, - ответила Розали. - Она тебя просила - скорее, даже требовала. Пришлось Эсме принести в жертву маленькому чудовищу своё лучшее серебро.
За «маленькое чудовище» можно бы и обидеться, если бы оно не было произнесено с таким обожанием.
Представить себе картину несложно. Вопящая Ренэсме на руках у Розали показывает Беллу и только Беллу, а мама пытается её чем-нибудь отвлечь, соблазнить,
чем-нибудь красивым и ярким. И это красивое и яркое оказалось сервизом в луче света из окна.
- «Дай»! - показывает Ренэсме.
Мама вынимает сервиз из шкафа, ребёночек перестаёт кричать, и в десять минут превращает произведение искусства в хлам. Роуз довольна и счастлива, хотя не без ревности, её браслет Ренэсме не впечатлил…
- Мы не хотели вас… э-э … отрывать, - судя по голосу, Розали старается не засмеяться, представив себя и Эмметта в… э-э… интересном состоянии, причём Эмметта со звонящим телефоном в руке.

Эй, Роуз, ты не забыла, что я в двух шагах и телепат в придачу? И что Белле твои смешки неловко слушать?

Она даже не подумала об этом. Такая же «дубовая», как и Эмм. Два сапога… поэтому и пара.
Белла промолчала. Собственно, и обижаться не на что. Мы же подарок приняли, и даже воспользовались, значит, подставились.
Эмм хохотал беззвучно, зато ментально ржал во всю мочь.
- «Что, новорождённая уходила своего новобрачного? До утра-то отдышаться успел? Даже телефонного вызова не дождался! А я говорил - круто будет! Это ещё что, это она ещё только шесть часов как очнулась, и - уже…, а до вечера, когда Несси уснёт, часов четырнадцать пройдёт! Тут уж хоть бы до полуночи продержался»…
Иногда мне его такое простое, нарочито простецкое, отношение к чувствам становится неприятным, в данном случае - особенно.
Или… они, Розали и Эмметт, тоже когда-то были «слабым звеном», не в смысле жажды, тут всё довольно благополучно, а в смысле других своих чувств. И ничего не забыли: ни моей возмущённой физиономии, ни отселения. Если при
девушке-человеке Белле они были достаточно деликатны, то при женщине-вампире Эмм точно стесняться не станет, будет мстить с наслаждением. Нам предстоят весёлые денёчки…
- Твою комнату немедленно начнём приводить в порядок, - пообещала Белла своей Ренэсме. - Тебе понравится домик. Он просто сказочный. Спасибо! Огромное спасибо. Лучшего подарка и желать нельзя!
Надо понимать по голосу, что эти слова обращены к Эсме, а Эсме в ответ, молча, улыбнулась.
- «Как я рада, что всё получилось. Роскошь по модным журналам создать легко, мечту - очень сложно, тут готовых рекомендаций нет. Это был очень интересный проект».
Всё, Эмметт, услышав слова благодарности, пошёл вразнос, заржал в голос.
- Так что, домик ещё стоит? - корчась от смеха, выдавил он. - А я думал, вы его с землёй сровняли. Чем же вы ночью-то занимались? Обсуждением национального долга?
Эмметт закатился снова, в голове у него картинка покруче, чем у Розали, я в ней совсем не геройского вида, причём с той же возмущенной физиономией, что так его раздражала в своё время. Ну, Эмметт… нет, за мысли бить не положено, хотя и хочется.
Если бы на месте Эмметта был Джейкоб, уже бы схлопотал по шее. Или ему бы пообещали. Но Эмметт даже не лучший друг, он член клана, даже хуже - названный брат. Надо научиться терпеть недостатки родственников. Белла скрежетнула зубами и промолчала. Кстати о Джейкобе, я его не слышу, вообще никого из волков. Странно…
Ладно, сначала завтрак Ренэсме.
- Да, а где же волки? - почти синхронно со мной забеспокоилась Белла.
- Джейкоб куда-то умчался спозаранку, - нахмурившись, ответила Розали. - И Сет с ним.
В фотографической памяти Розали - Джейкоб, наклонившийся над спящей на руках мамы Ренэсме, на лице отчаяние и боль такой силы, словно у него заживо рвали сердце.
- Что его так расстроило? - поинтересовался я с чашкой подогретой крови в руках. Белла осторожно, сдерживая дыхание, передала Ренэсме Розали и ушла в противоположный угол, всё-таки собственная новорождённость её смущала. Сверхсамоконтроль это одно, а безопасность дочери - другое.
- Не знаю, и не хочу знать, - буркнула Розали.
Это не тот ответ, который мне нужен. Речь не идёт об их вечной войне за Ренэсме, волки - это Непреложный, охраняющий её, закон. И вдруг они все сорвались и убежали. Когда до Розали это дошло, она более подробно описала событие.
- Он смотрел на спящую Несси, открыв рот, как придурок, а потом вдруг как вскочит, как понесётся - ни с того ни с сего. Я, во всяком случае, повода не вижу. И хорошо, что убрался. Чем дольше он тут сидит, тем меньше надежда, что вонь когда-нибудь выветрится.
- Роуз! - укоризненно пропела Эсме.
- Собственно, какая разница, - воинственно взмахнув волосами, заявила Розали.
- Мы здесь тоже долго не задержимся. Ведь сколько говорили уже. Другого-то выхода нет.
- А я говорю, что ехать надо прямиком в Нью-Гемпшир. и скорее обустраиваться.
- продолжая разговор, который прервало наше явление, заявил Эмметт. - Белла числится в Дартмуте, занятия только начались. Судя по всему, если быстро всё провернуть, влиться в ряды студентов для неё проблемы не составит.
Он повернулся к Белле с ехидной усмешкой.
- И программу будешь щёлкать, как орешки… всё равно по ночам кроме зубрёжки заняться нечем.
Розали захихикала, Белла промолчала.

« … пять лет, десять, - какая разница. Да хоть через пятнадцать. Сходит лишний раз в школу, прицепит свою новую шапочку на стену - и все дела. С новым дипломом - вперёд, хоть в Лигу Плюща, хоть куда.
Но не сейчас. Сначала Несси должна вырасти, спокойно и счастливо. И маму ей для этого надо спокойную и счастливую. Это остальные пиявки забыли, как это - быть человеком, а Беллз ещё помнит. У неё есть Рене, ладно, Рене - отрезанный ломоть. У Беллз есть Чарли, есть я. А у Несси, кроме Карлайла, есть ещё один дед, пора бы познакомиться. Несправедливо: одному деду всё, а другому - только срочные похороны. Будет так, как Белла хочет, не дам белобрысой Несси с Беллой уволочь с собой»!
Волна ожидания радости, да что там, эйфории, залила голову, но она была неудобной, это была не моя волна! Джейкоб! Раньше я его так быстро отделять от себя не мог. Сейчас могу. Говорить не могу. Могу только рычать!!!

Зелёный невежественный с короткой памятью щенок двухметрового роста! Забыл, как Беллу даже к полукровке Ренэсме боялся подпускать, пошёл сам - пробником?! Лица новорождённых забыл? Как Белле беспокоит даже мысль о крови? Убью…

И Элис плохо. В голове опять карусель, только хуже прежней, дёрганей, образы меняются, наслаиваются, появляются и исчезают с небывалой скоростью. Она учится видеть с учётом белых пятен, идущих от Ренэсме и волков, даже что-то получается, хотя и тяжело, а тут…
Элис резко вскочила на ноги.
- Что он делает? Что этот пёс себе думает? Целого дня как не бывало! Ничего не вижу! Нет! - измученный напряжением взгляд Элис метнулся к сестричке. - Ты только посмотри на себя! Обязательно проведу инструктаж по пользованию гардеробной!
Вовремя она это вспомнила…
А ментальный голос Джейкоба всё ближе.
«Ну, Беллз, готовься к смотринам, Чарли приедет к дочке и внучке, и считай, вся семья будет в сборе. А для чего ещё нужны друзья! Несси, жизнь моя… у тебя будет всё… ну, и я в придачу».
Обвал. Грохот. Это не через полгода, год - испытание Беллы мучением.
Значит, на Элис надежды никакой. Нет прогноза, есть только страх за Беллу. И ещё за Чарли. И опять за Беллу. Руки стиснуть в кулаки. Нельзя ничего разгромить для успокоения. Нет времени. Я его убью… потом, если он сам над собой этого не сделает. Белла непонимающе смотрит. Надо сказать, немедленно.
- Он сказал Чарли, что ты дома. Чарли, видимо, едет за ним следом. Сюда. Сегодня.
- Твою мать! - мелодично выкрикнула Элис, вылетая через заднюю дверь и оставив вялое удивление за собой - она и такие словечки знает?
- Сказал Чарли?! - ахнула Белла. - Он что, не понимает? Нет!
Нет, он не понимает. Он знает о Вольтури, об их силе, об их обязанностях, сходных с обязанностями старейшин - хранить тайну рода. Даже о том, что хранят тайну они только смертью посвящённого и посвятившего, в назидание другим, он тоже в курсе… Моя боль, отсёкшая всё, что не касалось Беллы, спасла тогда оба клана. А как Элис, тоже зная о квилетах, сумела прикрыть… ах, да, для Элис будущее Беллы тоже превыше и важнее всего. А то, что я и Белла остались в живых - просто везение. Корыстная любовь Аро к талантам заслонила все лишние детали.
Когда Чарли всё увидит и всё узнает, его… что… придётся укусить? Чтобы не убить.
Нарушение Договора.
Если Белла удержится. Если нет… выпитая человеческая жизнь. Муки Беллы.
Нарушение Договора.
Если не нарушим Договор с квилетами, сюда придут Вольтури.
Глупый щенок, подставил под удар два клана сразу… и человека… и Ренэсме…
- Джейкоб уже здесь… - через силу выдавил я.
Наш нечаянный глупый палач…
По дороге, видимо, Джейкоб попал под дождь, вошёл, отряхиваясь, как пёс, брызги во все стороны. Напружиненный, весёлый с горящими глазами, с улыбкой, во всё лицо…
- Ребята, привет! - радостно поздоровался он.
В ответ - мёртвая тишина перед бурей.
Следом вошли Сет и даже Ли,
«А что это они… вроде и не рады…», - всё сильнее начал тревожиться весёлый поначалу Сет.
«Плохая была идея, добром не кончится, надо было волками идти», - не ожидая заранее ничего хорошего, напряглась Ли.
На этот раз она права, плохая идея, хуже некуда.
- Роуз!- окликнула Белла, протягивая руки за ребёнком, и Роуз отдала девочку.
Да, с Ренэсме на руках Белла на Джейкоба не кинется, Ренэсме - напоминание, что Джейкоб под защитой. Защитой Ренэсме.
- Чарли скоро приедет, - будничным тоном сообщил Джейкоб. - Предупреждаю на всякий случай. Элис я догадываюсь где - побежала тебе солнечные очки искать?
- Догадливый ты наш, - процедила Белла. - Что? Ты? Наделал?!
«Мама. Психанула? На моего Джейкоба»?
Надо будет сказать, чтобы выражения выбирал… Если будет, кому говорить.
Улыбка Джейкоба чуть дрогнула, но устояла.

Погоди, когда разберёшься, что к чему, как тогда будешь улыбаться, и чему…

- Белобрысая с Эмметтом с раннего утра всё про переезд нудили, как, да когда, да куда. Я и проснулся. Можно подумать, я дам вам уехать! Вся закавыка ведь в Чарли была? Ну, так всё, беспокоиться не о чем.
- Ты хоть понимаешь, что натворил? Что ему теперь грозит? - напряжённо поинтересовалась Белла.
- Ничего не грозит, - фыркнул Джейкоб. - Кроме тебя. А у тебя этот самый незаурядный самоконтроль. Хоть и фуфло, на мой вкус, по сравнению с телепатией. Никакого интереса.
Меня просто подкинуло к нему навстречу с кулаком наизготовку. Невыносимо захотелось если не убить на месте, то размазать эту сияющую улыбку по лицу, размазать, чтобы исчезла!
Та нестерпимая боль, которая рвала мне глотку, когда я увидел Беллу впервые. Огонь, который испепелял всё - убеждения, долг, семью, всё. Та жажда, от которой плыл разум. Они ведь родные, притяжение крови Чарли для Беллы будет похоже на кровь певицы. Что же ей придётся вытерпеть! Белла, бедная…
«Ай, мой Джейкоб»!

Да, моя маленькая, твой Джейкоб. Хорошо, я его не ударю. Но и Белла - «твоя». Хорошо бы тебе за всю жизнь не понять, что сотворил «твой Джейкоб». Не знаю, как избежать последствий его самодеятельности.

- Это лишь теория, псина! - орал я на него. - По-твоему, наилучшая кандидатура для её проверки - это Чарли? А ты не подумал, каких физических мук будет стоит Белле держать себя в руках? А что с ней будет, если не удержит? Или на чувства Беллы тебе теперь плевать?
Последнее слово действительно получилось таким, моральным, но плевком.
Ничего-о… заслужил.
«Да с чего бы, какие такие муки? От еды? Хотя… когда белобрысая над Беллой стояла, нельзя сказать, что счастлива была, не облизывалась, ей плохо было, и Элис за дверями, мучилась, … белобрысая дала себя утащить, почти не сопротивляясь… как же им на самом-то деле? Не знаю я про них ничего»…
Вот именно!
- Белле будет больно?
Наконец-то, начал соображать!
- Как будто калёным железом в горло.
Хорошая тема для беседы, Белла аж дёрнулась: то ли от страха самой боли, то ли от воспоминаний, когда горло горит так. Там, в лесу, рядом с туристами…
Джейкоб это заметил, вздрогнул вслед. Ну, хоть фантазией не обделён, вспомнил, как сам у костра, ещё до своего обращения, поймал уголёк из костра на руку, шрам-то остался…
- Откуда ж я знал, - прошептал он.
- Спрашивать надо, - ответно прорычал я.
- Ты бы меня не пустил.
- И правильно бы сделал!

Ну, соображай, умник, два клана, ведь два клана под удар! Стоишь ли ты того?

«Да что уж теперь-то. Поздно. Одна надежда - Белла. Уж я её всякую видел, не только в подвенечном платье, но и вовсе, когда ей жить было в тягость».

Не напоминай! Не смей, ты сделал не лучше!

«Не может быть, чтобы не справилась. Даже Несси выносила, а уж, кажется, как тяжело было! Вытянет, Белла такая. Ну, даст по шее, теперь покруче получу, чем раньше, перетерплю».
- Дело не во мне, - вступила в разговор Белла, крепко прижимая к себе дочь, - дело в Чарли, Джейкоб. Как ты мог поставить его жизнь под удар? Неужели не понимаешь, что теперь ему или в могилу, или в вампиры?
Голос у Беллы дрожал, как будто рядом были слёзы. Не будет их, уже не дано, сухое рыдание будет раздирать горло, и кто сказал, что это лучше?
«А я о чём? Не будет Белла бросаться на Чарли, хоть пополам режь. А с остальным… ха-ха, не придётся ли меня благодарить»!

Я бы тебя прямо сейчас «отблагодарил», только вот Ренэсме против!

- Беллз, не переживай. Я не сказал Чарли ничего такого, что ты сама не собиралась, - уже гораздо спокойнее отвечал Джейкоб.
- Так он же придёт сюда!
- Ну, да, в этом и смысл. Сама ведь хотела, чтобы он «сделал неправильные выводы», а я мастерски (прости, что хвастаюсь) вывел его на ложный след.
Белла перехватила Ренэсме поудобнее.
- Не юли, Джейкоб, говори прямо! Иначе моё терпение лопнет.
Мне кажется, или я стал свидетелем того времени, когда в Форксе не было Калленов, а была девочка Белла на каникулах в Ла Пуш, и мальчик Джейк затеял опять что-то опасное?
- О тебе я ничего ему не сказал Белла. Ничего такого. Только о себе. Даже не сказал, а показал.
Смешно ревновать к детству, и я не ревную, нет, правда, просто нет сил терпеть, когда он, вот так, жилы тянет. Понятно, за что получал по шее.
- Он перевоплотился на глазах у Чарли, - процедил я сквозь зубы. Если я и испортил волку эффектную фразу, извиняться не собираюсь.
- Что сделал? - хриплым шёпотом спросила Белла.
- Папа у тебя храбрец. Прямо как ты. В обморок не хлопнулся, не побледнел, не позеленел. Герой! Жаль, что вы не видели его лицо, когда я начал раздеваться… Картина века! - хохотнул Джейкоб.
Я её вижу.
По лицу Чарли бегут поочерёдно волны недоумения, смущения, даже паники. С людьми случаются всякие отклонения, и психические, и сексуальные, и всё вместе… А вдруг с сыном Билли на почве несчастной любви что-то такое приключилось? Чарли не знал уж куда глаза девать, и что делать…
- У тебя с головой как? А если бы сердечный приступ? - начала пугаться Белла.
- Да нормально с ним всё, крепкий дядька. Ну, пораскиньте же мозгами хоть на минуту, поймёте, что мне спасибо надо сказать.
- Полминуты, Джейкоб, - отчеканила Белла ровным голосом. - Через тридцать секунд я должна знать дословно, что ты сказал папе. Потом я передаю Ренэсме Розали и отрываю твою дурью башку. Сет меня не остановит.
- Бог мой, Беллз! Что за сцена из спектакля? Вампирская кровь актёрские способности разбудила?
- Двадцать шесть секунд.
Закатив глаза, Джейкоб плюхнулся в ближайшее кресло. Два других оборотня переместились, чтобы стать по бокам, прикрыть фланги. Ли даже предупреждающе зубы оскалила.
Вот так и доставал мальчик Джейк девочку Беллз.
Сделает что-то опасное, «геройское», и медленно, со вкусом, рассказывает, то ли отчитывается, то ли хвалится, а Белле потом умирать от страха, что не остановила, думать, чем это может кончиться. А как его остановишь, если он такой безбашенный и упрямый.
И как на него повлиять? Мамы-то уже не было, а отцу семью кормить надо. Мальчик Джейк тихих слов не понимал, значит, шли в ход громкие, и кулаки по спине. Наверное, как-то всё же подружка влияла. Слабые кулачки смешили, наверное, своей грозностью, но ведь всегда в его пользу, в его интересах. И делалось стыдно, за то, что сотворено не то, и когда-то сумасбродные, по исполнению, выходки Джейка перестали быть бессмысленными.
Но произошло и обратное влияние. Реакцию Беллы на опасность я бы никогда не назвал девчачьей.
Несколько лет они не виделись, трудное подростковое время - оценка и переоценка того, что знаешь, что чувствуешь. Никто из них раздельно не потерял того, что приобрёл совместно, не хотел, или уже не мог. И когда встретились снова, восстановить былое понимание и единение не составило труда. Да и былые привычки тоже.
Только детство кончилось. Жизнь Беллы заложила такой вираж, что неизвестно, как и удержать. Я появился и исчез. Они поменялись ролями, на какое-то время. Джейк справился.
А потом новый вираж, когда я вернулся в жизнь Беллы. Девочке Беллз пришлось туго, а мальчику Джейку и того хуже. Ничего, выдержали.
И ещё один вираж, от которого вовсе должно снести крышу, когда Белла носила Ренэсме.
Следующий вираж, возможно - последний. Запечатление. Значит, мальчик Джейк уже вырос. Посмотрим, во что.
- Утром я постучался к Чарли и предложил пройтись. Он сначала не понял, но потом я объяснил, что есть новости о тебе, и что ты уже приехала. Мы зашли в лес. Я начал с того, что ты выздоровела, всё в порядке, но немного не как раньше. Чарли подорвался бежать к тебе, а я говорю - нет, сперва я вам кое-что покажу, и превратился, - завершая отчёт, пожал плечами Джейкоб.
Не хотите рассказ - получите конспект. Дело хозяйское.
- Я просила дословно, - не разжимая зубов и добавляя опасные обертоны, сказала Белла.
- За тридцать-то секунд? Ладно, ладно.
«Только не волнуйся, Беллз, всё, правда, очень хорошо».
Джейкоб не боялся и свирепеющей новорождённой, но не хотел пугать подружку Беллу. И на том спасибо!
- Ну, вот. Я превратился обратно, оделся. Когда он снова мог дышать, сказал.
- Чарли, мир вокруг не совсем такой, как Вы привыкли считать. В принципе, это ничего не меняет. Просто теперь Вы знаете. Жизнь пойдёт своим чередом. Можете сделать вид, что Вам померещилось. Минуту - другую он собирал мысли в кучку, потом потребовал объяснений, что там с тобой на самом деле творится - вирус не вирус… Я объяснил, что ты и вправду болела, теперь здорова, но в процессе выздоровления слегка изменилась. Он, конечно, давай выспрашивать, в каком смысле «изменилась». Ну, я на это сказал, что теперь ты, скорее, похожа на Эсме, чем на Рене.
Кажется, добровольно взятую на себя миссию Джейкоб всё-таки завалил, теперь для того, чтобы добраться до обращения, не надо много слов и ума. Все Каллены имеют определённую схожесть. И то, что непохожая Белла стала такой же…
А оборотень спокоен и даже самодовольно улыбается… прибью, если Белла не успеет раньше.
- Он ещё пару минут подумал, потом спрашивает, что, может, ты теперь, как я, в зверя превращаешься? Не, говорю, тут ей до меня далеко, - усмехнулся Джейкоб.
«Ну, конечно, обращаться в дворняжку - это достижение, фи», - с отвращением фыркнула Розали.
- Ну, я начал ему рассказывать, что в оборотнях особого, подробности всякие, а он меня перебил и говорит, мол, «знать не хочу никаких подробностей». Потом спросил, знала ли ты, на что идёшь, когда выходила за Эдварда. Я ему на это - да, с самого начала, с тех пор, как перебралась в Форкс. Это ему здорово не понравилось. Ругался, будь здоров. Ну, я подождал, пока он выпустит пар. В общем, когда успокоился, желаний у него осталось два: увидеться с тобой (тут я потребовал фору, чтобы вас не застать врасплох).
- А второе? - втянула Белла воздух в опустевшие от ожидания беды лёгкие.
Джейкоб заулыбался.
- Тебе понравится. Попросил, чтобы его как можно меньше во всё это посвящали. Так что дозируйте информацию. Лозунг - меньше знаешь, крепче спишь.
- С этим, думаю, справимся, - ответила Белла, впервые, за весь разговор, отпустив натянутую струну напряжения.
- А в остальном он предпочёл бы делать вид, что всё как обычно.
Парламентёр и дипломат со своей миссией справился, можно сказать, прекрасно, так он полагает, и теперь ждёт лаврового венка. А как же… если бы не стойкая нелюбовь Чарли ко всему ненормальному, провалил бы он её на все сто.
Или как раз знал, и именно так и построил беседу, убедив Чарли, что за стеной привычного есть и непривычное, рядом с которым он жил годы и годы, и десятилетия, и друг другу они не мешали. Если старый друг Билли не счёл необходимым рассказать старому другу Чарли, что случилось с его сыном, значит, это и неважно на самом деле. Если с Беллой что-то произошло, но не во вред, то тоже можно оставить в стороне. Были бы дети здоровы и счастливы. Вот в этом Чарли и хочет лично убедиться, и больше ни в чём.
- Что ты ему сказал насчёт Ренэсме?
Так, допрос по полной программе со всеми нюансами. Белле всегда нужна полная информация, мне тут вмешиваться не нужно. Она и человеком ничего не упускала.
- Сказал, что вам с Эдвардом перепало наследство. Ну, Эдварду перепало, вместе с осиротевшей малышкой. - Джейкоб глянул, как я это восприму.
А что, пока всё стройно, нормально.
- Ренэсме - твоя воспитанница, как Дик Грейсон у Брюса Уэйна.
Джейкоб фыркнул, киношный сюжет на эксклюзив не тянет, но почему бы и нет?
- Ты ведь не в обиде, что я соврал? Ну, всё по сценарию? - глянул Джейкоб в мою сторону.
Есть в этом сюжете некий потенциал для увеличения достоверности. Так что, сойдёт.
Джейкобу ещё было, что сказать, на эту тему, какой-то джокер в рукаве вылезал ухмылочкой.
- К тому моменту, если бы слоны летали вокруг бабочками, он и им бы не удивлялся. Он так в лоб и спросил, удочеряете ли вы её. Я говорю, да, мол. Мои поздравления, дедуля, и всё такое. Он даже улыбку выдавил.
- Но, она же так быстро меняется, - сказала Белла.
- Я ему сказал, что она самая особенная из нас всех вместе взятых, - тихо ответил Джейкоб.
Оборотень, принявший печать на сердце. У Чарли своя печать - Белла. Волк не мог не услышать похожее чувство. И не довериться ему.
Вот почему девочка Белла терпела и грубоватый язык, и опасные выходки, и умение тянуть жилы. Джейкоб умеет думать не только о себе. Не только когда влюбился, а всегда.
И Белла это умеет. И мальчик Джейк терпел излишнюю, по его мнению, правильность и просто упёртость подруги, и не смущался, что Белла ловкостью похвастаться не может. Не в этом была её ценность. А в том, что они всегда старались понять и принять друг друга. Даже когда разругивались вдрызг, в главном они могли друг другу доверять.
Джейкоб встал из кресла и подошёл к Белле, к Ренэсме, уже соскучившейся по «своему Джейкобу», остановив тронувшихся вслед за ним оборотней. Как бы ни было сурово лицо Беллы, лучший друг знал - головомойки уже не будет, и даже если попадёт, не ведомым его от этого защищать.
- Я ему говорю: - лишнее, и, правда, знать ни к чему, зато, если закрыть глаза на странности, Вы не пожалеете. Она самая удивительная на всём белом свете.
Втолковал, что надо только потерпеть чуть-чуть, привыкнуть, и тогда вы останетесь тут. Если же ему это окажется не под силу, вы уедете. Сошлись на том, что главное - не грузить его лишними сведениями, и тогда он на всё готов.
Оборотень выжидающе замолчал, с полуулыбкой глядя на Беллу, на, тянущуюся к нему, Ренэсме.
Джейкоб действительно сделал всё, что собирался сделать - вернуть Белле Чарли. И считал, что заслужил награду, возможность прикоснуться, поговорить со своим божеством.
Серия вторая.
Белла тоже умеет тянуть жилы не хуже.
- Спасибо говорить не буду, - отозвалась она. - Опасность для Чарли ещё не миновала.
- Я не знал, что тебе придётся туго, прости! Белла, хотя всё изменилось, ты всегда будешь моей лучшей подругой, и я всегда буду тебя любить. Только, наконец, правильной любовью. Равновесие восстановлено. И у тебя, и у меня есть те, без кого мы не сможем жить.
Джейкоб улыбнулся, какой-то особой улыбкой, наверное, которую я не застал, и вот она вернулась.
- Мир?
Белла очень старалась сохранить суровость, и уже не могла. Но жилы вытянуты ещё не до конца. Протянутую руку она пожала. Но…
- Если Чарли останется в живых после сегодняшних гостей, я подумаю - может, и прощу тебя.
- Это ты останешься в вечном долгу передо мной, потому что Чарли будет, конечно, цел и невредим.
Джейкоб протянул руки к Ренэсме привычным просительным жестом.
- Можно?
- Я специально держу её, чтобы не вцепиться в твою глотку, Джейкоб. Так что давай попозже.
Он вздохнул, но давить не стал. Мудро.
Серия третья, короткая.
Я всё равно хочу его треснуть, за Беллу, хотя и знаю, что не смогу. Ренэсме. Даже если он прав, всё равно хочу треснуть. Как он сказал, выпустить пар? У меня его сейчас с избытком!

Вернулась Элис после розыскных работ в кладовой, в руках - стопка маленьких коробочек. Что-то долго она их искала. Или ещё чем была занята? В голове - ураган, сейчас он разразится над нами, глаза уже сверкают молниями.
- Ты, ты и ты! - поочерёдно обвела оборотней грозным взглядом. - Если вам необходимо остаться, скройтесь, хотя бы за угол, и не высовывайтесь! Вы мне зрение портите!
Вот так та-ак… Не так давно оборотни оставляли Элис просто слепой, теперь только зрение портят? Потом спрошу, сейчас под горячую руку попадаться неразумно.
- Белла, девочку лучше отдай. Руки у тебя должны быть свободны, - продолжала командовать Элис.
А руки Джейкоба, с сияющей улыбкой на физиономии, уже наготове. И сразу же улыбка свяла. Ясно, что ураган «Элис» разразился потому, что где-то совсем близко Чарли, а, значит, скоро Белле придётся испытывать свою сверхвыдержку.
«А если бы мне тот уголёк в руке подержать, а не сбрасывать? Эх… Хорошо, что не знал ничего, нипочём бы не осмелился… Только, ты справишься, Бэлз, я знаю… другой кто - ни за что, а ты - сумеешь».
- Возьми, - прошептала Белла, передавая Ренэсме в руки оборотня и судорожно сглатывая воздух.
Джейкоб с хмурым лицом ответно кивнул и указал подбородком своим «следующим» на дальний угол комнаты. Сет немедленно туда отправился, просто вжался в угол, Ли застряла посреди комнаты, сжав губы и качая головой.
«Плохая идея. Белла, если кровососы правду говорят, мучиться будет жутко. На сколько её хватит? Не хочу видеть, как она рвётся к глотке, без меня тут рук хватит, в случае чего».
Ли сейчас несладко. Пока она волчица, она - бета при альфе, которого накрыло Запечатление. Пока состояние Запечатлённого установится, сбалансируется, она нужна, без беты в стае совсем никуда. В волчьей ипостаси ей даже за собой следить, психологически, гораздо легче. Но человек Лиа, женщина Лиа, чувствует себя неважно, да и выглядит так же. Джейкоб в такой ситуации тоже ушёл в волка, причём безвылазно. А Лиа - нет, старается удержаться человеком. Она вредная, злая, она с трудом к нам привыкает, только Джаспер вызывает у неё меньшее раздражение, чем все остальные, причём Джас клянётся, что без всякого его усилия. Интересно, почему. Но сейчас ей не хочется тут быть, и она угрюмо буркнула.
- Можно мне уйти?
- Конечно, - разрешил Джейкоб-вожак.
- Держи к востоку, чтобы не пересечься с Чарли, - напутствовала Элис.
Почти все секреты раскрыты, можно, как бы, и не прятаться, но человек попросил - не открывать ему горизонты непривычного, не говоря о том, что поберечь нервы Чарли накануне встречи с дочерью совсем не вредно. Ли так и сделает, скоординирует свой путь согласно данным «авиадиспетчера» Элис. Но голову в её сторону не повернула, молча, рванулась в кустарник, перевоплощаться.
А Белле нельзя прятаться, она должна встретиться с человеком. На второй день после завершения обращения, самой что ни на есть новорождённой, не для того, чтобы его выпить, а чтобы пообщаться, да ещё спрятать большую часть своего вампирского состояния, сыграть человека. Это ненормально… для обычного вампира. И… значит… вполне нормально для Беллы? Это ведь её свойство - всегда вести себя не так, как ожидается. И всё будет хорошо?
Судя по тому, что в глазах, цвета огня, этот огонь замерзает, Белла в ужасе. Не знаю, чем занимается её монстр, ожидая человека. Наверное, тоже дрожит, или вовсе бьётся в истерике. Белла, милая…
Я погладил её по щеке, заглядывая в перепуганное лицо.
- Я тебе помогу. Мы все поможем. Ты справишься.
Ты веришь в это?- спрашивали огненные глаза.
- Если бы я не верил в твои способности, мы исчезли бы отсюда сегодня же. Сейчас же. Но у тебя всё получится. Только у тебя. Ты необыкновенная, ты единственная такая на свете, мне ли этого не знать. И представь, какое это будет счастье, если не придётся расставаться с Чарли.
Белла постаралась выровнять дыхание. Элис тут же подошла, с белой коробочкой в протянутой руке. Контактные линзы.
- Глазам будет неудобно. Не больно, просто зрение затуманится. А это раздражает. И всё-таки лучше, чем ярко-алый, да?
Элис подбросила коробочку в воздух, и Белла перехватила её на лету.

Милая, помнишь, обещала выставить претензию, если после обращения останешься неуклюжей? Претензий, кажется, не предвидится?

Белла заметила, как я провожаю глазами стремительный жест её руки и сморщила носик.
Па-адумаешь, это и не пижонство вовсе, это так… чтобы Элис коробочку на пол не упустила.
- Когда ты…?
Элис не дала закончить фразы.
- Перед свадьбой. Вместе с остальными деталями туалета. Готовилась к нескольким возможным вариантам будущего.

Элис!!! Значит, был и такой вариант. А заранее меня предупредить было нельзя?

Сестрица только пожала плечами. Нет убедительного процента осуществления события, и говорить не о чем. Мало ли, что ей видится… а потом что?
Аристофан, на языке оригинала… Ну, Элис…
Кивнув, Белла открыла коробочку и одела линзы. Непривычно, раздражает. Преобразившаяся Белла поморгала, привыкая к линзам, и посмотрела на нас.
- Ну, как я вам?
- Ослепительно! Конечно…
Нечеловечески ослепительно, как и всякий вампир. Тем более без этих пугающих глаз. А ещё как МОЯ человеческая Белла. Такая, какой её видел я один. Остальные замечали далеко не всё, хотя и того хватало, чтобы я скрежетал зубами от ревности. Или я слишком свысока смотрю на людей… и парни были не настолько слепы… а, да ладно. Эта прекрасная женщина - уже моя жена, перед богом и людьми, и вампирами, и оборотнями, если угодно. Она выбрала меня, дважды.
- Да-да, она всегда ослепительна, - нетерпеливо перебила Элис. - хотя большей похвалы не жди. Мутно-карие. Твои карие были гораздо красивее. И ещё, имей
в ВИДУ - они долго не продержатся, через несколько часов яд их растворит. Если Чарли всё ещё будет здесь, придётся исчезнуть под благовидным предлогом, и поменять линзы. Впрочем, людям надо время от времени посещать туалет.
Элис покачала головой, любительница идеала была недовольна результатом, но большее было не в её силах.
- Эсме, проинструктируй её быстренько, как вести себя «по-человечески», а я пока затарю ванную линзами.
- Сколько у меня времени? - поинтересовалась Эсме.
- Пять минут до прихода Чарли, так что покороче.
Эсме понимающе кивнула головой и взяла Беллу за руку, усадила на диван, рядом с собой.
- Запомни главное: не застывать неподвижно и не двигаться слишком быстро.
- Когда он сядет, тоже садись, - подхватил Эмметт. - Люди не любят долго стоять.
И понеслось…
Эмметт, Розали, Джаспер, Эмметт, Джаспер, опять Розали, - каждый спешил втолковать и научить, как движется человеческое тело. Это забавно, но именно эти детали поведения, естественные, на которых человеком и внимания не обращаешь, для вампира в человеческом обществе становятся самым сложным элементом поведения, постоянной точкой внимания. Эмметт посреди лекции нахмурился и кинулся к телевизору.
«Если долго будет разглядывать Беллу, точно, за что-то глазом зацепится, да и у неё передышки не будет. Чарли, вроде, ценитель бейсбола, если отвлечь на игру, может и не заметить, как у Беллы слюнки текут».
Грубо, но верно. Если обман получится, Белле нужна будет передышка. Самым толковым был совет Джаспера.
- Дыхание тебе придётся задерживать, но ты всё равно двигай плечами, чтобы создавалось впечатление, будто ты дышишь.
Да это понадобится, когда рядом появится человек.
Белла, как послушная ученица вертела головой, внимательно глядя на каждого учителя.
- Я же просила только Эсме, - возмутилась вернувшаяся Элис. - Вы её сейчас запутаете.
- Нет, вроде, всё понятно. Сидеть, не задерживать взгляд, моргать, шевелиться.
- Молодец, - похвалила Эсме, обнимая ученицу.
Это было опасным мероприятием, то, что затеял Джейкоб, и всё-таки было похоже на первый выход в свет барышни из высшего общества.
Но ведь одними наставлениями обучение хороших результатов не даёт, нужно и подбадривать.
- У тебя получится, - обнимаю я Беллу с другой стороны.
- Две минуты, - предупредила Элис. - Наверное, лучше лечь на диван. Ты, в конце концов, после болезни. Тогда он не увидит, как ты двигаешься.
Слабые надежды, что походку тоже можно как-то… очеловечить, растаяли от одного вида лица Элис. Нельзя… за оставшихся минуту сорок секунд не успеть, а так - всё.
Белла вдруг вскинулась.
- Джейкоб, мне нужна Ренэсме.
«Нет, ну… мы же ещё не договорили, только что ведь отдала», - и не думал двигаться с места Джейкоб, и Элис тоже покачала головой.
- Нет, Белла, так я ничего не вижу.
- Она мне нужна! Для страховки, - уже молила Белла.
- Ладно, - простонала Элис. - Только пусть сидит как можно спокойнее. Попробую смотреть мимо неё.
Интересно, что значит - смотреть мимо. Потом поговорим. Ради спокойствия Беллы и безопасности Чарли Джейкоб смирился, со вздохом передал Ренэсме маме, и тут же исчез с грозных очей Элис. Сам затеял - сам и расплачивайся.
Но тогда возникает ещё одна проблема - новый участник встречи - Ренэсме. Если куснёт деда - присосётся, даже если оторвём, всё равно возникнут таки-ие вопросы. А если захочет побеседовать с дедушкой, как с нами, напрямую? Про вопросы - не знаю, но шок будет точно.

Маленькая моя, так получается, тебе тоже придётся играть роль, роль обычной маленькой человеческой девочки.

«Мама другая. У неё стали другие глаза. Интересно. Забрали у моего Джейкоба, плохо, опять с мамой - хорошо, и папа со мной, очень хорошо. Мой Джейкоб рядом, на полу, рядом. Никуда не уйдёт».

Ренэсме, пожалуйста, пойми меня, ты не представляешь, насколько это важно, для всех нас.

- Ренэсме, сейчас к вам с мамой придёт один человек. Это очень важный для нас человек. Только он не такой, как мы, и даже не как Джейкоб. с ним надо очень осторожно себя вести. Нельзя рассказывать ему так, как ты рассказываешь нам.
Ренесме коснулась моей щеки, в её головке - Белла с карими глазами.
«Игра».
- Нет, Ренэсме, это - как мерить. Это надо сделать правильно.
Картинка: прозрачная ладошка Ренэсме на моей прозрачной щеке.
«Говорить».
- Нет, вот так - не надо.
«Не такой человек, нельзя говорить? Скучно».
- И когда его увидишь, захочется пить. Но кусать его нельзя. На нем заживает не так быстро, как на Джейкобе.
Картинка: по плечу Джейкоба бежит кровь, но след от зубов быстро тает.
- Нет, он так не может. Укус ему сильно навредит.
«Навредит не такому человеку. Нельзя играть. Скучно».
- Она понимает? - прошептала Белла.
- Понимает. Ты ведь постараешься быть осторожной? Поможешь нам?
Картинка: кровь по плечу Джейкоба.
«Играть с Джейкобом можно»?
- Это можно. Джейкоба кусай, сколько хочешь. Не жалко.
«Я-то помягче вашего. И кровь горячая», - хохотнул Джейкоб.
Не забыл моего неловкого аргумента, не спустил. Ну, что тут сделаешь, хорошо шутить у меня получается лишь в хорошем настроении.
«Чужой. Другой. Кусать нельзя, пить нельзя. Ему будет вред».
Ну вот. Новый человек ещё только подходит к порогу, а новая информация, которую необходимо донести до Ренэсме, уже влияет.
- А тебе, наверное, лучше уйти, - предложил я волку.

Ты, оборотень, уже сделал всё, что мог, для того чтобы Белле пришлось испытать все «прелести жизни», уготованные новорождённым.

- Я обещал Чарли быть тут, - отказался покинуть гостиную Джейкоб, - в качестве моральной поддержки.
- Поддержки! - не удержался я, чтобы не фыркнуть.
Вспомнились глаза Чарли, когда над ним навис косматый зверь из горячечных снов.
- Ты теперь для Чарли самое поганое чудище из нас всех.
- Поганое?! - собрался разозлиться волк и передумал, тихонько и ехидно засмеялся.
«Что бы он сказал о своём зяте, Эдвард? Я-то показался Чарли в своём втором виде, а тебе в истинном - слабо»?
Нет, ну что я, как Розали, привязываюсь? Надо успокаиваться, машина Чарли уже на повороте, шины с шоссе перешли на мягкую грунтовку. И Белла уже её слышит, дыхание ускорилось, но тут же стало возвращаться в норму.
- Молодец, Белла! - шёпотом похвалил Джаспер.
То есть для успокоения Беллы его усилий не потребовалось. Это хорошо.
Ну, Белла, покажи ему класс своей ненормальности, - сжал я её плечи.
- Ты уверен? - спросила меня самая очаровательная ненормальность на свете.
- Абсолютно. У тебя всё получится.

У тебя всё получится, как ты хочешь, у тебя всё получалось, девочка с карими глазами, и кареглазое доказательство тому сидит у тебя на руках.

Пусть это только линзы, камуфляж, но и он кое-что разворошил.
«Ты носишь линзы?», - всплыло в памяти.
Ледяной мальчик уже тогда горел, и не замечал этого, горел ярким пламенем.

Я и тогда хотел тебя поцеловать, как сейчас хочу, только сейчас - сильнее.
Белла… мой огонь, моя жизнь…

- Эдвард, не отвлекай её сейчас.

Что? От чего отвлекать? От меня?

- Упс… - оказывается, я утонул, я целуюсь с Беллой, а до прихода Чарли считанные секунды.
- Потом… - шепнула Белла.

Ты мне сейчас кое-что пообещала… Я напомню, вампиры не забывают ничего.

Не забуду, - сквозь линзы горят глаза Беллы.
- Белла, не расслабляйся, - предостерёг Джаспер.
- Да, - не сводя с меня горящих глаз, ответила Джасперу Белла.

Потом… НАША ночь, да?

- Белла!
- Прости, Джаспер.
Эмметт заржал. Он, конечно, дубина, но в наблюдательности ему не откажешь.
Ну, чего ржать, с кем не бывает…
Вот именно, - смеются глаза Эмметта, в чужом глазу соринка…, а в своём-то - бревно…

Это ты уж… счёт к тебе растёт, Эмметт!

Всё, игрушки кончились. Чарли топает ногами на крыльце, делает два глубоких вздоха.
Тук, тук, тук.
Белла вдыхает побольше воздуха. Как у неё получится…

Белла, держись!

Карлайл пошёл открывать дверь, на лице кроме естественного радушия, ещё и смущение. Ну, как же, взрослый человек, а занимался натуральным надувательством, и был пойман, что называется, за руку.
- Добро пожаловать, Чарли!
- Приветствую, - натянуто ответил он. - Где Белла?
- Я здесь, пап!
Новый голос Беллы, певучий, звонкий, он ей так нравится, но он совершенно незнаком Чарли.
Кто его тут называет папой?
«Эта прекрасная юная женщина с ребёнком на руках? Обманули, подсунули чужую красавицу, вместо дочки. А… моя где? Куда её дели?
Ну, уж нет, они мне всё скажут, они мне девочку мою вернут! Вернут ли…
Эта красавица с райским голоском, Джейкоб сказал… Она похожа, точно, похожа на Беллу… Ну, не должен такой человек, как Карлайл, подменой людей заниматься, он человек порядочный… наверное.
И Джейкоб же сказал, ему уж точно резона врать не было, он Беллу любит.
Белла?
Что же с тобой сделали»…
- Это ты, Белла? - прошептал Чарли
- Угу, - пропел райский незнакомый голос, но со знакомыми интонациями. - Привет, пап.
Чарли вздохнул поглубже, его сбивал голос, совсем не похожий на глуховатый голос дочери. Но, ведь только она могла так сказать: привет, пап. Это было так узнаваемо.
- Привет, Чарли, - заявил из угла о своём присутствии Джейкоб. - Как Вы?
«Это ты называешь - немного не такая», - возмущённо скосился Чарли на Джейкоба.
«Хотя для того, кто взял, да и отрастил хвост, действительно - совсем немного не такая», - вздрогнул Чарли, вспомнив громадного рыжего волка с белоснежными клыками.
Потом медленно пересёк комнату, остановившись в метре от нас, и скосившись на меня обвиняющим взглядом.
«Ты виноват, что она такая»!

Я, Чарли, сначала - я… да и в конце - я.

От Чарли шло тепло живого человека. Пока Белла не растратила запас воздуха - терпимо, потом ей придётся вдохнуть. А я, кроме тепла, чувствую и запах живой крови. В горле жжёт и скребётся жажда, привычная боль, а вот Белла…

Белла, милая…

- Белла? - стараясь разглядеть родное в незнакомке, спросил Чарли.
- Да, кто же ещё, - Белла постаралась хоть как-то сымитировать свой прежний голос.
«Это она, дочка. Опять из-за Каллена попала в беду», - стиснул зубы Чарли.
- С тобой всё в порядке? - сурово поинтересовался он.
- В самом что ни на есть, - заверила Белла. - Здорова, как лошадь.
- Джейк говорил, что… по-другому нельзя было, что ты лежала при смерти.
«Да пёс сбрехнёт - недорого возьмёт. Что же на самом-то деле случилось»…
Забавно, огромный зверь, волк, а хищником его никто не воспринимает. Ну, ладно, мы, мы тоже хищники не меньшие, но Чарли…
Больше воздуха у Беллы нет. Придётся для следующей фразы вдохнуть.

Белла!!!

Белла напряглась, окаменела, руки крепче обняли Ренэсме, как спасательный круг - утопающий, и сильнее прижалась ко мне - держи меня!

Держу, любовь моя, изо всех сил!

Вдох!!!
Вот он, настоящий огонь жажды… сухая рвущая боль, а лекарство - вот оно, только руку протянуть, сладчайшее лекарство от боли, сводящей с ума!
Зрачки расширились, почернели, но под линзами не видно, только чувствуется, как напряжённо натянут весь камень тела жаждущего вампира.

Белла, держу!

Тело постепенно освободилось от напряжения.
Белла смогла… Не знаю, на чём, на каком ресурсе, но она себя удержала и держит!
ДЕРЖИТ!!!
Джейкоб виновато посмотрел на Беллу, представляя себе не тот самый уголёк на руке, а вкус обжигающего воздуха из костра, жар и дым… Потянул, однажды, не рассчитав.
Дошло, наконец…
Чарли упрямо ждал ответа, пока Белла боролась с жаждой.
- Джейкоб сказал правду, - собравшись с духом, ответила Белла.
«А вдруг это как оспа и ветрянка. Джейкоб же чем-то серьёзным заболел, долго болел, весной ещё, переболел, стал волком перекидываться, а Белла подхватила что-то не такое страшное, её в зверя не перекинуло, и весь её вид - всего лишь как оспины на лице. Вся семейка такая, и ничего, умные все и здоровые. В медовый месяц, наверное, от мужа и заразилась»…

Отлично сработал, Джейкоб, но слов благодарности от меня не жди. Ты себе мою благодарность авансом взял. Ренэсме…

- Значит, вы все заодно? - обиженно буркнул Чарли.
На лице Беллы - сожаление и глубочайшее раскаяние.
«Так и есть. Знала, что может заразиться. Да уж не исправишь, жалей не жалей».
Запах крови дошёл сквозь волосы матери и до Ренэсме, она засопела.
«Вкусно, очень вкусно, папа сказал - нельзя. Жалко».
Белла прижала дочку, чтобы та не вывернулась из рук, но это напрасный страх, Белла не может читать Ренэсме просто так, не знает, что её дочь тоже проходит искушение чужой кровью и тоже - успешно.
Внимание Чарли переключилось на ребёнка.
- Ух, ты, - успев мельком взглянуть на Ренэсме и тут же попав под её обаяние, изумился Чарли. - Так это она? Приёмыш, про которого рассказывал Джейкоб?
- Моя племянница, - творчески переработав версию Джейкоба, безмятежно
заявил я.
Когда Чарли разглядит Ренэсме как следует, нашу похожесть простой случайностью объяснить будет нельзя. А кровное родство всё объясняет.
- Я думал, у тебя никого не осталось, - подозрительно произнёс Чарли, вспомнив, что все дети Калленов - приёмные.
- Родителей я потерял. А старшего брата усыновили, как и меня. Больше я его не видел. Да и не знал о нём ничего. Меня нашли органы опеки, когда брат с женой погибли в автокатастрофе, и девочка осталась круглой сиротой.
Я сочинял, Белла восхищённо слушала, как я легко импровизирую, а Чарли внимал без каких-либо эмоций. Бывает…
Любопытство Ренэсме возрастало, ещё раз потянув запретный запах, она выглянула из-за волны волос матери, посмотрела застенчиво на Чарли и снова спряталась.
«Чужой. Горячий, как мой Джейкоб. Хороший»?
- Она… она… что уж тут, просто красавица! - совершенно покорённый, Чарли никак не мог найти подходящих слов.
- Да,- согласился я.
- Но ведь ответственность, какая! Вы сами-то едва на ноги встали.
- А разве можно было иначе? - надо изображать из себя такого правильного хорошего молодого человека, принимающего на себя ответственность, чтобы избавить от сиротства совсем незнакомого ребёнка, только потому, что документы удостоверяют родство.
Я незаметно для Чарли приложил палец к губам - не забывай, не говорить.
- Вы бы отказались от неё?
- Хм-м.. Эх, - покачал Чарли головой.
С одной стороны… а с другой стороны…не маленькие, должны же знать, что делают?
- Джейк говорит, её зовут Несси?
- Нет! - совсем уж немузыкально взъерошилась Белла. - Её зовут Ренэсме.
Чарли перевёл взгляд с Ренэсме на Беллу.
«Красавица-дочка, и болезнь её не испортила, но ведь юная совсем, какая из неё мама. Рене вон было совсем не просто».
- А ты что на этот счёт думаешь? - спросил он у Беллы. - Не лучше было бы Карлайлу и Эсме…
- Она моя! - перебила Белла отца на полуслове. - Она мне нужна!
Вдох!!!
Жажда!
Гримаса, которую вполне можно принять за недовольство отцовским
предложением - И ВСЁ!!! Белла ДЕРЖИТ жажду…
- Хочешь сделать меня дедушкой? - нахмурился Чарли. - Так рано?
- Карлайл тоже дедушка, - парировал я.
Чарли посмотрел на второго дедушку, гораздо моложе себя, даже по официальным документам, тем более по внешности, отнюдь не собирающегося протестовать против своего нового статуса.
- Спасибо, утешили, - Фыркнул Чарли и расхохотался, потом снова посмотрел на Ренэсме. - Да, она, конечно, загляденье.
«Говорят, про меня. Чужой говорит. Какой ты»?
Ренэсме повернулась рассмотреть чужого, которого нельзя кусать, получше.
Чарли впервые посмотрел прямо в лицо девочке, заглянул в глаза и ахнул.
Ещё бы нет. Я тоже ахнул, когда увидел, что на лицо дочери переместились глаза Беллы. Чарли тоже может похвастаться такими, это - наследственное, но у моих женщин они глубже и яснее. Так я думаю. Чарли не искал различия, его поразило сходство, никакими случайностями не объясняемое, даже губы задрожали.
«Не может быть, ну, не может такого быть… Ну хоть как считай. Даже если она мне и в этом наврала. Ну, плюс лишний месяц, ну… июнь, июль, август, сентябрь, да и то - половина, никак не больше, а девочке уже сколько? Но ведь глаза у неё - Беллы»!
«Моральная поддержка» подошла, Джейкоб похлопал задохнувшегося Чарли по спине и шепнул на ухо.
- Помните: «меньше знаешь, крепче спишь». Всё в порядке, даю слово.
Чарли сглотнул, пытаясь продышаться и медленно кивая в ответ, а потом, сверкая глазами, со сжатыми кулаками шагнул ко мне.
- На знание не претендую, но враками сыт по горло!
В смысле, была ли Белла беременной, когда мы объявили о помолвке и просили благословения? А это поможет, Чарли? Ведь даже тогда никакие концы с концами не сойдутся… даже самые экстремальные.
- Простите, - как можно спокойнее пытался я объяснить Чарли наше положение. -
Официальная версия Вам сейчас гораздо полезнее правды. Если хотите, чтобы мы остались, другие версии значения не имеют. Только так можно защитить Беллу, Ренэсме - и всех нас. Ради этого можете Вы поступиться принципами?
Все застыли.
Чарли возмущённо сопел.
«Ультиматум - вот что это. Скажу, что хочу знать правду, - исчезнут, только их и видели, вместе с Беллой, Джейкоб сказал. Ни правды, ни дочки, ни… внучки. Без правды про все эти дела я жил, и дальше проживу, а без дочери»…
- Могла бы заранее предупредить, дочка.
- Про что, и как? Думаешь, было бы легче?
«Да уж»…
Чарли опустился на колени перед Беллой, чтобы поближе присмотреться к внучке.
Вдох.
Боль! Жажда!
Подавление желания. Белла держит жажду в узде. Как я. Или лучше.
Ренэсме потянулась к Чарли.
«Чужой тёплый, вкусный. Нельзя кусать тёплого, вред. Джейкоб тёплый, как чужой. Джейкоба не надо кусать. Не надо вреда. Он - мой Джейкоб».
Прелестно… и на это надеяться уже нечего.
Белла не дала Ренэсме прикоснуться к деду, внимательно приглядывающемуся к внучке, как недавно приглядывался к дочери. Но у Ренэсме свои планы. Прикоснувшись к матери, она показала лицо Чарли, и то, что пить хочет, и что жажда тут же исчезла. Ренэсме не собирается кусать человека, нельзя. Малышка улыбнулась Чарли, и он разглядел идеально ровные зубки.
- Ух, ты! - изумился Чарли. - Сколько ей?
- М-м - замычала Белла, не зная, что сказать.
«Скажи - три месяца», - улыбался Карлайл со своего неизменного места у дверей, - «В трёхмесячном возрасте у некоторых детей уже бывают молочные зубки».
- Три месяца, - сообщаю вместо матери возраст Ренэсме. - Ну, размером с трёхмесячную. В чём-то она взрослее, в чём-то наоборот, не дотягивает.
Ренэсме помахала дедушке ладошкой, дедушка судорожно заморгал, попробовал ещё раз посчитать время зачатия, время рождения, совсем запутался, и махнул рукой на подсчёты.
- А я что говорил? - Джейкоб подтолкнул Чарли заговорщицки в бок локтем.
Чарли отдёрнулся, всё-таки номер в лесу был впечатляющим.
- Да ладно Вам, Чарли! - досадливо простонал Джейкоб. - Ну, могу я кое-что, чего другие не могут. Так все люди такие, каждый чем-то отличается. И что, от всех теперь шарахаться будете? Забудьте, да и дело с концом.
Чарли перевёл дыхание и покорно кивнул. Ладно. И сразу же зацепился за сияющие глаза Джейкоба при взгляде на маленькую девочку, дочь его Беллы от другого мужчины.
- А ты здесь каким боком, Джейк? И насколько Билли в курсе? - настороженно поинтересовался Чарли.

Третий лишний в семье дочери ни к чему, Чарли? Это если семья нормальная, про нас этого не скажешь.

- Я могу рассказать, мне не жалко, - и Билли всё знает, - с ухмылкой согласился Джейкоб, - но сначала вам надо узнать некоторые подробности об оборо…
Чарли со сдавленным хрипом закрыл уши руками.
- Нет-нет, не надо.
Ухмылка Джейкоба трансформировалась в улыбку до ушей.
- Всё будет хорошо, Чарли. Только лишнего в голову не берите.
Чарли пробурчал себе пол нос, что он бы и не брал, кабы оно самовольно не лезло.
«Хватит уже, перегрузили дедулю информацией, пора делать перерыв», - делая звук телевизора погромче, подумал Эмметт.
- У-у! - прогудел он, - «Гейторз», вперёд!
Джейкоб с Чарли подскочили от неожиданности. Переключиться на другую тему потребовало нескольких секунд, пока Чарли, обернувшись через плечо на Эмметта, соображал, к чему этот вопль относится. Пока есть бейсбол, для Чарли всё нормально, мир с ума ещё не сошёл.
- Флорида ведет?
- Они только что тачдаун сделали, - глядя на Беллу, Эмметт злодейски шевелил бровями. - Давно пора! Хоть кто-то здесь кому-то вставит.

Эмметт, не искушай моё терпение, и тем более - терпение Беллы. Настолько её благовоспитанность не распространяется, у Джейкоба спроси.

Хорошо, что Чарли не в курсе наших семейных дел, не понял двусмысленности. Или именно этим Эмметт и воспользовался? Невозможностью ответить здесь и сейчас же. Чарли вздохнул поглубже, сбрасывая весь груз с плеч, и отправился в кресло в компанию к Эмметту, осторожно обойдя Джейкоба.
- Ну, что же. Посмотрим, удастся ли им удержать первенство.
Неизвестно, сколько времени он провёл, наблюдая за игрой, а сколько - погрузившись в собственные мысли, внятнее они не стали, но меньше было волнения, больше задумчивости.
Всё было, вроде, в жизни его дочери устроено - муж, ребёнок, хороший дом, свёкор со свекровью, каких поискать, да и другие родственники - ничего, один даже в бейсболе разбирается.
Странно, конечно, кое-что, вот, например, Джейкоб, сын старого друга, стал оборотнем. Он ведь когда-то очень хотел, чтобы дочь оставила своего странного бойфрэнда ради Джейкоба. А как всё обернулось... Это - то необычное, что всегда было за стеной. И пусть там и остаётся.
«Джейкоб так и советует, да и Эдвард тоже… Так что неизвестно, кто из них страннее, но парни-то они хорошие оба. Ладно, всё, что ни делается, всё к лучшему».
Джейкоб с Сетом тоже пристроились у телевизора, сделав заинтересованные лица, но Джейкоб чаще поглядывал не Ренэсме и Чарли, а Сет откровенно уснул в кресле, пока не понадобится. Белле пришлось пару раз сбегать в ванную, менять тающие линзы, что Чарли если и отмечал, то только как естественную необходимость уединиться. Джаспер, выбрав книгу, даже читал, потому что за Беллой было отчаянно скучно следить. Вспышки жажды при каждом вздохе уверенно подавлялись Беллой без чужой помощи.
Эмметт, увидев, что Белла стерпела одну сальную шуточку, потом другую, с явным намерением её достать, продолжил в том же духе, но пока рядом был Чарли, Белла даже зарычать себе не позволяла, и Эмметт пользовался этим вовсю. После бейсбола Чарли точно так же просмотрел футбольный матч, наполовину глядя в экран, наполовину сквозь него. Было даже заметно, как он ЗАСТАВЛЯЛ себя находиться в нашем обществе, так близко и так долго, обычно люди стремятся ограничить хоть что-то из двух этих параметров. Но он принуждал себя привыкать к тому миру, который для дочери стал своим.
«И что теперь»? - этот ментальный вопрос несся со всех сторон.
«Теперь и дома надо будет изображать из себя людей… Досаждать будет», - разумеется, Розали это беспокоит больше всего.
Элис не слышала мыслей семьи, но легко считывала то, что проскальзывало на их лицах, когда Чарли смотрел мимо. Через минуту сосредоточенности сестрёнка спокойно улыбнулась.
«Он привыкнет, ради Беллы».
На уровне вампирского слуха, камуфлируя шёпот музыкой, я ответил всем, кому это было интересно.
- Не обязательно до последней мелочи копировать быт среднестатистического человека. В каждой человеческой семье есть свои тараканы. Чарли даже должен
кое-что знать о наших. В пределах того, что видела Белла человеком, вполне достаточно.
Все облегчённо вздохнули, атмосфера в гостиной перестала быть постановочной. Розали с Эмметтом взялись строить гигантский карточный домик, что-то похожее они обнаружили в сети и решили сделать даже более грандиозную постройку. Уставший от постоянного и бесполезного напряжения, Джаспер пристроился рядом с Элис на её любимом месте на ступеньках лестницы и положил ей голову на колени. Карлайл уткнулся в недоштудированный, недавно пришедший по почте, научный труд, Эсме, прислонившись к его плечу, мурлыкала песенку времён своего детства и набрасывала под неё в блокноте эскиз интерьера комнаты Ренэсме. А я остался за роялем. Руки автоматически играли этюд, а я изумлялся, всё сильнее и сильнее.
Оказывается, я больше не могу говорить о себе - я существую.
Я живу!
У меня есть Ренэсме и Белла. Слов для определения, что они есть для меня, нет. Только ускорившиеся удары сердца при мысли, что они у меня есть.
Я рад за Карлайла и Эсме, что душа у них при взгляде на меня больше не болит. Я рад за Розали, что ей стало легче примириться с вампирской жизнью, хотя прежде её вечное озлобление только злило, сейчас меня злят и тревожат сальные шуточки Эмметта, до которых раньше не было никакого дела. Я сочувствую Чарли, не потому, что он человек, и злюсь на Джейкоба не потому, что он - оборотень, для этого есть куда как более веские причины. Немного смеюсь над Джаспером, который считал, что знает всё на свете про всё, что касается вампиров, и обнаружил, что формула «я знаю, что ничего не знаю», и про него тоже. Я хочу покоя и мира Чарли и квилетам не только потому, что их неприятности могут отозваться на моей семье. Я просто хочу… чтобы им было хорошо. Они мне больше не чужие. Даже по-прежнему злобно поглядывающая на нас Ли не вызывает прежней личной неприязни. И ей я тоже хотел бы покоя, но это не в моей власти, и точка печали остаётся.
Как много ниточек привязывает теперь меня к миру… Или мир ко мне… Исчез ледяной мальчик, которому не было, по большому счету, дела ни до кого, да и миру он был безразличен не меньше.
А теперь… если вдруг я выпаду из него, мир почувствует, что меня не стало.
Вот ужас-то.
Я по настоящему стал бояться смерти.
Это ли не доказательство, что я - живой…
А если попробовать сочинить мелодию взросления человека? Сложно будет… и вещь получится немаленькой.
Эсме уже пару раз поинтересовалась, может, стоить приготовить ужин для всех гостей, но этого как раз и не надо было.
Сью Клируотер пригласила на ужин Чарли и Билли, двух мужчин, у которых разбежались во все стороны дети. Да и у Сью тоже стало пустовато, собственные дети тоже чаще всего где угодно, но не дома. Так что кормить Чарли перед ужином со старыми друзьями, портить аппетит, не стоило. Время уже подходило, и живот Чарли всё настойчивее об этом напоминал.
- Чарли, вы что, хотите продинамить маму и Билли? Ренэсме и Белла никуда до завтра не денутся, да и до послезавтра тоже. Едем, пожуём чего-нибудь нашего, домашнего.
Чарли Сету не верил. Не про маму с Билли, а про нас. И самый достоверный источник - дочка. Говорить с ней он собирался без меня. Но не с голосом человека и слухом вампира беседовать секретно.
- Джейк говорит, вы собирались сделать отсюда ноги? - пробурчал он.
- Я оставалась бы тут до последнего, используя малейшую возможность. Поэтому мы всё ещё тут, - тихо ответила Белла.
- Он сказал, что вы ещё побудете, - если только я проявлю выдержку и буду держать язык за зубами.
- Да… Но пап, я не могу обещать, что мы вообще никогда не уедем. Это сложно…
… спрятать от людей вечную молодость, а говорить о ней - смертельно.
- Меньше знаешь… - согласился Чарли не выяснять эти сложности.
- Именно.
- Вы ведь не уедете не попрощавшись? Заглянете?
- Даю честное слово. Теперь ты знаешь вполне достаточно, и ни граммом больше, так что, может, и обойдётся. А я постараюсь не пропадать.
И навещать пожилого отца в качестве внучки. Или просто пробежаться до Форкса, заглянуть в окно, убедиться, что он один, постучаться в дверь, чтобы не пугать, и сказать: привет, пап…
Это было для него и раньше трудным делом, обнять дочь, словно посягает на то, на что не имеет достаточно прав. Вот и сейчас прикусив губу, он раскрыл руки, приглашая сразу двоих - дочь и уснувшую внучку. Белле очень внимательно пришлось следить за тем, чтобы отец-человек не почувствовал на себе силу новорождённой, это могло бы кончиться для него переломом позвоночника. А ещё прокусом сонной артерии, но тогда Белла осталась бы без Чарли, и одной угрозы этого хватило, я думаю, чтобы ничего не случилось.
- Да уж, Белла, пожалуйста. Не пропадай, - пробормотал он
- Люблю тебя, пап, - ответила она.
Крепкое, как каменное, холодное, как каменное, тело вампира - к нему ещё привыкнуть надо. Для Чарли, ощущать холод и силу Беллы, было странно до дрожи. Как и всякому человеку… я сочувствую Чарли. Всем бывает странно… кроме Беллы. Она никогда не дрожала… А можно завидовать самому себе, что самое любимое существо если и дрожало от прикосновения моих рук, то совсем по иному поводу? И сейчас, когда мы оба вампиры, происходит то же самое? Нет, не смотреть и не думать. Надо дождаться ночи…
- И я люблю тебя дочка. Что бы там вокруг нас ни творилось.
Чарли осторожно дотронулся пальцем до розовой горячей щёчки Ренэсме.
- Она очень на тебя похожа.
Белла старалась быть невозмутимой, но когда родной отец говорит о твоём ребёнке, да ещё так нежно, невозмутимость быстро тает.
- Скорее, на Эдварда. А кудри - как у тебя.
Люди думают медленнее, но вот чувствуют так же быстро, как вампиры. Чарли вздрогнул, вспомнив свои безуспешные подсчёты, и тут же засопел, восторгаясь и гордясь своим продолжением.
- Хм… Наверное. Хм. Дедушка, - он недоумённо покачал головой. - А мне дадут её когда-нибудь подержать?
Вот этого - такого стремительного прогресса - я не ждал. И Белла не ждала. Но если отец осмелился настолько, что попросил внучку на руки… хотя и очарование Ренэсме нельзя сбрасывать со счетов. Сейчас она спала. Длинные ресницы лежали на сияющем алебастре щёчек, и румянец никуда не делся. И тепло разоспавшегося тельца. Чарли ждал, это было для него так же много, как и объятие дочери, право, в котором он тоже сомневался.
- Держи, - протянула Белла малышку Чарли.
Он умело подставил сложенные колыбелькой руки. Принял и почувствовал разницу в ожидаемом весе и в том, что лёгло ему на руки. Необыкновенность ребёнка была и в этом.
- Надо же… Крепенькая.
Белла нахмурилась, размышляя о правильности поступка… или о том, какова разница между человеческим ребёнком и ребёнком-полувампиром для человека… и для вампира.
- Это хорошо, - поспешил заверить Чарли, и добавил себе под нос. - Когда вокруг такой дурдом, только крепенькой и нужно быть.
Чарли осторожно покачал внучку на руках, обычным, чуть не инстинктивным движением. Наверное, и Беллу маленькую укачивал так же. Это не забывается.
- Красивее малышки в жизни не видал. Даже считая тебя, дочка, прости.
- Согласна.
- Красавица, - заворковал новоиспечённый дед над Ренэсме.
Судя по реакции Чарли, Ренэсме впишется в мир людей, когда вырастет, без всяких сложностей. Мне успокоиться или сразу… занервничать, учитывая её красоту? В конце концов, это - проблема Джейкоба, пусть над этим у него голова болит, а она у него ух как заболит… даже на душе, после того, как Ренэсме решила его больше не кусать, полегчало. Это нехорошо, я знаю. Но поделать с этим ничего не могу. Он уведёт у нас в своё время Ренэсме, как я увёл у Чарли Беллу.
Прелестно…
- Можно, я завтра загляну? - не отрывая глаз от детского личика, спросил Чарли.
- Конечно, пап, заезжай. Мы тут.
- Да уж. Пожалуйста, - сурово попросил Чарли: будьте тут, не исчезайте, не оставляйте меня.
И совсем другим голосом попрощался с внучкой.
- До завтра, Несси.
- Ну, хоть ты не начинай! - заныла Белла.
- А?
- Её зовут Ренэсме. Рене плюс Эсме. Без уменьшительных, - Белле надо было сбросить возникшее раздражение, а глубокий вздох… ей не хотелось испытывать лишний сухой ожог.
Пришлось гасить раздражение просто усилием воли. Справилась. Это ни на что не похоже… Как там Джаспер, ещё не в обмороке?
- Хочешь знать, какое у неё второе имя?
- Конечно.
- Карли. Через «к». Карлайл плюс Чарли.
«Ух, ты… Вот это - подарок. Наверное, я был неплохим отцом».
Чарли улыбнулся. Он редко улыбался так. Когда я видел такую? Может, и не видел никогда, она очень личная.
- Спасибо, Белла.
- Это тебе спасибо, пап. Всё так резко и стремительно изменилось. Голова до сих пор кругом идёт. Если бы не ты, не знаю, как бы я сохранила связь… с реальностью.
У Чарли снова заурчало в животе.
- Езжай, пап. Мы никуда не денемся, - уверила отца Белла, принимая Ренэсме обратно.
Как-то я очень глубоко ухожу в слои прошлого. Белла тоже боялась, что я могу исчезнуть, растаять. Она думает, что её отец чувствует то же самое? Может быть… всё-таки кровные родственники.
Сет, вышел к машине, дожидаться, пока Чарли попрощается, а Джейкоб направился на кухню - потрошить холодильник. Чарли вот-вот уедет, значит, Ренэсме скоро переедет на его руки, а живот и у Джейкоба пуст. Рычание живота над ухом спящей Несси - для Джейкоба она - Несси, хоть убейся, - неприемлемо.
Чарли собравшись уходить, окинув наше общество одним взглядом, приподнял брови.
«Интересно, а режим дня они как-то соблюдают? Ни тебе возни на кухне, ни тебе указаний, кому что делать. Каждый занимается, чем хочет. Хотя, если бы я Белле каждую минуту давал указания, тоже было бы не очень… странные они, но дочке, видно, такие больше подходят».
Молча попрощавшись одним общим поклоном, и получив в ответ улыбки, а также прощально поднятую руку Карлайла, мистер Свон отправился к входной двери.
- Вот не знаю, до какой степени стоит посвящать Рене… - стоя одной ногой на пороге, проговорил Чарли.
- Ну, она и так в курсе того, что вписывается в её понимание. Незачем её волновать. Лучше поберечь. Это всё не для слабонервных, - согласилась Белла.
Чарли грустно хмыкнул.
- Тебя бы я тоже поберёг - если бы знал, как. С другой стороны, тебя ведь слабонервной не назовёшь.

Чарли, если бы ты знал, насколько ты прав!

Белла улыбнулась в ответ, и снова аккуратно вдохнула воздух, Джаспер даже не напрягся. Обычный сухой ожёг, для неё уже обычный…
Мистер Свон рассеянно похлопал себя по животу, опять напомнившему, что он давно пустой, обиженным ворчанием.
- Что-нибудь придумаю. У нас ведь будет ещё время поговорить?
- Конечно, - в который раз пообещала Белла, разрешая своему голосу звучать так, как удобно. Прозрачно и звонко.
Поёжившись, Чарли со вздохом покачал головой.
- До завтра, Белла, - потом добавил, сдвинув брови. - Я не в том смысле, что ты
какая-то не такая. Ты отлично выглядишь. А я привыкну.
- Спасибо, пап.
Кивнув, мистер Свон задумчиво двинулся к машине, об которую, уже совсем заскучав, опирался ожидающий Сет.
Белла так и стояла, пока звук шуршания шин по асфальту трассы не сообщил, что машина покинула грунтовку к дому, и Чарли уже на пути в Ла Пуш.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/36-21703-0#3338671
Категория: Продолжение по Сумеречной саге | Добавил: Корябка (17.10.2016) | Автор: Корябка
Просмотров: 442 | Комментарии: 6


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 6
0
6 Ayia   (18.10.2016 12:43)
Спасибо за главу!!!!!!!!!

0
5 робокашка   (18.10.2016 01:49)
Ренесмэ всех примирила

0
3 Kataru   (17.10.2016 21:52)
Спасибо за главу.

0
2 kaktus6126   (17.10.2016 20:17)
Спасибо. С таким удовольствием читаю все снова!

0
1 pola_gre   (17.10.2016 19:16)
Спасибо за новую главу!

Цитата Текст статьи
Справилась. Это ни на что не похоже… Как там Джаспер, ещё не в обмороке?
Приятно читать, как Эдвард восхищается своей женой.
Но - никто больше?

0
4 Корябка   (17.10.2016 22:37)
Речь ведь шла не об экзамене для Беллы, а об огромном риске для всех. Все остальные оценивать чужую жажду могли только по аналогии с самими собой, а Джаспер чувствует напрямую. Он был абсолютно достоверным источником информации для Эдварда, и страховкой для Беллы. И чьё самочувствие из родственников для Эда в данном случае было единственно важным?

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]