Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1218]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13555]
Альтернатива [8910]
СЛЭШ и НЦ [8159]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3635]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Irida
Nikki6392
Валлери
АкваМарина
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Женюсь на первой встречной
Драко сидит с Блейзом в маггловском кафе и обсуждает решение отца женить его на Астории Гринграсс. Младшему Малфою не слишком нравится, что отец решает все за него, и теплых чувств к Астории Драко не испытывает. В запале он обещает жениться на первой, кто войдет в кафе.

Игры с судьбой
Ренесми повзрослела 10 лет назад и теперь выглядит на 17. Столько же она и прожила. Вместе со своей семьёй Несси пойдёт в школу, но есть люди, которые играют с её судьбой. Ведь её судьба быть с Джейкобом. Ради неё он готов на всё. Главное для Джейка – это Счастье Несси.

Как испортить прошлое за 30 минут
Что делают в 1918 году пять Эдвардов, три Эммета и две Розали? Возможно, пытаются что-то исправить? Смогут ли они? Или сильнее все запутают, отчего будущее изменится до неузнаваемости?
Читайте о невероятных приключениях Калленов в прошлом, вплоть до времен динозавров!
Завершен.

Прикосновение одиночества
Прикосновение – обычное действие, но вдруг оно оказывается даром, а следом – проклятием. Одиночество – часто мучение, но вдруг становится избавлением. Сможет ли прикосновение одиночества исцелить, в корне изменить жизнь, и не только твою, привнести в нее счастье? Закончен!

ЧРС, или Лучшее Рождество Эдварда Мейсона
Слышали когда-нибудь о ЧРС? Видели эльфа из транспортного отдела? Да ладно?! Вы даже не слышали о «графике повышения непослушности» и не катались в оленьей упряжке? Тогда вам непросто будет представить, с чем столкнулся Эдвард в Рождественскую ночь, когда он, куратор с пятнадцатилетним стажем, получил в напарницы девушку, не имеющую никакого опыта работы...

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Edward's Eclipse (Затмение Эдварда)
Для истинных фанатов Эдварда. Глубинное проникновение в глубины сердца, ума и души любимого Эдварда Каллена, попавшего в водоворот событий "Затмения".
Последняя глава от 10 октября.
Завершен.



А вы знаете?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11663
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Король моего сердца. Глава четырнадцатая. Кровавое полнолуние

2016-12-3
4
0
Как бы упорно ночь не билась за свои права, рассвет все-таки наступил.

Эллери в очередной раз за эту долгую, долгую ночь с тоской подняла налитые тяжестью веки и хмуро признала: дольше вымучивать из себя сон было бессмысленно. Слабый серый свет, робко пробивающийся в комнату, свидетельствовал, что новый день уже на подходе.

Вязкая утренняя хмарь как нельзя лучше описывала душевное состояние принцессы.
Зябко кутаясь в теплую накидку, девушка с тревогой прислушалась: не раздадутся ли из соседнего помещения шаги мужа? Не появится ли он на пороге как безжалостное доказательство, что вчерашнее событие не было сном?

Но вокруг царила лишь умиротворенная, сонная тишина.
Замок спал. Спали многочисленные гости, застигнутые дремотой в пиршественном зале, прямо на лавках или даже на полу. Крепко спали и те, кто нашел в себе силы доплестись до приготовленных кроватей и блаженно рухнуть на мягкость покрывал. Спали утомленные подготовкой слуги, спал и король.
Одна только несчастная Эллери была чуждой этому всеобщему царству сна и покоя.

Всю ночь она пыталась справиться с собой, примириться со свершившейся реальностью, вычеркнуть мечты о синеглазом короле. Но тот упорно не желал выходить у нее из головы, затмевая образ мужа.
Как можно было продолжать что-то чувствовать к этому мужчине после сделанного им выбора?

Девушка раз за разом пыталась образумить саму себя, но сердце безмолвствовало. Против воли в памяти всплывал прощальный взгляд синих глаз и плескавшееся в нем разочарование. И именно этот момент не позволял ей окончательно заклеймить бывшего возлюбленного предателем. Почему он выглядел так, словно испытывал неподдельную боль при виде нее, ставшей чужой женой?

Впрочем… На глаза по-прежнему наворачивались слезы бессилия от упоминания ненавистного слова «долг». Никогда раньше она всерьез не задумывалась, как сложилась бы ее судьба, родись она не принцессой, а, скажем, дочерью виконта, барона или даже простой крестьянкой. А теперь ей начало казаться, что любая из этих судеб была бы лучше, чем ее собственная.

Эллери хотелось, чтобы солнце никогда не всходило. Чтобы в мире всеобщего сна забылись, затерялись старые мечты и желания, застигнутые врасплох несправедливой реальностью.
Этот день знаменовал конец старой жизни. Но вот с чего было начинать новую? Как следовало поступить с осколками старой себя, если они больно ранили при каждой попытке к ним прикоснуться?

А вместе с тем… На обломках разрушенных мечтаний, в этой новой странной жизни у Эллери, как бы невероятно это не звучало, появилась надежда. Робкая, тусклая, но зажегшаяся в душе слабым огоньком.
Надежда эта заключалась в человеке, ставшим отныне самым главным в ее судьбе. В ее муже – принце Оркесе.
Она не ведала, можно ли ему доверять, как и не знала, насколько ему стоило бы доверять ей самой. Не могла знать, насколько искренними были слова этого мужчины, но видела, какими честными могли быть его поступки.
Ее супруг совершенно точно был человеком благородным. Было ли этого достаточно, чтобы полюбить? Возможно ли вообще было вновь ощутить симпатию к другому человеку, когда последняя влюбленность прошлась по душе безжалостным лесным пожарищем, дотла ее испепелившим?
Принцесса отчаянно нуждалась не в любовнике, а в друге. Которого – после вчерашней ночи – начала надеяться обрести в Оркесе. Вот только тот явственно дал понять, что ему этого будет мало.

Известие о столь скором отъезде повергло королей в замешательство. Они уже распланировали богатую на развлечения программу, и внезапная перемена планов не пришлась им по вкусу. Впрочем, эту проблему удалось легко разрешить. Принцессе с изумлением оставалось лишь наблюдать, как Оркес ловко и тактично решил все сложности, проявляя чудеса красноречия в общении с маявшимися похмельем высокородными отцами. В итоге те согласились, чтобы молодые в сопровождении нескольких воинов и слуг отправились в замок налегке. А король и многочисленные придворные последуют их примеру спустя недельку-другую пребывания в гостях.

Этот вариант был идеальным решением практически для всех. Вот только для принцессы стало потрясением уже перед самым отъездом узнать, что верная Ниньи останется в замке. Как и ее внук.

Все спешно собранные вещи были уложены в экипажи, когда облаченная в дорожное платье и уже простившаяся с семьей принцесса стояла в главном зале в ожидании, когда подадут карету.
Норк пытался скрыть за неуверенной улыбкой печаль, но она проступала в растерянных чертах лица, в том, как он неумело одергивал простую рубаху, как пожимал плечами.
Уже более не заботясь, что о ней могут подумать хлопотавшие вокруг придворные, принцесса порывисто обняла мужчину.

– Полноте вам, принцесса, – вконец растерявшись, он неумело пытался увещевать свою госпожу. – Чай, ненадолго расстанемся! Не успеете соскучиться, как мы уже с вами свидимся!

Она заморгала часто-часто, чтобы не дать предательским слезам показаться на глазах.

– Что ты будешь делать? – девушка произнесла это лишь затем, чтобы отвлечься и совладать с нахлынувшей тоской.

– Поговаривают, живность завелась какая-то дикая у деревни, что перед замком! Бродит неподалеку да на людей страх наводит, – начал охотно объяснять мужчина. – Пока не загрызла никого, но лучше поймать ее, прежде чем это произойдет.

– Хватит, Норк! – нетерпеливо произнесла старая женщина, оттесняя внука и не давая тому продолжить. – Ты разве не слышишь? Карета вот-вот подъедет!

Не тратя больше слов, она крепко обняла девушку, не в силах заставить себя расстаться с воспитанницей.
С таким трудом сдерживаемые слезы заструились по щекам девушки, застывая мокрыми пятнами на светлом корсаже платья няни.

– Ну же, тшш, – морщинистые пальцы стерли влажные дорожки, теплые ладони Ниньи обхватили лицо принцессы, заставляя ту посмотреть в глаза няне. – Не лей слезы понапрасну! Мы расстаемся лишь на время.

При виде родных глаз, с нежностью глядящих, кажется, прямо ей в душу, сердце Эллери тревожно заныло. За эти дни она ведь так и не нашла в себе сил признаться старой няньке в совершенном обмане. Но покидать дом с таким грузом на совести она не могла! Ведь у нее никогда прежде не было секретов от Ниньи.

– Ниньи… – несмело начала принцесса, и женщина мягко обхватила ее руками, точно чувствуя, как нелегко дается воспитаннице эта речь. – Я ведь обманула тебя. Тогда, у костра… Я так и не смогла отпустить его, всеми мыслями я была с ним.

Старая женщина подарила ей долгий взгляд, на дне которого неожиданно плескалась… вина?

– Девочка моя, я тоже должна тебе признаться. То послание Сапфо… Я его так и не отправила тогда.

Эллери окаменела от услышанного. Почувствовав состояние принцессы, собеседница сильнее вцепилась в нее, словно отказываясь отпускать от себя, пока не увидит в глазах девушки прощение за свой поступок.

– Ваше Высочество! Пора, – чужие голоса вклинились в немой диалог их взглядов. Эллери забыла, как моргать, дышать, двигаться, одно лишь бесконечное чувство потрясенного недоверия властвовало в воспаленном сознании.

Как няня могла так поступить с ней?

– Прости меня, – горячечно зашептала старая женщина, до боли вцепившись в плечи воспитанницы. – Ты должна была его отпустить! Забыть, смириться. Это был единственный выход!

Одеревеневшими руками девушка медленно высвободила свои плечи и сделала шаг, обходя застывшую женщину, не чувствуя в себе сил даже взглянуть той в лицо.

Та умоляюще смотрела ей вслед, по морщинистому лицу, не таясь, бежали дорожки слез.

– Прости меня, девочка, – беззвучно шептали губы Ниньи, хотя та, к кому они обращались, уже не могла их слышать. – Надеюсь, ты когда-нибудь поймешь, что я поступила так только ради твоего блага.

Боль от открытия, от предательства самого близкого человека оказалась такой всеобъемлющей, что Эллери отошла от шока весьма нескоро.
Молодой супруг, делящий с ней карету, понимающе отвернулся при виде безмолвных слез, непрекращающимся ручьем орошающих щеки молодой супруги. Он молчал, позволяя ей проститься с родным замком, удаляющимся с каждым витком колес.

Но причина слез была вовсе не в расставании. Эллери заново прокручивала в памяти каждое слово няниного признания, пересматривая все случившиеся события в свете открывшейся правды.

Так значит, Сапфо действительно не знал! Не получал ее письма, в котором она умоляла его приехать и спасти ее от надвигающегося брака! Выходит, он узнал о грядущей свадьбе, только прибыв в замок? Или же он получил приглашение от ее отца и, уверенный в ее добровольном согласии на это торжество, ехал с тяжелым сердцем, чтобы проститься?

Все детство она слышала от няни, что для принцессы важнее всего, – никогда не терять самообладания. Только благодаря этой намертво вбитой истине ей удалось пережить собственную свадьбу, не сорваться в крик при виде боли и разочарования, что таил в себе знакомый синий взгляд. Она прятала отчаяние за вымученными улыбками, изображала счастливую невесту, лишь бы не позволить Сапфо наслаждаться видом ее мучений. И только теперь выяснилось, что все это было напрасно.

Столько много вопросов, ответы на которые уже были не важны. Свершившийся факт было не изменить – она стала чужой женой, и больше ни он, ни она не могли с этим ничего поделать.

Карета уносила ее все дальше от родного дома, но раскатистым эхом в ушах продолжали звучать виноватые слова Ниньи. Каждое слово, что с гулким стуком заколотило крышку ее персональной гробницы.

Ради ее же блага? Да что няня знала о том, в чем на самом деле нуждалась ее воспитанница!
Если это был поступок друга с намерением помочь, то ей больше не нужны были такие друзья!

Словно под стать этим траурным мыслям, испортилась погода. Набежавшие тучи вмиг затянули небосклон, хлынувшие тяжелые струи дождя заколотили по карете, точно разделяя скорбь девушки.
Заночевать им пришлось в небольшом трактире. Свободных комнат не хватило, чтобы разместить всех, поэтому Эллери поспешила приютить у себя двух молоденьких девушек, ей прислуживающих. Молодой супруг ничего на это не сказал, уйдя спать в другую комнату, и принцесса была рада образовавшейся передышке. Слишком много теперь стало его присутствия в ее жизни, хотя каких-то несколько недель назад она и не подозревала о грядущих переменах.

А утром их ждала новая тряска в каретах по размытой водой дороге. Серая хмарь за окном притупляла боль, но не могла справиться с образом, что отпечатался перед глазами принцессы: синеокий король, с тоской глядящий на нее, поднимающий чарку в ее честь, танцующий с ней…

Сапфо не покидал ее мыслей ни на минуту, она тонула в этой бездне безысходности, отчаяния, невозможности повернуть время назад и все изменить. И ночами ей не было покоя, странные сны душили принцессу, она с криком просыпалась в слезах и долго не могла унять бешеный стук сердца.

Так продолжалось все три дня пути.

На третью ночь Эллери не выдержала.

Она больше не могла так. Столько времени до свадьбы она жила одними мыслями о нем, одной надеждой, что Сапфо появится, – и спасет, изменит неминуемую участь. И теперь, когда тщетных надежд больше не осталось, она должна была учиться жить без него.

Но как было сделать первый шаг?

Как сделать это, когда стоило ей закрыть глаза, – и перед мысленным взором представал он? С воспаленным взглядом, в котором плескалась боль, с крепко сжатыми губами, с быстро бьющейся синей жилкой на виске.

Эллери должна была его отпустить! Отпустить слепую надежду, что все еще жила где-то в укромном уголке сердца, высвободить свой разум из оков, в кои его заковало запоздалое признание Ниньи.

«Убирайся прочь из моих мыслей! Уходи! Вон!»

Эта измученная мольба шла из самых глубин ее души.

Отныне и навсегда Бродяга не побеспокоит ее разум. Так сложилось, что их пути разошлись в разные стороны, и она, Эллери, не имела больше сил оплакивать несостоявшееся счастье.

В такт принятому девушкой решению на следующий день успокоилась и непогода.
Мягко засияло солнце, разгоняя останки поверженных туч и осушая лужи, запели птицы, радуясь возвращению тепла.
А еще ее муж, очевидно, тоже принял свое собственное решение.

К вечеру они остановились на чудесной опушке, прямо перед густым сосновым бором. Ввиду установившегося тепла и отсутствия поблизости крупных постоялых дворов, никто не возражал против идеи остаться здесь на ночлег.

Закипела работа, воины начали споро устанавливать шатер для королевской четы, когда Оркес подсел к Эллери, сидящей у разгорающегося костра, и мягко ухватил ее за подбородок, вынуждая посмотреть ему в глаза.

– Это произойдет сегодня ночью. Я больше не могу ждать.

Принцесса промолчала, примиряясь с реальностью, в которой ее супруг изъявлял свое законное право на ее тело.

Страха больше не было. Он ушел, раздавленный натиском совсем иных чувств: горечи, разочарования, одиночества.
То, что должно произойти этой ночью, станет лишь очередным витком колеса неизбежности, что завертелось еще очень давно, – возможно в тот самый момент, когда она впервые встретила Бродягу.

Эти мысли неотступно преследовали ее и несколько часов спустя, пока боязливые служанки помогали облачаться в пенное кружево сорочки, предназначенной для глаз мужа.
И только когда, молчаливо поклонившись, девушки выскользнули из шатра, оставляя ее в одиночестве, она выдохнула, ощущая, как по венам бежит отчаяние.

Чтобы чем-то занять себя, принцесса приоткрыла край плотной ткани, украдкой выглянув наружу.
Застывшие на почтительном расстоянии у входа стражники не обернулись. Впереди блестело яркое пятно костра, в теплом, нагретом за день воздухе звучали беседы и смех немногочисленных людей.
Эллери перевела взгляд вверх – и замерла. На гладком, застывшем точно одна огромная капля смолы черном небе властвовала луна. Крупная, круглая словно бусина, заливавшая весь мир холодным белым светом.

И от этого света, от предчувствия, что должно произойти сегодняшней ночью, принцессу вдруг начала бить крупная дрожь. Девушка обхватила себя руками в тщетной попытке согреться – но разве возможно было таким способом отогреть замерзшую душу?

Задернув полог, она встала босыми ногами на мягкий ковер, стараясь не смотреть на гору разложенных одеял, призванных этой ночью заменить собой королевское ложе, и застыла, прикрыв глаза и вновь прислушиваясь к окружающему миру, скрывающемуся за стенами шатра, – не идет ли уже ее супруг?
Где-то далеко ржали голодные лошади, ожидающие ужин, несмело хихикали молоденькие служанки, остановившиеся поболтать с воинами.

Внезапно все прочие звуки отошли на задний план, ибо ее слух вдруг уловил то, чего подспудно она так боялась: звук чьих-то вкрадчивых шагов, приглушенных мягкой листвой.

Девушка скорее почувствовала, нежели услышала, как всколыхнулись потревоженные створки шатра.
Не в силах раскрыть глаза, она напряженной тетивой, готовой сорваться в любой момент, застыла в центре, боясь обернуться.

Чужое теплое дыхание обдало ее шею, она затрепетала, выдыхая обреченное напряжение.
Но внезапное прикосновение мужских губ к обнаженной шее заставило ее приглушенно охнуть и стремительно обернуться

Но это был вовсе не ее супруг.

Перед ней стоял Сапфо.

Одетый во все черное, точно простой наемник или вор, под покровом ночи испытывающий свою удачу.
Мужчина стоял так близко, что она слышала торопливый стук сердца. Вот только чьего именно – своего? его? – сказать не могла. В эту минуту, потрясенная, ошарашенная более всего на свете нежданной встречей, она бы не смогла назвать даже своего имени.

– Что ты здесь делаешь? – пользуясь безмолвием рассудка, прошептали разом пересохшие губы, и в окружающей их тишине эти слова прозвучали невыносимо громко.

Он не ответил, продолжая просто смотреть на нее.
Во взгляде его плескалось восхищение. И мука, и затаенная ярость, и отчаянная решимость.

– Ты обезумел? – спрашивали ее губы, в то время как глаза жадно впитывали каждую черточку до мурашек знакомого образа.

– Да, – раздался хриплый ответ, и Эллери затрепетала от негромкого звучания этого низкого бархатистого голоса, по которому она, оказалось, так успела соскучиться. – Я потерял рассудок в тот самый миг, когда узнал, что моя женщина станет женой другого мужчины.

«Моя женщина».

Могло ли одно слово принести столько удовольствия и боли одновременно?

Сбрасывая наваждение, принцесса сделала шаг назад, и только небо знало, чего ей это стоило. От присутствия синеглазого короля разбегались мысли, а с таким трудом обретенный здравый смысл на глазах рассыпался на части.

– Я ждала, что ты придешь раньше. Теперь уже ничего не изменить.

Эллери попыталась воздвигнуть стену между ними, напоминая не столько ему, сколько себе о том, что все кончено.

Взгляд Сапфо неуловимо потемнел. Она отвернулась, не в силах смотреть ему в лицо и видеть, как на нем проступает неподдельная боль.

– Уходи. Скоро здесь будет мой муж.

Оказывается, отчаяние имело свой вкус.

На плечо девушки легла тяжелая горячая рука. Дрожь, прокатившуюся по телу от этого простого прикосновения, невозможно было скрыть, и Сапфо хрипло рассмеялся, не убирая ладони.

И вдруг…

Отойди. От. Моей. Жены.

Прозвучавший голос мог бы заморозить океан.

Сапфо медленно повернул голову, устремляя взгляд на застывшую на пороге фигуру.
Это не могло происходить наяву!

Еще утром Эллери ее собственная жизнь представлялась выпотрошенной шкуркой животного, на которой не осталось ни одного уцелевшего кусочка. Сложно было представить, что еще можно было сотворить дурного с уже неживым существом.

Но судьба в очередной раз продемонстрировала наивность заблуждений принцессы.

– Бери оружие, – голос Сапфо лился мягко, но в нем звенела сталь. Та же самая, что сейчас сверкнула в полумраке шатра, бесшумно выскользнув из ножен.

– И ты не станешь пользоваться моментом? – губы Оркеса изогнула презрительная ухмылка. Он стоял, скрестив руки на груди, и даже не смотрел на жену, сосредоточившись на нежданном сопернике. – Ведь так легко убить меня сейчас.

– Сражайся, как подобает мужчине, – велел Сапфо, спиной заслоняя примерзшую от ужаса к земле девушку.

– А если я откажусь? – с вызовом процедил сквозь зубы его собеседник, не меняя позы. – Если я просто позову своих воинов и прикажу им схватить тебя? Они наверняка не успели еще отойти далеко.

– Я успею тебя убить за это время, – металлическим голосом отозвался Сапфо. – И никакие воины не помогут тебе на том свете.

– Значит, вот так бесчестно решают теперь вопросы короли? – голос ее мужа вдруг на миг надломился, и этот один короткий звук сказал больше, чем десятки слов. Сердце Эллери пропустило удар, когда она осознала, сколько боли причинило ему ее предательство. Он застал ее с другим мужчиной, застал в ночь, когда намеревался сделать по-настоящему своей, – и ничто на свете не могло сейчас заставить его поверить в ее невиновность.

Она чувствовала, как ревность и задетая гордость шепчут ему согласиться на поединок, кружат ему голову, подбивая наказать подлеца, посмевшего посягнуть на его жену. Но здравый смысл, который – как она успела узнать за недолгое время знакомства – всегда был сильной стороной этого мужчины, еще удерживал его на краю.

– Это моя женщина, – размеренный, тяжелый голос Сапфо растер в пыль последние крупицы благоразумия соперника. – И мне плевать на честь, когда речь идет о ней. Но тебе я даю шанс встретить свою смерть достойно.

Ответом ему стал звук вынимаемой из ножен стали.

Принцессе казалось, что она находится в каком-то нереальном, абсурдном сне. Разве могло быть правдою, что ее супруг и недавний возлюбленный собирались сражаться за нее до смерти?

– Остановитесь! – наконец, приходя в себя от замешательства, умоляюще вмешалась она.

Муж бросил на нее быстрый взгляд. Но в его глазах она не заметила ничего, кроме распаленной ярости.

– Эллери, не вмешивайся! – приказал сосредоточенный Сапфо, сдвигаясь с места.

– Отойди в сторону, – одновременно прорычал Оркес, и зазвучавшее в его голосе презрение заставило ее повиноваться.

Она встала у стенки шатра, замирая от страха за мужчин, готовящихся скрестить мечи. Боясь, что их могут прервать услышавшие шум воины, но еще больше страшась, что их никто не прервет, и этот поединок закончится смертью одного из них.

Какая полная слепого, яростного безумия ночь! О, как права была няня, нарекая полнолуние дьявольским временем!

Оркес не торопился нападать, приглядываясь к сопернику, пытаясь угадать его слабые стороны. Сапфо избрал ту же тактику, кружа вокруг мужа Эллери и выбирая момент для нападения.

Принцесса не могла понять, почему они так не торопятся начать, ей казалось, что кипящая ярость обоих мужчин требовала немедленного выплеска. Понимание пришло к ней позже, в миг, когда их мечи столкнулись в первый раз. В воздухе зазвучала короткая, резкая песнь стали, оборвавшаяся секундой позже, но достаточная для того, чтобы ее мог услышать случайно приблизившийся к шатру воин.

Наверняка Оркес приказал своим людям не тревожить его этой ночью. Наверняка именно по этой причине стражники больше не стояли у входа, карауля каждый вздох своего господина.
И потому ждать вмешательства извне было бессмысленно.

Словно придя к тому же выводу, мужчины, наконец, начали настоящий бой.

Теперь их мечи сталкивались куда чаще, а сама схватка начала набирать скорость.

С замиранием сердца принцесса заметила, как непросто ее мужу было противостоять противнику. Сапфо любовно держал меч, каждое его движение было пронизано страстью к оружию, к битвам и звону стали. В отличие от него Оркес не был прирожденным воином; липкая испарина покрывала его лицо, сжимающие меч ладони побледнели от напряжения. Но он мужественно не издавал ни звука, который мог бы выдать его слабость.

На глазах девушки выступили слезы бессилия.

Раз или два ей казалось, что Сапфо достиг цели. С его мастерством он мог завершить поединок за несколько секунд. Но он почему-то медлил.

В какой-то момент голова Эллери закружилась. Неразличимые в полумраке движущиеся фигуры мужчин слились в единое смазанное пятно. Она пошатнулась, ощущая, как поверх сжимающего горло страха начинает закипать беспомощная ярость.

Все снова происходило по заведомо написанному сценарию! Вновь кто-то другой – на этот раз не отец, а Сапфо, – распоряжается ее жизнью, принимает решения за нее, вместо того чтобы спросить, чего хочет она сама.
Если бы он спросил, она бы ответила, что не желает больше быть игрушкой в руках других людей, в руках мужчин, от которых зависела. Она бы попросила оставить ее в покое – раз уж так произошло, коль судьба развела их по разные стороны. Попросила бы не трогать Оркеса – человека, который менее всего на свете виноват в сложившейся ситуации.

Она бы попросила…
Впрочем... кого она пыталась обмануть сейчас? Себя саму? Напрасная попытка! Ведь сердце ее сейчас сжималось в ужасе отнюдь не из-за страха за Оркеса.
Да, он был ее супругом, да, умом она понимала, что должна волноваться за его жизнь.
Вот только сердце в который раз оказалось предателем.

Сапфо сделал резкий выпад и замер, отступив.
Эллери ждала, что сейчас муж вновь бросится на противника в ответном нападении, но вместо этого Оркес внезапно пошатнулся.
Его ладонь медленно коснулась груди. Отняв руку, он недоверчиво взглянул на нее. В полумраке шатра ладонь блеснула тусклой алой вспышкой.
Мужчина вновь пошатнулся.

Эллери рванулась к нему, но на полпути ее перехватила рука Сапфо. Он остановил ее, заставив на месте задыхаться от ужаса, наблюдая за сгибавшимся Оркесом.
Принц, медленно накренившись, опустился на устилающие пол шатра ковры. На его побледневшем лице, искривленном гримасой боли, проступил ужас. Затем – потрясенное недоверие. И, наконец, обреченность.

Этого Эллери уже не могла стерпеть.

Вырвав руку из тисков ладони Бродяги, она птицей метнулась к лежащему мужчине. Склонилась, ухватив его за руку, и со смятением вгляделась в грудь, пытаясь разглядеть рану. Кровавый ореол выглядел пугающе, расползаясь на глазах, тонкими ручейками пропитывая ткань камзола, стекая на ковер.
Он умирал.
Она поняла это по его залитому бледностью лицу, прочла в помутневшем взгляде.
Мучительным усилием Оркес повернул голову, отворачиваясь от нее.

Сквозь пелену слез, застлавших глаза, она увидела, как мужчина снова содрогнулся всем телом – и затих. На этот раз навсегда.

Эллери вскочила на ноги; громкий крик ужаса рвался у нее из груди. И если бы не широкая мужская ладонь, вовремя зажавшая ей рот, испуганной птицей он пронесся бы над всем лагерем.
А так успел прозвучать лишь один сдавленный стон – и тотчас же на краю сознания принцессы мелькнул уже ставший привычным страх, что этого будет достаточно, чтобы шатер в мгновение ока наполнился людьми. Опомнившись, она отбросила чужую руку и кинулась в сторону, не находя в себе сил на разговоры.

Невыносимо медленно текли мгновения, два человека – мужчина и женщина – замерев, стояли по разные стороны, не сводя взглядов с остывающего тела. А вокруг по-прежнему царила тихая прохладная ночь, ветер едва слышно трепал края шатра, где-то вдалеке негромко ржали кони, получившие свой ужин.

И не верилось даже, что в этой по-летнему умиротворенной ночи могло произойти что-то столь непоправимое и жуткое.

Разум Эллери отказывался постигать страшную истину, в то время как сердце уже осознало безнадежность случившегося.

Можно ли было верить, что человек, еще несколько часов назад державший ее руку и пытавшийся развлечь шутками, сейчас лежал с распахнутыми глазами, в расплывшейся луже собственной крови и больше не дышал? Но еще более худшей правдой было то, что виновником в его смерти был человек, к которому она продолжала испытывать чувства даже после свадьбы, даже веря в его предательство.
Девушка потеряла счет времени, пока шорох чужих шагов не заставил ее, наконец, оторвать потухший взгляд с остывающего тела мужа.

Сапфо, не беспокоясь больше о противнике, сделал шаг по направлению к замершей принцессе и протянул свободную руку, намереваясь дотронуться. Но встретившись с девушкой взглядом, вдруг остановился, точно натолкнувшись на невидимую преграду.

Он дернулся, словно от удара, при виде выражения ее лица.

Томительные мгновения заполонили крохотное пространство между ними. Тишина наливалась тошнотворным запахом смерти, но в окружающем сладком удушье девушка уловила прибавившийся уже знакомый прежде вкус – вкус отчаяния.

Сапфо коротко обернулся – поверженное тело соперника словно придало ему сил – и заговорил. Быстро. Хлестко.

– Однажды ты сказала, что если человек влюблен, он должен пойти на все ради любви. Пойти против правил. Законов. Угроз и запретов. Ради того, чтобы быть вместе с любимым человеком. – Слова полились из него исступленным, быстрым потоком, а принцесса все не могла оторвать взгляда от обагренной кровью узкой полоски металла, которую он продолжал сжимать в руке. – Что же изменилось? Почему теперь ты смотришь на меня так, словно я чудовище?

Его отрывистые, жесткие слова били наотмашь.

– Скажи, ты ненавидишь меня за это? – его лицо искривил ужас запоздалого озарения. Во вновь зазвучавшем шепоте мелькнуло отчаяние: – А, может, ты… полюбила его?

Почему он не уходит? Чего он ждет? Если кто-то из воинов или слуг подойдет к шатру ближе, если кто-то услышит незнакомый голос, если придет важное сообщение для Оркеса, не требующее отлагательств… Так много всевозможных «если», каждое из которых грозит закончиться плачевным итогом: Сапфо его тут же поймают, схватят!
В голове Эллери только эта воспаленная мысль билась, подобно запертой в клетке птице, не давая словам мужчины шанса быть услышанными. И осознанными.

– Я сделал это ради тебя, – сдаваясь, тихо проговорил он, осознав, что она не ответит. И в темноте глаза его полыхнули ледяной синевой.

Бродяга медленно отстранился, опуская ладонь, которую все это время держал на весу, словно надеясь, что Эллери передумает.

– Я свой выбор сделал. Теперь твоя очередь.

Эллери по-прежнему пораженно глядела в знакомое, родное до самой мельчайшей черточки лицо – и молчала. И это молчание стало ему негласным приговором.

Мужчина бросил на нее измученный, пронизанный болью взгляд – и неслышно исчез меж пологом шатра, растворился в ветре, оставляя девушку наедине с остывающим телом супруга. И с необходимостью принять такое непростое решение.

Теперь твоя очередь.
Она пересохшими губами неслышно повторила его слова.

Она могла мгновенно поднять панику, указать, в каком направлении мог скрыться убийца мужа, ее несостоявшийся жених. Или могла дать ему время уйти, позволить избежать возмездия.
Как ей следовало поступить?

Принцесса еще раз бросила взгляд на лежащего супруга, словно прощаясь, закрыла глаза. И медленно начала про себя считать до ста.
С каждой новой цифрой ее сердце ускоряло тревожный, панический бег. Каждая новая цифра приближала неизбежный момент, о котором она не хотела даже думать.

«Сто».

Эллери сделала глубокий вдох.
И закричала.



Спасибо Лунчику-helencapricorne за ее помощь!


ФОРУМ


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/304-14660-16
Категория: Свободное творчество | Добавил: Львица (12.12.2015) | Автор: Львица
Просмотров: 728 | Комментарии: 16


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 16
0
16 pola_gre   (18.09.2016 14:58)
Недолгое замужество... wacko
Надеюсь, теперь женихов поубавится? Кроме Сапфо?
Или упрямый папочка еще кандидата в мертвецы присмотрит? wink

Спасибо за главу!

+1
15 ♥Miv@♥   (04.02.2016 00:23)
Черт возьми, я, наверное, накаркала смерть бедного парня. Название главы себя полностью оправдало. Сапфо, видимо, совсем с катушек слетел, раз решился на убийство, а он подумал, как отнесется к этому девушка, на глазах которой убили хорошего, ни в чем не повинного молодого человека, сможет ли она это пережить и принять?
Это просто дурной сон какой-то, как им выбраться из этой паутины? Да еще чудовище какое-то шастает вокруг...
Спасибо за главу.

+2
11 tess79   (23.12.2015 18:03)
В любви, как на войне - все средства хороши?
Но что сказать ВИНЕ в измученной тиши?
И вроде б из огня... но вновь не ясен путь
В какое полымя? И в этом смысл и суть...
Игрушкой в чьих руках теперь уж быть Судьбе?
Смиренья выбрать крах иль сдаться в плен борьбе?
Здесь праздник на костях, но и зеленый свет
Любви сейчас впотьмах... реши лишь: да иль нет!

Юльчик, ты ж моя хорошая, готовься! Приду и затискаю!!! Спасибо!

+2
12 Львица   (30.12.2015 12:57)
Блестяще happy
Впрочем, едва ли этому стоит удивляться! Твои стихи всегда заставляют меня восхищенно открывать рот happy
Надо бы их мне куда-то отдельно сохранять - а то жаль, что такое сокровище разбито на кусочки, хочется в отдельном файле все собрать и корпеть над этим златом wink

+1
13 tess79   (30.12.2015 17:56)
Ахаха... я прямо так представила тебя, корпящую biggrin Ладно хоть не чахнущую biggrin biggrin biggrin Собирай Юлик, ибо кроме как здесь, я чет тоже нигде не сохраняла... ибо на лету написала и ушла... и забыла считай biggrin

+1
14 Львица   (09.01.2016 23:30)
А что, я очень даже готова и чахнуть biggrin Кащей, подвинься!)
Ужс!Пора, друг, сознательнее относиться к своему творчеству! И сохранять свои поэтические изыски отдельным файлом happy

+3
9 msBella❤   (18.12.2015 11:28)
Грустно и печально было читать эту главу. Сперва страдания Элери по поводу сложившейся так неудачно, по её мнению, судьбы. Затем бедный Оркес, который по сути пострадал ни за что и держался до последнего как подобает, хоть роль этого персонажа и не была яркой, все же он оставил приятные впечатления. И, наконец, Сапфо..ну тут, честно говоря, сказать нечего) Впечатлил его поступок, но каковы будут последствия? Тем и интереснее ждать новую главу с нетерпением) Спасибо!

+1
10 Львица   (21.12.2015 14:50)
В свете событий последних глав и не могло быть радости... Пока не могло) Сначала героям нужно разобраться в себе, решить, как жить дальше после всего, что с ними произошло... И говорю я в первую очередь сейчас об Эллери, конечно...
А вообще, я все жду-жду, когда же в мой адрес посыпятся помидоры и полетят тапки... А их все нет и нет! Неужели все так легко и просто приняли этот неоднозначный поступок Сапфо? Неужели ни у кого нет к нему вопросов? wink

+2
7 Natavoropa   (14.12.2015 14:59)
Оркес - жертва, вина полностью на отце Эллери, но жаль его конечно, очень интересно, как Эллери объяснит это все.
Спасибо.

+1
8 Львица   (15.12.2015 22:12)
Вину отца я, конечно, не отрицаю, но и всецело оправдывать героев не стану... sad

+2
5 GASA   (13.12.2015 22:40)
честно говоря,очень жалко молодого мужа,погиб только из за того,что у нее оказался возлюбленный...Я думала она сбежит с Сапфо,очень удобный момент,можно было все списать на похищение

+2
6 Львица   (13.12.2015 23:14)
даже мне было его жаль убивать(
если бы она сбежала с ним, рано или поздно ее нашли бы - и тогда личность убийцы тут же выяснилась( поэтому им лучше сейчас держаться друг от друга подальше...

+1
2 Evgeniya1111   (13.12.2015 10:00)
Спасибо за продолжение )))

0
3 Львица   (13.12.2015 10:36)
Пожалуйста happy

+4
1 Korsak   (13.12.2015 05:41)
Спасибо за новую главу!
Жаль Оркеса...Молодой мужчина ни в чем не был виноват...
А Эллери теперь невеста двоих мертвецов...
При том,что любимый мужчина жив.

+3
4 Львица   (13.12.2015 10:37)
Отлично сказано про статус Эллери! wink
Ну что, остановимся на цифре "два" или пойдем на рекорд? biggrin
Подвинься, графиня Де Монсоро! cool

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]