Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1218]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13555]
Альтернатива [8910]
СЛЭШ и НЦ [8159]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3635]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Irida
Nikki6392
Валлери
АкваМарина
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Sealed by snow | Заснеженные
Белла и Эдвард потерянные и одинокие. Вся их жизнь состоит из попыток убежать от себя. Что произойдет, когда их миры столкнутся? Смогут ли они помочь друг другу преодолеть прошлое? Или же это будет шторм, который разрушит всё вокруг?
Перевод возобновлен!

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Сталь и шелк или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг.

По велению короля
Небольшое затерянное в лесах графство лишь однажды привлекло к себе высочайшее внимание – когда Чарлз Свон, будущий граф Дуаер, неожиданно женился на племяннице короля...
Мини, завершен.

Легенда о проклятом мысе
Молодая искательница сокровищ решает исследовать руины некогда стоявшего на живописной скале, а после затонувшего в море замка таинственного англичанина, чья жизнь и смерть обросла всевозможными легендами. Что найдет она на дне Карибского моря?
Новый мистический мини от Валлери и Миравия. Завершен.

CSI: Коннектикут
Сиквел фф «CSI: Место преступления Сиэтл». Белла с Элис возглавили свое детективное агентство, а Эдвард – «Научные исследования Мейсена». Их план жить спокойной жизнью рушится, когда агентство слишком глубоко копнет в деле, Элис настигнет прошлое, а стремление Эдварда найти «крота» в лаборатории означает, что он подозревает всех. Вас ждут: убийство, месть, верность и любовь! Завершён!

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11663
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Продолжение по Сумеречной саге

Личный сорт героина. Глава 61

2016-12-3
12
0
61.Удержать бабочку.

- Мы возвращаемся. Джейкоб уже ушёл.
В доме тихо, кажется, слышно даже, как падают первые жёлтые листья.
И дыхание Беллы, неровное, хриплое, и биение сердца.
- Джейкоб? - зовёт Белла.
- Он ушёл.
- Как ушёл? Я не слышала, чтобы мотоцикл завёлся.
- Волк на своих четырёх бежит быстрее, чем человек на мотоцикле.
- Эдвард, вы подслушивали?
- Нет, милая, только я.
- Значит, пересказывать тебе ничего не надо.
- Не надо, Белла.
- Я смогу, я справлюсь.
- Да, Белла.
- И ты не дашь мне умереть, когда он родится.
- Да.
Белла устало прикрыла глаза, и вдруг резко натянулась, выгнулась дугой.
- Белла! - подхватила её Розали вместе со мной.
Белла резко выдохнула, открыла глаза и улыбнулась! Просто засияла!
- Всё хорошо, с ним всё хорошо. Он просто поворачивается на другой бочок.
И эта красотка тоже просияла. Ну конечно, её «сокровище» в порядке. Это я не в порядке.
Я больше не могу называть «его» - «это», я не могу «его» ненавидеть, как не могу ненавидеть Джейкоба, потому что Белла их любит. Как меня. Всех по-разному, но равно сильно. Вру. «Его» она любит больше всего, больше жизни, больше меня.
Но ничто, даже доверие Беллы, не может отменить моей растущей ненависти к Розали. Она охраняет Беллу, пылинки с неё сдувает, ухаживает, кормит и поит, почти боготворит. Но только как сосуд, который растит «его», только в этом качестве, и на тот срок, пока «он» нуждается в Белле! Ну и что, что Белла к себе относится точно так же! Это не даёт такого же права Розали!
А ещё я ненавижу её за то, что она мне не даёт отодвинуться от «него». Каждым движением, каждым словом Розали напоминает, что их - двое, что я теряю двоих. Что самопожертвование Беллы бессмысленно. Они уйдут - оба. Мне жаль и «его» тоже, но если бы можно было выбирать, больно или нет, я отдал бы «его», только бы Белла…
Невозможно. Белла не отдаст. По победной физиономии Розали видно. Ненавижу.
- Белла, видео включить?
- Не надо, шумно, и следить за действием приходится. Эдвард, почитай
что-нибудь, только посмешнее.
- Визит оборотня не развеселил? - устраивая поудобнее подушки, в надежде на подробности, закинула крючок Розали
- Да уж, веселья было выше крыши, - чуть саркастически усмехнулась Белла.
«Так и думала, плохая была идея», - кивнула сама себе Розали, но расспрашивать дальше не стала. - «Только бы последствий не было».
Белла слушала в моём исполнении «Троих в лодке…», слегка посмеивалась, пока смех не оборвался всхлипом.
Над Беллой навис Карлайл.
- Дыши, Белла, дыши, только не спеши, это просто удушье, сейчас всё пройдёт.
И-и вдох, и-и выдох, и-и вдох… Вот так, вот всё и прошло. Каждый раз, как станет не хватать воздуха, не паникуй, начинай считать: и-и раз, и-и два…
- Хорошо, Карлайл. Буду считать. А малышу это не вредит?
- Когда ты считаешь? Отнюдь нет.
- Нет, когда удушье.
- Не думаю, если быстро его снимать. Плод пока не дышит самостоятельно.
- А-а, ну да, - успокоенная Белла вновь откидывается на подушки, на посеревшее лицо медленно возвращаются живые краски, только очень бледные.
«Ну, вот и последствия»! - мысленно кипит Розали. - «Доигрался»!
Сейчас выгонит.
- Эдвард, - почти медовым голосом выпевает Розали, - не принёс бы ты букетик каких-нибудь полевых цветов для Беллы.
Это в начале осени, в Форксе.
- Или осенний букет собери. У тебя, в отличие от всего остального, икебана совсем неплохо получаются. А Белла немного отдохнёт. Потом пойдём ванну принимать, так что можешь не спешить…
В смысле не показывайся до вечера на глаза, не тревожь Беллу, не напоминай своей физиономией об оборотне. Я виноват, но ТРЕСНУТЬ за один только медовый голос очень хочется. Нельзя, и я иду собирать эту самую икебану из первых увядших листьев всех цветов надвигающейся осени, накручивая круги вокруг дома.
- Эдвард, - подзывает к крыльцу Карлайл. - Надо что-то предпринимать. Мне очень не понравился приступ удушья.
- Я виноват…
- Нервная нагрузка свою роль сыграла, уровень гемоглобина падает быстрее, ты ведь знал об этом….
- Белла не будет больше нервничать.
- Даже если так. Но гемоглобин падает не только от нервных нагрузок, но и от… голода. А без достаточного уровня гемоглобина, ты знаешь…
- Белла будет задыхаться в любом случае.
- Да. Гемоглобин надо удержать. Да и сам плод давит на диафрагму. Нужен новый полный осмотр. И капельница, похоже, больше пользы принесёт, чем раздельные инъекции больших объёмов. Витамины, физраствор, глюкоза. Нужно всё подготовить, перенести и подключить, пока Белла в ванной.
- Хорошо.
Гостиная срочно превращается в реабилитационную палату. Все приборы, что Карлайл заказал, установлены. УЗИ, кардиограф, кардиостимулятор, аппарат для подачи кислорода, от всех провода надо включить в сеть. Капельница, аппарат для гемодиализа, не нужен пока, но уже стоит, а вдруг… Эта угрожающая неопределенность того, что может быть «а вдруг», как мутный туман, затягивающий всё вокруг, а в этом тумане я, как паук, плету сеть из множества проводков для нежной бабочки, чтобы не улетела.
- Эдвард, мне не нужен батут из проводов, мне нужны удобство, чёткость и порядок, - требует Карлайл.
Батут, смешно. Бабочкам не нужны батуты, они и сами прекрасно улетают. И паукам не нужны батуты, им нужны сети, чтобы ловить бабочек.
- Эдвард! Ты в порядке?
Голова болит. Значит, сейчас буду в порядке.
- Да. Я всё сейчас сделаю.
- Эдвард!
- Всё готово.
Ещё из коридора слышно мурлыканье Розали.
- Сегодня ты просто молодец, даже голову помыть удалось. Сейчас мы ляжем, укроемся, вытрем голову и осторожненько расчешем, прядку за прядкой, все наши локоны, до последнего волоска.
- Роуз, ну что ты со мной, как с маленькой, - недовольно ворчала Белла, перемещаясь на руках Розали в гостиную.
- Ты и впрямь большая девочка, но вас всё-таки двое, а второй уж никак не большой. Прими это в его адрес.
- Ну, ладно, в его адрес принимается. Ты думаешь, он слышит?
- Не слышит, так чувствует. Так мне кажется. Эт-то ещё что такое, что за смена декораций?
Розали, аккуратно прошествовала мимо специальной функциональной кровати к диванчику, на котором Белла, по большей части, находится. Уложила, укутала, сверкая угрожающе глазами чаще всего в мою сторону, но и Карлайла вниманием не обделяя. Потом указала подбородком на дверь, и мы вышли, а она следом за нами. А за ней возник из ниоткуда Эмметт, перекрыв собой дверь.
- Розали, необходимо новое обследование, и, пожалуй, более пристальное наблюдение, - объяснил Карлайл изменение интеръера.
- Шесть дней тому назад полное обследование уже проводили. Ничего из ряда вон за прошедшее время не наблюдалось, - подозрение в покушении на её «сокровище» ядовитым шипением вырывалось сквозь зубы Розали.
- При всей твоей невежественности в медицине ты должна понимать, что мы попали в область неизвестного. Процессы проходят нестандартно, и очень быстро, - сдержанно вразумлял Карлайл.
- Белла не подопытная крыса, чтобы над ней без конца проводить эксперименты!
- Розали! Речь идёт о жизни Беллы в таких вот необычайных обстоятельствах, значит, и меры приходится принимать необычайные, - уже терял терпение отец.
- Уж куда как необычайная вещь - принудительный аборт! Я смотрю, тут почти всё уже готово, - мотнула она головой в сторону комнаты.
- Розали!!! Не переходи границ! - зазвучал металл в голосе Карлайла.
- Я и не выхожу из границ тех обязательств, что приняла на себя! - заискрил камень, в ответ на удар металла.
Для Розали уже ничего не существовало: ни главы клана, ни долга перед семьёй, ни жизни Эмметта, ни своей собственной. Только «он».
- Клянусь ещё раз: ничего, кроме обследования, с подробным разъяснением, что делается, как и почему, производиться не будет, - поняв, на какой опасной грани балансирует семья, Карлайл предложил компромисс.
- Всё равно это лишняя нервная нагрузка, а Беллу и так сегодня… нагрузили. Ей нужен дополнительный отдых, - слегка смягчила в ответ свою позицию Розали.
- Ладно. Но если случится, хоть ещё один, приступ удушья - никаких проволочек. Ты поняла?
- Поняла, - компромисс найден, и Розали его приняла.
Она будет на ходу учиться сестринскому делу, чтобы иметь возможность контролировать наши действия. Розали - медик! Нелепо, смешно, но это выход из тупика.
- Розали, что там у вас происходит? - спросила из-за дверей Белла. - Вы так тихо говорите, что я не слышу ничего.
- Да так, организационные вопросы, - ответила Розали, возвращаясь в комнату, и я следом за ней. С букетом.
- Это тебе, Белла.
- Ой, как красиво. А о чём вы там секретничали? И что всё это значит?
Что ей сказать, что ей становится хуже?
- Карлайл заразился.
- Чем это? Вампиры не могут заразиться ничем, не путай меня.
- Могут, например, паранойей. Моей. Ты ведь всегда говорила, что твоя безопасность - это моя паранойя. Вот это - его физическое воплощение.
- А-а, вроде твоей машины «до»? - хихикнула Белла.
- Да, Белла.
Розали, устанавливая мой осенний веник в вазе, подняла брови, а потом одобрительно усмехнулась.
«Ведь может, когда хочет, быть умным»!
Я опять хочу её ТРЕСНУТЬ, а вместо этого беру в руки книгу.
- Будем читать дальше? - ни полотенца, ни расчёски Розали мне не доверила. Попомню.
- Ага.
Я читаю, читаю и слушаю, как бьётся её сердце.
Замкнутое кольцо: чтобы сердце билось, нужен кислород, а чтобы был кислород, должно биться сердце. И сердце бьётся из последних сил, гонит кровь, быстрее и быстрее, чтобы получить хоть сколько-то. Сколько оно ещё в таком режиме, голодное, продержится?
Вольтерра… нет, не поеду, Блэк гораздо ближе.
На заднем плане сознания проскальзывают чужие мысли: моя семья, случайная редкая машина на дороге и обрывки мыслей незнакомых людей, - привычный фон.
- «Эдвард! Эдвард, ты здесь»?- взрывает общий фон нечто новое, тоже знакомое, но абсолютно неожиданное. Сет?
- «Ну вот, теперь я чувствую себя полным кретином».
- «Ты и есть кретин», - Джейкоб Блэк?
- «А он нас слышит»?
- «Наверняка. Эй, Эдвард, собирай народ - у вас проблемы».
- «У нас проблемы», - добавил Сет.
Джейкоб его не поправил, странно…
- Эдвард, что? - почувствовала заминку Белла.
- У нас гости. Джейкоб.
- Он же не хотел меня видеть! - недоумённо прохрипела она.
- Значит, побегал, поостыл и передумал. Пойду принимать извинения. Розали, будешь читать дальше?
- Не стоит. Время позднее. Белле лучше поспать, - промурлыкала Розали, из-под бархатной завесы скользят рыкающие нотки. - Так что пусть извиняется только перед тобой. Сюда я его не пущу.
- Розали, зачем ты так?- заныла Белла. - Раз он передумал, ругаться уже не будет.
- Если ты, по своей привычке, его простила, это не значит, что его простила я. Хватит на сегодня тебе визитёров, поверь мне.
- А завтра?
- Вот завтра и решим, - продолжала мурлыкать Розали, отложив книгу и погасив свет.
У нас проблемы, так сказал Сет. Почему у НАС?
- Джаспер, Эмметт вы мне нужны. Срочно, - уже спускаясь по лестнице, позвал я братьев.
- Что случилось? - вылетели они ко мне на крыльцо.
- Сейчас узнаем. Сюда идут Джейкоб с Сетом, волками. Джейкоб сказал - у нас проблемы.
Они действительно были близко. Выскользнули тенями из леса на лужайку перед домом. Огромный волк, облитый росой, в лунном свете отсвечивал старой потемневшей бронзой, его спутник, гораздо меньше ростом, он и в свете луны выглядел гораздо светлее.
- Джейкоб, Сет, что случилось?
Волки затормозили, а Сет вообще спрятался за Джейкоба. Им… воняет. Мне тоже не совсем приятно, обонять, но ведь так нос не морщу. Ладно.
- «Стая. Сам смотри, так быстрее будет», - ответил огромный волк Джейкоб, и в его голове заново ожило всё то, что он пережил за последние час-полтора. А Сет добавлял то, что ускользнуло от Джейкоба.
Как ужаснулась стая, рассмотрев то, что он здесь увидел и услышал, как бессильны оказались все его доводы в защиту Беллы, потому что она вынашивает «нечто», неизвестное, опасное. Гул голосов, и все они мне знакомы.
- «Это плохо. Неправильно. Опасно»!
- «Чудовищно! Мерзость»!
- «Мы все в опасности»!
Речь Сэма, патетическая и решитеьная.
- «Жизнь Беллы - огромная жертва, и мы все это понимаем. Убийство человека противоречит нашим убеждениям. Оправдать её может только одно: мы все будем горько сожалеть о том, что свершится сегодня».
Мощные лапы, клыки, способные рвать вампиров, вздыбленные холки и горящие глаза: звери, звери, а не оборотни, и эти звери…
- Они хотят убить Беллу! - рычу я, и братья, стоящие рядом, готовятся к атаке.
- «Эй, полегче», - просит Сет, отступая.
- Я не этих имел в виду, - остановил я напрягшихся братьев. - Сюда идёт стая.
«Не этих»? - удивление синхронно звучит в их головах. - «Ну, дела»!
- Чего им надо? - спросил Эмметт.
- Того же, чего и я хотел, - не позволяя себе вопля, цежу я сквозь зубы. - Только у них другой план. Собирай наших. Позови Карлайла и Эсме! Пусть немедленно возвращаются.
- «Всего пятеро, этого мало»! - взвыл Джейкоб.
- Они недалеко, - ответил я, чувствуя, как снова наваливается онемение.
Угроза моей жизни - и я снова становлюсь тем камнем, каким был до Беллы, но с одним отличием. Внутри остаётся крохотная живая точка боли.
На что я пойду, чтобы эта крохотная точка была?
На всё. И Джейкоб тоже.
А Сет откололся от стаи совсем по другой причине. Ему не нравится, что мир глуп и жесток, и он собирается его исправлять здесь и сейчас, немедленно приступив к обязанностям супероборотня, к патрулированию территории. Унёсся в полном воодушевлении. Не убивать, а охранять и предотвращать - его идея. И он надеется, что всё будет хорошо, если просто спокойно всем подумать. Не знаю…
Всё зашевелилось. Эмметт тут же связался по телефону с Карлайлом, пересказывает, что произошло, а Джаспер прикидывает возможную расстановку сил, организацию обороны.
- Ты рассказал, - уличил я Джейкоба, когда мы остались один на один с оборотнем.
- «Да, сразу. Волчья телепатия, не скроешь».
- Надо было идти человеком.
- «Слишком долго. Стая знала, что я сюда направился, меня не было в общем сознании слишком много времени, и волки были на пределе. Ещё немного, и они бросились бы ко мне на выручку, все. А я бы в это время был где-нибудь в дороге. Представляешь, что было бы»?
Бойня. И неизвестно, кто бы остался в живых из оборотней и из вампиров. И осталась бы в живых Белла.
- Не надо было тебе приходить.
Не пришёл бы Джейкоб, не узнал бы, ничего этого не было бы.
- «Да, не удержался. А ты, на моём месте, вытерпел бы»?
Нет.
- «Вот и я - нет», - сказал оборотень, прочитав мой ответ по угрюмому молчанию.
Моё зеркало. Ему тоже пришлось встать против своей семьи за Беллу, как в своё время встал я. Но ему хуже. В моей семье у меня было куда больше союзников, а у Джейкоба - только Сет.
- Я снова должен выразить тебе благодарность, Джейкоб. Пойти против семьи - такого я бы не осмелился у тебя попросить.
- «Ради Беллы? Ещё как бы осмелился».
На что я пойду ради Беллы?
На всё.
Он прав.
- Да, наверное. Ради неё.
Волк тяжело вздохнул:
- «А я не первый раз соглашаюсь тебе помочь. Ради неё».
- Да.
- «Извини, что днём ничего не вышло. Я же говорил, она не станет меня слушать»…
- Ничего. Это была бредовая идея. Но других уже нет. Просто…
- « … когда тонешь, хватаешься и за соломинку. Понимаю. Белле лучше»?
С чего бы. С того дикого разговора, на который я его подбил? Визит друга с моей помощью отозвался удушьем, первым, но не последним. Последующие будут приходить всё чаще, и совсем не по его вине. Кажется, я замерзаю.
- Хуже.
Джейкоб отталкивает это слово от себя, а оно валится и давит, хорошо, что подошла Элис, разбила повисшее молчание.
У девочек не хватило терпения дождаться конца разговора, Розали тоже хочется знать, что происходит, но оставлять Беллу одну? Вот Элис и прибежала за новостями.
- Джейкоб, ты не превратишься в человека?- попросила она. - Нам надо знать, что происходит.
Не превратится. Во-первых, клочья одежды разбросаны по лесу на отрезке минимум в полмили, а во-вторых, как ему с Сетом общаться?
- Он на связи с Сетом, а Сет патрулирует нашу территорию, - обрисовал я ситуацию.
- Что ж, тогда будь любезен ты, Эдвард, объяснить, в чём дело, - потребовала сестра.
- Джаспер не рассказал?
- Сказал нечто невозможное. Что стая…
- … собирается убить Беллу. Это правда. Они считают, что «он» - угроза, и не только для них. Их долг - устранить угрозу. Джейкоб и Сет ушли из стаи, чтобы нас предупредить. Остальные, возможно, нападут этой ночью.

Да, вот так обстоят дела, сестричка.

Только Элис не из пугливых, сразу налилась гневом до кончиков стоящих дыбом, по обыкновению, волос и зашипела, сбрасывая лишний гнев. Сейчас холодный разум полезнее.
Джейкоб только покосился на неё, без комментариев. Сет прорезался, сообщил, что на западном направлении, наиболее простом и близком, спокойно. Но есть и восточное, зачем обязательно атаковать в лоб. Это не рыцарский турнир, это - война. Ещё не начавшаяся, но уже объявленная. И Джейкоб, мой постоянный соперник, на этой стороне. Не на моей стороне, на стороне Беллы, где всегда и был.
- «Сет чуткий, но молодой. Я пробегусь петлёй, проверю весь периметр».
- Надо занять оборонительные позиции, - принял на себя руководство военными действиями Джаспер. - Все в дом.
Дом построен, как современная крепость, даже больше, как вампирская крепость, с налёту её не взять. Скоро подойдут Карлайл с Эсме, и мы будем все в сборе. А до тех пор надо продержаться.
- «А я - к Сету», - проворчал Джейкоб. - «Если вдруг убегу слишком далеко, и ты перестанешь слышать мои мысли, прислушивайся к вою».
- Хорошо, - и мы разбежались, я в дом, а Джейкоб - в лес.
Розали уже как на иголках сидела, не зная, что и подумать, и Белла начала нервничать.
- Что у вас там происходит, почему все бегают и ничего не говорят?
- Ничего особенного, ты лучше усни. Тебе надо отдыхать.
- Ничего особенного? Эдвард! Не начинай всё заново. Ведь Джейкоб вернулся? Да? Я у него спрошу, он мне точно скажет. Розали, включи свет, всё равно не усну.
Розали потянулась к выключателю, но её руку перехватил Джаспер.
- Включишь чуть позже. Сначала своё дело сделаю я.
Розали вопросительно посмотрела на Джаспера, но он уже занялся своим делом: опускал вторые рамы с бронированным стеклом. Оно и для вампира приличная помеха, задержать на некоторое время может. И для оборотня такое стекло - серьёзное препятствие. Даже в тёмной комнате, даже человеческому зрению Беллы было видно и понятно, чем занимался Джас.
- Эдвард! - совсем разволновалась Белла. - Скажи, наконец, что всё это значит!
Ничего не поделаешь, придётся.
- Понимаешь, Белла, твой… ребёнок… он необычный… Он вполне может быть вампиром, когда родится.
- Ну и что? С вампирами у оборотней договор.
- Вампир - новорождённый, Белла, ты ведь знаешь, как оборотни к ним относятся. Стая, она… беспокоится.
- И поэтому мы сидим в темноте, а Джас ставит вторые рамы. Эдвард, с малышом ничего не должно случиться, ты слышишь? Ничего! - заволновалась она.
- Да, Белла.
- Я не хочу, чтобы его у… у… х-х…. х-х….
Удушье, снова!
- Белла, считай, как Карлайл говорил: и-и раз, и-и два… Дыши, Белла! Розали, свет!
- Не… надо, - прошептала одолевшая приступ Белла. - Про-шло… уже… Вам ведь безразлично, есть свет, или нет. Но если лучше для нас, чтобы дом был тёмным, пусть так и будет. Побуду в темноте.
- Хорошо милая.
- Только не уходи. Если можно.
- Я с тобой, Белла. Я всегда с тобой, даже когда ухожу.
- Не уходи…
Беззвучно открылась и закрылась дверь, только пробежавший сквозняк доложил, что дверь открывали. Карлайл и Эсме вернулись, теперь мы все вместе. Карлайл сразу кинулся к Белле, ускоренное биение сердца после приступа удушья его не радует.
- Розали, второй приступ был. Ты помнишь, о чём мы днём договаривались?
- Но ведь и он по причине волнения.
- Это что-то меняет, причина волнения исчезла?
- Ладно. Белла, переедешь на кровать?
- Опять вся в датчиках и иголках?
- Белла, - напомнил Карлайл, - это всё делается не только в твоих интересах.
- Ты же говорил, что удушье не опасно!
- Белла, милая, твои приступы сродни тому, что испытывает альпинист, когда идёт в гору с тяжёлым грузом на спине. У альпиниста есть возможность остановиться, отдохнуть, а у тебя и… малыша… такой возможности нет. Вы не можете остановиться жить, значит, продолжаете идти, даже если силы на исходе. Нам надо знать, сколько их у тебя на настоящее время, что можно сделать, как поддержать вас, ведь вы даже не идёте, а бежите. Нам надо реагировать на вашей скорости.
- Хорошо. Пусть.
Белла переехала. Карлайл подключил все датчики, просмотрел все показатели.
- Розали, Белла, всё не очень хорошо. Очень быстрое сердцебиение, волнение добавляет нагрузку. Необходим успокаивающий препарат, лучше - слабое снотворное.
- А малыш?
- Слабое снотворное ему не повредит. И дополнительный кислород. А, вот волнение вредит, безусловно.
- Хорошо. Розали, если я сейчас усну…
- … то я - нет. Не беспокойся, я за всем слежу и всё проверю.
Розали - врач! Розали - профессор медицины! Но препараты она уже выучила, и дозировку тоже, не обманешь. Да и Карлайл… нет, на обман он не пойдёт.
- Эд… вард…
- Да, Белла.
- Я уже… сплю? Не… уходи…
Не уйду. Кап-кап, сонное зелье…. кап-кап, глюкоза, витамины, всё, что должно помочь, но не помогает!!! Как тогда выл Джейкоб, когда мы с Беллой уезжали, глупые, счастливые… как чувствовал. Белла уснула, и стонет! Мечется и стонет!
- Карлайл, что?
- Снотворное действует на Беллу, но не на плод. Он растревожен, и сразу успокоиться не может.
- Он её бьёт?
- На это у него уже сил нет. Просто двигается, но и этого достаточно. Если бы я знал, что он собой представляет, что может на него повлиять! Маленький образец околоплодной жидкости - и я не был бы слепым. Знал бы, чем можно ослабить токсикоз, какие препараты предпочтительны, какая дозировка… Розали, пожалуйста, Белла спит, мы можем попробовать взять образец, только образец! Это обычная медицинская процедура, сверься со справочником.
- Нет! Никто не будет прикасаться к ребёнку! Никакого хирургического вмешательства! Эмметт!
- Это просто прокол, крохотный прокол, Розали!
- Эмметт!!!
- Да держу уже.
- Не надо, Эмметт, можешь отпустить. Я не сдвинусь с места. Но, если в результате моего невмешательства они погибнут…!!!
- А если он погибнет в результате твоего вмешательства? В мою жизнь ты однажды вмешался… без необходимости, - злобно напомнила Розали.
- Тогда я отвечу за обе ошибки сразу. Перед тобой. Клянусь перед всеми.
Семья замерла.
- Я принимаю клятву Карлайла, Эмметт, держи меня, - скрипнула зубами Розали и отступила от кровати.
Я, в отличие от Розали, доверяю Карлайлу. Я доверяю абсолют… Не хочу, не могу смотреть, и вижу, как игла подходит к натянутой на животе коже… Как входит… И с резким скрипом резко уходит в сторону, согнутая игла выскакивает, разрывая концом кожу, и из разрыва сочиться кровь.
- Не проходит… - растеряно сказал Карлайл, рассматривая согнутую иглу. - Прочность пузыря сравнима с кожей вампира…
Маленькая латка лейкопластыря и растекающийся под кожей синяк - вот и все плоды противостояния Розали и Карлайла.
Упырёныш. Защищённый от любого посягательства живой камень внутри хрупкого человеческого тела. Защищённый и беззащитный. Карлайл, со всеми своими знаниями, может помочь, им обоим, не больше, чем невежественная деревенская повитуха. Не больше, чем Розали.
Я бы тоже завыл дуэтом с тем волком, что плачет сейчас в лесу.
Стоп!!! Это не плач, это что-то другое! Джейкоб говорил, если вой - значит, стая на подходе. Сет!
Буду рвать.
Всех и каждого. До самой моей смерти.
За Беллу. За… «него»?
За обоих.
«Ложная тревога, ложная тревога», - кричит изо всех сил на бегу Джейкоб.
«Извини, Сет ещё молод. Иногда забывается. Всё спокойно, ложная тревога», -
огромный волк, тяжело дыша, вылетел на край поляны.
- «Всё спокойно, ты понял»? - проворчал он.
Я понял, в лесу всё спокойно. Я здесь не нужен, но, может, нужен там? Белла стонет сквозь искусственный сон… Ей опять больно!
- «Что происходит»? - летит мне вслед вопрос оборотня.
Если бы я знал… но уж точно, ничего хорошего. Внутри все напряглись, ожидая самых плохих новостей.
Волчье рычание слышали все, но, для нетелепатов непонятно, надо переводить.
- Ложная тревога. Сет разволновался по какой-то причине и забыл, что вой - это сигнал для нас. Мальчишка ещё. Всего пятнадцать, хоть и умница, - объяснил я.
- Как мило: нашу крепость охраняют дети, - ворчит Эмметт.
- Они оказали нам огромную услугу, - заметил Карлайл, - при этом пожертвовали много чем, очень много…
- Да, знаю. Просто завидую. Я бы сам в лесу побегал.
- Сет думает, что сегодня они нападать не будут, - пересказываю я мысли Сета, прислушиваясь к дыханию Беллы.
Только бы дышала, только бы…
- Мы предупреждены, а стая осталась без двух волков.
- А Джейкоб что думает? - поинтересовался Карлайл.
Джейкоб; он учитывает и тот страх перед неизвестным, от которого и сам ещё не отошёл.
- Джейкоб настроен менее оптимистично.
У Беллы лицо в испарине, волосы приклеились к лицу. Убрать бы, и лицо обтереть.
- Не трогай, разбудишь! - шипит Розали.
Интересно, как, если через снотворное, даже «его» толчок не может разбудить! Совсем… зациклилась на охране.
- Розали… - снова начал Карлайл, присушиваясь к неровному дыханию Беллы.
- Не начинай. Мы разрешили тебе делать осмотр, и не более того.
Неровное сердцебиение, неровное дыхание, пусть только дышит, пусть только…
- … х-х… х-х… х-х…
Опять удушье, во сне! Карлайл и Розали склонились над Беллой, что-то делают, я вижу глазами волка, как в судороге напряглись ножки, сжался свесившийся кулачок, и стон слышен, а больше ничего!
«Что они с ней делают? Ей без них страданий недостаточно»?
Нужно снять спазм, подать кислород, Карлайлу нужна помощь, я умею больше, чем Розали!
Белла!
- Не надо. У нас и так забот хватает, - перегородил мне дорогу охранник охраны, Эмметт.
Скоро я возненавижу всех, не только Розали, но и Эмметта, и Карлайла? Себя я давно ненавижу. Красный туман гнева застилает глаза, а в тумане пауки мучают нежную бабочку, не дают улететь. Я тоже паук, я тоже не хочу, чтобы она улетала, но меня к ней не пускают. И волка, что заглядывает в окно над моим плечом, тоже не пустят.

Вот так вот, Джейкоб. Ни волчьими клыками, ни паучьими жвалами мы с тобой не вышли, бабочек ловить… Чего понёсся-то? От этого не убежишь…

Голова болит. Сейчас вернусь в норму.
Не хватало Карлайлу ещё и со мной проблем. Ночь тянется и тянется. Я когда-то хотел, чтобы она была бесконечной, думал - она средоточие моего счастья. А она вот какая - бесконечное пространство ужаса. Почему-то человеки как раз ночью умирают чаще. Кислород помог, удушье ушло, зато сердце начало сдавать. Постучит-постучит, и встанет, а потом опять начнёт свой отчаянный безнадёжный забег… Уже сереет за окном, скоро наступит день. И волчий вой вместо птичьего писка. Соответствует моему состоянию.
Волчий вой? Кто бы это ни был, но он приближался, нёс новости, скорее всего, плохие, значит, надо собраться. Уже?!
«Каллен, это не нападение, это моя сестрица Лиа заявилась, присоединилась самовольно к нашей стае! Вот только этого не хватало, Лии! Но зато в стае Сэма на одного волка меньше», - подсластил кислую пилюлю Сет, вылетая на поляну.
Ещё один оборотень. И что?
У Беллы всё чаще замирает сердце. Я замерзаю.
«Ну и видок», - ужаснулся мальчик, столкнувшись со мной нос к носу на крыльце.
И что?
Это не новость, можно вернуться с дом.
Дыхание сменилось, Белла просыпается.
Открываются огромные сияющие глаза. Собственно, живого на лице - только глаза, фанатичные, упорные.
- Привет. Что у нас плохого случилось?
- Ничего плохого, можно сказать - даже хорошее. У Джейкоба в стае одним волком больше. Сестра Сета пришла.
- Ничего себе, хорошее. Она, знаешь, как нас терпеть не может? И вредная.
- Ну, альфу она слушаться будет, раз пришла.
- Альфу?
- Джейкоба.
- Он же не хотел быть вожаком!
- Так получилось. Потерпи чуть-чуть, нужно взять кровь на анализ.
- Ага, потерплю.
Кровь. Разве это кровь? Я по запаху чувствую, по тому, как он истончился, что то, что в венах Беллы, уже не слишком похоже на кровь. Насыщенный раствор всего, что мы в неё влили, и совсем немного её собственной поющей крови. С такой кровью не живут. Сердце опять засбоило…
- Я вытяну, Эдвард, он сильный, мы справимся, вот увидишь!
- Да, Белла.
- Карлайл, мы вытянем! - приказывает бабочка, цепляясь за сеть, чтобы не взмыть в бесконечность.
- Разумеется, мы постараемся, дорогая. Только не волнуйся, да?
- «Эдвард, организм истощён, можно сказать - полностью. Сил хватит на… час, на два? Сердце Беллы… когда-то оно остановится…», - Карлайл склонился над микроскопом в привычной позе, только бессильно упали плечи, и лицо… на котором видна печаль всех его трёхсот шестидесяти лет.
Не если, а когда… Всё поздно. Даже операция по экстренному извлечению плода. Сердце всё равно не выдержит.
Вблизи дома проявился Джейкоб. я же знал, от этого не сбежать, тем более ему. Это хорошо, что он рядом, но мне с ним говорить некогда. Сейчас главное - Белла.
- Карлайл, там Джейкоб идёт, человеком. За новостями. Встретишь?
- Конечно.
- Джейкоб? Как хорошо! А меня он зайдёт навестить? Эдвард! - просительно шепчет Белла.
- Не знаю, Белла. У вожака Блэка больше забот, чем у беты Джейкоба. Найдётся время - обязательно зайдёт.
Хватит смелости - войдёт.
- Никогда не… думала…что говорить… это тоже - работа… Я немного… помолчу… Да, Эдвард? - шепнула Белла.
- Да милая, отдохни.
Белла замолкла, но мы всё равно говорим. Тающим теплом её руки в моей ладони, трепетом ресниц, тенью улыбки. Одно единственное слово звучит во всём: вытяну.
А я в ответ вру, плохо, ненатурально: выдержишь. И взгляд-ответ становится ещё упорней: справлюсь!

Да, Белла. Как скажешь. Лучше опусти ресницы, смотреть - тоже работа, а для тебя главное - твоё сердце. Не перегружай его. Вот так…, хорошо.

На крыльце Джейкоб обстоятельно беседовал с Карлайлом о состоянии Беллы, о его причинах, о нашем полном невежестве и бессилии. И о том, что нельзя принуждать Беллу ни к чему, даже к спасительному бессмертию. Оборотня даже это уже не пугает, только бы сохранить Белле жизнь, в любом виде. А-а, уже разобрался, что вампиры, хоть и по-другому, но живые, а смерть - она и для вампиров - смерть. Мне слышны все его произнесенные слова и непроизнесённые эмоции, и страх, и отчаяние, и невозможная надежда, и гнев на «него».
«Чудовище, отродье вампирское, зубы вонзить не в кого, так высасывает Беллу! Крови и смерти ему подавай на первое, смерти и крови - на второе»!

Неправда! «Он» не хочет смерти, он просто хочет жить. Нет, только посмотрите, какой защитничек жизни, как будто сам только травкой питается! А самому оленя завалить ничего не мешает? И сырым мяском подкормиться?

Я защищаю «его»? Да, потому что «его» любит Белла.
Стоп, что-то там, в этом внутреннем вопле было… разумным.
Вампирское отродье, вампирское… Вампир не может усвоить то, чем мы накачивали Беллу. НЕ МОЖЕТ. Для вампира все эти вещества и препараты слишком грубы. Витамины, глюкоза - всё равно, что камни жевать, с тем же успехом. Всё отторгается. «Он» человеческим способом не питается. А вампирским? Надо обсудить… Это, может, ещё безумнее, чем моя предыдущая идея, но терять-то СОВСЕМ УЖЕ НЕЧЕГО! Да и некогда… Час, два… а если и этого уже нет?
На крыльце зашёл совсем уж академический разговор о геномах и хромосомах. Ничего, я сейчас вам подкину практическую идейку! Перекладываю руку Беллы из своей руки на кровать, и Белла открывает глаза.
- Я сейчас вернусь, милая. Хочу переговорить с Карлайлом. Кстати, Розали, ты не составишь мне компанию? - идея жжёт голову и рот, рвётся наружу.
- В чём дело, Эдвард? - напрягает высохшие связки Белла.
- Не о чем волноваться, любимая. Я всего на секундочку. Роуз, пожалуйста!
Розали удивлённо подняла брови, но без спора отправилась вслед за мной, оставив рядом с Беллой спустившуюся сверху Эсме.
Так, собраться.
- Карлайл…
- Что такое, Эдвард?
- Возможно, мы всё делаем неправильно. Я сейчас слышал ваш разговор… о том, что нужно… плоду. У Джейкоба мелькнула интересная мысль.
Джейкоб удивлён, но не совсем неприятно, думает, что и я ненавижу «его». А я его просто… не люблю. Как знак своего бессилия, как укор моему невежеству: Я его ненавидел, правда, за то, что он мучил и мучает, просто убивает Беллу, но ведь убивает и себя. В нашем невежестве его вины нет.
- Мы всё время пытались дать Белле то, что необходимо ей и… «ему», если бы ребёнок был обычным. А если… плод… другой? Мать подстраивается под нужды плода, насколько может, так? И организм Беллы стал принимать человеческую пищу примерно так же, как наш. Совсем перестал принимать, честно говоря. А если удовлетворить потребности… плода, возможно, тогда появится шанс помочь Белле?
- Я тебя не понимаю, Эдвард, - пожаловался Карлайл.
«Каким бы особенным плод не был, но принять он может только то, что может принять мать. А она»…
- А ты подумай! Если существо больше вампир, чем человек, то, что ему необходимо, чего оно почти уже не получает? Джейкоб вот догадался.
Карлайл недолго думал, да и что тут думать - это ведь так очевидно, когда догадаешься…
- О… - изумлённо выдохнул он. - Думаешь, он хочет, нет, он может усваивать… лишь?
Да, идея, хоть и волчья, но не лишена логики, даже Розали сообразила всего лишь секундой позже, аж зашипела от смеси радости и досады: почему не сообразила сама.
- Ну, конечно! - воскликнула она, и сразу же приступила к исполнению. - Карлайл, у нас же есть донорская кровь первой группы! Давай попробуем.
- Х-м-м-м, интересно… - Карлайлу идея, произвести переливание, кажется перспективной, но слишком рискованной. - Но у Беллы третья, возможны осложнения…
Я Розали ненавижу, право, есть за что, но в одном ей не откажешь: ей нужна живая Белла так же, как мне, пусть и по другой причине. Даже не так, ей сейчас нужны живыми оба…Теперь не меня, а Розали жжёт идея, и я вполне понимаю её нетерпение.
- Начнём с традиционного способа, даже люди пьют звериную без всяких анализов, и ничего! Я читала!
- Погодите, - начал пугаться Джейкоб, - стойте-ка. Вы что… хотите напоить Беллу кровью?
- Ты сам это придумал, псина, - оскалилась Розали.
Он не об этом подумал, не о том, что Белле надо будет делать ЭТО.
Что ещё до обращения, ещё человеком, Белла как бы приобщится к миру вампиров… Это Белле-то, которую от одного вида, даже запаха, крови начинало тошнить!
Правила, традиции, убеждения и предубеждения. Да плевать на них, когда речь идёт о жизни Беллы! Вот врач Карлайл уже о них и думать забыл, уже думает о шансе для Беллы, а не о прочих пустяках.
- Да это же… - не мог никак найти подходящих приличных слов оборотень, почему бы и не помочь.
- Чудовищно? Мерзко? Отвратительно?
- Вроде того, - согласился Джейкоб.
Я с ним согласен, для человека Беллы это должно выглядеть точно так же.
НО….!!!
- А если поможет?
«Не будет она этого делать. Откажется. И что тогда»? - нарастает тревога Джейкоба.
- И что вы сделаете? Засунете трубку ей в горло?

Ну, ты и… дубина, волк. Принуждение - это из вашей практики, практики стаи, практики альф.

- Сперва спросим, что она думает. Я просто хотел раньше обсудить идею с Карлайлом, как с врачом.
- Это разумно, - согласилась Розали. - И если врач Карлайл скажет, что от этого может быть помощь малышу, Белла на что угодно пойдёт.
«Как пропела-то «малыш», как будто он для неё единственный центр вселенной. Неужели и для блондинки ребёнок есть вообще ВСЁ, как для Беллы»? - задумался оборотень.
Да, киваю я ему в ответ на мысль, именно так всё и обстоит - всё ради «него». Всё: и жизнь Беллы и существование семьи - всё для них ничто, рядом с «ним».
«Ишь ты, мы друг друга понимаем. Розали-куколка на самом деле - мамочка. Вот не подумал бы… Ради ребёнка сама в горло Белле трубку затолкает».
Именно…
- Нет времени на пустые разговоры, - заторопилась Розали. - Что думаешь, Карлайл, попробуем?
- Сначала спросим Беллу, - уточнил Карлайл.
Свобода воли… он от неё не отступит.
Да причём тут свобода воли, если есть шанс остаться «ему» в живых! Свобода спасти «его» любой ценой - в этом свобода воли для Беллы, для Розали. Свобода воли для меня - жизнь Беллы. Единственная моя свобода воли - делать всё, что для этого необходимо. Белле без «него» не жить и не выжить. Значит, я начинаю бороться за двоих. И немедленно!
Джейкоб пошёл вместе с нами. Я чувствовал, как ему было заранее ужасно увидеть то, что должно произойти, и всё-таки он шёл, словно его тянули против воли на верёвочке. И эту верёвочку одной влюблённостью не объяснить. Ведь обычного самолюбия, которое многое помогает преодолеть, у него навалом. И обычного желания избежать будущей боли, когда придётся быть от Беллы вдалеке - тоже. Но он шёл. Это - один конец верёвочки.
А на другом конце - Белла. У неё есть я, более того, у неё есть тот, кто важнее меня - «он», но, для чего-то нужен и Джейкоб. Сколько глубинного покоя вернулось, когда вернулся волк! Не понимаю, и волк не понимает. Спросить у Беллы - вряд ли понимает и она, объяснит старой дружбой, перенесёнными вместе испытаниями, доверием. Но этого мало, чтобы объяснить эту взаимную тягу. Но если ей надо…
Волк не видел Беллу вблизи меньше суток, и ужаснулся тому, что с ней за считанные часы произошло. Беллу наша, такая вдруг представительная, компания начала тревожить. Она давно от нас ничего хорошего не ждёт, единственная опора и защита - Розали.
И вдруг мы все, даже Джейкоб, даже Розали, вместе.
- Что такое? - скрипучим шёпотом спросила Белла.
- У Джейкоба появилась идея, как тебе помочь, - начал Карлайл объяснять ситуацию. - Это не очень приятно…
- Зато поможет малышу! - чуть не с восторгом влезла Розали. - Мы придумали, как его накормить! Вроде бы… - честно пригасила свои восторженные ожидания мисс Охрана.
- Не очень приятно? - усмехнулась Белла через боль от капельниц - ни одна из них так и не собирались с ней расставаться - через боль от дыхания сквозь измученное горло, через боль от ещё не исчезнувших синяков.
Сколько их, причин для боли!
- Господи, посреди всех моих удовольствий - и вдруг нечто неприятное. Это ведь обескураживает? - несколько саркастически хихикнула Белла.
«Разве мы перед чем-то до сих пор останавливались, после чего-то отступали», - подтверждающее засмеялась Розали.

Ты!!!!
Это Белла не останавливается, это Белла не отступает, а ты…!!!

На этом я споткнулся. Розали всегда чётко объясняла свою позицию и не отступала от неё, но семья всегда была приоритетом.
А тут Роуз пошла против семьи, можно сказать - в одиночку, Эмметт никак в этом вопросе не определился, просто пошёл за любимой, просто пошёл защищать её лично. Потом у неё появились союзники, а ведь могли бы и не появиться…
И всё равно я её ненавижу. За то, что мы оба пойдём против всего мира, даже в одиночку, но за жизнь разных… людей. Белла для Роуз - только средство, а для меня Белла - единственная цель, единственная… И сейчас я предложу ей и физическую боль, и нравственную, и неизвестно, что чего больнее. Кровь человека, как пищу…
- Любимая, мы хотим предложить тебе нечто чудовищное. Отвратительное.
Белла перехватила запаленными лёгкими дополнительную порцию воздуха.
- Очень-очень?

Да, Белла. Очень-очень. Кровь.

Карлайл, понял, как мне невозможно это произнести, вмешался.
- Мы считаем, что потребности ребёнка больше похожи на наши, чем на твои. Возможно, он хочет пить.

Белла, боль моя, ты только сейчас начинаешь понимать, насколько то, что создано тобой, что целиком и полностью зависит от тебя, НЕ ТВОЁ?

- О… О!!!
Не понимаю, что значит это её восклицание. Не знаю.
Я её не знаю.

- Твоё состояние, то есть ваше, - Карлайл спешит выложить аргументы раньше, чем придёт возможный приступ ужаса, истерики, чего-нибудь такого, - стремительно ухудшается. Нельзя терять времени и изобретать более приемлемые способы проверить нашу теорию. Самый быстрый…
- Мне придётся выпить кровь, - шёпотом согласилась Белла.
Истерики, ужас… глупости какие. У Беллы нет на это времени, она это понимает не хуже нашего.
- Что ж, ладно. Потренируюсь на будущее.
Она ради «него» пойдёт и на такое насилие над собой.
Белла…
Розали уже секунды отстукивает ногой, как хронометр, напоминает. Не может быть, чтобы у нас осталось так мало времени! Роуз просто подстраховывается.
Но действует на нервы, и не только мне, Джейкоб уже мечтает о том же, о чём и я: ТРЕСНУТЬ Розали. Обломится, как и я.
- Ну, кто поймает мне гризли? - тем же шелестящим шёпотом, на какой она сейчас только и способна, спросила Белла.
Ведь мы же питаемся кровью животных, и ничего. Противно, но, в конце концов, - это еда даже для людей. Не страшно.
Но не в этом случае, не в этом!
«Ой, Белла, это будет совсем не… Надо… Белла!», - замерла Роуз.
«Если этот плод - вампир, да ещё в таком ослабленном состоянии, кровь животного не сможет дать ему необходимое питание. Даже такой вариант - слишком тяжёлая пища. Как сосунку - отбивная. Не справится. Ей решать», - думает Карлайл.
Да, не подойдёт. Любовь моя, что тебя ждёт…
- В чём дело? - не поняла нашего замешательства Белла.
- Сейчас разумнее не думать о морали, - осторожно начал Карлайл.
Так, это надолго. Не хватало влезть в такой сложный спор, что морально, и что нет. Сердце Беллы почти замерло!!!
- Если «ему» нужна кровь, - говорю я, словно прыгая в костёр, - то не кровь животных.
- Ты всё равно не почувствуешь разницы, Белла. Просто не думай об этом, - взмолилась Розали.
В распахнутых настежь глазах Беллы весы. На одной чаше - вся её жизнь, душа, всё, что есть ОНА, на другой - ОН. И ресницы опускаются.
Я могу читать Беллу. Сейчас.

На что я пойду ради своего ребёнка?

Глаза распахнулись снова.

На всё.

- Кто?! - заметался её взгляд по строю вампиров.
Для неё мы - люди, человеки, как и все прочие люди, но мы - вампиры. Нет, мы не подходим, и взгляд Беллы скользит дальше.
Джейкоб, горячий Джейкоб. Друг, защитник, несбывшаяся судьба, часть сердца.
Нет!!! Ну, нет же???
«Волчья пара хромосом… и я тоже не подхожу. Эх»!!!
- Нет, Белла, донор из меня неподходящий, - с сожалением буркнул оборотень. - Ему ведь чисто человеческая кровь нужна…
- Кровь у нас есть, - успокоительно замурлыкала Розали. - Мы раздобыли немного, на всякий случай. Это немного незаконно, но деньги - великая вещь, многое решают. Ни о чём не думай, и всё будет прекрасно! У меня хорошее предчувствие, Белла! Малышу станет гораздо лучше!
Белла погладила живот, лаская, успокаивая, убеждая: мама всё сможет, всё сделает, всё будет хорошо.
- Ну, - едва слышно прохрипела она, - раз я действительно умираю с голода, значит, и он тоже. Давайте попробуем накормить хотя бы его. Моей первой кровью.

Теперь - всё. Если и эта идея не даст ничего - всё. Время Беллы кончается. По правилам жанра мне надо рыдать, лобызать ноги, каяться. Ей - гордо принимать свою участь и прощаться. Глупости. Мы просто разлучимся ненадолго. Если и ЭТО окажется бесполезным. Тогда Белла перешагнёт порог, первой. Нет, они перешагнут его вместе.
Нелёгкий будет порожек…

Не ходи туда, Белла, поговори со мной, можно и молча, чтобы не тратить сил.
Что там, за ним… Белла? Да не всё ли равно, только не уходи… далеко. Я сразу за тобой, просто мигом, Белла, жизнь моя, здесь и там.
Не хочешь, я знаю, чтобы и я следом.
Просто тут всё для меня кончится, ну просто всё. Кроме бесконечного мучения никаких перспектив. Даже хуже - бессмысленно, всё, даже мучения. Я ни в чём не раскаюсь, и уже ни от чего не отрекусь, даже от «него», как ты.
А нет раскаяния - нет и утешения.
Ты не злись, ты пойми.
Это смертным дано - выпить обе им предназначенные чаши: страдания и времени - и честно умереть, когда будет допита чаша времени. Случается, что чаша страдания так и остаётся не вычерпанной, просто вторая маловата.
Со мной ведь всё по-другому. Обе чаши бездонные. Ты ведь не хочешь мне вечного Рио без тебя?
Вот именно.
Так что не убегай далеко.
Что ты, Белла, какое отчаяние, это я просто оговариваю наши будущие действия, вытекающие из неблагоприятного развития событий.
Но есть ведь шанс и благоприятного исхода. Там Карлайл с Розали вовсю спешат, и я бы с ними спешил, но только буду путаться под ногами. Слышишь, чуть не разругались, греть или не греть. Греть, разумеется, чтобы усвоилось поскорее. Ты выдержишь? Белла, ты должна выдержать.
А я выдержу «его», честное слово, клянусь. Ты «его» ждёшь, любишь, значит, «он» для меня неприкосновенен. Только очень уж вы… не совпадаете…
Всё, всё. Я поклялся.
Если где-то ослабею, ты прости меня, ладно? Ты ведь всегда прощала тех, кого любишь. И не обращай на мои истерики внимания. Ну, эгоист я обыкновенный, типичный. Я хочу себе счастья, а моё счастье - только ты, твоя жизнь, твоё счастье. И при любой опасности моему счастью я начинаю паниковать. Ну, такой я, ты же знаешь, и прощаешь, да, Белла?

Но Розали на кухню пускать нельзя! Категорически! Одну порцию спалила до угольного состояния. Теперь надо микроволновку отмывать. Придётся ещё подождать, из-за «знатока техники» Розали. Умеешь возиться с машинами - вот и возить с ними в гараже, а на кухню не лезь! Даже посуду не может выбрать толково!
- Не прозрачную, Розали! - внёс я свою долю в суету на кухне.

Ну, хотя бы не будешь видеть то, что надо будет выпить, всё легче. Белла, держись, заставляй биться своё сердце! Я всегда буду рядом, но лучше, если я буду рядом с живой Беллой, да?
Джейкоб, ещё одна проблема. Вот почему он тут, стоит, мучается и не уходит, не может уйти? Это ты его держишь? Ты. Я знаю. И он тебя держит, здесь, на земле. Джейкоб - одна из тех нитей, что не дают упорхнуть бабочке. Что, Белла? С Джейкобом тоже надо поговорить, чтобы не чувствовал себя забытым? Вообще-то он заслужил твоё внимание. А мы с тобой… Если всё будет хорошо, у нас будет ещё много времени, и уж тем более у нас будет куча времени, если всё кончится плохо. Только ты меня подожди…

Белла перевела взгляд на волка. На застрявшего посреди гостиной, мучающегося тем, где находится, с кем вместе находится, тем, что видит и должен увидеть ещё. И не жалеющего ни о чём.
- Это ты придумал? - напрягая горло, спросила его Белла.
- Я тут ни причём, - сразу взялся отпираться волк от ответственности за те неприятности, что ей придётся перенести. - Просто твой вампир читал мои нехорошие мысли.
Белла только улыбнулась. Всё неважно, главное, ниточка между ними осталась целой.
- Я думала, ты не вернёшься.
- Ага, я тоже, - ответил волк, подойдя, чтобы Белла не напрягалась, ближе к кровати, опутанной проводами.
Подустал, но держится, всё-таки, не каменный, как мы.
- Но из-за меня ты рассорился со стаей, ушёл из неё. Мне очень жаль.
- Ничего страшного. Рано или поздно приказы Сэма мне бы надоели.
Оборотень сумел сказать это легко, небрежно, как о ссоре со слишком придирчивым шефом, а не о разрыве с семьёй, чтобы снять с души Беллы груз вины за такую ситуацию. Оно бы и прошло, если бы это была не Белла. С Беллой такое не проходит, хуже того, она из тебя всю правду вытащит и на неё тебе же и укажет.
- И Сету надоели?
Сет слишком молод, во всех смыслах, чтобы в волчьей стае претендовать на самостоятельность, и в друг такое своеволие. А это для Сета хорошо?
- Сет рад тебе помочь, - вывернулся, мол, и Сет имеет право думать и поступать
по-своему.
А мне по поводу беременности Беллы что недавно говорил? Хотя, что это я на него, разве сам по-другому думал? По крайней мере, сначала.
- Так ужасно, что из-за меня у вас неприятности…
Джейкоб не то хохотнул, не то пролаял… неодобрительно.
«Ломала бы ты над нашими неприятностями голову, как будто у тебя своих нет…, мы - мальчики неслабые, уж как-нибудь сами».
Белла еле слышно вздохнула.
- Опять я за своё, да?
- Вроде того.
Это очень старые, похоже, отголоски, детские совсем. Дети Джейк и Беллз в Ла Пуш, мальчик Джейк что-то сотворит, чтобы покрасоваться, за что потом и получает от старших. А девочка Беллз переживала. Может, даже отговаривала от опасных затей, всё-таки она на два года старше. В детские годы это серьёзный разрыв. Только с некоторых пор не мальчик, а оборотень Джейкоб - совсем неподходящий объект для жаления и защиты. Чем я занимаюсь? Разгадываю загадки Беллы? Кажется, я действительно верю, что всё обойдётся.
- Ты не обязан смотреть, как я это делаю, - почти прошептала Белла.
Она неисправима. Если не может отменить, то хотя бы облегчить чужую ношу. Только он от этой ноши не даст себя освободить, от её последних минут, от этих слабеющих ударов сердца.
Розали, скорее!!! Скорее же!!!
- Да мне и пойти некуда, - нашёл оборотень побочный аргумент, способный прикрыть ТОТ, ЕДИНСТВЕННЫЙ. - К своим не очень хочется, там теперь Ли.
Я же тебе говорила, взмахнула ресницами Белла в мою сторону.
- Почему она это сделала?
В голове Джейкоба мелькали обрывки той сложной истории между Ли и Сэмом с Эмили, которую я уже знаю, она слишком долгая, ни к чему сейчас.
- Чтобы присматривать за Сетом.
- Но она нас ненавидит!
Нас. Белла никогда не отделяла себя - человека от нас - человеков-вампиров. Джейкоба это не радует, но он её понимает.
- Ли не будет никого доставать. Она в моей стае.
А я что говорил, Белла? Джейкоб - альфа, как бы он не отпирался.
- … и подчиняется моим приказам. Значит, Ли ты боишься, а с психованной вампиршей вы лучшие друзья! - вдруг обиделся Джейкоб.
Со второго этажа донеслось шипение Розали, и Джейкоб позлорадствовал. Если честно - и я тоже. Только у меня нет возможностей устраивать разборки с Розали.
Ух, ты, до чего я додумался. Я и Розали - в стае Карлайла, а наш альфа не позволит мне опуститься до уровня внутрисемейных оскорблений, тем более драк. Если не прямым нажимом, как Сэм, то своим авторитетом. Не хочется ронять себя в его глазах. А Джейкоб - из чужой стаи, даже больше, он сам себе стая, Карлайл ему не указ, ему никто не указ. Даже Белла иногда…
- Не надо. Роуз… она всё про меня понимает, - просит Белла.
- Ага. Она понимает, что скоро ты умрёшь, но ей плевать, лишь бы мутантское отродье выжило!
- Не будь кретином, Джейкоб, - прошептала Белла.
Не будь кретином, Эдвард, повторяю я себе, я ведь тоже… даже в тех же выражениях… но я поклялся себе, и Белле, недавно, так что… не будь кретином, Эдвард.
А Джейкобу хоть бы что.
- Против себя не попрёшь.
Белла это знает, и всегда прощает. Как и мою паранойю. Кошмар, ведь получается, что мы с ним больны одним и тем же видом паранойи - страхом за Беллу. И чему я удивляюсь… Сверху потёк запах тёплой крови, консервированной, гретой в микроволновке, но… крови, и Джейкоб напрягается. А вслед за запахом спустился Карлайл, с китайской белой фарфоровой чашкой для чая, с крышечкой. Всего лишь забавный сувенир, а, вот, поди ж ты, пригодился. И с соломинкой, словно это обычный коктейль. Только… как Белла ещё в школе говорила: она кровь ЧУВСТВУЕТ, как я, как Джейкоб. И не переносит, а ей её… пить. Карлайл затормозил, заколебался, не зная, сможет преодолеть Белла свою физиологию, своё воспитание, преодолеть себя…
И Белла… тоже!!!

Белла, Белла!!! Решай… решайся!!!

- Может, что-нибудь другое придумать… - тихо сказал Карлайл.
- Нет, - отказалась Белла. - Сначала попробуем это. Времени нет… - и погладила живот.

Белла, у ТЕБЯ времени нет! У тебя! «Он» - потом! Сердце удержи, сердце… на последнем ведь бьётся! Сил нет совсем, даже сидеть, даже чашка в руке дрожит, Розали под спину поддерживает, как младенца.

- Спасибо, - отозвалась Белла на чуткую помощь Розали и увидела, что она сейчас - единственный центр, единственно важная точка, к которой направлены все взгляды, всё сочувствие, и засмущалась.
Это не её стиль - быть в центре, и уж тем более, когда ей плохо. Тогда она должна быть одна, так привыкла.
- Не обращай на них внимания, - ворковала Розали.
Белла постаралась, поднесла чашку к лицу, понюхала соломинку. Вздрогнула, поморщилась… а если не сможет перешагнуть через себя… а времени-то нет! Тратить время на колебания нельзя, надо срочно принимать другое решение! Срочно!
- Белла, милая, давай придумаем другой способ, - решил перехватить я чашку, чтобы не упала.
Ещё одну порцию готовить - опять тратить время! А наперехват моей руке рванулась охраняющим жестом рука Розали. Джейкоб в предвкушении драчки немного оживился. Не будет её. Сейчас главное - Белла!!!
- Зажми нос, - посоветовала Розали, не убирая руку.
- Нет, мне не противно… - Белла глубоко вздохнула.
- Наоборот, пахнет вкусно! - соврала она.
Или нет… но позыва к рвоте ведь нет… а должен был быть. Зато замутило Джейкоба. Ничего, не умрёт.
- Вот и хорошо! - оживилась Розали. - Значит, мы на правильном пути! Ну, пробуй! Она уже торжествует? А не рано?
Белла взяла соломинку губами, зажмурилась, сморщила нос, задержала дыхание… и сделала глоток… один маленький глоток, и застонала. Мерзко? Больно? Возможно.
Кровь солоновата, а горло Беллы, измученное непрерывными приступами рвоты, обожженное желчью, забывшее, как это - есть, могло среагировать, словно соли на рану насыпали. Или ещё как-нибудь. Что я могу сделать, чем помочь… ничем…. щека под пальцами почти моей температуры…
- Белла, любимая…
- Всё нормально, - прошептала Белла и открыла глаза, гладя на меня виновато… умоляюще… напугано…

Что, Белла? Не понимаю. Страшно? Нет? Противно? Нет? Ты ничего не сделала, ты ни в чём не виновата, и я тебя не понимаю. Опять.

- На вкус тоже здорово! - добавила она минуту спустя.
У Джейкоба слов нет, одни отторгающие действительность эмоции. Происходит нечто невозможное: человек пьёт… КРОВЬ… как вампир, и этот человек - Белла. Из-за вампиров она принуждена это сделать, и не факт, что поможет даже ЭТО.

Погоди беситься, а вдруг и это - пустые надежды, а вдруг снова… вырвет.

- Вот и хорошо! - ликует, уже совершенно уверившаяся в успехе, Розали. - Добрый знак!
Эксперт блондиновый! С одного крохотного глотка определила. А то, что Белла умеет врать, только бы других не огорчать, она не в курсе? А, всё равно, пусть наврёт, только бы… только бы… Белла вздохнула и сделала ещё один глоток. Не пробный, настоящий, и снова задержалась, ожидая реакцию своего организма.
Ничего не происходит. У Карлайла кончилось терпение даже быстрее, чем у меня. Не так. Врач Карлайл не имеет права быть деликатным, у него только одно право - не ошибиться и не опоздать.
- Как живот? Не тошнит? - спросил он.
Белла отрицающе покачала головой.
- Нисколько.
Розали рассиялась, как звезда на подиуме.
- Отлично!
- Пока рано радоваться, - остановил её настороженный Карлайл.
Чего он только не перепробовал, чего не передумал, и всё давало только временный эффект, чтобы неминуемо сойти на нет. Он уже не хочет надеяться «до». Правильно. Но Белла пила, глоток за глотком, с длинными паузами между глотками, и ничего не происходило! И посмотрела на меня опять так, словно совершает нечто предосудительное. Я этих взглядов не понимаю. Опять.
Я её не знаю.
Белла, мне слова нужны!
- Это испортило мой счёт, да? Я уже не буду считаться «хорошим» вампиром? Или считать начнём ПОСЛЕ того, как я им стану?
Вот в чём дело. Белла не хочет стать «плохим» вампиром, пьющим кровь человека, даже взяла заранее с нас клятву, что не допустим такого, а вот получается, что свою собственную клятву мы из-за неё нарушаем.
Белла!!! Ну о чём она думает! Все наши клятвы не будут иметь никакого смысла, если её не будет.
Разве всё дело в том, чью именно кровь использует разумное существо для поддержания своей жизни? Дело ведь в том, что разумное существо равного себе по разуму низводит до уровня пищи, до продукта, отказывая ему в равенстве с собой. И разве обязательно для этого физически кровь пить? Жизнь можно высосать и не напрямую. Так что люди - они тоже… бывают вампирами, хоть физиологически в крови не нуждаются. Те парни… в переулке.
Только вампирам для питания нужна именно кровь, и ничего больше, а человеческая кровь по вкусовым и питательным качествам предпочтительнее… куда это я?
Главный закон разумного существа - помни, что другой разумный равен тебе, во всём.
Закон, его буква и дух.
Вампиру для соблюдения смысла, духа закона, НЕОБХОДИМО соблюдать его букву, неукоснительно. Не пить кровь человека. А человеку вполне достаточно соблюдать смысл закона - не убивать. Ну, разные мы. А Белла не понимает, боится, что причиняет нам нравственные страдания из-за нарушения буквы закона.
И так боится, что забыла, что существует такая вещь, как донорство! Я бы даже имел право на досаду, если бы не ожидание результата.
- Никто ничего не считает, Белла. В любом случае из-за этой крови никто не пострадал. На твоём счету по-прежнему никого нет.
Белла сделала ещё один глоток, и я жду, я слушаю её сердце. Мне кажется, или оно стало биться чуть увереннее, чуть громче? Нет, кажется, не кажется. Что я сейчас наворотил из слов? Плевать, плевать! Мне не кажется!
«Не врубаюсь. Как это - никто не пострадал? Как это - нет никого на счету?
Кровь-то человеческая, у кого-то отнятая»! - недоумевает Джейкоб.
Он что, про донорство тоже с испугу забыл, или… в этой дыре, в их школе, про такие вещи вообще не говорили? А, может, просто урок прогулял… Ох, ну да, не хватало, чтобы кровь оборотней в руки учёных мужей попала. Оборотням тоже приходится соблюдать тайну рода. Вот Джейкоб и не в курсе.
- Объясню позже, - пообещал я оборотню так тихо, как только мог, но надо было ещё и губами не шевелить, Белла сразу забеспокоилась.
- Что?
- Да так, сам с собой разговариваю, со мной бывает, - выкручиваюсь я.
«Если Белла выживет, да ещё вампиром станет, что слух что зрение, у неё будут такими же, придётся пиявке научиться или молчать, или всегда отвечать за свои слова. Тогда уж не пошепчешь», - злорадствует заранее оборотень.
И это будет прекрасно! Улыбка рванулась откуда-то из груди, на крохотное мгновение, но радоваться некогда, я слушаю. Сердце. Оно действительно стало биться сильнее, а позыв к рвоте так и не появился… не появился!!! Ещё глоток, ещё… Белла посасывает трубочку, глядя в окно, всё-таки смущаясь и своего лекарства и нашего присутствия. Но каждый глоток - как шажок от пропасти, маленький, неловкий, но шажок ПРОЧЬ!
«Трудно, наверное, пить ЭТО при мне. Другим-то что, сами бы выцедили с удовольствием, да ещё в драку, кто первый», - размышляет оборотень, разглядывая наши не слишком сытые физиономии, а я демонстративно закатываю глаза на лоб - ну и…, воспитание у тебя, Джейкоб! О-о, обратил внимание…
«Ишь, глазки закатил, как будто я чего неприличного ляпнул. Я же только подумал! Да для него без разницы, что вслух, что так. И ведь всегда такую рожу состроит, как заметит что-то, его нежное воспитание задевающее. Чёрт, как с ним остальные уживаются? Жаль, что мысли Беллы ему не прочесть. Ей бы это мигом надоело, и она бы его бросила».
Сердце Беллы стучит всё увереннее, а эти несбыточные надежды оборотня на фоне сердцебиения такие смешные, что я уже хихикаю. Даже то, что я не могу читать Беллу, оказывается, в мою пользу!
Белла перевела от окна взгляд на меня, услышав хихиканье, и слабо улыбнулась моей улыбке. Да, мне весело. Потому что Джейкоб - наивный человек, а ещё потому, что Белла БУДЕТ!!!
- Что смешного? - спросила она.
- Джейкоб.- поясняю я.
Белла улыбнулась, а потом посмотрела на Джейкоба, так, как она всегда на него смотрела, когда он говорил что-то не то, и ей опять надо простить очередное «против себя не попрёшь».
- Да, он у нас юморист.
Джейкоб обидчиво состроил дурашливую маску циркового клоуна.
- Опля!
Белла снова улыбнулась, только Джейкобу, мол, ничего страшного, не злись по пустякам, и снова потянула из трубочки, а трубочка зафырчала, втягивая воздух с остатками крови. Всё… порция выпита. И ничего… И ничего плохого!!!
- Получилось! - сказала, СКАЗАЛА, а не прошептала Белла!
Полным, хоть и хриплым голосом! И сердце набирает мощность, и дыхание возвращает свою силу. Получилось…
- Если так пойдёт и дальше, ты вытащишь из меня иголки, Карлайл?
- Обязательно! - пообещал он. - Честно говоря, от них всё равно мало толку.
А вот эта чашка….Сердце, дыхание - всё стремительно возвращается к норме. Розали и Белла переглянулись, отодвинув меня на мгновение в сторону, ну и ладно, сам виноват. Уже розовеет кожа, и губы не меловые, и руки Розали, для того, чтобы изменить положение тела, уже не требуются! Роуз всего лишь лёгким привычным движением отвела со лба Беллы пару прилипших волосков и глубоко освобождённо вздохнула. Оказывается, она не дышала всё время, пока Белла пила. Как я. Как Карлайл, вздохнувший вслед за Роуз. Вздох облегчения прошёлся по всем, без исключения, кроме волка. Хотя и он немного притормозил, когда Белла делала первые глотки. Теперь уже всем, а не только мне видно, что Белла БУДЕТ!
- Хочешь ещё? - спросила Розали, спеша усилить и закрепить полученный эффект.
Белла сразу как-то поникла, съёжилась. Даже если кровь помогла, может, не так и просто было Белле её пить, больно или противно, зачем сразу-то нажимать? Всё для «него». Понятно. Но Беллу тоже не стоит сбрасывать со счетов!
- Милая, если не хочется, можешь пока больше не пить.
Вместо признательного взгляда, Белла ещё сильнее съёжилась. Я что-то не то сказал? А потом, как перед прыжком в ледяную воду, собралась и подняла на меня какой-то отчаянный взгляд.
- Да, но… я ХОЧУ… - мрачно созналась она.
Белла…
Белла знает теперь, в какой-то мере, что такое - «вампирская жажда». Не сама, это «он» испытывает «жажду», и передаёт её матери. И как сложно Белле осознавать, насколько её ребёнок имеет мало общего с ней. А что такое - одна чашка, для умирающего от голода вампира… почти ничего. Я - болван.
- Тебе нечего стыдиться. Организм требует того, что ему необходимо, чтобы жить. И мы все это понимаем, - выпевает обычным медовым голосом Розали и резко переходит на жёсткий металлический тембр: - А кто не понимает, пусть катится к чёрту!
Это она для оборотня уточняет, хотя частично я могу принять это и на свой счёт, как выговор. Заслуженный, между прочим.
А Джейкоб и вовсе никак не среагировал.
«Подумаешь, от их «лекарства» меня блевать тянет! Главное, Белле стало лучше».
Карлайл согласен, что одной порции недостаточно и забрал у Беллы пустую чашку.
- Я мигом, - сообщил он, устремляясь по лестнице наверх, в свой кабинет за новой порцией.
Появившуюся свободную минуту ожидания Белла тратит на ревизию причинённых ею неудобств.
Все сплошь черноглазые вампиры с тенями разной степени насыщенности, - не беда, у нас сопротивляемость голоду и утомлению очень высокая.
С оборотнем дела обстоят хуже. Скулы обтянуло, иногда его покачивает, веки просто падают, и каких усилий ему стоит удерживать их открытыми - может сказать только Джаспер, но его не спрашивают, а сам он равнодушно хранит молчание. Потому что Белла видит всё и так.
- Джейк, ты ужасно выглядишь.
- Кто бы говорил, - препирается волк.
- Нет, серьёзно, когда ты последний раз спал?
Это для Джейкоба слишком сложная сейчас задача, подсчитать некое количество бессонных часов.
- Э…э. Не помню точно.
- Ох, Джейк, теперь я ещё и твоё здоровье порчу. Не глупи!
Волк скрипнул зубами. Смесь детского самолюбия - я не слабее тебя - и взрослого страха - боюсь потерять хоть секунду твоего бытия, оно тратится на «выродка», и тратится очень быстро. Но ничего не произнёс.
- Отдохни, пожалуйста, - упрашивала Белла. - Наверху есть несколько кроватей, выбирай любую.
У Розали на лице проявилось обещание указать «шавке», как она Джейкоба окрестила, где его место, если вдруг не ту кровать выберет. Но и он тоже… ещё та заноза.
- Спасибо, Белла, я лучше посплю в лесу. Там не так воняет, знаешь ли.
Опередил. Теперь сказать что-то про волчью вонь будет не умнее расхожего выражения «сам дурак». Но для Беллы аргумент волка - серьёзный, огорчительный аргумент.
- Ах, да, - недовольно согласилась Белла.
Карлайл вернулся с полной чашкой, и рука Беллы как бы невзначай оказалась на месте, чтобы не глядя перехватить ручку, не глядя донести чашку до рта. И вроде совсем нечаянно быстро выпить её содержимое.
Да. Неожиданная опасность требует неожиданных средств спасения. Главное, что силы прибывают, и можно будет выпутать Беллу из сети. Бабочка удержалась, не улетит, не сейчас.
- Ну, как самочувствие? - спросил Карлайл.
- Гораздо лучше. Хочу есть… или пить, сама не пойму.
- Нет, Карлайл, ты только посмотри, - торжествовала Розали так, словно это её личная победа, личное достижение, и все враги повержены к паре её идеально стройных ног. - Её организму в самом деле нужна была кровь! Пусть выпьет ещё.
- Она всё-таки человек, Розали. Еда ей тоже нужна. Давайте понаблюдаем за её состоянием, а потом накормим. Тебе чего-нибудь хочется, Белла?
- Яиц! - выпалила она и улыбнулась.
Вспомнила… и напомнила, как будто я способен забывать, что был и у нас Рай. Намекнула…? На то, что после всех испытаний всё будет хорошо… Я не могу в это верить, слишком много знаю, слишком много признаков вижу, и что? Белла всегда требует от меня больше того, на что я способен, и всегда отдаёт больше, чем я вообразить могу, и всё получается в конечном итоге по её. Даже с учётом моих корректировок. Следует ли мне продолжать эту практику, или у меня есть другие предложения? Нет у меня никаких разумных предложений, по крайней мере, сейчас.
Я буду надеяться, Белла.
А Джейкоб сейчас упадёт, он уже спит стоя. Интересно, он слышал хотя бы что-то последние две-три минуты?
Спасибо донорам, пусть за деньги отдавшим свою кровь, и тем обеспечившим Беллу жизненной силой. Но особое спасибо ненависти Джейкоба, ткнувшей меня носом в истину. Что особенно интересно, почему я сам до этого не додумался? Об этом подумаю потом, сначала - волк.
- Джейкоб, тебе, в самом деле, нужно поспать. Можешь устроиться и наверху, выбор большой, но тебе, наверное, будет удобнее на свежем воздухе. Ни о чём не волнуйся. Обещаю, если понадобишься, я тебя найду.
- Конечно, конечно, - буркнул он.
«Раз Белле легче, мне тут делать нечего, не с пиявками же любезничать, я тут точно не для этого. Под деревцем на травке воздух уж конечно чище, хоть нос от их вони отдохнёт. В случае чего кровопийца меня разбудит, он мой должник».
- Точно, - согласился я.
Мы начинаем привыкать так разговаривать. Я его «слышу», и отвечаю так, как он может меня услышать. А ему такое общение не в новинку, в стае именно телепатически и общаются, хоть его и злит, если это я. Джейкоб кивнул, приняв моё согласие, и наклонился над Беллой, прикоснулся к её руке.
- Поправляйся.
- Спасибо, Джейкоб, - пожала руку оборотня Белла.
Оборотень пошёл к дверям, буркнув на ходу.
- Принесите ей одеяло, что ли.
Да что за наказание, почему он быстрее, чем я, понимает физические потребности Беллы, всегда!
Сдвоенный вой донёсся издалека, и оборотень рванулся к выходу. Значит, случилось, действительно, что-то весьма серьёзное, а не просто несдержанность Сета. Там ведь ещё и эта, Ли.
- Проклятье! - рыкнул Джейкоб, мгновенно просыпаясь, вылетая на крыльцо и трансформируясь в прыжке со ступенек в волка.
Стремительно. Ошмётки ткани ещё разлетались по полянке, а волка уже не было, растворился в лесу. Он уносился в сторону воя, на запад, и пока я его слышал, несколько хуже, чем человека, но вполне разборчиво. А через него и Сет с Ли стали доступны. Сет услышал приближение других оборотней. Четверых. Троих в ипостаси волков и одного - в ипостаси человека, идущих вместе. Не почувствовал телепатически, а именно услышал, издалека, и он в курсе, как и Джейкоб, как и Ли, почему это происходит. И ещё большая странность. Я этих оборотней из бывшей стаи Джейкоба не «слышу» тоже. С одной стороны к Сету на помощь понёсся Джейкоб, с другой - Ли.
- Эдвард? Что случилось, почему Джейкоб убежал?
- Отправился отдыхать, милая, - сочиняю я на ходу, внося в комнату одеяла.
- Ага, бегом и ругаясь. Эдвард!
- Ничего страшного, правда. Пришли его родственники, из стаи.
- Драться, из-за меня?
- Не думаю. Мирно идут, и их всего четверо. А-а, вот в чём дело. Это парламентарии, для переговоров.
- Эдвард! - глаза Беллы начали рассерженно сужаться в щёлочки, а сухие истончившиеся пальчики собираться в кулачки.
Как кольцо свободно путешествует по пальцу, того и гляди - соскользнёт. Суеверный холод прошёл по спине - обронить обручальное кольцо - не к добру.

Пожалуйста, не надо, не роняй… Белла…

- Белла, правда. Я его слышу. Они встретились не дальше трёх миль от дома, и мне его слышно. Ну-ка, давай завернёмся. Вот так, и ещё одно. Так лучше?
- Да. Только неудобно. Я как куколка, ну, из которой бабочка.

Ну и что, только не улетай…

- Переговоры - это важно, - заметил Джаспер, и Карлайл согласно кивнул головой.
- Было бы разумным знать, что нужно стае, и каковы планы Джейкоба, - продолжил наш военный стратег.
- Необязательно ведь пересказывать всё дословно, - мягко тронул меня за плечо отец, - если ты вдруг… услышишь что-то очень личное.
- Эдвард, - добавила Белла, - ты мне всё про Джейкоба перескажешь. Всё. Он мне никогда не врал. Говорил даже самое-самое. Меня ему точно нечего стесняться.
- Даже того, что его последние штаны, разорванные в лоскуты, украшают лес от самого порога? - шутливо спросил я.
- Он что, срочно перевоплотился?
- Да.
- И кроссовки разорвал?
- И кроссовки.
- А как же теперь? Домой-то он точно сейчас не пойдёт, - огорчилась Белла.
- Волком походит, для псины разницы никакой, - прошипела Розали.
- Ну что ты, Роуз, - успокоительно попеняла Эсме. - Он ведь о Белле беспокоится. Как и Эдвард.
Ох, мама! Соединение меня и Джейкоба напомнило Мисс Охране, почему она с Эмметтом увезла от меня Беллу из аэропорта. Розали посмотрела в мою сторону оценивающе, насколько я сейчас представляю опасность для «него». Уже не представляю, уже понял, насколько для Беллы важен «он». Я смирился.
- Нехорошо будет, если Джейкобу придётся всё время быть волком, - продолжала Эсме. - Ему нужна одежда. Только он такой большой…
- Ну, не больше меня, - возмутился Эммметт.
- Но ведь выше, согласись.
- Ну, выше, и лапы у него больше, в мои кроссовки ему не влезть, но в плечах он точно не шире моего.
- Значит, твои рубашки и штаны должны ему подойти. Вот и славно, пойдём, отберём что-нибудь.
Розали начала раздражённо тянуть воздух сквозь зубы, но Эмметт лишь смешливо зафыркал.
- Если ты не желаешь любоваться на его обнажённый торс и всё прочее, или убирать клочки волчьей шерсти по всему дому, то придётся волка приодеть. В дом этот нахал всё равно припрётся.
Джаспера проблемы одежды для оборотня не интересовали, он ждал хоть какой-то информации от меня, как материал для будущих действий.
- Ну, что там?
- Они разделились. Даже для Сэма уже существует раздел семьи. И обе стаи не доверяют друг другу. Стая Джейкоба не доверяет в большей степени. Сэму ситуация не нравится. Он предлагает воссоединение.
- А… наши?
Для Джаспера стая Джейкоба уже «наши», прелестно. Но, фактически, так и есть.
- По словам парламентёра, Сэм считает, что даже ради Беллы уход Джейкоба из стаи - перебор. Сет ответил, что нападение на союзников - перебор не меньший. Сэм успокоился, поговорил со старейшинами, и они решили, что нападать на нас сейчас не в их интересах, - сообщил переговорщик. Ли думает, что только из-за того, что врасплох нас уже не застать.
- Она не дура, - заметил Джаспер. - Что ещё говорят?
- Джаред сказал, что Билли и Сью согласны с Джейкобом, подождать, пока Белла не родит, мол, убийство человека никому не по душе. Джейкоб в бешенстве от такой формулировки.
И я тоже. Не по душе, видите ли. Но если бы Джейкоб не рванул к нам, то пошли бы? По душе, не по душе, но пошли бы убивать! Беллу… Ли им не верит, и я - тоже.
- Дальше, Эдвард!
- Джаред сказал, что они решили всё обдумать и подождать. А решение принимать, если возникнут проблемы, как он сказал, с… «этим».
С… «этим». С… «ним», с ребёнком Беллы, и с… моим ребёнком. Я сам его… не люблю…, но не оборотням решать его судьбу!
- Ли думает, что Сэм задумал атаковать, когда Белла… не справится.
Розали уже не шипела, а рычала, рванувшись к кровати, нависнув над Беллой, словно атака приключится немедленно.
- Я справлюсь! - негодующе пискнула из-за её спины Белла. - Справлюсь!
Для Джейкоба это не так очевидно, и напасть на вампиров в случае гибели Беллы ему будет… не так уж и сложно. А для Сета это всё равно неприемлемо. Прекрасный мальчик, этот мой хвостатый друг.
Вот как при Белле это всё сказать… А никак. Это дело будущего. Да и не будет никакой драки. Будем я и он. А потом останется только он. Близких только не забыть предупредить, что за меня мстить не надо. И всё успокоится.
- Джейкоб отправил Ли сделать контрольную пробежку, не пытается ли стая использовать переговоры для чего-то другого, и перевоплотился. Джаред старается надавить на родственные чувства Джейкоба, как на вожака, который может приказать своим ведомым, но получается плохо. Джейкоб сказал - они не ведомые, они - «следующие за ним» по своей воле. Он их просил уйти, они не согласились. Способностью альфы принуждать он пользоваться не собирается. Сет говорит - он уже большой мальчик, сам разберётся, где и с кем ему гулять.
- Странная стая у альфы Джейкоба,- задумчиво сказал Джаспер. - Она может быть гораздо инициативнее, сильнее в бою, если не зависит от альфы, и при этом понимает друг друга. Единственный способ её ослабить - переубеждать каждого отдельно.
- И потом, после, когда конфликт так или иначе исчерпает себя, вряд ли стая вернёт свою силу.
- Почему?
- Джейкоб сказал, что не представляет, как можно сменить статус альфы, если уже признал его, а двух альф в стае быть не может - инстинкт не позволит. Один должен уйти.
- Понятно, но это потом. Сейчас что?
- Джаред спросил, не собирается ли стая Джейкоба быть до конца дней с нами. Если так, то у них нет дома. В волчьем состоянии - куда ни шло, хотя Ли не терпит сырого мяса. В человеческом состоянии у них не будет ни крыши над головой, ни одежды, ни питания.
- О-о… - протянула Эсме.
- Джейкоб ещё раз напомнил, что в его стае каждый волен решать за себя, не как в стае Сэма, так он решил. Джаред сказал, что Сэму жаль, что он пытался принудить Джейкоба действовать против своей воли.
- Пытался принудить Джейкоба? - несколько высокомерно, с высоты своей силы, испытывая невольное сочувствие к такому же сильному человеку, поинтересовался Эмметт. - Интересно, чем он думал, этот оборотень Сэм…
- И? - подстегнул Джаспер.
- Джейкоб сказал, что будет защищать Калленов до тех пор, пока это будет необходимо. Всех Калленов, а не только Беллу.
Пусть и не всех вампиров он считает этого достойными, но чувство справедливости, разумной необходимости, заставляет его быть вместе со всеми вампирами.
- Но тогда говорить не о чем, - подвёл черту военный стратег.
- Джаред полагает то же самое.
- Значит, всё?
- Похоже, ещё нет. Парламентарии не уходят. Джаред решил воспользоваться заявлением Джейкоба, что в стае каждый сам за себя решает, начал уговаривать Сета, вернуться домой, не разбивать сердце матери. Пересолил. Сью - не рядовая женщина, её сердце прямым попаданием снаряда не разобьёшь. Вырастить вдовой двух детей… Кому, как не детям это знать. Ли вернулась.
- Неужели и её уговаривать будет? Ты же говорил, что вторую такую злобную и вздорную особу - поискать.
- Зато бесстрашна, как мужчина, а быстрей её в стае вообще никого нет. Нет, она в стаю Сэма не вернётся. У неё свои резоны, они личные, нас не касаются. А за то, что озвучил слова Сэма, Джаред от Ли получил весьма солидную порцию такой ругани, которую в приличном обществе не произносят. В общем, теперь всё решено. Волки не будут нападать. Будет надо - позовут переговорить. Да и то, Джейкоб посоветовал больше одного волка не посылать, мол, это лишнее. Отныне территория волков для стаи Джейкоба даже для охоты закрыта.
- Однако… Они понимают величину жертвы, которую приносят ради
справедливости? - медленно спросил самого себя Карлайл. - Ведь они так молоды.
- Оборотни взрослеют быстрее обычных людей, если судить по Джейкобу, да и по всем им.
- И тем не менее. Остаться без дома, без еды, без привычных удобств… Вы не считаете, что мы обязаны хоть как-то облегчить их положение? - заговорила Эсме.
- Это зависит от того, согласятся ли волки принять нашу помощь.
- А уж это наша забота. Надо предложить её так, чтобы поняли, как мы ценим то, что они для нас делают, и приняли то, что мы можем им дать. Одежду, еду, удобства цивилизованного человека…
- В смысле?- высокомерно произнесла Розали.
- Душ, Роуз, - пояснил, усмехаясь, Джаспер. - Судя по Джейкобу в человеческом виде, такая деталь ему небезызвестна. Эдвард, что тамкещё? Ты же сказал, что переговоры завершены.
- Да. Просто маленькая загадка для Джейкоба. Почему на переговоры пришли не оба его друга, а только один. Загадка разрешилась. Сэм ещё более неуверен в своей стае, чем я полагал. Он отправил для усиления делегации только однго друга детства - Квила, но Квил Запечатлённый, свою Клэр не оставит даже мёртвым. А Эмбри - свободен. Ради друга может перебежать на другую сторону. Сэм не решился рисковать ещё одним волком.
- Понятно.
- Джейкоб сюда идёт, рассказать о переговорах.
- Голым… - злобно улыбнулась Розали.
- Вряд ли тебе это хочется увидеть на самом деле, - усмехнулась Элис, собрала стопку одежды и унесла на крыльцо.
- Да, - добавил Карлайл, - нужно показать, насколько мы доверяем оборотням, так что обязательная охрана у дверей отменяется. Оборотни будут вольны входить и выходить из нашего дома, как из своего.
Белла рада. Её Джейкоб получил статус доверенного гостя в её доме.
Мне слышно было, как он подходил, как недоверчиво принюхивался к стопке одежды, и совсем забавно, как, одевшись в приготовленную одежду, удивился, что никаких встреч и нервных движений навстречу ему нет. Ему ещё придётся привыкнуть, что вампиры тоже умеют держать открытыми двери для друзей, и что он входит в их число.
Ну, вот он и появился, босой, но в рубашке и штанах Эмметта. Настороженно изучающий произошедшие в его отсутствия изменения. Да, Белле лучше, всю аппаратуру убрали, осталась одна капельница, так, на всякий случай.

Джейкоб, ниточка, сумевшая удержать бабочку. Я рад тебе.

И Белла рада. Да, я знаю, что никогда, может быть, не пойму, чем связаны их жизни, но для Беллы хорошо, когда Джейкоб рядом.
Мне положено ревновать? Глупости. Мне положено радоваться, что Джейкоб умеет хранить жизнь Беллы, и что хранитель тут, рядом. Честное слово, я радуюсь… хотя это и странно. И Джейкобу тоже странно.
«Да что это с ней такое? Так волноваться при виде моей физиономии? Да смотрела ли она до сего дня на меня вот так? Не вспомню… Чёрт, она же замужем, любит своего вампира до безумия и скоро ребёнка от него родит! Чего ей моему приходу так радоваться»?
Не знаю. Почему всё, что он делает для неё, не стоит его простого присутствия рядом…
Я её не знаю.
И Джейкоб её не знает.
«Если бы ей было всё равно… Если бы она НЕ ХОТЕЛА меня видеть, мне было бы проще держаться от неё подальше».
Да, Джейкобу бы было легче. Некоторое время. А если бы бабочка без Джейкоба улетела, стало бы намного легче?

А, Джейкоб? Терпи, терпи, как я терплю, и береги жизнь Беллы, как я, только у тебя лучше получается, не для меня, не для себя, для неё…

- Они хотели поговорить, - утомлённо пробубнил Джейкоб. - Никаких нападений на горизонте.
- Да, слышал, - сознался я, и это несколько ошеломило оборотня.
- Как? Мы же были в трёх милях от дома!
- Ну, мы ведь друг друга неплохо знаем, так что твои мысли я хорошо слышу, особенно, когда ты в человеческой ипостаси. Так что я слышал практически весь разговор.
- Ясно…
«Телепат чёртов. Главное, выключиться не может. Значит, и не виноват».
- Вот и хорошо, не люблю повторяться, - снова буркнул Джейкоб.
- Я бы сказала, что тебе надо поспать, - заметила Белла. - Но по моим прикидкам ты через шесть секунд отключишься прямо у нас на полу, так что можно ничего не говорить.
Причину улучшения состояния Беллы оборотень почуял немедленно, чашку с крышечкой отметил без отторжения, уже с другим, но, по-прежнему, недоброжелательным настроением. Сколько крови надо Белле, да имеем ли мы её в достатке, и как необходимую кровь добывать будем… и у кого. И оставил нам разбираться с этим самим. Куда важнее напомнить Белле, кто сейчас сильнее и старше, поэтому он взялся считать вслух, на ходу к дверям, отпущенные Беллой секунды, чтобы лишний раз доказать - я уже взрослый и сильный. Смешно…
- Одна секунда, две секунды, три…
- В Сахаре потоп случился - волк считать научился, - пробормотала Розали.
- Знаешь, как утопить блондинку? - не оборачиваясь, отозвался оборотень. - Надо приклеить зеркало ко дну бассейна, - и прикрыл за собой дверь.
Это не хорошо, правда? Смеяться над своими. Но как удержаться, если впервые нашёлся в нашем кругу человек настолько нетолерантный, что осмелился Розали в лицо сказать, что её совершенство совсем не для всех является таковым. Белла, из деликатности, смеяться анекдоту не могла, поэтому уткнулась лицом в одеяло, вроде - отдохнуть.
Розали высокомерно фыркнула - анекдот, мол, не просто с бородой, но и вообще, доисторический.
- Этот я слышала, - скучающим тоном отозвалась она вслед оборотню.
Кажется, наступают весёлые денёчки. Розали не откажется пошпынять волка, а Джейкоб ни за что не останется в долгу. Кстати о долге… надо выполнить просьбу Эсме.
- Куда ты? - спросила Белла, когда я отправился вслед за Джейкобом.
- Забыл кое-что сказать.
На лице Беллы возникла страдальческая гримаска.
- Дай ему выспаться, потом поговорите.
«Да, ПОЖАЛУЙСТА, дайте мне выспаться»! - молящая мысль волка вторила просьбе Беллы.
Я бы рад, но надо, уж прости меня, волк.
- Ну что ещё?! - обернулся ко мне Джейкоб.
Он действительно измучен, но что же делать, если он - вожак, и ему отвечать за жизнь своей стаи.
- Извини,- начал я, не зная как продолжить.
Я должен предложить оборотням помощь, помощь вампиров. Это этим-то, до последнего времени кровным врагам, этим невыносимым гордецам! Надо предложить и не обидеть… И как это сделать?
- Когда ты разговаривал с посланниками Сэма, - начал я заново, - я передавал ваши слова Карлайлу, Эсме. Да все слушали. И забеспокоились…
- Слушай, охранять вас мы не перестанем. Вы можете не доверять Сэму, но мы в любом случае будем начеку.
Вот как он понял наше беспокойство. Нда, переводчик из меня хороший, а дипломат - никакой.
- Нет, нет, Джейкоб, мы вам полностью доверяем, только Эсме очень волнуется, что из-за нас вы терпите столько лишений. Она просила с тобой поговорить.
Беспокойство Эсме ввело оборотня в ступор.
- Лишений?
- Ну… вы теперь бездомные. Её это огорчает.
Джейкоб фыркнул. Детей в резервации и родные матери не сильно нежили, это даже как-то и не принято, а тут… вампирша беспокоится об их удобствах.
- Передай ей, что мы крепкие, выдюжим.
- И всё же Эсме хочет помочь, чем может. Я правильно понял, что Ли не любит есть по-волчьи, свежую добычу?
- Ну.
- У нас в доме есть нормальная еда, Джейкоб. Для прикрытия, ну, и для Беллы, конечно. Пусть Ли ест, что хочет, и вы с Сетом тоже.
- Хорошо, я передам, - согласился волк, но в случае с Ли этого недостаточно.
- Ли нас ненавидит.
- И?
- Постарайся сказать это так, чтобы она хотя бы подумала.
- Постараюсь.
- И ещё… насчёт одежды.
- Ах да. Спасибо, - оглядел свою одежду оборотень, не упомянув, что запах вампира, идущий от одежды, сильно уменьшает её желательность.
Оборотень, оказывается, не лишён деликатности, но! Избирательно. И я уже в числе избранных, это льстит.
- В общем, нам нетрудно снабжать вас одеждой. Элис редко позволяет себе одеть одну тряпку дважды, и нас частенько по этому поводу допекает, так что у нас целый склад практически неношеной одежды, которую давно пора раздать. У Ли и Эсме, вроде, один размер…
- Не знаю, как Ли отнесётся к подачкам от вампиров. Она не так практична, как я.
Что и следовало ожидать. Подачка, так это будет воспринято Ли. В какой-то степени, это и позиция Джейкоба, просто он - «практичен». Гордецы. Рисковать ради нас жизнью - пожалуйста, а принять от нас такую мелочь, как тряпки - ниже их достоинства.
- Надеюсь, ты представишь ей наше предложение в наилучшем свете. Мы готовы дать вам всё, что нужно, включая транспорт. И душ, раз уж спать в доме вам не подходит.
Ведь они - люди, разумные существа, неужели не смогут принять нашу помощь, как от равных себе…
- Пожалуйста… не думайте, что теперь вы совсем лишены крыши над головой.
Кажется, что-то до Джейкоба дошло, только он действительно засыпает на ходу.
- Ну… э-э… спасибо. Скажи Эсме, что мы… э-э… ценим её заботу. Но граница несколько раз проходит через реку, так что с купанием проблем нет, спасибо.
- Неважно, главное, передай своим наше предложение.
- Конечно, конечно, - это последние слова, которые он произнёс.
Нет, Джейкоб не упал, он демонстративно плавно перетёк на крыльце из стоячего положения в сидячее, а потом и в положение «лёжа», головой прямо на порог раскрытой двери в дом.
Я мог бы перенести его, но вряд ли перемещение на руках вампира показалось бы ему жестом уважения, скорее, наоборот, это, во-первых. Во-вторых, в доме ему действительно воняло. И, в-третьих. При всей неожиданности выбора места для сна, в ней видна была чёткая декларация о намерениях. Он не с нами, а с Беллой, и только с ней, и только ради неё, а если у кого-нибудь возникают из-за этого проблемы, то плевать он на это хотел. Могучий, умный, бесстрашный, верный… мальчишка.
Треск? ТРЕСК! Белла кричит!!!
Побелевшее личико быстро покрывается бисеринками пота, гримаса боли превратила его в маску страдания, короткий вздох - и тот приносит боль! Белла свернулась калачиком, насколько это у неё получилось, такие слабые беспомощные руки берегут главную ценность - «его». Немедленно, почти как я, рядом возник Карлайл. Ещё один вздох, ещё один, вздохи короткие, болезненные, воздуха всё равно не хватает, личико уже не бледное, а голубоватое. Надо бы что-то сделать, но страх новой боли останавливает.
- Подожди минутку, Карлайл, - попросила через силу Белла.
- Я слышал треск, - пряча за профессионализмом растущую тревогу, сказал Карлайл. - Тебя надо осмотреть.
- Спорим, - попытка вздохнуть снова вызвала боль, хрипом проявившую себя, - это ребро. О-ох. Вот тут, - рука Беллы на сущие мгновения оторвалась от живота, порхнула над левым боком, и снова обессилено вернулась на прежнее место.
Вот она, плата, за возвращение ритма сердцебиения, за исчезновение приступов удушья, за улучшение состава крови. «Он» снова начал активнее двигаться, после второго же приёма крови, и Белле стало за «него» спокойнее. Но ведь «он» не только двигается, но и растёт! «Он» и голодным рос. А теперь даже не умирает, мать даёт всё, что ему нужно, кроме простора. И «он»… справляется сам.
- Надо сделать рентген. Могут быть осколки, вдруг они что-нибудь проткнут, - настаивает Карлайл.
Боль не утихает, и Белле пришлось согласиться, что рентген необходим.
- Хорошо, - после короткой передышки сказала она.
- Я сама! - злобно рыкнула Розали, мгновенно вклинившись между мной и Беллой, и бережно подняла её на руки.

Ты… ты… ты - действительно тупая блондинка, Розали! Неужели я меньше твоего хочу уберечь Беллу от лишней боли, неужели я сделаю это хуже, чем ты!!! Я опять начинаю тебя… ненавидеть… Как Джейкоб.

- Постарайся не дышать, Белла, - попросил Карлайл, настраивая аппарат.
- С удов… вольствием, - через всхлип ответила Белла.
Понятно, каждый вздох сопровождается шевелением сломанного ребра и болью. На боку, над сломанным ребром, разливается очередной жуткий синяк.
На снимке виден слом, и Карлайл с облегчением вздыхает - никаких дополнительных повреждений, кроме растущей гематомы, нет.
- Перелом чистый, без осколков. Достаточно будет тугой перевязки, чтобы ограничить свободу движения обломка, и всё срастётся.
Там, за порогом, успокоено выдохнул мгновенно вскочивший от вскрика Беллы, и беспомощно застывший в ожидании результата рентгена, оборотень. Рёбра у него и мальчишкой трещали пару раз, это не страшно, и слова Карлайла, что опасности для Беллы нет, как мягкие, но сильные руки, вытолкнули его, наконец, из реальности не в чуткий волчий, а в бездонный, на грани обморока, человеческий сон.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/36-21703-0#3338671
Категория: Продолжение по Сумеречной саге | Добавил: Корябка (05.09.2016) | Автор: Корябка
Просмотров: 564 | Комментарии: 5


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 5
0
5 Lucinda   (09.09.2016 22:26)
огромное спасибо!!!

0
4 pola_gre   (06.09.2016 09:34)
Спасибо за продолжение и новые подробности из мыслей Эдварда, Джейкоба, Сета, Розали!
Не даром Аро хочет Эдварда себе в клан. Можно всесторонне подслушивать cool biggrin biggrin biggrin

Спасибо за главу!

0
3 mamamis   (05.09.2016 19:52)
спасибо

0
2 kaktus6126   (05.09.2016 19:22)
И это нормально.Но оба они завязаны, зависят от Беллы, так что их чувства равноценны. Спасибо за главу

0
1 робокашка   (05.09.2016 16:15)
каждый считает свои переживания сильнейшими

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]