Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4608]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13581]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8175]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3699]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Скрытая сила
Она в бегах. Вампиры из Румынии не перед чем не остановятся, чтобы заполучить её в свой клан. Им нужна её сила, чтобы свергнуть Вольтури раз и навсегда. Они уже убили её близких, думая, что не осталось никого, кого бы она любила.
Новая альтернатива Новолуния.

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

Сталь и шелк, или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг. AU примерно с середины 6 книги Роулинг. Все герои, сражавшиеся против Волдеморта, живы!

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Заблудшие души
Озлобленность против счастья. Новая соседка. Несчастный мужчина. Протяни руку и поверь.
Новый перевод/все люди, переводчик Sensuous.

Белое Рождество
Белла, всем сердцем любящая Лондон, в очередной раз прилетела сюда на Рождество. Но в этом году она не просто приехала навестить любимый город. У нее есть мечта - отчаянная, безумная, из тех, в которую веришь до последнего именно потому, что она – самая невозможная, самая сказочная из всех, что у тебя когда-либо были.

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel



А вы знаете?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как Вы нас нашли?
1. Через поисковую систему
2. Случайно
3. Через группу vkontakte
4. По приглашению друзей
5. Через баннеры на других сайтах
Всего ответов: 9793
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Продолжение по Сумеречной саге

Личный сорт героина. Главы 38-39

2016-12-11
12
0
38. Опасности и страхи.

Люди - существа странные. Или не очень. Прошло не так уж много времени со дня возвращения Беллы домой, и ещё меньше времени с обнаружения увлечения Беллой экстримом, то есть наличия у неё настоящего байка. То, что Чарли меня не терпит, за причинённые его дочери страдания, я понимаю и принимаю, но в том, что Белла смогла заиметь бегающий байк, да ещё и ездила на нём, и сколько раз падала с него, и подвергала свою жизнь нешуточной опасности, была целиком «заслуга» Джейкоба. Но его вину Чарли непростительно быстро забыл, а вот мою и не собирался. Несправедливо … Справедливо. Не осуществи я свой идиотский уход, Белла не страдала бы так, и байк, точно, ей бы не понадобился. И Джейкоб тоже был бы не нужен. Чарли, узнав сегодня, что дочь приняли в университет в Джуно, радуясь не шутя этому, сильно не желал, чтобы я оказался там же. Даже чуть-чуть надеялся. Но недолго. Даже из-за двери были слышны его мысли, полные подозрений на мой счёт.
Ну, с логикой у отца ничуть не хуже, чем у дочери. Сейчас начнёт допрашивать Беллу о моих планах. А она их, собственно, ещё и не знает. Ну, и чтобы не вводила отца в заблуждение, пора вмешаться. Тук-тук-тук… Последние секунды до девятнадцати
ноль-ноль в немузыкальном сопровождении моего стука в дверь и ворчания Чарли
чего-то, типа «пошёл бы ты…»

Увы. Чарли, это для меня уже физически невозможно. Свой лимит выдержки без Беллы на сегодня я уже весь исчерпал.

- Иду!
Голос моего спасения из-за двери, стремительный топоток, и вот она - моя жизнь, жизнь моя, на пороге. И всё, я пропал, как всегда, утонул в глазах цвета топлёного шоколада, в голове пусто, в груди тепло, и личный монстр дерёт глотку своими когтями. Я уже не злюсь на него. Он не рвётся жрать. Просто есть хищники, которые, даже совершенно приручившись, не могут убрать свои когти, как умеет этот котёнок, от пушистой макушки до пальчиков ног, спрятанных в домашние тапки: мой личный укротитель, мой личный смысл бытия. И снова она смотрела на меня, как на личное божество, как на совершенство.

Ох, Белла, не смотри на меня так, я совсем не совершенство, я просто до безумия влюблённый человек, получивший щедрый дар: право прикоснуться к единственно желанной руке, переплести пальцы наших рук.

- Эй!

Да, Белла, сейчас, сейчас я приду в себя, очнусь и смогу говорить. Вот только коснусь горячего шёлка твоей щеки тыльной стороной руки, и сразу очнусь … наверное. Или нет.
- Как прошёл день?
- Медленно.
- И для меня тоже.

И для меня тоже, Белла. Моё существование меряется твоей человеческой меркой, и больше я не отношусь к времени безразлично. Я с ним и дружу и воюю, как когда повернёт. Три секунды назад я его гнал. Сейчас я рад каждой минуте. А ночью я бы рад растянуть каждое мгновение многажды. Чтобы они были и были. И каждая была бы безмерной. Но и сейчас неплохо.

Провести носом от запястья чуть не до локтя, втянуть полные лёгкие аромат Беллы - неслабая подачка моему монстру, он ещё не закатывается в экстазе, но уже все когти приложил, и горло, как в огне.

Ну, радуйся, зверюга, что Белла жива и здорова, но держись в рамках, или … или перестану дышать, посажу на голодный паёк. И своё сердце тоже, но безопасность Беллы важнее.

Ну вот, заметила, пожалела, нашла крайнюю, саму себя, разумеется. Ох, Белла-а-а … Чарли громко, почти по-военному, печатая шаг, подошёл к входным дверям. Как всегда недовольный, настороженный и бессильный что- либо изменить.
- Добрый вечер, Чарли.
В ответ - непонятно что.

Да, Чарли, я согласен. Я не тот парень, которого ты бы хотел для своей дочери, но решаешь это не ты. И даже не я. Решает она. Но, вообще-то, я по делу, Чарли, по такому делу, против которого и ты не станешь возражать.

- Я принёс ещё бланки заявлений, - а ещё конверты и марки сразу в достаточном количестве.
Белла стонет в предвкушении «радостей» заполнения целой стопки анкет. Я, что ли, виноват, что не все приличные учреждения заполнили свои вакансии, а некоторые из них не прочь заработать на опоздавших. А я не прочь дать им заработать, если у колледжа достойная репутация.
- Есть несколько открытых крайних сроков …
Ну, не Беллу вводить в заблуждение по поводу этих крайних сроков. Щепетильность Беллы во всём, что касается денег, всего лишь подчёркивает чистоту её души, но такое неприятие всего, что легко могу дать я, это уже от заниженной самооценки, или от завышенной гордости. Ну, когда она поймёт, что для вампира Эдварда, для всей семьи Калленов, деньги имеют несколько иную ценность, что её жизнь, а её интересы для меня вообще превыше любой цены! Наблюдать за Беллой в такие моменты и досадно, и забавно.
На лице с насупленными бровками выражение, словно собирается уличать меня в даче взятки святому Петру. Может не волноваться, она не такая грешница, чтобы не попасть в нужный колледж.
А администрации подходящих учебных заведений отнюдь не врата рая, а вполне практичные заведения, с них довольно обычных денег, чтобы искупить грех опоздания.
- Ну, ты готова? - как всегда, устраиваимся на кухне.
Со стола убрано всё лишнее, можно раскладывать бланки. И «Грозовой перевал» тут? Опять цитата найдётся, соответственная случаю … и совсем для меня нелестная, на этот раз. Ну что ж обсудим. Не обсудим, Чарли идёт в атаку.
- Кстати говоря, о заявлениях в колледж, Эдвард, - ещё более угрюмым тоном, чем-то похожим на ворчание, начал Чарли.
Он вообще старался со мной не говорить, это немедленно портило ему настроение, хотя куда уж хуже ему быть от одного моего присутствия. А вот есть куда.
- Мы с Беллой только что обсуждали следующий год. Ты уже решил, где будешь учиться?
Ну, на разумный вопрос полагается такой же ответ.
- Ещё нет. Я получил несколько приглашений, но пока не определился.
- Куда тебя приняли? - настойчиво давил Чарли.
Забавно, он думал, что я блефую, что такой лоботряс, как я, по его мнению, может рассчитывать только на захолустный третьеразрядный колледж.
- Сиракузы… Гарвард… Дартмут… и, буквально, только что я был принят в Университет Юго-Восточной Аляски.

Вот так-то, Чарли, никуда от меня Белле не деться. Хорошо, что ей смешно.

- Гарвард? Дартмут? - пробормотал Чарли, не пытаясь скрыть благоговение. - Так, это мило … это кое-что. Да, но Университет Аляски … ты же не собираешься всерьёз рассматривать их предложение, когда у тебя есть возможность вступить в Лигу Плюща. Я считаю, твой отец хотел бы для тебя …
- Карлайл одобрит любой мой выбор, - спокойно ответил я.
- Хмм… - неопределённость реплики позволила Чарли не вступать в обсуждения чужих родителей, но поставить своё мнение на этот счёт отдельно.
Мудро.
- Угадай, что здесь, Эдвард?- голосом Золушки, прячущей в кармашке пару хрустальных туфелек, спросила Белла.
- Что, Белла?
- Я получила приглашение в Университет Аляски! - Золушка гордым жестом «достала свои хрустальные туфельки» - указала на толстый конверт, лежащий на стойке.
- Поздравляю. Какое совпадение.
Глаза Чарли сузились, и он стал по очереди переводить свой взгляд с одного из нас на другого.

Ты правильно всё понял, Чарли, я забросил очень широкую сеть, чтобы поймать на законных основаниях одну-единственную золотую рыбку. И поймал.

Целую минуту Чарли изучал проблему. Ничего не поделаешь, придётся смириться.
- Прекрасно. Я собираюсь смотреть игру, Белла. Девять тридцать.
Это не столько для Беллы, сколько для меня. Окончание моего официального визита.
И оно не устраивает ни Беллу, ни меня. Лишний час-полтора блуждания под окнами, пока Чарли соберётся спать. Лучше уж здесь, пусть под боком у Чарли, но вместе.
Чарли вздохнул.
- Хорошо. Десять тридцать. У тебя всё ещё комендантский час на все вечера после школы.
Так, комендантский час сохранён, арест официально снят. Я знаю, на каких условиях. Стояние под дверьми, когда просто некуда себя деть последние полчаса, иногда даёт своеобразные результаты. Но я знаю и то, что выполнить его практически очень сложно. Свон точно не в курсе того, что происходит у его друзей - квилетов. Блэку-старшему необходимо спрятать причину, но невозможно спрятать его последствия: резкое охлаждение отношений между детьми. Ну, и просто отцовское беспокойство вырвалось наружу. Но здесь ничем не поможешь. Я не могу. Я не могу этого допустить.
- Белла больше не под арестом? - побольше наивной радости в голос, от такого «неожиданного» известия.
- Условно, - сквозь зубы уточнил Чарли. - Тебе-то, что с этого?
Белла напружинилась. Излишний нажим Чарли может негативно отозваться прямо сейчас. Этого мне не надо.
- Просто рад узнать. Элис нужен партнёр по покупкам, и я уверен, что Белле хотелось бы увидеть огни большого города, - улыбнулся я Белле.
Но Чарли вдруг стал просто красным с лица.
- Нет!
- Папа! В чём проблема?
- Я не хочу, чтобы ты сейчас ездила в Сиэтл.
- Что? - да, всякий, даже мотивированный, нажим на Беллу чреват сопротивлением.
Но речь идёт не вообще о запрете, а о запрете на Сиэтл. Чарли напуган газетой, что-то страшное в ней про этот город.
- Я же рассказывал тебе о той истории из газеты, в Сиэтле существует какая-то банда, развлекающаяся убийствами, и я хочу, чтобы ты держалась от этого подальше, ясно?
Белла закатила глаза.
- Папа. Да меня скорее поразит молнией, чем случится что-то за один день в Сиэтле.
Разумеется, но только если молния должна грянуть, она как раз Беллу, с её способностями, и найдёт, а если есть что-то опасное в Сиэтле, то Белла как раз на это и нарвётся, даже с охраной. Нечего ей там делать, Чарли прав. Так что, пора гасить приступ противоречия.
- Нет, всё в порядке, Чарли, я не Сиэтл имел в виду. Я говорил о Портленде, разумеется. Я тоже не хотел бы, чтобы Белла оказалась в Сиэтле. Конечно же, нет.
Белла очень внимательно смотрела на меня, не понимая, то ли я подыгрываю Чарли, то ли ещё что. А я не подыгрывал. Я читал статью в газете. Там были некоторые детали, которые просто добавляли живописности материалу для людей, но для вампиров они были весьма красноречивыми свидетельствами, которые ускользали от человеческого наблюдения. И Белле без особой надобности знать их не надо. А уж посещать Сиэтл и подавно. Чарли удивился моей безоговорочной поддержке, пожал плечами, но принял её.
- Вот и отлично, - и несколько поспешно исчез в направлении телевизора в гостиной. Подумал он про меня не совсем плохо, даже почти хорошо. Поэтому и сбежал, чтобы сохранить свою твёрдую позицию моего неприятия.
- Что … - начала Белла, «что всё это значит», хотела она спросить, но продолжать эту тему я не хотел, хотел скорее отвлечь и от газеты и от новостей.
- Держи, - первый бланк анкеты лёг перед Беллой, когда я ещё дочитывал газету. Пусть лучше думает о будущей учёбе.
- Я думаю, ты можешь переписать со своих предыдущих бланков эту анкету. Вопросы те же.
Белла, вздохнув, начала вписывать информацию о себе: имя, адрес, социальный… Упс. Номер с большим количеством анкет, чтобы потеряла бдительность, не прошёл, она присмотрелась-таки к шапке анкеты с названием учебного заведения. Фыркнула и отпихнула бумаги в сторону. Всё, начинается …
- Белла?
- Будь серьёзным, Эдвард. Дартмут?
Ну и что, что Дартмут. Ещё неизвестно, кто кому окажет честь при встрече. Подбираемся с другого боку. Если она думала обо мне, а она думала обо мне всегда, может, мои интересы перевесят её претензии, если на них сделать акцент.
- Думаю, тебе понравится Нью-Хемпшир. Для меня там найдётся целый перечень вечерних курсов, да и леса там очень удобно расположены, особенно для такого энергичного путешественника, как я. Море дикой природы.

Ну, Белла, ну не упрямься … Вот тебе анкета. Вот ручка. Неужели даже вампирское обаяние не поможет. Иммунитет выработался? Тогда я просто погибаю, остаётся хвататься даже за соломинку.
- Я позволю тебе вернуть мне деньги, если это сделает тебя счастливой. Если ты захочешь, я могу начислять проценты.
- Туда же невозможно попасть без огромной взятки. Или это была часть оплаты? Новое крыло библиотеки Калленов? Уф! Почему мы опять обсуждаем это?
- Ты можешь просто заполнить заявление, пожалуйста, Белла? От этого ничего страшного не случится.
Ух, какой взгляд … И следствие уже проведено, и приговор вынесен, и не в мою пользу. Разумеется.
- Ну, знаешь? Не думаю, что стану это делать!
Точно, и теперь собралась приводить приговор в исполнение. И мусорное ведро в прицеле зрачков, чтобы отправить почти заполненную анкету по иному, мне не нужному адресу. Ну, уж нет. Она упрямее, а я быстрее. И когда моя скорость не приносит Белле вреда, я ею горжусь. И пользуюсь.
- Что ты делаешь? - потребовала отчёта в моих действиях самая упёртая из самых гордых единственно мне необходимая девушка, не успев поймать анкету для зверского уничтожения.

Что-что … довожу до стадии реализации мной задуманное для тебя будущее.

-Я пишу твоё имя лучше, чем ты делаешь это сама. Ты ведь уже написала образец.
- Ты чересчур проникся этим, знаешь ли.
Белла заговорила шёпотом, чтобы некоторые детали, для уха непосвящённого папы не предназначенные, до него не дошли.
- Мне, действительно, не нужно, чтобы меня ещё куда-нибудь приняли. Я уже принята на Аляске. Я почти могу позволить себе обучение в первом семестре. Это представит мне такое же алиби, как и в любом другом месте. Нет никакой необходимости выбрасывать кучу денег, независимо от того, чьи они.
- Белла …
Не моя заслуга, что она такая умненькая, и с моей помощью спокойно потянет программу Дартмута, не моя заслуга, что я могу обеспечить её лучшим из возможного, моя вина лишь в том, что я хочу этого, не могу не хотеть!
- Не начинай. Я согласна, что должна сделать этот шаг ради Чарли, но мы оба знаем, что следующей осенью я не смогу ходить ни в какой колледж. И вообще находиться
где-нибудь рядом с людьми.
Ну конечно, обращение. И связанные с ним немалые сложности. А не упустила ли Белла такую маленькую деталь, как моё условие моего личного участия в этом процессе, и своё желание в придачу? И вообще всю человеческую жизнь, которая на этом закончится …
- Я думал, вопрос времени ещё не решён. Ты могла бы насладиться семестром или даже двумя в колледже. Ведь существует множество человеческих событий, которых у тебя ещё не было.
- Я доберусь до них позже.
- Потом они уже не будут человеческими. У тебя не будет второго шанса побыть человеком, Белла.
- Ты должен быть благоразумным при выборе времени, Эдвард, - вздохнула Белла. - Слишком опасно тянуть с этим.
- Нет никакой опасности.
Ну как ещё объяснить, что самая большая опасность для Беллы - это она сама. Что те опасности, которые она видит: Виктория, Вольтури, квилеты,- ещё не опасности, а угрозы, которые надо иметь в виду, и упускать их клан Калленов не намерен. А вот её стремление срочно обратиться, уже не угроза, а прямая опасность. Тому человеческому времени, которое ещё возможно путём лавирования выторговать у её судьбы.
В её судьбе так много живых связей: Чарли, Рене, Джейкоб, проклятье, Джейкоб - друг. Умереть для родителей, стать врагом для друга. Против последнего я бы не возражал прямо сейчас, но не по этой причине, а другой - нет. И эти потери надо будет принять ДО обращения, чтобы пережить ПОСЛЕ него …

… у тебя есть на это силы сейчас, Белла?

- Белла, нет никакой спешки. Я не позволю никому причинить тебе боль, у тебя есть столько времени, сколько потребуется.
- Я хочу, чтобы это произошло как можно быстрее. Я тоже хочу стать монстром, -
это она так шутит, чтобы не так страшно вылезала суть.
Да она хоть понимает, о чём идёт речь, упрямая девчонка? Что стать монстром - это действительно стать монстром, и надолго! И потом менять себя … долго, и ужасно трудно, а потом помнить, всю свою вечность помнить, чем умыта твоя дорога к вечности. И вечно нести с собой огнём в глотке напоминание об этом, и соблазн повернуть в другую сторону. И за доказательствами далеко ходить не надо.
- Ты понятия не имеешь, о чём говоришь.
Вот, пусть смотрит, газета, материал на первой полосе:
РАСТЁТ СПИСОК УБИЙСТВ, ПОЛИЦИЮ БЕСПОКОИТ АКТИВНОСТЬ БАНДЫ.
- Какое это имеет отношение к нашему делу?
- Монстры не шутка, Белла.
Теперь она внимательнее всмотрелась в заголовок:
- Э … это делает вампир?
Ну вот, наконец, сложила два и два. Только думает, что нас, «хороших» это не касается. Пусть и не всех, но большинства коснулось. И пора бы ей, при её-то человеколюбии, об этом задуматься загодя.
- Тебя удивит то, как часто мой вид стоит за ужасами в ваших человеческих новостях. Легко понять, когда знаешь, что искать. Данная информация указывает на то, что в Сиэтле орудует новорожденный вампир. Кровожадный, дикий, неконтролируемый. Мы все через это прошли.

Это тяжело принять, Белла? Так тяжело, что в глаза смотреть страшно? Боишься что-то увидеть в моих глазах, или боишься, что я что-то увижу в твоих? Тогда смотри в газету. Там картина не намного лучше.

- Мы следили за этой ситуацией несколько недель. Все признаки налицо - внезапные исчезновения, всегда только по ночам, небрежное избавление от трупов, отсутствия других доказательств … Да, это определённо, кто-то только что обращённый. И, кажется, никто не собирается контролировать его …
Вздохнуть поглубже. Чтобы сбросить гнев на легкомысленного создателя этого новорожденного.
- Ладно, это не наша проблема. Мы даже не обратили бы внимания на подобную ситуацию, если бы это не происходило так близко к дому. Как я уже говорил, это происходит постоянно. Существование монстров приводит к чудовищным последствиям.
Белла пыталась больше не смотреть в газету, но список жертв, волей неволей притягивал её взгляд. Мартин Гардинер, Джеффри Кэмбел, Грейс Раци, Майкл О*Коннел, Рональд Олбрук.

Это тебе не абстрактные размышления, это были люди, у которых были семьи, наверное, и всякие кошки-собачки, и друзья, и работа. Было прошлое, и даже было будущее. А теперь ничего этого нет. Как тебе это, Белла?

- Со мной ничего такого не произойдёт, - как заклинание проговорила Белла.
- Вы не позволите мне стать такой же. Мы будем жить в Антарктиде.
Да-а, идея …
- Пф-ф-ф, пингвины. Мило.
Вполне в духе Беллы, поменьше вреда другим, за свой счёт, разумеется. Сидеть посреди льдов с вечным привкусом рыбьего жира во рту. Сейчас её разве что под угрозой прямой смерти заставишь выпить ложечку, одну. А там придётся есть каждый раз. И ведь будет. Хихикнула, представив, наверное, мою физиономию, после обеда пингвинами, что-то перерешила, но газету решительно сбросила на пол, чтобы не видеть больше.
- Тогда, как и планировалось, Аляска. Только где-нибудь подальше от Джуно, желательно, там, где в изобилии обитают гризли.
- Уже лучше, - согласился я, утешенный тем, что и о вкусовых предпочтениях Калленов Белла помнила. - Есть ещё белые медведи. Очень жестокие. Да и волки попадаются довольно-таки крупные.
Ляпнул … волки. Белла замерла.
- Что не так?
А что - так?… Волк для меня просто животное, а для неё … а для меня? Вечное напоминание, как у одного волка полетела граница, и он рвался к Белле не убивать, а отнимать и защищать, … у меня и от меня.
- Ох. Тогда забудь о волках, если идея тебе неприятна, - сколько времени слово «волк» будет вот так напоминать ей - о дружбе, о времени без меня, мне - о непримиримом сопернике, с семьёй которого у нас Договор …
- Он был моим лучшим другом. Конечно, мне это неприятно.
Конечно, ей это неприятно, но ведь сказала - «был». Это должно меня утешить.
Плохо утешает, совсем никак, голос не слушается, остаётся отстранённым, и это лучше, чем, если вдруг я сорвусь. Права на ревность к прошлому у меня нет и не будет.
- Пожалуйста, прости меня за мою неосмотрительность. Я не должен был предлагать тебе этого.
- Не волнуйся об этом.
А руки стиснуты в кулачки. Теперь ради меня она мучает себя. Прелестно.
- Мне жаль. Действительно.
- Я знаю. Я знаю, что это не одно и то же. Я не должна была так реагировать. Это всего лишь … слово. Хорошо, сознаюсь, я уже думала о Джейкобе, когда ты пришёл. Чарли говорит, что Джейкобу тяжело. Ему сейчас больно, и … это моя вина.
- Ты не сделала ничего плохого, Белла.
- Мне нужно это сделать лучше. Я должна ему это. И, так или иначе, это одно из условий Чарли.

Ладно, хорошо. Он друг, и ему больно. И ему надо помочь. И всё это я уже слышал, когда стоял под дверьми. Но он оборотень! Даже если отставить в сторону, что он влюблён в тебя, как щенок, он оборотень! И я помню, как его трясло. И представляю, как затрясёт снова, если речь пойдёт обо мне, а этого не избежать, и меня не будет рядом. Внезапная трансформация. И некому защитить. Некому заслонить.

- Ты же знаешь, что это не обсуждается, ты не можешь быть одной, беззащитной, среди оборотней, Белла. А если кто-нибудь из нас ступит на их землю, то нарушит Договор. Ты хочешь, чтобы мы начали войну?
- Конечно, нет!
- Тогда не вижу никакого смысла и дальше обсуждать этот вопрос.
Куда бы увести разговор подальше от волков? Ага, есть за что зацепиться, тем более что это меня действительно занимает. Почему именно «Грозовой перевал» стал на настоящий момент чуть ли не настольной книгой Беллы?
- Ты его ещё не выучила наизусть?
- Не у всех фотографическая память.
- Фотографическая память, или нет, не могу понять, почему тебе это нравится.
Характеры персонажей ужасны, эти люди разрушают друг другу жизнь. Я не знаю, чем бы закончилось всё у Хиктлиффа с Кэти, если бы они оказались в ситуации Ромео и Джульетты, или Элизабет Беннет и мистера Дарси. Это не история любви, это история ненависти.
- У тебя серьёзные проблемы с классикой! – резко ответила Белла.
- Возможно, потому, что психология - не мой конёк, - уж лучше пусть пеняет на моё поверхностное восприятие, чем вспоминает про волка.
И всё-таки, чем эта жуткая история так задевала её, чем держала, что она думала о ней? Напрашивающаяся аналогия меня и Хиктлиффа была где-то даже справедливой, но ведь не настолько! А аналогия Беллы, ангела во плоти, и этой Кэтрин не лезла, с моей точки зрения, ни в какие рамки. Но Белла всегда нестандартно думает, а я не всегда её понимаю …
- А если честно, почему ты читаешь это снова и снова? Что в этом притягивает тебя?
- Я думаю, это что-то вроде неизбежности. Ничто их не может разделить - не её эгоизм, ни его зло, ни даже смерть в конце …

Ни даже смерть в конце. Какие бури бушуют в твоей душе, мой бездонный океан - Белла, с чем ты сражаешься там, в глубине, где нет слов? Почему ищешь ответ в истории двух чудовищ? Нет ответа.

Ни даже смерть в конце. Допустим. Писатели бывают прозорливыми, умудрился же я пройти весь путь Ромео. Но дорожкой Хиктлиффа я идти не хочу. Он мне неприятен, как, кстати, и его Кэтрин. Они оба не заслуживают своей любви.
- Я, всё же думаю, что эта история была бы лучше, имей каждый из них хоть одно искупающее качество, - высказал я своё отношение к персонажам.
- Я думаю, что, возможно, это и есть здесь главное, - не согласилась Белла. - Их
любовь - это единственное искупающее качество.
Любовь как искупление, как спасение. Да, принимаю. Ничем, кроме любви нельзя искупить то, что её ждёт - обращение.
- Я надеюсь, ты достаточно осмотрительна, чтобы не влюбиться в кого-то,
столь же … злобного.
Я нахально напрашивался на комплимент после препирательств из-за Джейкоба.
- Для меня уже немного поздновато волноваться, в кого я влюбилась, - заметила Белла.
- Но даже без предупреждений, кажется, я неплохо справилась.
- Я рад, что ты так думаешь, - благодарно принял я ответ.
- Что ж, надеюсь, ты достаточно благоразумен, чтобы держаться подальше от
кого - то столь же эгоистичного. В действительности, Кэтрин, а не Хиктлифф - источник всех неприятностей, - предостерегла меня Белла, и тоже с опозданием.
Поздновато мне определяться с предметом моего обожания, даже если он не так и уж и хорошо разбирается в себе и во мне. Тем не менее я покладисто согласился.
- Я буду настороже.

Конечно, буду. Мой эгоизм пострашнее эгоизма Катрин, мой не разрушает чужую жизнь, а просто отнимает её, целиком. Уж с кем - с кем, а со мной действительно надо быть настороже. Держи меня крепко в своих руках, Белла, с какими бы чудовищами ты не сражалась в своей душе, все они - безобидные зверушки, рядом со мной.

- Мне нужно увидеть Джейкоба, - резко вернулась Белла к прежней теме.

Что?! Нет, Белла, нет. Я боюсь, просто умираю от страха, от страха, а не от ревности, пойми Белла!

- Нет.
- Это правда не опасно, - она уже почти умоляла. – Я целыми днями была в Ла Пуш со всей их компанией, и ничего никогда не случалось.
Белла всегда будет защищать друзей. Даже если они и не так хороши, чтобы стоить её защиты. Даже если это оборотни. И всегда что-то случается в первый раз. А я знаю, что молодые оборотни легко срываются.
- Оборотни непостоянны. Иногда люди рядом с ними получают травмы, иногда даже погибают.
И личико дрогнуло. Да, что-то она увидела, про что мне не расскажет, но что подтверждает мою правоту. Они именно такие, непредсказуемо опасные, даже для себя.
- Ты их не знаешь, - её последний аргумент, она с ними общалась, а я всего раза два виделся, один раз вообще только мельком, да и то, в прошлом году, насколько ей известно. Это не так, Белла, живое моё сердце
- Я знаю их лучше, чем ты думаешь. Я был здесь в прошлый раз.
- В прошлый раз?
- Впервые наши с волками пути пересеклись примерно семьдесят лет назад … Мы только что обосновались рядом с Хокьюэймом. Это было до того, как Элис и Джаспер присоединились к нам. Мы превосходили их численно, но это не помешало бы разразиться схватке, если бы не Карлайл. Он сумел убедить Эфраима Блэка, что сосуществование возможно, и, в конечном счёте, мы заключили перемирие.

Да, Белла, я его видел, я говорил с прадедом Джейкоба. Так что уверенно могу сказать, что я их знаю лучше.

- Мы думали, что после смерти Эфраима линия оборотней оборвалась. Что причуда генетики, позволявшая превращения, была утрачена ….
Думали мы, думали. А что бывает и фактор Беллы, не придумали …
- Кажется, твоё невезение с каждым днём набирает мощность. Твоя врождённая способность, по части притягивания смертельно опасных вещей, вполне может быть достаточна, чтобы возродить к жизни стаю исчезнувших псов-мутантов. Имей мы возможность разлить твоё невезение по бутылкам, у нас в руках бы оказалось оружие массового поражения.
- Но они возродились не по моей вине. Разве ты не знаешь?
После всего, что с ней случилось, она ещё спорит.
- Знаю что?
- Моё невезение здесь вовсе ни при чём. Оборотни возродились, потому что вернулись вампиры.
Это не так, этого не может быть!
- Джейкоб сказал мне, что своим нахождением здесь ваша семья запустила этот механизм. Я думала, вы уже должны были об этом знать …
- Они так считают? - а как же, кто во всём их безобразии виноват, кто угодно, но не они сами.
Вампиры - самые подходящие для волков козлы отпущения!
- Эдвард, взгляни на факты, - не успокаивалась Белла. - Семьдесят лет назад вы приехали сюда, и появились оборотни. Теперь вы вернулись, и снова появляются оборотни. Ты думаешь, что это совпадение?
Я ничего не думаю, я ошарашен. Признать, что появлением оборотней мы обязаны самим себе … Это … Это требует изучения, чтобы получить твёрдую уверенность.
- Эта теория заинтересует Карлайла.
- Теория, - усмехнулась Белла.
Для неё это уже не теория. С её интуицией …
Даже если так, даже если на каждое действие обязано появляться противодействие просто по закону природы, этот интересный научный факт мало что меняет относительно Беллы. Оборотни, что бы ни было причиной их возрождения, всё равно опасны.
- Интересно, но не совсем уместно. Ситуация остаётся неизменной.
И единственно безопасное место для моей жизни, это мои руки. Вот пусть и сидит, в кольце моих рук, тем более что ей в нём удобно. Хватит и того, что уже произошло в моё отсутствие, по моей вине. Вот только шлейф никак не кончится, и Белла не смотрит в глаза, но не оставляет темы.
- Пожалуйста, послушай меня всего минуту. Это намного важнее, чем просто прихоть навестить друга. Джейкобу сейчас плохо, - у неё дрожал голос, она нешуточно переживала за этого волка.

А я, Белла, а я как же …

- Я не могу не попытаться помочь ему, не могу бросить его сейчас, когда он нуждается во мне, только из-за того, что он больше не человек … Пойми, ведь он был рядом со мной, когда я была … не совсем похожа на человека. Ты не знаешь, как это было …
Уже знаю, когда летел в Италию … не знаю. Только начинаю узнавать, когда Белла заговорила об этом волке, как о самом близком человеке. Как это вытерпеть! Вот так … вытерпеть … Сжать руки в кулаки, так легче.
- Если бы Джейкоб не помог мне, не знаю, что ожидало бы тебя по возвращении домой. Я должна ему гораздо больше этого, Эдвард.
Вытерпеть, только бы вытерпеть, закрыть глаза, только чтобы бы не увидеть, что в её глазах сейчас отражается из прошедшего.
- Я никогда не прощу себя за то, что оставил тебя. Никогда, даже если проживу сотню тысяч лет.
Белла, жизнь моя, её горячая ладошка на щеке - утешение и надежда, что я всё исправлю, когда-нибудь …
- Ты лишь пытался поступить правильно. И я уверена, с кем-нибудь не таким сумасшедшим, как я, это непременно бы сработало. Кроме того, теперь ты здесь. Это единственное, что имеет значение.
Вот именно, пытался, пытался поступать с ней правильно, так, словно она обыкновенная, как все … Зная, что она единственная и неповторимая.
И вот последствие. Белла чувствовала себя обязанной опасному существу, которому нельзя доверять в принципе. Белла связана узами дружбы с… с… с оборотнем.
- Если бы я никогда не уезжал, ты бы не чувствовала себя обязанной рисковать своей жизнью, утешая псину.

Что, Белла, грубо, да? Мы стоим друг друга, он вряд ли обо мне отзывается мягче. И он пытался забрать тебя. И этого я ему не забуду. И я его рядом с тобой, но без меня, боюсь.

- Не знаю, как выразить это должным образом. Думаю, это может показаться жестоким. Но однажды я уже был слишком близок к тому, чтобы потерять тебя. Я слишком хорошо знаю, каково это, думать об этом. И я больше не собираюсь допускать никакой опасности для тебя.
- Ты должен доверять мне в этом. Со мной всё будет в порядке.
- Пожалуйста, Белла … - пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…
- Что, пожалуйста?
- Пожалуйста, ради меня. Прошу, не могла бы ты сделать над собой усилие и постараться сохранить себя в безопасности. Я сделаю всё, что смогу, но я был бы признателен, за небольшую помощь.
- Я буду работать над этим, - пробормотала Белла.
Она будет работать над этим!

Белла, да ведь единственное, что у меня есть - это ты …

- Да ты хоть представляешь, насколько ты, в действительности, важна для меня?
Имеешь ли ты хотя бы приблизительное представление о том, как сильно я люблю тебя?

Моё сердце не умеет стучать, Белла, но разве тебе не слышно, как оно кричит от боли даже от выдуманной тени опасности над тобой, как оно благоговейно замирает, когда ты вот так, рядом? Ты доверилась мне, устроившись на моих коленях, доверилась моим рукам. Я весь - крепость вокруг тебя, самая нежная крепость на свете, подбородком зарывающаяся в облако твоих волос.

- Я знаю, как Я сильно люблю тебя, - ответило живое сердце, и приникло губами к каменной шее - безумно щедрый дар, цены которого оно не знает.
- Ты сравниваешь одно деревце с целым лесом, - что-то похожее я уже говорил, или думал, но я поумнел, право слово, поумнел с тех пор.
Если не будет в самой сердцевине этого леса одного-единственного деревца, не станет леса, не станет земли, которая его носила, только остывший пепел по ветру, больше ничего не останется.
- Невозможный, - буркнула Белла.
Наверное, я такой и есть. Но слишком дорого мне дался урок потери любимой, она должна это понять. Теперь страх потерять Беллу навсегда со мной, но я вдыхаю аромат её волос, целую их, и мне чуть легче.
- Никаких оборотней.
- Я не собираюсь с этим мириться. Я должна увидеть Джейкоба.
Нет, этого я не могу допустить, я боюсь за неё. Я пойду на всё, только бы избежать риска. И если нельзя иначе …
- Тогда я должен буду остановить тебя.
- Ладно, посмотрим, - надулась в досаде Белла. - Он всё ещё мой друг.

Да, возможно, но и опасность для тебя тоже. А этого я уже не допущу. Твоя крепость занимает круговую оборону, Белла.

Я снова счастлив. С утра я снова счастлив. Белла рядом со мной, я держал её за руку, и мы шли с испанского в кафетерий. Моя девочка улыбалась. Потому что я рядом? Я в это верую изо всех сил. Хорошее настроение Беллы может иметь и дополнительную причину - снятие наказания. А ещё, потому что в школе стоит атмосфера грядущей свободы. Скоро конец учебного года вообще, а для старшеклассников свобода от школы, новые планы, иные горизонты. И везде по школе разбросаны вещественные свидетельства этой подступающей свободы. Стена в кафетерии вся в плакатах, урны, забитые рекламными листовками о покупке школьных принадлежностей не на этот, а уже на следующий год, рекламки о пошиве костюмов и платьев к выпускному балу, и - все в розочках, во всех коридорах - объявления о выпускном бале в эти выходные. Ну, туда Белла не пойдёт. Наотрез отказалась, и вытребовала обещание, не тащить её туда ни под каким предлогом. В конце концов, в прошлом году она всё-таки на таком балу побывала. Но на восторженный визг при упоминании окончания школы Белла не срывалась, и не только потому, что это ей не свойственно. Что-то есть ещё, что гасило её радость. Есть, но что именно, не говорит. Это её свойство, быть совершено открытой, только не там, где идёт речь о её личных огорчениях, о её личной боли. Это - то минное поле, на котором я чаще всего и подрываюсь.
Белла не пойдёт на выпускной бал, зато пойдут все её остальные одноклассники. Её, ставшая единственной, школьная подружка Анжела, чему я, кстати, рад, собирается тоже. И, согласно традиции, на церемонию выпуска старшеклассника могут прибыть все родные, кому это интересно. Главное, не забыть приглашения разослать.
- Ты уже разослала приглашения? - спросила Анжела, когда мы уселись за наш столик. Она сменила причёску, убрала волосы в конский хвост, и смотрится непривычно. Бену это всё равно, сидит, сунувшись носом в комиксы. А Элис, сидящая вместе с нами за общим столиком, недовольно хмурилась на прикид Беллы. Он ей не нравился. Да ей вообще не нравилось всё, что надето на членов нашей семьи без её чуткого совета и высокопрофессионального отбора. Тем более скромные тряпочки Беллы. Ну, тут уж девочки пусть разбираются без меня.
- Нет, - ответила Белла. - Нет смысла. Рене знает, когда у меня церемония вручения диплома. Остальным это не интересно.
- Как насчёт тебя, Элис?
У Элис все её близкие рядом, напоминать им о знаменательной дате никчему, и победная улыбка осеняет общество.
- Повезло тебе, - вздохнула Анжела. - У моей мамы тысяча родственников, и она ожидает, что я лично напишу приглашение каждому. Чувствую, у меня будет вмятина на пальце. Но дальше откладывать некуда, и это приводит меня в ужас.
- Я помогу тебе, - отозвалась Белла. - Если ты не против моего ужасного почерка.
А я не против помощи Анджеле, это хорошая идея. Встреча с подругой вместо сидения дома, вполне милое времяпровождение. Чарли понравится, что без меня, а мне - что без оборотней. Анжела вздохнула с облегчением.
- Это так мило с твоей стороны. Я приду к тебе в любое время, когда ты захочешь.
- Я сама к тебе приду, если ты не против - меня уже тошнит от своего дома. Чарли освободил меня от домашнего ареста, - усмехнулась Белла, объявляя хорошую новость.
- В самом деле? - спросила Анжела, её обычно спокойные карие глаза мягко засветились от радости за Беллу. - По твоим словам, это должно было длиться всю жизнь.
- Я удивлена даже больше, чем ты. Я была уверена, что он не освободит меня, по крайней мере, до окончания школы.
- Это здорово, Белла. Мы должны отметить это.
- Ты не представляешь себе, как классно это звучит, - вдруг неожиданно заинтересованно отозвалась Белла, шелохнув в моих мыслях тень тревоги.
Пришлось призвать себя к порядку: нет ничего удивительного в том, что, уставшая от сурового прессинга Чарли, доченька решила вознаградить себя слегка несвойственным себе способом.
Идея сразу вдохновила Элис устроить что-нибудь грандиозное, или просто великолепное, но это не сфера моих интересов. Я просто радовался, глядя на Беллу и слушая прикидки и споры по поводу намечающегося праздника и места его проведения. Много чего было предложено вместе с непременным шопингом, но Белла потихоньку выпала из разговора. Словно не она - причина намечающегося девичника. Чего-то в её празднике недоставало, она нахмурилась, задумавшись. Пусть хмурится, но будет именно по-моему. Никаких опасностей.
- Элис? Элис! - Анжела пыталась вывести Элис из транса, махала рукой перед белым с застывшими глазами лицом сестры.
В этом неудобство её дара. Видение застаёт её там, где застаёт, отложить невозможно. Особенно, если это что-то значительное. Это значительно! Это опасно!
Виктория … Мне видно всё: как летит мимо знакомый лес на территории вампиров, как след моего запаха ведёт её к порогу дома, к следам у окна на втором этаже, и сытые яркие глаза, случайно отразившись в зеркале, темнеют до черноты.
Мечты и планы Виктории на ближайшие выходные.
Белла, с её интуицией, не должна догадаться. Надо спрятать, снять значимость видения, пошутить над тем, что выглядит со стороны, как дремота с открытыми глазами.
- Пришло время вздремнуть, Элис?
- Простите, я, похоже, замечталась, - пришла в себя сестрёнка.
- Мечтать гораздо лучше, чем торчать в школе два лишних часа, - отозвался Бен.
Белла не вмешивалась, не акцентировала внимания на Элис, она знает, что это -
видение.

Элис? Да, я всё увидел, я придумаю что-нибудь. Поможешь? Ты не можешь читать мысли, но ты знаешь меня, как никто. Ты поймёшь. Ты поняла.

Элис продолжила обсуждение задумываемого девичника, может, чуть перебарщивая с воодушевлением. Этого хватило, чтобы моя Белла что-то не просто заметила, но и заподозрила. А раз заподозрила, значит, будет расспрашивать …
Ах, если бы я, в самом деле, умел талантливо импровизировать! Нет, не умею. Пока не придумаю что- либо приемлемое, надо будет избегать разговора с глазу на глаз, как можно дольше. И в школе это проще всего. Поболтать с Беном о домашнем задании, на следующей перемене перекинуться словом ещё с кем-нибудь, это не прежние времена полной изоляции Калленов, теперь у меня куча приятелей, которым есть что мне сказать, а мне есть чем ответить, такие болтливые дни сверхобщения случаются и у вампиров. Ну вот, школа кончилась, можно и поговорить, да, Белла, можно, только у Майка Ньютона с машиной проблемы, нужна консультация, и ничего, что механик у нас Розали, три слова и я могу сказать, или помощь предложить. И Элис, как на грех, тоже имеет, что сказать о машинах, и обо мне тоже, но не очень лестное, а как её перебьёшь, если она строчит, как пулемёт, а что смотрит очень выразительно, так ты слышала, жёлтенький Порше ей хочется получить куда как раньше Рождества. Вот и сверлит взглядом, чтобы не забыл. Ну вот, Элис почти до дома довезена, мы едем обратно в Форкс. А можно, мы чуть-чуть помолчим? Как-то я перенасытился разговорами, ещё успеем всё обговорить, а, Белла? …
Белла ждала, ждала, когда я начну говорить о видении Элис, а я не начну. Это не важное видение, это так … проходное событие. Пустяковое. Вот про Чарли вопрос, точно, будет поважнее, а там посмотрим, как сложится.
- Ты думаешь, мне снова дозволено заходить?
- Чарли не проявлял признаков гнева, когда ты заехал за мной, чтобы отвезти в школу.
Ну, так это было утром. Всего минуты две общения издалека. Белла что-нибудь придумает, чтобы умаслить Чарли. А у меня вызрел план, по которому я должен незаметно осуществить некоторые манёвры, чтобы увести Беллу от возможного удара, и уж во всяком случае - подальше от Виктории, как можно дальше. Белле придётся дожидаться меня. Ну, не время ещё выкладывать свежесочинённый экспромт, ему ещё надо дозреть, чтобы он был воспринят, как задумывался. Я молчал, и Белла молчала, только компьютерный столик гудел от барабанного соло, которое пальцы Беллы выстукивали по столу, в ожидании, когда её ещё один доисторический монстр соизволит начать работу. Поистине, пока загрузится этот компьютер, или её терпение может кончиться, или время, которое я определил для озвучивания сочинённой версии. Но не правды. Только не правды. Пора гасить напряжение. Я поступал сейчас как истинный вампир, собирался использовать своё вампирское притяжение в корыстных целях. Я знаю, как очарование вампира действует на людей.

А как действует очарование на влюблённого насмерть вампира, Белла? Белла …, Белла, … Шёлк твоих волос струится между пальцев, мягкость твоих губ сносит крышу, гибкость тела твоего, линия спины на ладонях моих - и всё … меня нет нигде, только в твоих руках, только в твоём сердце. Твой язычок, зная силу свою надо мной, трогает мою нижнюю губу … вот теперь я совсем пропал, Белла-а-а-а…. Пора благодарить внутреннего монстра, если бы он не рвался так к тебе, не драл бы когтями горло, не знаю, до чего бы довёл нас твой язычок. Не думай, он не рвётся к тебе за прежним, он рвётся к тебе за тем, за чем и я - за лаской, за твоей любовью, только он совсем дикий, у него нет границ осторожности. И когтей совсем не стрижёт … Но зато, в чувство приводит моментально …

- Ах, Белла.
- Я бы сказала, извини, но не буду.
- И я должен сожалеть, что ты не извинилась, но я не сожалею. Может, я лучше сяду на кровать.
- Если ты считаешь, что это необходимо … - вздохнула Белла, пытаясь привести своё дыхание, и равновесие заодно, в порядок.

Считаю, Белла, что это необходимо. Из хитрого замысла, отвлечь тебя от ненужных мыслей, опять получилась вещь, к которой я, наверное, не привыкну никогда. Твоё притяжение, жизнь моя, твоя бездонность для меня, я тону в тебе, в твоей нежности, в твоей щедрости. И никогда не достигаю дна.

Компьютер, наверное, с досады, что на него не смотрят, загудел, застонал и загрузился, наконец, позволяя проверить и отправить почту.
- Передавай Рене привет от меня.
- Конечно.
Письма Рене - это вообще отдельный разговор. Читать личную переписку, если тебя не пригласили, неприлично. Но смотреть на пишущего вполне пристойно. У Беллы так забавно сходятся брови, когда она читает новости из Тампы, она и сердится и досадует, и печалится, или улыбается, как маленькому ребёнку, чья шалость на этот раз не привела к плачевным результатам. Но писать письмо маме дело небыстрое, и мой план потихоньку начинал обрастать плотью, когда я нашёл так и не тронутую сокровищницу с подарками с прошлогоднего злополучного дня рождения.
На один из подарков нельзя было взглянуть без слёз. Стереосистема, которую выбирал и собственноручно устанавливал в машине Эмметт, она, кажется, испытала все муки, которые доступны технике, когда её варварски с мясом выдирают из гнезда.
,- Что ты с этим сделала?
- Она не вытаскивалась из приборной панели.
- И ты сочла необходимым применить насилие?
- Ты же знаешь, как я пользуюсь инструментами. Никакого вреда не было нанесено намеренно.
Я изобразил на лице мировую скорбь, по безвременно погибшей технике.
- Ты убила её….
А Белла лишь плечами пожала.
- О да.
- Им будет неприятно, если они увидят это. Я думаю, что это хорошо, что ты была под домашним арестом. Мне придётся купить другое стерео, прежде чем они заметят.
- Спасибо. Но мне не нужно модное стерео.
- Я собираюсь заменить его не ради тебя, - укоризненно возразил я, и в Белле,
наконец-то проснулись угрызения совести.
Что подарки для того и выбираются и дарятся, чтобы ими пользоваться. В противном случае труды дарителей пропадают зря. Ага-а, прочувствовала, теперь следующий этап плана.
- Ты знаешь, что срок уже истекает? - помахал я прямоугольником глянцевой
бумаги. - Скоро это кусочек бумаги останется просто куском бумаги. А не возможностью полететь к маме во Флориду.
Подарок Карлайла и Эсме, самый тёплый, самый сердечный из всех. Если бы не всё остальное, что случилось потом, вместе с моей глупостью, этот подарок претендовал бы на звание короля подарков.
- Нет. Я о нём совсем забыла, смутилась она.

А о чём ты могла помнить, Белла. Я ведь сейчас только играю спектакль под названием «раскопки». На самом деле и мне больно касаться тех событий, до крови, даже до той, которой давно нет. Всё, забыли. Делаем ясное безмятежное лицо.

- Что же, у нас есть ещё немного времени. Ты свободна … и у нас нет планов на эти выходные, раз ты отказалась идти со мной на выпускной. Кхе . Почему бы не отпраздновать твою свободу таким образом?
Белла удивленно задрала бровки.
- Поехав во Флориду?
- Может, Флориды нет в списке запрещённых для тебя штатов.
Теперь на личике проявилось подозрение.

Ну, Белла, что тут такого, подозрительного, в билетах Эсме?

- Ну? Так мы едем, повидать Рене, или нет?
- Чарли никогда не разрешит, - вспомнив о только что закончившемся домашнем аресте, она заробела.
- Чарли не может запретить тебе видеться с матерью. Она всё ещё главная опекунша.
- Никто не опекает меня. Я совершеннолетняя, - возмутилась Белла.
- Именно, - и я улыбнулся.
Поймалась, девочка, на своей взрослости. Ну, и на любви к маме, разумеется.
А Белла хмурилась, разрывалась между желанием совсем скоро увидеться с мамой, и нежеланием вступать с Чарли в очередной конфликт. Может, даже задумывалась о переносе визита подальше по времени, чтобы дать Чарли время для успокоения. Но мне не нужны какие-то другие выходные, мне нужны эти, чтобы, даже прорвавшись, Виктория не нашла Беллу в Форксе! И чтобы Белла вообще о ней не узнала, не пугалась за всех, кто может с ней встретиться. Ну как её уговорить, пусть даже пойти на обострение отношений с Чарли, как выманить её из Форкса?
- Знаешь, не ты одна в этой комнате сидела под домашним арестом!
Зря я это, не надо было на это напирать, сейчас меня могут попросить не стеснять себя ни в чём ради неё.
- Ты можешь идти, куда захочешь.
Ну вот, слово в слово.
- Весь мир без тебя для меня интереса не представляет, и не надо строить рожиц, я не шучу.
Всё, что я видел и исходил своими ногами, не стоит одной поляны, даже без исчезнувшего кресла. Так даже лучше, с поляны исчезли все следы моего
самоуправства в царстве феи Беллы.
- Давай осваивать внешний мир постепенно, хорошо? Например, мы можем начать с поездки в кино в Порт-Анджелес, - заныла Белла.
У мамы всё хорошо, Чарли благоразумно перестал ей сообщать о проблемах дочери, чтобы не волновать. После встречи с бывшей женой в госпитале в Финиксе, забота о доченьке была только его трудом и крестом, и доченьке не хотелось прибавлять к нему новых сложностей.
Но мне надо!
- Не бери в голову. Мы поговорим об этом позже, - отступился я.
Видно, придётся идти более опасным путём
- Хорошо, тогда сменим тему, - решила она.
Это на что она собралась менять тему о Флориде? Опять докажет мне, что её нельзя ничем сбить с избранной темы? Но теперь не страшно, я уже готов.
- Что видела сегодня Элис за обедом?
Да, её не собьешь, уже приготовилась отслеживать враньё. А вот сегодня не выйдет поймать, уж я постараюсь. Меня вообще нельзя поймать, если стараюсь.
Как вспомню …

Белла, это не то враньё. Это враньё точно во спасение.

- Элис видела Джаспера в странном месте, где-то на юго-западе, возле его бывшей … семьи. Но у него нет никаких причин возвращаться, - я вздохнул, весь в сочувствии к тревогам Элис. - Это обеспокоило её.
- О, - эта причина, учитывая, как подружки друг к другу трепетно относятся, вполне вписалась в видение обстоятельств Беллой, и как раз достаточно далеко от истинной причины.
- Почему ты не сказал мне раньше?
А раньше я и не придумал …
- Я не думал, что ты обратила на это внимание. В любом случае ничего серьёзного не произошло.
Всё, с этим порядок. Белла успокоилась. Её интуицию удалось обвести вокруг пальца, убаюкать домашним заданием. Но это самая незначительная часть плана, впереди - решающее сражение.

Ох, Белла, прости меня заранее, но иначе я не могу.

Жду подходящего случая. А пока вместе готовим ужин для Чарли, бефстроганов. Как странно, пока был человеком, кухонные запахи не портили мне настроения …
Пришёл Чарли, благодушно настроенный, съел три порции, пришёл в ещё большее благодушие, и даже меня не доставал. Я смирно устроился у телевизора, не мешая родительскому общению и пересказу новостей. Одна новость меня чуть не напугала, но, учитывая, что у меня совсем другие планы на времяпровождение Беллы в эти выходные, можно не напрягаться.
Билли Блэк устраивает что-то вроде вечеринки, Клируотеров с Улеями приглашает, и Свонов всей семьёй. Нет, Белла и оборотни, даже в присутствии отца - это два несовместимых мира. Сейчас Чарли, как всегда, устроится у телевизора, углубится в спортивную программу. И вытащить оттуда будет сложно, с дополнительными потерями. Время!
- Чарли.
- Да, - затормозил Чарли на полдороге.
- Белла говорила Вам, что мои родители на её последний день рождения, подарили ей билеты на самолёт, чтобы она могла навестить Рене?
Белла от меня точно этого не ждала, даже тарелка, которую она отмывала, выскользнула из рук на пол. Чарли тоже не ждал.
- Белла? - спросил ошеломлённо Чарли.
- Да, папа, подарили, - не глядя на отца, сказала Белла.
Чарли громко глотнул, и, сузив глаза, повернулся ко мне.
- Нет, она никогда не упоминала об этом.
- Хмм. - я отозвался подозрительным междометием, способным пробудить подозрения Чарли.
- Есть причина, по которой ты спрашиваешь? - жёстко спросил он у меня.
- Они уже почти просрочены. Конечно, Эсме ничего не скажет по этому поводу, но я думаю, она сочтёт себя задетой, если Белла не воспользуется её подарком.
Белла, зная Эсме, в это не поверила.
Чарли, не настолько хорошо знающий жену доктора Каллена, подумал с минуту:
- Это, наверное, хорошая идея, чтобы ты навестила свою маму, Белла. Ей будет приятно. Хотя я удивлён, что ты ничего не говорила об этом.
- Я забыла, - призналась Белла.
- Ты забыла, что кто-то подарил тебе билеты на самолёт? - нахмурился Чарли.
- М-м-м, - теперь очередь Беллы отделываться непонятным мычанием.
- Я заметил, ты сказал, что на билеты уже истекает срок, Эдвард. Сколько билетов твои родители дали Белле?
- Только один для неё … и один для меня.
Вторая тарелка ускользнула из рук Беллы в раковину с водой. Так что шума от посуды не было. Но если судить по багровеющему на глазах лицу Чарли, шум, а точнее, семейный скандал, уже на подходе. И его спровоцировал я, я подбросил яблоко раздора, которое может игнорировать Белла, но не может игнорировать Чарли. И я знаю, кто в этом споре победит. Я. Именной сертификат не оставит Чарли выбора, лишать доченьку Флориды, из одной неприязни ко мне, Чарли не станет. Белла полетит в Тампа в моём сопровождении, и не останется на выходные ни с оборотнями в Ла Пуш, ни с Викторией в Форксе.
- Тебе не из-за чего расстраиваться, папа, - как я и думал, победил здравый смысл, скандал утих в нужном мне направлении. И все срочные дела переделаны. Можно немного погулять в этот вечер.
- Ну, так мы идём? - теперь я просто парил на волне своего успеха.
- Да, я думаю, нам надо поговорить наедине, - голосок Беллы обещал мне суровую разборку.

Пустяки, любовь моя, на выходные ты будешь далеко от всех опасностей. Что, по сравнению с этим, какие-то дополнительные экспромты вранья …

- Что это было? - требовательно спросил меня котёнок-победитель.
- Я знаю, что ты хотела увидеться с мамой, Белла. Ты говорила об этом во сне. Беспокойно, вообще-то.
- Я говорила?
Вообще-то говорила, пусть и не сегодня. И беспокоилась о маме и её муже, тоже не со вчера. Рене часто предоставляет причины для беспокойства своей, мудрой не по годам, дочери.
- Только боязнь столкновения с Чарли останавливала тебя, вот я и решил посодействовать.
- Посодействовать? Да ты бросил меня на съедение акулам!
- Я не думаю, что тебе грозила опасность.

Мой самый храбрый в мире котёнок, разве это Чарли наказывал тебя за трёхдневное исчезновение? Это ты позволила ему проявить свою отцовскую власть, чтобы хоть так он мог поверить, что от чего-то может тебя защитить.

- Я говорила тебе, что не хочу ссориться с Чарли.
- Никто не говорил, что тебе нужно это делать.
- Я не могу удержаться, когда он наезжает на меня, мои естественные подростковые инстинкты берут верх, - и так сердито-сердито посмотрела на меня.

Белла, жизнь моя, это уже не подростковый инстинкт, это уже навечно - такой характер.

Её нельзя подмять, нельзя принудить ни к чему, чего она сама не сочтёт для себя возможным, её нельзя отговорить просто одним - хочу. Пока можно обхитрить, вот как я сейчас. На какое-то время хватит. Потом - не знаю, как. Ну вот, опять включила фантазию плюс логику. Что на этот раз мне придётся преодолевать?
- Имеет ли столь неожиданное желание, ехать во Флориду, какое-либо отношение к вечеринке у Билли Блэка?
Нет. И да. Попутное … Но, поездку к маме нельзя связывать вообще ни с какой угрозой, иначе весь мой карточный домик посыплется. Лучше выглядеть таким же паникёром и деспотом, как Чарли.
Тем более что я такой и есть, по отношению к ней.

- Не важно, будешь ли ты здесь, или на другом конце света, всё равно ты туда не пойдёшь.
Вот так вот - жёстко и безоговорочно. И мне это аукнется. Скорее всего. Как аукается Чарли.

А сейчас давай проведём вечер так, как хочешь ты. Ну, что-нибудь приятное сегодня я могу для тебя сделать?

- Так чем же ты хочешь заняться сегодня вечером?
- Мы можем поехать к тебе сегодня? Я так давно не виделась с Эсме.
То-то. Самый милый и уютный человек в семье. Тот, который умеет создавать и хранить тепло семейного очага. Тот, кто придумал этот подарок.
- Ей это понравится. Особенно, когда она услышит, куда мы собираемся на этих выходных.

Видишь, Белла, и поражение не всегда бывает горьким.

Дом встретил нас, как всегда, покоем, просторной тишиной. Белла отправилась поплакаться на меня Эсме, но кроме сочувствия ситуации, вряд ли нашла поддержку.
А я отправился к Карлайлу. Так или иначе, но теорию возникновения оборотней, как противовес существованию вампиров, проверять надо. Мне Джейкоб - враг, но истина дороже …
Карлайла такой взгляд на проблему очень заинтересовал, и мы немного поразмышляли над этой задачей. Семья уже в курсе, что Беллу информировать о предстоящем визите Виктории не надо. Так что моя девочка мирно прогуливалась в обществе любимой подруги и Джаспера, что весьма уместно. Джаспер снимет любое волнение, сгладит любую досаду, даже вызванную моими категорическими заявлениями. Немного музыки, мини-чемпионат по шахматам. С великим любопытством Белла понаблюдала за моей с Элис партией. Пыталась увидеть не партию, как таковая на доске она так и не произошла, кроме первых двух ходов. Старалась проследить умственный поединок. Через три минуты партия завершилась моей победой. Я был горд, на этот раз. Победа достаётся в поединке с Элис не всегда. Потом Белла с достоинством приняла разгром, который ей учинил Джаспер. Моя рассудительная девочка решила вернуться домой раньше уговоренного срока, чтобы лишний раз убедить отца в своём здравомыслии, ну, и дать покричать без свидетелей, чтобы выпустить пар, если это ещё необходимо.
Нет, пар выпускать было уже не надо, но злоключения Беллы и Чарли на сегодня ещё не кончились. Предстояло нечто … такое деликатное, что я предпочёл бы улететь из зоны слышимости как можно скорее и как можно дальше.
С одной стороны, до Чарли дошло, что Беллу и меня разделить нельзя, можно лишь бессильно высказывать своё личное ко мне отношение, которое ничего не изменит, с другой стороны … Свобода нравов, в моё время просто невозможная, требовала от родителей несколько иных подходов к … отношениям своих подрастающих детей. Да мне неловко даже ДУМАТЬ об ЭТОМ, если речь идёт о Белле, это при том, что, кроме барьера воспитания, между нами стоит и межродовой, смертельно опасный, барьер. А Чарли собрался, ввиду наших с Беллой отношений, об ЭТОМ с ней ГОВОРИТЬ!
И не ложился спать именно поэтому … но предупредить Беллу об ожидающем её разговоре я не осмелился. Это уж как-нибудь пусть она сама разруливает.
- Тебе лучше не заходить внутрь, - сказала она, когда машина остановилась у крыльца. - Это только всё осложнит.
- У него мысли сейчас относительно мирные, - ответил я.
Но это не значит, что я хочу их подслушивать. А уж тем более слышать их звуковой вариант. Это немного смешно и … стыдно. Ухмылку удержать не удаётся, в ответ на это у Беллы поднялись вопросительно брови. Нет уж, как говорится: без комментариев.
- Увидимся позже, - пробормотала она.

Конечно, милая, но не раньше, чем Чарли захрапит.
Сначала прикоснусь губами к твоему лбу, наберу полные лёгкие аромата твоих волос, и теперь я готов ждать звуков храпа Чарли почти без мучений.

Белла вошла в дом, и телевизор смолк. Нетипично. Значит, решимость Чарли, выполнить свой родительский долг, крепче дамасской стали. Проскользнуть незамеченной Белле не удастся.
- Может, ты подойдёшь, Белла?
Походка моего любимого котёнка из крадущейся превратилась в неуверенную.
- Что такое, пап?
- Ты сегодня хорошо провела время?
- Да.
- Что ты делала? - Белла добросовестно отчиталась, чем занималась в гостях, недоумевая, зачем отцу это надо.
- Слушай, есть кое-что, что я хотел тебе сказать, - просто слышно, как он собирается с духом.

А теперь ходу, Эд, ходу! Выводи двигатель на форсаж, чтобы ничего из предстоящего разговора не услышать, иначе как потом Белле в глаза смотреть?

Я собирался, как всегда, отогнать машину на знакомую пустую лесную дорогу. Где она и дождётся утра, чтобы повезти Беллу в школу.
Ждать, когда уснёт Чарли, ещё около двух часов. Можно спокойно посидеть в машине, продумать путешествие во Флориду, можно сбегать домой, поговорить с отцом об оборотнях. Можно…не-ет … вот о разговоре отца с дочерью, который сейчас происходит в доме Свонов, думать не рекомендуется, по разным причинам … и не только по этическим.
Телефон запищал мелодией Элис. Вообще-то я просил последить за Беллой, но сейчас Белла дома, а Виктория ещё далеко. Что могло случиться …
- Эдвард! Ты где? - в голосе Элис билась паника.
- В машине, на лесной дороге, что случилось?
- Белла пропала!
- Как, пропала? Ведь я просил тебя, Элис, присматривать за ней!
- А я что делаю, по-твоему? Она пропала на лесной дороге! Ффу-ух, и нет, словно телевизор отключили, или рядом появился оборотень!
- Когда это случится?
- Не знаю! Очень чёткая картинка, вероятность крайне высока, так что временной зазор очень маленький! Бегом, Эдвард!
Команда опоздала, я уже бежал. Как я бежал! Не уверен, что меня мог засечь даже глаз вампира, но хотел я бежать ещё быстрее. Оборотень, рядом с Беллой может быть оборотень, и я даже знаю, кто это может быть! И если он, хоть чем-то, ей навредил, или хотя бы обидел … я его убью. Мне было уже на всё наплевать. Кроме страха - не успеть - ничего не осталось.
Вылетел я к дому Беллы на безумной скорости, ожидая услышать издалека … не знаю что, но что-то страшное, а дом встретил покоем. В гостиной мурчал телевизор, Белла наверху, в своей комнате, перебирала книги, и тень её скользила по занавеске, а главное, никаким оборотнем нигде не пахло. Ни вблизи дома, ни в округе. Я не опоздал. Почти не опоздал. Торопливые шаги Беллы по лестнице вниз завершились вопросом.
- Пап, ты не будешь против, если я съезжу увидеться с Джейкобом? Я не задержусь надолго.
И вполне ожидаемый ответ.
- Конечно, малыш. Нет проблем. Можешь быть там, сколько захочешь.
Белла получила разрешение, она сейчас уедет. На своём жутком пикапе ночью, одна.
Я сказал ей, что остановлю, и я это сделаю. Это очень просто для вампира, влезть под капот и вывернуть свечи. Всё, машина встала. Но этого мало. Мне надо поговорить с ней. Сейчас.
Белла неслась в темноте к машине, оглядываясь через плечо, словно за ней погоня. Не споткнулась бы в темноте. Обошлось, добралась нормально, но в ответ на поворот ключа в замке зажигания ожидаемая тишина.
Погоня тебя обогнала. Я уже тут, Белла, рядом, я всегда буду рядом. Теперь всегда …

- Ай! - выдохнула она, когда увидела меня в кабине, со свечой зажигания в руках.
- Элис звонила, - объяснил я своё неожиданное появление. - Она занервничала, когда твоё будущее неожиданно исчезло пять минут назад. То, что она не может видеть волков, ты знаешь. Ты забыла это? А когда ты решила отправиться в Ла Пуш, ты исчезла тоже. Ты могла не знать этого, я понимаю. Но ты должна была понимать, что это заставит меня слегка … обеспокоиться? Элис увидела, что ты исчезла, и она даже не могла сказать, вернёшься ли ты домой, или нет. Твоё будущее пропало так же, как и их. Мы не знаем, почему так происходит. Какая-то природная защита, с которой они родились.
Я говорил негромко, как сам для себя, чтобы Белла успокоилась, и чтобы
успокоился я, продолжая катать свечу зажигания из руки в руку.
- Это не выглядело полностью достоверным, потому как у меня никогда не было проблем с чтением их мыслей. Блэков, по крайней мере. Карлайл предположил, что это из-за того … - я говорил и говорил, а Белла молчала… Ей не было дела до того, что там, с научной точки зрения, так или не так с волками.
Я её остановил. Это не волки, это я её сейчас обидел.

Ну и пусть, но Белла, на дворе почти, да что там, уже ночь. И ты на дороге. Я не могу этого допустить, как бы ты ни обижалась. Не захочешь меня видеть - и это приму, но сейчас - не могу. Не могу. Не выпущу в ночь, к оборотням.

- Утром я исправлю машину, чтобы ты могла одна поехать в школу, если ты не захочешь ехать со мной.
И на это никакого ответа. Молча, вытащила ключ из замка зажигания, молча, вылезла рывком из машины. Вот и аукнулось … Ещё как. Даже Чарли котёнок так не рвал сердце.
Белла, ну скажи же что-нибудь! Ты войдёшь сейчас в дом, и этот дом станет для меня крепостью, к которой у меня нет пароля. Нет, есть, один. Я должен знать, имею ли я на него право. И в этом ты не сможешь мне отказать.

- Закрой окно, если хочешь, чтобы я не приходил сегодня. Я пойму, - успел прошептать я, прежде чем она с размаху захлопнула дверцу водителя.
В гробовом молчании она вернулась в дом, и точно так же с размаху захлопнула входную дверь. Чарли не понял, что случилось. Белла объяснила. Чарли даже предложил взять свою служебную машину, ночующую у подъезда, так сильно хотел, чтобы примирение Джейкоба и Беллы состоялось. Белла предложения не приняла, сослалась на усталость.
А в своей комнате, как водительскую дверцу, демонстративно рванула вниз раму своего, всегда открытого для меня, окна.

Да, я повёл себя, как деспот, неумный деспот, совсем как Чарли, Я пытаюсь тобой руководить, словно ты ребёнок, хотя и тогда это было не совсем возможно, или невозможно совсем, можно поинтересоваться у Рене. Но Белла, у меня есть оправдание, одно.
Ты действительно моя жизнь, единственная моя жизнь, и я уже побывал мертвецом. Это не страшно. Страшно, что эта жизнь очень хрупка и беззащитна, и если действительно уйдёт, то уйдёт навсегда.
Если я не умею защищать эту жизнь правильно, прости меня, дай мне время научиться. Я быстро учусь, хотя и болезненно.
Белла … что теперь мне делать? Я не знаю, как открыть это закрытое окно.
А без него не знаю, как жить.

Белла?

Белла-а-а-а … жизнь моя, моя жизнь у вновь распахнутого окна …

39. Неусвоенный урок.

Мы возвращались домой. В машине, смирно дождавшейся нас на подземной стоянке аэропорта в Порт-Анджелесе, тихо. Белла молчала, думала о своём. И в самолёте больше молчала … хотя причиной молчания могло быть и физическое состояние. Смена временных поясов, климатических зон? Это могло повлиять, при её хрупкости.
- Ты была очень тихой всю дорогу. Тебе стало плохо в самолёте?
- Нет, со мной всё в порядке.
- Тебе было грустно уезжать?
- Я думаю, это было скорее облегчение, чем грусть.
О-о, интересно, почему?
- В некоторых вопросах Рене гораздо более … восприимчивая, чем Чарли. Это меня беспокоит, - объяснила Белла.
Да, это было интересно, и весело. Но совершенно не опасно, потому что Рене именно такая, какой её Белла описала в своё время.
- У твоей матери очень интересный склад ума. Почти как у ребёнка, но очень проницательный. Она смотрит на вещи не так, как другие люди.

Не совсем так. Она проницательна именно как ребёнок. И выводы из увиденного тоже делает правильные, как ребёнок. И забудет о них, захваченная чем-то другим, как ребёнок.
Выводы из наблюдений, требующие её личной ответственности, Рене в худшем случае пугают, в лучшем - утомляют, и она предпочитает их сваливать на другие, более подходящие для этого, плечи. А свалив, сразу возвращает себе ясность своего мира и хорошее настроение.
Фила мы не застали. Он сопровождал бейсбольную команду старшей школы, которую тренировал, на соревнованиях в соседнем городе. Так что от моей персоны Рене мало что отвлекало, раз домашние заботы прямо с первой минуты перешли к Белле, что и следовало ожидать.
Конечно, спрятать свою вампирскую природу в таком солнечном месте, как Тампа, непросто, но достаточно было предъявить Рене запутанно-сложное и длинное название реферата по физике, вроде как требующее сдачи, ввиду выпускных тестов, ко вторнику и без опозданий, и она старалась близко не подходить ко мне, пока ноутбук был раскрыт. А он был раскрыт в одной из самых затенённых комнат всё солнечное время дня, потому что, во-первых, для уроженца Аляски и Форкс достаточно тёплый город, а Тампа - просто скороварка, и, во-вторых, работоспособность даже в скороварке, в солнечное время выше. С закатом я освобождался от добровольного затворничества, и Рене продолжала изучать новую игрушку.
Её не интересовало, что и когда я ем, это моя забота, в крайнем случае - Беллы, а вот кем я стал для её девочки, мальчик, в прошлом году сидевший у больничной кровати её дочери, её очень занимало. И она всё сильнее смущалась.
Сотни мелких чёрточек слов, взглядов, движений говорили её проницательному уму, что она видит что-то гораздо более серьёзное, чем в состоянии испытать сама. Её лёгкий светлый, действительно детский, внутренний мир пугался этой неведомой силы, нашей любви, и она решилась поговорить об этом с Беллой, отдельно, во время прогулки по набережной, пока я мучаюсь над своим рефератом.
Она всё увидела верно, но дочке не хотелось, чтобы её мама волновалась из-за того, чего не может постичь в полной мере, и Белла перевела стрелки с действительной проницательности Рене, на её же, тоже действительную, склонность к фантазиям. И
всё-таки, кое-какие выводы, весьма приятные для меня, Рене сделала, но не озвучила, кроме проницательности к её добродетелям можно отнести и тактичность.
Я очень хотел её выводам верить. Что она считает, что я гожусь ей в зятья, что долго с предложением руки и сердца тянуть не буду, и что Белла примет моё предложение. Особенно хотелось верить в последнее, поскольку только в этом у нас и была заминка. А теперь мы едем домой. Мне предстоит сначала вручить Беллу отцу, в целости и сохранности, и только потом домой.
Там были новости, не очень хорошие, но по телефону подробности не обсудишь. Беллу дорога немного утомила, она даже чуть-чуть задремала, или глубоко задумалась, когда я прикоснулся к её щеке, заморгала, словно выныривая из сонного омута. Какие там спрятаны тайны …? Хранилище тайн Беллы, я могу лишь неслышно прикоснуться к нему губами, но и этого достаточно, чтобы Белла совсем проснулась. На большее я не замахивался, потому что мы стояли у дома Беллы, и Чарли подглядывал из-за шторки.
- Мы дома, Спящая красавица. Пора просыпаться.
Моя девочка ждала последствий своего волевого решения, что отец будет снова выговаривать ей свои претензии, за такого сопровождающего, как я, и ошиблась. Чарли просто скучал, нет, не просто скучал, у него есть и хорошая новость, с его точки зрения. И эта «хорошая новость» подкручивала его нетерпение.
Джейкоб Блэк сломал стену молчания. Как раз сегодня, без конца звонил и спрашивал, приехала ли Белла. Для меня этот пёс как раз источник плохих новостей, и если он проговорится … половина моей затеи с Флоридой пойдёт псу под хвост. Вот этому самому псу. От выражения моего лица Белла начинает волноваться.
- Насколько всё плохо?
Не у тебя, у меня плохо, милая, у тебя всё хорошо.
- Чарли не собирается ругаться. Он скучает по тебе.
Конечно, не поверила, конечно, попыталась развести нас подальше друг от друга, уйти в дом одной. Нет, я должен присутствовать здесь, когда Джейкоб позвонит снова, чтобы исправить хоть что-то из того, что он натворит.
- Добро пожаловать, дети мои! - выпалил Чарли заранее придуманные слова. - Как Джексонвиль?
- Влажный. И людный.
- А Тампа?
- Людей меньше, а влажности больше, - вот такая характеристика от Беллы.
Нельзя сказать, что лестная.
- Так Рене не уговорила тебя на университет Флориды?
- Она пыталась. Но я предпочитаю пить воду, а не дышать ею.
Правила хорошего тона обязывают, и Чарли повернулся нехотя ко мне.
- Ты хорошо провёл время?
- Да, Рене была очень гостеприимна.
- Это … хм, хорошо. Я рад, что ты хорошо провёл время.
Всё, приличия соблюдены. Теперь Чарли может по-настоящему встретить дочь, и он совершил нечто непривычное для себя - он обнял её.
- Впечатляюще, - шепнула ему на ухо Белла, и Чарли облегчённо рассмеялся, его ласка принята одобрительно.
Но Чарли всё равно смущён своим порывом, и попытался снять патетику жеста шуткой.
- Я действительно скучал по тебе, Белз. Когда тебя нет, еда здесь паскудная.
- Я займусь этим,

Не раньше, чем Чарли тебя из рук выпустит.

- А ты не позвонишь сначала Джейкобу? Он доставал меня звонками каждые пять минут, ещё с шести утра. Я обещал ему, что ты позвонишь даже раньше, чем распакуешь вещи.
Чарли обещал за Беллу, а что такого? Ничего, но этот обещанный от её имени звонок псу может мне сильно испортить жизнь.
- Джейкоб хочет поговорить со мной?
- Очень сильно, я бы сказал. Но он не сказал мне, о чём. Просто сказал, что это важно.
Телефон зазвонил пронзительно и требовательно.
- Это снова он, могу поставить свою следующую зарплату, - пробурчал Чарли, и отправился в гостиную. А я за Беллой к телефону, разорявшемуся на кухне.
Она схватила телефон и уткнулась лицом в стену, не хотела, чтобы я видел её лицо.
- Алло!
- Ты вернулась, - хрипловатый голос нёс собой столько всего, чего я не знаю, а ещё и освобождение от страха за неё, и нежность, и тоску: всё, на что я не хочу давать ему права, а он не собирается его у меня спрашивать.
- Да.
Да, он имеет на всё это право, его дала Белла, и у меня не получается это право отнять.
- Почему ты не позвонила мне? - это уже несколько иной тон, такой, которого Белла не терпела ни от кого, разве что от Чарли, да и то, только в экстремальных ситуациях.
Я могу успокоиться немного. Грубость Джейкоба мне на руку, и то, что он ничего не рассказывал, да и расспрашивать ни о чём не хотел, тоже. Только послушал её голос и убедился, что Белла завтра будет в школе. И оборвал разговор.
- Это было коротко, - в недоумении пробормотала Белла.
- Всё в порядке?
Странный разговор, и странная ситуация. Что бы это значило? Чтение мыслей по телефону не входит в круг моих талантов. Но Белла его хорошо знает, уж конечно, лучше чем я. И лучше выслушать её догадки, чем строить свои.
- Я не знаю. Мне интересно, о чём всё это было.
Ну, если ты, любимица оборотней, не знаешь, то я совсем ни в чём не разберусь.
- Твои предположения, вероятно, лучше моих.
Её предложения так легко не формулировались. Белла бродила по кухне, собирала ингредиенты для приготовления ужина, перебирала в уме варианты причин такого поведения Джейкоба и смысл его вопросов. Она вдруг замерла, и пакет с замороженными гамбургерами из её рук собрался приземлиться на пол. Лицо моей умницы онемело, потом пришёл испуг, потом пришло горе. Гамбургеры от катастрофы я спас, а вот что с Беллой, какая мысль так огорчила её? Прижать к себе, замкнуть в кольцо рук - самый простой способ.
- Белла?
- Я думаю … я думаю, он проверял. Проверял, чтобы убедиться, что я ещё человек.
Вспыхнувшее бешенство, придушенное на корню, вырывалось из гортани шипением змеи, горящей в костре. Даже если и так, если он проверял, он вправе.
А Белла, согласно Договору, после обращения превратится в бродягу, которой нигде нельзя надолго останавливаться. Даже если нас будет всегда двое, я всё равно не смогу абсолютно надёжно прикрыть её и спрятать, у оборотней гораздо больше свободы действия в человеческом мире, чем у вампиров.
- Нам придётся уехать, заранее. Чтобы не нарушить Договор. И мы никогда не сможем сюда вернуться, - обняв её покрепче, сообщил я нерадостную перспективу.
- Я знаю, - голос Беллы был печальным, но непреклонным.
Закон вампиров и Договор квилетов отнимут у неё абсолютно всё: родных, друзей …
Оставят только меня.
Но больше у меня ничего нет …
- Гм-гм, - громко прокашлялся за нашими спинами Чарли. Белла, словно пойманная на месте преступления, начала краснеть.
Ещё бы, папа поймал её в обнимку со своим парнем. А мои руки осиротели. Кто был виной этому тупику: вампиры, оборотни, я? Я.
Но теперь поздно предъявлять кому-то счёт. Сейчас речь идёт о Белле. Что делать в этой ситуации? Я не знаю.
- Если ты не хочешь готовить ужин, я могу заказать пиццу, - намекнул Чарли, видя расстроенное лицо дочери.
- Нет, всё нормально, я уже начала, - отказалась она от поблажки.
- Хорошо, - согласился Чарли, и, облокотившись о косяк, без слов дал понять, что сегодня он не позволит расстраивать свою дочь никому.
Тем более в своём доме.

Твой дом - твоя крепость, Чарли? Хорошо бы, кабы так. На самом деле перед судьбой не выстоит ни одна крепость. А сейчас разрешите откланяться. Меня ждёт моя крепость, и там тоже след судьбы.

Подробности были не катастрофическими, но нельзя сказать, что совсем безобидными. Викторию не поймали. Никто не погиб. Пол и Эмметт чуть не подрались. Но это всё должно пройти мимо Беллы. Мы ехали в школу, и мне хорошо, потому что Белла со мной, и улыбнулась в ответ на шутку, и монстр привычно аккуратно поскрёбывал горло, именно так: аккуратно.
Ближе к школе двинулся навстречу привычный гул мыслей и голосов. Нерешённая задача, у Люсьены опять новая юбка, разорит родителей на тряпки, пачка с тремя сигаретами, припрятанная в дупле старого дуба за школой, Клайв хвастался новым диском, в общем, обычный шум. Сначала.
Стоп! Посреди невнятной сумятицы мысленных голосов один знакомый голос, очень громкий, отчётливо равнодушный и каменно терпеливый. А вокруг него образуется нечто вроде приливной волны любопытных и опасливых мыслей: это кто, откуда, такого только тронь….
Он не должен звучать тут. Но он тут, и он дождётся. Джейкоб Блэк. Не друг Джейкоб, а парламентёр Блэк. Он собрался говорить о стычке Пола и Эмметта. И Белла узнает про Викторию. А если попробовать попросить Беллу посидеть в машине? Вряд ли псина будет в полный голос докладывать всему миру, как он в волчьем виде охотился на вампира. И Белла ничего не узнает.
- Если я попрошу тебя сделать кое- что, ты доверишься мне?
Белла напряглась. Ну вот как она умеет быть настороже постоянно, без отдыха, кроме тех часов, что отданы сну, если даже я такой режим не выдерживаю.
- Смотря что.
- Я боялся, что ты так скажешь
Да, безоговорочным доверием ко мне Белла не страдает.
- Что ты хочешь, чтоб я сделала, Эдвард?
Я хочу, чтобы удачно начатое враньё так же удачно продолжилось. Я не хочу разоблачения. Не хочу, чтобы даже тень опасности коснулась тебя.
- Я хочу, чтобы ты осталась в машине. Чтобы ты подождала здесь, пока я не вернусь за тобой, - занимая привычное место на парковке и выключая двигатель, сказал я.
И тут она увидела его. Во всей красе. Выше всех, мощнее всех, и знакомый ей чёрный мощный, ему под стать, байк, в качестве оригинальной опоры.
- О-о.
То, что она увидела, её в восторг не привело. Не знаю, чего она ждала, но сейчас лицо волка было спокойным до бесчувствия, лицом вожака, и Белле это волевое спокойствие, кажется, очень не нравилось. И вчера с Беллой, кроме первых слов, не Джейкоб произносил, а оборотень Блэк. И интересовало его не совсем то, что интересовало бы
Джейкоба. У Беллы моими стараниями не было всей информации, и только поэтому она ошиблась.
- Вчерашнее твоё умозаключение оказалось неверным. Он спрашивал про школу, потому что знал, что я буду там же, где и ты. Он искал безопасное место, чтобы поговорить со мной. Место, где есть свидетели.
- Я не останусь в машине, - как всегда, ожидая худшего от встречи вампира и оборотня, решительно заявила Белла.
Ну, кто меня тянул за язык указывать Белле на её ошибку, да ещё и объяснять её! Теперь она знала, что чего-то не знает, но знает Джейкоб и знаю я.
И так просто с рук это мне не сойдёт, стони не стони …
- Конечно же, нет. Что ж, пошли, покончим с этим.
Парламентёр не парламентёр, но сам Джейкоб тут присутствовал, и вид руки Беллы в моей руке его просто взорвал, а он здесь, чтобы говорить, и выдержка должна быть на высоте. Лицо от усилия окаменело.

Это твои проблемы, псина.

Люди, какие они всё-таки … чуткие. Стараются отодвинуться от всего, что выпадает из нормы. Никогда не смотрят в глаза вампиров, но и в глаза оборотней заглядывать не хотят. Просто слышно, как вокруг Джейкоба крепнет кольцо опасений. И только Белла не боится ничего, и моё дело - защитить. И от этого оборотня - тоже. Особенно от него. От того, который думает, что любит, но правила племени ставит выше покоя любимой.
- Ты мог позвонить сразу нам. Телефон доктора Каллена не секретная информация, - начал я первым, намекнув прозрачней некуда, что по мелким проблемам общаться при помощи парламентеров - устаревшая практика.
- Извини. У меня нет никаких кровопийц в списке быстрого набора номера, и не будет, - процедил квилет.
- Мог бы найти меня и у Беллы дома, - предложил я другой вариант, почти тождественный имеющемуся, со свидетелями, но без такой толпы.
«Нет, там я не хочу тебя видеть никогда. Даже ради племени».

Что, так сильно бьёт по самолюбию? Я рад.

- Вряд ли школа - подходящее место, Джейкоб. Мы можем обговорить это позже?
- Конечно, конечно. Я заеду в твой склеп после занятий. Почему не сейчас?
Я глазом указал на некоторую повышенную оживлённость вокруг нас. В ожидании возможной драки некоторые любители посмотреть даже стали даже притормаживать. Да, в общем-то, и говорить уже не о чем. Всё, что он хотел, это передать протест-предупреждение, в принципе - ультиматум, по поводу стычки Пола и Эмметта на территории, которую можно считать и нейтральной, это как посмотреть.
- Я уже знаю, о чём ты пришёл сказать. Сообщение доставлено. Можешь считать, что мы уже предупреждены.

Твоё упрямство, Джейкоб! Троё заносчивое следование древним заветам!!! Ещё полслова, и вся моя конспирация будет погублена, если не погублена уже!

- Предупреждены? - заволновалась Белла.

Ну, постарайся быть умнее, чёрт бы тебя побрал, Джейкоб!

- О чём вы говорите?
Белла спрашивала. Нельзя промолчать, нельзя соврать, Джейкоб не даст.
- Ты не сказал ей? Ты что, боишься, что она примет нашу сторону?
- Пожалуйста, прекрати это, Джейкоб.

Прекрати превращать переговоры в нашу личную разборку, переговоры и Белла - две разные вещи, не так ли…

- Почему? - с вызовом спросил Джейкоб.
Да, где-то он прав, Белла тоже в границах обсуждения действий Виктории и их последствий. Потому что Виктория прорывается к Белле, и Джейкоб это знает. Но не надо при ней!
- Чего я не знаю? Эдвард? Джейк?

Не надо при ней, понимаешь? Не надо! Конечно, конечно. Разоблачить вампира при его любимой - какое везенье!

- Он не сказал тебе, что его большой … брат пересёк границу в субботу ночью? - спросил он Беллу с сарказмом в голосе. - Пол имел полное право…

На что он имел право, псина, кинуться на Эмметта? Не на своей земле?

- Это была нейтральная территория! - рявкнул оборотень.
- Нет, не была! - жёстко ответил я, и Джейкоб замер.

Не теряй выдержки, оборотень, держи себя в лапах, если бы мы не умели себя держать в руках, как ты, половины твоей стаи уже в живых бы не было! Нет в лесу нейтральной территории, только тонкая линия раздела, и снисходительность вампиров ещё не повод наглеть! Вот так, вот так, дыши глубже …

- Эмметт и Пол? Что случилось, они подрались? Почему? Пол пострадал? - вопросы посыпались один за другим, как медяки из разбитой копилки, не остановить.
Голос Беллы от страха стал тонким, и прерывающимся на слишком коротком вздохе. Ей страшно, за всех и каждого в этой глупой истории. Так вышло, как могло выйти только с Беллой, что из двух противоборствующих сторон ни одна ей не чужая.
- Никто не дрался. Никто не пострадал. Не беспокойся.
Джейкоб смотрел на нас двоих, и в глазах, обращённых на меня, появилось презрительное понимание:
- Ты ничего ей не рассказал, правда же? Поэтому ты увёз её? Так она не знает, что …
- Уходи, сейчас же … - потребовал я.

Слышал, Джейкоб? Уходи! У меня длинный список претензий к тебе, не увеличивай его сразу вдвое!

- Почему ты не сказал ей? - Джейкоб поднял вопрошающе брови и застыл.

Ждёшь ответа? Не понимаю, почему, но она боится Виктории так, что даже за меня, победителя Джеймса, боится, да и за тебя, псина, боится тоже. Даже мысленный фантом Виктории причиняет Белле вред, а, значит, я и этого не хочу допускать. Никакие Виктории: ни наяву, ни в мыслях, - не должны её больше тревожить. Вот он, ответ, полный. Не слышишь? Ну, это не моя вина.

Белла сначала смотрела на нас по очереди, пытаясь понять, что я ей не сказал такого, что Джейкоб считает нужным ей сказать, и вдруг начала задыхаться и дрожать.
Всё … Всё поняла.
Что заставило Калленов и оборотней находиться вместе в лесу, двигаясь в опасной близости друг от друга.
Что заставило меня вспомнить о билетах Эсме и настаивать на поездке к маме.
Что было в видении Элис в кафетерии, разговора о котором я упорно избегал.
Что она всё время ждала, что случилось однажды, и будет снова случаться, и избежать ей этого невозможно.
Всё … Псина сломал карточный домик благого неведения.
- Она вернулась за мной, - сдавленным голосом произнесла Белла.

Это ничего, Белла, это ничего, я рядом, и я прикрою. Не надо так бояться, почувствуй, ты в кольце моих рук, твоя крепость стеной вокруг тебя.

- Всё хорошо, всё хорошо. Я не позволю ей подобраться близко к тебе, всё хорошо, - уговаривал я её, и не мог уговорить.

Ты доволен, псина, ты получил ответ на свой вопрос, или ещё что-то необходимо объяснить? Нет, так ты не поймёшь, тебе надо озвучить ответ, разжевать его.

- Разве это не ответ на твой вопрос?
- А ты не думаешь, что Белла имеет право знать? - с вызовом спросил волк. - Это её жизнь.
- Почему она должна быть напугана, если опасность ей не грозит?
- Лучше быть напуганной, чем обманутой.

Ты прямой, как дубина, Джейкоб, каковой ты и являешься, есть ведь и ложь во спасение, чтобы Белла не мучилась от напрасных кошмаров, неужели непонятно …

- Ты действительно думаешь, что делать ей больно, это лучше, чем защищать её?
- Она сильнее, чем ты думаешь, - продолжал спорить Джейкоб. - Она переживала и худшее.
Он сосредоточился, сконцентрировался.
«Это ты называешь - защищать?»
На меня шёл от опушки, из самой тьмы ночи, Сэм Улей, а у него на руках - безвольное, как тряпичное, тело Беллы, глаза открыты. В них - ничего, совсем ничего. Как у куклы, которой всё равно, у кого она на руках и почему, куда её несут и зачем.
Ещё один эпизод. Белла в доме Блэков в Ла Пуш. Руки, захлёстнутые накрест вокруг тела, как тугая повязка, на мгновение распускают повязку, протягиваются за стаканом воды и на полдороге обрывают движение, чтобы немедленно захлестнуться снова, потому - что без этой «повязки» она сразу начинает задыхаться. Пустые безразличные глаза только иногда становятся на мгновение осмысленными, чтобы понять то, что видят, и сразу снова становятся безразличными. Личико худое и бледное, просто добела.
Это я так её защитил … Это я сейчас позволяю себе упрекать Джейкоба, помогшего ей выбраться из её пропасти, что он ей делает больно …
Слова Беллы: Вольтури способны только убить. А вот и иллюстрация глазами Джейкоба, что я могу, на что я способен.

Джейн, в конкурентах у тебя - Джейкоб, а я - вне конкуренции!

Я её не знал, когда совершал свой «подвиг», я не знаю, чего ей стоило выжить, даже с помощью Джейкоба. Я не знаю, что правильно, и что нет, когда речь идёт о Белле.
Я её не знаю.

- Это забавно, - рассмеялся Джейкоб, глядя на моё лицо.
Не самый весёлый смех, но злорадный - несомненно. Он рад был, что я могу читать его, особенно рад, что не могу не читать. Белла не должна увидеть, что делают со мной его воспоминания, надо собраться. Не успел.

- Что ты с ним делаешь? - потребовала у Джейкоба ответа Белла.
- Ничего страшного, Белла, у Джейкоба просто хорошая память, вот и всё, - вместо него ответил я.
Джейкоб усмехнулся.
«У меня очень хорошая память, кровосос»!
В его голове - Белла с залитым кровью лицом рядом со своим упавшим красным байком.
Очередной эпизод.
Потемневшие от воды, облепленные песком пряди волос вокруг бледного лица, тёмные сильные руки толкают неподвижную грудную клетку, пока фонтанчик горькой воды не выплеснулся, наконец, из приоткрытого рта. И к каждому эпизоду прилагался его ужас, что не в его силах остановить это, потому что всё это - её выбор.
То, что я спровоцировал. То, что я допустил, ледяным, даже для меня, ветром по сердцу.
- Прекрати это! Что бы ты ни делал! - приказала Белла.
Она и Джейн приказывала, но у той шавки есть хозяин, а этому псу хозяин только он сам. Или не совсем …
- Конечно, если ты хочешь, - оборотень пожал плечами. - Если ему не нравятся вещи, которые я помню, то он сам виноват.
Белла посмотрела на него самым стрррашным взглядом, но сделать ничего не могла. Зато сможет кто-нибудь другой.
- К нам направляется директор, чтобы разогнать бездельников, столпившихся на территории школы, - перехватив пару вдохов, сообщил я. - Пошли на английский, Белла.
- Слишком заботливый, правда же? - теперь оборотень говорил только с Беллой. - А ведь маленькие неприятности делают жизнь забавной. Дай, угадаю, тебе не разрешено больше никаких, даже самых маленьких, неприятностей, ничего забавного, да?
Забавное - это посещения травмпункта, после прогулок на байке? Или прыжки с той самой скалы? Или поездка ночью в Ла Пуш…
- Заткнись, Джейк, - сказала Белла.
Наверное, тоже вспомнила свечу, катающуюся по моей ладони.
Оборотень затыкаться не собирался. Парламентёр Блэк свою миссию выполнил, друг Джейкоб собирался воспользоваться удобным случаем выяснить отношения.
Он уже понял, что я есть и буду теперь всегда, и ультиматумом: или я, или он, - Джейкоб лишь потуже захлопнет дверь между ними. А он этого не хочет. Значит, надо смириться с тем, что есть, никаких ультиматумов. В конце концов, у них есть дружба, сохранить хотя бы её - уже немало для Джейкоба. Они попрепирались о судьбе байка Беллы, пока оборотень не осмелился сказать главное: что дружба Беллы нужна ему при любых обстоятельствах, и если для их общения Форкс теперь не подходит, то всегда есть Ла Пуш, со всем, что там есть для Беллы, что будет ждать её там всегда.
- Я, э-э, не уверена насчёт этого, Джейк.
Джейк расплачивался за свои «грабли», и что хуже всего, готов платить дважды и трижды, только бы всё исправить.
- Я скучаю по тебе каждый день, Белла. Без тебя всё совсем не так.
И это ему почти удалось.
- Я знаю, и мне жаль, Джейк, я просто …
- Это не имеет значения, правда? Думаю, я переживу это. Кому нужны друзья …
Не так. Это ему удалось. Белле жаль Джейкоба, жаль их дружбы, его страдания не могут не отозваться в ней ответно. И только мои руки кольцом вокруг её плеч не дают им приблизиться друг к другу. И я не могу её отпустить, и не от одного желания защитить её. Я хочу защитить и себя, вот в чём причина. Но большего сделать не могу. Потому что Джейкоб принял правила игры Беллы, а, значит, я вынужден сделать то же самое.
О-о, мистер Грин, директор, наконец-то!
- Ну, все по классам, - раздался за спинами школьников, ожидавших в нетерпении эффектной развязки нашего противостояния, его строго предупреждающий голос. - А ну, проходите, мистер Кроули. Я серьёзно. Когда я снова повернусь, оставлю после уроков тех, кто ещё будет здесь стоять!
- Езжай в школу, Джейк, - взволновано заговорила Белла.
Ради дружбы, которая и ей дорога, она простит оборотню его выходку, или уже простила. И поверила, что он принял её правила игры. А я - нет. Здесь и сейчас он подчинился. А там, в Ла Пуш, где не будет посторонних глаз, где не будет меня? Сумеет удержаться от приступа гнева, от спонтанной трансформации? Я не знаю. Я не верю, и не собираюсь это проверять.
Мистер Грин, благодаря моему имиджу лучшего ученика с лучшим поведением, встал на мою сторону, собираясь защищать школу даже силами охраны городского правопорядка от чужака. Чужак не собирался вмешивать сюда и полицию, в лице симпатизирующего ему Чарли, и с шиком мгновенно унёсся на своём чёрном ревущем байке в недосягаемую даль. Мистер Грин скрипнул зубами, глядя на это представление, а потом сделал выговор. Мне выговор, за то, что у меня такие друзья.
- Это не мой друг, мистер Грин, но я передам предупреждение.
Впереди урок английского, как-то отозвался на Белле этот разговор:
- Ты чувствуешь себя достаточно хорошо, чтобы идти на урок?
- Да, - ответила Белла, но правды она всё равно сейчас не скажет, сейчас для неё важнее выцарапать из меня всю правду. И я расскажу, куда я денусь, раз основное Белла уже поняла.
Сидя на уроке, под строфы поэмы Фроста в исполнении мистера Берти, Белла строчила свой вопрос на листке бумаги, вырванном из тетради, из-за волнения почти нечитабельным почерком:
«Что случилось? Расскажи мне всё. И опусти оберегающее меня дерьмо, пожалуйста».

Расскажу, Белла.

«Элис увидела, что Виктория возвращается. Я забрал тебя, только из предосторожности - не было ни единого шанса, что она сможет приблизиться к тебе. Эммет и Джаспер уже, было, подобрались очень близко к ней, но создаётся впечатление, что у Виктории есть особый инстинкт, она всё время уходит от погони. Она сбежала от Калленов прямо к границе с квилетами, как будто смотрела на карту. Это не помогло, появились оборотни. Если быть справедливым, то квилеты тоже могли взять её, если бы мы не встали на их пути. Большой серый решил, что Эмметт пересёк границу и стал защищаться. Конечно же, Розали отреагировала на это, и все прекратили погоню, чтобы защитить своих. Карлайл и Джаспер всё уладили, прежде чем это вышло из-под контроля. Но время ушло, и Виктория ускользнула от всех. Это всё».
Можно только представить, что нарисовала в своём воображении Белла, с её умением додумывать недосказанное и переживать за оказавшихся в опасности.
«Как насчёт Чарли? Она может прийти за ним».

Этого я тебе не скажу, но Чарли абсолютно вне интересов Виктории, потому что из-за него я буду только печалиться, а без тебя - умру. Она это знает, и не будет тратить силы по пустякам.

Я отрицательно помотал головой
Белла застрочила по бумаге.
«Ты не можешь знать, что она об этом не думала, потому что тебя там не было. Флорида была плохой идеей».
Теперь снова пришла моя очередь писать.
«Я не мог отправить тебя одну. С твоей удачей, даже чёрный ящик не уцелел бы». Белла обиженно нахмурилась. И торопливо написала новый вопрос. Но не про квилетов и Викторию, и пол урока мы писали всякую ерунду про крушение самолётов и про силу вампиров. И я несказанно был рад, что эта ерунда её отвлекла. Это я так думал, зря. Предпоследнее послание с правой половины парты:
«Ты скажешь мне в следующий раз?»

Ты не отступишься. Если мне этот раз сравнительно легко сошёл с рук, по крайней мере, я на это надеюсь, то следующий, а он будет обязательно, и ещё следующий, пока
кто-нибудь из нас … Нет, не будет кого-нибудь, будет только Виктория. Так что я скажу тебе, куда я денусь…

«Спасибо». Последнее послание Беллы, и его я спрячу для себя от мистера Берти, который уже некоторое время следит за активной перепиской на нашей парте.

Извините, мистер Берти, но Белла писала лично мне, и я с полным правом прячу листок с её каракулями. По закону, тайны личной переписки никто не вправе нарушать, ну и что ж, что на уроке … Просмотрите лучше конспект вашего урока, который я сделал, как он вам. Приличный, или как?

Неделя выдалась нелёгкой. По ночам в сны Беллы приходила Виктория, а днём Белла с достойным сожаления упрямством возвращалась к теме опасности оставаться смертной. И всё с упором на возвращение Виктории. Вся семья, чуть ли не хором объясняла, насколько пусты её опасения.
- Нас семеро, Белла, не говоря уж, что одна из них Элис. Я не думаю, что она может застать нас врасплох. Мне кажется, что, ради спокойствия Чарли, лучше придерживаться первоначального плана, - уговаривал Карлайл.
- Мы никогда не допустим, чтобы с тобой что-нибудь случилось, милая. Ты знаешь это. Пожалуйста, не волнуйся, - успокаивала Эсме.
- Я действительно рад, что Эдвард не убил тебя. Рядом с тобой всё становится намного забавнее, - подначил Эмметт.
Розали ничего не сказала, зато посмотрела очень выразительно. На Эмметта.
Элис закатила глаза и возмутилась:
- Я оскорблена. Ты же не всерьёз беспокоишься об этом, правда? Ты разве не заметила, что когда дело касается тебя, Эдвард просто склонен к небольшому преувеличению?
В отсутствие Беллы это небольшое преувеличение родственники называют другим словом - паранойя. Уж определились бы …
Джаспер ничего не говорил, просто снимал с Беллы паническое состояние, но ходить за ней хвостиком он не мог, чтобы не усилить своим присутствием подозрительность. В результате, его влияния хватало ненадолго. Последний рубеж получения бессмертия - это я. Но у меня был свой туз в рукаве, о наличии которого Белла знала.
- Хочешь получить бессмертие согласно решению семейного совета - прошу после выпускного к Карлайлу, как вы договорились. Конечно, я бы хотел, чтобы всё было, как ты хочешь, чтобы это произошло между мною и тобой, в любое время, когда ты пожелаешь, и моё условие тебе известно, - улыбался я улыбкой Дон Жуана, но это не помогало.
Белла останавливалась перед этим условием, как перед слишком высоким препятствием. Замужество.
Я не пойму, что в нём так её пугает. Но в результате Белла так и не приобретала желанного бессмертия раньше выпускного. А к этому всему прилагался мой страх, питаемый её страхом. И уходить далеко на охоту я просто опасался. Не слишком аппетитное и малопитательное мелкое лесное зверьё, которое можно было добыть, не уходя далеко от дома, кое-как помогало удерживать жажду в пристойных рамках, но и только. И если внутренний монстр научился в присутствии Беллы вести себя аккуратно, то любой другой запах вызывал чуть ли не агрессию против меня. Жрать! Жрать! И когтями изо всех сил … Нужно было основательно поесть, а не перебиваться всякой мелочью. Но как оставить Беллу одну? Если ей страшно … Почти так же страшно, как после Италии. Тогда, честно говоря, я совершенно небрежно к себе относился. Белла, её самочувствие было важнее. Сейчас ситуация чем-то похожа, и мне опять наплевать на всё, было бы моё живое сердце спокойно. Зато Белле не наплевать. Поглядев на моё изголодавшееся лицо, просто вынудила обещание отправиться в субботу в компании Джаспера и Эмметта, на серьёзную охоту. Чем я мог её успокоить в своё отсутствие? Только обещанием быстро вернуться. Я и дал его в записке, положенной на подушку рядом с Беллой. Что вернусь очень быстро, чтобы она не успела соскучиться, что оставляю своё сердце с ней, пусть позаботится о нём, пусть побережёт. Как будто, когда я рядом, моё сердце со мной. Да ничего подобного, оно всегда только с ней.
- Элис, мы сейчас уйдём. Присмотри за Беллой, ладно?
- Мог бы и не напоминать, братец. Тебя что-то смущает особенное?
- Нет, просто очень неспокойно на душе, когда я не рядом.
- А когда ты рядом?
- Поймала. Тогда просто неспокойно. Ты же видишь, в каком она состоянии.
- Напиши записку, что скоро вернёшься.
- Написал.
- Считаешь, что этого недостаточно? Ну, тогда и я напишу, а ты положишь обе записки рядом. Так … Пишу: что буду всего в пятнадцати минутах от дома, что всё увижу, всем сообщу и окажусь рядом вовремя. Ты, лично, уже спокоен?
- Нн-у … до некоторой степени.
Записку я отнёс, положил рядом со своей. Но много спокойствия мне это не добавило. Я в первый раз после Флориды иду на настоящую охоту, да и перед поездкой как-то не случилось. Должен испытывать предвкушение не только плотной еды, но и удовольствия. Эмметта в этом никто не переплюнет, но и мне это чувство было знакомо. Раньше. Сейчас мы бежали очень быстро, а я хотел ещё быстрее, но не от жажды. А чтобы побыстрее завершить всё и снова отправиться домой. И тяга нарастала вместе с увеличением расстояния между нами. Как будто Белла была магнитом, к которому всё сильнее тянуло. Или ещё хуже. Словно, с отдалением меня, к Белле приближалась какая-то беда. Не было никаких оснований, а тревога прибывала. Даже огонь в горле остывал пропорционально удалению от дома. Почему мне так плохо? Так тревожно? Виктория? Да … и Джейкоб. Ведь примирение Беллы и Джейкоба, которого так хотел Чарли, состоялось. И он теперь к ней гораздо ближе, чем я. Вот она, подбирающаяся беда. Оборотень. Влюблённый в Беллу оборотень. Я ревную? Нет, сейчас нет. Сейчас я просто боюсь. Ревновать буду, когда окажусь рядом. Когда увижу, что с ней всё в порядке. А пока я с возрастающим напряжением жду неизвестно чего. Телефон. Зазвонил телефон. Вот и всё … случилось. Не знаю что, но случилось.
- Элис?
- Эдвард, Белла исчезла. Как тогда, перед поездкой в Тампа, когда она собиралась ехать в резервацию. Должна была работать в магазине, но сменила решение. От магазина Ньютонов на трассу в Ла Пуш приличная дорога, двигаться можно очень быстро.
- Ты звонила туда, говорила с Беллой?
- Да. Но Беллы там уже нет. Получилась накладка, сегодня там работает другая девушка. Белла собиралась домой, так сказал Майк. Села в пикап и уехала.
- А домой ты звонила?
- Эдвард, её пикап - не спортивный кар. Пока доедет, пока в дом войдёт. И не факт, что она едет домой. Я позвонила тебе, потому что мы так договорились. А не потому, что что-то случилось.
- Хорошо. Прошу, попытайся вызвонить её дома. Я возвращаюсь.
- А охота?
- К чёрту охоту! Всё парни, я возвращаюсь. На этот раз охотьтесь без меня.
- Эд, не сходи с ума. Ну что с ней может случиться посреди города белым днём? - возмутился Эмметт.
- Всё.
- Тогда об этом знала бы Элис.
- Она и звонила. Она НЕ знает, где Белла и что с ней.
- Мы с тобой?
- Нет. В поисках вы помочь не можете, а в случае чего будет лучше, если вы будете сытыми и сильными.
- В случае чего? - забеспокоились братья.
- Да не знаю я!!! Узнаю - сообщу.
Я нёсся домой. Настолько быстро, насколько позволял рельеф местности. И мысли неслись точно так же. Будущее Беллы исчезло из видения Элис без картинки несчастного случая, или чего-то пострашнее. И это уже хорошо. Но, раз исчезла, значит, не обошлось без оборотней. А в этом случае … даже картинки несчастного случая не будет. Ничего не будет. Для Элис. А для меня?
Как исчезла Белла, уехала сама, как один раз уже собиралась, или её похитил этот, Джейкоб? Или кто-то другой, по его просьбе? Что я знаю об этом? Ничего. Ужас острыми когтями впивается в разум и в душу, и я стараюсь нарастить скорость. Кажется, на какой-то каменной гряде спровоцировал небольшой камнепад. Не страшно, людей там не было. Лесная поросль, двух-трёх летние деревья, мешавшие спрямлять путь, сметались с дороги, как паутина с окна, а я нёсся дальше. В гараже меня ждал заправленный «вольво» и Элис. Ничего нового она не увидела. То есть совсем ничего.
Остаётся искать моим способом, как в Порт-Анджелесе. Тогда я нашёл не только её следы. Монстр вспомнил всё, и даже то, что он голоден. Нет, надо успокоиться. Челночные заезды по улицам Форкса, начиная от парковки рядом с магазином Ньютонов, с просмотром чужих воспоминаний, заняли не так уж и много времени. Ободранный пикап когда-то красного цвета видели несколько человек, в кабине был только водитель, то, что это была именно девушка, тоже было кое-кем отмечено. Точки обнаружения свидетелей постепенно выстраивались в маршрут. Последний наблюдатель, заметивший древний пикап, был выявлен на окраине. Машина ужасно ревела и раздражала, это при сравнительно невысокой скорости, не больше шестидесяти километров в час. Шестьдесят километров в час! Белла ехала на предельной скорости для пикапа и для себя, словно спасалась от погони.
В Ла Пуш.
И я поехал следом.
Белла на своём одре на полной скорости унеслась в направлении резервации. А если он надорвался от усилий и встал посреди дороги? Движение тут неактивное, попутных машин в любую сторону мало, пешком дойти нереально. А вдруг удастся встретить на дороге, мелькнула сумасшедшая мысль, уставшую, намучившуюся от долгого сидения в застрявшей посреди дороги машине. И лучше так, чем попутка неизвестно с кем за рулём. Только бы не такой случай!
Нет, красного пикапа, застрявшего на полдороге, не было. Это хорошо.
А если машина сломалась уже в границах резервации, где чужих не бывает? И она бредёт к посёлку, бросив машину? Если рвануть на скорости, можно почти до самого посёлка пролететь, подхватить Беллу с трассы - и назад. Нельзя. Оборотни патрулируют свою территорию всегда, и никаких объяснений не примут. Будет война: клан на клан.
Вот она, развилка. Трасса в резервацию. До посёлка слишком далеко … никаких мыслей не слышно.

Зачем тебе понадобилось попасть в резервацию, Белла? Это опасно для тебя сейчас, даже если не было опасно, пока меня не было рядом. Что бы ты там ни делала, только, пожалуйста, будь осторожна, … пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пусть там ничего с тобой не случится. И не спорь ни с кем, не противоречь, я тебя знаю, чуть что - и котёнок ставит шёрстку дыбом. Не всякий тигр способен при виде этого упасть в обморок от страха. А оборотни не терпят возражений, сразу перекидываются на волне отрицательной эмоции. И тогда … даже если я порву виновного, даже если стая сочтёт меня правым и не убьёт на месте, я ведь умру, Белла, умру от горя, и не факт, что для этого мне понадобятся Вольтури …
Может, лучше сейчас нарушить границы и забрать тебя, пока ты живая и невредимая? И плевать на всё? И на свою семью, и на семьи … нет.
Не пороть горячку. Может, всё и не так страшно. Хоть бы одна машина из Ла Пуш, и я узнаю, всё ли там спокойно.
Почему ты сбежала? Соскучилась по другу? Может быть. То, что он мне показал, должно было вас сблизить. Ну, наябедничай на меня, поплачься в жилетку, всё, что угодно, только не зли. Не провоцируй, пожалуйста, останься целой и невредимой, пожалуйста … молю тебя. Но, если хоть что-то из этого монолога ты бы услышала, что бы именно ты выполнила? Ничего.

Сколько времени надо Белле, чтобы вывести человека из себя? Десять секунд или того меньше, столько, сколько уйдёт времени на одну фразу. Мягкая, уступчивая Белла, не желающая никого обижать, умеет объяснить свою позицию, когда считает нужным. И настоять на ней. Любой ценой …
Даже ценой побега.
Допустим, Белла цела и невредима. Но Джейкоб может помешать ей вернуться домой, и ему ничего за это не будет. Сказал же Чарли, что Белла может находиться в Ла Пуш, сколько хочет, в пределах разумного, понятно. А каковы пределы разумного для Чарли, если альтернатива Джейкобу - я?
Белле, может быть, нужна помощь, чтобы освободиться. А уж потом мы разберёмся, насколько прав был Чарли, доверяя Джейкобу, доверяя оборотням.
Да что за дикие мысли в голову лезут …
Каждая минута ожидания неизвестно чего в засаде у развилки в Ла Пуш лишь прибавляла напряжения. Меня, поочерёдно, то давила невыносимая тяжесть тишины снаружи, то изнутри шла ответная волна энергии, способной разнести в пыль всё вокруг.
Я уже ни в чём не был уверен, когда услышал издалека знакомый рёв.
Пикап возвращался. Ещё некоторое время я терзался неизвестностью, кто там за рулём, строя самые фантастические повороты событий. Машиной правила Белла, живая и невредимая, и пикап, вполне жизнеспособный, старательно рыча, направлялся к городу.
Вот сейчас она увидит меня в зеркало заднего вида, остановится, и всё объяснит.
По крайней мере, наступит ясность.
Наступила.
Я вижу её лицо, она видит, чуть скосив глаза, в том же зеркале меня.
Увидела и не остановила машину. На лице выражение удовлетворённости прогулкой сменилось нежеланием выяснять отношения, причём, выяснять со мной.
Она не хотела говорить со мной.
Не хотела.
Почему?
Я её не знаю.
Как приклеенный к её бамперу, я проводил её до дома Анжелы Вебер. Белла не вылезла из машины, даже когда припарковалась.
Она не хотела со мной говорить.

Хорошо. Будь по-твоему.

Мы не будем сейчас говорить. Я подожду. До вечера, и тогда мы поговорим. Вот теперь я могу начать ревновать, но на это уже нет никаких душевных сил. Белла в Форксе. А оборотни там, где им и полагается быть. И что я скажу ей?
Что погибал со страха. Что она маленькая самонадеянная девчонка, не знающая жизни, не знающая, чего надо бояться. Что больше я такого не допущу. Не допущу.

К тому времени, когда Белла вернулась от Анжелы, я пытался выстроить разговор, найти аргументы, которые показали бы Белле всю недопустимость такого легкомыслия, а вышло только подробное воспоминание моих страхов и мытарств. Так что я был уже порядочно на взводе, когда Белла вошла в дом. Рассказала Чарли, как день прошёл. Чарли был рад, что день прошёл без меня, да ещё часть его с Джейкобом в Ла Пуш. Интересно, радовался бы он так, зная, кто на самом деле его друзья? Думаю, не очень. Хотя я и в этом варианте в глазах Чарли проиграю.
- Я собираюсь пойти позаниматься, - сообщила Белла отцу, в смысле: не расположена разговаривать. Чарли действительно умеет понимать такие нюансы, и если ничего срочного и важного нет, в душу лезть не будет. Я давно уже ждал, прячась в тени, сгустившейся вместе с закатом. И не знал, что сказать, а может, у меня уже и нет права говорить. На дороге ведь отказалась, одного воспоминания её упрямого лица в зеркальце хватило, чтобы волнение всего дня нахлынуло опять в полном объёме.
- Привет, - несколько робко сказала Белла.
Я промолчал. Не нарочно, просто голос не подчинялся, спазм в горле не давал. Я пытался его преодолеть - первая попытка, вторая. И третья, тоже неудачная.
- Э-э…., - так и не дождавшись ответа, снова заговорила она, - как видишь, я всё ещё жива.
Полезная информация, что и говорить. Только связная речь от этого не желала возвращаться, один рык и ничего вразумительного.
- Мне не причинили никакого вреда, - настойчиво продолжила Белла.
Тоже полезная информация. От такого заявления даже смотреть становилось тяжело. Ей не причинили вреда. И это счастье. Которого могло и не быть. Если зажать и помассировать переносицу, станет, должно стать, легче. Точно, хотя бы на шёпот, но голоса хватило.
- Белла. Ты хоть представляешь себе, насколько я сегодня был близок к тому, чтобы пересечь границу? Нарушить договор и пойти за тобой? Ты знаешь, что бы это значило?
Знает, даже дыхание сбилось. С ней всё в порядке? Глаза всё-таки лучше держать открытыми.
- Ты не можешь! Эдвард, они используют любой предлог, чтобы начать драку. Они мечтают об этом, - как будто этого желают только они. - Ты не можешь нарушить правила! Не начинай! Вы заключили договор - и вы будете выполнять его!
- Если он причинил бы тебе вред …
- Хватит! Тут не о чем даже беспокоиться. Джейкоб не опасен.
- Белла, - это с её то опытом жизни! - Не тебе судить, что опасно, а что - нет!
- Я знаю, что мне не нужно опасаться Джейка. И тебе тоже.
Её упорство! Она знала, и ничем эту убеждённость не сдвинуть, не поколебать. Стена. И я вне её? Руки непроизвольно стиснулись в кулаки, как всегда, когда волнение подходит к границе терпимого. Я вне её стены. И между нами вся комната, расстояние, которое мне не пройти и за сто лет. Белла вздохнула и сама подошла ко мне, расстояние поколебалось, но устояло. Она обняла меня, обычно горячий шёлк согревал меня до состояния горящего костра, а сейчас холод не уходил, между её ладошками и мной - корка вечного льда. Расстояние, спрессованное до микрона, но никуда не девшееся.
- Прости, что заставила тебя волноваться, - прошептала она.
Корка хрустнула, осыпаясь режущими осколками.

Да уж. Хорошо хоть, что почувствовала, как мне плохо. Как я ничего не смею, потому что не знаю, где я сейчас. Нет, уже не за стеной, и вообще стены нет, есть только воображаемые болезненные порезы, только болели они совсем не воображаемо.

Срочно нужно лекарство - ощущение твоего тепла и доверяющей гибкости в моём объятии. Стало легче. Но мне нужно выговориться, поплакаться в жилетку, пожаловаться на тебя. Тебе.

- Волнение - слишком мягкое слово. Это был долгий день.
- Ты не должен был узнать об этом. Я думала, ты будешь охотиться дольше.
И что это значит? Что я перешёл в разряд Чарли, того, кому не надо говорить лишнего, чтобы не волновать? Для его же пользы?

Так, Белла? Так, и даже не стоит сомневаться.

Белла всегда поступала так с теми, кого любит. А сейчас смотрела на мою голодную физиономию, на чёрные глаза, весьма неодобрительно. Придётся объясняться.
- Когда Элис увидела, что ты исчезла, я вернулся.
- Не нужно было этого делать. Теперь тебе снова придётся уехать, - и Белла этого не хотелось.
Какое счастье, несмотря на её прогулку в Ла Пуш, несмотря на восстановление дружбы с оборотнем, Белла не хотела надолго расставаться.
- Я могу ещё подождать.
- Вот ещё глупости. То есть, конечно, я знаю, что Элис не могла видеть меня с Джейкобом, но ты то должен был знать …
- А я не знал! - оборвал я Беллу. - И не жди, что я разрешу …
А теперь она оборвала меня, котёнок весь взъерошился, и место нежного мурчания заняли гневные обертоны.
- Что значит - не жди? Именно этого я и буду ждать!
- Этого больше не повторится.
- Вот именно. Потому что в следующий раз ты не будешь так нервничать.
Она требовала невозможного, понимая ситуацию, не желала понять меня.
- Потому что следующего раза не будет! - прошипел я.

Очень категорично, похоже на Чарли? А как ещё, Белла, если мои слова тебя не убеждают? И мы заходим на второй круг, и можем оказаться запертыми в этом заколдованном круге, пока между нами опять не нарастёт вечный лёд, и руки от ожидания этого льда снова собрались в кулаки. Но и отступить я не могу. Я боюсь, Белла, я этого просто смогу не вынести ещё раз.

- Ты действительно только о моей безопасности беспокоишься? - вместо гнева в голосе прорезалось опасливое любопытство, словно собралась заглядывать за край пропасти.
Не понял. Что значит …
- Что ты имеешь в виду?
- Ты не… Ну, я имею в виду … Ты ведь не станешь меня ревновать?
- Ревновать?!
- Я серьёзно.
- Ну, ещё бы, в этом нет ничего смешного.

Ревновать. Ох, Белла … ревновать к оборотню ничуть не умнее, чем к той чёрной воде под скалой, когда ты чуть не утонула, или к шторму, нагнавшему в тот день волну. Молодой, не умеющий контролировать свою трансформацию и свои эмоции, оборотень ничуть не лучше разразившегося шторма. Оба не управляемы. Ну как к этому ревновать! Можно бояться, можно даже ненавидеть, но ревновать … нет, не стану.

Белле эта идея тоже показалась бесперспективной, но у неё уже наготове куча других.
- Или … Дело вообще не в этом? Может, дело в какой-нибудь глупости, вроде «вампиры и оборотни - смертельные враги»? Или это просто избыток тестостерона?

Белла, моя Белла … Ничего в моей жизни не имеет значения, цены, смысла, если в ней не будет тебя. Ведь ты - моя единственная жизнь, и в этом я вполне равен смертным.

- Всё дело только в тебе! И мне нужно одно: чтобы ты была в безопасности.
- Ладно, - вздохнула она. - Поверю тебе. Но я хочу, чтобы ты знал: я не играю в эти ваши дурацкие игры во врагов и друзей. Я нейтральная страна - Швейцария. И отказываюсь участвовать в территориальных спорах мифических созданий. Джейкоб для меня - член семьи. Ты … я бы не сказала, что ты - любовь всей моей жизни, потому что надеюсь, что буду любить тебя гораздо дольше этого. Любовь моего существования. И мне всё равно, кто из вас вампир, а кто - оборотень. А если Анжела окажется ведьмой, то и она может присоединяться к тёплой компании!
Весьма многозначительный манифест. И явно не экспромтом придуманный. Вот так Белла на самом деле смотрит на мир. А как мир смотрит на неё, ей не интересно.
- Швейцария, - многозначительно повторила она.
Это будет тяжело. Для всех сторон. Слишком тяжело. И я не собирался испытывать «везение» Беллы в налаживании нового устройства мира между вампирами и оборотнями в одном отдельно взятом Форксе. Больше на самотёк я бытие Беллы в своё отсутствие не отпущу. Но ничего не скажу, чтобы снова не запускать порочный круг бесплодных споров с перспективой нового обледенения. Скажу кое-что другое.
- Белла, - я демонстративно брезгливо сморщил нос, да ещё и подчеркнул это красноречивой паузой.
- Ну что ещё?
- Ты это … не обижайся, но от тебя несёт псиной.
Белла тоже сморщилась, но весело и успокоено. Мы помирились, наконец-то.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/36-21703-0#3338671
Категория: Продолжение по Сумеречной саге | Добавил: Корябка (10.07.2016) | Автор: Корябка
Просмотров: 830 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 4
0
4 иола   (13.07.2016 13:05)
Спасибо за продолжение.

0
3 pola_gre   (12.07.2016 09:11)
Спасибо! Классно

Мне только казалось, что про нейтральность территории драки Пола с Эмметом говорил и настаивал Эдвард, а не Джейкоб...

0
2 робокашка   (11.07.2016 19:42)
очередная попытка Беллы "усидеть на двух стульях"... почему бы и нет, коли терпению Эдварда нет границ!

+1
1 kaktus6126   (10.07.2016 22:19)
Спасибо. Не очень люблю эту часть Затмения,где герои постоянно соперничают и стараются перехитрить друг друга и настоять на своем(это я о Белле и Эдварде), но с удовольствием прочитала вашу интерпретацию. От лица Эдварда всегда интересно читать знакомые вещи.Вроде знакомо, но немножко по-своему.спасибо вам за это.:)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]