Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13564]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3655]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Останусь пеплом на губах
Белла Свон - девушка, болеющая раком легких, которая совершенно не цепляется за жизнь. Она уверена, что умрет и никто в обратном убедить её не может, но однажды, в один из вечеров она встречает парня, от которого так и веет любовью к жизни

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Женюсь на первой встречной
Драко сидит с Блейзом в маггловском кафе и обсуждает решение отца женить его на Астории Гринграсс. Младшему Малфою не слишком нравится, что отец решает все за него, и теплых чувств к Астории Драко не испытывает. В запале он обещает жениться на первой, кто войдет в кафе.

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel

Прости, не могу...
Прошло семь лет после событий, описываемых в книге "Рассвет". Ренесми после путешествия по миру вместе с Эдвардом и Беллой возвращается в Форкс к родным, где её так же ждёт и Джейкоб Блэк, с которым Несси хочет связать свою жизнь. Но вот только на пути Джейка неожиданно встаёт соперник. Что с ним делать, если соперник - один из Калленов?

Паутина
Порой счастье запутывается в паутине лжи, и получается липкий клубок измен, подстав, предательств и боли.
История о Драко и Гермионе от Shantanel

Скрытая сила
Она в бегах. Вампиры из Румынии не перед чем не остановятся, чтобы заполучить её в свой клан. Им нужна её сила, чтобы свергнуть Вольтури раз и навсегда. Они уже убили её близких, думая, что не осталось никого, кого бы она любила.
Новая альтернатива Новолуния. Канон.



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1875
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Краски вне линий. Глава 33

2016-12-5
18
0
Глава 33


От Эдварда

Наконец-то я прорвался в замок: дракон мертв, битва окончена. Обыскивая одну комнату за другой, я добрался до последней двери и распахнул ее. И вот она! Спящая принцесса по имени Белоснежка, о которой я слышал несколько недель назад.

Многие мои друзья пытались победить дьявольское отродье, поработившее юную принцессу, но провалились и погибли крайне кровавой или огненной смертью. Они не добрались даже до входной двери. Сперва я пришел сюда, только чтобы отомстить за павших товарищей, и сделал это. В конце концов, я гладиатор, меня учили лучшие, но теперь мне стало любопытно увидеть самую прекрасную деву в мире. Во всяком случае, так говорили слухи.

Заглянув в комнату, я увидел ее на постели со сложенными на скрытой блестящим шелком груди руками, в которых покоилась калла. От заходившего за окном солнца на ее тело падали золотисто-оранжевые лучи. Я осторожно приблизился, осознавая, что последняя уловка могла скрываться в самой красавице – последнее проклятие, которое запрятала тут ведьма, только чтобы свалить меня так, как я проделал это несколько мгновений назад с драконом.

На секунду мне показалось, будто кто-то зашевелился в углу, но там оказалось лишь высокое зеркало, в котором виднелось мое собственное отражение.

Доспехи хорошо послужили мне во время сражения. Я заметил, разглядывая покрытую черной кожей грудь, что две лошади, обращенные друг к другу и вставшие на дыбы, не были даже поцарапаны, как и дерево между ними, расположившееся прямо на моем сердце. Рукавицы на руках лишь слегка износились и немного опалились пламенем, которое изрыгал монстр. Один из наплечников был утерян, но второй находился на месте, шлем я оставил снаружи замка, зная, что внутри он мне не понадобится.

Порезов на лице я не заметил, оно было довольно чистым, большую часть битвы со зверем скрытое шлемом, и я был рад этому. Мне бы не хотелось оскорбить членов королевской семьи или испугать ее, если она проснется.

Приблизившись к ложу, я остановился и навис над спящей девушкой, приглядываясь и желая понять, согласиться ли с поэтами и песнями, которые описывали ее как самую красивую и светлую.

Начал я с лица: безупречная фарфоровая кожа молочного цвета, небольшой лоб, очаровательный носик, подбородок сердечком. Даже ее ресницы и брови были совершенны, каждый волосок, как насыщенно-черная нить шелковой ленты, выделялся на светлой коже.

И если бы этого было мало… Ее рот! Губы! О боги! Никогда я не видел более насыщенного темно-красного в жизни: ни в крови врагов, ни в розах, что я срывал для соблазнения женщин, ни в восходящем или садящемся солнце, нет… Этот красный цвет затмевал все остальное. Я долго не мог отвести глаз от ее губ.

Какой очерченный контур имел этот рот. Полная, подающаяся вперед нижняя губа, верхняя в форме сердечка, чуть приподнявшаяся в тайной улыбке, словно ей был известен какой-то маленький секрет или снилось что-то греховное. Я наслаждался незнанием причины, хотя и поклялся когда-нибудь ее узнать.

У девушки были длинные густые волосы, завивающиеся на концах, манящие к себе в ночи. А вплетенная в них красная шелковая лента вынудила мой взгляд опуститься ниже изящной шеи, с радостью открывая вид на округлость груди.

Темный шелк голубого платья плотно обхватывал ее тело, находясь достаточно низко, чтобы приподнять эти полные вершины, практически выталкивая их из выреза, украшенного бриллиантами и серебром. Взгляд снова стал невольником медленно вздымающейся груди, готовой вырваться из заточения выреза, но в последний момент опускающейся к стучащему сердцу.

За этим я мог наблюдать вечность, что и сделал, но разум начал перечислять свои желания и нужды, и мой взгляд прошелся по остальному телу дочери Короля.

На тонкой талии красовался корсет из красного бархата, зашнурованный и завязанный на один бант. Пышные рукава, какие предпочитала носить знать, были светло-голубыми с красными вкраплениями шелка на них. Капли крови? Для меня они были похожи на кровь, но опять же, я воин, солдат.

Руки тонкие, но не слишком, словно изящное кружево, лежали по бокам. Из-под плеч виднелась накидка из красного шелка. А от корсета спускалась юбка: мягкая золотая, как тюльпан, такая же хрупкая на вид и очень короткая, едва прикрывавшая обнаженные бедра. Икры тоже ничем не были скрыты, а на каждую стопу были надеты красные кожаные туфли на высоком каблуке с застежкой на лодыжке.

Мой неприглашенный взгляд прошелся по каждому дюйму потрясающих ног, и я не мог решить, какая из них лучше: кто-то владеющих магией сотворил это лежащее передо мной создание.

Ее уложили здесь с явной заботой, любовью, обожанием и, конечно же, печалью. Это было ясно как день. Ее не кинули сюда в порыве гнева или ярости. Но она все равно не проснулась и даже не моргнула, находясь под действием проклятия: принцесса будет спать глубоким сном, пока не появится ее настоящая любовь и не пробудит ее. Поцелуй настоящей любви разрушит чары и положит конец ее трансу.

На самом деле я никогда никого не любил, за исключением своей страны и товарищей. Но, должен признать, один вид принцессы растопил что-то в моем сердце. Была ли это любовь, настоящее чувство, я не ведал, но мне надо было узнать ее получше, коснуться ее. Я мечтал увидеть ее глаза и услышать смех. Дракон был побежден мной, и это мой приз. И я намеревался взять его. Если смогу.

Расстегнув ремень, я снял меч и уложил его на пол рядом с кроватью. Кровь дракона все еще блестела на нем, почищу оружие позже. Мне хотелось иметь его поблизости на случай, если возникнет опасность.

Я еще раз огляделся вокруг, стоящая тишина и пустота практически пугали меня. Практически.

Взяв на себя смелость присесть на большое ложе принцессы, я почувствовал, будто предавал государство одним своим нахождением рядом с ней без позволения. Но Король мертв, как и Королева. Никого нет, кто мог бы меня наказать. Я мог делать с ней, что заблагорассудится.

Я решил говорить тихо, словно в церкви, так казалось правильней.

— Белоснежка… — позвал я, надеясь не испугать ее низким голосом, рука по своей воле двинулась к ее лицу, пальцы медленно коснулись белоснежной кожи. И я признал: — Это правда, все, что говорят. Вы действительно самая прекрасная девушка, какую только видели. Меня зовут Эдвард, гладиатор, который никогда не знал настоящей любви, но мне бы хотелось увидеть ваши глаза, прекрасная принцесса. Прошу, проснитесь и улыбнитесь мне.

Глубоко вдохнув, я наклонился, вплетая пальцы в ее мягкие теплые локоны, рот приоткрылся, верхняя губа мягко прижалась к ее, а нижняя накрыла усмешку. Прикрыв глаза, я ощутил, как кожаный нагрудник прижался к ее обнаженной груди, и застонал от восторга и боли одновременно. Восторг, потому что ее тело практически горело у прохладной кожи брони, а боль… Ведь на самом деле она не была моей, вероятней всего, принцесса будет с каким-нибудь избалованным, изнеженным принцем после того, как я спасу ее сегодня.

Это нечестно, ни один принц не выиграл бы битвы, в которой сегодня я вышел победителем.

На мой поцелуй она не отвечала, губы оставались неподвижными, хотя и мягкими, как лепестки розы. А на вкус они были, как яблоки.

Закончив, я распахнул глаза, заглядывая ей в лицо. Такое же, как и раньше. Я отстранился, ожидая на своем месте, но она не пошевелилась, не проснулась. Понятно, что не я ее настоящая любовь. Но все же обидно было видеть доказательство перед глазами.

Еще немного подождав, я растерялся.

— Простите, Белоснежка, — как можно нежнее прошептал я, надеясь, что это смягчит удар. — Полагаю, я не тот, о ком вы мечтаете. Жаль. Я правда верю, что, увидев ваши глаза, я навсегда отдал бы свое сердце вам.

Еще немного ей полюбовавшись, я так и не нашел сил уйти. Вскоре пальцы запорхали по бровям, наслаждаясь их мягкостью, по лицу, крошечному носу, губам, подбородку. Я не мог перестать гладить ее, вторая рука присоединилась против моей воли.

— Такая красивая… принцесса… слишком красивая, — подумал я вслух, пока пальцы игрались с ее волосами, отодвигая их с плеч, открывая чудесный вид на шею. Наклонившись, я вдохнул ее запах, чувствуя непреодолимое желание испить из нее. От нее шел аромат ромашек и хлопка, о боги, само совершенство! Никогда ранее я не имел доступа к истинной леди, в основном моими любовницами были шлюхи и жены-изменницы, а это – первая невинная дева, которую я когда-либо трогал.

Теперь я уже не мог остановиться. Так давно не касался женщины. Последние два года войны занимали все мое время.

— Простите, Ваше Высочество, — взмолился я шепотом. — Обещаю не причинять боли, но вы неотразимы для меня, я должен…

Снова оглянувшись, я ничего не услышал. Больше меня ничего не заботило. Напряженный под туникой член подрагивал от желания.

— Ш-ш-ш… — убрав у нее из рук цветок и уложив его рядом с ней, я выпрямил ее руки по бокам, лаская их молочную кожу.

Легонько коснувшись правого рукава, я неторопливо отодвинул его ниже с плеча и громко застонал от очаровательного вида. Наклонившись, я расцеловал оголенный участок, открывая и закрывая губы на ключице и небольшой выемке между шеей и плечом. Каждый поцелуй лишь сильнее распалял меня, вскоре я уже лизал и сосал ароматную плоть.

Но она все так же оставалась неподвижна, спала, как живая статуя, определенно сделанная из плоти и крови с сердцебиением и дыханием.

Вцепившись во второй рукав, я опустил и его тоже, желая увидеть ее плечи оголенными на фоне длинных волос.

Пальцы двигались по ее груди, описывая круги на плоти, поднимавшейся и опускавшейся под моими руками, после чего они оказались пойманы в шелк платья. Дыхание стало тяжелее. Склонив голову, я припал губами к правой вершине, наслаждаясь ее жаром и ощущением, когда она поднималась и сильнее прижималась к моему рту. Мне надо было завладеть ей.

Выдохнув, я вскинул голову, решив, что мне нужно от нее больше. Я вполне мог потерять голову от такого, но готов был рискнуть.

Не успев как следует все обдумать, я начал расстегивать узкий воротник, сдерживавший это великолепие, нашептывая при этом:
— Не бойтесь, принцесса. Я не причиню вам вреда, ни за что на свете.

Корсет мне мешал, так что я медленно развязал его и, осторожно сняв, положил рядом с цветком, после чего смог до конца раскрыть голубую ткань, откинув полы в стороны. Голову вскружило от представшей красоты.

— Боги, — выдохнул я. — Что сделало вас такой совершенной, Белоснежка?

Прикоснувшись к округлостям обеими руками, я легонько коснулся вишенок сосков пальцами.

Тихий вздох сорвался с ее губ, и я тут же отнял руки, подняв взгляд на ее лицо. Ничего. Все также спала.

Так что я продолжил ласкать ее, как мне нравилось, накрывая груди ладонями, наслаждаясь их весом и жаром, то чуть сжимая, то отпуская. Ее спина немного выгнулась навстречу, но пробуждения не наступило.

Тогда я немного осмелел и, наклонившись, оставил влажный поцелуй на ее коже, лизнул плоть вокруг сосков, чуть пососал и даже прикусил, отчего она сонно ахнула и отодвинула голову вправо, все также находясь в крепких объятиях Морфея.

Сняв рукавицу и наплечник, я позволил им со стуком упасть на пол, после чего обнаженными руками обхватил тонкую талию, впиваясь пальцами в бархатистость кожи спины, приподнял ее грудь над кроватью, отчего голова принцессы чуть запрокинулась, а волосы повисли, словно закрученные листья. Мой полный алчности рот с жадностью накинулся на невинное тело передо мной, оставив простые поцелуи позади.

Дыхание принцессы стало глубже, еще пара стонов сорвалась с губ, но она так и не проснулась.

Я целовал ее повсюду выше пояса, снова обхватил ладонью правую грудь и провел языком по соску. Застонав и прикрыв глаза, я всосал этот вкусный бутон, увлеченный им.

Теперь я оказался на кровати – стоя на коленях я поддерживал девичье тело, пока правая рука жила своей жизнью, лаская внутреннюю сторону бедра спящей принцессы, наслаждаясь гладкостью и теплотой, обнаруженной там. Вновь опустив девушку, я встал, снимая кожаную броню с груди и тунику. На поясе остался висеть кусок льна, но остальное тело оголилось и крайне возбудилось этой спящей богиней.

Ведя руками по ее ногам, я чуть раскрыл их, забираясь пальцами под золото юбки. Застонал, наткнувшись там на влагу.

— У-у-у-х, — подняв взор, я прикрыл глаза и потер бугорок, венчавший ее центр, отчего губы принцессы приоткрылись с выдохом и таким же звуком наслаждения, какое сейчас испытывал я.

Еще несколько минут ее спина выгибалась, а голова металась из стороны в сторону, медленно, мягко, но глаза так и оставались закрытыми.

Я продолжал получать ее чувственное тяжелое дыхание в ответ на действия пальцев, которые перестали тереть влажную горошину, как бы тяжело им это ни давалось. Осторожно стянул юбку по ее ногам через туфли и положил к остальным ее вещам.

Мягко я повернул ее голову за подбородок лицом к себе. Больше я не мог не видеть ее милого личика, мне оно было нужно хотя бы наполовину.

Туфли я решил оставить лишь по той нездоровой причине, что они меня возбуждали.

Боже, я больной гладиатор.

Теперь ангел предстал во всей своей красоте, больше никакой одежды не лежало между нами, и я оказался очарован ее видом.

Взяв ее за руки, я поднял их над ее головой, так она выглядела более расслабленной и менее… мертвой.

Мне надо было попробовать ее. Я подполз между ее ног и улегся на живот, целуя ее бедра, двигаясь осторожно, не пропуская ни малейшего изгиба или впадинки. Наконец-то мои губы попали в рай, находящийся между ее словно высеченных из мрамора ног. И я принялся пить из волшебного источника, забравшись ладонями под безупречно округлый зад, приподняв его навстречу своему жадному от мучительной жажды рту.

Она была такой ароматной и сочной, что я сорвал остававшуюся ткань, обнажив себя только ради собственного бессмысленного удовольствия. Удовлетворенно зарычав, когда ягодиц коснулся воздух, я проник языком внутрь прекрасной Белоснежки.

До меня доносились ее стоны, беспомощно застрявшие во сне, но все же звучавшие так, словно она видела крайне эротическое видение. Ее голова заметалась из стороны в сторону, глаза не открылись, а спина выгнулась. Тонкие ладони периодически сжимались в кулаки, пока я ласкал языком каждую складочку, какую мог найти.

В конце концов она вскрикнула, вцепившись в причудливую резьбу на изголовье, все ее тело напряглось, а затем обмякло, и я жадно проглотил ее невинный нектар, больше не в состоянии его просто пить.

И медленно, но неизбежно она вновь погрузилась в тишину, расслабившись и отпустив изголовье, продолжив спать с улыбкой на невинных губах.

Сделав глоток вина из чаши, стоявшей слева на столике, я очистил рот и вновь забрался к ней на кровать. Неторопливо развернув ее лицо к себе, я пробормотал:
— Мне так жаль, что я не смог вас разбудить, Белоснежка. Вы самая прекрасная девушка на свете. И любите ли вы меня или нет… Я люблю вас, всегда буду любить… теперь.

И вновь припал к ее губам, в этот раз со страстью, чувствуя на глазах слезы, когда понял, что буду вынужден оставить ее здесь. Что, скорее всего, никогда не увижу ее глаз… или как она говорит мое имя. Мое сердце разбилось.

Продолжая целовать ее, я почувствовал, как ладонь зарылась в мои волосы и девушка прижалась ко мне, отвечая на поцелуй! Я даже ощутил показавшийся между губ язычок, с интересом изучавший мой язык, а ее вторая рука двинулась по моим бедрам, обжигая своим прикосновением. Взяв ее лицо в ладони, не желая никогда отпускать, я держал самое драгоценное, что когда-либо знал.

— Белоснежка… — выдохнул я, разорвав поцелуй, и взглянул на закрытые глаза, ожидая и надеясь, что теперь они откроются для меня… Только для меня. И как по волшебству, они распахнулись. Их цвет оказался шоколадно-коричневым, как земля и поля, которые я вспахивал в детстве… как дом.

— Эдвард, — произнесла она мое имя, и в ее голосе было куда больше власти, чем во всех звуках, что я слышал за свою жизнь.

— Принцесса! — улыбнулся я ее ангельскому лицу, которое ожило за секунду. И она улыбнулась в ответ.

Больше она ничего не сказала, лишь продолжила целовать меня в губы снова и снова, с каждым разом все глубже, продолжая сжимать мои волосы, вовлекая меня глубже в пучину страсти. Я хотел ее. Немедля.

— Да, да, прошу, — практически взмолился я, когда ее ласки наполнились нуждой и стали более торопливыми.

Она подползла ко мне и уложила на спину, оседлав, как беспомощного смертного под ее колдовской силой.

— Теперь ты принадлежишь мне, Эдвард, — сказала она, обхватив мою эрекцию ладонью, и начала медленно водить по ней вверх и вниз, а я застонал от переполнявшего меня животного желания.

— Да, принцесса, — зажмурившись, я наслаждался движением ее ладони.

— Ты убил дракона, снял проклятие, теперь ты мой, гладиатор, — улыбнулась она сверху вниз, словно радуясь, что заявила это мне.

— Да, Белоснежка, я хочу быть твоим, — выдохнул я, раздвигая ноги шире, когда ее ритм ускорился.

— А-а-а! — закричал я, когда она голодным взглядом прошлась по мне, сводя с ума от желания.

— Ты очень красивый, мой Эдвард, — вслух произнесла она, отворачивая мое лицо в сторону свободной рукой и касаясь пальцами рта. — Я везучая принцесса, не так ли?

— Это я везунчик, Ваше Высочество, — тяжело дышал я, с обожанием целуя ее пальцы, после чего с рыком чистого наслаждения запрокинул голову.

— Я так долго мечтала о своем герое без лица, — сообщила она, пока я извивался под ней. Мои ноги напряглись, а руки умирали от желания схватить ее. — Я рада, что в конце концов ты здесь, придя за мной. Из-за сна мне бы никогда не удалось узнать твою внешность, но твое прикосновение было знакомо. Так я и узнала тебя. И так ты разрушил заклятие.

— Принцесса, я хочу тебя, — захныкал я. — Так сильно…

— Через мгновение, — улыбнулась она мне с намеком на коварство, все еще безжалостно лаская мой член. — Мне нравится видеть твое лицо в таком состоянии.

— Да, принцесса.

После этого она наконец-то забралась на меня и, опустившись, приняла в себя. Я закричал и зарычал, когда она отдалась мне… только мне. В первый раз я был с девственницей, и это оказалось так туго и кроваво-горячо!

Она начала подпрыгивать на мне, узкое лоно двигалось вместе с ней. Не проявляя ко мне никакого милосердия, она двигалась все быстрее, глотая воздух. Волосы попали ей на глаза и лицо, когда она наклонилась и прикусила мой сосок, после чего облизала его.

— Ох… ебать… меня… Белоснежка, ебать! — взмолился я, когда ее темп стал нарастать.

Подхватив ее за бедра, я стал помогать ей прыгать на мне, и звук нашей шлепающейся друг о дружку кожи лишь дальше отправлял меня в пучину безумства и на вершину небес.

Снова и снова я подавался ей навстречу, капли нашего пота смешивались. Запуская руки в ее волосы и оттягивая их назад, я заставлял ее смотреть вверх, отчего ее грудь выпячивалась и подпрыгивала сильнее.

Ее крики заполнили комнату, я тоже был недалек от места, куда отправлялась она. Мне до боли хотелось освободиться, но ее удовольствие шло на первом место. Она, в конце концов, принцесса. И могла меня казнить, если бы захотела. Ей даже не нужна для этого веская причина.

— Я сейчас… Да! Да-да-да! Эдвард, возьми меня, да-а-а-а… сильнее! А-а-а-ах! — завопила она.

Напрягшись всем телом, она задрожала, переступив через край, а через мгновение я последовал ее примеру, прижав ее обнаженное тело своими горячими влажными руками, пока изливался в королевское лоно. Теперь мы едины. Я принадлежал ей, а она мне. Больше нет принцессы и гладиатора, знати и поданного… Теперь мы просто мужчина и женщина. Одно сердце.

Не в силах остановиться, я продолжал целовать ее, и она отвечала мне, наши руки ласкали друг друга, когда Белоснежка подняла на меня сонный взгляд.

— Мне понравилось. Я люблю тебя.

— Мне тоже, принцесса, — коварно улыбнувшись, я снова припал к ее губам.

— Надо будет скоро снова так поиграть, — предложила она.

— Завтра? — улыбнулся я снова и страстно поцеловал, лаская ее язык своим и прижимая ее к себе за задницу. — Я могу быть раненным поверженным гладиатором, а ты моей принцессой, которая накажет меня за плохую битву.

Отстранившись, Белла ухмыльнулась, зарывшись рукой мне в волосы.

— Или наградит за хорошую, так же лучше, а?

— М-м-м, намного, — уткнувшись лицом в ее шею, поцеловал там. — Я люблю свою Белоснежку.

— А я своего Эдварда-гладиатора, — захихикала она, и я уложил ее на кровать, после чего устроился лицом на правой груди и прикрыл глаза. — Мне тоже было нелегко находиться в глубоком сне, пока ты творил со мной такое. Постоянно хотелось схватить тебя и трахнуть.

— Я же говорил, что с костюмами для Хэллоуина можно развлечься даже после праздника, — обхватив ее за талию, я чуть пощекотал ее пупок.

— Я в курсе, ты такой умный, а теперь спи, — закинув на меня ногу, она обняла меня за плечи.

— Теперь я погружусь в глубокий сон, — заметил я, после чего отрубился.

***


После Дня Благодарения события происходили одно за другим. Для начала я был вынужден оставить анонимный звонок из таксофона о том, что мой “друг” испортил провода за домом Мейсена. На всякий случай я изменил голос и повесил трубку до истечения тридцати секунд.

Через несколько дней у всех вернулось электричество. Похоже, в этот раз меня пронесло. А был на волоске!

Еще через несколько дней со мной поговорил доктор Питер, он пообщался с Дженной и Шерон, объяснил им свою точку зрения и принес искренние извинения. А также предложил Дженне бесплатные сессии с ним, чтобы загладить вину за содеянное. Конечно, Шерон тоже была приглашена. Он сказал, что они приняли его извинения и собирались обдумать предложение.

Когда я поговорил об этом с Дженной на работе, оказалось, она отлично к этому отнеслась. Сказала, что они последние, кто мог пожадничать кому-то дать второй шанс. Они увидели, что он больше не тот, кем был раньше, и в итоге Дженна назвала случившееся всего лишь небольшим поцелуем. А теперь, зная причины поступка, как она могла его винить?

Единственное, что действительно ее беспокоило, так это пьяный отец, который творил с ней непростительное. А в тот день Питер тоже был пьян и поцеловал ее. В тот момент с ней на диване вновь оказался отец.

— Я единственная, кто пытался запереть тебя в клетке, чтобы соблазнить, — напомнила мне Дженна. — Мне ли презирать Питера?

Это правда.

Я так боялся, что они навсегда возненавидят Питера из-за одной его ошибки, а потом, возможно, и меня, если узнают. Я их недооценил, подумав, что они просто спишут Питера со счетов. Но они так не поступили. Выслушали его и простили, готовые начать с чистого листа. Они куда более великодушные люди, чем я считал. Хорошо, что ошибся.

Еще одним гадким открытием после праздников стала дружба между Джошем и Беллой

Джош уговорил Беллу присоединиться к его группе студентов, изучающих психологию. Лучшие студенты его курса, которые находились на уровне Беллы во время нашей встречи в Нью-Йорке.

А теперь она шагнула назад, но Джош знал, что Белла умна не меньше его нынешних учащихся, а то и больше их. Он сказал ей, что списка сданных ей зачетов все еще нет, но он пытается получить их. А пока ему не помешает кто-то со знанием и опытом, чтобы помочь с проектом, над которым он работает. Это станет вызовом для Беллы и займет ее в профессиональной сфере, пока учебное заведение не разберется со своим дерьмом.

Смысл проекта заключался в попытке помочь обычным горожанам, ходя по домам и спрашивая, нет ли у них проблем, о которых им хотелось бы с кем-нибудь поговорить. Многие, особенно в этом городе, не обращались к психологам и не просили незнакомцев о помощи, но это не значило, что они в этом не нуждались. Ему хотелось привести к ним студентов и позволить сидеть в их гостиных, надеясь, что это подтолкнет людей к поиску помощи и покажет, как может быть хорошо от разговора со специалистом.

На мой взгляд, это была самая идиотская идея на планете.

— Ты тоже не хотел помощи, помнишь? — напомнила Белла, разозлившись, когда я сказал, что Джош чокнулся. — Мне пришлось тащить тебя, пока ты орал и брыкался по пути! Твоя терапия проходила на моем диване! И она помогла тебе, разве нет?

— Да, но это нечестный пример, — выкрикнул я в ответ.

— Почему нет? — заорала она.

— Не знаю! — отпрянув, я убежал на кухню за сахарной ватой, но находил только пустые пластиковые упаковки с шариками сахара внутри.

Затем пришла мысль.

— Потому что! — я вбежал обратно в спальню, где Белла стояла со скрещенными на груди руками. — Я отчаянно нуждался в помощи! Да я просто истекал отовсюду кровью! Я орал, звал на помощь! Обычным местным она не нужна! Они в порядке. Куда бы ты ни пошла, тебя встретят ковбойские шляпы и улыбающиеся люди!

— Да это просто маска! — возразила Белла. — За этими вялыми улыбками могут скрываться сотни людей с проблемами. Они, может, и хотят с кем-нибудь поговорить, но думают, что если сделают так, то станут изгоями в городе.

— Если они хотят с кем-то поговорить, пошли их к Питеру, — предложил я. — У него есть лицензия, и он знает, что делает!

Резко развернувшись, она прожгла меня взглядом, отчего сердце подступило к горлу.

— Хочешь сказать, я не знаю, что делаю? — прошипела она тихо сквозь зубы, убийственно сверля меня глазами.

— Нет, совсем нет! Ты самый талантливый психолог, какого я только встречал! Просто… студенты, ходящие по домам… это же небезопасно?

— За свою жизнь ты видел всего двух психологов, меня и доктора Питера, — начала Белла. — И в этом городе безопасно. Мы будем ходить парами. Джош сказал, что будет моим партнером.

— Я и не сомневался, — голос пропитался ядом от ненависти к мысли, что этот… р-р-р-р… будет рядом с моей девушкой. Перед глазами так и стояла картина, как он резал морковку с Беллой на кухне Маркуса с усмешкой на ебучем лице!

— У тебя есть партнер! — рыкнул я. — Я! Скажи ему это!

— Уф… — Белла сощурилась. — Я говорила. Джош сказал, что будет моим партнером вначале, так как я новенькая в группе! Ты такой… аргх! Как ты можешь быть таким красивым, но при этом неуверенным в себе? — спросила Белла.

— Не знаю, вы мне скажите, доктор Белла! — нахмурился я, бросив это в ответ.

— Эдвард, я люблю тебя, тупица! — заорала она, схватившись за голову. — Я не хочу никого другого! Почему ты не можешь доверять мне! Я доверяю тебе!

— Да не особо, — парировал я. — Ты была так уверена, что я тебе изменил в тот день с Дженной в подвале!

— Это мои проблемы с уверенностью, — уже без крика сказала Белла, смотря на стол. — Я работаю над этим, Эдвард. Хорошо? Может, тебе стоит обсудить с Питером свою неуверенность.

— Я пока не могу! — огрызнулся я. — Слишком занят разбором со своим изнасилованием! До сих пор не перелистнул пятую страницу моей двенадцатичасовой саги! С такой скоростью я буду готов стать уверенней для тебя годам к девяноста!

В этой ссоре скоро все стало ужасно. Белла расплакалась, и мне пришлось позвонить доктору Питеру, снова пригласив его к нам. Я не хотел быть таким мерзким, но, сорвавшись, обнаружил много погребенного во мне гнева, ожидавшего возможности вырваться на свободу и навредить всем окружающим.

Сидя между нами, Питер вновь спокойно объяснил, что это нормально – ревновать, ругаться, а для меня – чувствовать себя неполноценным и неуверенным наряду с копившимся шесть лет гневом. После этого он отчитал меня за попытку запереть Беллу в коробке и держать ее всю для себя. Он сказал, что таким образом я ее удушу, мне надо дать ей дышать и жить.

Наконец-то Питеру удалось до меня достучаться, ярость отступила, я сел перед Беллой, опустив голову, и со слезами на глазах признал правду.

— Я знаю, что недостаточно хорош для тебя, Белла, — голос ломался на каждом слове. — Я шлюха, отошедшая от дел, и знаю это. У меня нет мозгов. Успеха. Ничего. Я жалок.

По щеке скатилась слеза с последними словами, в комнате все замерло, и повисла мертвая тишина.

— Почему ты так говоришь? — в голосе Беллы слышались слезы и боль, и я не мог даже посмотреть на нее. — Я люблю тебя, Энтони. Мне хочется, чтобы ты увидел все то чудесное, что вижу в тебе я. Ты умен, успешен. Ты все… Все, что я когда-либо хотела. Виктория заставила тебя поверить в ложь, которую ты продолжаешь повторять себе. Не позволяй ей больше делать такое с тобой. Убей ее в своих мыслях и никогда больше не позволяй ее голосу принижать тебя! Прошу! Не позволяй ей убить нас!

— Дело не только в ней, — с надрывом произнес я. — Так сказал и твой отец. Даже тогда я знал, что он прав, но…

— В тот день отец был на лекарствах и с отрезанной ногой! — напомнила Белла. — Он был не в своем уме. Переживал за меня, тут ты не можешь его винить, сам же отец девочки и должен его понять. Он изменил свое мнение, отпустил меня и велел пойти к тебе. И я не жалею. Никогда не буду жалеть. Несмотря ни на что. Поверь мне, Энтони, после встречи с тобой я никогда не захочу видеть другого мужчину.

Это был комплимент или оскорбление?

Она любила меня. Сильнее, чем я того заслуживал. В конце концов, мы оказались в объятиях друг друга, а Питер во второй раз ушел по-тихому, оставив записку.

Так что Белла присоединилась к группе умников Джоша и будет много времени проводить там после занятий, иногда вечера и выходные. Клянусь, если Белла бросит меня ради Джоша, я убью Питера.

К ужину Белла всегда возвращалась, ставя меня с Кэти на первое место, но затем удалялась заниматься с группой. Они приходили к нам домой, включая Джоша, и я боялся, что Кэти увидит его вблизи без Питера поблизости, но в итоге порадовался, когда она осталась верна своей симпатии. Кэти вела себя доброжелательно по отношению к Джошу и новым друзьям Беллы, но от Питера не отказалась.

Мне на глаза начали попадаться такие вещи, как тетрадка Кэти, исписанная словами «Кейтлин Фачинелли» с красным сердечком над “й”. Миссис К. Фачинелли, миссис Кейтлин Фачинелли, Кейт Фачинелли… Аргх! Тупой Питер!

Пара девушек из группы Беллы кидала на меня взгляды, что я заметил, и Белле это не понравилось. Так что я удалился после знакомства и ушел в подвал поднимать банки с краской, скидывая напряжение.

Так я привык делать раньше с Эмметом. Что бы он сказал сейчас, занимайся мы вместе?

— Хватит быть таким засранцем, Эдвард, — я так и слышал его голос в голове, чему улыбнулся, чувствуя, как футболка прилипала к скамейке от пота. — Эта девчонка твоя, ты же знаешь. Хватит быть мямлей. Скажи “Эй, подруга, я лох!” и будь горд этим.

Но разве она не заслуживала больше, чем меня? Любил ли я ее на самом деле, если удерживал от полноценной жизни, счастливого существования с кем-то, у кого нет моих проблем, тянущихся из прошлого? И имело ли это значение сейчас? Вероятней всего, в следующем году я отправлюсь в тюрьму. Мне стоит наслаждаться тем, что есть, делая мысленные фотографии, чтобы иметь целый альбом ко времени, когда меня буду драть в зад сокамерники.

Опустив банки, я оторвался от скамьи и сел, запустив ладонь в волосы. Капля пота скатилась по носу и задержалась на его кончике на секунду, после чего упала на пол. Я просто уставился на нее, пока она растекалась по бетону.

Если попаду в тюрьму, то умру, продолжил я мысленно. Они оторвут меня отсюда, от Беллы и Кэти. Меня передернуло от такой перспективы. Я покончу жизнь самоубийством и избавлю семью от многих лет, а то и десятилетий мучений: посещений в тюрьме, звонков, прикосновений рук через стекло, поднятия трубки, чтобы поздравить дочь с шестнадцатилетием, пока на мне оранжевый комбинезон, от которого разит рвотой, мое молодое лицо мертво, и свет покинул взгляд. Осталось лишь тело, которое проживет, пока какой-нибудь ублюдок не зарежет меня заточкой или у меня не случится сердечный приступ.

Я так с ними не поступлю. Умру в первый же день, в первую ночь. Повеситься, пожалуй, самый быстрый и верный способ. Итак, все оказалось решено. Теперь мне осталось ждать приговора суда. А пока я пообещал себе жить. Жить по полной. Любить по полной!

Именно тогда я начал планировать наше Рождество. Оно станет идеальным, просто на случай, если окажется единственным совместным Рождеством. Не только для меня, но и для Беллы с Кэти, чтобы они навсегда запомнили этот день. Смеялись и улыбались, вспоминая меня.

Мне вспомнился фильм “Моя жизнь”, где мужчина узнал, что скоро умрет, а его жена была беременна. Так что он снял видео себя, чтобы ребенок знал его, пока будет расти. Я задумался, а не сделать ли так же, но вряд ли у меня получится снять даже один эпизод без рева. К тому же у меня нет видеокамеры. Хотя идея неплоха. Я мог снимать все происходящее, и это навсегда останется со мной, куда бы я ни пошел. Смогу снова и снова пересматривать… Мне нравится эта идея. Кейти никогда не вырастет для меня… в каком-то смысле.

После этого планы один за другим стали приходить в мою голову. Мне надо было сделать кое-что, и на это остался всего лишь месяц! Оторвав свой зад, я направился наверх. Пора было заняться делом.

Перевод: ButterCup
Редакция: tatyana_gr


Будем с нетерпением ждать ваших отзывов на ФОРУМЕ


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-15418-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: ButterCup (22.02.2016) | Автор: WinndSinger
Просмотров: 785 | Комментарии: 17


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 17
-1
17 ★Tishka★   (20.04.2016 03:28)
Забудьте,что я сказала,насчет того,что Эдвард не срывается при каждом случае

0
16 MariyaK   (09.04.2016 16:16)
Спасибо за новую главу

0
15 pola_gre   (03.04.2016 22:10)
Спасибо за перевод!

Запись видео для дочери вполне может отвлечь и не дать отчаяться

0
7 Korsak   (24.02.2016 09:28)
Спасибо за перевод!
Бедняга Эдвард....Но ничего есть время отчаяния и есть время подъема!

0
14 tasya-stasya   (01.03.2016 08:42)
Это точно! smile

0
6 робокашка   (23.02.2016 21:10)
Уффф, начал за здравие, кончил за упокой angry

0
13 tasya-stasya   (01.03.2016 08:41)
И так бывает...

0
5 marykmv   (23.02.2016 19:53)
Как хорошо все началось и закончилось полнейшим минором. sad

0
12 tasya-stasya   (01.03.2016 08:41)
Значит, скоро опять будем в мажоре smile

0
4 Bella_Ysagi   (23.02.2016 18:01)
спасибо

0
11 tasya-stasya   (01.03.2016 08:38)
Пожалуйста!

0
3 Stasya765   (23.02.2016 11:06)
Спасибо за главу!

0
10 tasya-stasya   (01.03.2016 08:38)
Пожалуйста! smile

0
2 Helen77   (23.02.2016 04:59)
Спасибо огромное!

0
9 tasya-stasya   (01.03.2016 08:37)
На здоровье! smile

0
1 NJUSHECHKA   (23.02.2016 00:45)
СПАСИБО!!!

0
8 tasya-stasya   (01.03.2016 08:37)
Пожалуйста! smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]