Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13562]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3654]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Body canvas
Он – сосед. Точнее владелец роскошного винного бара по соседству с собственным тату-салоном Беллы. Он – элегантность, она – разрозненность. Нет ни единого шанса, что они будут парочкой, не так ли?

Искусство ведения переговоров
Джим Кирк — худший в мире заложник. Перевод от Кристи♥

Харам
Приглашаю вас в путешествие по Марокко. Может ли настоящая любовь считаться грехом? Наверное, да, если влюбленных разделяют не только моря и океаны, но вера и традиции. Победитель TRA 2016.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.

Star City: 2046
Не имеет значения, что это всего лишь возможное будущее, не имеет значения, что оно может и не сбыться, стать настоящим, но сейчас оно настоящее.

Скрытая сила
Она в бегах. Вампиры из Румынии не перед чем не остановятся, чтобы заполучить её в свой клан. Им нужна её сила, чтобы свергнуть Вольтури раз и навсегда. Они уже убили её близких, думая, что не осталось никого, кого бы она любила.
Новая альтернатива Новолуния. Канон.

Что снится дракону
Сны. Такие сладкие... как жаль, что приходится просыпаться.
Игра престолов, Дрого/Дейенерис.
Мини.



А вы знаете?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9579
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Краски вне линий. Глава 27

2016-12-5
18
0
Глава 27


От Беллы
С каждым днем Дэнсер становилось лучше. Она оставалась на конюшне, где работал Эдвард, и примерно два раза в неделю ее осматривал новый ветеринар. Эдвард всегда присутствовал при осмотре, чтобы она вела себя спокойно. А также чтобы убедиться, получает ли она все необходимое. А главное, чтобы говорить с ней, гладить ее и давать ей морковку, яблоки и кубики сахара, пока Боб и Шерон не видят.
В тот день, когда я была там, после нашего подвального приключения, как я назвала его, Эдвард познакомил меня со своими друзьями. Йо-Йо, которого я сразу полюбила. Я слышала истории об этом маленьком проказнике, и было здорово поиграть с ним. Я также увидела Темпер и Психо, но не близко, так как Эдвард предупредил меня об их скверном характере.
Большинство любимчиков Эдварда были кобылами, и они тоже любили его. Но это было не так, как с Дэнсер. Другим лошадям он нравился, но Дэнсер любила его по-настоящему, и, чем больше проходило времени, тем крепче была связь между ними. Каждый вечер Эдвард приходил домой с улыбкой на лице и рассказывал об успехах Дэнсер. Он все еще очень уставал, но больше не жаловался на это.
Кэти умирала от желания увидеть Дэнсер все четыре дня после того, как мы нашли ее, и мы решили в выходные отвести ее в конюшню. Эдвард был так горд привести ее туда, где он работает, и познакомить со всеми, особенно с Бобом и Шерон. Дженна была умна и не показывалась в тот день на глаза, что меня вполне устраивало. Думаю, я бы точно врезала Дженне, обидь та Кэти! Но все же часть меня хотела, чтобы она встретилась с девочкой, чью жизнь она почти разрушила, пытаясь причинить боль ее отцу. Может быть, это немного охладило бы пыл этой сучки.
У нас был обед на берегу озера, где Эдвард и Боб обычно купались и болтали.
Потом Эдвард показал нам все стойла и рассказал, что он делает каждый день. Он даже дал Кэти несколько морковок и яблок, чтобы она покормила «хороших», по его мнению, лошадей.
И он в самом деле взял Кэти на руки, когда проходил мимо стойла Психо, не сводя с него глаз и не поворачиваясь спиной. Кэти помахала Психо, и тот улыбнулся ей милой улыбкой кроткого ягненка. Я обвинила Эдварда в преувеличении опасности от Психо, но он только недоверчиво хмыкнул.
Йо-Йо очаровал Кэти примерно за секунду. Увидев его, она тут же выдохнула «о-о-о!» и тут же захотела на нем прокатиться. Йо-Йо понравилась эта идея, и он практически подпрыгнул от радости, когда Эдвард спросил его, может ли Кэти на нем покататься.
Эдвард в своей черной ковбойской шляпе вывел Йо-Йо в большой загон на улице, держа его за уздечку, Кэти ехала верхом на лошади. Эдвард показал ей, как правильно сидеть на лошади и что сделать, чтобы лошадь повернула в сторону или остановилась. Но все равно он держал Йо-Йо под уздцы, не доверяя ему полностью, чтобы отпустить.
- Отпусти, папа, - умоляла Кэти, желая, чтобы Йо-Йо бежал сам.
Но Эдвард все время отвечал:
- Пока нет.
- Никогда, - сказала я, наблюдая за ними, и Эдвард улыбнулся мне. Он знал, что я прочитала его мысли.
Я не совсем это имела в виду. Я уверена, что Эдвард отпустит ее, когда-нибудь… Может, когда Кэти будет… тридцать или сорок лет. Может быть, тогда. Может быть.
Наконец он отпустил поводья, и лошадь прошла всего три шага, прежде чем он подбежал и схватил уздечку обратно. Я засмеялась. Сможет ли бедная Кэти стать взрослой рядом с этим доблестным защитником? Сомневаюсь в этом.
И, наконец, Кэти встретилась с Дэнсер, и это было так мило. Эдвард открыл дверцу в ее стойло и прошептал Кэти, словно мы входили в церковь:
- Постарайся вести себя тихо, малышка. Она все еще не очень хорошо себя чувствует.
- Конечно, папа, - прошептала Кэти с уважением, и мы тихо вошли в стойло. Дэнсер стояла, немного опустив голову и закрыв глаза. Она спала.
- О-о-о… - нежно прошептала Кэти и посмотрела на ее морду очень-очень близко, пока не касаясь ее. - Она такая красивая!
Голос ее был по-прежнему тихим, и Эдвард тоже улыбнулся Дэнсер.
- Да, она такая, - прошептал он в ответ, запуская пальцы в ее гриву.
Я говорила Эдварду, что ему не о чем беспокоиться. Он боялся, что Кэти найдет Дэнсер уродливой, так как она вся была в ранах и шрамах. Он сказал мне, что если бы Кэти увидела его раньше или узнала о его прошлом, она тоже могла счесть его уродливым.
Но, как я ему говорила, у Кэти были серьезные ожоги, уродовавшие ее. И она смогла вернуться. Но она всегда будет жить с воспоминаниями о том, какое лицо у нее было раньше и как другие дети относились к ней. И я знала, что в ней есть сострадание, ее глаза увидят красоту Дэнсер так же, как мои и Эдварда. Я была рада, что оказалась права.
Кэти хотела прикоснуться к ней, но отдернула руку.
Эдвард заметил это и прошептал, взяв ее за ладонь:
- Все в порядке, ты можешь ее погладить, только очень нежно… как перышко.
И он показал ей, как погладить Дэнсер, после чего Кэти мягко коснулась ее пальцами. Эдвард убрал свою руку, видя это, и улыбнулся дочери с такой гордостью.
Дэнсер не проснулась, пока Кэти гладила ее шею, избегая швов, а потом глаза девочки наполнились слезами.
- Она действительно очень больна, папа? – спросила Кэти, продолжая гладить лошадь.
- Боюсь, что это так, малышка, - прошептал он в ответ, наблюдая за дочерью. - Но ей станет лучше рано или поздно. Может быть, тогда ты сможешь иногда на ней ездить.
Я улыбнулась этой мысли. Я не могла представить ничего лучше для Дэнсер, чем возить милую девочку на своей спине. Потом я представила Эдварда верхом на ней и совсем растаяла.
Но пройдет еще очень много времени, прежде чем это станет возможно.
- Почему это случилось с ней, папа? – Кэти все еще говорила шепотом, но ее невинный вопрос вызвал слезы на моих глазах.
- Я не знаю, - с болью прошептал Эдвард. - Мы все знаем, что плохие вещи случаются иногда. И мы не знаем почему. Но, может быть, когда-нибудь мы это узнаем. Увидим и поймем. И будем благодарить Бога за то, что он отправил Дэнсер к нам, чтобы научить нас состраданию и нежности. Чтобы научить нас ухаживать за ранами. А, может быть, когда-нибудь, если мы будем достаточно сильными, мы даже сможем научиться прощать ту гнилую сволочь, что сделала это с ней.
Я рассмеялась про себя, держа это внутри. Это было действительно прекрасно, даже часть про гнилого ублюдка. Кэти не дрогнула от слов Эдварда, она смотрела на него, соглашаясь с каждым его словом. И я была рада, что он разговаривал с ней по-взрослому, а не как с ребенком.
Затем он добавил:
- Хотя я сомневаюсь, что я сильный или буду им когда-то.
Кэти посмотрела на Эдварда, будто он сказал какую-то глупость.
- Ты правда сильный, папа, - она потрепала его за руку.
- Спасибо, малышка, - он улыбнулся ей, - ты тоже. Я правда горжусь тобой, Кэти. Большинство детей твоего возраста будут бояться ее или станут говорить ужасные вещи. Но не ты. Ты особенная.
- Я никогда не обижу лошадь, - Кэти выглядела немного растерянной. - И не дам кому-либо это сделать.
- Я знаю, - Эдвард улыбнулся ей, глядя на свое сердце на двух ногах.
- Можно я буду помогать тебе заботиться о ней, папа? – попросила Кэти.
Эдвард начал трясти головой, но я сказала:
- Я думаю, что это будет хорошо.
Эдвард посмотрел на меня, и в глазах его был вопрос.
Я кивнула и сказала очень тихо:
- Я думаю, что Кэти будет отличной медсестрой для Дэнсер.
- Можно мне, можно? – просила она Эдварда, голос ее был счастливым и взволнованным.
Эдвард был настолько тронут, что только кивнул и улыбнулся, пытаясь скрыть слезы от нее.
Он все еще думал о Кэти как о маленьком ребенке. Но он должен начать видеть ее той, кто она есть – подростком, который со временем станет женщиной. Он думал, что она не сможет справиться с Дэнсер: кровь, швы, боль лошади... Но я знала, что за сердце у этой маленькой девочки. Я знала, что она сможет сделать это.
Так началось партнерство Эдварда и Кэти, его верной медсестры. Позже, тем вечером, я сказала Эдварду, что дочь имеет право на время только с ним вдвоем. Я долго думала об этом и знала, что так будет правильно, и Питер подтвердил мои мысли.
Хорошо, что я была частью их семьи. Но все же Эдвард и Кэти – отец и дочь. Как Чарли и я. Они должны иметь время, которое будут проводить только вдвоем. И пока они заняты друг другом, я должна пытаться найти себе друзей. Доктор Питер посоветовал мне завести другие отношения вне дома. Эдварду очень не нравилась эта идея, и он почти уволил Питера в ту субботу.
Я даже поужинала с парой девушек из моего колледжа, и это было приятно. Не очень весело и интересно, но все же хорошо. Мы сыграли в бильярд и выпили по паре пива. Я ужасно играла. Но это никого не заботило. Думаю, что за весь вечер я загнала только два шара. Я чувствовала себя раздетой без Эдварда и поэтому спешила домой.
Он был похож на строгую мать и стучал ногой, ожидая меня в кресле гостиной. Когда я вошла, он вскочил и принялся отчитывать меня:
- Тебе понравилось? Как это было? Там были мальчики? Мужчины? Кто? Ты ничего не хочешь сказать? Кто-то приставал к тебе? Я убью его! Кто это был?
Это все было сказано в одно предложение без остановки. Я не успела произнести ни одного слова.
- От тебя пахнет пивом? – спросил он. - Ты что, выпила? Я знал, что это большая ошибка, дать тебе стать совершеннолетней! Ты пьяна? Тебя тошнит? Тебе помочь дойти до туалета?
Я только смогла рассмеяться, он был таким милым, когда сердился.
- Почему ты смеешься? – продолжил мистер Вопрос сердито. - Случилось что-то смешное? Там были смешные парни? Тебе нравятся смешные парни? Я могу быть смешным.
Я просто схватила его лицо и крепко поцеловала, ведь я скучала по нему весь вечер.
- Ты очень смешной, - сказала я ему, проходя мимо в нашу комнату, чтобы переодеться.
- Почему ты не отвечаешь мне, Белла? – спросил он нервно. - Ты танцевала? Ты что-то ела? Смотрела кино? Что? Что ты мне недоговариваешь?
Я почти позвонила Питеру. Но я знала ответы на все вопросы, поэтому пожалела его и не стала будить хорошего доктора среди ночи.
Может, Питер и прав, и мне надо иногда проводить время одной. Эдвард вел себя как идиот, хотя меня не было дома каких-то три часа! Я сделала запись на диктофон, который Эдвард подарил мне на день рождения. Он не знал, что я записываю, но это сделало прослушивание еще более веселым. Кэти и я чуть не умерли со смеху на следующее утро, когда я включила запись за завтраком. Эдвард хотел выглядеть сердитым, но у него это не получилось. Он смеялся вместе с нами.
- Замолчите. Вы такие дети! – он улыбнулся, уходя от нас, и сел на полу в комнате, включив Tunes Looney (п/п: мультфильм http://artxl.narod.ru/Wall/mult/vetton_ru_215.jpg) и поедая медовые хлопья.
Я и Кэти засмеялись еще больше!
- Он такой милый, не правда ли? – спросила меня Кэти.
- Драгоценный, - кивнула я, глядя на пламя его взъерошенных волос.
- О-о-о! – прибавил он звук. - Я люблю это! Daffy DUCK! (п/п: вот, собственно, и он: http://fotogaleri.ntvmsnbc.com/Assets/PhotoGallery/Pictures/0000166056.jpg)

Мы до сих пор ходили к Маркусу все время – так часто, как могли. Обязательно по субботам перед сеансом. И никогда нам не было скучно. Я думала, что через некоторое время их шутки станут нормальными или даже практически прекратятся, но нет. Они только все больше и больше дразнили друг друга.
- Когда, твою мать, ты прекратишь ходить сюда, белый мальчик! – однажды крикнул Маркус.
- Никогда! – Эдвард нахмурился и громко закричал: – Я люблю тебя, Джимми!
- Пошел ты! – крикнул Маркус в ответ.
- Сам иди! – ответил Эдвард. – А, может, ты нам принесешь половинки кубиков льда? А то они у тебя слишком большие и неприятные! Помнишь, что Фрейд говорил о мужчинах, которые окружают себя большими вещами? [п/п: Фрейд говорил о том, что такие мужчины имеют маленькое мужское достоинство.] Я все понимаю, но мне неудобно жевать их! Не мог бы ты еще заказать ледяную машину, ту, что делает колотый лед? Это было бы здорово! Ты должен это видеть.
- Ты должен видеть мою задницу! – крикнул Маркус в ярости. - И если тебе не нравятся мои большие кубики льда, то вали отсюда! Тебя никто не приглашал!
- Приглашал меня? – спросил он. - Это ресторан! У тебя висит на двери табличка с часами работы, это и есть ЧЕРТОВО ПРИГЛАШЕНИЕ! Разве тебя не научили этому на курсе шеф-поваров? Ты должен увидеть Адскую кухню (прим. ред.: популярное кулинарное ТВ-шоу). Так выглядит настоящий ресторан, в двери которого клиенты ломятся. Я не думаю, что у тебя это получится.
- Не настал еще тот ДЕНЬ, чтобы я нуждался в твоих советах! – Маркус пошел на кухню, бормоча себе под нос: - Половинки кубиков льда… Придурок!
И, как всегда, Эдвард убеждал меня:
- Он любит нас.
Однако я была уверена, что в один прекрасный день мы окажемся в заголовке газеты: «Джимми Чан убил молодую пару».

Сегодня мы отправились по магазинам выбирать костюмы на Хэллоуин.
Как только мы зашли в магазин, Кэти принялась искать что-то для себя. Эдвард следил за ней, как и всегда, когда мы находились в общественных местах, даже, несмотря на то, что здесь было гораздо безопасней, чем в Нью-Йорке. Но к сожалению, Эдвард никогда не чувствовал себя в безопасности среди незнакомых людей.
- Кэти, не уходи далеко! – просил он ее, но она проигнорировала его и пустилась в самостоятельные поиски костюма.
- С ней все хорошо, папа, - я, улыбаясь, поддразнила его. - Ты уверен, что тоже хочешь наряжаться? Мы можем этого не делать.
- Ты с ума сошла? - Эдвард улыбнулся мне, как ребенок в ожидании забавы. Здесь было столько всего, и он уже был неудержим. - У меня шесть лет не было Хэллоуина с Кэти! Я переоденусь, и ты тоже! Так что улыбнись и пойдем!
- И почему я ничуть не удивлена? – усмехнулась я, разглядывая костюм Дороти, который висел на стене (п\п: Дороти из страны Оз: http://img15.nnm.ru/a/c/a/e/f/9622ed3c3cf54d1fca252abdf56.jpg)
Я не наряжалась для Хэллоуина с тринадцати лет, но вынуждена была признать, что в этот раз может быть очень весело. Чарли никогда не было в этот день, он всегда работал из-за усиления надзора за порядком на улицах. Лишь однажды он пошел со мной, но он просто наблюдал за мной, когда я подходила к дверям и получала свой леденец. И каждый раз, когда я подходила к нему с просьбой о том, чтобы присоединиться ко мне, он отвечал: «Какие конфеты тебе купить?» (п\п: здесь описывается принятая на Хэллоуин традиция в Америке. Древний обряд Trik or trak ("угощай или пожалеешь") в ночь на 1 ноября стал любимой игрой детворы. Дети с огромным удовольствием стучат в двери соседей и предлагают откупиться сладостями, угрожая в случае отказа вымазать двери сажей).
Это не доставляло мне никакого удовольствия.
Но я знала, что в этот раз с Эдвардом и Кэти должно получиться очень-очень весело. Я была взволнована.
Эдвард решил сначала выбрать костюм мне! И начал показывать их мне один за другим.
- Ой, смотри, черные крылья феи! – воскликнул он. - Темная нимфа! О боже!
Это было больше похоже на наряд проститутки. Я чуть было не произнесла это вслух, но все-таки удержала язык за зубами. Он бы принял это на свой счет.
- Мы же пойдем с Кэти, - мягко сказала я. - Не думаю, что темная нимфа – это наш вариант.
- Да, ты права, - он выглядел разочарованным, - мы могли бы использовать его и после Хэллоуина, хотя… Ты же понимаешь, что я имею в виду…
Он так посмотрел на меня, что почти заставил мои трусики упасть на пол. Я в шоке уставилась на него, челюсть моя отвисла.
Женские наряды были сплошь сексуальными. Даже слишком. Некоторые были настолько малы, что мне было бы стыдно их надеть даже в своей комнате! И, конечно, Эдвард перебрал их все, показывая мне, как будто я на самом деле собиралась в них ходить по улицам Каспера среди мам других детей!
- Дьявол, - прочитал Эдвард, глядя на сексуальный костюм в виде лепестков пламени, которые еле-еле прикрывали искусственную грудь манекена. Также к нему прилагались туфли на пятнадцатисантиметровых каблуках. Я представила себя идущей в них по грунтовой дороге!
- Дальше, - сказала я, глядя на него. Он, как ни в чем не бывало, продолжал.
- Эльвира – повелительница тьмы, - сказал он с сексуальным рычанием.
- Забудь про все костюмы, где встречается слово «повелительница», - улыбнулась я, качая головой.
- О да, - поморщился он. - Извини.
Затем он выдохнул и повернулся ко мне.
- Медсестра!
Я была не против этой идеи, пока не увидела костюм, который он снял со стены. Это было открытое платье, из которого торчала половина груди, юбка длиною с пояс, а также берет и игла в руке.
- Это не медсестра, Эдвард, - закатила глаза я. - Будь это так, я бы не оставила тебя или своего отца одних в больнице Нью-Йорка.
- Очень милый, - заметил Эдвард, невозмутимо разглядывая его. - Я могу быть врачом, мы бы хорошо смотрелись.
- Может быть, если ты найдешь для меня нормальный костюм медсестры, - я оставила эту идею, но он продолжал разглядывать его. – И, вообще, сейчас 2010 год, так что я вполне могла бы стать врачом, а ты медсестрой.
Получи, Ромео! Готова поспорить, что костюм врача абсолютно нормальный, но медсестра выглядит, как чертова проститутка! Настоящая медсестра, наверное, долго бы смеялась над этим костюмом.
- Это просто глупо, - нахмурился он, разглядывая другие костюмы.
- Почему? – спросила я.
Он приложил костюм медсестры к себе.
- Как я смогу это надеть?
- Ты бы смог, - сказала я, стараясь не смеяться. – У тебя получится стать сексуальной медсестрой! Мы положим тебе в лифчик пару теннисных мячей и добавим немного помады, и все будет в порядке.
- Так, похоже, мне надо измерить вашу температуру! – усмехнулся он, повесив костюм обратно на стену.
- О, доктор! – воскликнула я, как дурочка.
- Прекрати, - он покачал головой, улыбаясь, и продолжил поиски.
- О, сексуальный эльф! – сказал он, взяв очередной костюм.
- Фу! – я взяла его из рук Эдварда. - Я не верю в это! Посмотри, что они сделали с Тinkerbell (п/п: вот, кто это: http://queenofcrazy.files.wordpress.com/2011/03/tinkerbell_by_sigurdhosenfeld.jpg). Это отвратительно! Уолт Дисней в гробу перевернулся бы!
И словно для того чтобы добить Диснея, рядом висел костюм сексуальной Белоснежки. Эдвард подпрыгнул на месте, когда увидел его. Я чувствовала себя мамой, которая в кондитерской запрещает своему маленькому сыну брать пирожные.
- Может быть, мы могли бы купить это для забавы, но позже, - строго сказала я ему. - Есть здесь хоть один костюм, в котором можно быть полностью одетой? – чуть ли не закричала я, стоя посередине магазина, люди оглянулись на меня.
- Белла, ты устраиваешь сцену, - Эдвард обнял меня и повел к другому проходу с костюмами.
- Вот, я что-то нашел! – проворковал Эдвард, показывая мне свою находку. - Заключенные! Мы можем даже надеть одни наручники на двоих!
Я только посмотрела на него, подняв бровь.
- Мы можем быть заключенными, которые вместе сбежали в одних наручниках? - улыбнулся он немного натянуто.
- Дай угадаю. Нет, - сказал он, положив назад оранжевые комбинезоны.
- У них есть старомодный вариант – черно-белые полос… - попытался сказать он, но я его оборвала прорычав:
- Пойдем дальше!
- О, Женщина-Кошка! В коже! – закричал Эдвард восторженно. - И у нее есть кнут!
Тогда он подошел ко мне и сказал:
- Я только шлепну себя за это. Извини.
Я почувствовала грусть. Что, если я ничего не найду? Помешав веселью Эдварда, я почувствовала себя такой плохой и старой.
Эдвард посмотрел на меня и увидел слезы в моих глазах.
- Что случилось, кролик? – спросил он, целуя мой нос. - Почему ты расстроилась?
- Потому что я не веселая, - я почувствовала, как дрожит мой подбородок, - и испорчу вам Хэллоуин.
Нет, - он глядел мне в глаза. - ЭТО НЕ ТАК, БЕЛЛА! Ты ничего не испортишь, ты меня слышишь? Прекрати, мы найдем тебе что-нибудь. Хорошо? Даже если я сам должен буду сшить тебе костюм.
Затем он вздохнул и улыбнулся мне.
- Я могу сшить его сам, - снова сказал он. – У меня получится сделать для тебя костюм, Белла. Я знаю как.
Я смутилась, и он объяснил мне так, как смог это сделать в общественном месте.
- Раньше я сам делал костюмы для работы, мы все делали, - рассказал он. - Если ты хочешь, я могу сделать это для тебя. Хорошо, малышка?
Я просто не могла представить Эдварда с иголкой и ниткой в руках. Он был поистине шкатулкой скрытых талантов. Он мог сделать все!
- Хорошо, - я почувствовала себя гораздо лучше. И я знала, что он самый лучший на свете! Как много мужчин сможет сделать костюм на Хэллоуин для своей девушки? Я обожаю его!
Нам было гораздо веселее после того, как давление с выбором моего костюма спало. Эдвард устремился к мужским костюмам.
- Смотри, Белла, гигантский презерватив! – смеясь, показал он на манекен в огромном презервативе, достающем до пола. (п/п: я так полагаю, это что-то типа этого: http://bm.img.com.ua/img/prikol/images/large/8/2/72328.jpg)
- Хорошо, это нам нужно! И побольше! Они как раз твоего размера, - дразнила я его. - Но что ты наденешь под костюм?
Он посмотрел на меня в шоке и засмеялся, шлепнув меня пакетом по голове.
- Ты такая пошлая!
Он даже покраснел и оглянулся, но никто нас не слышал.
И каждую секунду или две он сканировал магазин, смотря, где находится Кэти, и лишь увидев ее, его тело снова расслаблялось. Он такой замечательный.
- Банан! – он смотрел на него. - Надо снять с него кожуру, чтобы видеть ваше лицо. (п/п: для наглядности: http://img.costumecraze.com/images/vendors/rasta/9102-large.jpg)
- Это мило, - улыбнулась я, не смотря на него. Я заметила, что мужские костюмы не были пошлыми. Этим миром управляют свиньи.
- Не хочешь ли ты еще больше ПОЧИСТИТЬ меня? – спросил он, хихикая, когда я посмотрела на него.
- Только не после этой хромой шутки, - ответила я, и он засмеялся.
- Ты говорила, что тебе нравятся веселые парни, - дразнил он меня, надев гигантские солнечные очки. - Ты соврала.
- Нет, я люблю веселых парней, - соглашаясь, улыбнулась я. - И когда ты их найдешь, скажи мне.
- О, - выдохнул он, глядя на себя в зеркало, на его голове был афро парик. - Ты так сердишься на меня.
Я расхохоталась, глядя на него. Он так смешно выглядел.
- Какого черта ты надел на себя? - хихикнула я.
- Это семидесятые годы! – сказал он, приложив поддельные усы. - Будет здорово, если я пойду так к Джимми?
Затем он снова ахнул.
- Ты сделаешь мне черный грим? – спросил он. - Я скажу, что я его брат!
Я засмеялась, но все-таки наложила вето на эту идею.
- Я так не думаю, - хихикнула я. - Но это его стиль.
Он снял парик, оставляя только усы.
- Теперь ты похож на Чарли, - засмеялась я еще сильней.
- О боже мой! – он оторвал их сразу же. - Почему ты не сказала мне? Я не хочу, чтобы ты видела во мне отца, не в обиду Чарли…
- Ой, Гладиатор! – сказал он и сделал голос Рассела Кроу. - Меня зовут Максим Децимус Меридиус, командующий армиями Севера, генерал легиона Феликса, верный слуга истинного императора Марка Аврелия. Отец убитого сына, муж убитой жены. И я отомщу в этой жизни или в другой.
Он был великолепен, и окружающие нас люди аплодировали ему. Я чувствовала, что мое лицо заливает краской, и Эдвард тоже покраснел. Он смущенно махнул рукой говоря:
- Спасибо.
- Спасибо, что не устраиваешь сцен, - пошутила я, улыбаясь ему.
- Боже, мне так стыдно, - пробормотал он смущенно себе под нос.
Я обняла его и поцеловала в щеку.
- Ты был великолепен. Даже лучше, чем Рассел Кроу.
- Правда? – улыбнулся он, забыв про свой стыд. - Хочешь быть моей поклонницей?
- Я думаю, что я уже, - ответила я.
Обернувшись через минуту, я увидела, что Эдвард уже надевал черную кожаную куртку. Подняв воротник и глядя на меня, он выставил вверх два больших пальца и начал:
- Аууууууууууу!
- О боже, ты ведь этого не сделаешь, не так ли? – рассмеялась я.
- Фонзи, - сказал он. (п/п: Фонзи, американский актер, играл в сериале «Счастливые дни», вот он и его фирменный жест: http://www.kataweb.it/tvzap/wp-content/gallery/dalla-tv-alla-strada-la-moda-che-ha-fatto-trend/009.jpg)
- Я знаю, кто это, - сказала я и отошла, делая вид, что не знаю его.
- О, смотри, Энтони! – я использовала его ненастоящее имя, подчеркивая это. - Гигантские крылья ангела! Иди сюда!
- Я хочу их, - сказал он твердо, глядя на них.
- Ты хочешь быть ангелом? – удивилась я, не зная ни одного парня, который бы пришел на Хэллоуин в костюме ангела.
- Нет, не для Хэллоуина, - сказал он, - я просто хочу, чтобы они были у нас.
- Хорошо, - кивнула я, чувствуя, как мы повеселимся с костюмами начиная с 1 ноября.
Он схватил их и как ребенок побежал на кассу, прося девушку оставить их для нас. И когда она увидела его лицо, она согласилась.
Я пошла к Кэти на несколько минут, чтобы посмотреть, что она выбрала. Я надеялась, что секция для девочек не такая пошлая, как для женщин.
Но она повела себя странно, когда я оказалась рядом и спросила, все ли у нее в порядке.
- Да, не надо ходить со мной, - сказала она вежливо, - я не ребенок, никто не украдет меня или еще что-то.
- Хорошо, - согласилась я, не обидевшись, и пошла искать Эдварда.
Там стоял парень с фиолетовым ирокезом и смотрел в зеркало на стене. Я закатила глаза и пробормотала:
- Простите.
Я хотела пройти мимо него, но он позвал меня по имени.
- Белла! – позвал он, и я обернулась. Это был Эдвард.
- Восьмидесятые! – улыбнулся он улыбкой Билли Айдола (п/п: английский рок-музыкант), и заговорил теперь с английским акцентом. - Что ты думаешь, девочка?
- Я как раз собиралась попросить Питера назначить тебе что-нибудь, - ответила я серьезно, глядя на его лицо, и мы оба расхохотались.
- Это приятный денек… для белой свадьбы! – пел он, играя на воображаемой гитаре.
Я чуть не убежала от него.
- Twisted Sister парики! (п/п: вот и они http://hardrockhideout.files.wordpress.com/2007/11/twistedsisterphoto.jpg), – я слышала, как он сказал это, даже убегая от него.
Я повернулась ответить ему что-то, и он стоял там, глядя в зеркало, парик из длинных черных вьющихся волос был у него на голове. О нет!
Я бросилась к нему и тихо спросила:
- Эдвард?
Он просто посмотрел на меня, и лицо его стало белее, чем обычно.
- Малыш, - я почувствовала дрожь внутри, и схватила его парик. - Сними это. Ты в порядке?
- Да, - у него был странный взгляд, - это просто проклятый парик.
Он ушел, не сказав больше ничего. Я дала ему пару минут побыть в одиночестве, надеясь, что с ним все в порядке. Волосы сэра Кевина были точно такими же, как этот парик. Неужели не будет ни одного дня без напоминаний о нем? Мне хотелось ударить Бога по лицу.
Я знала, что мне надо заставить его снова улыбаться. Он всегда так делает для меня.
- О, смотри, Эдвард, - схватила я очередной костюм. - Зена – королева воинов! (п/п: для тех, кто не помнит, кто это: http://xena.sff.cz/pics/media/soundtracky/xwp4-front.jpg)
И я издала боевой клич.
Он слабо улыбнулся.
- Клево.
Это разбивало мне сердце. Он выглядел таким грустным сейчас. Будь проклят сэр Кевин, я надеюсь, что он горит в аду!
Я осмотрелась вокруг, чтобы найти что-то еще, что заставит его смеяться снова.
О боже! Я нашла!
- Эй, Эдвард, - я усмехнулась, и он посмотрел на меня, вдруг став очень уставшим.
- Вот оно! Развратная монашка!
Это была черная одежда монахини, но с глубоким вырезом и короткой юбкой в обтяжку. Господи, даже монашки не застрахованы от аморальности. Кто придумал все эти идиотские костюмы?!
Я улыбнулась.
- Ты не наденешь это, - заявил он.
- Да, одену! – сказала я. - И пойду в этом в церковь!
И случилось чудо! Он засмеялся! Спасибо тебе, Господи!
- Хотел бы я на это посмотреть, - усмехнулся он, смотря на меня, когда я надевала на голову хабит (п/п: головной убор монахини). Как только я это сделала, он захохотал.
- Положи руки на стол ладонями вверх, плохой мальчик! – я продолжала играть, пока он смеялся. Я была готова ради этого выглядеть глупо… сегодня.
- Есть ли там правитель? – он, улыбаясь, заглянул в сумку.
Он поднял голову и нос к носу столкнулся со мной, и я улыбнулась ему.
- Ты особенная, Белла, - сказал он со слезами на глазах, обняв меня и закрыв глаза. - Ты знаешь это?
Закрыв глаза, я тоже обняла его.
- Я здесь, и я люблю тебя. Не забывай об этом. Ты не одинок. Я уже прикована к тебе. Понимаешь?
Он кивнул.
- Я знаю, - прошептал он. - Я тоже тебя люблю.
Только мы могли сделать так прямо в магазине костюмов для Хэллоуина.
И тогда я вспомнила, что все еще в костюме монахини.
Эдвард посмотрел на меня, когда открыл глаза, и снова рассмеялся, когда я сдернула шляпу с головы, оставляя на лице красные следы.
- Сестра Белла, - он придумал для меня новое прозвище.
- О нет, не смей, - я закрыла ему рот. - Забудь, что ты когда-нибудь видел меня в этой шляпе!
Эдвард ахнул.
- Давай возьмем ее для доктора Питера. Держу пари, что у него нет такой в его коллекции!
Мы оба рассмеялись, и я согласилась с этой идеей.
- Да, - твердо сказала я, - точно да.
Потом я попробовала нарядить Эдварда Зубной феей, но он убежал от меня, когда я пыталась его уговорить это сделать. (п/п: для наглядности http://www.partywiththis.com/images/P/ToothFairy17768.jpg).
Мы наконец-то увидели те костюмы, которым не смогли сопротивляться. Теперь мы ждали Кэти, чтобы спросить ее мнение. Конечно, мы должны были ждать далеко от того места, где она выбирала себе наряд, поэтому мы просто дурачились, играя с вещами.

- Что будет говорить учитель, когда мы придём к нему на беседу? – спросил Эдвард, не зная об этом ничего. Сегодня в семь вечера мы должны были встретиться с учителем Кэти, и вы не поверите – его зовут Дональд Дак – это правда. Мне и Эдварду потребовалось двадцать минут, чтобы прекратить смеяться, когда Кэти принесла нам свою карту.
Сначала учительницей Кэти была женщина, но она родила ребенка, и теперь новый учитель Дональд Дак замещал ее. Кэти никогда не говорила нам об этом, и это было шуткой несколько недель. И мы все еще не могли успокоиться, особенно после того, как утки нас преследовали в парке.
- Я хочу спросить его, почему он и его семья преследовали нас в парке, - сказал Эдвард, и я не смогла перестать смеяться, хотя чуть не падала в обморок.
Я представила белую утку, которая сидит за столом учителя с очками на носу, и разговаривает голосом Дональда Дака, и смех начинался снова.
Эдвард продолжал подражать голосу Дональда (п/п: если вы помните, то у Дональда Дака был противный неразборчивый голос. Вот для наглядности: http://video.yandex.ru/#search?text=%D0%B4%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%B4%20%D0%B4%D0%B0%D0%BA&filmId=15302173-02-12), и у него это так здорово получалось! Каждый раз, когда он это делал, я начинала хохотать. Это было так смешно, что на глаза наворачивались слезы! Даже мой рот болел от улыбки!
Он сказал голосом утки:
- Доброе утро, класс! Меня зовут Дональд Дак! И сегодня мы будем изучать современную поэзию!
И я снова расхохоталась. Он убивает меня!
Он что-то говорил этим голосом, и я тут же начинала смеяться снова! Я с трудом понимала некоторые слова, но это было неважно.
Эдвард делал это всю неделю, и мой живот уже болел от смеха. Особенно классно это было ночью в постели, когда со мной говорил развратный Дональд Дак.
Например, в темноте, когда мы были в постели и я еще даже не прикасалась к нему, он делал этот голос и начинал:
- О боже мой, это хорошо… Ах… да… о… о… медленней! О да! Кто твой папочка? Кто твой папочка? Боже мой! О да, играй с моими шарами… о да! О, это так здорово! Да, просто возьми их… В рот! О-о-о... Бог… Я люблю, когда ты… О, подожди… медленнее… Медленнее… О-О-О!!!!!
И, продолжая изображать Дональда Дака, он будто бы вскакивал и надевал штаны, говоря мне:
- Не двигайся, Белла, я принесу тебе полотенце.
Я надеялась, что Кэти не слышала моего смеха, переходящего в истерику.
- Не делай этого, Эдвард, - предупредила я его, когда мы пошли к кабинету учителя.
- Что? – улыбнулся он мне слишком невинно. - Я просто хочу знать, о чем он хочет поговорить, никаких утиных шуток.
Да, конечно. Он такой обманщик.
- Ну… - я внимательно за ним наблюдала. - Он, наверное, расскажет, как ее дела в школе. Потом о том, что они изучают сейчас и о планах обучения до конца года. А потом он скажет что-то, что действительно хочет сказать нам о Кэти.
Я посмотрела на него, и он, смеясь, спросил:
- Что?
- Ты знаешь что, - прищурилась я, - ты просто не можешь дождаться, чтобы снова заговорить утиным голосом.
- Я не буду, - пообещал он с самодовольной улыбкой. - Я знаю, что ты не можешь удержаться от смеха, и не стану смущать тебя здесь. Сэкономлю учителю время.
- Ты не сделаешь этого! – сказала я слишком громко, а потом понизила голос. - Тебе лучше вести себя хорошо, ведь это учитель Кэти! Ты должен вести себя как взрослый, а не отпускать утиные шутки. Обещай мне.
Эдвард был похож на маленького ребенка, у которого забрали игрушки. Он опустил голову и пробормотал:
- Обещаю.
- Покажи мне свои руки, - я подняла бровь, и он, улыбаясь, показал мне их, они были у него за спиной, и, конечно, пальцы на них были скрещены.
- Прекрати! – я раскрутила пальцы и взяла его руки в свои. - Обещай снова.
- Я обещаю, - разочарованно пробубнил он.
В школе все было таким милым. Мы огляделись вокруг и увидели стихотворение Кэти, которое висело на стене рядом со стихами других детей, а также их рисунками. Это было так очаровательно! Когда учитель вошел, я начала нервничать. Эдвард умирал от желания заговорить голосом Дональда, и я не знала, сможет ли он устоять перед соблазном.
Учитель был приятным молодым человеком, немного за двадцать, у него были темные каштановые волосы, приятная улыбка, и он был одет в жилет, свитер и серые брюки. Он напомнил мне Джека из Уилл и Грейс (п/п: «Уилл и Грейс» – американский сериал, Джек выглядит вот так: http://www-deadline-com.vimg.net/wp-content/uploads/2011/04/seanhayes_20110405002812.jpg)
- Привет, вы, должно быть, родители Кэти! – начал он. - Я Дональд Дак!
И все было бы хорошо, но он сказал это чертовым утиным голосом!
Мы с Эдвардом переглянулись и… расхохотались, прежде чем смогли остановить себя, и Дональд засмеялся вместе с нами.
Я чувствовала, как слезы наворачиваются на глаза, и быстро вытерла их, как делала всегда, когда Эдвард так шутил. Теперь я чувствовала себя идиоткой перед учителем!
- Я всегда делаю так, когда впервые встречаюсь с людьми, это хороший способ растопить лед! – сказал он нормальным голосом, но я все еще продолжала смеяться. Эдвард уже пришел в себя, а я не могла.
- Малыш, контролируй себя, - Эдвард сделал серьезное взрослое лицо, и я хотела пнуть его за это. - Это же встреча учителя и родителей.
Мне потребовалась еще пара секунд, но, в конце концов, я пришла в себя.
- Я Энтони Мейсон, это Мария Браун, - познакомил он нас. - Я отец Кэти, а Мария моя невеста.
- О, поздравляю! – он наклонил голову, глаза его мерцали. – Эх, разве настоящая любовь не прекрасна?
Мы с Эдвардом обменялись взглядами. Этот парень точно Джек из Уилл и Грейс (п/п: Джек в сериале гомосексуалист). Если он женат, то я съем новую шляпу Питера!
Я чуть было не спросила его, есть ли миссис Дак, но не смогла бы заставить себя сделать это без смеха. В моем воображении тут же возникла Дейзи Дак. А потом я вспомнила пошлую утку Эдварда… Я сделала все возможное, чтобы сохранить серьезное лицо, когда учитель начал говорить.
Эдвард был идеальным отцом, слушал внимательно и задавал вопросы. Боже, я его ненавижу! Все, о чем могла думать я, был Эдвард, говорящий голосом Дональда Дака: «О да, играй с моими шарами. О да!»
Я посмотрела в сторону, прикрыв рот рукой, словно вытирала губы. Я искала что-нибудь, что помогло бы мне взять себя в руки, ЧТО-НИБУДЬ!
Теперь я представила Дональда, Дейзи и трех маленьких утят – Хьюи, Дьюи и Луи, - которые бежали за нами в парке. Я должна была срочно выйти.
- Ничего, если я схожу в дамскую комнату? – попросила я. - Извините.
Эдвард встал вместе со мной, и Дональд показал мне, где она находится. Я почти бегом побежала туда.
Когда я вернулась, Эдвард уже выходил из класса с табелем Кэти в руках.
Я посмотрела на него и извинилась:
- Прости, малыш. Я должна была уйти, иначе бы я описалась от смеха!
- Я знаю, я заметил, - усмехнулся он. - Все прошло хорошо и приятно. Мне понравилось… беседовать с учителем.
- Так что же он сказал? – спросила я, когда мы сели в машину и Эдвард завел ее.
- Я думаю, что знаю, почему Кэти такая в последнее время, - сказал он.
- Действительно? - насторожилась я. - Почему?
- Дональд сказал…
Я начала смеяться снова.
- Белла…
- Прости-прости, продолжай, - я попыталась взять себя в руки.
- Он сказал, что они ставят спектакль, - объяснил Эдвард. - Его будут показывать в январе. Это будет «История игрушек-2». И он хотел, чтобы Кэти играла Джесси, маленькую ковбойшу с рыжими волосами. (п/п: вот кто это http://www.latinoreview.com/images/upload/movieimages/full_movieimage_23516.jpg)
- Да, - улыбнулась я, - у Кэти бы замечательно получилось! У нее рыжие волосы, ей надо надеть только ковбойскую шляпу и все!
- Он сказал, что она лучше всех в классе справится с этой ролью, - гордо сообщил Эдвард. - Но она не сделает этого. Учитель сказал, что она отказалась от роли. Она хочет всего лишь маленькую роль Барби с одной извилиной в голове! (п/п: вот она http://bloomdesign.typepad.com/.a/6a00e54ef40d5a88330147e2b8a95f970b-800wi)
- Я не смотрела этот фильм, а ты? – спросила я его.
- Нет, - поморщился он. - Не совсем. Я видел первую часть «Истории игрушек».
- Потом он сказал, что она очень красиво поет одну песню, в спектакле, я так думаю, - Эдвард пожал плечами. - У нее получается просто отлично. Она заставляет чувствовать, сказал он. Но она плакала, когда пела ее, а другие девочки смеялись над ней. Они назвали ее младенцем. Так он сказал. И они называют ее так до сих пор.
- Ох, - я посмотрела в окно. - Я ненавижу маленьких девочек!
- Эй! – Эдвард подумал, что я говорю о Кэти.
- Не Кэти, а те злые маленькие девочки! - проворчала я. - Почему они так жестоки?
- Маленькие сучки тренируются. Я не могу поверить, что Кэти не сказала нам об этом, - выдохнул Эдвард, с силой нажимая на газ. - Я даже не знал, что они ставят спектакль. Я чувствовал себя придурком, не понимая, о чем он говорит.
- Девочки в ее возрасте любят секреты. Так что ты сказал мистеру Даку? – спросила я, стараясь не засмеяться.
- Я сказал ему, что мы поговорим с ней, - пробормотал он, глядя на меня. - Хорошо? Мы же можем поговорить? Я имею в виду, что мы не будем заставлять ее играть большую роль, если она не хочет. Но Тане бы понравилось, что Кэти играет в спектакле. Она любила театр. Она любила сцену, танцы и пение в колледже… все это.
Я улыбнулась, касаясь его руки.
- Она все видит, Эдвард. Она видит все, что делает Кэти, я уверена.
- Ее оценки очень хорошие, - сменил тему Эдвард, в его голосе звучал оптимизм, - ее мозг отлично работает.
- Она по-настоящему умная, так же, как и ее папа, - я смотрела в окно.
- Ха-ха, - сказал Эдвард с усмешкой, в его голосе была горечь.
Я нахмурилась и взглянула на него.
- Что?
- Это было хорошо, - он выглядел как сумасшедший, глядя на дорогу. - Очень хорошо.
- Хорошо что? – спросила я. - Я не шучу.
- Я слышал, как ты это сказала, - он нахмурился еще больше. - Как и ее папа…
Он передразнивал мой голос.
- Ух, - я повернулась к нему. - Что ты, черт возьми, несешь?
- Если я не окончил колледж, не значит, что я глупый! – крикнул он, никогда еще он не смотрел на меня такими глазами. - Возможно, я стал бы кем-то, не отрекись мой гребаный отец от меня.
- Эдвард, я никогда не говорила, что ты глупый! – я почувствовала сердитые слезы в глазах. - Я думаю, что ты самый умный и удивительный человек, которого я знаю! С чего ты это взял?
- Даже чертов Дональд Дак имеет образование! – закричал он, сильно ударив рукой по рулю. - А у меня есть ДЕРЬМО! Чёртова работа убирать лопатой лошадиное дерьмо!
- Съезжай на обочину, Каллен, ПРЯМО СЕЙЧАС! – процедила я мертвым голосом. И я была рада, что он послушал меня, сделав это.
- Во-первых, я очень зла на тебя, - сказала я, глядя, как он вцепился в руль и уставился в него ненавидящим взглядом.
- Во-вторых, у тебя есть дерьмо? – крикнула я. - Правда? Оглянись на последние шесть лет. И теперь посмотри на сегодняшний день! У тебя есть ДЕРЬМО? У тебя есть Кэти, есть я, есть…
- Я знаю, - сказал он, заплакав, и, не пытаясь это скрыть, положил голову на руль. – Знаю. Прости меня, Белла. Не знаю, почему я это сказал. Я не хотел этого.
Он плакал без слов, и я чувствовала, что тоже плачу. Я обняла его и поцеловала в волосы.
- Что случилось? – спросила я, еще крепче обнимая его.
- Я не знаю… Не знаю! – бормотал он, не отрывая головы от руля и еще крепче в него вцепившись. - Он все время говорил об оценках и колледже. Думаю, что это добило меня. Иногда я чувствую себя таким неудачником, Белла. Мне так хотелось закончить колледж, я действительно этого хотел. Я хотел стать врачом.
Он плакал, и я чувствовала, как слезы текут у меня по лицу. Я знала, что он мечтал об этом, но никогда не слышала, чтобы он так говорил. Это было так грустно, он так плакал. Я не знала, что ему так больно. Все еще.
- Как ты будешь смотреть на меня, когда станешь врачом, а я так и буду мальчиком на побегушках? – спросил он и заплакал еще сильней. – Если я буду работать на этой гребаной работе?
- Я всегда буду гордиться тобой, Эдвард, - я, всхлипывая, плакала. - Независимо от того, что ты делаешь. Я гордилась тобой, когда ты был танцовщиком, и горжусь тобой сейчас! Ничто этого не изменит! НИКОГДА!
- А как же Кэти? – спросил он, не переставая плакать, отчего его слова звучали немного невнятно. - Ей будет стыдно за меня, когда она подрастет и ее друзья будут приходить в гости. Она не захочет, чтобы я сказал им, кем работаю! Не говоря уже о том, что будет, если она узнает о моих делах с Викторией.
- Кэти будет любить тебя вечно, Эдвард! – твердо сказала я. - Я видела, как она смотрит на тебя. Ты для нее целый мир. Солнце встает и садится для тебя в глазах этой маленькой девочки.
Эдвард посмотрел на пустую дорогу.
- Я до сих пор иногда мечтаю об этом, - прошептал он, в его голосе было столько горя. - И я чувствую это настолько реальным. Я в операционной… осматриваю малышей… слушаю сердцебиение стетоскопом…
- Если ты хочешь стать врачом, Эдвард, то ты можешь это сделать, - уверила я, гладя его волосы. - Если это твоя мечта, тебя ничего не должно остановить.
Он выпрямился, вытер слезы и нахмурился.
- Это только красивые слова, Белла, но это не так, - сказал он холодно. - Мечты умерли.
- Нет, - заявила я, - мы… мы убиваем мечты! И когда мы это делаем, маленький кусочек нас умирает вместе с ними. Посмотри, какую боль это причиняет тебя. Ты оплакиваешь свою мечту.
- Я слишком стар. Слишком поздно, - он посмотрел на меня, глаза его были влажные и больные.
- Никогда не бывает слишком поздно, - нахмурилась я. - Это Виктория говорит, а не ты. Ты веришь в мечты, ты постоянно о них говоришь. И умри эта мечта на самом деле, ты не был бы сейчас так расстроен.
- Я люблю тебя, Эдвард, - я еще крепче обняла его. - И я не хочу, чтобы ты был несчастен всю оставшуюся жизнь, пытаясь быть кем-то другим. Если ты хочешь что-то сделать, я хочу, чтобы ты это сделал. После суда те деньги, что дал нам твой отец, будут разморожены, и ты сможешь учиться. Ты сможешь сделать это.
- Если меня не осудят за убийство, - добавил он.
- Этого не случится, Эдвард, - поклялась я от всей души, - я говорила тебе, что никто никогда не заберет тебя у меня… или Кэти. Я не позволю этому случиться. Поверь мне.
- Я люблю тебя, Белла, - снова заплакал он, держа меня в руках, - прости!
Я была так рада, что он обнимал меня сейчас и слушал, и я заплакала вместе с ним.
- Все в порядке, - всхлипнула я. - Все хорошо. Ты никогда не потеряешь нас, так перестань бояться этого. Слышишь меня?
Он кивнул, не в состоянии сказать что-то, его тяжелое дыхание коснулось моей шеи и плеча.
- Боже, это была худшая беседа родителей и учителя, на которой я когда-либо была! – объявила я, пытаясь облегчить момент.
Эдвард слабо улыбнулся.
- Кто бы мог подумать, что Дональд Дак так расстроит тебя? – спросила я, а потом услышала, как он засмеялся немного больше.
- Я слышала это, - теперь я смотрела на свои руки, видя, что он в порядке и улыбается.
Глядя на его совершенное мокрое лицо, я подняла его за подбородок и поцеловала в губы.
- Я хочу спросить у тебя только одну вещь, - улыбнулась я.
- Что?
- Кто твой папочка? – задала я вопрос. И он засмеялся. Его смех был для меня дороже всех ученых степеней и наград.
Через несколько минут Эдвард завел машину, направляясь домой. И через секунду он вернулся к голосу пошлого Дональда Дака. Он такой злодей.

Ждем вас на форуме с комментариями!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-15418-9
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: AlshBetta (15.11.2015) | Автор: WinndSinger
Просмотров: 1392 | Комментарии: 15


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 15
0
15 MariyaK   (15.12.2015 16:08)
спасибо за главу

0
12 LanaLuna11   (17.11.2015 23:50)
Какая то юморная глава вышла biggrin

0
14 tasya-stasya   (20.11.2015 20:05)
Немного юмора никогда не помешает smile

0
11 Helen77   (17.11.2015 05:33)
Спасибо большое.

0
13 tasya-stasya   (20.11.2015 20:04)
Большое пожалуйста!

0
5 серп   (15.11.2015 21:20)
Спасибо большое!

0
10 tasya-stasya   (16.11.2015 20:16)
На здоровье!

0
4 marykmv   (15.11.2015 18:54)
Цитата Текст статьи
Его смех был для меня дороже всех ученых степеней и наград

Белла просто чудо.

0
9 tasya-stasya   (16.11.2015 20:16)
Она действительно молодец. Она чувствует Эдвварда, любит его smile

0
3 Bella_Ysagi   (15.11.2015 18:45)
biggrin biggrin спасибо

0
8 tasya-stasya   (16.11.2015 20:15)
Пожалуйста! smile

0
2 робокашка   (15.11.2015 17:41)
несмотря на стабильные посещения психотерапевта, Эдвард жутко неуравновешенный sad

0
7 tasya-stasya   (16.11.2015 20:14)
Психотерапевт помогает Эдварду примириться со всем произошедшим в его жизни, но он не может вскрыть череп Эдварда и вычистить весь негатив. Эдвард научится с этим жить, но для этого нужно время.

0
1 NJUSHECHKA   (15.11.2015 17:29)
СПАСИБО!!!

0
6 tasya-stasya   (16.11.2015 20:10)
На здоровье!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]