Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13564]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3659]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Завтра я снова убью тебя
Что бы вы сделали, если бы судьба предоставила вам шанс вернуться назад? Если бы вы, была на то воля бога или дьявола, проживали один последний день жизни снова и снова, снова и снова, снова и снова?
Мини, завершен.

Теряя, обретаем…
Эдвард устал от холостяцкой жизни и ненавидит праздники, потому что проводит их в одиночестве. Но случай поможет изменить все.
Мини. Завершен.

Мой развратный мальчик!
На протяжении всей своей жизни я была пай-девочкой, которая гонялась за плохими парнями. Но кто-бы мог подумать, что мои приключения закончатся у Итальянского Мафиози - Эдварда Каллена?

В лунном свете
Через несколько секунд меня бережно положили на прохладную постель и укрыли одеялом. Уплывающим сознанием я успела заметить небольшую улыбку на губах Деметрия, который выходил из комнаты. А может, мне это просто показалось…

Сталь и шелк или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг.

Женюсь на первой встречной
Драко сидит с Блейзом в маггловском кафе и обсуждает решение отца женить его на Астории Гринграсс. Младшему Малфою не слишком нравится, что отец решает все за него, и теплых чувств к Астории Драко не испытывает. В запале он обещает жениться на первой, кто войдет в кафе.

I scream/Ice cream
Беременность Беллы протекала настолько плохо, что Карлайл и Эдвард все же смогли уговорить ее на "преждевременные роды", уверяя, что спасут ребенка в любом случае. Однако, кроме Ренесми, на свет должен был появится еще и Эджей, развившейся в утробе не так как его сестра.
Новая альтернатива на сайте.



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 433
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Кукловод

2016-12-5
18
0
Кукловод


Категория: Переводы
Номинация: Супер дарк

Автор: -
Переводчик: -
Бета: -
Жанр: Horror/Suspense
Рейтинг: М
Пейринг: Канон
Саммари: Я управляю тобой, дергая за ниточки. Играю твоим разумом, разбиваю надежды. Ослепляю тебя, и ты не видишь больше ничего. Назови мое имя, потому что я услышу твой крик.

Фандом: Сумеречная Сага




1
Сквозь деревья прорезался лунный свет, отбрасывая длинные тени, танцующие на опавших листьях. На поляне, в оглушающем стрекоте тысяч сверчков, стоял мужчина. Под светом луны сияло лезвие его мачете, с кончика которого капала темно-красная кровь, падая прямо на сухие листья. Он сделал глубокий выдох, его горячее дыхание создавало облачка пара в холодном ночном воздухе.

Он прищурился под маской, глядя на домик, стоявший на другой стороне поляны. Внутри не горел свет, для любого наблюдателя дом показался бы пустым, необитаемым. Но он знал — она была внутри. Единственная оставшаяся из десяти человек, внезапно решивших отправиться в поход, пока не стало совсем холодно.

Но никого больше из ее компании не было в живых. Лишь окровавленные, изувеченные тела, оставленные разлагаться. Подняв ногу в тяжелом ботинке, он сделал шаг, шорох листьев и хруст веток вызывали странное ощущение возбуждения, формировавшееся где-то в районе живота. Она знала, что он где-то рядом. Знала, что он придет за ней.

Старые деревянные ступени заскрипели под тяжестью его веса. Девушка зажала рот обеими руками, пытаясь заглушить вызванное ужасом рваное дыхание. Она тряслась, и ее сердце билось так громко, что она была уверена — он слышал, как оно бьется о ребра. Дверь протестующе заскрипела, медленно открываясь, в проеме показался силуэт мужчины, со спины освещаемого луной. Мужчины, который вспорол животы ее друзей и обезглавил их.

Ее припухшие, красные глаза расширились от ужаса. Она наблюдала, как приближается его тень, как показался носок его ботинка. В попытке сделаться еще меньше, незаметнее она прижала колени к груди. Но в бедно обставленной комнате с пыльными простынями практически не было места, где можно было бы спрятаться. Ей нужно было сбежать. Остаться внутри — значит умереть. Как умерли ее друзья.

Убийца посмотрел слева направо, окидывая взглядом комнату. Он чуял ее. От запаха ее страха, перемешанного с отвратительным ароматом ее парфюма, щипало глаза и выделялась слюна. Он ненавидел все, что она собой представляла, но также и страстно ее желал. Ее ужас. Ее беспомощность.

От желания порезать ее кожу, пролить ее кровь адреналин бушевал в венах. Он с нетерпением ждал момента, когда сможет прикрыть глаза и насладиться мелодией ее криков. Он раскрасит стены ее кровью.

Возбуждение подтолкнуло его дальше. Паника заставила ее отреагировать. Она дернулась, спиной ударяясь о стену, отчего по комнате раздалось гулкое эхо. Убийца улыбнулся под маской. Стремительные шаги — один, второй, третий — приближали его к жертве. Девушка закричала. Чувство самосохранения испарилось, ее разум затмил всепоглощающий страх.

Она вскочила на ноги и закричала от боли, когда лезвие мачете вонзилось глубоко в ее живот. Кровь брызнула на пол, как только нападавший вырвал оружие, снова задевая ее внутренние органы. Девушка напряглась, прикрывая руками теперь уже открытую рану. Покачнувшись вперед, она подняла окровавленную руку, чтобы опереться о стену — она все еще не оставляла тщетной попытки сбежать.

Всепоглощающий жар охватил ее, когда лезвие снова коснулось ее кожи. Она попыталась закричать, но звук был заглушен булькающей в горле кровью. Рукой, по которой стекала кровь, она со шлепком коснулась окна. Колени подогнулись, в комнате потемнело — девушка падала, проводя ладонью по стеклу, до последнего пытаясь удержаться, пока не рухнула на пол.

Он возвышался над ней, на губах, спрятанных за покрытой кровью маской, играла зловещая улыбка. Бросив последний удовлетворенный взгляд на окровавленное тело и спутанные светлые волосы, мужчина грациозно покинул дом и направился к себе. Там он будет дожидаться, укрытый тенью, следующей группы неудачливых дураков, решивших отправиться в поход.

***

На расстоянии не более сотни миль от того места Белла забросила спортивную сумку на заднее сидение своего джипа и захлопнула дверь. Взяв своего парня за руку, она одарила его теплой улыбкой и поцеловала.

— Все готовы?

Он широко улыбнулся и прижал ее крепче к себе.
— Да, мы поедем на трех машинах, чтобы не тесниться. Уверена, что хочешь этого?
Ободряюще кивнув, она села за руль.
— Да, малыш. Конечно. Я люблю походы.

2
Белла сделала глубокий вдох, от знакомого древесного запаха в животе образовался узел.

— Мне тут нравится, — выдохнула она, закрывая дверь машины.
— Красиво, — прокомментировала Эсме. Забросив рюкзак на плечо, она посмотрела в сторону двух домиков. — Есть разница, в каком из них жить?
Белла помотала головой.
— Не для меня. Эд, есть предпочтения?
— Не-а, главное, чтобы там была кровать — мне достаточно. — Он хитро посмотрел на Беллу, озорная улыбка играла на его губах.
— Снимите номер, — крикнул Карлайл. Обняв Эсме, он наклонился и поцеловал ее в шею. — Хотя я с ним согласен.

К группе присоединилась Кейт, картинно прижав ладони к груди.
— Неужели джентльменов совсем не осталось?

Гаррет встал рядом с ней и покачал головой.

— Не смотри на меня. Я такой же пошлый, как и они. Можешь поискать Бена. Надежда только на него.
— Вы все придурки, — рассмеялась Эсме, толкая локтем в бок Карлайла.
— Сколько раз ты уже здесь была? — спросил Бен, как только они с Анжелой подошли ближе.
— Раньше мы с родителями приезжали сюда каждое лето. Когда они, — Белла сделала успокаивающий вдох, — когда они погибли, я училась в шестом классе. Я находилась в машине вместе с ними в их последние минуты жизни. После этого мне было очень тяжело. Единственное, что успокаивало меня — это место. Так они казались ближе. Тетя привозила меня сюда каждое лето, пока я не стала водить сама. — Она пожала плечами и опустила взгляд. — Это стало своего рода традицией.

Сильные руки обернулись вокруг Беллы со спины, а теплые губы прижались к шее.

— Я рад, что смог приехать с тобой, детка.
— Я тоже, Эд. — Белла сжала его руки, сердце сильно забилось в груди.
— Пойдемте, девочки, отнесем вещи и решим, что хотим на ужин, — предложила Эсме.

Белла улыбнулась и освободилась из объятий.
— Звучит неплохо. Можем разобрать сумки и посидеть немного в одном из домиков.

Анжела и Белла направились в один дом, Кейт и Эсме — в другой. Закинув спортивные сумки в спальни, Белла и Анжела вернулись на кухню, чтобы убрать продукты.

— Разве ты не говорила, что в прошлом году этот парк закрывали?
— Да, почти на год. Кажется, стая волков подобралась слишком близко к лагерю и пострадали люди.

Анжела тяжело сглотнула, глаза расширились.
— Но сейчас же их нет, правда?

Белла шагнула ближе и успокаивающе обняла девушку.
— Конечно. Их отправили в заповедник или еще куда-то. Уверена, та еще была шумиха в новостях.
— Ого, а что это тут такое? — спросил Бен, многозначительно поигрывая бровями.
— Боже, ты ничем не лучше Эда, — простонала Анжела, закатывая глаза.
— Кто не лучше меня?
— Бен. Он не больший джентльмен, чем вы, придурки. — Белла прикрыла глаза, когда он нежно поцеловал ее в лоб.
— Ты в порядке? — прошептал он, обхватывая ладонью ее лицо и приподнимая.
— Да. Думаю, мне нужно на воздух. Скоро вернусь.
— Уже почти стемнело. Будь осторожной.
— Да, сэр. — Белла отсалютовала ему и развернулась на пятках, исчезая за дверью.

Пока вся компания начала готовить ужин и напитки, Белла лавировала между деревьями, направляясь к озеру. Она втянула руки в рукава свитера и обняла себя. Зубы стучали друг о друга, волосы били по лицу от холодного ветра, шедшего от темной покрытой рябью воды. Она вспомнила родителей и то, как каждое лето они отдыхали на пристани, видневшейся впереди. На улице стемнело, и на небе стали появляться сверкающие звезды. Девушка напряглась, услышав хруст веток.

— Привет, — тихо произнес знакомый голос.
— Ты меня напугал. — Белла откинула голову ему на плечо и сжала руки, обвившие ее талию.
— Я скучал по тебе.
— Меня не было не так уж долго, — пробормотала она, слегка улыбаясь.
— А мне показалось, что прошла вечность.
— Прости. Мне просто так нравится здесь. И всегда нравилось. Что-то привлекательное есть в этой тишине.
— Это намек, чтобы я оставил тебя одну?
— Никогда.
— Скажи мне, — умолял он, пока его руки поднимались к ее груди.
Белла повернулась к нему лицом.
— Я хочу, чтобы ты никогда не оставлял меня, Эдвард. Никогда.
Он наклонился, обдавая ее горячим дыханием, и прижался своими холодными губами к ее.
— Тебе пора возвращаться, — прошептал он, крепче сжимая девушку. — Ты мерзнешь.
— А ты?
— Мне надо отлить. И я буду сразу за тобой.
На губах Беллы медленно растянулась улыбка.
— Да?
Он так же улыбнулся.
— О, да. — Оставив поцелуй на кончике ее носа, она развернул ее и шлепнул по заднице. — А теперь иди.

Хихикая, Белла побежала к домикам. Она не осознавала, что ей тоже нужно в туалет, до этого момента. Выбравшись из леса, она взлетела по ступенькам и понеслась в дом. Свет не горел, внутри никого не было. Решив, что все отправились во второй дом, она быстро посетила уборную, а после переоделась в более удобную одежду. Осмотрев себя в зеркале, она взяла телефон и направилась к ребятам.

Как только она открыла дверь, на нее напала Кейт, пьяно хихикая.
— Белла, скажи Эду, что я его точно перепью.

Усевшись на диван рядом с ним, Белла с довольной улыбкой посмотрела на Кейт.
— Эд, — начала Белла серьезно, с непроницаемым выражением лица, — Кейт абсолютно точно может выпить тебя под столом.

В комнате на мгновение повисла тишина, а потом все согнулись пополам от смеха. Они пили и рассказывали истории. Легкая, радостная атмосфера разительно контрастировала со злом, рыскающим за окном. Мужчина беззвучно переходил от машины к машине. Перерезая и вырывая провода, он вывел из строя все три транспортных средства одно за другим.

Его дыхание клубами пара окружало покрытое маской лицо, по венам несся адреналин. Оставшись довольным своей работой, он скрылся среди деревьев и ушел домой. Войдя внутрь, он опустился на диван и прикрыл глаза, задумавшись о крови, которую прольет. О боли, которую он причинит, и смерти, которую принесет. Пробежав большим пальцем по лезвию мачете, он улыбнулся, когда оно прорезало кожу, и теплая кровь струйкой побежала по сияющей серебристой поверхности. Но этого было недостаточно. Он хотел большего. Хотел их крови.

И он ее получит.

3
— Ребята, а как насчет купания голышом? — пьяно протянула Кейт, неуверенно слезая со своего места на кровати.
— О, черт. — Гаррет встал рядом с ней, проливая пиво из-за резкого движения. — Я всеми конечностями за.
— В озере очень холодно, — рассмеялась Белла.

Гаррет улыбнулся.

— Черт. Да это даже лучше!
— Тебе это не пойдет на пользу, Гар, — сказал Карлайл. — А из того, что я слышал, тебе нужна любая помощь, какую можешь получить.
— Но-но-но! Никто не жаловался.
— Я что, одна? — Кейт посмотрела на каждого, остановив взгляд на Анжеле, которая пожала плечами и ответила: — Это не совсем мое.
— Вы такие скучные. Тогда я пойду нырять как полярный мишка в одиночестве. Мне плевать. — Спотыкаясь, она направилась к двери, открывая ее и впуская холодный ночной воздух. Гаррет последовал за ней, прижимая руки к груди от внезапного контакта с холодом.

Кейт забросила руку ему на шею и рассмеялась, едва не уронив их обоих. Они шли, опершись друг о друга, пока не оказались у пирса, нависающего над водой. Кейт сбросила кроссовки, затем расстегнула джинсы.

Эсме подошла к ней.

— Ты серьезно собираешься это сделать?
— Ага, — сказал Бен, бросая полотенце к босым ногам Кейт. — Разве ты не протрезвеешь после этого?
— Точно. Детка, может, не стоит? — Гаррет коснулся ее плеча, надеясь, что она передумает, но ее не интересовало его мнение.
— Я ныряла и раньше. Просто прыгну и выйду из воды. Ныряние полярных мишек. — Кейт с улыбкой сняла рубашку через голову. — Вы слишком сильно волнуетесь.

Они смотрели, как девушка прыгнула в озеро, вереща во все горло о том, какая вода холодная. Промокшая и трясущаяся, Кейт вышла из воды и завернулась в полотенце. Она отвернулась от смеющихся друзей и заметила несколько домиков на другой стороне озера.

Они были темнее других, скрытые деревьями от лунного света. Внутри у Кейт все перевернулось. В мыслях появилось что-то странное, и она развернулась к своим друзьям.

Их смех эхом разносился сквозь ночь и лес, достигая противоположного берега. Белла вцепилась в жилистую бледную руку, ее голова покоилась на плече парня, пока он шептал секретики ей на ухо. В свете луны было видно его потрепанные волосы, которые так отличались от ее послушных локонов.

— Белла, — прервала их Кейт.

Девушка подняла голову и натянула на лицо улыбку.

— Те дома вон там… что с ними? — зубы Кейт стучали. Гаррет заметил это и прижал ее к себе.
— Не знаю, — ответила Белла. — Я там ни разу не была. Родители всегда говорили, что это слишком далеко.
— Там как будто живут привидения, — добавила Анжела. — Они там есть?
— Э, не думаю? — Белла с усмешкой покачала головой.
— Давайте отведем Кейт в тепло. Кажется, она наконец-то понимает глупость своего поступка, — предложил Карлайл.

Кейт сильно тряслась в руках Гаррета, когда он повел ее в сторону их дома. Анжела подняла одежду и обувь девушки и пошла за ними.

Оказавшись внутри, они включили обогреватель на стене на полную мощность.

— Оно того стоило? — спросила Белла, прижимаясь к твердой груди Эда. Она пальцами чертила линию от его бедра до колена. Через джинсы он ощущал жар, исходящий от ее пальцев. Он провел рукой по волосам, стараясь отвлечься.
— Нет, — рассмеялась Кейт, делая глоток из новой бутылки пива.
— Вот, это покрепче. Сразу согреешься. — Бен протянул ей бутылку текилы, которую девушка с радостью приняла.

Они пили, смеялись, и ночь плавно перешла в раннее утро. И все это время чужак находился неподалеку и подслушивал.

— Кажется, меня сейчас стошнит, — сказала Анжела, встала на четвереньки и поползла в сторону входной двери. Бен последовал за ней, закрывая дверь. Его накрыло чувством вины: он не помешал ей и позволил выпить слишком много текилы. Доведя ее до травы, он снова и снова извинялся, пока ее выворачивало.

Сумасшедшая улыбка изогнула губы мужчины при мысли о том, что сейчас случится, когда с шумом распахнулась дверь дома. Поднявшись из полуприседа, он подобрался ближе к упавшей пьяной Анжеле.

Девушка простонала, прикрывая рот рукой.

— Пойдем, я отведу тебя внутрь, — сказал Бен. Он положил руку ей на спину и потянул за собой.

Девушка сделала шаг, но от движения ей снова стало плохо. Она вырвалась из рук Бена и пошла к боковой стене дома.

Анжела покачала головой.
— Нет. Я не могу. Иди внутрь, я пока буду здесь.

Мужчина улыбнулся под маской, как только она исчезла за углом. Со злобным огнем в глазах он сосредоточился на ничего не подозревающем Бене.

Тот совершенно не знал, что произойдет.

4
Бен кинул последний взгляд за спину, морщась от звуков, исходящих от Анжелы, когда мужчина вышел из тени. Его пальцы сжались вокруг деревянной ручки, окровавленное лезвие блеснуло в лунном свете. Мачете с легкостью вошло в спину Бена, кончиком задевая внутренние органы. Бен посмотрел вниз, рот открылся в немом крике, когда лезвие вышло через его живот.

В уголках губ появилась кровь, водопадом стекая по подбородку. Она пузырилась и булькала в горле, мешая ему говорить, его сердце пропускало удары. Мужчина уперся ногой в спину Бена и резким движением вытащил лезвие. Тело опало на землю прямо к его ногам.

Улыбка на губах убийцы стала шире. Глаза сияли от возбуждения, когда он запустил пальцы в пропитанные кровью волосы Бена и потащил тело глубже в лес.

— Бен? — внутри у Анжелы все подпрыгнуло, голова закружилась, когда сзади раздался хруст ветки. — Я же сказала, что со мной все будет в порядке. Тебе не нужно это видеть. — Она снова почувствовала неконтролируемый приступ рвоты, в носу защипало, во рту появился неприятный привкус желчи.

Вытирая рот, она жалела, что выпила так много. Девушка не помнила, когда в последний раз напивалась так сильно, а ведь у нее были планы на сегодняшнюю ночь. В сумке лежало черное белье, ожидавшее своего часа. В сумочке — нераспечатанная коробка презервативов. Хрустнула еще одна ветка, в этот раз уже ближе, пугая ее и снова провоцируя тошноту.

— Пожалуйста, уйди… — мольба Анжелы была прервана ударом в челюсть. Она покачнулась и упала, лицо охватила ослепляющая боль. Моргнув, она медленно приняла сидячее положение, пытаясь сфокусировать зрение. Зрачки расширились от ужаса, когда она заметила темные глаза за грязной маской.
— Не делайте мне больно, — невнятно пробормотала она, дотрагиваясь до разбитой губы. Ее рот был полон крови. Из горла вырвался всхлип, когда под пальцами раскрошились нижние зубы.

Мужчина смотрел на нее сверху вниз, от вида крови он ощутил восторг, и его сердце забилось сильнее. Он опустился на колени, на губах — жестокая улыбка, и убрал с ее лица влажные от пота волосы.

— Пожалуйста… — дезориентированная и сбитая с толку, она показала ему ладонь, с лежащими на ней зубами. — Помогите мне.

Он ничего не ответил. Вместо этого он поднял кулак и снова ударил ее по лицу. Важный шлепок заглушить мог разве что звук от падения девушки на землю. По его спине пробежала дрожь, кожа покрылась мурашками от вида ее искривленного болью лица.

Обхватив за девушку талию, мужчина забросил ее на плечо. Лезвие мачете тащилось по земле, пока он уносил полубессознательное тело глубже в лес. Он уже прислонил Бена к стволу дерева, и теперь казалось, что он сидел в ожидании.

С Анжелой убийца заморачиваться не стал. Тело с шумом рухнуло на землю прямо рядом с парнем. Некоторое время мужчина стоял и любовался своей работой. Казалось, что парочка спала, наслаждаясь компанией друг друга. Но он не мог стоять всю ночь и тратить время.

С нетерпением он шагнул ближе, раздраженный тем, что Анжела до сих пор не пришла в себя. Он не стал будить ее — вместо этого просто занес мачете и резко вонзил лезвие в ее ногу. Хруст кости и оглушающий крик девушки эхом разнеслись по лесу.

Она отчаянно пыталась уйти, отодвинуться, но лезвие только вошло дальше в ее бедро, разрывая мышцы и сухожилия. Из раны лилась кровь, густая и липкая.

Он наслаждался ее болью.

Когда мужчина убрал мачете, она решила, что он закончил, и посмотрела на него, подняв окровавленное и залитое слезами лицо. Он склонил голову на бок, осматривая девушку, а потом рубанул по руке.

Убийца вырвал орудие, когда она вцепилась в лезвие, чуть не разорвав другую руку надвое. Снова и снова он наносил удары. Дыра там. Порез здесь. Ее крики звучали словно музыка. Темная, мрачная мелодия, которую он мог слушать вечно.

Мучительно медленно подняв мачете, он коснулся кончиком лезвия ее нижней губы. Слезы, сопли и кровь смешались на лице девушки. Тело обмякло, в глазах мутнело. Она не могла говорить и едва ли двигаться, когда делала последние вздохи.

Мужчина толкнул лезвие дальше в ее рот, вызывая последний всплеск адреналина, вызванного страхом. Подняв не порезанную руку, она обернула пальцы вокруг острого ножа. Глаза, расширившиеся от ужаса, остекленели, когда он толкнул мачете вперед, прямо в ее череп. Он мимолетно задумался о том, каков вкус металла на языке, а после вытащил лезвие, и два отрубленных пальца упали на землю.

Он не стал закапывать их. Даже не обернулся, когда направился прочь из леса, чтобы следить за оставшимися. И ожидать следующую жертву.

5
Мужчина рыскал по лесу вокруг домов. Он жаждал больше крови, больше боли. Но чем дольше он ждал, тем больше понимал, что не хочет, чтобы эта игра заканчивалась. Он не был готов снова остаться в одиночестве. Он хотел видеть своих жертв нервными, взвинченными. Чтобы они знали, что умрут, и ничто не сможет их спасти. Бросив мимолетный взгляд на домик, он скрылся среди деревьев.

Белла простонала, в голове будто стучали молоточки. Перевернувшись на бок, она увидела теплую бледную кожу и растрепанные волосы.
— Доброе утро.
— Твою мать, нет. Еще рано вставать, Би. Не приставай ко мне с этим дерьмом.
— Не срывайся на мне, Эд, — она сделала акцент на сокращенном имени, раздраженная его ворчливостью. — Это ты решил поиграть в литрбол с Кейт. Наверное, тебе надо было заканчивать с алкоголем, когда мы пошли на озеро.
— Я знаю, — протянул он. — И я знаю, как ты могла бы мне помочь.

Белла завизжала и вскочила с кровати, когда его рука скользнула меж ее бедер.
— О, нет, даже не думай. Ты не можешь вести себя как придурок, а потом приставать ко мне. Так что либо вставай, либо иди подрочи.

Она захихикала над его недовольным видом и направилась на кухню. Анжелы и Бена нигде не было, и Белла включила кофеварку. Она как раз доедала тост, когда наконец неторопливо вошел Эдвард.

— А где наши А и Бэ?

Белла закатила глаза.
— Без понятия. Еще не выходили из комнаты. — Сделав глоток кофе, она подняла голову и наткнулась на пару покрасневших глаз, горящих озорством. — Что ты задумал?
— Как думаешь, они наконец-то трахнулись?
— Боже! Да это тебя вообще не касается.

Проигнорировав ее возмущенный крик, он подкрался к спальне Анжелы и Бена и прислонился к двери. Улыбка сошла с губ, брови нахмурились, когда он не услышал ничего, кроме тишины. Он распахнул дверь и открыл рот.

— Эти придурки даже не здесь! Что еще за фигня такая? Я хотел подробностей от Бена.
Белла хихикнула и покачала головой.
— Ох, Эдвард, — с улыбкой пробормотала она. — Может, они с утра решили погулять?
— Ну, это стремно. Пойдем проверим, проснулись ли остальные. Так как из-за тебя мне пришлось дрочить, я чувствую себя немного лучше. Остальное поправит пиво.

Взявшись за руки, они пошли ко второму дому. Их друзья были не в лучшем состоянии — с похмельем и заторможенные.

— Да не могли они пойти гулять, — прошептала Кейт, зажимая голову руками. — Вы что, не слышали, как она блевала ночью? Так противно.
— Точно. Может, они вырубились за домом? — предположила Эсме.
— Или они уединились на заднем сидении машины, — рассмеялся Карлайл.

После позднего ланча они заглянули в машины и позволили себе еще немного расслабиться, прежде чем начали волноваться.

— Наверное, нам стоит пойти и поискать их. — Гаррет заерзал и посмотрел на друзей.

Все промычали что-то одобрительное.

— Скоро стемнеет, давайте разобьемся на пары, так мы сможем обойти больше.
— Хорошая идея, Карлайл. Вы с Эсме идите к озеру.
— Мы пойдем проверим тропинки, — вызвалась Белла.
— Хорошо. Мы с Кейт осмотрим все за домами. У всех есть с собой мобильные?
— Они не работают.
Гаррет простонал.
— Все будет хорошо. Не дольше двух часов, ребята. Если обнаружите их — кричите. Зажгите огонь, включите весь свет. Сделайте что-нибудь, чтобы подать остальным сигнал.

Каждый кивнул в согласии, и все разошлись в разных направлениях.

— Эй, Кейт, я хочу зайти за курткой и поискать фонарик. Не уходи без меня, я сейчас вернусь.
— Хорошо. — Кейт сглотнула комок в горле и обняла себя, когда Гаррет скрылся в доме. Оставшись одна, в зловещей тишине, девушка почувствовала, как по спине пробежал холодок. Поняв, что не может просто стоять на одном месте, она посмотрела на дверь и пошла к другой стороне дома. Лишь зайдя за угол, она прикрыла рот, стараясь сдержать рвотный позыв. Противный запах рвоты обжег нос и вызвал слезы на глазах.
— Черт. — Во рту образовалась слюна, горло сжалось. Она развернулась, чтобы пойти обратно, но остановилась, заметив большую кучу листьев. Шагнув ближе, она почувствовала, как учащается пульс и стучит в ушах. Руки тряслись, когда она присела.
— О боже.

Отодвинув листок, она обнаружила покрытый кровью сломанный зуб. Она посмотрела вокруг, замечая больше и больше листьев, запачканных кровью.

— Это не кровь. — Ее голос был не громче шепота, когда она пальцем коснулась земли под листом. Все еще влажная и холодная, жидкость прилипла к коже. — Это кровь. — Голос стал громче, она вскочила на ноги. — Это кровь. — Попятилась назад, внутри все сжималось от ужаса. — Это кровь! — закричала она. — Гаррет, это кровь!

6
Над мрачными возвышающимися деревьями только начали сгущаться сумерки. Щебетание, чириканье и шуршание дневной жизни затихло, уступая место эху криков козодоев и сов, сидящих на верхних ветках. В некоторых частях лагеря было темнее, чем в других, и под сенью плотных листьев Карлайлу пришлось включить фонарик. Яркий луч показывал путь, освещая землю впереди, в то время как Эсме звала Бена и Анжелу.

Впереди находились старые дома, в которые, как говорила Белла, ей никогда нельзя было ходить. С этой точки открывался обзор на весь лагерь. Лесные тропинки вели в темные уголки и тупики, но Карлайл и Эсме не были уверены, что хотят заходить так далеко. Если Бен и Анжела настолько хотели уединиться, пусть наслаждаются.

— Как ты думаешь, куда они пошли? — повернувшись к Карлайлу, спросила Эсме. — Может, они нас разыгрывают? — Ей практически хотелось ухмыльнуться и покачать головой от этой мысли. Если ребята хотя бы попробуют посмеяться, когда их найдут, она их придушит! — Надеюсь, это не окажется ненормальной, придурочной шуткой. Иначе я…

Карлайл рассмеялся.
— Иначе ты что? Ты ничего не сделаешь. Ты безобиднее мухи.
Она крепче обняла себя, прижимая свитер ближе к коже и защищаясь от холодного ветра.
— Чтоб ты знал, мух тошнит при каждом приземлении.
— Что ты несешь? Ты что, наблюешь на них?
— Нет! Просто говорю, что не такие уж мухи и безобидные. Они переносят болезни.
— Значит, заразишь их чем-нибудь?

Эсме знала, что он шутит, надеясь разрядить обстановку и развеять серьезность, охватившую всех с момента начала поисков, но она не могла смеяться. Для себя она решила, что не будет смеяться, пока все не соберутся целыми и невредимыми в доме, попивая пиво и греясь у камина. Она хотела, чтобы все было как вчера. Скучала по заразительному смеху их компании. И ненавидела тупые попытки Карлайла развеселить ее.

— Заткнись, — прошипела она. — Ты знаешь, о чем я говорю. Я не безобидная. И могу быть стервой, если захочу.
— Ты всегда стерва, Эсме. Ну, большую часть времени. Хотя я ничего не имею против. — Он потянул ее за локоть, развернув и вынудив врезаться в себя. Он обнял ее, все еще держа фонарик в руке. — Если честно, это мое любимое качество в тебе.

Он повел ее спиной вперед, шаг за шагом.

Она улыбнулась.
— Неправда.
— Правда. Мне нравится, что ты знаешь, чего хочешь, и просто берешь это. Без лишних вопросов.

Постепенно они оказались в темноте, и только Эсме открыла рот, чтобы возразить, как зацепилась ногой за что-то твердое и упала. Карлайл тоже покачнулся, но отпустил ее падать на землю без него. Не было мягкой травы, чтобы смягчить падение, только странная шероховатая поверхность того, обо что она споткнулась. Она выругалась, переворачиваясь, спина все еще мерзла после падения, даже через свитер.

Ладонью она коснулась чего-то ледяного и необычного. Эсме посмотрела, на что она упала. Карлайл выпрямился и направил фонарик туда, где была девушка. Увидев, что послужило причиной падения, Эсме сначала опять упала на спину, а потом нервно задергалась, пытаясь убраться оттуда поскорее. Карлайл наконец-то замолчал, замерев и уставившись вниз. Они ничего не говорили друг другу. Без слов было понятно, что они нашли.

Тело. Почти сгнившее тело некогда живого человека. Кусочки плоти все еще оставались на грудной клетке, местами на лице и шее. Кончики скрюченных пальцев впивались в поверхность, будто человек рыл и цеплялся за землю. На среднем пальце висело серебряное кольцо, уже утратившее свой блеск. Как и тело, оно пострадало от ветра и времени. На черепе виднелись светлые волосы, длинные пряди покрытые грязью.

Чем дольше Эсме смотрела, тем сильнее крик сдавливал ее горло, но она не могла издать ни звука. Она не могла найти этому объяснения, да и не хотела, чтобы оно было. Ей просто хотелось подняться на ноги и переплыть озеро. К черту дорогу, по которой они пришли! Она не хотела идти так далеко. Просто не смогла бы столько пройти на трясущихся ногах.

— Эсме, — еле выговорил Карлайл и сглотнул, все еще светя фонариком на разлагающийся труп. — Пойдем. Мы должны рассказать остальным. И надо убираться отсюда.

Эсме молча кивнула и начала подниматься. Руки ослабли и тряслись. Колени подгибались. Около угла дома она заметила движение и замерла, увидев стоящего мужчину с отблескивающим под луной мачете в руке.

— Карлайл, — прошептала она, не отрывая взгляда от чужака, — сзади.

Он повернулся, как раз когда мужчина широкими шагами начал приближаться. Так ходят люди, которые знают, чего хотят, и намерены добиться этого любой ценой. На мгновение Эсме подумала, что так ходит ее отец, но стоило незнакомцу выйти из тени и оказаться под серебристым светом луны, как все мысли испарились. Не все лезвие блестело. Яркие красные капли покрывали металл. В этот момент Эсме осознала, что этот мужчина хотел навредить им.
Карлайл попятился, Эсме оттолкнулась от земли.

— Беги! — крикнула она.

И он побежал. Рванул по траве к дорожке, по которой они пошли, чтобы обойти озеро. Эсме старалась успевать за его шагами, но Карлайл был быстрее. Дыхание обдавало щеки, адреналин бурлил в крови от размашистых движений ее рук. Она следовала за Карлайлом, и когда он скрылся за деревьями, выбрав узкую тропинку, она попросила его подождать.

Но он не стал.

Она устремилась в заросли, надеясь, что он будет там, но ошиблась — его там не было. Она оглянулась — незнакомца с мачете больше не было видно, поэтому она остановилась. Короткие вдохи холодом отзывались в ее груди.

— Карлайл! — позвала она. — Карлайл!

Прямо за ее спиной, на границе начала леса, начинались две тропинки, но в голове роилось столько мыслей, что она забыла, по какой из них они пришли. Одна приведет ее обратно к домам. Другая — к неизвестным, брошенным постройкам, которые не использовались годами. Об этом им вчера рассказала Белла. Лагерь представлял собой лабиринт из тропинок и домиков. Потеряться было слишком легко. Заблудившись в собственных мыслях, Эсме не успела скрыться.

Едва она повернула к тропе, как резкая обжигающая боль пронзила ее спину и внутренности. Открыв рот, она попыталась вздохнуть. В темноте было видно, как что-то торчит из ее живота, порвав любимый голубой свитер. Она хотела достать, убрать это, но могла только молча смотреть. Не двигаясь. Не дыша. Не думая. Не действуя.

Дыхание стало прерывистым, и лезвие покинуло ее тело так же, как и вошло в него. Новая волна боли накрыла девушку, колени подогнулись, и с последним вздохом она упала на землю.

От самой рукояти по лезвию мачете стекала свежая кровь. Мужчина смотрел через прорези маски на протоптанную дорожку. Он все еще мог догнать белобрысого труса, который оставил свою девушку одну и без защиты. Он мог догнать его прежде, чем тот доберется до остальных. И этот трус станет следующим. Мужчина в маске с особым удовольствием выпотрошит его внутренности.

7
Шелест листьев под ногами Карлайла облегчал задачу его поиска. В густом лесу можно было различить даже тихие всхлипы. Убийца слышал его запах. Вонь убегающего труса. Мужчина провел лезвием мачете по ветке, затачивая его. Этот звук был музыкой для его ушей.

Несколькими метрами впереди находился Карлайл в пропитанной потом рубашке и с подгибающимися ногами. Они болели, когда он спотыкался о ветки, мысли пускались вскачь, когда он думал о мужчине в маске. Об Эсме. Он оставил ее умирать. Даже не задумываясь. Он знал, что их ждет, и Эсме была ближе. Она послужила отличным отвлечением, что позволило ему убежать подальше. Стала легкой добычей для убийцы. И ему было все равно. Он бы сам толкнул ее в руки маньяка, преподнес ее на блюде, если бы это спасло ему жизнь. На мгновение он остановился и осмотрелся. Прижавшись к дереву, парень попытался перевести дыхание.

— Просто скажу им, что нашел ее так. Что она уже была мертва. — В его мыслях формировался план, пульс начал успокаиваться. Он слышал крики, когда убегал. Не было ни шанса, что она выжила. Не его Эсме.
— Нужно найти ее тело. — Он еще раз осмотрелся. Вокруг начали появляться тени от лунного света. Он не видел и не слышал мужчину, рыскающего в темноте на расстоянии менее метра. И не видел спокойного, умиротворенного лица, скрытого такой же маской, не выражающей эмоции.

Отправившись на ее поиски, на этот раз спокойным шагом, Карлайл подскакивал от каждого шороха и каждые несколько секунд оборачивался, прикусывая щеку изнутри, когда ему казалось, что за ним следят. Менее двух минут ему потребовалось, чтобы передумать и развернуться. Эсме была мертва, где-то неподалеку находился убийца. Если он пройдет дальше, то окажется слишком далеко от домов. От друзей. Они могут помочь. Они утешат его, посочувствую потере, а затем они все вместе уберутся из этого места. Если ребята захотят остаться, то у него есть ключи от своей машины.

Услышав шорох прямо за спиной, парень пустился бегом. Мужчина приближался, рассекая своим мачете воздух. Он все еще был вне поля зрения Карлайла, когда тот оступился и ударился головой о важную лесную землю.

— Черт! — Карлайл лежал в грязи, ругаясь. Он был уверен, что заблудился, а теперь еще и вывернул ногу, все его тело болело. Он попытался подняться, но над ним нависла тень — внутри все рухнуло, а сердце забилось сильнее.
— Ты! — Пальцами он впился в грязь, не оставляя попыток подняться. — Ты убил Эсме.

Мужчина стоял прямо над ним, сжав в кулак свободную руку. Карлайл посмотрел на лезвие. Он знал, чьей кровью оно было покрыто. Чья кровь пятнами покрывала штаны убийцы. Он знал и ненавидел себя за свои мысли — он хотел, чтобы убийство Эсме заняло больше времени.

— Ты должен отпустить меня. У меня есть семья. Они будут меня искать, — умолял Карлайл, когда лезвие коснулось его щеки.
— Боже. Твою мать, ладно! — Он коснулся щеки и стер кровь. — У меня есть деньги. Много денег. Можешь забрать их.

Но мужчина не ответил. Он даже не моргнул. Мачете снова взметнулось в воздух, а потом опустилось на пальцы Карлайла.

Кровь брызнула на землю, покрывая темные листья. На правой руке Карлайла остался только большой палец. Отрубленные пальцы еще немного подергались на земле, а потом выпрямились и замерли.

Крик, полный ужаса, разнесся по округе, когда Карлайл посмотрел вниз.

— Ты больной ублюдок! — выплюнул он. Адреналин дал ему сил подняться, он прижал руку к груди в попытке остановить кровотечение. У него не было времени, чтобы решить — бежать ему или драться, пока убийца не напал снова. В любом случае, это не имело значения — ему было не тягаться с противником.

Карлайл сильно замахнулся здоровой рукой, надеясь задеть соперника, но тот оказался сильнее. Мышцы на руке убийцы напряглись, когда он усилил хватку на кулаке парня. Быстро дернув и повернув руку, он услышал, как хрустнуло запястье Карлайла, и тот упал.

Еще один удар мачете по колену. Пройдя через мышцы, лезвие застряло в кости. На джинсах появилось красное пятно и поползло вниз. Тело затряслось, теряя все больше крови. Лесные обитатели разбежались, унося ноги подальше от пронзительных криков Карлайла.

— Пожалуйста, остановись! Я отдам все, что захочешь. Все! — умолял он, но мужчина лишь наносил новые раны.

С каждым ударом мачете его сердце билось быстрее. Лезвие дрожало от контакта с костью и посылало мурашки по спине мужчины. Он рубил Карлайла, пока все его тело не оказалось покрытым грязью и кусочками собственной плоти. Тот лежал, похожий на разрезанную тушу свиньи. Из открытых ран виднелись мышцы и сухожилия. Кость проткнула кожу руки и хрустнула, когда мужчина наступил на нее.

Землю вокруг усеивали светлые волосы. Острое лезвие врезалось в голову Карлайла, когда он шевельнулся. Убийца срезал скальп. Когда Карлайл поднял руку, то пальцами нащупал лишь оставшуюся мягкую плоть.

Горло обжигала желчь, когда Карлайл замечал одну за другой части своих внутренностей. Он потянулся, чтобы рукой прикрыть рану на боку, из которой шла кровь, но маньяк рубанул по его запястью.

Карлайл умолял и всхлипывал, прося смерти, но мужчина не останавливался. Слишком сильно было его возбуждение. Вид крови побуждал его снова и снова взмахивать лезвием. Как ребенок, который бьет по пиньяте (п/п: игрушка, внутри наполненная конфетами, игрушками и пр.), надеясь получить сладости.

— Я не могу… — начал Карлайл, когда веки вдруг показались слишком тяжелыми. В горле булькнула кровь, мешая дышать и наполняя рот. Он хотел извиниться перед Эсме. Хотел молить ее о прощении.

Но вместо этого закрыл глаза, его тело оцепенело.

Когда Карлайла было уже практически невозможно опознать, мужчина сделал шаг назад. Он был уверен, что убил его. Но Карлайл боролся за жизнь, и когда один и его оставшихся пальцев дернулся, мужчина улыбнулся.

Подняв руку высоко в воздух, а ногу твердо поставив на живот Карлайла, он опустил лезвие четко на шею. От нового удара кровь брызнула на маску и попала на губы, спрятанные под ней. Он продолжал рубить шею Карлайла, разрезая плоть и доставая до позвоночника. Кровь залила маску и попадала в глаза. Убийца попробовал ее на вкус, отрубая голову от тела.

Даже не подумав вытереться, мужчина поднял голову за остатки волос. Взяв палку с земли под ногами, он воткнул ее в землю. Звук того, как палка вошла в череп Карлайла, заставил желать большего.

Когда мужчина направился в сторону других домов, за ним наблюдали только мертвые глаза Карлайла. С кровью, подобно слезам стекавшей по лицу, и кусочками мозга, падавшими на землю, некогда красивое лицо Карлайла было совершенно неузнаваемым.

***

Гаррет и Кейт бежали рядом. Они все еще думали об обнаруженных кровавых пятнах и в панике искали друзей. Кейт не могла прекратить думать о зубах, о Бене и Анжеле.

— Может, ничего серьезного не произошло, Кейт, — Гаррет старался успокоить ее, но всхлипы девушки были слишком громкими.
— Там было так много крови. И эти зубы… — Желудок сделал кульбит при мысли об этом.
— Возможно, произошел несчастный случай.
— Остановись! — Гаррет обхватил Кейт за талию и завел ее себе за спину.
— О боже! — закричала Кейт. Ее затошнило, а Гаррет шагнул ближе к незнакомому домику.
— Мы должны найти остальных!

8
— Белла, я ничего не вижу. Надо вернуться, пока мы тоже не заблудились.
— Думаешь, их нашли? — она прищурилась, стараясь различить, что вокруг. Казалось, что они бродили по округе уже вечность, и тело болело от холода.
Эд пожал плечами.
— Не знаю. Но мы не поможем делу, если ребятам придется искать и нас тоже. Ты знаешь, где мы находимся?
Зубы Беллы стучали, она посмотрела по сторонам.
— Думаю, недалеко от озера. Пожалуй, нам стоит вернуться тем путем. — Она указала большим пальцем через плечо, и парень развернулся к ней. — Я очень за них волнуюсь.

Он шагнул ближе и взял ее за руки.
— Я знаю, детка. И я волнуюсь. Но я должен позаботиться о тебе. Ты на первом месте.

Грудь мужчины в маске высоко вздымалась, пока он наблюдал за парой. Он задумался, убежит ли этот парень так же, как и его друг. И надеялся на это. С брюнеткой он не хотел торопиться. Он хотел часами слышать ее крики.

Возбуждение подтолкнуло его ближе. Он сделал шаг, под ногой хрустнула ветка, в тишине ночи этот звук был похож на выстрел. Эд развернулся, заводя Беллу себе за спину.

— Белла, уходи. Беги.
— Нет, — всхлипнула она, пальцами впиваясь в его бока, отступая назад и ведя его с собой. Убийца перехватил рукоять мачете, приближаясь к паре.
— Белла, убирайся отсюда к черту.
— Я тебя не оставлю, — крикнула она, трясясь от страха.

Убийца был и разочарован, и очарован единством этой пары. Так убийство принесет куда больше наслаждения. Он пошел быстрее — шаг, второй, третий.

Протянув руку, он схватил парня за горло. Ему хотелось увидеть, как лопаются капилляры в глазах. Хотелось душить его, пока жизнь не будет висеть на волоске, затем отпустить и порезать его на миллион кусочков. Чего он не ожидал, с чем еще не сталкивался, так это с сопротивлением жертвы.

Эд размахнулся и сильно ударил кулаком по пластику, скрывавшим лицо нападавшего. Тот покачнулся, ошеломленный. Эд освободился от хватки Беллы на своей рубашке и шагнул вперед, нанося новый удар в живот противника, крича Белле, чтобы та убегала, уносила ноги, спасалась.

— Нет! Я тебя не оставлю. — Сердце Беллы бешено колотилось в груди. Ей приходилось прикладывать усилия, чтобы разглядеть в темноте две кружащие фигуры. Сверкало только лезвие мачете, рассекая воздух.

Эд стиснул зубы и уклонился прежде, чем лезвие успело коснуться его лица. У него была только одна мысль: защитить Беллу. Убийца размахнулся и наотмашь ударил Эда по лицу, заставляя того упасть.

Белла схватилась за волосы, судорожно ища какое-нибудь оружие, что угодно, что могло бы помочь. Что могло бы прекратить эту драку. Эд поднялся на ноги, снова ускользая от удара мачете, когда оно рубануло по земле совсем рядом с ним. Пригнувшись, он двинулся вперед. Навалившись всем весом и ударив нападавшего в живот, он сшиб его с ног.

Эд улыбнулся, чувствуя, как прилив адреналина прибавил ему сил. Он уселся на убийцу сверху, прижимая коленями его руки к земле.

— Ну, что теперь, ублюдок? — крикнул он, нанося удар за ударом.

Убийца дышал через нос, принимая боль. Так он чувствовал себя живым. Человеком. Чувствовал, что расплачивается за тот ужас, который собирался совершить. Повернув руку, он освободился и ударил Эда прямо в грудь ровно в тот момент, когда тот нанес удар по горлу. Оба застонали от боли.

Белла почувствовала, что это уже слишком. Она не могла больше за этим наблюдать. И понятия не имела, что происходит. Единственное, что она знала — его нужно спасти. Всхлипывая, она подбежала и, обхватив Эда за плечи, потянула назад.
— Пойдем! Нужно убираться отсюда!
Эд дернулся.
— Белла, нет! — Но было уже слишком поздно. Как только он отвлекся, убийца освободился от его захвата полностью. В последней попытке Эд отклонился так далеко, как мог, но того было недостаточно — лезвие прошлось по его щеке. Брызги крови попали Белле на лицо, и она завизжала, когда Эд нагнулся и снова ударил по маске убийцы.
— Эдвард! — кричала она, прикрывая уже закапанное кровью лицо. — Нет!

Убийца качнулся вперед, сбрасывая Эда с себя на землю. Поднявшись, он схватил парня за ворот рубашки и без труда поднял в воздух. Он взглянул на Беллу — брюнетку, которая не уходила, несмотря на все инстинкты. Он смотрел прямо на нее, когда воткнул лезвие в горло Эда. Их обоих покрыли брызги крови, когда лезвие прошло сквозь мягкую ткань и артерии, и кровь потекла по спине Эда.

Крик Беллы эхом разнесся по лесу, когда убийца намеренно медленно вынимал лезвие. Он хотел видеть ее ужас. Хотел увидеть испуганное лицо, держа безжизненное тело ее парня в руках. Он бросил труп в ее сторону, под тяжестью которого она не устояла и упала, еще больше пачкаясь в крови. Она вертелась и старалась освободиться, кровь заливала ее глаза и рот, пропитывала кожу.

Белла все еще не могла освободиться, когда убийца подошел ближе. Подгоняемая страхом, она смогла подняться. Глаза расширились от страха при виде мужчины в маске прямо перед собой. Она начала пятиться. Казалось, все в лесу съежилось от ее криков.

9
Пронзительный визг разнесся по лесу. Гаррет замер на ходу и прошептал:
— Это Белла!
— Мы не можем остановиться! Нам надо идти! — сказала Кейт, даже не думая останавливаться и прислушиваться. Она хотела найти дома. Там они будут в под защитой, там светло и тепло. И там не случится ничего плохого. Она хотела оказаться в безопасности.
— Мы не можем оставить ее!

Не дожидаясь возражений Кейт, Гаррет бегом пустился на звук криков Беллы. За считанные мгновения он добрался до поляны. И резко вздохнул, когда увидел, как лезвие прорезает горло друга. Желудок перевернулся, на корне языка появился привкус желчи при виде льющейся крови из ключицы Эда.

Двинувшись вперед, он заметил под ногами угловатый камень размером с ладонь. Ни секунды не раздумывая, он поднял его и бросил прямо в голову нападавшего, который уже наступал на Беллу, вынуждая ее пятиться.

Мужчина упал на землю, но зашевелился, чтобы вновь встать. Гаррет снова ударил его камнем, попадая в место за ухом. В этот раз убийца остался лежать неподвижным. Мачете лежало чуть дальше, чем он смог бы потянуться. Свежая кровь стекала с него и впитывалась в землю.

Белла рыдала, слезы струились по ее щекам. Гаррет обхватил ее предплечье и почувствовал, как она трясется — так сильно, что, казалось, вся ее кожа покрыта страхом. Он попытался поднять ее, но она не поддавалась. Тогда он крикнул:
— Ты должна подняться!

Но Белла будто ничего не слышала. Она сопротивлялась, когда он поднимал ее с колен. Она тянулась к Эдварду, вытянув напрягшиеся пальцы.
— Я нужна ему!
— Он мертв! — Гаррет поднял ее на руки, а она брыкалась, стараясь освободиться.

Из-за деревьев появилась Кейт и уставилась на картину перед собой: два тела, лежащие лицом вниз. В свете луны она могла различить темно-красный оттенок на траве. Она прикрыла рот, пытаясь принять то, что в полуметре от Беллы и Гаррета лежало два трупа.

— Кейт! Помоги мне!

Из-за звона в ушах она едва расслышала Гаррета, стук в груди был не менее сильным, в венах бушевал адреналин. Она не слышала панику в его голосе, пропитанном ужасом. Она не узнавала их, потому что ни разу не слышала, не от него.

Порыв холодного воздуха коснулся ее щеки, вырывая ее из оцепенения, когда Гаррет снова крикнул:
— Чет побери, Кейт! Помоги мне уже!

На этот раз она услышала, действительно услышала его. Взволнованного и озлобленного. По лицу текли слезы, когда она наклонилась к ревущей на холодной земле Белле. Она практически свернулась в позу зародыша, но Кейт обхватила ее лицо ледяными руками и установила зрительный контакт, чтобы быть уверенной, что ее слышат.

— Он мертв, — сказала Кейт. Еще одна слезинка упала вниз. — Но мы нет. Надо вернуться. Нам нужно идти!

Можно было спрятаться в доме. Безопасность была недалеко.

Белла покачала головой, прикусывая нижнюю губу и всхлипывая. Когда ребята подняли ее с земли, она не сопротивлялась. Сил больше не осталось. Ее тело казалось безжизненным как труп, когда они вдвоем подхватили ее.

Они бежали, насколько это позволял дополнительный груз на плечах, так быстро, как могли, назад к дому, спотыкаясь на ступенях и, наконец, закрываясь внутри.

Они оставили тела снаружи, не заботясь о том, что с каждой секундой они холодеют.

Но одно из тел все еще было теплым. Его пальцы зашевелились в траве, конца он сделал глубокий вдох. Он снова вернулся в этот мир, голой кожей чувствуя покалывание от ледяного воздуха. Как раз под кончиками пальцев он почувствовал что-то твердое и холодное. Он потянулся и снова обернул пальцы вокруг рукояти своего мачете.

10
— Черт, — прошипел Гаррет, копошась с замками. — Давай донесем ее до дивана.
Кейт плакала, помогая нести почти бессознательную Беллу в гостиную. Устроив ее, Кейт тут же развернулась к Гаррету.
— Ты видел, что случилось с Эдом? Видел, как тот мужчина вспорол ему горло, Гаррет? — голос девушки стал на тон выше, она была на грани истерики.
— Это он, да? Он убил Анжелу и Бена. О боже. А если он убил и Эсме с Карлайлом? Если мы остались совсем одни? Что если все уже мертвы? — Кейт дергала себя за волосы, пока не выдернула несколько прядей.

Гаррет потянулся и отнял ее руки от головы, в его взгляде читалась паника. Он пристально посмотрел на ее перевозбужденное выражение, снедаемый страхом.

— Малышка, ты должна успокоиться. — Он взял ее за руки и прижался губами к костяшкам пальцев, краем глаза следя за Беллой.

В груди все сжалось и глаза защипало от вида окровавленного лица Беллы, по которому дорожками стекали слезы, разбавляя красный цвет. В этот момент они с Кейт не могли бы быть более непохожими. Но волновался он именно о Кейт. Белла ни на что не реагировала. Она только что стала свидетельницей убийства ее парня. И чуть не умерла сама. Он был уверен — девушка в шоке. Ей нужен был врач, и срочно.

— Нужно убираться отсюда. Белле нужен доктор. — Он повернулся к входной двери, в то время как Кейт присела рядом с Беллой и обняла ее. Внутри все сжалось, ботинки шаркали по старому деревянному полу, а Белла плакала, уткнувшись в рубашку Кейт.

Каждый из присутствующих в комнате боялся. В тишине ночи можно было практически услышать, как бьются их сердца, все страшились неизвестного.

Того, что будет дальше.

— Машины! — выкрикнула Кейт. — Мы должны уехать!
Гаррет посмотрел на них и повернулся к двери.
— Кейт, собери вещи. Я заведу грузовик и подгоню к дому. Возьми воды и одеяло для Беллы.
— Хорошо, — всхлипнула она, не двигаясь.
— Живее, Кейт. И запри за мной двери. Не открывай, пока не услышишь мой голос. Пока я не скажу тебе открывать.

По щекам Кейт струились слезы, дыхание было неровным, страх грозился полностью поглотить ее.

— Почему? Зачем мне нужно запирать дверь? Ты убил его, разве нет? Он ведь мертв, Гаррет, правда? Скажи, что его там больше нет, — кричала она.

Белла рыдала, согнувшись пополам, страх и печаль взяли верх над ее разумом и телом. Не говоря ни слова своим обеспокоенным друзьям, она нетвердо поднялась на ноги и скрылась в ванной комнате, с оглушающим щелчком закрывая за собой дверь.

Она повернула кран и смотрела, как вода исчезает в сливе, а пар поднимается и растворяется в воздухе. Не поморщившись, Белла подставила руки под стекающий водопад, и чистая, незамутненная вода превращалась в красную, смывая смерть с ее кожи.

С ее подбородка капали розовые капли, он опять задрожал, когда девушка снова и снова прокручивала в памяти момент смерти любви всей ее жизни.

— Эдвард, мне так жаль, милый. Пожалуйста, прости, что попросила тебя сделать это, — плакала она, умоляя о прощении, ее плечи тряслись. — Я вообще не должна была планировать эту поездку.

Колени Беллы подогнулись, и она упала на жесткую плитку, пряча лицо в ладонях.

— Я не смогу без тебя. Я не могу находиться здесь без тебя. Мне нет места в мире, в котором тебя нет.

Гаррет посмотрел на дверь ванной, его сердце разлетелось на миллион осколков, когда в тихой комнате послышался плач Беллы.

— Мы должны сейчас же вывести ее оттуда, Кейт.
— Где мои ключи? — Он проверил карманы и достал оттуда связку. — Пойду за грузовиком. Закрой за мной дверь. Как только я заведу машину и подъеду ближе, ты приведешь Беллу в машину, хорошо? — спросил Гаррет, подрагивая от холодного ночного воздуха, как только открыл дверь.
— Я никогда ее такой не видела, Гаррет. — В уголках глаз Кейт появились слезы, стоило ей бросить взгляд на дверь ванной.
— Она видела, как убили Эда. Я сам до сих пор не знаю, что и думать. Он ведь был моим лучшим другом, Кейт. — Он зажмурил глаза и постарался сдержать эмоции, рвавшиеся наружу. У него не было времени на это. Не сейчас. Еще рано.

Спустившись по ступеням, Гаррет скрылся в темноте ночи, дверь дома захлопнулась, и раздался щелчок замка, неожиданная изоляция была пугающей. Быстро забравшись в грузовик, он захлопнул дверь и закрылся изнутри. Вставив ключ, он повернул его в замке зажигания — раз, другой. Ничего, кроме щелчка. Он проверил все датчики, фары — ничего.

В груди зашевелился страх и камнем опустился вниз. Гаррет взял фонарик с пассажирского сидения и глубоко вздохнул. Окинув взглядом окрестности, он открыл капот и вышел из машины. Короткий осмотр сказал ему все, что нужно было знать, он не имел ни малейшего понятия, почему грузовик не заводится.

Добежав до домика, он лихорадочно заколотил в дверь.
— Кейт, открой!
Через несколько секунд щелкнул замок и приоткрылась дверь.
— Мой грузовик не заводится. Не знаю, что с ним. Где ключи Беллы? И надо взять ключи Карлайла тоже.
— Ее, наверное, в другом доме. Могу поискать ключи Карлайла, пока будешь там. — Кейт потряхивало от нервного напряжения, голос дрожал. Она не хотела, чтобы Гаррет вновь уходил, не хотела, чтобы он был в одиночестве, но оказаться в том доме она хотела еще меньше.

Гаррет кивнул и проверил, что девушка закрыла за ним дверь на замок, а после отправился ко второму домику. Через пару минут он уже нашел связку ключей Беллы. Решив не возвращаться пока к девушкам, Гаррет направился прямо к машине Беллы. Лучше, если он постучится в дверь с уже заведенной и готовой к поездке машине, чем просто с еще одним комплектом ключей.

Парень ударил кулаком по сидению, когда и джип Беллы не завелся. Тревожное чувство, бродившее в животе, окрепло и поднялось выше, резкое и жгучее, когда он все осознал. И хотя оставалась еще одна машина, которую он еще не пробовал заводить, он понимал — ничего не выйдет. Их все испортили. Они в полном дерьме. Теперь они — легкая добыча.

Снова рванув к двери дома, он даже не стал объяснять — просто выхватил ключи из изящных пальцев Кейт и побежал к машине Карлайла. Их последней надежде на спасение. Несмотря на то, что кровь внутри бурлила, его пальцы были холодными. Сердце неистово билось в груди, когда он сел на место водителя.

Зажигание не сработало — подтверждение, что у них изначально не было шансов. В ушах Гаррета будто гремели пушечные выстрелы. Он ударился лбом о руль. Ругался на машину и бил кулаками по сиденьям. Свет не горел, окна не открывались, двигатель не работал. Он знал — это не совпадение, не случайность и не невезение. Все это было сделано намеренно. Они были пешками в игре, об участии в которой даже не подозревали. И они проигрывали, сильно.

— Черт! — Некоторое время он просто сидел, зная, что этой ночью они никак не смогут уехать. Мужчина, которого он уложил у озера, не хотел, чтобы они уехали. Он хотел поиграть с ними. Напугать их.

Когда он снова постучал в дверь, Кейт открыла без промедления. Она прислушивалась к реву мотора, ждала света фар, но ничего не было. И она понимала, что это значит. Им не позволяли покинуть это место. Убийца не собирался их отпускать. И теперь она могла только молиться, что один из ударов, нанесенных Гарретом, вышиб жизнь из его тела.

— Мне жаль, — выдохнул он, прижимая Кейт к груди и крепко зажмуриваясь. Кейт обняла его и покачала головой.
— Это не твоя вина.

Они так и стояли, отчаянно сжимая друг друга, пока их не отвлекли рыдания Беллы. Кейт повернулась в сторону двери ванной, и Гаррет сделал шаг назад.

— Иди к ней. Я проверю окна и двери. Нам надо продержаться до утра, а затем мы уйдем. Мне все равно, сколько нам придется пройти. Как только взойдет солнце, мы уберемся из этого чертова места.
— Думаешь, он еще жив?
— Даже не хочу проверять. — Гаррет обошел диван и придвинул его к двери. Кейт направилась к ванной, откуда эхом по всему дому разносился плач Беллы.

Кейт открыла дверь, и ее сердце сжалось. Страх и грусть — вот что она почувствовала при виде своей убитой горем подруги. Опустившись на колени, она подползла к Белле и обняла ее.

— Мне жаль. Мне так жаль, — плакала она, а ее слезы смешивались с кровью на рубашке Беллы. — Гаррет вытащит нас отсюда. Он нас спасет. Пожалуйста, останься со мной. Не оставляй меня. Ты нужна мне, Белла. Мне так страшно.

Белла обхватила Кейт за запястье, впиваясь ногтями так крепко, что порезала кожу.

— Я без него ничто, — всхлипнула она. — Ничто. Оставьте меня. Я лучше умру здесь, чем буду жить где-то без него.

Гаррет схватился за косяк, стоя в дверном проеме. Он заблокировал все окна и двери, обезопасил дом насколько мог. Но, глядя на печальную подругу и истеричную девушку, он задумался, а важно ли это. Был ли у них шанс. Если на этот момент оставался хоть один, то он был последним. Парень молча опустился на пол рядом с девушками и закрыл дверь. Прижавшись к плотному древесному полотну, он обнял обеих девушек и закрыл глаза. Им нужно только продержаться до рассвета.

— С нами же все будет хорошо, правда, милый?
Гаррет посмотрел в покрасневшие глаза Кейт, блестящие от слез, и ободряюще улыбнулся ей.
— Конечно.

Это был первый раз, когда он соврал ей.

11
Гаррет простонал и покрутил шеей. Все тело болело. Открыв глаза, он прищурился от яркого солнца, бившего в маленькое окошко ванной. Сердце пустилось вскачь от воспоминаний о вчерашнем дне.

Он посмотрел на Кейт, свернувшуюся клубочком у него под боком и вцепившуюся в его рубашку. В горле образовался комок, когда он перевел взгляд на Беллу. Она сидела под другой его рукой, практически в той же позе, что и Кейт. Но она не цеплялась за него и не спала, а просто сидела, невидящим взглядом уставившись в стену напротив нее. Ее лицо и одежда все еще были покрыты кровью, и если бы не ее медленное размеренное дыхание, он бы подумал, что девушка мертва.

Гаррет сделал глубокий вдох и потряс головой, когда картинки с Беном, Анжелой и Эдом вновь всплыли в сознании. Нет, теперь он точно знал, как выглядит смерть, и Белла пока была далека от этого. Но ей действительно нужна была помощь. Ей был нужен врач.

— Белла? — Он подтолкнул ее плечом. Когда она не ответила, он позвал ее снова.
Кейт зашевелилась, отвлекая Гаррета от безучастной Беллы.
— Что она делает?
— Не знаю, — вздохнул Гаррет. — Я проснулся несколько минут назад, и она уже была в таком состоянии. — Он еще раз посмотрел в окно. — Уже утро. Я должен попытаться найти помощь. Где-то должна быть сторожка лесничего.
Кейт напряглась, внутри снова зародилось уже знакомое чувство паники.
— А что если он все еще там?
— Белла сейчас не в состоянии идти. Мы не можем оставить ее одну.
— Я знаю. Мне просто страшно.
Гаррет оставил поцелуй на макушке Кейт и крепко обнял ее.
— Я знаю. Я проверю, что все окна и двери заблокированы и поищу что-нибудь, что вы сможете использовать как оружие. На всякий случай, — добавил он, когда она уже было открыла рот, чтобы возразить.

Сжав губы в тонкую линию, она резко кивнула и поднялась на ноги. Гаррет последовал примеру, потянув Беллу за собой. Он не пытался заговорить с ней — знал, что это бесполезно. Где бы они ни была — в каком бы уголке сознания ни затаилась — он не мог до нее достучаться.

Проверив окна и обувшись, Гаррет вложил в трясущиеся руки Кейт большой кухонный нож и обнял ее.

— Не открывай дверь никому. Слышишь меня?
Кейт кивнула и нервно вздохнула.
— Я собираюсь привести Беллу в порядок. А затем постараюсь заставить ее отдохнуть.
— Хорошая мысль. Обещаю — вернусь так быстро, как только смогу. Выключи свет и держись подальше от окон. Сидите как можно тише, хорошо?
Ужас камнем упал в желудке Кейт.
— Хорошо. Будь осторожен.

Крепко сжав рукоять ножа, похожего на тот, что остался у Кейт, Гаррет кивнул и вышел из дома на холодный утренний воздух. Некоторое время он еще смотрел на закрытую дверь. Ему хотелось вернуться и быть с ними, но он должен был найти помощь. Должен был защитить девушек.

Затем он перевел взгляд на дорогу, по которой они приехали. Гравий шуршал под ботинками, пока он осматривал линию леса. Парень надеялся найти хоть кого-нибудь. Водителя. Лесника. Потерявшегося на дороге. Мысли Гаррета вернулись к девушкам, хотя сам он все дальше и дальше уходил от домика. Он думал о напавшем на них мужчине, о смерти Эда на его глазах, о найденных Бене и Анжеле.

Его замутило, когда воображение начало играть с ним в игры. Белла и Кейт, прижавшиеся друг к другу, на полу в доме. Их истерзанные и порубленные тела. Он не смог сдержаться, когда желчь обожгла его горло — упал на колени и опустошил содержимое желудка прямо на дорогу.

Услышав шум неподалеку, он подумал, что это всего лишь животное. Он вытер рот тыльной стороной ладони и, посмотрев в сторону источника шума, отпрыгнул назад. Среди деревьев, освещаемый лучами солнца, стоял мужчина, которого он ударил камнем. Его маска была покрыта кровью, одежда в грязи. Сбоку медленно и решительно раскачивалось мачете. Мужчина посмотрел прямо на Гаррета.

Если бы его не стошнило минуту назад, это точно произошло бы сейчас.

— Сукин сын. — Гаррет поднялся на ноги, сердце гулко билось в груди. — Черт.

Гаррет пустился в противоположном направлении, сжав кулаки и судорожно пытаясь придумать, как поступить. Осмотревшись, он не смог понять — бежал ли он к домам или же дальше от них. Он хотел заманить мужчину подальше от девушек, но эту идею затуманивали мысли о собственной безопасности.

Убийца ничего не имел против погони. Возбуждение от охоты давало ему сил идти дальше.
Гаррет крепче взялся за нож, глядя по сторонам в поисках места, где можно было бы спрятаться среди деревьев. Ему нужен был элемент неожиданности. Если бы он сумел застать преследователя врасплох, вонзить в него нож, тогда у него был бы шанс выжить.

Он посмотрел за спину — никого не видно — и резко повернул влево, где деревья стояли очень плотно друг к другу. Он пригибался, проходя под ветками, и перепрыгивал через бревна, пока ему не пришлось остановиться, чтобы перевести дух.

Преследовавшему его мужчине не нужен был отдых. Он взглядом следил за Гарретом, повторяя его шаги по тропинке.

Прижимая нож к груди, Гаррет осмотрелся. Он почти ничего не видел за густыми ветвями, окружавшими его. Он прислушивался к звукам природы, но ничего не слышал. Ни чириканья птиц, ни шагов оленей, скачущих по лесу.

В этот момент он почувствовал себя в безопасности и с облегчением закрыл глаза. Он не осознавал, что животные разбежались из-за мужчины, стоявшего всего лишь в паре метров от него. Он не видел страха в их глазах от вида его маски и не слышал того, как лезвие мачете касается земли.

Гаррет услышал хруст листка за спиной и ударился головой о ствол дерева, резко повернувшись. Он отдыхал слишком долго, позволив преследователю догнать его, и все потому, что ему нужен был перерыв.

Он прикусил щеку изнутри, приготовившись бежать, но, выглянув из-за ствола, он окаменел от ужаса. Он чувствовал дыхание мужчины, его жар на своей коже, когда смотрел прямо в его холодные расчетливые глаза. От вида темно-красных пятен на маске Гаррету захотелось плакать. Умолять о пощаде. Просить за Кейт и Беллу.

Крепко сжав нож, Гаррет приготовился нанести удар. Лезвие с легкостью рассекло воздух, но само движение было неловким. Кончик ножа лишь едва задел рубашку мужчины, проделав небольшую дыру в ткани.

Мужчина даже не поморщился. Крепко стоя на ногах, он ударил в ответ. Мачете прошло по руке Гаррета, когда тот попытался блокировать атаку, из раны тут же брызнула кровь, капая на землю.

Гаррет завыл от боли, но не выпускал из рук нож, когда мужчина потянул мачете в обратную сторону вдоль его руки. Кровь пропитала рубашку, когда парень замахнулся вновь, слабее на этот раз, совершенно промахиваясь.

Тишина, последовавшая за следующим ударом, была оглушающей.

Острый конец мачете коснулся губ, разрезая их. Нож рассек щеки Гаррета, проходя по челюсти, губы словно оставляли на лезвии поцелуй. Зубы Гаррета треснули под натиском ножа, стоило мужчине чуть прибавить силы. Рука напряглась и пальцы сжались вокруг рукояти, когда он достал ножом до задней стенки горла. Кровь потекла по шее, а когда убийца повернул лезвие во рту Гаррета, на землю выпал отрезанный язык.

Мужчина протолкнул мачете дальше, пока оно не уперлось в позвоночник жертвы. Острый конец прорезал себе путь, пока не уперся в ветку дерева. Тело Гаррета рухнуло на землю. Из места, где его голова была разрублена, торчал белый позвоночник.

Над лезвием, вогнанным в дерево, держалась верхняя часть лица Гаррета. Сосуды в глазах полопались, из носа капала кровь. Верхняя губа, потемневшая от крови, была плотно прижата к лезвию мачете. Парень выглядел до смерти напуганным.

Убийца выдернул нож и посмотрел, как верх головы Гаррета соединился с телом. Он не стал утруждать себя и сажать Гаррета как-то по-особенному. К концу дня все равно не останется никого, кто мог бы на него наткнуться.

Кейт мерила шагами гостиную, чем ниже садилось солнце, тем тяжелее становилось у нее на душе.
— Его нет уже очень долго, Белла. Нужно пойти и поискать его.
Белла подняла взгляд на Кейт, ее глаза пустые, безжизненные.
— Интересно, а ему холодно? — пробормотала она.
— Конечно, ему холодно! Через пару часов стемнеет. Его не было целый день. Не нужно было его отпускать. Он не должен был идти один.
— Один. Он один.
Кейт повернулась к Белле, сощурившись от злости.
— Ты вообще понимаешь, что говоришь? Соберись уже, Белла! Мы должны найти Гаррета! Нам надо идти!
Белла моргнула и нахмурилась.
— Гаррета?
— Да, Гаррета. Черт побери, Белла. Он до сих пор не вернулся, мы должны найти его. — Кейт нервничала все сильнее, пока Белла все так же невидящим взглядом смотрела куда-то ей за плечо. — Я ухожу. Ты можешь оставаться в своей чертовой коме или чем ты там занимаешься. Но я не буду сидеть и ждать, как легкая добыча. Не тогда, когда этот монстр все еще может быть жив!

Белла притянула колени к груди и кивнула.
— Иди. Отыщи Гаррета. А я останусь. Если убийца все еще поблизости, пусть убьет меня.
На глазах Кейт появились слезы.
— Белла. Нет.
— Иди, — прошептала Белла, отворачиваясь. — Оставь меня.

Кейт охватила нерешительность, когда она перевела взгляд с Беллы на дверь. Но вида садящегося солнца было достаточно, чтобы придать ей уверенности. Она должна была найти Гаррета, и времени у нее оставалось немного. Взяв нож, который он ей дал, она в последний раз посмотрела на подругу и вылетела за дверь, даже не закрывая ее. Белла — не ее проблема. Больше нет.

12
Кейт никогда по-настоящему не знала, что такое страх. Она чувствовала, как биение сердца отдается во всем теле, чувствовала выброс адреналина, перенапряженное сознание. Ощущала панику и безнадежность. Она и подумать не могла, как проявляется страх.

Каждый пойманный ухом звук воображение оборачивало против нее. Каждый шум — хруст веток, шуршание пожелтевших листьев, трепыхающихся на ветках от ветра — становился монстром, появившимся из кошмаров. И где-то в лесу Гаррет тоже встретился с ними.

Кейт познала страх, всю его суть, когда звала Гаррета, бродя по глухому заросшему лесу. Она проводила ладонью по лбу и щекам, растирая слезы, которые появлялись на глазах, пока она все дальше уходила от домика с дверями и замками, от безопасности его стен. Там она могла спрятаться от мира, от монстров и их смертельного оружия. С каждым шагом ее уверенность испарялась.

Уходя из дома, оставаясь незащищенной перед лицом опасности, она была уверена, что найдет Гаррета. Если бы ей повезло, он бы уже возвращался с помощью, и она бы встретила его.

— Гаррет! — позвала она, но ответа не было. Ничего, кроме треска веток и звуков ночной жизни среди деревьев. Она не могла кричать слишком громко, что-то мешало изнутри, «что если» сдерживали ее. Что если тот мужчина выжил? Что если он все еще где-то поблизости? Что если он добрался до Гаррета?

Она мертвой хваткой вцепилась в рукоятку ножа. Она должна была пробить ему череп, когда Гаррет спас Беллу от смерти. Должна была взять то мачете и покрошить его на мелкие кусочки! Но она этого не сделала. Они не сделали. Они убежали. Спрятались за стенами и использовали мебель как преграду. Они затаились вместо того, чтобы бороться, а теперь расплачиваются тем, что остались по одному.

Кейт ходила уже полчаса, полностью посвятив себя намерению найти любимого человека. С каждой минутой становилось все темнее, она заметила, как все может поменяться в мгновение ока. На секунду она задумалась о том, чтобы вернуться, и даже остановилась, обдумывая эту мысль. Ноги и спина болели от последних событий и того, как она спала прошлой ночью. Она выдохнула в бархатистые вечерние сумерки. Совсем скоро она будет совсем заблудившейся, совсем замерзшей и совсем одна. Чем дольше она стояла на одном месте, тем больше понимала, что ей следовало повернуть назад. Но хватило одной секунды, одного имени, чтобы заставить ее передумать. Что если Гаррет нуждается в ней?

И она пошла дальше.

— Гаррет! — Не получив ответа, она опустила плечи. — Пожалуйста, — умоляла она, — пожалуйста, отзовись.

Чьи-то шаги насторожили ее, почти до крика напугав, она развернулась. По спине пробежал холодок, когда она не смогла никого разглядеть. Девушка стояла и не двигалась. Был ли это Гаррет?

— Кто здесь?

Шаги продолжались.

— Кто здесь? — закричала она.

Движение за впереди стоящим деревом привлекло ее внимание. Заметив фигуру человека, она затаила дыхание. Это не воображение. Кто-то действительно стоял там. Стала видна его темная одежда, рука и плечо, затем и грудь. Высокий мужчина, внушительный и сильный, шел покачиваясь, и на несколько мгновений, пока его не было видно полностью, она подумала, что Гаррет сумел найти помощь. Или, даже еще лучше, это был сам Гаррет! Она сделала несколько шагов вперед, но, увидев его полностью, почувствовала зарождающийся внутри страх.

Его белая маска была заляпана красным, мачете покачивалось в руке с каждым шагом. Кейт замотала головой. Грозящиеся пролиться слезы и злость заставили ее горло гореть. Вид этого человека в маске подтвердил ее страх: Гаррет не выжил.

Она заплакала, разворачиваясь и пускаясь бегом через заросли, окружавшие ее. Девушке удалось набрать скорость, она заставила свои болевшие ноги бежать быстрее. Оглянувшись, она увидела, что мужчина по-прежнему преследовал ее. Легкие горели, пульс зашкаливал, гулко отдаваясь в шее и груди. Откуда-то из темноты послышался новый звук. Странное жужжание, которое смолкало через секунды. И тогда она поняла — дорога!

Она ускорилась и бежала, пока не оказалась на старом, выветренном асфальте. Ее накрыло чувство облегчения, когда она посмотрела на дорогу и увидела пару фар, появившуюся на пригорке. Она выбежала на двойную линию, размахивая руками и ножом над головой. Машина спустилась по пригорку, несясь ей навстречу.

— Эй! Эй! Помогите! Пожалуйста! — Седан резко вильнул влево, когда водитель увидел девушку. Он проехал мимо, визжа шинами и сигналя. — Нет!

Еще одна машина проехала мимо точно так же.

Она посмотрела на нож в руке и заметила, как она выглядела. Никто не остановится, пока она в таком виде — грязная, вся в пятнах крови, с ножом. Она убрала оружие в задний карман и заодно осмотрелась, выискивая убийцу взглядом. Никого.

Шуршание листьев заставило ее развернуться. Он стоял там, появившийся из леса.

— Не подходи! Оставь меня в покое! — пораженно всхлипывала она, не в состоянии сдвинуться ни на дюйм. Больные мышцы не позволяли.

Его маска отчетливо выделялась в темноте. Как призрак. Покрытое кровью лезвие постукивало по его ноге, безмолвно обещая встречу с ее кожей. Девушка стояла на темной, пустынной дороге, моля о спасении. Молила о том, чтобы машина увезла ее, но она слышала только постукивание лезвия и шуршание листьев. Мужчина шагнул на асфальт.

— Пожалуйста, — просила Кейт. — Я ничего не сделала. Я ведь хорошая. Клянусь, я никому не расскажу! Клянусь! Просто отпусти меня! — По ее уже влажным щекам вновь потекли слезы. Он громко шагал по дороге. — Я не хочу умирать! — Ее заявление нарушило лесную тишину, а когда мужчина не остановился, она достала нож из кармана. Руки тряслись, выставляя небольшое лезвие вперед. Предупреждение — не приближайся.

Мужчина улыбнулся под маской и поднял мачете таким же образом. Передразнивая. Вдалеке виднелась очередная пара фар. Стоило девушке отвести взгляд от мужчины, как он шагнул к ней и одним быстрым движением схватил ее за запястье, заводя его за спину. Она закричала от боли, выронив нож. Мужчина был очень сильным и одним движением мог бы сломать ей кости. Но пока он повел дрожащую девушку прочь с дороги, скрываясь за деревьями. Он отпустил ее запястья и толкнул в дерево, выбивая из нее дух.

Воздух резко покинул легкие, когда мужчина снова резко развернул ее. Девушка закричала, увидев перед собой лезвие.

— Пожалуйста, — снова умоляла она. Он склонил голову набок и провел линию по изящной шее к испачканной рубашке. Он опустил лезвие ниже, кончиком касаясь груди и живота. — Пожалуйста.

Мужчина наклонился и схватил ткань рубашки. Просунув мачете под ткань, он разрезал ее, обнажая девушку перед пронизывающим холодом. Она безмолвно молила «нет» и «не надо», прижатая к дереву кончиком окровавленного мачете. Этим оружием убили всех, кого она любила. Все они умерли одинаково, и он увидел кое-что в ее глазах. Она собиралась бежать. Совершить последнюю попытку спастись.

Едва девушка шевельнулась, он сжал ее запястье и ударил мачете по ее плечу. Сила удара и резкая боль поразили ее, она закричала. Лезвие дошло до кости, мужчина потянул за руку, одновременно нанося удар ногой. Неестественный хруст и треск — и вот рука уже отделена от тела. Кожа и мышцы руки оттягивали оставшуюся плоть на грудной клетке, отрывая ее и останавливаясь у талии.

Больше она не убежит. Она лишь лежала на земле, содрогаясь в конвульсиях, жизнь медленно покидала ее тело. Кости торчали наружу, под ними едва пульсировали органы, кровь вытекала и впитывалась в землю. Кто-то мог бы подумать, что девушка все еще жива по тому, как дергалось ее тело, но убийца знал, что она умирает от шока. Она не увидит нового рассвета. Взяв ее за оставшуюся руку, убийца потащил девушку по лесу. С каждым шагом он приближался к лагерю, где у него остались незавершенные дела со скрывшейся брюнеткой.

13
Белла опустилась на колени на пол. Каждый нерв в ее теле ожил, завибрировал, а мысли начали приходить в порядок. Она потянула себя за рубашку, глядя перед собой рассредоточенным взглядом, пока в мыслях мелькали изображения. Его тело, распростертое по земле, его неподвижность вызывала мороз на ее коже.

Он дал обещание. Обещание всегда быть с ней. И она собиралась убедиться в том, что он его сдержит. Даже если ей придется вытаскивать его с того света. Поднявшись на ноги, она остановила взгляд на одеяле Кейт, которым та плотно укутывалась. Глаза защипало, на смену злости пришла грусть. Она задумалась, было ли ему холодно. Делал ли он последний выдох в холодный ночной воздух.

— Черт. — Она вытерла неожиданно появившиеся слезы, катившиеся по щекам, и закричала. Закричала так, что стало больно ушам, но она наслаждалась этой болью. Тем, как крик разрывал ей горло и обжигал язык.

Прижав руку к груди, она осмотрелась. Комната будто сужалась, дыхание становилось неровным, девушку одолевала паника. Ей нужно было выбраться. Найти его.
Он был нужен ей.

Белла не раздумывая схватила одеяло и повернулась к двери. Вид ее выражал решимость, когда она спешно спускалась по ступеням. Ей нужно было увидеть его, дотронуться, поцеловать в последний раз. Она даже не посмотрела по сторонам. Ей было все равно, было ли что-нибудь или кто-нибудь снаружи. Что у нее осталось? Она уже была сломлена и одинока, разбита его падением.

Земля под голыми ногами была холодной и неровной. Ноги болели, но она не обращала внимания на дискомфорт. Скоро она будет рядом. Увидит его и сможет улыбнуться. Боль в теле не имела значения. Она хотела этого. Боль заставляла ее двигаться дальше. Быстрее.
Сердце стучало в груди, когда она добежала до места, на котором он остался. И недоуменно нахмурилась, оборачиваясь вокруг себя.

— Нет. — Она покачала головой, хватаясь обеими руками за волосы. — Нет. Этого не может быть. Это неправильно.

Она стиснула зубы, отчаянно пытаясь найти то, чего, очевидно, здесь не было. Она знала, что это именно то место. Именно здесь он упал. Но его не было. Под светом луны не было видно ни крови, ни отпечатка тела на траве. Ни намека на смерть, свидетелем которой она стала несколько часов назад. Оба тела исчезли.

Недоумение и паника теснились в груди, наполненные воздухом легкие давили на грудную клетку. Что могло случиться? Кто-то их нашел? Может, какое-то животное утащило их тела, пряча свежую добычу, чтобы наесться перед спячкой? В желудке все перевернулось от этой мысли. Ей хотелось рухнуть на землю прямо там. Впиться пальцами в землю и камни. Потребовать, чтобы его вернули. Отдали ей.

Она искала знаки. Хоть что-то, что подсказало бы ей, куда идти. Глаза щипало, новые слезы уже потекли по щекам. Она должна была найти его. Мысль о том, что ей не удастся попрощаться с ним, сказать, что она его любит, вызвала новую волну оцепенения. Неуклюже и спотыкаясь, она направилась к деревьям, выкрикивая его имя, в то время как темный лес поглощал ее.

Белла заметила открытый участок за деревьями и с дико колотящимся сердцем кинулась вперед. Листья хрустели под ее весом, пока она бежала. Ветки били по рукам и груди. С каждым шагом сердце стучало все громче, пока она выкрикивала его имя. С тем же успехом она могла бежать с закрытыми глазами. Она больше не узнавала местность. Не знала, как далеко она зашла, да и ей было плевать. Она бы шла несколько дней к ряду, если бы это значило, что она найдет его.

Луна сияла высоко в небе, а девушка была в оцепенении, бесцельно бродя и плача. В мыслях она видела его израненное тело, это изображение не давало ей покоя. Ей казалось, что кто-то преследует ее на каждом шагу, но, оборачиваясь, замечала только спутанные ветви деревьев. Она касалась каждого дерева, мимо которого проходила, и мужчина улыбался, наблюдая, как ее пальцы дотрагиваются до коры.

Она так и не могла его найти, зато кто-то обнаружил ее. Преследовал ее. Тяжелые ботинки, слишком далеко, чтобы она могла расслышать, шагали по лесу. Он искал ее, последнюю из оставшихся. В его походке чувствовалась нужда. В том, как крепко он сжимал мачете при мысли о ней.

До этой девушки он хотел добраться больше всего.

Она начала бессвязно бормотать, отрывистые слова от потерянной девушки. Это было прекрасно. Когда воздух наполнился ее криками, он ускорил шаг.

Мужчина наслаждался их игрой. Ему нравилось наблюдать за ней.

Услышав треск ветки где-то за спиной, Белла широко раскрыла глаза. Этот звук вырвал ее из задумчивости, пуская адреналин по венам. Ей не хотелось думать, что кто-то выжил. Такая надежда только сильнее сломит ее, но все же теплилась внутри. Надежда и страх.

Мужчина остановился и крепче сжал рукоятку мачете. В ее позе он видел нерешительность. В том, как она смотрела по сторонам. Она готова была бежать, в этом он был уверен. Когда она устремилась вправо, он улыбнулся и поспешил за ней.

Белла спотыкалась и сбивалась с дыхания, ноги болели, царапаясь о землю, а спутанные и влажные от пота волосы прилипали к лицу. Каждый раз, когда она оступалась и падала, мужчина становился все ближе. Тогда она поняла, что это не игра воображения. Она слышала шаги. Она знала, что за ней охотятся. Ноги тряслись, все тело болело.

Понадобилась одна лишь ветка. Одно сломанное дерево, чтобы поймать ее. Кровь и грязь покрыли ее ладони при падении. По лицу текли слезы, рот приоткрылся от шока, пока она лежала на спине.

Возвышаясь над ней и закрывая луну, стоял мужчина. Его мачете сверкало, с него капала кровь, пока он смотрел на нее. В его глазах искрилось возбуждение при виде беспомощно лежавшей на земле девушки.

Она приоткрыла губы — ее оглушительный крик эхом разнесся по ночному лесу — когда он поднял мачете высоко в воздух.

14
Мужчина только шире улыбнулся, когда девушка попыталась отползти. Он неторопливо шагнул ближе и покачал головой. Она не сбежит. Не в этот раз. Но это не значило, что ему не нравилось наблюдать за ее попытками.

Белла вскинула ногу, пяткой задевая его подбородок. Мужчина поморщился и уронил мачете. Когда она взбрыкнула снова, свободной рукой он ухватился за край ее джинсов и потащил по земле, притягивая ближе. Движением, к которому он не был готов, Белла приподнялась и вцепилась в его рубашку обеими руками. Пойманный врасплох, он не сумел удержать равновесие, когда она дернула руками, заставив его упасть сверху.

Оба простонали от силы падения, воздух с болью покинул их легкие. Еще пару секунд тело Беллы было напряжено, а после она разразилась смехом. Сердце гулко билось в груди, когда она потянулась к маске и сорвала ее, открывая своему взгляду горящие зеленые глаза и игривую ухмылку.

— Ты чертовски напугал меня, — рассмеялась она, переводя дыхание.

Он отбросил мачете в сторону, запустив обе руки в ее волосы.

— Я знаю, как ты любишь свои игры, детка. — Он осмотрел ее, глаза потемнели, на лице появилось выражение собственника. Безо всякого предупреждения он накрыл ее губы своими, его поцелуй был требовательным, жестким, будто наказанием.

Белла простонала и сжала в кулак его волосы. Зубы стукались, тела напряжены — оба пытались поглотить друг друга. Белла задыхалась, ее глаза закатились, когда его губы прошлись по ее горлу. Он запустил зубы в ее кожу, и его имя тихим шипением сорвалось с ее губ.

— Эдвард.

Он двинул бедрами и всосал ее солоноватую кожу губами. Отодвинувшись, он оставил легкие поцелуй поверх следа своих зубов — неожиданно нежный жест.

— Я скучал по тебе, Белла.
Ее глаза заблестели, она сморгнула выступившие слезы.
— Я думала, ты умер. — Рукой она провела по его затылку и шее.
— Ублюдок, — выплюнул Эдвард, выражение его лица стало жестким. Резко вздохнув, он покачал головой. В мыслях возникла картинка окровавленного и искалеченного тела Гаррета. Губы медленно изогнулись в улыбке, и он расслабился между расставленных ног Беллы.
— Не беспокойся, малышка. Он заплатил за то, что сделал.
— Неужели? — усмехнулась она, ее глаза горели порочным огоньком.
— Я сделал все, что ты сказала. Прямо как ты и запланировала.
— Кроме этого. — Она провела пальцами по шее, чуть сильнее нажимая на чувствительную кожу в месте припухлости.
Эдвард зашипел и отстранился, внезапно прищурившись.
— Что-то и я не припомню, чтобы ты планировала потрахаться с тем парнем.

Белла закатила глаза и оттолкнула его. Сев, она обхватила его лицо обеими руками и сжала. Когда их взгляды встретились, он замер. Ее взгляд был решительным, холодным, опасным.

— Ты думаешь, я бы позволила тому жалкому придурку засунуть в меня свой вялый член? Это все была игра. Я не трахаюсь с неудачниками. Мне нужен настоящий мужчина. Который сделает для меня все, даст все, что я пожелаю. — Она наклонилась ближе и провела языком по его нижней губе, глядя прямо в глаза. — Тот, который убьет ради меня.

По спине Эдварда прошла дрожь. Он закрыл глаза, его сердце забилось сильнее, ударяясь о ребра и разгоняя кровь по венам.

— Я убил для тебя.
— Да.
— И сделаю это снова.
— Я знаю. — Белла отпустила его и поднялась на ноги. Взяв его за руку, она помогла мужчине встать. — Давай вернемся в твой дом. Я хочу сначала осмотреть твою шею, а потом услышать все кровавые подробности.

Эдвард широко улыбнулся и наклонился, подбирая мачете и маску.
— Разве ты не хочешь посмотреть?
Мурлыча себе под нос, Белла обняла его за талию.
— Заманчиво, но я подожду, когда будет светло. Не хочу пропустить ни малейшей детали.
— Ты всегда была слишком любопытна для своего же блага.
— Это и убило кошку, — хихикнула она.
— И не только ее.

Губы Беллы растянулись в улыбке, когда всплыли воспоминания из детства. И, как всегда, одно из них было наиболее отчетливым. Именно то событие и стало катализатором цепочки, ведущей к смерти и разрушению.

— Белла, не ходи далеко! — крикнула Рене, покачивая головой.

Закатив глаза, Белла проигнорировала предупреждение матери и побежала в лес. Она бежала изо всех сил, стараясь избавиться от невидимой силы, которая, казалось, сжимала ее грудь невидимыми цепями. Она была взвинчена, ее не покидало ощущение, что ее что-то сдерживает, душит. Она хотела бежать, пока не упадет, пока легкие не начнут гореть, а ноги трястись. Что угодно, лишь бы облегчить тревожное чувство, распространившееся по телу.

Хватая ртом воздух, она остановилась и оперлась ладонью о ствол дерева. Она наклонилась и сделала несколько глубоких вдохов, смаргивая щиплющие глаза слезы. И тогда она увидела. Кролика. Он лежал на боку, его грудная клетка быстро поднималась и опускалась, словно он задыхался. Она слегка нахмурилась и поджала губы, когда поняла, что кролик не убежал, несмотря на ее приближение. Выпрямившись и подойдя ближе, она широко распахнула глаза.

— Ого, — выдохнула она, ее пульс участился. Она осмотрела землю, остановив взгляд на металлическом капкане, сжатом вокруг мягкой шерстки. Опустившись на колени, она протянула руку и провела пальцем по заржавевшему металлу. Кролик задергался, после чего последовал жуткий, нечеловеческий визг.

Губы приоткрылись, рука задрожала, когда она коснулась пальцами теплой, липкой жидкости, вытекавшей из лапки кролика.

— Больно? — прошептала она. И тогда она заметила, что давящее чувство в груди исчезло, его заменило что-то другое, большее. Облизав губы, она снова дотронулась до ловушки. Но в этот раз она надавила сильнее, глубже вгоняя зубцы капкана в тельце животного. Когда кролик снова запищал от боли, он почувствовала себя парящей. Свободной. До этого момента только он заставлял ее чувствовать подобное.

Она осмотрелась, остановив взгляд на старом, выветренном ноже, торчащем из дерева, с ручки которого свисала веревка. Без задней мысли она подскочила на ноги и быстро подошла к дереву. Приложив все силы, она выдернула нож из коры. Девушка посмотрела на нож, затем на кролика, и злобная усмешка заиграла на ее губах.

С каждым шагом ее глаза становились темнее, намерения — яснее некуда. Она хотела снова услышать его визг. Хотела проверить — изменится ли звук. Хотела узнать, умеют ли кролики плакать. Первый надрез был неуверенным, плотная шерсть не поддавалась тупому лезвию. Но она получила ответ на свой первый вопрос — звук изменился. Визг, полный муки, она чувствовала кожей, он музыкой звучал в ее ушах.

При следующем касании ножом вся нерешительность исчезла. Звук надломившейся ветки заставил ее подскочить от неожиданности и обернуться.

— Что ты делаешь, Белла?
Она улыбнулась, делая глубокий выдох и освобождаясь от напряжения.
— А, это ты.
Эдвард подошел ближе, фокусируясь на крови, покрывавшей ее руки.
— Ты ранена?
Белла покачала головой, коварно улыбаясь.
— Нет. Но не могу сказать того же о нем. — Она посмотрела на кролика, внутренности которого вылезали из длинного надреза на животе.
— Зачем ты это сделала? — Эдвард нервно переминался с ноги на ногу, но все же опустился на колени рядом с ней, когда она жестом указала сделать это. Он всегда делал то, что хотела она. С момента встречи, когда родители знакомились у озера, он словно попал под ее чары. И три годя спустя, пусть они и виделись лишь пару месяцев в году, он влюблялся все сильнее. В возрасте четырнадцати лет он преподнес ей себя на блюдечке с голубой каемочкой.
— Попробуй, — сказала она, вкладывая нож в его ладонь. Когда он засомневался, она прищурилась и поджала губы. — Ты боишься?
— Нет, — тут же ответил он, не желая разочаровывать ее.
Белла покачала головой, смягчив взгляд и чуть надув губы.
— Тогда попробуешь? Ради меня.
Эдвард сглотнул, кровь стучала в его ушах.
— Ради тебя что угодно. — Он не дал себе шанса струсить и передумать, а просто вонзил нож в бок кролика, искорки жизни окончательно погасли в глазах животного. Парень шумно выдохнул, тело вибрировало от напряженности нервов.
Белла взяла его свободную руку и сжала, ее улыбка была ослепительна.
— Видишь? Разве это не поразительно?

Эдвард не знал, как описать свои чувства в тот момент, потому что его волновало лишь то, как она смотрела на него. Его заботило только это. Погруженные в свой мирок, они не услышали шума приближающихся шагов, пока не стало слишком поздно.

Рене закричала, прикрывая рот рукой, когда увидела картину перед собой. Эдвард, с зажатым в руке ножом, и Белла, в крови и улыбающаяся от уха до уха. Заметив истерзанное животное между ними, женщина почувствовала поднявшийся по горлу комок. Ее вырвало — она выплюнула горькую желчь на землю.

Запаниковав, Белла и Эдвард подскочили на ноги, крепко взявшись за руки. Глаза Рене горели от непролитых слез, ее переполняли злость и страх.

— Отойди от нее, — закричала она, злобно глядя на Эдварда. — Отойди от моей дочери, чудовище.
Эдвард открыл рот, чтобы возразить, но тут подоспел Чарли.
— О боже, — прошептал мужчина, боль читалась в его взгляде. — Белла, что ты наделала?
— Это не Белла, — верещала Рене, в ужасе широко раскрыв глаза. — Это все он! Он это сделал. Посмотри на них, Чарли.
Чарли покачал головой и перевел взгляд на Эдварда.
— Уходи отсюда, сынок. — Когда Эдвард не шелохнулся, мужчина стал серьезнее. — Не заставляй меня повторять.

Слезы лились по щекам Беллы, но выражение лица оставалось безучастным. Когда Эдвард попытался высвободить ладонь, она лишь сжала крепче.
— Нет.
— Белла, отпусти его. Ты только все усложняешь. — Чарли шагнул перед, чувствуя дрожь, пробежавшую по спине, когда встретился с пустым, ничего не выражающим взглядом дочери. В тот момент она даже не была похожа на человека.

Белла не мигая смотрела на отца, все ее существо выражало неповиновение. Она ослабила хватку и отпустила руку Эдварда, лишь когда тот пошевелил пальцами и прошептал ее имя. Она повернулась в его сторону, словно очнувшись от транса, и снова стала похожа на двенадцатилетнюю девочку, коей и была.

— Увидимся завтра, хорошо? — Эдвард шагнул назад, не смея смотреть на ее родителей. Ему не нужно было видеть их, чтобы понять — этого не случится. Рыдания Рене и напряженная поза Чарли явно говорили о том, что к утру их уже не будет. Вместо этого он смотрел на девочку с карими глазами, скрывающими тайны, которые он не мог разгадать. Он знал лишь, что она что-то изменила в нем, и ради нее он не остановится ни перед чем.


Той ночью Белла лежала в постели, глядя в потолок, пока ее родители ходили по дому и собирали вещи. Через стену она слышала приглушенные голоса. И слова, которые не до конца понимала — психиатрическая оценка и химический дисбаланс — долетали до ее слуха. Но вот другие слова были прекрасно ей понятны. Когда ее мать резко потребовала, чтобы они продали этот дом и больше никогда сюда не возвращались, Белла ощутила приступ ярости.

Они собирались держать ее подальше от Эдварда. Отправить к врачам непонятно зачем. Лишить единственного человека, который мог успокоить ее, с которым она могла быть собой. Решимость крепла в ее венах с приходом нового дня. Она не позволит им разлучить ее с Эдвардом. Никто не сможет их разлучить.

Случившееся после назвали трагическим несчастным случаем. Машина врезалась в оградительное сооружение, когда водитель попытался объехать стоявшего на дороге оленя. Выжил только один человек. Хрупкая, рыдающая двенадцатилетняя девочка, которая в считанные секунды стала сиротой.

Никто не задавал вопросов, ни у кого не возникло подозрений. Потому как истинная причина того несчастного случая — все было подстроено — была невообразима. Но это действительно не было случайным происшествием. Не тогда, когда Белла накинула на голову матери пакет и ударила тяжелым камнем, а после сделала то же самое с отцом, который пытался остановить ее. К моменту, когда он осознал, что выпустил руль, они уже неслись прямо в ограждение.

Рене, которая ехала не пристегнувшись ремнем безопасности, выбросило из машины. Ее смерть была мгновенной. Когда Чарли простонал от боли, Белла отстегнулась и перелезла вперед. В полубессознательном состоянии и истекающий кровью, он все еще сопротивлялся, когда она накинула пакет ему на голову и душила, пока жизнь не покинула его тело.

— Эй.

Белла подскочила от голоса Эдварда, дезориентированная после того, как ее вырвали из воспоминаний.
— Что?
— Мы пришли.

Белла посмотрела на домик и улыбнулась. Боковым зрением она заметила два тела, прислоненные к стене дома, но на данный момент они ее не интересовали. Она хотела зайти внутрь и насладиться теплом единственного места, которое считала домом.

Она прошла по гостиной, чувствуя себя комфортно в знакомой обстановке. Пальцем провела по каминной полке, снисходительная ухмылка заиграла на ее губах, когда она заметила фотографию родителей Эдварда. Они тоже хотели забрать у нее Эдварда. Но и их попытки оказались тщетными. Ко времени, когда они поняли, что с Беллой что-то не так, что внутри нее живет что-то темное и зловещее, их сын уже был потерян. Он бы скорее умер, чем оказался вдали от нее. А поскольку Белла жить без него не собиралась, с ними пришлось попрощаться.

— Они хотят отослать меня. Они нашли мой дневник. И теперь знают, что я сделала.
— Нет, я тебя не потеряю. Я могу поговорить с ними, все объяснить.
— Разговоры не помогут. Единственное, что может решить эту проблему — молчание.

На Эдварда снизошло понимание, ее намек стал ясен.

— Ты собираешься убить моих родителей.
Белла покачала головой и рассмеялась, нежно поглаживая пальцами его щеку.
— Конечно нет, Эдвард. Это сделаешь ты.
Эдвард побледнел.
— Я? Я не могу убить родителей, Белла.
В ее глазах появились слезы, она опустила взгляд.
— Понимаю, — прошептала она.
Он пальцем приподнял ее подбородок, пока она не посмотрела прямо на него.
— Что понимаешь?
— Что я люблю тебя больше. Когда мои родители хотели нас разлучить, я сделала то, что было необходимо, чтобы остановить их.
— Белла, я люблю тебя больше жизни. Я все для тебя сделаю.
— Все?
— Все.
— Ты убьешь для меня, Эдвард?
Некоторое время он смотрел на нее, а потом опустил голову.
— Да.
— Тогда докажи.


Белла взяла рамку и опустила ее фотографией вниз. Ей не хотелось смотреть на тех, кто не был важен. Его родители сделали свое дело. Когда они подверглись жестокому нападению стаи диких волков, Эдвард получил все. И не было важно, что они уже были мертвы, когда их тела оставили в лесу, хищники не оставили улик.

Но что-то изменилось в Эдварде в ту ночь, и Белла приняла это. В нем проснулась жажда, нужда в удовольствии, которое он испытывал, забирая чужую жизнь. С этим Белла была более чем рада помочь. А когда возникла идея сделать все это игрой, он был полностью готов принять в этом участие.

Белле понадобилась лишь пара месяцев, чтобы втереться в доверие компании друзей, учившихся в колледже в сотне миль от лагеря. Она прекрасно разыграла свою роль. И когда она предложила всем эту поездку, не возникло никаких подозрений. Да и откуда им взяться? Кто подумает, что их ведут на убой как скот?

Белла коснулась лежащей на столе маски, широко улыбаясь Эдварду, когда он вернулся в комнату.

— Чему ты так улыбаешься? — рассмеялся он, проходя через гостиную и обнимая ее за талию.

Взяв маску, она надела ее на себя.
— Думаю, твоя очередь быть приманкой.
Наклонившись к ее шее, он нежно поцеловал ее.
— Да?
— Да. Но сейчас я хочу, чтобы ты трахнул меня, надев эту маску.

Эдвард простонал, проводя руками вниз по ее спине, спускаясь к бедрам. Он приподнял девушку, она обхватила его ногами, и они отправились в спальню.

— Что угодно, Белла. Всегда.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/109-20869-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Crazy_ChipmunK (27.04.2016)
Просмотров: 658 | Комментарии: 10


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 10
+1
9 verocks   (05.05.2016 19:03)
жуууть!!но мне понравилось,потому как всю жизнь любила американские ужастики)))вот и получилас порцию. ВЫшла после прочтения с собакой погулять - за каждым кустом маньяки мерещатся, вот сижу теперь дома, в надежде,что меня никто тут не найдет))
очень понравилась история! ну она наверное на любителя, может для кого-то много крови, но я такой жанр люблю, пусть и похоже на перевод американского ужастика - она по-своему тоже хороши! Спасибо большое за перевод, страху нагнали, круто!

0
10 Crazy_ChipmunK   (06.05.2016 08:33)
Большое спасибо за комментарий!
Рада, что понравилось happy

+1
8 kotЯ   (03.05.2016 23:44)
Ну, жуть получилась отменной- никогда не знаешь, где спрятался маньяк: в лесу-ли, или среди друзей.

+2
7 Валлери   (29.04.2016 22:18)
Идея оказалась интересной. но вот часть с убийствами - слишком уж затянутой. Напомнило банальный трэшовый ужастик, причем я как раз с мачете что-то такое смотрела, фильм, и может даже не один - в общем таким полно с аналогичными сюжетами.
Финал скрасил этот осадок, но увы, затянутая часть уже испортила впечатление. Сократить убийства - и история станет интереснее, динамичнее.
Но это, конечно, претензия ни к кому, автора-то тут нет)
А перевод по качеству хороший smile

+2
6 Dunysha   (29.04.2016 21:39)
Честно говоря не зацепило в начале читаешь будто перевод американского ужастика с участием тупых студентов. Но решила дочитать было интересно узнать кто же убивает.
Подозрения сразу пали на Эдварда, но обнаружив его в числе приезжих немного меня смутило, а вот Белла сразу показалась подоздительной .
в общем спасибо за парачку маньяков которыене пожалели даже сособственных родителей

+3
5 tatyana-gr   (29.04.2016 20:43)
Очень хороший перевод, но вот сама история... Очень сильно на любителя. Потому как я никогда не понимала этого наслаждения от рек крови и смачно описанных убийств в американских ужастиках. Здесь, конечно, автор в финале сделал неожиданный финт, раскрыв нам, кто эти убийцы. Но как по мне, это все равно не исправило затянувшейся первой части. Но теме конкурса фик полностью соответствует.

+1
4 leverina   (28.04.2016 22:34)
Выразительно Белла с Эдвардом поохотились, и с пользой для своего либидо. Всех друзей на куски покромсали. Отдохнули на природе, называется.
Как-то мне после рассказа этого расхотелось на майские на охотбазу ехать, в Ромашки, со своими друзьями. Вдруг и среди них парочка маньяков есть? Никогда же не знаешь, с кем в одной конторе работаешь... От чего они тащатся...

+1
3 Диметра   (28.04.2016 20:39)
начало такое как у классических ужастиков американских - группа подростков и убийца "с пилой" все бегают, визжат и помирают в кровавых подробностях. не любитель я таких фильмов, когда убийство ради убийства. в начле была фраза про туристов, на которых охотился эд, вернее было сказать отдыхающие. для меня турист - рюкзак, костер, палатка. и такие люди крепки (если не выпили) и всегда хотя бы нож с собой. все таки ночи на природе обязывают. так что порадовалась, когда хоть кто-то стал сопротивляться. и честно говоря сразу удивило что автор решил карлайла с эсми сделать одного возраста с эдом и белкой, смутилась сначала чего это они как подростки разговаривают. а потом еще и трус-карлайл. прям вообще фу, как будто других имен мало в сумерках. или на элемент неожиданности опора? тупизм не забрать мачете конечно был и не убедиться, что убили манька. можно конечно списать на стресс. ну и если бы мачете было, белка бы осталтных дорезала и вот кстати с момента проявления натуры белки ощущение, как будто случайно переключилась на другой фильм, который смутно, но похож на предыдущий. то есть белка втерлась в доверие компании где тоже был парень эдвард? и прям вот влюбила его в себя до беспаметства? *бровь вверх* и никто не ищет стольких людей? там вон труп до разложени уже валяется. и как минимум вонять должен. к тому же судя по тексту белка с эдом часто так забавляться должны были. и вот эти убийства родителей, белку взяла к себе семья эда что ли? иначе ж детдом. а потом когда и его родителей прирезали - это уже совершеннолетними что ли? в общем как-то кроваво, с необычным поворотом, но для меня необьяснено.
а вот работа переводчика приятная - нет чувства автоматизма или чтения нелитературного текста.
и пусть я не любитель таких маньячно-кровавых бессмысленных (особо) убийств, но конкурс обязывает. так что по-своему удачи на конкурсе

+1
2 marykmv   (28.04.2016 00:12)
Слишком много крови. Слишком мало мозгов. Даже не интеллигентно как-то. Брррр..
Спасибо.

+2
1 waxy   (27.04.2016 15:42)
кровь, кровь и кровь...Эдвард здесь похлеще Чикатило будет. Жаль, что никто не смог его укокошить, да и Беллу тоже.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]