Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13559]
Альтернатива [8911]
СЛЭШ и НЦ [8163]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3644]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Irida
Nikki6392
Валлери
АкваМарина
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Одинокая душа / The Unaccompanied Soul
Старая заброшенная больница на окраине Форкса обросла многими историями, включая парня, который там живет. Люди привыкли считать его привидением и убийцей, но это просто сказки, ведь так?
Перевод закончен!

Edward's Eclipse (Затмение Эдварда)
Для истинных фанатов Эдварда. Глубинное проникновение в глубины сердца, ума и души любимого Эдварда Каллена, попавшего в водоворот событий "Затмения".
Последняя глава от 10 октября.
Завершен.

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.

Причини мне боль
В какой-то момент она начала задыхаться. И когда он впервые причинил ей боль, заставив судорожно, сквозь зубы сделать мучительно-сладкий вдох, ей оставалось лишь прошептать: "Ещё".

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как Вы нас нашли?
1. Через поисковую систему
2. Случайно
3. Через группу vkontakte
4. По приглашению друзей
5. Через баннеры на других сайтах
Всего ответов: 9791
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Кровавое Рождество. Двадцать первая глава. Часть вторая

2016-12-3
17
0


Я очнулся через три дня в пещере из красного песчаника, вырубленной ветрами в горах Иордании.
Горящее жаждой горло причиняло невыносимую боль. Я ощупал его руками – никаких следов ожогов или ран не было. Боль жгла изнутри, обдирая глотку, словно хамсин стенки выставленного за шатёр кувшина.
Я поднялся с циновки, брошенной поверх песчаного пола, огляделся по сторонам, пытаясь вспомнить: как и когда попал в это место. Размял затёкшие мускулы, прислушиваясь к необычным ощущениям.
Всё странным образом изменилось. Тело было по-прежнему моим, но непривычно лёгким и крепким. Я ощущал мощь, переливающуюся в окаменевших бицепсах. Хотелось двигаться, куда-то бежать, потратить избыток силы, распирающей мышцы.
Я чувствовал, что и всё вокруг стало другим.
Ноздри втянули воздух, преисполненный тысячами незнакомых ароматов, тончайших оттенков их, многим из которых я даже не мог дать объяснение. Он не был наполнен лишь зноем и пылью как ранее, а стал насыщенным, густым, тягучим, словно патока…
В голове возник образ Виктории… Она дышала, будто пробовала воздушный эфир на вкус, словно ела его. И я делал сейчас то же самое…
Воспоминания последних минут в башне закружились вихрем в воспалённом мозге.
Красные глаза, губы в крови…
Я снова схватился за сломанную шею, но не почувствовал никакой боли. Я не был мёртвым, пустая пещера не походила на ад, а тем более – рай.
Встреча с Лейлой не могла состояться, потому что… я был жив?
Мне не давали покоя звуки, наполнявшие пещеру: непонятный скрежет, шорох, шепот, вздохи. Я заново осмотрелся, на этот раз обшарив взглядом все уголки временного убежища, – и испытал новое потрясение. Мир выдутой ветром пещеры не был пустым. Я слышал и видел недоступное смертному человеку.
Маленький жучок перекатывал камушек чуть меньше себя размером. Паук ткал в углу узорчатую сеть, выпуская прозрачные нити из брюшка. Муравьи, отталкиваясь мохнатыми лапками от песка, тащили мёртвую саранчу, погибшую при перелёте через пустыню. Из отверстия в стене торчала мордочка приготовившейся к атаке ящерицы, постукивающей языком по сухой пасти...
Из одного потрясения вытекало другое: я слышал и видел всё… кроме биения собственного сердца…
Не было нужды трогать грудь рукой, чтоб убедиться в этом, но я снова и снова ударял кулаком в место чуть ниже и левее горла, будто мог заставить работать то, что навсегда прекратило биться.
Ужас сковал мои органы, удерживая в пещере. Отчаяние же гнало наружу.
Если всё происходящее сон, то пора бы проснуться; если явь – мои представления об аде были слишком неверны…
Преодолев оцепенение, я заставил ноги двигаться и сделал несколько шагов, покидая полумрак спасительного убежища.
Волны невыносимо яркого света, неисчислимые оттенки ароматов, какофонии звуков обрушились на моё сознание, заставив громко вскрикнуть и, прикрывая глаза и уши руками, сжаться от боли, но это не помогало…
Я слышал далёкий вой шакала, звон бубенцов, гортанные выкрики погонщиков. Видел облако пыли, сопровождающее караван верблюдов, уходящий за горизонт слившейся с небом пустыни…
Звук лёгких шагов заставил меня обернуться. Спасительная темнота, пропахшая овечьей шерстью и человеческим потом, мягким облаком укутала голову.
– Немедленно вернись в пещеру. Яркое солнце может ослепить.
Голос Виктории показался серебряным гласом ангела; я не был больше один, вот только небесным стражникам до исчадия ада не было никакого дела…
– Кто ты и что сделала со мной? – эти вопросы я постарался задать как можно тише, хоть ненависть и ярость, переполнившие нутро, рвались наружу.
Виктория швырнула мне в грудь узел с одеждой. Я увернулся – и тот с грохотом упал на песок.
– Оденься и успокойся, потом продолжим наш разговор. Торопиться тебе, как и мне, больше некуда.
– Я хочу немедленно знать правду.
– А я хочу, чтобы ты был в состоянии её выслушать.
Я сделал шаг в сторону хищницы, намереваясь силой вырвать объяснение. Она усмехнулась, ничуть не испугавшись грозного взгляда:
– Напрасно злишься. Ты уже видел, на что я способна. Рыцарю даже со знанием ведения боя и бесстрашием не под силу одолеть вампира старше его на века.
Слово «вампир» ничего мне не говорило и не вызвало ожидаемого Викторией ужаса. Сделав ещё один шаг, я занёс руку для удара:
– Я всё же рискну.
– И отнимешь время, необходимое для бегства.
Женщина-зверь увернулась, мгновенно отскочив в сторону.
– Ты от кого-то бежишь? – повторил попытку я.
– Не я, а мы. – Она сделала резкий выпад и, ударив ладонью в грудь, откинула меня словно бессильного цыплёнка. – А теперь, наконец, уймись и выслушай.
Я с трудом контролировал плескавшееся через край чувство злобы, затмившее желание знать правду.
– Что может поведать убийца?
Виктория следила за каждым моим движением, не позволяя приблизиться к себе на достаточное для удара расстояние.
– Ты мёртв? – усмехнулась она, напрасно надеясь услышать мои слова благодарности.
– Но я и не жив!
Меня переполняла ненависть. Надежды встретиться с Лейлой рушились, как в бесконечное число раз, когда я искал смерти.
Виктория выгнула ноздри:
– Ты так расстроен оттого, что не смог встретиться на небесах с сарацинкой?
Я растерянно смотрел на ту, что лишила меня подобной возможности, недоумевая, как шлюха могла узнать о влюблённости рыцаря, запрещавшего себе думать о деве, казавшейся искушением дьявола? Даже имя любимой арабки я произнёс вслух лишь однажды – после убийства.
Меня ужасно раздражала улыбка на полных губах француженки, соседствующая с надменностью взгляда зверя. Я ощущал себя пешкой в запрещённых церковью шахматах, разменной фигурой в чьей-то давней игре. И сейчас пришло время узнать истину.
– Ты следила за мной?
Виктория усмехнулась в ответ:
– Не по собственной воле. По приказу Повелителя, являясь твоим ангелом-хранителем.
– Что ты хочешь сказать? – Потрясение сменилось удивлением. Рыцарь, живущий во мне, отказывался верить, что хоть чем-то обязан падшей женщине.
– Что ты до сих пор жив во многом благодаря мне, а не любимому тобой Господу.
Её забавляло смятение чувств на моём лице. Она смаковала обидные слова, произнося их чётко, неторопливо, будто забивая гвозди в гроб мужского самолюбия.
– Мне нравилось наблюдать за тобой после сражений. Ты искал и находил во всём провидение Господнее. Непобедимый рыцарь Джеймс, – покачивала головой она, в насмешке приподняв брови, – удачливый, словно благословлён лесным богом Кернунносом*. Всегда первый, выходящий целым и почти невредимым из множества схваток...
– Ты лжёшь! Это невозможно! Я заметил бы рядом с собой женщину!
– Женщину – да, но не воина, прячущего лицо за железным забралом. Или носить доспехи – привилегия мужчин?
– Железо слишком тяжело для дамских плеч!
Она одной рукой подняла узел, брошенный ранее мне под ноги.
– Тут, кроме одежды, твои доспехи и амуниция, за исключением меча. Поверь, мне совершенно несложно держать их. Ты, очевидно, не понял моих слов. Я вампир и ты теперь тоже!
Мысли путались в голове, воспринимая слишком много нового. Запахи, звуки, ощущения, знания. Я пытался отрыть в памяти то, что читал или слышал о вампирах. На ум пришло что-то о рыскающих по ночам кровопийцах. Летучие мыши пьют кровь, но я не тварь с крыльями. Покойники, встающие из гробов… но я не в могиле…
– Тебе подсказать? – рассмеялась Виктория.
Желание придушить убийцу усиливалось с каждым произнесённым ею словом, так же как и неверие в их правдивость.
– Не было никакого рыцаря-спасителя рядом со мной, никогда! Я не мёртв и не мышь!
Она указала взглядом на ящерицу – и уже через мгновение та билась в её руке, отбрасывая хвост.
– Для глаза человека мы слишком быстрые. Нас сложно заметить.
– «Нас»?
Способности Виктории приводить меня в ужас – аббат-наставник мог позавидовать.
Если таких, как она, не одна и не три, то мир людей, созданных по подобию Господа, в большой опасности.
– Да. Или ты думал, что я одиночка?
Мне надоело строить догадки, тем более что все они оказывались неверными.
– Тебе так нравится издеваться надо мной, не объясняя ничего? Ты же говорила о нехватке времени.
– Я предложила тебе одеться и выслушать, а не спорить.
– Согласен.
Мне понадобилось совсем мало времени, чтобы, скинув плащ, натянуть бре, шоссы, сорочку и прочую одежду. Я не надевал под доспехи колет – под знойным солнцем в нём становилось невыносимо жарко. Да и железа старался носить по минимуму, довольствуясь кольчугой, наколенниками, налокотниками, нагрудником и шлемом. В этот раз решил пренебречь даже нагрудником.
Виктория сама подала мне его:
– А вот это надень и постарайся никогда больше не снимать. Он вовсе не помеха даже когда спишь с женщиной. Железо сможет защитить сердце от стрел.
– Но раздавит грудь любовницы.
Она зло зыркнула в ответ на моё возражение:
– Мне он не помеха, а о других и думать забудь! Я мирилась с арабкой, понимая, что с ней у тебя ничего не получится, но иных соперниц не потерплю!
– «Соперниц»? Ты хочешь сказать, что мы теперь вместе?
Виктория по-кошачьи потянулась, с неохотой отведя взгляд от чресел, выпирающих в отверстие лат.
Мне стало не по себе от сквозившего в похотливом взгляде француженки собственничества. Кому из свободных мужей захочется быть чьим-то рабом? Мне пожалован титул сэра, пусть пока безземельного рыцаря. Я больше не монах и подчиняюсь лишь королю.
Виктория и на этот счёт имела собственное мнение:
– Ты мой навсегда. Или пока мне не наскучишь.
– И кто так решил? – Рука непроизвольно потянулась к кинжалу.
Вампирша мгновенно среагировала и, откинув острый металл в сторону, зло прошипела, выставив клыки:
– Провидение!
Я усмехался желанию женщины выполнять миссию Бога. Неужели она возомнила себя королевой или святой? Скорее всего, второе, но кем же тогда был её Повелитель?
– И имя его?
– Моё собственное!
– Я говорю о том, кто послал за мной следить. Я хочу знать, кто приказал. Расскажи, кому подчинялась прежде?
– Для тебя это так важно, узнать моего бывшего властелина?
Я продолжал упорствовать, наивно полагая, что должен был хоть раз встречать его при дворе. Человек с подобной властью не мог оставаться невидимым, и, может быть, именно он поможет освободиться мне из лап кровожадной твари.
– Я начинаю терять терпение. Если отказываешь говорить – уходи. Брось меня в этой пещере или уничтожь, иначе я сам тебя убью.
– Хорошо, я скажу. Хоть и не понимаю: зачем? Какое из многих имён Повелителя ты хочешь узнать?
– Желательно все, раз оно не одно, но для начала назови то, под которым впервые его встретила…
Виктория гордо вскинула голову и с долей пафоса произнесла:
– Роланд. Вассал и племянник Карла Великого!
Надежды вампирши произвести ошеломляющее впечатление увенчались успехом. Я ожидал чего угодно, но только не этого. Не хотелось верить ни единому слову рыжей красотки, но надменность взгляда кровавых глаз убеждала в правдивости.
Я знал, о ком она говорит, потому что не раз слышал песнь о доблестном Роланде – любимую балладу придворных трубадуров.
– Но тогда ему несколько веков…
– Как и мне. В те далёкие времена я была его возлюбленной, обещанной отцом бесстрашному воину.
– Вот тут ты лжёшь! Я точно знаю, что невестой Роланда была Альда.
– Ты не спрашивал об имени, данном мне при крещении.
Моему удивлению не было конца. Я пытался вспомнить дату вторжения «императора запада» в Испанию, на землях которой его любимый племянник принял смерть героя, достойную великого рыцаря, разумом отказываясь верить, что тот был вампиром.
– Роланд – воин от Бога. Он не мог быть служителем преисподней!
Виктория провела тонким пальчиком по моей щеке, снимая крупицы желтоватой пыли, и, склонив голову набок, ответила:
– Знаешь, что я поняла много веков назад? Тысяча женщин по обе стороны враждующих молятся перед битвой, каждая выспрашивая у Господа победы и дарования жизни для своих отцов, братьев, мужей, женихов, любимых. Так кого из них слушать Всевышнему? – усмехнулась она. – Он поступает очень мудро, закрывая глаза и уши на это время, отдавая исход боя во власть сатаны… Выживших на поле брани он после одарит милостью, даруя выздоровление, погибших же примет в небесные чертоги, – Виктория повысила голос почти до крика, забыв об осторожности, – но правит пиром смерти на полях сражений дьявол, и именно Лориан является его любимым приспешником!
– Вы жили несколько веков назад? – Я всё ещё отказывался верить в произнесённое, так же как в правду о рыцаре, подвигами которого восторгался в детстве. Лориан не мог быть им.
«Неужели то, что женщина-зверь твердит о столетиях, успешно прожитых на земле, правда? Как это возможно?»
– Я уже говорила об этом, но Повелитель намного древнее. Никто не назовёт год его точного рождения. Вечность Лориана измеряется не столетиями. И всё это время он накапливал силы, став по-настоящему бессмертным воплощением зла.
– Тысяча лет?
Я был подавлен и растерян. Желание обратиться за помощью к сильному, но слишком злобному «замшелому старцу», отпало.
Она же продолжала рассказывать, разрушая все представления о вечности, кою можно было обрести лишь на небесах или в аду:
– Или несколько тысяч… Все, кто ведали правду его рождения, давно превратились в прах! Но одно я знаю наверняка: Повелитель вампиров не прощает неповиновения и измены. Я нарушила и то и другое, но меня убивать он не станет – слишком любит, а вот с тобой поступит сурово, поэтому и призываю к осторожности. Нужно попытаться как можно скорее покинуть земли Палестины. Постараться затеряться там, где наша внешность не бросается в глаза. Самым лучшим будет отправиться в Англию. Лориан не любит холода и вряд ли подумает, что ты посмеешь вернуться в родные земли.
Виктория опасливо выглянула из пещеры и, простояв некоторое время совершенно неподвижно, сделала знак приблизиться.
– Я не вижу ничего подозрительного. Тебе нужно утолить жажду. – Она показала на небольшое пыльное облачко, сливающееся с горизонтом: – Не так далеко движется караван. Оставайся здесь и постарайся не шуметь. Я принесу еду.
Вампирша смотрела в мои глаза, сомневаясь, можно ли покидать непокорного рыцаря.
– Хочу, чтоб ты знал: без меня тебе не спастись. Даже не думай о бегстве!
Она исчезла, но тотчас вернулась.
– Скажи, ты слышал, как воют волки? Именно волки, а не шакалы.
– Кто же не слышал? Я вырос рядом с Шотландией, а там лохматых убийц предостаточно.
Виктория довольно кивнула.
– Как только услышишь вой − прячься! Заройся в песок и замри.
– Почему?
– Нет времени рассказывать, знай одно: Повелитель умеет оборачиваться волком! Ему не только несколько тысяч лет, он делает многое, на что не способны вампиры.
– А если увижу зверя?
– Значит, прятаться поздно. Молись и готовься принять смерть – сбежать от него в пустыне невозможно! – Женщина усмехнулась, заметив сомнение в моём взгляде. – Поверь, единственный вампир, способный уйти от погони Лориана, стоит перед тобой, но делиться секретом я не стану.
Она вновь исчезла, не издав ни единого звука иль шороха, будто в пещере её никогда и не было.
Я решил не искушать судьбу и послушать совета. Что-либо изменить уже было слишком поздно. Оставалось принять случившееся и попытаться узнать, как бороться с безжалостной убийцей с ликом прекрасной девы или… Какие ещё личины способна принимать вампирша, если её слова о Лориане правдивы?
Душой и сердцем я мёртв был давно, осталось привыкнуть к неживому телу.

Виктория вернулась очень скоро; «еда», принесённая для меня, встала на колени, пытаясь молить о пощаде, но в планы вампирши не входили вопли перепуганного насмерть погонщика. Она, презрительно выгнув уголки оскаленного рта, не мигая смотрела в его глаза, забавляясь бессилием онемевшей от ужаса жертвы.
Лишь одинокая слезинка успела вытечь из чёрного глаза араба, как вампирша впилась клыками в покрытую пылью шею, с урчанием, всхлипыванием всасывая тёплую кровь в рот.
Я согнулся, пронзённый приступом отвращения, но вовсе не к звукам, исходящим из горла Виктории, а от страстного желания присоединиться к её трапезе.
Запах крови бил в ноздри не железом, как раньше, а вкуснейшим сладким, как шербет, ароматом. Волна голода резала желудок, жажда крови разрывала каждую частичку костенеющего тела новообращённого вампира…
Я видел всё происходящее словно со стороны: мои руки вырвали безвольное, словно тряпичную куклу, тело погонщика из захвата Виктории; клыки выдвинулись вперёд, вонзившись в надорванную вампиршей вену. Сладкая жидкость живительными струями попала в рот, в тот же миг разлившись теплом по мёртвому телу…
Я остановился лишь с последней каплей крови, выдавленной из опустевших жил араба.
Тепло, сытость, наполненность вампирской сущности противостояли остаткам человечности. Осознание, что я вёл себя как зверь, пронзило мозг.
Я выпустил тело из рук. Чёрные, наполненные ужасом глаза тёмными плошками выделялись на синеватом лице сарацина… Мёртвое лицо первой жертвы долго преследовало меня во время короткого сна.
Исчадие ада довольно улыбалось − моё отвращение забавляло его.
– Ты столько раз сражался ради глупого Бога, так почему же смерть во имя собственного насыщения вызывает столь сильную брезгливость? Скольких воинов ты сразил на поле брани? Десяток, сотню? Так чем одно убийство отличается от другого? Мы убиваем не ради забавы или безумных призывов, а для пропитания. – Виктория презрительно усмехнулась: – Вампирам никогда не сравниться в жестокости с вашими королями и Римским папой, отправляющими на смерть тысячи тысяч людей. Нам стольких не съесть!
Она смотрела сквозь вход в пещеру на уходящее за горизонт дневное светило.
– Пора выдвигаться. Скоро нам предстоит долгий путь, но сначала я кое-что тебе покажу. Хочу, чтоб ты увидел мир живых глазами вампира. А ещё нам нужно как следует подкрепиться перед дорогой. Человеческая кровь нас не только питает, но и согревает, иначе мёртвое тело закоченеет – и мы не сможем двигаться…

Я разглядывал город, из которого несколько дней назад меня выкрала Виктория, и не узнавал его. Ночью он был не менее разноцветным, чем днём. Стены не были серыми при свете луны, вернее, серый получил тысячи разных оттенков и очень хорошо сочетался с красным и жёлтым, которые дарило пламя зажженных факелов.
Сады благоухали совершенно другими ароматами, воспринимаемыми необычайно чувствительным обонянием вампира.
Я видел не хуже, чем днём. Теперь каждый листок, каждая травинка, трепетавшие под дуновением лёгкого ветерка, играли тенями в свете луны. И, казалось, жили собственной невидной глазу обычного человека жизнью.
Звуки и шорохи заполняли пространство на много миль вперёд. Я понял, что имела в виду Виктория под презрительным «миром живых»… Он был ужасен!
Запах немытых человеческих тел отвратителен. Насекомые, копошившиеся в волосах и теле, грызли хозяев живьём. Я слышал хруст их укусов.
Крики истязаемых пленников, доносившиеся из подземелий.
Чавканье, так похожее на кабанье, отрыжки, «ветры» пирующих ночью вельмож. Жалобы, плачь насилуемых служанок. Стоны, всхлипы, шлепки тел дарящих удовольствие господам наложниц.
Скрипы, храпы и прочие непотребные звуки – всё это вызывало граничащее с омерзением отвращение… Совсем недавно и я был столь же ужасен…
Виктория забавлялась, читая смятение чувств на моём лице.
– Ну что, достойны животные, передвигающиеся на двух ногах, жизни? По мне, так любая лань, любой хищник стоит на порядок выше, потому что не обладает столь извращённо развитым умом, как человек! Что даёт ему разум? Лишь поиск новых утех для себя и мук для тех, кто стоит чуть ниже по положению.
– Ты настолько не любишь людей? Но ведь сама несколько сотен лет назад была точно такой же!
– И за это ненавижу их ещё больше! Мы останемся в нашем убежище на пару дней. Смотри и запоминай всё, не забывая питаться.
Она остановилась возле высокой башни и, втянув ноздрями воздух, довольно осклабилась:
– Обожаю кровь невинных дев. Присоединишься или подождёшь меня внизу?
Я отказался; вампирша в мгновение ока взобралась на башню. Короткий вскрик – и чья-то жизнь навсегда прервалась…

Лишь много позже я понял, что ненависть Виктории корнями уходит в зависть. Человеческая женщина была способна на то, чего лишены живые мертвячки: она любила, зачинала от мужского семени и порождала новую жизнь...
Вампиры же вокруг себя сеяли только смерть…
Я мог различать себе подобных и удивился немалому числу нежити, смешавшейся с живыми людьми. Шлюхи, пьющие кровь посетителей борделей; мёртвые воины, вожделеющие битв, чтобы вдоволь оросить измученные жаждой глотки; священники, выпивающие остатки жизни из больных, к ложам которых их пригласили для причащения. Лекари, делающие кровопускание пациентам, облизывающие посуду с живительной жидкостью. Повитухи, принимающие роды, лакающие кровь меж ног потерявших сознание рожениц… Вампиры были повсюду…
– Любая война или мор – возможность открыто кормиться, и мы стараемся не пропустить ни одну из них. Вампиры не вечны. Не верь тому, кто скажет обратное. Нас можно убить − достаточно знать, как это сделать. – Виктория похлопала мне по груди: – Всегда закрывай сердце. Железный нагрудник – лучшая защита от стрел, поэтому я принесла тебе доспехи, но арбалет способен пробить и его.
Я вспомнил, при каких обстоятельствах впервые предстала передо мной вампирша.
– Так вот почему тебя смогли поймать тамплиеры. Из-за попадания стрелой в сердце?
– Да! – хищно оскалилась Виктория. – Храмовники поняли, что столкнулись с чем-то нечистым, раз стрела не убила меня, а лишь обездвижила. – Она хохотнула: – Глупцы понадеялись, крест поможет уничтожить колдунью!
– А это не так?
– Ты можешь обвешаться ими хоть с головы до пят, а вот от костра лучше держаться подальше. – Вампирша, взглянув мне в глаза, добавила с недоверием: – Думаю, тебе пока не стоит открывать верный способ, как можно нас уничтожить…
И была права. Я проклинал её за то, в кого она меня превратила; презирал себя, что позволил сделать это; испытывал отвращение к жажде, полыхающей в горле, груди, желудке, венах. Я ненавидел всех монстров в человеческом обличье, вооружённых длинными клыками и награждённых дьяволом невероятной силой.
Поэтому, знай в тот момент, как их убить, начал бы мстить, и первой жертвой стала бы Виктория. Я не ведал, как добраться до того, кто, вообразив себя богом, жестоко распорядился моей судьбой, но он стал бы следующим.
Незнание делает нас глупцами, неведение – глупцами безрассудными…
Через мгновение я понял причину новой вспышки жажды крови.
– Сарацины, сарацины! Они нападают!
– Все к оружию!
– Они хотят застать нас врасплох…
Крики неслись со всех сторон.
Я по привычке опустил руку, отыскивая рукоять меча, но его не оказалось на месте.
Виктория ухватила меня за плечо:
– Что ты задумал? Это больше не твоя война. Нам нужно скрываться.
Может быть, она и была права, но только убийство во мне человека не отменяло духа солдата, чувство воинского братства, да и христиане за стеной города по-прежнему были моими единоверцами. Я, в отличие от вампирши, верил в Господа, а не в Лориана!
Вырвав у первого попавшегося на моём пути рыцаря меч, я не бросился к выезду из города, а спрыгнул с крепостной стены, оказавшись в центре отряда нападающих.
Возможно, в тот момент я искал смерти. Но Виктория была права: убить вампира очень непросто…
Слетев с высоты двадцати футов, я не сломал ни одной кости. Более того, раздавил собой араба и перебил хребет лошади, на которых упал сверху.
Городские ворота спешно закрывали, железные решётки с грохотом опускались вниз. Наверное, кто-то из знатных вельмож уходил от погони, и ради его спасения жертвовали жизнями горожан, открыв ночью проход за каменное ограждение.
Отряд сарацин ринулся к воротам. Им удалось бы прорвать защиту из сотни полузаспанных стражников, если бы на их пути не встал вампир.
Я устремился к несущимся впереди всадникам и бежал намного быстрее их лошадей.
На то, чтоб убить первых двух воинов Аллаха, понадобился всего лишь миг, но с остальными пришлось повозиться…
Никогда ещё я не чувствовал такого удовольствия от звуков разрывающихся лат, перерезанных горловых хрящей, ломающихся с хрустом костей, рвущихся, словно нитки, вен, брызжущих кровью, которую я ловил губами, лопающихся, словно орехи, оснований черепов… Я прежде так ясно не слышал их.
Ухо с особым наслаждением ловило звуки именно искалеченной человеческой плоти, делая её песней жизни вампира.
Лезвие меча давно затупилось, и я убивал лишь за счёт невероятной силы, не прорезая плоть милосердно, даря мгновенную смерть, а круша, словно молотом, головы, грудины врагов, оставляя их умирать, отхаркивая с кровью крупицы размолотых в кашу костей…
Я чувствовал себя тем самым Роландом – сильным и ловким, как бог, и столь же неуязвимым, упиваясь гибкостью мышц необычайно лёгкого тела. Мне нравилось это ощущение. Никто не мог сейчас заявить, что спасал мою жизнь и звание удачливого рыцаря я ношу благодаря усилиям женщины.
Я урчал, наслаждаясь запахом и вкусом крови врагов, время от времени припадая к обезглавленным шеям. Так было до момента, пока рядом не появилась перепачканная кровью Виктория и не напомнила о нависшей над нами опасности:
– Что ты творишь?! Оглянись вокруг, глупец! – указала она на светящиеся в темноте глаза некоторых из подоспевших на выручку защитников города. – Забудь о еде. Бежим, пока они не узнали, кто ты. Ещё немного – и станет поздно!
Покидая, словно трусливый заяц, поле сражения, где являлся победителем, я понял, почему древний Лориан обладал таким могуществом. Причина крылась не только в возрасте. Каким бы мудрым ни был король, силу его отождествляют с армией. Создав из опытных, преданных воинов отряд вампиров, он стал непобедимым. И трудно было представить, насколько умелым рыцарем стал он сам, имея возможность оттачивать воинское искусство тысячелетиями…

Виктория остановилась недалеко от пещер, тревожно обнюхивая воздух и осматриваясь по сторонам.
– Что-то не так. Я чувствую, Лориан побывал здесь.
– Он поджидает нас?
– Нет, сейчас он не здесь. Пахнет другими вампирами и гарью – и запах этот наполнен смертельным страхом и ужасом. – Она смотрела за горизонт, будто надеясь разглядеть в ореоле восходящего солнца древнего убийцу. – Мы должны узнать, что он оставил.
Пришлось сделать большой крюк, чтобы подойти к пещере с подветренной стороны.
То, что предстало пред нашим взором, повергло не только меня, но и Викторию, в шок.
На три кола, глубоко врытые в землю, словно утки на вертел, были насажаны три человека. Женщина и двое мужчин разного возраста. Пронзённые стрелами сердца указывали, что помогло Лориану поймать их. Стянутые сзади руки жертв были обмотаны кованой цепью, соединяя одного пленённого с другим. А в центре живого треугольника горел костёр…
– Семья мясника Томаса. Он когда-то осмелился поспорить с Повелителем. Я знала, что этим закончится. Лориан никогда ничего не забывает и не прощает обид.
– Почему они не вырвутся?
– Ты видишь костёр? Начни кто-то из них снимать цепи – и остальные двое вместе с кольями попадут в пламя. Не думай, что рядом с костром никого нет, вампиры где-то неподалёку…
– Но неужели они не успеют сбежать?
Виктория усмехнулась:
– Лориан любит пытать и смотреть на муки жертв. Он может делать это годами, точно рассчитав момент смерти обескровленной игрушки. Ты видишь, что тела сдвинуты вбок? Уверена, колья вбиты чуть ниже сердца. Любое движение жертвы насадит его на остриё смертельного древа, а рывок сбросит в костёр. Сгореть живьём − слишком страшная смерть, уж лучше быть обезглавленным перед этим, чтобы не чувствовать боли.
– Он срубит им головы?
– Обязательно. И начнёт с женщины. Ненависть, боль бессилия в глазах мужчин доставят ему дополнительное удовольствие. Последним умрёт глава семьи, наблюдая за агонией умирающего сына…
Она прошла ко входу в пещеру и подняла с песка кусок дерева с нацарапанной кровью надписью. Я впервые видел письмена на том языке.
– Что это?
– Послание для меня. Три дня сроку на выполнение данного ранее приказа, если не хочу занять место одной из жертв.
Я пропустил мимо ушей содержание, зная, что не смогу ничего изменить – лишь Виктория властна принять решение: жить отказавшемуся сменить господина рыцарю иль умереть. Меня больше интересовали закорючки, с помощью которых Лориан общался с бывшей невестой.
– На каком языке здесь написано?
– Сензар – язык древних атлантов. Никто кроме меня не знает его. Это наш с Повелителем тайный шифр…
Я во все глаза смотрел на вампиршу. Лориан – потомок атлантов? Я читал об исчезнувшем материке в «Диалогах» Платона, но считал, что рассуждения о слишком развитой цивилизации всего лишь миф, как и древние боги Греции. А сейчас перед моими глазами лежал образец их письменности? Подтверждение того, что древний философ был прав? За одну мысль об этом меня могли предать анафеме… Но теперь я не относился к людям, стоящим на страже величия Господа…
– Лориан – атлант?
– Конечно! А о чём я тебе сейчас толкую?
– Ты знаешь о древней Атлантиде?
– Лишь то, что поведал Повелитель, когда ещё полностью доверял мне.
– Но точного возраста его ты не знаешь?
– Лориан много чего говорит, и как различить, где ложь, а где правда? Верь я ему безоговорочно – давно сошла бы с ума. Все эти его россказни о пирамидах библейского Египта; странах, где прямо из моря всходит солнце; о горах, уходящих вершинами намного дальше облаков, покрытых вечными снегами, и волосатых коровах, разгуливающих по ним…
– Я хотел бы об этом услышать!
Виктория хохотнула:
– Ну что же, останься в пещере – и, может быть, он удовлетворит твоё любопытство, прежде чем, сняв голову с плеч, отправит в костёр.
Вот так я узнал о вампире, древнем, как мир, каким мы его знаем, и свирепом, что все демоны ада. Я и после не раз видел следы его жестокости, всякий раз удивляясь злобной выдумке кровожадного палача, не жалеющего ни старух, ни детей.
Я никогда не лицезрел его, потому как для меня это означало бы найти свою смерть. И знаю лишь описание его облика: высокий, голубоглазый гигант с длинными чёрными волосами, бородой и смуглой кожей…

Нам удалось благополучно добраться до спасительных туманов Англии, избежав многих ловушек Повелителя, но каждый наш день проходил в движении. Одни сутки плавно перетекали в другие; месяц сменялся следующим; сезон – сезоном; год – годом. Я давно потерял счёт времени нашего с Викторией скитания.
Мы боялись задерживаться на одном месте больше суток. Питались людьми, что попадались в лесу, или делали набеги на маленькие деревушки, избегая заходить в города.
Постепенно я прекратил стыдиться звериной сущности, принимая то, что другим мне уже не стать.
Непонятная же страсть Виктории к жестоким убийствам раздражала с каждым разом всё больше. Она выбирала жертв не среди стариков, больных или солдат, как делал я, − вампирше нравилось пить сладкую кровь детей иль молоденьких девушек. Она нередко устраивала охоту, долго преследуя выбранную добычу, играя с ней, наслаждаясь страхом, словно большая рыжая кошка истерикой мышки…
Я перестал верить в Бога, обвинив того, что забыл обо мне с момента рождения, позволив служителям дьявола превратить своего верного слугу в живого мертвеца.
Смирился с непонятной привязанностью Виктории. Даже сумел по-своему полюбить женщину, ставшую для рыцаря спасением и мучением одновременно. Я примирился с судьбой, но тут произошло то, что вернуло потерянную веру в Господа и разрушило всё остальное…

Я проснулся в тревоге, после долгого ночного перехода. Ощущение непонятного напряжения витало в воздухе – и одной из его причин стало отсутствие подле меня Виктории.
Мы выбрали для сна небольшую поляну в густом лесочке, неподалёку от полуразрушенной часовенки.
Запах людей, приносимый ветерком из деревушки, расположенной в нескольких милях от замка, приятно щекотал ноздри. Не нужно будет искать пропитание после отдыха, достаточно наведаться в дом на окраине поселения.
Но сейчас аромат крови не был далёким и слабым. Свежий и острый – он бил по желудку, мгновенно пробудив жжение в горле. Я принюхался. Сомнений не было, кто трапезничал в часовне…
Едва переступив порог пристанища веры, я в очередной раз поразился жестокости Виктории, но в этот раз она превзошла саму себя.
Все её рассказы о зверствах Лориана меркли по сравнению с тем, что я там увидел, убедившись, что эти два вампира хорошо дополняли друг друга: один ненавидел себе подобных, другая – живых людей…
Несколько мёртвых тел лежали у самого входа. Свёрнутые набок головы, широко раскрытые в смертельном ужасе глаза, перекошенные немым криком рты... Вырванные сердца, кусками ненужного мяса валяющиеся подле ног…
Окровавленные игрушки Виктории, в одиночку оказавшейся среди людей, потерявшей от чувства собственного превосходства всякую осторожность. Я замечал в последнее время, что жизнь беглянки изрядно наскучила вечной невесте Повелителя.
– Ты хочешь, чтоб о нас узнали? – мой возглас прозвучал очень громко, гулким эхом отозвавшись от куполообразного прокопчённого потолка.
Виктория резко обернулась, от неожиданности выронив из рук тело младенца. Ребёнок упал на грудь женщины в шерстяном сером платье, распластанной на полу, и заплакал. Мужчина в старой, но чистой, одежде лежал рядом; он был ещё жив. Намотанный на руку плащ, нож, крепко зажатый в ладони, говорили, что отец большого семейства, успев среагировать, пытался защитить родных, но против грозного убийцы у него не было ни одного шанса. Он хрипел, пуская из разодранного горла кровавые пузыри, вращал глазами в поисках плачущего сына…
– Смотри, сколь живучий! – Виктория толкнула мужчину ногой и подхватила малыша, высвободившегося из пелёнки, за крохотную ножку. – Этого я оставила на десерт. Такой розовенький, пухленький – просто прелесть!
Она кивнула в сторону деревянного распятия, с обратной стороны которого был привязан священник:
– Там и для тебя кое-кто припасён.
Вампирша обвела пустым взглядом место кровавого побоища.
– Вот, решила зайти на крестины без приглашения, и не зря! – Она обнюхала животик младенца. – Пахнет молочком матери. Я тоже могла бы ею стать, если бы Роланд не вернулся из похода так скоро. Ребёнок умер во мне после укуса… Когда мёртвый жених оставил невесту умирать на руках служанки… я видела малыша, перед тем как провалиться в бессознание перерождения. Он с болью вышел из чрева, весь в сгустках крови… такой крохотный, красненький… упавший меж моих ног комочек живой плоти...
Виктория облизала покрытую пушком крохотную головку. Ребёнок зашелся в истерическом крике. Она зашептала ему на ушко:
– Не стоит, милый, не плачь. Тебе уже никто не поможет – ты мёртв, как и мамочка, хотя ещё не догадываешься об этом!
В тот момент она выглядела безумной…
Так я узнал причину ненависти вампирши к девушкам и детям, кроющуюся в страшной тайне добрачной связи Виктории с кем-то кроме жениха, или с ним, если, конечно, мёртвые могут дать семя жизни…
Я стоял, словно пригвождённый к покрытому кровью липкому полу, насчитав двенадцать трупов, шестеро из которых были детьми – девочками-погодками…
Три следующие кандидата в усопшие шевелили губами. Один кричал; второй пытался произнести слова проклятия; третий шептал молитвы.
Раненый мужчина замолк первым, ребёнок – вторым, но прежде вампирша поднесла его к священнику.
– Благословите меня, святой отец, ибо я согрешила…
Кровь младенца брызнула из прокушенного крошечного горла, обагрив деревянные ноги распятия…
Я слишком поздно подскочил к Виктории, да и что я мог сделать? Она оттолкнула меня локтем, жадно глотая тёплую кровь невинной души, так и не успевшей перейти под покровительство Бога.
Я коснулся ладонью перепачканных кровью ног того, кто когда-то принёс себя в жертву, и закричал от пронзившей тело боли.
Лица убитых мною людей проносились перед глазами, быстро меняя друг друга, сливаясь в единую пелену раскрытых в последнем крике ртов и распахнутых в ужасе глаз…
Я слышал слова собственных стенаний и жалоб, обращённых к Богу.
И вдруг увидел себя в чреве матери, почувствовал страх крошечного младенца, сдавленного начинающим чернеть сводом, знающим, что ещё немного – и за ним придёт смерть. Но что-то светлое коснулось ещё не рождённого младенца, разгоняя окружившую его темноту, осторожно подталкивая к узкому лазу. Я с отчаянием устремился к свету, зная, что место, где сейчас находился, уже коснулось дыхание смерти.
Господь спас меня, не дав погибнуть в чреве матери!
Я увидел кормилицу, с оглядкой сующую в маленький ротик длинный сосок. Она кормила меня, отнимая грудное молоко у единокровных сестёр, подкармливая девочек на свой страх и риск козьим.
Женщина любила пухлого кроху, так напоминающего собственного, погибшего в младенческих судорогах; а выкормив, отдала бездетной сестре – жене конюха!
Я наблюдал, с какой любовью та играла с оставшимся в живых после желудочной болезни бастардом хозяина. Видел конюха, стругающего по ночам для скрасившего его жизнь мальчика деревянных лошадок…
И они всей душой любили меня!
Замечал, как менялись в лице слуги, ставшие мне родителями, обнаружив неподалёку от конюшни жену барона, с ненавистью взирающую на розовощёкого мальчугана.
Услышал разговор отца с конюхом, обсуждающих подробности очередного отравления сына. Его решение отвезти мальчика в монастырь, под опеку служителей Божьих, иначе бастарду не выжить.
Я с удивлением наблюдал слёзы отца, крестящего сына на прощание... Выходит, и он любил меня?!
Откровения, шедшие одно за другим, потрясали, рвали проклятую душу…
Воспитание в монастыре дало мне возможность стать грамотным, изучить языки, науки, о чём и помышлять не могли крестьянские дети. Я был накормлен, обут, одет, спал в чистой постели, всегда находясь под опекой и защитой братьев…
Меня любили, оберегали все, кто был рядом, но я не замечал, не желал видеть этого, упиваясь обидой брошенного бастарда, вскармливая в себе смертные грехи!
Гордыня – я усомнился в делах Божьих, в присутствии Господа в моей жизни, посмел выдвигать упрёки, обвинения, возомнив себя тем, кому позволено наводить хулу на детей его, порой посылая в молитвах безумные вопросы и проклятия…
Предавался печали, жалея о смерти матери. Оплакивал столь короткий срок на земле женщины, подарившей мне жизнь, забывая при этом, что она ушла в лучший мир под опеку Господа, избавленная от насилия, горькой доли и тяжести жизни бесправной служанки.
Я завидовал тем, кто имел отца и мать, сводным сёстрам – их счастью купаться в любви родителей, забывая, что многие дети с ранних лет гнут спины рядом с отцами, зарабатывая непосильным трудом болезни и грыжу. Девочек же ждало раннее замужество, и неизвестно, кто достанется им в мужья. Возможно, жизнь в родительском доме станет единственным светлым пятном их воспоминаний.
Я гневался порой на весь мир. И злоба, умноженная в сотни раз, вернулась ко мне в виде Виктории…
Я лишал жизни людей, нарушая главную заповедь − не убий! И неважно, что делал это по призыву церковников. А ныне и сам живу мёртвым…
Мной овладело вожделение к иноверке – и я ответил за это удовлетворением ненасытной похоти Виктории.
Порой я нарушал посты, объясняя самому себе обжорство, желание съесть мясо тем, что иначе не будет сил держать меч… И вот теперь не могу насытиться кровью…
Поддаваясь унынию, искал смерти, мечтая уйти вслед за Лейлой, и был услышан − я мёртв, но вот только рядом со мной не арабка…
Единственное, чего сумел избежать − алчности, но ею можно назвать желание быть замеченным, стать первым среди рыцарей. Я заменил алчность тщеславием…

Виктория за несколько мгновений осушила младенца − ровно столько же потребовалось мне, чтобы осознать всю тяжесть грехов, которые мне не смыть, а носить, приумножая на вечность!
Виновница того, что я не умер, а стал чудовищем, довольно урчала рядом, откинув посиневший трупик ребёнка в сторону.
Скольких детей вампирша уже убила, не позволив стать отцами и матерями, не дав исполнить предначертанное Господом? Сколько убьёт ещё?
Я не осознавал, что делаю, придя в себя лишь от криков Виктории.
Она вопила, пригвождённая мечом к распятию. Из высокой белой груди торчал деревянный крест, а из ладоней, пробитых ножом погибшего отца и моим кинжалом, текла чёрная сукровица.
Живая копия распятого Христа, с наполненными кровью невинных детей бордовыми глазами…
– Что ты делаешь?! Я люблю тебя!
Первое признание в любви, сделанное мне женщиной, в глазах которой отражался огонь сорванного со стены факела.
– Заметаю следы, как ты и учила. Никто не должен догадаться, кто пировал в часовне, став причиной массового побоища.
– Не бросай меня, не смей!
Я не слушал её, размышляя, как поступить с перепуганным насмерть священником. Выхода не было…
– Извини, не могу иначе. Ты свидетель этого ужаса… – Руки привычным движением ломали шею; он не успел даже ответить.
Мне нужно было спешить. Священника скоро хватятся в замке, если он прибыл оттуда, или в ближайшем монастыре, если служит там.
Виктория высвободится в любую минуту, а я не хотел её больше видеть.
– Не смей, слышишь… – уже не кричала, а злобно шипела она – оскорблённая, отвергнутая любовником женщина.
– Ты не умрёшь, не кричи напрасно. До того как разгорится пламя, ты сможешь освободиться. Но умоляю, не ищи меня, иначе всё повторится. Сегодня наши пути расходятся в разные стороны!
– Я люблю тебя! – признание больше походило на проклятие.
– Неправда. Ты не способна любить никого, кроме себя и подаренной бессмертием вседозволенности. Может быть, чуть-чуть Лориана, если в столь жестоком сердце вообще способна зародиться любовь.
– Я отомщу!
Я усмехался, поджигая деревянную утварь:
– Вот в этом не сомневаюсь, но только помни: я воин и уже научился многим уловкам вампиров.
– Я натравлю на тебя Повелителя!
И на эту угрозу мне было чем ответить:
– Быть может, но не рискуй, мне есть что рассказать ему про невесту, а ты говорила: он не выносит предательства! В те далёкие времена твои измены не были результатом его желаний. Вряд ли ему понравится узнать, что ты − шлюха по всей своей сути, а не по приказаниям!
– Я тебя спасла! – перешла к попытке усовестить она, но я больше не чувствовал себя обязанным.
– Ты не позволила мне умереть, оставив мёртвым бродить по земле, сеющим зло рабом твоих низменностей, вместо того, чтоб быть рядом с Господом на небесах! Будь проклята и прощай!

Я бежал больше суток, выбирая самый безжизненный уголок в горах Шотландии. Больше месяца прожил в пещере, боясь не только вампиров, но и волков, пока не изучил стаю местных хищников. Я становился кочевником, опустившимся, почти потерявшим разум, но свободным!
Самое сложное оставаясь вечным − не сойти с ума. Найти, чем занять себя каждые день, час, миг опостылевшей жизни мёртвого изгоя. Не превратиться в одиночку, гонимого непрекращающейся ни на минуту жаждой крови, забывшего свои корни и всё человеческое. Я видел таких скитальцев немало. Возможно, благодаря им и возникли легенды о мертвецах, восстающих с могильного ложа.
Обострённые до предела чувства радуют первое время, наполняя мозг новыми ощущениями, а мускулы – действиями. Но проходят дни, года, десятилетия – и ты с горечью понимаешь, что мир вокруг изменяется: растут деревья, взрослеют дети, рождаются их наследники, дети выросших детей…
Бег времени неумолим: он делает мальчика юношей, мужчиной, отцом, главой семейства. Превращает почтенного человека в убелённого сединой старца, наполненного мудростью…
И лишь ты не меняешься вовсе!
День за днём вдыхая многочисленные ароматы, поданные воздухом, слыша миллионы звуков, шорохов, слов любви, желания, вздохи, различая признаки чужого сладострастия, приправленного чем-то намного большим, чем похотью…
Невыносимо больно слышать крики рожениц, первый плач их младенцев, слёзы радости матерей, мужей, первый смех беззубого смысла жизни, и знать, что тебе никогда не удастся испытать ничего подобного! Ты непричастен ни к чему живому…
Удел вампира − глоток горячей крови, бьющей фонтаном из разорванного горла того, кто ходил в церковь и молился Господу, веря в высшее чудо. Ты пытаешься согреться теплом венозной жидкости, чтобы хоть на миг почувствовать себя живым, но никогда не удаётся сделать этого. Чужая кровь в твоих жилах слишком быстро стынет…
Ты во всём давно разуверился и считаешь Бога таким же завистником, как и сам. Перестаёшь ощущать ценность каждого прожитого часа, бояться, что любой миг может стать последним и нужно заполнить его до краёв счастьем. Никуда не стремишься, не спешишь жить, наполняя мир красками…
Вообще никуда не торопишься.
Человек зарождается душой на небесах, рождается и живёт на земле и снова устремляется к облакам. Люди с рождения обречены на смерть, но уходят, замыкая круг бытия, лишь выполнив определённое предназначение.
Для чего созданы вампиры – не знает никто. Мы падаем в бесконечную чёрную бездну с первого мига перевоплощения…
Не так-то просто оборвать свою жизнь вампиру. Инстинкт самосохранения возьмёт верх – и ты сделаешь всё, чтобы остаться в живых, и прекрасно знаешь, что так и будет. Краски тускнеют, мир из цветного превращается в чёрно-белый, сплошным потоком сумерек проносящимся перед глазами.
Иллюзия жизни, наполненная жаждой, пресыщенное однообразие вечности…

Так было до дня, когда я наткнулся на Беллу.
Растерзанную, со следами пыток на теле, в грязном разорванном рубище, вымазанном кровью. Густые чёрные волосы разметались по худенькой спине.
Хруст костей, крошащихся на зубах лохматых тварей, звон разрываемых жил и вен, бульканье ручьём вытекающей крови – всё это напомнило что-то далёкое, ускользающее из почти угасшей человеческой памяти.
Я решил подарить несчастной быструю смерть, как избавление от мук. Отняв у собак чуть живое тело, запрыгнул на дерево и оскалил клыки, чтобы убить…
И тут она распахнула веки… Тёмные бархатные глаза, полные невероятным отчаянием и желанием выжить. Спёкшиеся в кровавую корку губы зашевелились, прошептав: «Спасите…»
Меня будто пронзило молнией. Молодая женщина просила о том, что однажды я дать не смог! В этот раз я имел возможность помочь, подарив вечность, как акт возмездия тем, кто послал несчастную на смерть!
В Белле я разглядел Лейлу!




*Кернуннос ("рогатый") - в мифологии кельтов бог, почитавшийся на территории нынешних Франции и Британии. Он обычно изображался сидящим со скрещенными ногами или со стоящими рядом оленем и быком, одетым в тунику без рукавов, с торквесами (подобием ожерелья — знаками отличия у кельтов) на шее. Его голову украшала пара ветвистых оленьих рогов, и само имя "рогатый" говорит, что он был богом леса и диких животных или богом изобилия.


Спасибо огромное за терпение и помощь моему редактору Светлане-ССღ
И оперативное бетирование замечательной бете Мариночке-АкваМарина



Дорогие читатели! Спасибо огромное за то, что вы со мной в этой истории. Спасибо огромное всем, кто отдал голос за "Кровавое Рождество", собрав для него много наград, из которых по правилам конкурса оставили лишь три. У меня еле работает комп и я не могу отблагодарить каждого лично. Поэтому говорю спасибо вам здесь. Без Вас я ничто!


А теперь слово передаю Светлане.

Дорогие читатели!

Как и обещала, хочу устроить маленькую "Угадайку"!




Источник: http://twilightrussia.ru/forum/40-11422-203
Категория: Альтернатива | Добавил: Galina (15.11.2013) | Автор: Galina
Просмотров: 2065 | Комментарии: 77


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 771 2 »
0
77 Svetlana♥Z   (10.02.2016 11:51)
Виктория жестокая! cry Джеймс - вечная одиночка, это наверно даже не существование, а пытка! cry

+1
76 Январия   (30.04.2015 20:37)
Ничего себе... Ну и жестокая оказалась эта Виктория... Брр... жуть просто... Аж мурашки по коже от прочитанного бегали. Не выдержал Джеймс такого зверства, хоть и стал вампиром, а душа у него светлая осталась... Очень жаль его... Молодец, что спас Беллу.
Очень интересно! Спасибо!

0
75 Marishelь   (11.06.2014 00:29)
Хоспидяяя...жуть какая... surprised Эсме, потеряв ребенка, стала лучшей матерью для всех детей, а эта стервь Виктория... Надо было ее угробить >(

+1
74 GASA   (05.05.2014 23:09)
По пробую тоже составить пары:
Белла - Лориан она сумеет противостоять тирану
Джейн - Ждеймс думаю своей нежностью покорит его
Мария - Себастьян ну эти друг без друга не могут
Виктория - Джейк он найдет на нее управу
Страшная глава.Хочется перефразировать,вампиры тоже могут плакать.УЖАС!!!Как страшно оказаться неизвестным существом на века

+2
73 klaypeda   (10.12.2013 21:52)
Девочки, начала читать... дух захватывает от всех интриг и переплетений... жду продолжения. Спасибо!!!

+2
72 Stellar   (01.12.2013 21:28)
спасибо за главу! Виктория и Лориан друг другу идеально подходят, они два диких зверя.

+2
71 LOst   (01.12.2013 17:55)
Спасибо за главу! Сколько пришлось пережить Джеймсу на пути избаления... до тех пор пока он не встретил Беллу))) пока она не ворвалась в его жизнь солнцем и не изменила ее, не преобразила темное и гнетущее в краски!

+3
68 tess79   (27.11.2013 18:53)
Мир приобрел новые краски,
Ярче эмоции, чувства острее.
Только и жажда идет с ними в связке,
жажда, которая в горле алеет.

Новая сущность тебе ненавистна,
Вечность смотреть своим жертвам в глаза,
Сквозь убеждений не стершихся призму,
Тайно свой взор устремив к образАм.

Времени бег неумолим,
Рождаясь, взрослеет, мудреет душа.
Только не властен над телом твоим,
Жизнь, как рефрен, течет не спеша.

Краски тускнеют, и вечность не в радость,
Черная бездна - вот смысл бытия.
День ото дня все сильнее усталость,
Тяжесть грехов - это карма твоя.

Галечка, спасибо за главу!!!

+1
70 ССღ   (27.11.2013 19:27)
Танюшка, спасибо за стих! cry

+2
67 LiLiT666   (27.11.2013 02:26)
Спасибо за продолжение!
Какая любопытная "угадайка"
Попробую порассуждать, буду подбирать невестам женихов.
Первая Белла
Белла и Джеймс, ни к чему хорошему не приведёт, тем более она напоминает ему (не важно по каким причинам) его возлюбленную сарацинку. Так что нет.
Белла и Себастьян, не правильно это как-то, тем более считаю что пара у него есть.
Белла и Джейк, ему до неё как до луны, совсем разного поля ягоды.
А вот Белла и Лориан.., а чем чёрт не шутит, а вдруг тут что-то не чисто, он в волков превращается, это заставляет задуматься.
И так Джейн
Джеймс, Джейк, Лориан...
По мне так Джеймс самое то.
Мария, для меня без вариантов, Себастьян и никаких гвоздей.
Виктория... ну Джеймс по моему её достаточно ненавидит, да и у неё наверное превалирует чувство мести чем что-либо ещё, так что нет.
Виктория и Себастьян, нет, с чего бы это вдруг.А если вдруг и так с какого-то перепугу, причин для которого лично я не вижу, то получается что с Марией должен быть Джеймс, а это для меня странновато.
Виктория и Лориан, вполне может быть конечно, она та ещё извращенка, да и Лориана похоже особо нормальным назвать трудно.
Виктория и Джейк... а забавно что-то, я бы на это глянула.
И так, итоги:
Белла - Лориан (а вот так вот получилось вдруг)
Джейн - Ждеймс (пусть будет)
Мария - Себастьян (по моему довольно логично)
Виктория - Джейк (ну что осталось, вдруг что дельное выйдет из этого)

А вообще меня очень интересует где Эдвард?!! Как-то это напрягло. У меня совершенно другие пары получились бы еслиб он присутствовал в списке.

+1
69 ССღ   (27.11.2013 19:27)
Цитата LiLiT666
Виктория - Джейк (ну что осталось, вдруг что дельное выйдет из этого)

Бедный Джейк... Виктория его замучает сексуальными домогательствами! biggrin

Ставки приняты! wink

+2
66 ♥Ianomania♥   (22.11.2013 19:42)
Спасибо за новую главу. Со своими мыслями пошагаю на форум.
А на счет пар...
Белла и Джеймс, Виктория и Лориан, Мария и Себастьян, Джейн и Джейк.
Хотя меня смущает в этом списке отсутствие Эдварда. Для меня именно он является лучшей парой для Беллы.

+2
65 Sunny   (22.11.2013 17:26)
потрясающая история Джеймса!хороший вопрос ,Галя:для чего созданы вампиры? :Dспасибо за главу smile

+2
64 natik359   (19.11.2013 11:55)
Спасибо за главу! Очень тяжелая жизнь после смерти у Джеймса. dry

+2
63 ReginaBrodskaya   (19.11.2013 01:08)
Галя, Света и Марина спасибо вам за главу! Джеймс однозначно мой любимый герой. Эх на месте Беллы бросала бы этого блудливого Эдика и хватала Джеймса smile Ладно, может Эдя еще исправится. Насчет пар, я думаю Лориан с Викторией, Джейн и Джейк и пара де Аро

+2
62 Masya6045   (18.11.2013 22:02)
Спасибо за главу .
Исходя из единства и борьбы противоположностей ....ну типа две половинки smile
Белла - не лапать главную героиню ,она отдана Эдьке biggrin ,а остальным обломись и обморозят все части тела об ее ледяное сердце .
Лориан и Виктория - у того от великого ума ,а у нее от маразму , женщина и в обличии вампира не поумнела wink .
Джеймс и Джейн- симпатяжка достоин пары ,пусть хоть и мертвый ,но живее остальных .
Себастьян и Мария - союз освещен и принят ими ,да будет так tongue .
Джейк ... у парня должен оставаться шанс и перспектива .

+1
61 ♥ღАврораღ♥   (17.11.2013 16:48)
спасибо за новую главу wink

+2
60 ♥Miv@♥   (17.11.2013 01:29)
Потрясающая и ужасающая история жизни и жизни после смерти Джеймса.
Большое спасибо за вторую часть главы.

+2
59 Мила_я   (16.11.2013 20:38)
Спасибо за продолжение!
Шикарнейший рассказ о жизни и не жизни Джеймса! Потрясающе написано! И хоть это история вампира, но берет за душу и заставляет симпатизировать этому существу.

+2
56 ♥KrasotulkA♥   (16.11.2013 17:14)
Спасибо за продолжение!
Столько эмоций и чувств вызвала глава,что сформировать бы все логично cool
Ставки на пары:
Мария де Аро -Себастьян де Аро (она его по прежнему любит,не смотря ни на что)себя;
Джейн де Аро-Джеймс ;
Виктория- Лориан (вечная возлюбленная,невеста никуда не деться);
Белла и Джейк...к сожалению в списывает для них пары
wink wink

+1
57 ССღ   (16.11.2013 17:42)
Светик, формируй мысли и ждём на форуме!
Твоя ставка принята! wink

+2
55 mia138   (16.11.2013 13:52)
спасибо!!!

+2
54 Edera   (16.11.2013 11:08)
Спасибо за главу!

+2
52 ЕЛЕНА123   (16.11.2013 01:31)
Благодарю за продолжение!

+2
51 maria-maria   (16.11.2013 00:44)
Огромное всем спасибо за продолжение, как всегда очень интересно smile

+4
47 Natavoropa   (15.11.2013 20:58)
Спасибо за главу, прочла на едином дыхании. smile
Виктория - Джеймс
Джейн - Джейк
Мария - Себастьян
Белла подождет Эдварда, а Лориану и без пары неплохо. biggrin

+1
49 ССღ   (15.11.2013 21:02)
Натуль, принимается... ждём подведения результатов! wink

+3
32 АкваМарина   (15.11.2013 19:46)
Что ж, Повелителя и Викторию стоит благодарить за обращение Джеймса, иначе Белла не спаслась бы...

А можно в угадайку в невесты добавить СС, а в женихи - Эдварда? И всё будет супер biggrin

+2
33 Galina   (15.11.2013 19:55)
ааа. Маришка, Светик сегодня заявила, что Лорианчик её и на все предположения о его паре фырчит сидит) biggrin

+3
35 АкваМарина   (15.11.2013 20:00)
Галюнь, так отдай и тут Лоранчика этой собственнице biggrin

+2
42 Galina   (15.11.2013 20:26)
нет уж тут Лорианчик в паре с вампиршей однозначно! cool cool

+3
45 АкваМарина   (15.11.2013 20:42)
*волнуется*
С какой вампиршей?

+1
53 Galina   (16.11.2013 09:32)
Так я и проболталась с какой) cool

+2
58 АкваМарина   (16.11.2013 19:25)
Ну чуть-чуть cry

+1
36 ССღ   (15.11.2013 20:00)
Все тайны выдала... cool

+3
38 АкваМарина   (15.11.2013 20:10)
Не всё tongue

+1
40 ССღ   (15.11.2013 20:20)
Не надо все.. cool

+2
34 ССღ   (15.11.2013 19:56)
Цитата АкваМарина
Повелителя и Викторию стоит благодарить за обращение Джеймса, иначе Белла не спаслась бы...

Вот, хоть кто-то Лориану спасибо сказал! Если бы не он, то не было бы сейчас Белки! tongue

Цитата АкваМарина
А можно в угадайку в невесты добавить СС, а в женихи - Эдварда? И всё будет супер biggrin

Такс... щас кто-то за что-то по попе получит... cool
МАриш, я понимаю, что ты тоже хочешь поучаствовать в "Угадайке", но тебе... низяяяяяяяяяяя!!! tongue

+3
37 АкваМарина   (15.11.2013 20:09)
Цитата Текст статьи
Вот, хоть кто-то Лориану спасибо сказал!

Вот только за это! За остальное - на кол cool
Цитата Текст статьи
Такс... щас кто-то за что-то по попе получит...

Это вместо "спасибо" мне за такое предложение?

Цитата Текст статьи
МАриш, я понимаю, что ты тоже хочешь поучаствовать в "Угадайке", но тебе... низяяяяяяяяяяя!!!

Знаю, что низя tongue Должностное лицо всё-таки cool

+1
39 ССღ   (15.11.2013 20:15)
Цитата АкваМарина
За остальное - на кол

А может это только ты захочешь Лорика на кол, а другие нет? biggrin

Цитата АкваМарина
Это вместо "спасибо" мне за такое предложение?

Мариш, спасибо, конечно, но тут надо мне тогда в вампирюгу превращаться! cool

+2
41 АкваМарина   (15.11.2013 20:25)
Цитата Текст статьи
А может это только ты захочешь Лорика на кол, а другие нет?

Другие просто ещё не в курсе! cool
Кстати, глав через сколько усё это будет?
Цитата Текст статьи
Мариш, спасибо, конечно, но тут надо мне тогда в вампирюгу превращаться!

Ради любвиии... biggrin

0
43 ССღ   (15.11.2013 20:33)
Цитата АкваМарина
Кстати, глав через сколько усё это будет?

Ох, может через одну... cool

Цитата АкваМарина
Ради любвиии...

Не, мне Лорана хватает! Гарем... официально... запрещён! biggrin

+2
44 АкваМарина   (15.11.2013 20:41)
Цитата Текст статьи
Ох, может через одну...

Оу, быстро!
Цитата Текст статьи
Не, мне Лорана хватает! Гарем... официально... запрещён!

А вы не официально biggrin
Это было добро на пару Лориану?)

0
46 ССღ   (15.11.2013 20:51)
Цитата АкваМарина
Это было добро на пару Лориану?)

Такс... больше ни слова не скажу... ты из меня и так все спойлеры вытащила! tongue

+2
48 АкваМарина   (15.11.2013 20:59)
Цитата Текст статьи
Такс... больше ни слова не скажу... ты из меня и так все спойлеры вытащила!

А по-тихому на ушко?)

+1
50 ССღ   (15.11.2013 21:04)
Цитата АкваМарина
А по-тихому на ушко?)

Надо подумать...

+2
31 Sveta25   (15.11.2013 19:20)
Спасибо за прекрасную главу smile
Джейн де Аро-Джейк
Мария де Аро-Джеймс
Себастьян де Аро-Виктория
Для Беллы я здесь пары не нахожу wink

+3
28 AmberShine   (15.11.2013 15:27)
Может день сегодня такой, но кроме спасибо за главу, в голову ничего не лезет smile

+2
27 Helen77   (15.11.2013 15:23)
Спасибо большое за продолжение.

+2
26 Zлючка   (15.11.2013 15:22)
спасибо

+2
24 MissElen   (15.11.2013 15:06)
Лориан -атлант+вампир в одном флаконе?!

+2
21 Sharina   (15.11.2013 14:49)
Большое спасибо за главу! Как всегда великолепно! Джеймсу, конечно, выдалась нелегкая жизнь.

Спасибо за интересную игру)
Белла - Джеймс
Джейн де Аро - Джейк
Мария де Аро - Лориан
Виктория - Себастьян де Аро

+1
22 ССღ   (15.11.2013 15:03)
Спасибо за ответ на "Угадайку" и за отзыв! smile

1-30 31-36
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]