Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13559]
Альтернатива [8911]
СЛЭШ и НЦ [8163]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3644]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Irida
Nikki6392
Валлери
АкваМарина
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Edward's Eclipse (Затмение Эдварда)
Для истинных фанатов Эдварда. Глубинное проникновение в глубины сердца, ума и души любимого Эдварда Каллена, попавшего в водоворот событий "Затмения".
Последняя глава от 10 октября.
Завершен.

Мимоходом
В революционной Франции существовал закон: «Если мужчина осужден за совершение преступления и приговорен к повешению, его может спасти целомудренная девица, согласная выйти за него замуж».
Перевод закончен.

АРТ-дуэли
Творческие дуэли - для людей, которые владеют Adobe Photoshop или любым подходящим для создания артов, обложек или комплектов графическим редактором и могут доказать это, сразившись с другим человеком в честной дуэли. АРТ-дуэль - это соревнование между двумя фотошоперами. Принять участие в дуэли может любой желающий.

Звездно-полосатый уикенд
Эдвард Каллен и его друзья регулярно отдыхают на пляжах США, чтобы вдоволь поиграть в свою любимую игру – волейбол. В этот раз шумная компания выбрала Гавайи. Эдварду предстоит сыграть с новым, совершенно неожиданным для себя партнером – девушкой. С каким счетом закончится партия… и даже не одна, вы узнаете, прочитав эту захватывающую историю!

Конкурс мини-фиков "Зимний стоп-кадр"
Вот и наступила календарная зима, а значит уже совсем скоро Новый год, поэтому пора начинать традиционный зимний конкурс мини-фиков!
И в этот раз мы предлагаем нашим авторам уникальную возможность написать конкурсные истории по видео-трейлерам!
Приём историй до 8 января.

Безмолвная
В поисках книги ты встречаешь молчаливую незнакомку, и вот уже твоя планета кренится. А если и ее тоже? Хватит ли у тебя сил вернуть всё на круги своя, или же её самая большая тайна выкинет тебя за пределы вселенной? Станет ли ее молчание приговором, а демоны прошлого – вечным проклятием? Ответы на эти вопросы даст она: безмолвная.
Призер TRTA-2014.

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Источник бодрости
Сильно нуждаясь в передышке после заключительного года в медицинской школе, Эдвард соглашается сопровождать Карлайла в походе через Национальный Олимпийский парк, но и подумать не мог, что на него так повлияет случайная встреча с жертвой несчастного случая.
Перевод закончен.



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие книги вы предпочитаете читать...
1. Бумажные книги
2. Все подряд
3. В электронной книжке
4. Прямо в интернете
5. Другой вариант
6. Не люблю читать вообще
Всего ответов: 394
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Лабиринт памяти. Глава 9

2016-12-3
18
0
- Глава 9 -

Саундтрек: Massive Attack - Paradise Circus


- Ты меня вообще слушаешь?!

- Да, прости, просто задумался. Продолжай.

Они разговаривали уже около двадцати минут, в течение которых Эл вдохновленно рассказывала о своей очередной встрече с Лоренцо, а Драко машинально кивал и едва ли улавливал полный смысл её слов. Он полностью погрузился в свои мысли, хотя был бы рад забыть всё на свете и слушать беспечную болтовню Элисы.

Только не думать о Грейнджер.

Эта девчонка в последнее время занимала все его мысли. В самом деле, что за черт с ними происходит? Почему обстоятельства складываются таким образом, что она каким-то непостижимым образом оказывается всё время рядом? И самое главное, какого хрена вчера произошло?! От всех этих вопросов, ответы на которые он до сих пор не мог найти, у него уже давно разболелась голова.

- …и сегодня мы должны будем с ним встретиться.

Слова Элисы прозвучали словно откуда-то издалека, но Драко уловил их смысл.

- Прости, что? – вскинул он голову вверх, нахмурившись.

- Милый Драко, вам давно пора познакомиться! К тому же, нам есть о чем поговорить всем вместе.

С этими словами Элиса присела на краешек кровати рядом с Драко и осторожно положила свою руку к нему на ладонь.

- Поговорить всем вместе? Зачем? – непонимающе уставился на неё Малфой.

- Прости, я не могу сейчас сказать, - заерзав на месте, отвела взгляд Элиса. – Но если мы пойдем сию минуту, то…

- Хорошо, идём.

Элиса была удивлена сговорчивости Драко, но она не подозревала, какова была причина этому. Она заметила, что он ведет себя странно с самого утра, но её расспросы оказались безрезультатными.

Через двадцать минут они уже были в небольшом, уютном кабинете Лоренцо. Вся мебель в нём была сделана из светлого дерева с выгравированными именными знаками Магнолии, а внутреннее убранство чем-то напомнило Драко кабинет Дамблдора, с отличием лишь в том, что Лоренцо предпочитал держать свои вещи в более упорядоченном состоянии.

- Доброе утро, Элиса и Драко, - властно поприветствовал их итальянец, как только они вошли вовнутрь. – Присаживайтесь.
После того, как он произнес эти слова, Драко столкнулся глазами с цепким взглядом Лоренцо, который смотрел на него с интересом и задумчивостью одновременно. Какое-то время они молча изучали друг друга, после чего Элиса потянула Драко за рукав и он сел.

- Прошу прощения, что не представился… - начал было Малфой, но итальянец оборвал его движением руки.

- Не стоит, Драко. Я прекрасно знаю, кто ты такой, так что предлагаю оставить официоз за стенами этого кабинета, если ты не против, конечно.

Лоренцо вежливо улыбнулся Драко, и в его глазах промелькнула искорка веселья.

- Как наверняка моя племянница уже успела тебе рассказать, меня зовут Лоренцо, и я являюсь владельцем Прекрасной Магнолии, как бы странно это ни звучало.

- Почему это должно звучать странно? – машинально спросил Драко, не прерывая зрительного контакта с итальянцем. Его взгляд был тяжелым, но Драко не раз смотрел в глаза самой смерти, так что эта зрительная дуэль была для него незатруднительна.

Лоренцо рассмеялся, услышав слова Драко, но увидев его недоуменную реакцию, ответил:

- У Магнолии не может быть хозяина по определению. Это место живое, оно живет по своим законам и правилам. Я лишь могу слегка контролировать ту энергию, которую отдает этот курорт. Но в большей мере она контролирует меня и всю мою жизнь, пусть и не всегда слишком заметно.

- Вот почему ты не приехал… - прошептала Элиса скорее самой себе, чем кому-либо ещё.

- Мы об этом уже говорили, Эли. Ты знаешь, я не мог тогда покинуть Магнолию. Я должен был выдержать срок, чтобы связаться с кем-то из своей прошлой жизни… - наконец отведя взгляд от Драко, неожиданно мягко произнес Лоренцо, ласково посмотрев на Элису.

Драко казалось, его и без того забитая голова сейчас лопнет от переизбытка информации. Что это, чёрт возьми, за место, если даже владелец не может им управлять, не может поступать так, как хочет?!

- То есть, как я понимаю, вы являетесь, в сущности, рабом этого места? Зачем же тогда пошли на такой шаг - управлять Магнолией, бросив всю, как вы выразились, прошлую жизнь? – недоуменно вскинул брови Драко, чувствуя легкое раздражение.
Лоренцо с удивлением посмотрел на него, после чего медленно растянул губы в улыбке.

- Ты весьма смелый парень, Драко. Пожалуй, мне ещё никто не задавал таких вопросов.

- Простите, если доставил вам неудобство, - сухо произнес Малфой без капли сожаления в голосе. – Можете не отвечать.
Итальянец изучающее смотрел на него, скрестив пальцы на столе, и какое-то время просто молчал. Создавалось впечатление, что он тщательно в уме подбирает слова, чтобы наиболее точно выразиться.

- Элиса, дорогая, могла бы ты оставить нас с Драко наедине на пару слов? Обещаю, я тебя позову прежде, чем ты успеешь поругаться с моей секретаршей, - с усмешкой обратился к племяннице Лоренцо.

- Но… - начала было Элиса.

- Пожалуйста, - настойчиво попросил итальянец тоном, не терпящим возражений, и Эл, бросив на Драко вопросительный взгляд, вышла из кабинета.

Малфой, озадаченный таким поворотом событий, чуть нахмурился и посмотрел на Лоренцо, мысленно гадая, каков будет предмет разговора. У него была пара вариантов, но все они были скверными.

- Драко, ты уже ощутил на себе воздействие Магнолии, ведь верно?

Услышав эти слова, Драко невольно на секунду отвел взгляд, после чего вновь посмотрел на итальянца, стараясь не выдать чувства, обуревавшие им изнутри. Ему сразу вспомнились все события последних дней, все эти странные стечения обстоятельств, о которых он теперь думал всё время.

- Смотря, что вы понимаете под воздействием, Лоренцо.

- Не прикидывайся, ты ведь прекрасно знаешь, о чем я говорю, - откинулся на спинку кресла итальянец.

Драко молчал. «Неужели он в курсе?..» - промелькнуло у него в голове, и от этой мысли неожиданный ужас сковал его тело.

- Тебя наверняка это пугает. Возможно, с тобой произошли весьма странные события, а некоторые из них – смею предположить – вызвали в твоей душе негативные эмоции, - продолжил Лоренцо, пытливо всматриваясь в лицо Малфоя. Он словно считывал информацию по выражению лица Драко, хотя тот максимально старался не реагировать ни малейшим движением мускула на слова Лоренцо.

- Я думаю, едва ли найдется человек на этом курорте, который бы не испытал подобное, - процедил Драко с непроницаемым выражением лица.

- Ты и прав, и не прав одновременно, - загадочно улыбнулся итальянец. – Видишь ли, порой наше исцеление дается нам нелегко, и необходимо пройти некоторые испытания судьбы, чтобы вновь стать здоровым. Просто у кого-то это проходит незаметно, а кто-то ясно это ощущает.

- Я абсолютно здоров, Лоренцо. Не понимаю, о чем вы говорите.

- Это верно, - легко согласился он. – Чтобы понять, нужно время.

Драко недоуменно смотрел на итальянца. В последний раз подобные речи он слышал от Дамблдора, и откровенно говоря, они всегда его раздражили. Вот и сейчас, с каждой секундой он испытывал всё более отчетливое желание уйти. У него создавалось впечатление, что Лоренцо видит его насквозь, а это заставляло изрядно нервничать, особенно если учесть, что Драко не понимал, к чему клонит этот итальянец.

- Мне очень дорога Элиса, хотя я знаю, что ты считаешь иначе. И я не виню ни тебя, ни её в том, что вы осуждаете меня. Так сложно понять ту ситуацию, в которой я оказался, да я и не жду этого от вас. Хотя, с другой стороны, кто знает, может быть, все события прошлого должны были произойти только для того, что вы с Эли оказались на этом курорте именно сейчас?

- Тогда жертва была бы слишком велика для простого отдыха на берегу моря, - мрачно усмехнулся Малфой, вспоминая все минувшие события последних лет как своей, так и жизни Эл.

- Иногда цена высока, но награда гораздо больше, поверь, - как-то странно посмотрев на Драко, произнес Лоренцо. – Но, как я уже говорил, пока что вам обоим не понять.

- Что, черт возьми, мы должны понять?! – не выдержал Драко, положив руки на стол. – И с чего вы взяли, что понимаете это нечто сами?

Итальянец какое-то время молча смотрел на Драко с легкой улыбкой на губах.

- Так сложилось, что став владельцем Магнолии, я приобрел некоторые сакральные знания, позволяющие мне делать правильные выводы. Если захочу, конечно. И в данный момент мне небезразлична судьба Элисы и твоя судьба в придачу, потому что я люблю её, а она любит тебя.

- Я тоже люблю, - неожиданно для себя выпалил Драко, и тут же почему-то пожалел об этом.

- Не сомневаюсь в этом, - после небольшой паузы сказал Лоренцо, снова странно глянув на Драко. После этого он встал и подошел к окну, повернувшись спиной к Малфою.

- Я позову Элису через две минуты и заранее хочу тебя предупредить, что нам необходимо уехать с ней на непродолжительный промежуток времени, - скрестив руки за спиной, ровно сказал итальянец.

- Уехать? – недоуменно спросил Драко,
смотря в затылок Лоренцо. – А разве вам можно покидать территорию курорта?!

- Ты многого не знаешь о Магнолии, мой мальчик. Если сказать просто, то пришло время уехать. И Элиса тому причина. Я должен помочь ей, а ты не должен препятствовать её отъезду.

С этими словами Лоренцо повернулся на каблуках и твердо посмотрел на Драко.

- Поверь мне. Так будет лучше для всех.

Услышанные слова ошеломили Драко. От переизбытка эмоций он не знал что сказать.

- В таком случае, я поеду с вами, - наконец, как можно решительнее произнес он, поднимаясь со стула. – Без неё мне здесь делать нечего.

- Я понимаю тебя, Драко, но боюсь, что это невозможно. Те дела, которые нам нужно с ней сделать, касаются только нас двоих, ты уж прости, - смягчившимся тоном произнес Лоренцо, но взгляд его оставался непоколебимо твердым. – Тебе не стоит уезжать с курорта, особенно если учесть, что мы с Эли скоро вернемся, и вы сможете прекрасно провести время вдвоем.

- Лоренцо, я, в свою очередь, понимаю ваши благие намерения, но скажите мне, какого Мерлина я буду здесь делать один все эти дни? И да, сколько их будет, этих дней вашего отсутствия? – внутренне всё больше распаляясь, спросил Малфой, при этом оставаясь внешне практически невозмутимым.

- Не могу точно сказать, Драко, прости. Возможно два дня, а может и целая неделя. Но попрошу тебя об одном. Если тебе действительно дорога моя Эли, то поверь, тебе стоит остаться здесь. Для вашего же общего блага.

Эти слова прозвучали бескомпромиссно и уверенно, от чего у Драко не осталось сомнений в том, что Лоренцо действительно знает что-то, что для самого Малфоя было недоступно. И эта осведомленность его пугала даже больше, чем перспектива остаться на курорте одному в ожидании очередных невероятных поворотов судьбы.

***

Она отдавалась ему без остатка. Вокруг было темно, и лишь тусклый свет фонаря слегка освещал помещение, в котором они находились. Она лежала на столе, обхватив его ногами за талию, а он держал её руки, запрокинув их за голову и не давая пошевелиться. От этой беспомощности она только больше чувствовала наслаждение и экстаз, который с каждым толчком сильнее разгорался в её теле. Он что-то жарко шептал ей, и она даже уловила пару нецензурных слов, но, казалось, всё, что бы он сейчас ни сделал, принесет ей только больше удовольствия. Вскоре он подхватил её за талию и резко притянул к себе, запустив пальцы в её волосы. От резкого движения поясница отдала болью, и она даже слегка вскрикнула, но он моментально погасил вскрик поцелуем, жадно впившись в её губы. И она почувствовала, что падает…
В следующую секунду она уже шла по коридору Хогвартса по направлению к двери, которая вот-вот должна была показаться из-за угла. Было страшно, губы пересохли, а сердце разрывалось от чудовищной боли. И вот, она уже открывает дверь, входит вовнутрь, где её встречает кромешная тьма. Кажется, что в помещении пусто, но она почему-то знает, что это не так. И лишь увидев силуэт возле окна, она поняла, что была права…


Гермиона резко проснулась и встала с кровати. Она тяжело дышала, на лбу выступила испарина, а лицо выражало неподдельный ужас. Сны, которые она увидела, были настолько шокирующе реальными, что ей потребовалось какое-то время, чтобы осознать их неправдивость. К тому же, это начало её изрядно беспокоить. Она видела один и тот же сон далеко не впервые, и с каждый разом он становился всё ярче и ярче. А теперь ещё и… Вспомнив события самого первого сна Гермиона невольно покраснела. Она не видела лица того, с кем так самоотверженно занималась любовью, но ощущения были настолько невероятными, что она до сих пор чувствовала лёгкое возбуждение.

Стараясь поскорее прийти в себя, она умылась намеренно ледяной водой, и, посмотрев на часы, решила развеяться. До обеда оставался ещё целый час, и она была уверена, что её друзья отдыхают от утреннего похода на пляж. Что касается её самой, то она предпочла остаться сегодня дома и хорошенько выспаться, предварительно приняв средство от головной боли.

Гермиона старалась не впускать к себе в голову никакие мысли, а потому просто на автомате шла вперед, периодически сворачивая в неизвестные ей закоулки. В конце концов, рано или поздно, она придет в какое-нибудь милое место, которое вполне её устроит.

Только бы не думать о вчерашнем.

Её беспокоил сон. Она собиралась поговорить об этом с Гарри, но он был сейчас настолько неподдельно счастлив, что ей не хотелось загружать его своими проблемами. Но при этом Гермиона твердо решила, что если сон повторится, во всяком случае, она обязательно расскажет о нём Джинни, а там и будет видно, что делать дальше.

Внезапно перед девушкой возникла небольшая пальмовая роща, которая выглядела дикой. Вокруг не было никаких протоптанных дорожек и аллей, бунгало для туристов остались далеко позади, а рядом слышался лишь шум волн, стрекотание насекомых и пение птиц. Гермиона на секунду остановилась, решая, идти ей или нет, и в конце концов любопытство взяло верх.

Она осторожно зашла в самую гущу древесных растений и двинулась вперед, постоянно оглядываясь. Не прошло и нескольких минут, как она неожиданно для себя вышла на крохотный дикий пляж, чья красота заставила её остановится. Шикарные пальмовые ветви словно обрамляли райский островок, усыпанный белоснежным мягким песком.

Гермиона нетерпеливо скинула босоножки и ступила на него, ощутив блаженное прикосновение ступней к теплому песчаному ковру. Буквально в десяти метрах от неё морские волны ласково омывали берег, а нежно-бирюзовая вода казалась настолько кристально чистой, что любая, даже самая красивая фотография, не смогла бы отразить всю её красоту. Словно поддавшись неосознанному желанию, Гермиона зашагала к берегу моря, и как только его достигла, смело зашла в воду по колено.

Ощущения были сказочными.

Она была в восторге от пляжа Магнолии, но этот маленький, скорее всего, мало кому известный, островок был ещё прекраснее. Здесь песок был мягче, вода нежнее, и даже солнце светило как-то по-особенному. Но самое главное, все тревожные мысли вылетели у неё из головы, и Гермиона почувствовала облегчение. Она, наконец, нашла своё место на этом безумном курорте.

Спустя час, Гермиона уже обедала с друзьями за одним столом, и чувство неловкости за вчерашний вечер вернулось к ней. Она – насколько это было возможно - старалась вести себя, как можно естественнее и у неё даже получалось, но лишь одна Джинни могла знать, каково ей на самом деле. К счастью Гермионы, подруга, скорее всего, не видела её танца с Малфоем, потому как разговорилась с симпатичным барменом и вообще не смотрела по сторонам, но то, что произошло нечто неладное, она знала наверняка. Джинни не задавала вчера вопросов, а лишь довела Гермиону до дома и помогла принять необходимые меры, чтобы изрядная порция огневиски не дала о себе знать с утра. И вообще, если бы Джинни видела тот… То, что произошло, она бы вряд ли так беспечно болтала сейчас, периодически кидая на Гермиону ободряющие взгляды.

- Ну, и как вы вчера сходили на этот свой девичник? Рассказывайте! – подтягивая к себе поближе тарелку с соусом, спросил Гарри, и Гермиона чуть не поперхнулась. Она с укором посмотрела на Джинни, и невольно усмехнулась, увидев, как её подруга мастерски врёт.

- О, Гарри, дорогой, ты же прекрасно знаешь, что на этих девичниках абсолютно ничего интересного! Как всегда, разговоры о том, у кого лучше мантия, красивее волосы и сексуальнее парень, - беспечно отмахнулась Джинни, взяв тарелку из рук Гарри. – Тебе полить только гарнир или все блюдо сразу?

- Только гарнир… - рассеянно ответил он, наблюдая за руками Джинни. – Вот, всё, хватит! Спасибо, милая.

- Не за что, - чмокнула его в щечку Джинни и кинула многозначительный взгляд на Гермиону.
Кажется, пронесло.

- И всё-таки… - подозрительно начал Рон, который всё это время молча наблюдал за поведением подруг. – Где вы были и что делали?

Он в упор посмотрел на Гермиону, от чего у той просто не было выбора, кроме как начать говорить.

- Ну… Знаешь, это было особенное место, куда мужчинам вход запрещен. Так что, я не могу ответить на твои вопросы, Рон, прости.

Её голос звучал чуть выше, чем обычно, и она была уверена, что Рон заподозрил что-то неладное. Он по-прежнему выжидающе смотрел на неё с таки видом, словно не верил её словам.

- Хорошо… Ну а что же вы, всё-таки, делали в этом особенном месте?

- Черт возьми, Рональд, что за расспросы? – наконец, встряла Джинни. – Если ты нас в чём-то подозреваешь, так будь добр, не строй из себя гребаного сыщика, а говори прямо!

- Ну хорошо, я видел, как вы переглядывались, - сдался Рон под натиском сестры. – Вы всегда так делаете, когда что-то скрываете!

- Святой Мерлин, Рон… - начала было Джинни, но Гермиона её перебила.

- Ты прав.

После её слов три пары глаз удивленно уставились на неё.

- Что? – синхронно спросили её друзья, и она чуть склонив голову в смущении, начала говорить.

- Понимаете, мы с Джинни были на девичнике, где я вела себя несколько… Нет, ничего такого, Рон! Дело в том, что я употребила пару бокалов одного спиртного напитка, даже слишком употребила… И… В общем… Мне просто было стыдно и не хотелось вам об этом рассказывать.

Её речь была сбивчивой, и Джинни уловила, что Гермиона слегка переигрывает, но решила ей подыграть.

- Да, в первый раз я видела нашу отличницу Гермиону откровенно пьяной! Ещё то зрелище, скажу я вам, - ухмыльнувшись, воскликнула Джинни.

- Только прошу, не смейтесь! Мне правда, очень стыдно, - исподлобья посмотрела Гермиона на Гарри с Роном и даже слегка покраснела. – Это было так необычно… Сначала весело, а потом чувствуешь, что пол уходит из-под ног и вокруг всё расплывается…

Теперь осталось ждать, проглотят ли наживку парни.
И буквально через десять секунд последовала долгожданная реакция.

- Нога лешего, Гермиона! Неужели ты пила огневиски?! – с искренним изумлением спросил Рон, и, увидев молчаливое согласие девушки, захохотал. – Вот так новость! Нет, ты слышал, Гарри?

- Откровенно говоря, я почувствовал ещё вчера от Джинни, что они были далеко не на целомудренных посиделках, - усмехнулся Поттер, ущипнув Джинни за бок.

- Ой, да ладно вам! Я могу сейчас начать вспоминать, как вы оба напились на объявлении нашей помолвки… - откликнулась она, весело подмигнув.

- Точно, точно! Никогда не забуду эти дикие танцы вместе с Хагридом на заднем дворе! Что вы там вытворяли! – подхватила Гермиона общий кураж веселья.

- А помните, как…

С этими словами и веселыми воспоминаниями прошло всё их обеденное время, после чего друзья плавно переместились на пляж. Гермиона была рада, что разговор перетек в безопасное русло, а оттого вместе с остальными предавалась беззаботному веселью. И всё-таки, не смотря на позитивное настроение, она мысленно отметила про себя, что Малфоя не было на обеде.

Пляж встретил их привычным шумом, обилием волшебников и сладостным ароматом моря и цветов. Друзья нашли неплохое место в паре метров от воды, и теперь решили немного позагорать, прежде чем окунуться в воду. Как поняла Гермиона, они успели изрядно наплаваться ещё с утра, а потому предпочли сперва понежиться под солнечными лучами.
И всё-таки, не прошло и десяти минут, как Гарри с Роном решили окунуться, оставив девушек загорать одних. И как только их спины скрылись в пучине волн, Джинни резко повернулась к Гермионе и схватила её за руку.

- Расскажи мне всё.

- Что?.. Что ты имеешь в виду? – от неожиданности вздрогнула Гермиона и возмущенно уставилась на подругу.

- Я имею в виду вчерашние события, о которых у нас не было возможности нормально поговорить до нынешнего момента, - терпеливо объяснила ей Джинни, отрезав все пути к отступлению. – Какой черт тебя дернул уйти с такой классной вечеринки?! Когда я увидела тебя в объятьях того итальянца, то подумала, что это мне придется уйти из клуба одной…

- Я просто перебрала, ты же помнишь! А потом мне стало плохо, и… Я решила уйти, - поблагодарив Мерлина за то, что она в очках, сказала Гермиона. Во всяком случае, Джинни не видела выражения её лица, а голос вроде прозвучал убедительно.

- Моя сладкая Гермиона, - начала Джинни приторным голосом.

– Ты можешь надурить Рона или Гарри, но со мной эти штуки не пройдут. Говори всё, как есть!

Гермиона покосилась в сторону Джинни и, поразмыслив, тяжело выдохнула. Во всяком случае, часть правды подруга точно должна знать.

- Я встретилась с Малфоем.

- Я так и думала, - шлепнула её по коленке Джинни. – И что было дальше?

- А дальше было… Черт возьми, Джинни, мне так скверно на душе! Может не стоит? – попыталась отмахнуться Гермиона, но увидев реакцию подругу, всё же продолжила. – Ладно, скажу. Мы танцевали.

- И? – непонимающе уставилась на неё Джинни.

- И это было ужасно, поверь! Он был так близко, и его руки… Они прикасались ко мне! И я ненавижу себя за то, что позволила…

На этих словах Гермиона осеклась, и Джинни внезапно поняла.

- Святой Мерлин, только не говори мне, что…

- Ничего не было. Я убежала.

Голос Гермионы прозвучал твердо, и Джинни не стала больше ничего говорить. Она лишь как-то странно смотрела на Гермиону. В её глазах читались удивление и… Страх?

- Почему ты так смотришь? – наконец, спросила у неё Гермиона, но Джинни словно не услышала. Она была в своих мыслях, и лишь через несколько секунд пришла в себя.

- Гермиона, - непривычно серьезно начала она, смотря подруге прямо в глаза. – Пообещай мне одну вещь.

- Какую?

- Пообещай мне, что ты не натворишь глупостей, что не совершишь то, о чем будешь потом жалеть.

Лицо Джинни было напряженным, она взяла Гермиону за руки и твердо посмотрела на неё.

- Обещаешь?

Гермиона гадала, шутит ли Джинни или говорит всерьез. Обычно подобные обещания брала с неё сама Гермиона, сдерживая бойкость характера подруги, но сейчас почему-то всё было иначе.

- Да, обещаю. Только, пожалуйста, не сжимай мне так сильно руки! – освобождаясь от «оков» Джинни, наконец, недоуменно произнесла Гермиона. – И вообще, я не понимаю твою реакцию. Ты ведешь себя странно.

Как только она это сказала, внезапно выражение лица Джинни сменилось, и она рассмеялась.

- Прости, если заставила нервничать тебя! Просто хотела убедиться, что даже под действием огневиски в следующий раз не произойдет ничего такого, что заставит тебя вновь забрать меня с отличной вечеринки!

- Хотелось бы верить… - медленно протянула Гермиона, всё ещё недоверчиво смотря на подругу.

Какая муха её укусила? В конце концов, Гермиона даже не созналась в том, что… В произошедшем. Она лишь намекнула, но напрямую не сказала.

Тем временем Джинни поудобнее устроилась на лежаке и надела солнцезащитные очки, чтобы солнце так не било в глаза. Её лицо выражало безмятежность, хотя едва ли кто знал, что творилось в её душе на самом деле в этот момент.

Гермиона же чувствовала себя обескураженной. Она только что вспомнила события вчерашнего вечера и рассказала о них подруге, которая отреагировала весьма странным образом. Можно подумать, Гермиона когда-либо в жизни совершала необдуманные поступки, за которые Джинни почти отчитала её. Для Гермионы было нехарактерно необдуманно действовать. Только на этом курорте она удивлялась самой себе, ведь её поведение была явно нетипичным. Может, это заметила Джинни?..

Вскоре Гермиона увидела приближающиеся довольные физиономии её двух лучших друзей. Издалека они уже казались достаточно загорелыми, а их яркие купальные шорты выделялись на общем фоне.

- Ну что, девочки, согрелись? Охладиться не желаете? – подбоченившись, спросил Гарри, сверкнув белоснежной улыбкой.

- О, да я вижу, они просто жаждут этого…

С этими словами Рон обрызгал Гермиону с Джинни водой, которая на фоне разгоряченного тела показалась ледяной. От неожиданности, девушки вскрикнули и, подскочив, начали кулачками бить Рона.

- Я тебя задушу когда-нибудь, рыжий пакостник! – стараясь ударить больнее, воскликнула Джинни.

- Стойте, стойте, я же только пошутил! – примирительно поднял руки вверх Рон, продолжая блокировать удары девушек.

- Ну смотри, увидишь у меня… - недовольно произнесла Джинни, и вновь улеглась на лежак. – Хотя, впрочем, такого импровизированного орошения вполне достаточно, чтобы продолжить дальше загорать и не чувствовать себя поджаренной курицей.

- А я, пожалуй, окунусь! – приободрившись, произнесла Гермиона. – Кто-нибудь со мной?

Но никто не поддержал идею Гермионы, и она, махнув рукой, пошла к морю одна.

***

Драко любил плавать. Он находил в этом массу плюсов, начиная от поддержания хорошей физической формы, заканчивая удивительной способностью воды смывать все негативные эмоции. Но всё же, Драко пришел к выводу, что ни один водоем на свете не смог бы сравниться с морем Прекрасной Магнолии. Во всяком случае, из тех, где ему довелось поплавать.

У него было гадкое настроение. Разговор с Лоренцо вывел его из себя. Он нутром чувствовал, что итальянец что-то знает и недоговаривает, и это его злило. Но апогеем всего для Драко стал тот факт, что Элиса послезавтра уедет, а ему по какой-то неведомой причине нужно будет остаться здесь и, подобно верной собачонке, ждать её возвращения. Если бы не слёзные мольбы Эл, он бы уже давно свалил с этого проклятого курорта и ничуть не сожалел бы об этом. Разве что немного скучал бы по морю. Но, во всяком случае, он бы не был участником всех тех странных событий, которые уже успели произойти за каких-то пару хреновых дней!

За последние пару часов они с Эл уже успели и поругаться, и помириться, но всё же атмосфера скандала по-прежнему не покидала их. И чтобы лишний раз не затевать ругань, Драко, как только они пришли на пляж, решил немного прийти в себя уже проверенным способом. Он зашел в прохладную морскую воду и окунулся с головой. На душе сразу стало как-то легче, но всё же для лучшего эффекта он решил поплавать.

Его движения были стремительными и резкими. Он плыл брасом и, казалось, не щадил себя, выплескивая всю накопившуюся злобу. В конце концов, он не заметил, как доплыл до самого дальнего камня, выступающего из морской глубины неровными краями. Драко схватился за него, и, отдышавшись, огляделся. Пляж казался небольшой точкой на фоне общей панорамы берега, и Малфой поразился, насколько далеко он заплыл. Вокруг него не было никого, что и неудивительно: вряд ли бы кто осмелился заплыть на такую глубину, особенно если учесть, что черта, за которую не рекомендовалась заплывать, осталась далеко позади.

Но внезапно взгляд Драко уловил какое-то движение примерно в двадцати метрах к берегу от себя. Сначала он подумал, что ему померещилось, но вскоре он увидел, как что-то красное мелькнуло в пучине волн, и из воды показалась рука. Но лишь когда он услышал сдавленный женский крик, Драко словно прострелило от внезапной догадки. Он моментально сорвался с места и рывками, насколько можно быстрее, поплыл по направлению к девушке. Море было неспокойным, поэтому она периодически пропадала из его поля зрения, но Драко греб ещё сильнее, и когда до цели оставалась около десяти метров, его опасения, наконец, подтвердились. На помощь звала Гермиона Грейнджер, и у нее, несомненно, были неприятности.

Казалось, он плыл на грани возможностей. Дорога была каждая секунда, и Драко с ужасом осознавал, что если он не успеет, то…

Гермиона увидела его. Её глаза были полны ужаса и животного страха. Она была в панике, пыталась что-то прокричать, но только больше захлебывалась водой. До неё оставалось каких-то пару метров, когда она вновь скрылась с головой в морской пучине.

- Грейнджер, нет! – отчаянно прокричал Драко, делая последний рывок по направлению к ней. У него звенело в ушах, от ужаса помутнело перед глазами, но он не мог позволить панике взять верх над ним.
Он не мог позволить Гермионе утонуть.

Драко нырнул с открытыми глазами и увидел её тело, которое всё дальше уходила вниз. Он резко рванул к ней, и, обхватив её за талию, рывком вынырнул из воды. Вода залилась в нос, и он, быстро откашлявшись, встряхнул девушку, которая была уже в полуосознанном состоянии.

- Грейнджер!

- Малфой… Нога… - с трудом произнесла она, пытаясь совладать с кашлем, и Драко почувствовал, как её словно что-то тянет вниз. Грейнджер неосознанно вцепилась ему в плечо, пытаясь остаться над поверхностью воды, и Драко пришлось приложить усилие, что схватить её руки.

- Послушай меня внимательно, Гермиона, - тяжело дыша, быстро проговорил он. – Ты сейчас же прекратишь паниковать, а я вновь нырну и постараюсь тебе помочь. Только старайся держаться над водой, слышишь?

Но Гермиона его не слышала. Её сознание, казалось, было где-то далеко, а единственной неосознанной целью было выжить. Любым способом.

- Твою мать, Гермиона! – прокричал Драко, пресекая её очередные попытки утопить его. – Я вынужден это сделать.
С этими словами он резко дал ей пощечину. Эффект был моментальным. Во взгляде Грейнджер появились осмысленность и злоба.

- Ублюдок! – выплюнула она, заглотнув ещё больше воды.

Если бы ситуация была бы не настолько критична, Драко бы ухмыльнулся способности Грейнджер даже в смертельной опасности отстаивать свою по истине гриффиндорскую гордость.
Но как только она это сказала, её снова потянуло вниз, и Малфой, недолго думая, вновь нырнул под воду. Он видел, как Гермиона отчаянно сопротивлялась, пытаясь из последних сил выплыть наверх, но ей что-то мешало. И лишь когда Драко увидел прутья, обвившиеся вокруг её ноги, он понял, в чем причина.

Малфой схватил Гермиону за лодыжку и с силой рванул прутья, от чего те моментально разорвались, освобождая девушку из своих тисков. Но как только Драко это сделал, он увидел, как откуда-то из глубины к нему поднимаются новые плети неизвестного растения, и он осознал, что если они сейчас же не уберутся с этого проклятого места, то есть вероятность, что уже никто им не поможет.

Это было слишком нереальным. Словно со стороны Драко наблюдал, как он, моментально вынырнув из воды, подхватил Гермиону и что есть силы начал грести к берегу. Как назло, вокруг не было никого, кто бы мог помочь. Он пытался что-то кричать Грейнджер, но она, похоже, была уже ни на что не способна, а потому просто покорным грузом весела на его плече. Периодически она приходила в себя и все же пыталась плыть самостоятельно, но от того только больше мешала Драко.

- Только не теряй сознание, Гермиона! Не закрывай глаза! – задыхаясь, кричал Малфой, и она мужественно боролась, но её силы были на исходе.

Чертов берег был уже близко, но Драко казалось, что он никогда не доплывет. Тысячи мыслей мелькали в его голове, но лишь одна была особенно явной: он должен доплыть, он должен помочь Грейнджер. А что, если он не успеет… Что, если поздно… Что, если она…

Мысли были столь чудовищными, что у него словно открылось второе дыхание.

Он сможет.

Драко посильнее обхватил Гермиону за талию, закинул её руку к себе на плечи и стал грести так неистово, как только мог. И, наконец, их заметили. Пара зрелых волшебников заплыли достаточно далеко, и когда увидели Драко и бессознательную Гермиону у него на плече, моментально поспешили за помощью.
Он не помнил, как они добрались до берега. Все воспоминания были обрывками какого-то безумства. Кричащие люди рядом, мелькающие белые мантии со значком Магнолии, и Грейнджер, распростертая на песке, без сознания. А потом его собственные крики, его руки на её плечах и безрезультатные попытки привести её в чувство. И главный вопрос: она жива? И лишь, когда ему дали утвердительный ответ, он, пошатнувшись, отошел в сторону и потерял сознание.

***

- Малфой…

- Гарри, слава Мерлину, она очнулась! Что ты сказала, Гермиона?

- Малфой… Где он? Он… Жив?

Она чуть приоткрыла глаза и увидела обеспокоенные лица её друзей, склонившиеся над ней.

- Да, с ним всё в порядке, милая. Ты как? – встревоженный голос Джинни звучал словно откуда-то издалека.

- Я нормально… Где я?

Чувствуя невыносимую слабость во всем теле, она все же сделала усилие подняться, но вновь рухнула в постель.

- Ты в госпитале, Гермиона. Выпей это, тебе станет легче, - терпеливо объяснил Гарри, заботливо подавая ей кружку с какой-то приятно пахнущей жидкостью.

Гермиона послушно приняла её и осушила до дна. На вкус жидкость была сладкой с чуть кисловатым привкусом. Как только она разлилась на дне её желудка, девушка сразу почувствовала прилив бодрости.

Она огляделась по сторонам. Белые стены, расписанные цветами магнолии, ряд идеально застеленных кроватей и шкафчики, забитые доверху лекарствами подтверждали слова Гарри.

- Как долго я была без сознания?

- Около четырех часов. Тебе уже лучше? – в голосе Джинни слышалось беспокойство.

- Да, лучше, - на автомате ответила Гермиона и замерла. Внезапно она вспомнила всё, что произошло, и неожиданно для себя расплакалась. – Мне было так страшно, Джинни, я чувствовала себя такой беспомощной…

- Святой Мерлин, Гермиона, ты бы знала, как мы волновались! – порывисто обняла её подруга, прижимая её голову к себе.

- Мы чуть не сошли с ума! – встревожено добавил Гарри, взяв Гермиону за руку.

- Простите меня, я была такой дурой… - сквозь всхлипы произнесла она, и, посмотрев на лица друзей, внезапно спросила. – А где Рон?

Джинни с Гарри переглянулись, и как-то странно опустили глаза вниз.

- Он в коридоре, разговаривает с медсестрой, - медленно начал Гарри. – И откровенно говоря, он очень расстроен.

- Конечно, я могу его понять! Как же я могла быть такой самонадеянной дурой, чтобы заплыть так далеко и заставить вас волноваться…

Но по реакции Джинни, Гермиона поняла, что говорит что-то не то.

- Он расстроен из-за того, что не смог тебе помочь. Что, если бы не…Если бы не Драко, ты бы возможно… Боже, Гермиона, это так ужасно, что я не могу это произнести!
Джинни ещё раз порывисто обняла подругу, и, чуть отстранившись, повернулась к Гарри.

- Я думаю, нам стоит позвать медсестру и Рона. Сходи за ними, пожалуйста.

Поттеру не нужно было повторять дважды.

Как только он скрылся, Джинни вновь повернулась к Гермионе.

- Ты можешь сейчас ничего не рассказывать, но меня очень интересует, как получилось, что ты оказалась так далеко от берега?

- Я… Я не знаю, правда. Я просто плыла вперед, а потом эти ужасные тиски… Они тянули меня вниз, а Малфой… Драко был рядом.

Это всё, что она смогла произнести, не заплакав вновь. Ей было горько не от той ситуации, в которую она попала, а от того, что она заставила дорогих её сердцу людей испытать стресс. И ещё, к тому же, поставила под угрозу жизнь другого человека…

Джинни гладила её по голове, и Гермиона, наконец, успокоилась. Она осознала, что всё позади, и что если она будет вести себя так дальше, то просто сойдет с ума сама и сведет с ума своих друзей.

- Джинни, как он? – наконец, произнесла она, и рука её подруги замерла у неё на затылке.

- Он потерял сознание, но быстро пришел в себя, - мгновенно поняв, о ком идет речь, спокойно ответила Джинни, и вновь продолжила гладить Гермиону. – Они приходили сюда, с Элисой.
С Элисой.

Имя итальянки отозвалось в душе Гермионы какими-то странными эмоциями, от чего у неё сжалось сердце.

- Медсестра дала ему лечебный настой для профилактики. Он легко отделался, чего нельзя сказать о тебе, - продолжила Джинни, как ни в чем не бывало.

После этих слов Гермиона отстранилась от подруги и, скинув одеяло, спустила ноги с кровати.

- Что ты делаешь? – недоуменно воскликнула Джинни.

- Ему было очень нелегко, поверь мне. Я должна поблагодарить его, - уверенно произнесла Гермиона и попыталась встать с постели, но подруга вновь усадила её на место.

- Стой, куда ты? Ты ещё слишком слаба, а медсестра сказала, что ещё как минимум два дня…

- К черту медсестру. Я чувствую себя вполне хорошо, - решительно произнесла Гермиона и, казалось, от этих слов окрепла ещё больше. – Где мои вещи? Мне нужно переодеться.
В этот момент в палату влетел Рон и, увидев, что Гермиона в сознании, бросился к ней. Она не успела понять, что произошло, как уже оказалась в его объятиях.

- Слава Мерлину, ты пришла в себя! Прости меня, Гермиона, я был таким ослом!

Он сжимал её так крепко, что у Гермионы перехватило дыхание, и она постаралась отстраниться.

- Я тоже рада тебя видеть, но, Рон, во-первых, не сжимай меня так сильно, а во-вторых, я сама во всем виновата! При чем здесь ты?

Теперь уже он отстранился и серьезно посмотрел на неё. Его выражение лица было хмурым.

- Я не уследил. Я должен был быть рядом. Я, а не этот…

- Прекрати, Рон! Ты нервируешь Гермиону. Она только успокоилась,– осекла брата Джинни, резко схватив его за руку.

- Да, ты права, - легко согласился он и встревожено посмотрел на Гермиону. – Тебе следует побольше отдыхать, лучше ляг.

Внезапно за его спиной показалось лицо пухленькой смуглой ведьмы в белом чепчике со знаком Магнолии. Она держала в руке какое-то лекарство.

- Как прекрасно, что вы пришли в себя, мисс! – пробираясь к Гермионе, произнесла она. – Но вам действительно лучше последовать совету вашего друга и прилечь, предварительно выпив лекарство.

- Но я уже выпила одно! И чувствую себя хорошо, - возразила Гермиона, мягко улыбнувшись ей.

- И всё же, выпейте это, - настояла медсестра, протянув ей маленький флакончик.

Спорить было бесполезно, а потому Гермиона покорно взяла лекарство в руки и выпила. Она сморщилась от горечи, но тут же почувствовала, как её тело приобретает невероятную легкость, а все мысли улетучиваются. Ей неожиданно захотелось прилечь, и как только её голова коснулась подушки, она заснула.

Это был первый раз за долгое время, когда она спала без снов.

***

09.08.2002

Вопросы разрывают меня на части. Почему? Зачем? Для чего? Что будет дальше? Я слишком устал искать ответы. Главное, она жива.

Но если этот чертов курорт ещё раз… Что-то подобное…

Нет сил писать больше.

Она жива и сейчас в безопасности. А это главное.


***

Гермиона проснулась на следующий день примерно в десять утра, и почувствовала себя по-настоящему бодрой. Если вчера её состояние было неоднозначным, то сегодня она точно знала, что силы вернулись к ней.

В палате по-прежнему все койки были пустыми. Она огляделась в поисках медсестры и нашла её взглядом в другом конце комнаты, копошащейся за ширмой.

- Доброе утро, синьора! – громко произнесла она чуть хриплым ото сна, но всё же звонким голосом.
Приятное пухлое лицо медсестры показалось из-за ширмы и расплылось в улыбке.

- Доброе утро, мисс! Как вы себя чувствуете? – спросила она, засеменив к Гермионе, и на ходу подхватила поднос, с внезапно появившейся на нём едой.

- Прекрасно! – бодро ответила девушка и, посмотрев на поднос, неожиданно поняла, что безумно голодна.

- Вот ваш завтрак, мисс! – словно прочитав её мысли, произнесла медсестра. - И попробуйте только не съесть его – буду кормить силой!

- Что вы, синьора! – рассмеялась Гермиона. – Я бы сейчас и тролля съела, Мерлином клянусь!

- Ну, мяса тролля у нас нет, зато есть аппетитные свежевыпеченные круасаны с медовой начинкой! – ловко расставляя тарелки на тумбочке, почти серьезно сказала медсестра, от чего Гермиона снова рассмеялась.

Она съела завтрак с таким аппетитом, словно не видела еды целый месяц. Пухленькая итальянка объяснила ей, что аппетит является хорошим знаком и она, может быть, даже отпустит Гермиону сегодня вечером.

Но, к счастью той, медсестра оказалась более сговорчивой, чем, к примеру, мадам Помфри в Хогвартсе. И Гермиона уже в полдень вышла из госпиталя, дав клятвенное обещание принимать лекарство ещё в течение трёх дней и каждый день приходить на осмотр.

Она с наслаждением втянула в легкие воздух, пропитанный ароматом цветов, и довольно потянулась. Медсестра говорила, что её друзья приходили к ней ранним утром, но она их не пустила, наказав прийти в обед. Гермиона уже предвкушала тот радостный миг, когда она обнимет Джинни, Гарри и Рона, ведь поводу для их беспокойства пришел конец.
Но это будет потом, а сейчас…

Гермиона знала, куда идет. Это было совсем недалеко от госпиталя и от её собственного бунгало. Она не могла никак сконцентрироваться и подобрать нужные слова, чтобы выразить всё, что она чувствовала. И когда она постучала в дверь, то с паникой поняла, что так ничего дельного и не придумала кроме самых общих фраз.

Казалось, к двери подходили мучительно долго. Её сердце сильно колотилось, а сама она была до такой степени охвачена волнением, что то и дело переминалась с ноги на ногу.

Но, наконец, дверь отворилась, и Гермиона застыла на месте, молча смотря на Элису, которая, взъерошенная и завернутая в одну простынь, вышла на порог.

- О… - только и смогла промолвить Гермиона, после чего, слегка покраснев, отвела взгляд. – Я, наверное, не вовремя…
У неё внутри всё как-то сразу оборвалось.

Какая же она дура. Она ведь даже не вспомнила, что он живет с девушкой. И что она может им помешать…

От этой мысли приподнятое настроение Гермионы почему-то моментально упало.

- Брось, Гермиона, всё в порядке! – удивленно произнесла Элиса, прикрывая за собой дверь. – Скажу честно, не ожидала тебя здесь увидеть!

- Я просто хотела… Ладно, в другой раз. Прости за беспокойство! – заставив себя собраться, выпалила Гермиона и уже повернулась, чтобы уходить, как её окликнула Элиса.

- Гермиона, стой! С тобой всё в порядке? – схватив её за руку, спросила итальянка, вглядываясь в её лицо.

- Да, спасибо… Я уже в полном порядке, - глухо отозвалась Гермиона, не глядя на Эл. – А как… Драко?

Как только она спросила это, то поняла, как всё-таки глупо прозвучал её вопрос. Глядя на Элису можно было смело сказать, что Малфой явно в порядке. Бодр, свеж и на многое способен.

- С ним всё хорошо, спасибо, - вежливо отозвалась Элиса, слегка улыбнувшись своим мыслям, но тут же посерьезнела. – Мне так жаль, Гермиона, что вам пришлось вчера такое пережить!

- Ну, теперь же всё хорошо! Спасибо за сочувствие, - стараясь скрыть сарказм, поблагодарила она.

Повисла неловкая пауза.

- Ну, в таком случае… - начала было Гермиона, но итальянка её перебила.

- Послушай, я завтра уезжаю, и мы планировали сегодня устроить небольшой прощальный вечер. Ты как?..

Гермиона была в ступоре от её слов.

- Уезжаешь? – недоуменно спросила она.

- Да, но ненадолго! Я вернусь, - отмахнулась итальянка. – Рон, Джинни и Гарри будут присутствовать, но я так понимаю, они тебе ещё ничего не говорили, верно?

- Верно, - согласилась Гермиона. – Но, Элиса, я даже не знаю, всё-таки вчера был такой день, так что…

- Вот именно, нам всем нужно отвлечься и постараться забыть этот неприятный момент! – активно жестикулируя, произнесла итальянка.

- Хорошо, я постараюсь, - выдавила из себя улыбку Гермиона.

– Ну, что ж, тогда может, увидимся вечером!

- Обязательно увидимся! – заверила её Элиса.

- Договорились. До встречи!

- До встречи!

Кивнув итальянке на прощание, Гермиона повернулась и спустилась со ступенек бунгало. Она чувствовала себя крайне глупо. Элиса наверняка заметила её странное поведение. И что за чёрт с ней творится?..

- Гермиона!

Она услышала, как Эл зовет её. Гермиона обернулась на звук её голоса.

- Зачем ты, всё-таки, приходила?

- О, я просто пробегала мимо! Не бери в голову.

Ответ Гермионы был до того нелепым, что она поспешила прочь от бунгало.

Элиса молча наблюдала за ней. В её душе царили противоречивые чувства.

- Кто это приходил, Эл?

Она обернулась и увидела Драко, стоящего на пороге в одних пижамных брюках с голым торсом.

Ей потребовалась лишь секунда и капелька сообразительности, чтобы решить, что ответить.

- А, никто. Просто девушка ошиблась номером бунгало.

Драко потребовалась секунда и промелькнувшее вдалеке облако каштановых волос, чтобы понять, что Элиса врет.

***

Они пришли в Большой Зал как раз в тот момент, когда уже начиналась шоу-программа. Элиса заранее позаботилась о столике, так что через минуту, пробравшись сквозь толпу, они уже заняли свои места. Вокруг царила атмосфера беззаботного веселья, только Драко было не до смеха. И лишь когда на столике перед ним появился бокал густого красного вина, и он пригубил глоток, Драко немного почувствовал расслабление.

Вчера был ужасный день. Настолько ужасный, что даже появление Поттера и Уизли на пороге его бунгало не смогло скрасить его. В другой бы ситуации Драко бы торжествовал, принимая благодарности от золотых детишек Дамблдора, но только не вчера. Он бы предпочел, чтобы самого повода, заставившего прийти Поттера с Уизли к нему на порог, не было. Поэтому Драко не знал, что ответить на их слова. Сказать «пожалуйста»? «Всегда рад помочь»? Или «я бы сделал это для любого»? Слишком тупо. И, положа руку на сердце, лживо.

Он бы не сделал это для любого.

Нет, он пытался бы помочь, возможно. Но не так, как вчера - рискуя своей жизнью и растрачивая все свои силы.

И уж точно, Драко был не рад «помогать». Он думал, что ничто уже не может быть ужаснее чувства ответственности за жизнь другого человека. Как часто ему приходилось это испытывать, находясь в рядах пожирателей, наблюдая страшные сцены насилия, мольбы и унижения жертв войны. Ситуации, когда жизнь другого человека была полностью в его руках, а перед ним самим стоял непростой выбор, были нередки в те годы.

Но нет, теперь Драко знал наверняка, что ужаснее всего, что с ним случалось, было чувство ответственности за жизнь Грейнджер, и он понятия не имел, какого хрена.

Возможно, она стала ему ближе, чем он предполагал.

Мой самый близкий враг. Как точно. Драко горько ухмыльнулся своей мысли.

- Это было мило с их стороны, предложить провести этот вечер вместе, - произнесла Элиса.

- Отчасти ты поспособствовала этому, сказав, что завтра уезжаешь.

- Нужно было что-то сказать в то время, как ты не мог найти слов для ответа.

- Я пригласил их зайти.

- А потом, просто молча, смотрел на них.

- Мне нечего было сказать.

- Я понимаю.

На какое-то время они замолчали. Драко всматривался в дно бокала, а Элиса нервно теребила салфетку в руках.

- В любом случае, это будет отличная возможность примириться со старыми обидами, - наконец, сказала она, осторожно посмотрев на Драко, который только невесело ухмыльнулся её словам.

- Одно радует: теперь мы с Поттером в расчете.
Элиса не поняла, о чем он, но уточнять не стала.

Она привыкла к странностям в поведении Драко. И научилась не спрашивать лишнего.

На сцене шла какая-то театрализированная сценка. Костюмы актеров, как всегда, были изумительны. Зал, казалось, замер, наблюдая за развитием сюжета, а Драко было наплевать.

Он налил себе ещё вина.

- О, вот они, идут! – после продолжительного молчания внезапно воскликнула Элиса, и Драко больше всего на свете пожелал убраться из этого места.

Но это было бы слишком просто. Он уже один раз бежал от своих проблем, скитаясь по разным странам и городам, но в итоге едва ли смог что-то изменить в своей жизни.

Драко отстраненно наблюдал, как Поттер с братом и сестрой Уизли приближается к ним. Грейнджер пока видно не было, хотя…

Буквально сразу же он заметил, что прямо за их спинами, опустив глаза вниз, семенила Гермиона. Она выглядела такой беспомощной и хмурой, что Малфою почти захотелось её обнять, но он тут же осек себя на этой мысли. Ещё этого бреда в его голове не хватало.

- Всем привет! – беззаботно воскликнула Джинни и уселась рядом с Элисой.

- Привет, ребята! Наконец-то, вы пришли. А я думала, это мы опаздываем! – весело откликнулась итальянка, посмотрев на прибывших друзей.

Остальные присутствующие обменялись друг с другом лишь вежливыми кивками в знак приветствия. Что касается Гермионы, то она и вовсе даже не взглянула на Драко с Эл, а просто села напротив них.

За столом чувствовалось напряжение.

- Ну, как на счет вина? – пытаясь разрядить обстановку, спросила Элиса.

- С удовольствием! – откликнулась Джинни и, не увидев реакции друзей, спросила. – Вы не против, Гарри, Рон, Гермиона?

- Разливай, - хмуро отозвался Рон, который искоса поглядывал на Драко.

Остальные кивнули в знак согласия.

На столе моментально появилась бутылка красного дорогого вина и четыре бокала, уже наполненные на три четверти темно-красной жидкостью.

Снова воцарилось неловкое молчание.

Драко понял, что так больше не может продолжаться. К счастью, Поттер понял это тоже.

- Послушайте, - начал он, обведя глазами присутствующих.- Вчера был ужасный день для всех нас. Я предлагаю постараться забыть об этом хотя бы на сегодняшний вечер, а лучше навсегда. Нет правых и виноватых в том, что произошло. Главное, что сейчас всё в порядке. Хотя, Драко, я вынужден признать, что в этом, в большей степени, твоя заслуга. И ты знаешь, как мы тебе благодарны.

Голова Поттера была гордо вскинута. Он смотрел прямо на Драко с истинно гриффиндорским благородством, а в его глазах словно читалось: «Мне наплевать, что ты скажешь – я остаюсь при своём мнении».

Малфой подавил в себе желание выругаться.

- Не стоит, Поттер. Считай это ответной любезностью.
Они какое-то время смотрели друг на друга, и Драко был уверен, что Гарри понял, о чём идет речь.

- Чтож, давайте выпьем за то, чтобы таких ситуаций больше не возникало в наших жизнях! – подняла бокал Элиса, прерывая напряженный момент, и все остальные последовали её примеру.

Они чокнулись, после чего каждый пригубил из своего бокала. Драко заметил, что Грейнджер лишь сделала видимость, что выпила.

Через пятнадцать минут за столом завязался беспечный разговор. Видимо, вино всё-таки поспособствовало тому, чтобы все расслабились. Драко давно уже потерял нить беседы, и лишь наблюдал за Гермионой, которая пока что не обронила и слова. Она по-прежнему хмурилась, опустив взгляд вниз. Иногда она слегка улыбалась, когда Джинни говорила что-то забавное, а порой даже кидала короткие взгляды в сторону своих друзей, но никогда не смотрела на Драко.
Его это почему-то начало злить. Он очень хотел увидеть выражение её глаз, угадать, о чем она думает, что творится в её душе, но Грейнджер не дала и малейшей возможности сделать это.

Порой, Малфою хотелось начать с ней разговор, но между ними был Уизли, который активно участвовал в дискуссии, да и, в конце концов, что бы он ей сказал?!..

Вторая бутылка вина была уже наполовину пуста, когда спектакль, наконец, закончился, и на сцене появился знакомый музыкальный коллектив, играющий латинские мелодии. Многие волшебники уже поднялись со своих мест, чтобы потанцевать, и Драко был уверен, что не пройдет и десяти минут, как девчонка Уизли потащит Поттера на танцпол.

- А давайте знаете, за что выпьем? – уже захмелевшим голосом, воскликнул Рон. – Давайте выпьем за прекрасных девушек, сидящих за этим столом! Вы все просто обворожительны!

- Если бы я знала, что ты, Рон, после четвертого бокала вина становишься столь обходительным, я бы тебе навсегда запретила пить огневиски, - смеясь, отозвалась его сестра.

- О, Джинни, что ты такое говоришь! Ещё в те далекие времена, когда мы познакомились, мне было ясно, что из Рона выйдет настоящий мужчина, - многозначительно улыбнувшись, отсалютировала бокалом в сторону Рона Элиса.

Драко фыркнул, увидев, как Уизли довольно зарделся и приосанился от слов Эл.

Идиот.

- Ну, чтож, за дам! – поддержал тост Гарри, и все снова стукнулись.

- А знаешь, Элиса, чтобы не разочаровать твои представления обо мне, я решил поступить, как настоящий мужчина, и пригласить тебя на танец! – осушив свой бокал до дна, поднялся с места Рон и подал руку итальянке, но тут же повернулся к Малфою. – Если твой парень не против, конечно.
Драко не знал, злиться ему или смеяться. Уизли явно дошел до того состояния, когда не понимал, что делает и какие от этого могут быть последствия. Малфой, иронически улыбнувшись, посмотрел на него, а следом на Элису. Он уже собирался едко высказать своё мнение, как итальянка опередила его.

- О, безусловно, я приму твоё приглашение, Рон! И не волнуйся, Драко не будет против, ведь верно?

Эл смотрела на него настороженно, словно прося взглядом не устраивать сцен. Но она могла не беспокоиться – у Малфоя всё равно не было настроения скандалить.

- Ступайте. Только без рук, Уизли, понял? – пригрозил он Рону и тот старательно кивнул в знак согласия.
Как только он это сказал, свершилась невиданная вещь: Грейнджер коротко посмотрела на Драко и тут же отвела взгляд.

Малфой не успел уловить тень каких-либо эмоций в её глазах.

- Гарри, я думаю, нам тоже пора потанцевать! Пойдём же! – как и ожидал Драко, воскликнула Джинни, дергая Поттера за рукав.

- Но, милая, мне так не хочется… - начал было он, но её просящий взгляд всё же заставил подняться его с места.

- А вы пойдете? – обратилась Джинни к Драко с Гермионой, на что те отрицательно покачали головой.

Вскоре, все четверо скрылись в толпе, присоединяясь к общему танцевальному веселью.

Малфой потягивал вино из бокала, незаметно осматривая Гермиону. Она сидела полубоком, закинув ногу на ногу, и периодически нервно заправляла выбившиеся пряди за ухо, наблюдая за танцующими волшебниками. Её кожу уже схватил красивый золотистый загар, с которым резко контрастировало надетое на ней белое коктейльное платье, облегающее её фигуру. Драко нехотя ещё раз отметил, что внешние данные Грейнджер были гораздо лучше, чем он предполагал. Настолько лучше, что скользнув взглядом по её груди, вздымающейся вверх от нервного дыхания, Драко почувствовал напряжение в районе паха.

Словно почувствовав его взгляд, Гермиона резко обернулась.

- Хватит на меня пялиться, Малфой.

Драко на секунду смешался от того, что его поймали, но практически сразу ухмыльнулся, склонив голову чуть набок.

- Прости, Грейнджер, но твоё платье и та поза, которую ты приняла, в совокупе открывают обширные возможности для просмотра. Ну а если учесть, что ты сидишь прямо передо мной, то…

- Хватит, замолчи, - чуть зардевшись, оборвала его Гермиона и развернулась к нему лицом.

Она явно нервничала.

Драко молчал.

- Послушай, Малфой… Мне необходимо с тобой поговорить.

Он поднял удивленный взгляд на Грейнджер, которая, кажется, не находила себе места.

- Я весь во внимании, - спокойно сказал он, вновь приняв невозмутимое выражение лица.

- Не здесь. Тут слишком шумно, - огляделась по сторонам Гермиона и вновь прямо посмотрела на Драко. – Давай выйдем ненадолго?

Малфой оторопел от её предложения.

- Чтож, давай, - просто ответил он, заставив себя не шутить по этому поводу.

Что-то подсказывало ему, что разговор будет крайне серьезным.

Они одновременно поднялись с места и направились к выходу. Гермиона напряженно шла чуть впереди, периодически оборачиваясь для уверенности в том, что Драко следует за ней.

Он и следовал, параллельно гадая, часто ли Грейнджер одевает столь облегающие вещи. На его памяти, это был первый раз. Хотя, какого хрена он может знать, какова Грейнджер в обычной жизни, особенно спустя четыре года с момента их последних систематичных встреч в Хогвартсе?!
Вот именно, он не знал. Но именно в данный момент ему предоставлялся прекрасный обзор на женственные изгибы её фигуры, подчеркнутые платьем. Тонкая талия, плавно перетекающая в округлые линии бедер, и стройные ноги, обутые в босоножки на небольших каблуках, говорили о том, что перед ним шла уже сформировавшаяся молодая женщина.

Драко постарался отвести взгляд от Грейнджер. Он возбудился, как сопливый подросток, лишь посмотрев на женщину. *издец. Не хватало ещё, чтобы она это заметила.

Они вышли из Большого Зала на улицу, но, всё же, вокруг было достаточно шумно. Гермиона растерянно обернулась к Драко и огляделась по сторонам.

- Откровенно говоря, я думала, здесь не так многолюдно…- начала она, но Малфой её перебил.

- Кажется, я знаю одно место. Следуй за мной.

Он пошел вдоль стены здания, в котором они только были, и вскоре неожиданно завернул в едва заметный проем в стене. Сделав несколько шагов, Драко оказался на небольшой мощеной площадке прямоугольной формы, по периметру которой были возведены высокие кирпичные стены без окон. По обе стороны от Драко располагались заколоченные двери, которые, очевидно, раньше использовались персоналом. Он обернулся и увидел, как Грейнджер осторожно последовала за ним, осматриваясь.

- Где мы? – настороженно спросила она.

- Сам не знаю. Случайно обнаружил этот проем, когда гулял.

Воцарилась небольшая пауза, после которой Драко спросил:

- Так о чем ты хотела поговорить, Грейнджер?

Услышав вопрос, Гермиона резко вздохнула, после чего подняла на него свои бездонные карие глаза.

- Я просто хотела сказать… Я…

Она замешкалась, не в силах подобрать слова. Драко же терпеливо смотрел на неё, скрестив руки на груди, и молчал.

- Я очень благодарна тебе, Малфой. Спасибо… Я хотела сказать спасибо, - на одном дыхании выпалила она, собрав всю силу воли в кулак.

Драко скривил губы в ироничной усмешке.

- И поэтому ты приходила сегодня днем, ведь так?

После его слов Гермиона бросила на него короткий удивленный взгляд и слегка покраснела, отведя глаза.

- Я просто хотела поблагодарить, но ты был занят, - скрестила руки на груди она, подобно его манере.

В её голосе проскочила едва уловимая нотка раздражения, и брови Драко удивленно поползли вверх.

- Занят? С чего ты взяла?!

Было видно, что Гермиону какое-то время терзали сомнения, но, в конце концов, она твердо посмотрела на него и холодно сказала:

- Ко мне на порог твоего бунгало вышла голая женщина, завернутая в одну лишь простынь, с растрепанной прической и блаженной улыбкой. Вряд ли она была «не занята» до моего приходя. А если учесть, что вы живете вместе…

Драко какое-то время просто наблюдал за ней, но потом неожиданно рассмеялся.

- Если бы я тебя не знал так хорошо, Грейнджер, то подумал бы, что ты ревнуешь!

- Но, к счастью, ты знаешь меня хорошо, чтобы понять, что это полный бред, - отпарировала Гермиона и почему-то немного покраснела.

Драко усмехнулся.

- В общем, я просто хотела сказать спасибо, не смотря ни на что. Ты спас мне жизнь, Малфой, поэтому я прощу тебе все насмешки и колкие слова! Это, конечно, лишь малая часть того, что я могу сделать, но с чего-то надо начинать.
В Грейнджер было столько достоинства и гордости, когда она произносила эти слова, что Драко даже стало подташнивать от этого хреного благородства. Но, помимо этого, что-то такое промелькнуло в её глазах, что моментально отрезвило Малфоя. Нет. Нет, Грейнджер. Не смотри так! Не смотри, иначе…

Решение пришло мгновенно.

- Стоп. Чтобы ты знала, - начал он, без тени усмешки на лице. – Можешь себя не утруждать извинениями и массовым прощением всех моих деяний. Это был простой расчет.

Как он и ожидал, Гермиона непонимающе захлопала глазами, качнув головой.

Отлично, значит работает.

- Расчет? Что ты такое несешь, Малфой?

Драко сощурил глаза, пристально посмотрев на неё, после чего начал медленно прохаживаться из стороны в сторону.

- Знаешь ли ты, Грейнджер, как погиб Крэбб, если ты помнишь такого, конечно?

Гермиона молчала.

- Я думаю, знаешь. Тогда, в выручай-комнате, по иронии судьбы, Поттер спас мне жизнь. Крэббу повезло гораздо меньше. Он погиб от огня, который сам и вызвал.

- И что ты хочешь этим сказать? – спросила Гермиона упавшим голосом.

- О, Грейнджер, я думаю, ты уже знаешь ответ.

Она опустила вниз глаза и не сказала ни слова на это.

Драко понимал, что его слова жестоки, но он не мог поступить иначе. Если он сейчас не остановит её, если не остановит себя, то потом будет слишком поздно.

- Я озвучу, если ты так хочешь. Я спас тебя лишь потому, что таким образом я расплатился с Поттером. Своего рода, ответная любезность. Не люблю, когда я кому-то должен.

Грейнджер стояла, пораженная его словами. Она смотрела на него во все глаза, но вскоре её лицо исказилось от отвращения.

- Ты мерзок, Малфой!

- Мне жаль, что пришлось сказать тебе правду, но... Что поделать! Я никогда не пылал благородными намерениями.

- Нет, Малфой, ты мерзок, потому что врешь сам себе! Лживый ублюдок! Чего ты этим добиваешься?

Драко никак не ожидал такого поворота событий. Он на какое-то время оторопел.

Воспользовавшись его замешательством, Гермиона шагнула к нему, пылая от злости.

- Я помню, как это было Малфой. Я помню, как ты вел себя, помню твои слова, твои действия. Ты тащил меня до самого берега! Не давал мне потерять сознание. Я слышала, как ты звал меня по имени! И после этого ты утверждаешь, что всё это было лишь простым чёртовым расчетом?!

Грейнджер, безусловно, была умна, глупо было предполагать, что она поведется.

Её слова словно просачивались сквозь Драко, разъедая его изнутри. Каждая фраза отдавалась болью, отчего злость поднималась в нём всё больше.

- Значит, ты меня раскусила, Грейнджер, так? – грудным голосом негромко спросил Драко, стараясь совладать с клокочущей в нём злобой. – Почему же, по-твоему, тогда я тебя спас, долбанная ты наша Трелони?

Гермиона какое-то время напряженно всматривалась в его лицо, после чего всплеснула руками.

- Откровенно говоря, я сама не знаю. Может быть, в тебе хоть на миг всё-таки проснулось то самое благородство, от которого ты так отчаянно пытаешься откреститься. А может, была ещё причина, но уж точно ты меня спасал не из-за какого-то гребаного расчета!

Драко внезапно почувствовал себя безумно уставшим.

- Послушай, Грейнджер, я не собираюсь сейчас возвращаться к событиям того хреного дня, тебе ясно? Если хочешь это обсудить, можешь найти свободные уши где-нибудь в логове Уизли! Главное, мы живы, что уже само по себе хорошо.

Гермиона как-то странно посмотрела на него и внезапно недобро рассмеялась.

- Брось, Малфой, можно подумать, тебе было когда-либо плохо! Тебе на всё наплевать! Сомневаюсь, что у тебя вообще есть какие-либо чувства. Ты наверняка даже не знаешь, что это такое, чувствовать!

- Заткнись, Грейнджер, ради всего святого, заткнись, - прошипел Драко, угрожающе наступая на неё, как будто собирался её ударить.

- А знаешь, Малфой, я почти уверена в том, что если бы я утонула или сдохла бы у тебя на руках, тебе было бы наплевать! Тебе с самого начала было наплевать на всю эту ситуацию!

И тут в Драко что-то щелкнуло.

Он едва осознал, как толкнул Грейнджер к стене и с силой прижал её плечи своими руками. Она вскрикнула от боли, когда стукнулась головой о холодный камень стены.

- Мне не наплевать, гребаная ты дура! Ты это хотела услышать? Этого добивалась?! – с силой встряхнул Драко Гермиону, от чего та ещё раз ударилась затылком. – Ах, точно ты что-то говорила про правду! Так вот тебе правда – мне было не наплевать с самого начала!

Гермиона яростно смотрела на него, пытаясь вырваться, но Малфой крепко держал её.

- Я всё сделал, чтобы не дать тебе утонуть, приложил максимум усилий, чтобы спасти твою гразнокровную задницу! Ты и представить не можешь, сколько я потратил сил! И для чего? Чтобы выслушивать эти твои вонючие слова?!

- И всё же, видимо, недостаточно ты истратил свои драгоценные силы, раз смог беззаботно трахаться со своей подружкой, ты, лживый урод! – выплюнула Гермиона, с ненавистью смотря Малфою прямо в глаза.

- А тебя так и разъедает изнутри, Грейнджер, то, что я трахаюсь, в то время, как у тебя секс присутствует разве что в книгах! И это неудивительно, гребаная забитая заучка!

- Значит, неудивительно, Малфой? – перестав сопротивляться, едко начала Гермиона, сверкнув глазами. – В таком случае ответь мне, почему же ты тогда, в клубе, поцеловал эту гребаную забитую заучку?

В её взгляде сквозило такое презрение, что Драко невольно поежился.

- Поцеловал? Так ты называешь непроизвольное соприкосновение губ во время танца, которое поцелуем могут назвать, разве что, дети?! Грейнджер, я подозревал, что Уизли не особо искусен в любовных делах, но не до такой же степени! – скривил он рот в усмешке. – Могу поспорить, ты даже никогда не целовалась с языком.

- Ты несешь бред, Малфой!

- О, Грейнджер, судя по твоим фразам, я говорю правду! Теперь ясно, почему тебя так задевает вопрос секса. Я уверен, тебя до сих пор ещё никто по-нормальному не оттрахал!

Драко подошел к ней почти вплотную, едва соприкоснувшись с её телом.

– А теперь признайся, Грейнджер, в ту ночь ты хотела, чтобы я тебя трахнул.

Гермиона занесла руку для пощечины, но Малфой моментально среагировал и поймал её, прижав к стене над головой Гермионы. Тогда она попыталась оттолкнуть его второй рукой, которая так же была схвачена.

- Что, невыносимо слышать правду?!

- Да пошёл ты, больной извращенец! – пылая, выплюнула Гермиона.

- Тише, Грейнджер, не стоит так волноваться. Мы оба знаем правду. Ты хотела, чтобы я тебя трахнул, когда я делал так…

Малфой прижался к ней всем телом, таким образом, чтобы она могла чувствовать его возбужденную плоть сквозь одежду.

- И так…

Он требовательно провел своей рукой по её бедру, задирая тонкую ткань юбки.

- А ещё вот так…

С этими словами он еле ощутимо коснулся губами её шеи, слегка проведя по ней языком, и Грейнджер порывисто вздохнула. Она в очередной раз попыталась вырваться, но безрезультатно.

- Отпусти меня сейчас же, Малфой! – глухо произнесла она, и Драко заметил, как её глаза блеснули от подступивших слез.

- Отпустить тебя, когда мы даже не дошли до самого интересного? – с деланным удивлением спросил он. – Ты действительно хочешь этого?

- Да, тупица! Хочу!

Драко поцокал языком.

- Кажется, ты говорила мне, что я лгу, Грейнджер? Нехорошо обвинять других в своих же пороках! Уж поверь, я знаю, ты хотела бы большего… Или не хватает смелости самой себе в этом признаться?

С этими словами рука Драко переместилась с внешней стороны бедра Гермионы на внутреннюю и скользнула вверх. И когда его пальцы коснулись мягкой ткани её трусиков, Грейнджер сломалась. С её губ сорвался стон и она инстинктивно сжала ноги, качнув бедрами.

- Я же говорил, тебе понравится! – жарко прошептал ей на ухо Драко и, придавив её своим телом, посмотрел ей в глаза, соприкоснувшись носами. – А теперь только скажи, что ты не хочешь меня!

- Я ненавижу тебя, похотливый ублюдок, ненавижу! – закричала Гермиона, еле сдерживая слёзы от унижения.

Драко торжествовал. Она должна была получить по заслугам.

- О, Грейнджер, ты не представляешь, как это взаимно. Но ты так и не ответила. Ты хочешь меня или нет?

Он двинул пальцами по ткани трусиков вверх и вниз, от чего Гермиона судорожно вздохнула и прикусила губу, чтобы сдержать стон.

Её глаза пылали ненавистью и желанием, тело трусило от возбуждения и страха, и Драко это заводило ещё больше. Но когда она качнулась навстречу его пальцам, он понял, что не в силах сдержаться.

- Я так и знал, грязнокровная шлюшка…

С этими словами он яростно впился в её губы, языком врываясь в глубины её рта. Ему это было необходимо, слишком необходимо. Грейнджер сначала не отвечала на поцелуй и пыталась увернуться от его требовательных губ, но вскоре Драко почувствовал, как её челюсть разжалась, и робкий язычок скользнул к нему в рот. Ощущения были настолько яркими, что Драко пробила дрожь от возбуждения. Они целовались неистово, словно пытались выплеснуть всю злость, боль, отчаяние, скопившиеся за эти дни. Драко не заметил, как отпустил руки Грейнджер, и она на какие-то пару секунд обвила ими его шею, притягивая его к себе ещё сильнее.
Но внезапно он почувствовал, что что-то не так. Руки Гермионы исчезли с его тела, она отстранилась от него и резко оттолкнула.

От неожиданности, Драко отшатнулся назад, едва удержав равновесие.

- Какого чёрта, Грейнджер?

- Вот именно, какого чёрта, Малфой? Какого чёрта мы делаем? – пылая и тяжело дыша, воскликнула она. В её глазах читалось ещё неостывшее желание с горечью одновременно.

Она смахнула слёзы.

- Я… Я не хочу тебя больше видеть. И надеюсь, этот гребаный курорт исполнит моё желание!

С этими словами она резко повернулась и стремительно пошла к проходу.

Драко не стал её держать. Его словно окатили ледяной водой.

Грейнджер была права.

Какого чёрта?..


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-16436
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: seed (27.10.2015) | Автор: JaneEvans
Просмотров: 428 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 2
+1
2 lyolyalya   (16.04.2016 20:44)
Начало есть. cool
Но все это только начало.... думаю, они еще долго будут идти к пониманию своего состояния, точней, ТОГО ЧТО ОНИ ЧУВСТВУЮТ К ДРУГ ДРУГУ

+1
1 Bella_Ysagi   (27.10.2015 23:51)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]