Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13559]
Альтернатива [8911]
СЛЭШ и НЦ [8166]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3651]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

АРТ-дуэли
Творческие дуэли - для людей, которые владеют Adobe Photoshop или любым подходящим для создания артов, обложек или комплектов графическим редактором и могут доказать это, сразившись с другим человеком в честной дуэли. АРТ-дуэль - это соревнование между двумя фотошоперами. Принять участие в дуэли может любой желающий.

Что снится дракону
Сны. Такие сладкие... как жаль, что приходится просыпаться.
Игра престолов, Дрого/Дейенерис.
Мини.

Star City: 2046
Не имеет значения, что это всего лишь возможное будущее, не имеет значения, что оно может и не сбыться, стать настоящим, но сейчас оно настоящее.

Хаос
И ударит громом расплата за грехи твои. Пронесется страх по венам и нервным окончаниям, захватывая самые глубокие миллиметры черной души. Аккуратно, словно лаская, сигаретный дым будет пробираться в легкие, обжигая и отравляя изнутри ограненное природой, созданное ею же идеальное творение. Примеси ментола будут раздражать сознание...

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.

Харам
Приглашаю вас в путешествие по Марокко. Может ли настоящая любовь считаться грехом? Наверное, да, если влюбленных разделяют не только моря и океаны, но вера и традиции. Победитель TRA 2016.

Sealed by snow | Заснеженные
Белла и Эдвард потерянные и одинокие. Вся их жизнь состоит из попыток убежать от себя. Что произойдет, когда их миры столкнутся? Смогут ли они помочь друг другу преодолеть прошлое? Или же это будет шторм, который разрушит всё вокруг?
Перевод возобновлен!



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 394
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Король моего сердца. Эпилог

2016-12-4
4
0
Спасибо Луне, что была рядом все это время. "Король" получился таким только благодаря твоей помощи!

Возвращение домой прошло как в тумане.
Слуги боялись лишний раз тревожить свою госпожу, всю дорогу пребывавшую в дурном настроении. На душе принцессы скребли кошки, тягостные мысли одолевали голову, Эллери мужественно боролась со слезами, но каждой ночью вновь и вновь проигрывала в этой неравной схватке. Слова Сапфо въелись в сердце, выжгли клеймо в душе, каждый миг, каждую секунду терзая никому не видимой, но такой ощутимой болью.

Девушка не понимала, за что возлюбленный поступил с ней так сурово. Столько времени мужчина боролся за право находиться рядом, сражался с врагами из плоти и крови и с её внутренними демонами, но когда одержал победу, вдруг оказалось, что в дальнейшей его борьбе, самой трудной и почти безнадежной схватке за свою жизнь, места для Эллери не уготовано.
А принцесса хотела, отчаянно нуждалась в том, чтобы быть рядом.
Если вдруг Сапфо не удастся справиться? Как она сможет жить дальше с таким грузом вины, понимая, что свои последние минуты он провел в одиночестве, без неё? Разве она могла исполнить данное ему обещание и быть счастливой, зная, что позволила ему уйти?

Эти черные мысли посещали Эллери на закате, когда рядом не оставалось нежеланных свидетелей её слабости, и девушка могла себе позволить, уткнувшись в подушку, выплеснуть в плаче эту бессильную тоску. Впрочем, судя по сочувствующим взглядам слуг, ей не особо удавалось скрыть от них свое горе.

Принцесса не хотела возвращаться к отцу. Обратно в мир притворства и завуалированных колкостей, где каждый из придворных носил маску, а то и не одну. Не желала встречать взгляд короля, слышать его полные самодовольства речи о том, как он в конечном итоге оказался прав. Даже монастырь сейчас представлялся ей меньшим злом – конечно, при условии, что она могла бы в любой момент оттуда вернуться к Сапфо.
Увы, но дорога не могла виться бесконечно. Рано или поздно любому путешествию приходит конец, и путь Эллери не являлся исключением: на исходе девятого дня на горизонте показались высокие шпили отцовского замка.

Столица жила старой жизни. Все так же суетливо спешили по своим делам жители, торговцы громко зазывали покупателей, в морозном воздухе плыл аромат готовящейся еды и соседствующий с ним запах уличных нечистот. Эллери привалилась к узкому окну кареты и молчаливо взирала на проносившиеся за ним знакомые пейзажи, на этот раз не вызвавшие в душе ничего, кроме усталости.

Первой, кто встретил девушку во дворце, была старая Ниньи. Седовласая женщина крепко прижала воспитанницу к груди, без лишних слов позволяя той расслабиться в объятиях, в детстве, казалось, способных прогнать любую беду. Увы, с той поры Эллери давно повзрослела, и теперь ласковые руки няни больше не могли справиться с одолевавшей её печалью. Норк стоял за спиной бабки и не мог скрыть сочувствия в сердечном взгляде.

Встреча с отцом вышла напряженной.
Король вышел встречать блудную дочь лично. В присутствии придворных и слуг мужчина воздержался от лишних слов, и лишь по выражению глаз отца Эллери поняла, что её возвращение не стало для него неожиданностью. Он ждал свою дочь, прекрасно зная, что она направляется домой.

Состоявшийся позже разговор наедине, однако, преподнес для обоих собеседников сюрпризы.

Отцовский кабинет ничуть не изменился со времён её последнего посещения, чего Эллери не могла сказать о себе. Кажется, что с той поры она постарела на добрый десяток лет.
Она заранее готовилась к неприятной беседе, нападкам отца и потому, едва зайдя, сразу бросилась в наступление, не дожидаясь, пока стоявший у шкафа мужчина поднимет голову от изучения какого-то документа и примется за свою излюбленную тактику угроз.

– Прежде чем ты снова накинешься на меня с упреками, знай: я никуда отсюда не уеду. Ни в монастырь, ни замуж за очередного подобранного тобой принца или короля.

Казалось, отца эта решительная речь не удивила. Отложив в сторону письмо, мужчина усмехнулся.
– О, так ты все еще помнишь наш уговор? О том, что ждет тебя, если решишь вернуться?

Она бесстрашно встретила прищуренный взгляд отца и вскинула голову:
– Больше нет никакого уговора, – её голос звучал твердо и уверенно. – Я не собираюсь никуда уезжать и больше не стану играть по твоим правилам.

На лице отца, вопреки ожиданиям, не было удивления.
– Словно ты когда-нибудь меня слушалась, – он проворчал по старой привычке, словно и не было между ними месяцев отчуждения и холодности. А затем осведомился ровным тоном, точно они обсуждали нечто обыденное, будь то визит заграничного посла или программу предстоящего бала:
– Тогда чего ты хочешь? Зачем вернулась?

– Я останусь здесь ровно столько, сколько потребуется. А затем уеду и больше тебя никогда не потревожу, – она опустила взгляд к полу, стоило коснуться самого болезненного момента в ее продуманном плане. Как же она боялась, что Сапфо не справится!

– Значит, решила ждать выздоровления Сапфо? – делано усмехнулся собеседник, усаживаясь за широкий письменный стол и придвигая ближе стопку перетянутых лентой свитков.

От неожиданности она вскинула голову, потрясенно глядя на собеседника округлившимися глазами. Откуда отец мог узнать об этом? Впрочем, спустя мгновение потрясение улеглось, сдалось под натиском понимания, что многочисленная шпионская сеть их королевства в этот раз сработала на славу.

Правильно истолковав мрачный взгляд дочери, мужчина хмыкнул:
– Неужели ты думала, что я не узнаю? Такое не скрыть. Ему не удастся справиться с ядом, никому не удавалось это сделать.

«Ты неправ!» – так и хотелось закричать девушке, затопать ногами, как в детстве, разразиться громким плачем и слезами. Но она понимала тщетность такого поведения и потому спросила, ни на что особо не надеясь:
– Откуда тебе это известно?

– Он прислал мне письмо, – с этими словами совершенно неожиданно король вытянул из стопки одно из посланий и, задумчиво покрутив его в руках, вдруг признался: – Я солгал, если бы сказал, что мог предвидеть такой шаг со стороны своего врага.

Душу Эллери захлестнула волна самых разных эмоций, главной из которых стала радость. Подумать только, в то время как она потеряла всякую связь с возлюбленным, тот ухитрился пусть столь нехитрым образом, но вновь мелькнуть в её жизни!

– Что было в том письме? – она с трудом поборола соблазн попросить взглянуть на послание самой, прекрасно понимая, что король не пойдет на это из чистого упрямства, желая проучить непокорное дитя. Но все в ней страстно желало прочесть послание самой, увидеть хорошо знакомый почерк, хотя бы так на мгновение став ближе к своему королю.

Отец качнул головой, словно в подтверждение внутренних сомнений принцессы.
– Я не стану передавать его тебе. Скажу лишь, что в том письме была изложена настоятельная просьба – если не требование! – не вмешиваться в твою жизнь. Как будто он имеет право диктовать, как мне воспитывать собственную дочь, – король хмыкнул себе под нос.

Однако вопреки своим словам мужчина вел себя странно. Слишком расслабленно и равнодушно, в отличие от того, что можно было ожидать. Девушка осознала, что содержимое письма, о котором умолчал отец, все-таки сумело добиться цели. Он больше не был преисполнен злобной мстительностью и яростью, как то было в их прошлую встречу. От осознания этого факта напряжение, охватившее тело девушки в минуту, когда она переступила порог отцовского кабинета, тут же пошло на спад.

Но еще одна мысль, подспудно угнетавшая принцессу долгое время, осталась невысказанной, требуя ответа. Может сейчас был не самый удачный момент, чтобы требовать ответов на все свои вопросы, но Эллери больше не хотела ждать. Слишком многое в ее жизни находилось в зависимости от времени, и эта связь больше не казалась ей справедливой.
– Почему ты был столь жесток со мной? Угрожал, вел себя так, словно я и не дочь тебе вовсе?

Король оценивающе взглянул на неё, словно взвешивая, готова ли она к еще одному откровенному разговору. Приняв какое-то решение, он отрывисто заговорил.
– Ты перестала быть мне дочерью, когда связалась с этим лже-королем.

– Он настоящий король, – упрямо возразила Эллери. – И тебе это известно не хуже меня.

– Но ты едва ли об этом знала, впервые с ним связавшись.

– О чём это ты? – она непонимающе нахмурилась.

– Керль никогда не жаловался на память, – при этом имени в голове девушки пронеслись тревожные образы любимого отцовского прихвостня, её заклятого врага. – И едва увидев новоявленного короля, сразу же признал в нем того наемника, с которым ты когда-то сбежала. Как моя дочь могла пасть столь низко?

– Ты думаешь, что тогда я сбежала к нему? – из груди девушки вырвался сдавленный смешок, едва она осознала ход мыслей короля. – Ах, если бы это было правдой! Сколько горя и потерь можно было избежать! – справившись с собой, принцесса заговорила холодней: – Нет, отец, тогда Сапфо в моей жизни был всего лишь наемным воином, не раз и не два спасшим меня от опасности. Я ничего не знала о его прошлом и уж точно не могла подозревать, что на самом деле он королевской крови.

– Даже если это правда, – голос отца звучал обманчиво мягко, но глаза… Они были полны холодного равнодушия. – Она никак не умаляет твоей вины. Скажи, ты изначально знала о судьбе, уготованной Оркесу? Знала, что он должен умереть, принося священные клятвы в церкви? Когда целовала его на свадебном пиру? Когда смотрела в лицо его отцу? Я потерял дочь в момент, когда мне открылась вся правда о твоем участии в смерти сына моего друга!

Еще долго в опустившейся на комнату скорбной тишине набатом звучало эхо последних слов короля.

– Ты прав лишь в одном, – несмотря на ураган вины и скорби, захлестнувший душу Эллери при звуках имени убитого супруга, голос девушки прозвучал тихо, но уверенно.– В том, что моя вина перед отцом Оркеса не подлежит искуплению.

– Если бы твоя мать была жива…

– Не смей! – лицо принцессы моментально преобразилось. – Не смей приплетать сюда маму! Она ни за что бы не отказалась от своего ребенка, как это сделал ты!

Короля побагровел.
– Ты забываешься, кто перед тобой.

– Ты ошибаешься, – решительно прервала она его. – Я прекрасно помню, что передо мной человек, дважды поступившийся дочерью в обмен на обещанные кем-то другим блага. Ты действовал так ради благополучия своего народа, я помню. Но поступить так в третий раз я тебе не позволю.

Впервые за свою жизнь она видела короля Гидеона отступившим. Он не стал больше ничего отвечать, холодно махнув рукой, указывая об окончании встречи.

Эллери вышла из отцовского кабинета, ощущая слабую надежду. Сапфо, как и обещал, позаботился о том, чтобы скрасить своей избраннице дни пребывания дома, даже сумев убедить отца оставить её в покое! Что ему пришлось пообещать ради этого, было страшно представить. Она в очередной раз убедилась, что возлюбленный всегда держит свое слово, а, значит, ему удастся сдержать самое главное свое обещание: вернуться к ней живым.

Купание принцессы в болотах Седой Долины не прошло бесследно. На следующий же день после возвращения девушка слегла с горячкой. Никто из лекарей не мог понять причину такого стремительного развития болезни, и лишь на третий день кто-то догадался, что виной тому может быть отравление. Сама же девушка пребывала в беспамятстве и потому не могла пролить свет на истинную причину своего недуга.
Выздоравливала она медленно и мучительно, большей частью страдая из-за отсутствия новостей. Ниньи исправно приносила ей все дворцовые слухи, но этого было недостаточно. С некоторых пор девушка не могла заставить себя поверить старой няне как прежде – всецело и безоговорочно. Несмотря на то, что она давно простила эту женщину, роднее которой с детства никого у нее не было, какая-то часть души Эллери накрепко усвоила горький урок и боялась вновь оказаться обманутой.

Каждый день, каждую минуту, пока она лежала, прикованная к кровати, каждая мысль принцессы была посвящена Сапфо.
Как он жил? Коснулась ли его такая же горячка? Как он её поборол, сумел ли ослабленный недавним ранением организм справиться с новой напастью?
Иногда в минуты отчаяния ей казалось, что надежды нет, что ни одному человеку на свете не под силу справиться со столькими трудностями. Но она упрямо заставляла себя верить, открывала глаза каждое утро, твердя как молитву нехитрые слова: «он сможет». И ей удавалось прожить еще один пустой и бессмысленный день во дворце только благодаря этой слепой вере.

А вскоре, точно в ответ на её мысленные мольбы, прилетело письмо от Сапфо, наполнившее сердце девушки теплом. На короткие мгновения она вновь ощутила, словно он был рядом, словно стоило обернуться – и она натолкнется на любимый взгляд пронзительно-синих глаз.
Рваные строчки убегали куда-то вбок, точно мужчина скорее торопился, отчего его когда-то красивый и выверенный почерк был неузнаваем.

Милая моя! Надеюсь, – нет, знаю! – что ты благополучно добралась домой и сейчас находишься под защитой родных стен. Твой отец должен был встретить тебя миром, я постарался обеспечить хотя бы это, коль не могу пока позаботиться о тебе сам. Как я жажду скорее увидеть тебя! Ты снишься мне, мой Рыжик, каждую ночь. Осталось потерпеть недолго, совсем скоро я разберусь с последней преградой и приду за тобой. Жди меня

Теперь каждое утро нового дня для Эллери начиналось с этого письма. Она заучила его наизусть, но все равно с трепетом разворачивала полустершееся посередине послание, любовно пробегаясь глазами по бегущим строчкам.
С помощью няни и Норка ответ для Сапфо был отправлен следующим же днем, а за ним потянулись томительные недели ожидания, затянувшиеся, казалось, на целую жизнь.

Суровая и беспощадная зима обрушилась на страну без предупреждения, разом вывалив на землю все запасы мороза и снега. Снегопады шли неделями, не прекращаясь ни на минуту. Голод заставил диких зверей выйти к селениям в поисках пищи. Из разных уголков страны то и дело приходили неутешительные вести о нападениях, нередко приводивших к гибели целых деревень.
Из-за снежных заносов оказалось полностью прервано сообщение с соседними государствами, и потому ответ от Бродяги, если он и был, застрял где-то на границе между странами, дожидаясь наступления тепла.

Никогда в жизни Эллери еще так не ждала прихода весны! Все существо девушки замерло в ожидании. Все еще ослабленная после затянувшейся болезни она часами стояла у окна, грея рукой холодную гладь, и сквозь растаявший след от ладони смотрела на утопленный в снеге мир. Крестьяне без устали расчищали дороги, ведущие к дворцу, слуги до глубокой ночи работали на территории, прилегающей к замку, а снег, словно назло, все шел и шел, точно желая продемонстрировать людям, насколько они беспомощны перед силой всемогущей стихии.
Частенько до самого утра принцесса просиживала в библиотеке, пока не сгорали дотла толстые восковые свечи, пытаясь отыскать секрет смертоносности яда черных стрел. Библиотека их рода была огромной, и даже несмотря на помощь сухонького подслеповатого старика – хранителя знаний Огейна – поиск продвигался очень медленно, и, увы, безрезультатно.

Весна пришла в их края неохотно. Неуверенная и робкая, она вела себя так, словно была гостем, случайно заглянувшим на огонек в дом неприветливого хозяина. Вопреки ожиданиям Эллери, никаких писем не пришло даже когда снежные заносы растаяли, продолжив свое наступление на территорию людей в виде паводков.

А в один из первых дней весны пришло неожиданное известие совершенно с другой стороны. В первые секунды услышав его, принцесса задохнулась от потрясения, смешанного с ужасом и неверием.

Загадочная смерть короля Заира, скоропостижно скончавшегося в конце осени, обрела объяснение. Но причина эта была столь ужасна, что с трудом можно было ей поверить. Король был отравлен редким ядом, привезенным откуда-то издалека, выдержкой из корней растения, произрастающего в одной-единственной стране.
В течение многих месяцев продолжалось тайное расследование, итоги которого повергли всех в ужас. Единственным человеком, который имел возможность получить этот яд и беспрепятственно подмешать его в еду короля, была его жена. Никто не мог в это поверить, но факты были неумолимы. В итоге нашлись иные доказательства вины королевы, в том числе и двое слуг, осмелившихся выступить против своей госпожи.

Неизвестно, сколь долго могло тянуться выяснение всех причин и поводов этого жестокого поступка со стороны королевы, если бы не одно обстоятельство. Король Заир был тепло любим своим народом. И когда выяснилась правда о его смерти, вспыхнул бунт.
Народная ярость достигла таких размеров, что никакое знатное происхождение уже не смогло спасти убийцу.
Таким образом, на исходе зимы королева Риэль была казнена за убийство своего супруга.

Эллери долго не могла выбросить из головы случившееся.
На первый взгляд эта красивая светловолосая девушка совсем не походила на хладнокровную убийцу, способную избавиться от собственного супруга. Но с другой стороны… Девушка вспоминала их разговор наедине, выражение глаз сестры Сапфо, то, как быстро менялось настроение королевы… Наверное, ради своей цели та действительно могла решиться на многое. Вот только зачем ей могло понадобиться убивать мужа, отца своих детей, особенно после стольких лет, что они прожили вместе?

Неутешительный ответ пришел сам собой после нескольких дней мучительных раздумий на эту тягостную тему: Риэль совершила это из-за Сапфо. Все это время она находилась в поисках брата, не зная, жив ли он. А найдя, пришла к совершенно безумной мысли, что теперь уже ничто не помешает им быть вместе. И даже холодный прием, оказанный ей Сапфо, не смог разубедить одержимую своей любовью женщину.

Но даже это известие не стало главным потрясением.
Просто однажды принцесса резко проснулась посреди ночи, а в ушах её набатом зазвучали слова когда-то встреченной старой женщины, о которых она почти успела забыть. Та нищенка предупреждала об опасности, грозящей Сапфо, и о том, что он должен сделать, дабы избавиться от этой угрозы. «Отпустить… Ту, которой не суждено стать его судьбой. Любовь её себялюбива и удушающа, и все попытки быть рядом приносят в жизнь несчастного лишь страдания…Отыскать её будет несложно. Эту женщину недавно постигла потеря кого-то из членов семьи, кого-то близкого, почившего по чужой воле».

Только сейчас Эллери озарила запоздалая догадка. Могло ли случиться так, что речь тогда шла вовсе не о ней, как она решила тогда, а о сестре Сапфо?

Эта мысль, как ни странно, не принесла такого облегчения, как если бы озарение настигло девушку раньше, в момент, когда она сходила с ума от желания находиться рядом с возлюбленным, но намеренно отдалялась, решив принести эту жертву во имя его благополучия. Теперь же эта истина потеряла свое значение. Так или иначе принцесса приняла решение быть рядом с королем вне зависимости от мнения людского или же небесного. Жаль только, что её избранник одновременно с тем принял совершенно противоположное решение.

Проходила весна, на горизонте показалось лето, а известий от Сапфо все не было. Эллери дважды отправляла послания синеглазому королю, но ответа на них не получила. Молчали королевские шпионы, Ниньи участливо гладила по голове свою воспитанницу в моменты, когда справиться с приступами отчаяния было невозможно, и принцесса разряжалась горькими безутешными слезами. Одно лишь служило утешением – как не было хороших новостей о самочувствии короля, так не было известий о его смерти, а, значит, надежда в сердце девушки продолжала пусть слабо, но гореть.

Поддержка пришла с совершенно неожиданной стороны.
По обыкновению юный принц и принцесса сидели в пробудившемся после суровой зимы саду. Наследник короля недавно пережил сильный приступ, и все лекари в один голос твердили, что ему следовало чаще бывать на свежем воздухе. Элион любил бывать в саду, так что это указание пришлось ему в радость. Сестра часто оставалась рядом, не столь остро ощущая свое одиночество и вместе с тем избавленная от необходимости поддерживать пустые великосветские беседы.

Эллери с тревогой наблюдала за бледным лицом брата, в любой момент готовая вскочить и позвать слугу на тот случай, если брату снова станет плохо. Но мальчик выглядел вполне здорово и умиротворенно, словно не было долгих лет болезни и постоянного страха за жизнь наследника престола. Король по-прежнему ничего не желал слышать о невозможности унаследовать власть младшим ребенком, так что эту тему теперь боялись затрагивать все, включая даже саму принцессу, уставшую от непреклонности отца.

Элион задумчиво наблюдал за полетом первых в этом году бабочек, внимательно следя за порханием ярких желтых крыльев, а затем внезапно перевел взгляд на сестру и очень отчетливо и громко произнес:
– Тебе осталось недолго ждать.

Обрадованная редким моментом, когда брат сам заговорил с ней, Эллери поторопилась продолжить беседу, даже не задумываясь, что мог тот иметь в виду:
– Ждать чего, Элион?

– Ты знаешь сама, – не по-детски серьезные глаза в упор глядели на старшую сестру.

Она растерялась.
– Наверное, ты говоришь о тепле и лете, да, Элион?

Но мальчик молчал, неожиданный порыв оставил его так же скоро, как нахлынул. Элион вернулся к наблюдению за насекомыми, и принцесса уже не рассчитывала услышать ответ, как вдруг все тем же разборчивым голосом брат вдруг произнес, не глядя на неё:
– Счастья.

Тогда она просто улыбнулась, удивленная таким несвойственным Элиону проявлением чувств, но в душе, подавленной и опустошенной отсутствием новостей о возлюбленном, робко проклюнулся, увядший было, росток надежды.
Неизвестно, была ли настоящая причина у этих слов, или же наследный принц, сам того не сознавая, напророчил будущее, но тот прекрасный самый первый день лета запомнился принцессе на всю жизнь.

Утром она проснулась с предчувствием чего-то невероятного, ощущением, что вместе с этим летом в её жизнь войдет долгожданное счастье. Во сне ей привиделось, что сегодня к ней долетит долгожданное известие о выздоровлении синеглазого короля, и эта мысль оказала живительное действие на упавшую духом девушку. Даже собиралась она с особым чувством, тщательно подбирая под свое неожиданно приподнятое настроение наряд и прическу. Ниньи, обрадованная появившимся румянцем на бледных щеках принцессы, помогала ей в этом, хотя уже давно эти обязанности выполняли молоденькие горничные.

Сердце девушки рвалось из дворца, ей так хотелось оказаться на свежем воздухе, раскинуть руки навстречу ветру, поднять лицо к солнцу, невзирая на страх появления новых веснушек, которые наверняка обсыпят нос, стоит только теплым лучам коснуться кожи. Но сделать это она, увы, не могла. После последнего возвращения отец запретил дочери покидать дворец, превратившийся из родного дома в благоустроенную темницу, и потому все, что было сейчас в её власти, – это наслаждаться миром, глядя на него из окон.

В то утро она вышла на широкий балкон, куда обычно во время бала выходили парочки подышать воздухом и уединиться, оставив сопровождавших её придворных дам маяться от скуки в прохладном бальном зале. Те не пожелали выходить на солнце, боясь испортить белоснежную кожу загаром, а Эллери давно было все равно. Она с наслаждением задрала голову, наслаждаясь солнцем, ощущая, как тепло разносится по телу, проникает в каждую клеточку, добирается до застывшего сердца и растапливает его своим жаром.
Жадный взор девушки перебегал с одной детали на другую: вот скучающие королевские воины украдкой зевают в ладошку, неся караул у парадного входа. Вот поодаль стайкой бегают дети, играя в салки, а суровые воины делают вид, что не замечают, как проказники бегают там, где запрещено.

С балкона подъездная дорога к замку просматривалась, как на ладони. Внезапно вдали показался одинокий всадник, облаченный в форму цвета личных королевских воинов. Он во весь опор гнал бедную лошадь, а за ним поднимались клубы дорожной пыли. Такое поведение было недопустимо на территории королевского дворца, и потому принцесса наблюдала за ним чуть заинтересованным взглядом, задаваясь вопросом, что за повод заставил представителя обычно невозмутимого воинства так торопиться.
Спешившись у самого крыльца, что запрещалось делать всем, кроме членов королевской семьи, мужчина вбежал в замок, даже не посмотрев на своего взмыленного коня. Один из слуг, проводив воина недоуменным взглядом, пожал плечами, взял животное под узды и повел в направление конюшни.

Эллери знала, что в стенах дворца никакая информация не сумеет долго оставаться тайной, и потому не пройдет и половины дня, как все придворные будут осведомлены о причинах, заставивших королевского воина так торопиться. Наверняка то были очередные интриги отца или срочное донесение о каких-нибудь важных новостях из других стран.

Выбросив из головы это происшествие, выбивающееся из привычной череды событий дворцовой жизни, девушка прикрыла глаза, лениво впитывая тепло летнего солнца, свежий ветер, несущий с собой сладковатый запах цветов, и даже неясный шум где-то далеко за пределами дворца не мог отвлечь девушку от этого занятия. За прикрытыми створками дверей, ведущих в бальный зал, слышались возбужденные женские голоса, из чего принцесса сделала вывод, что загадка спешащего гонца уже перестала быть тайной.

Спустя время Эллери распахнула глаза, собираясь присоединиться к кружку придворных дам и выяснить, что они так бурно обсуждают, но этим нехитрым планам не суждено было воплотиться в жизнь.
Ибо то, что открылось потрясенному взору принцессы, затмило всё.

За спиной девушки скрипнули двери, раздался чей-то голос, моментально умолкнувший при виде того же зрелища, что так заворожило королевскую дочь.
Но та не слышала ничего.

Она одной из первых увидела то, что заставило её сердце на мгновение замереть, чтобы после пуститься в бешеную скачку. Перед её глазами разворачивалась чудесное действо, больше похожее на невероятный сон. На ожившую детскую мечту, воплощение самых смелых тайных желаний.

Позади слышались взволнованные охи придворных и слуг, дружно высыпавших на балкон.
Все в белом высокие и подтянутые незнакомые воины двигались ровной шеренгой, невольно заставляя любоваться четкой выверенностью движений.
Впереди них двигался открытый белый экипаж, запряженный четверкой великолепных белоснежных скакунов. А в экипаже сидел Он.

Облаченный в белоснежный мундир, заметно похудевший и словно еще сильнее повзрослевший за время болезни, Сапфо сидел, гордо выпрямив спину.

Она не могла разглядеть выражения его лица, но могла поклясться, что его взгляд был прикован к балкону и хрупкой девичьей фигурке в пышном платье.

Он все-таки приехал за ней!

Большего ей не нужно было знать. Позабыв все правила приличия, дворцовый этикет и все, чему принцессу учили столько лет, Эллери подобрала пышные юбки и бросилась к парадной лестнице, ведущей в расположенный перед входом во дворец зал.

Она бежала, не замечая изумленных взглядов слуг и придворных, встречающихся на пути. Сердце, казалось, стремилось выпрыгнуть из груди, чтобы опередить свою хозяйку и первым оказаться рядом с Сапфо.

На верхней площадке лестницы она оказалась одновременно с тем, как в просторном холле раздались уверенные шаги, заглушившие гул потрясенных голосов обитателей замка.

Краем глаза заметив, что король тоже находится здесь, Эллери даже не задержала на нем взгляда, и без того зная, какой окажется его реакция. Всю жизнь он требовал от нее смирения и послушания. Порой ей удавалось противиться этому гнету, иногда – приходилось подчиняться, и последствия такого подчинения еще долго аукались болезненными последствиями.
Но она больше не желала покоряться его воле.

Весь мир застыл и только один человек, уверенно приближавшийся к середине зала, отчетливо выделялся на фоне замерших фигур, слившихся в одно расплывчатое пятно.
Темные волосы, заметно отросшие за то время, пока они не виделись, были собраны на затылке в небрежный хвост, и это наверняка было еще одним вопиющим нарушением незыблемого свода требований короля Гидеона ко всем королевским особам.
Боже, какая чушь у неё в голове! Эллери счастливо улыбалась, даже не замечая соленых дорожек, бегущих по щекам.

Словно почувствовав ее взгляд, мужчина остановился. Огляделся вокруг, но никто из замерших в священном трепете придворных не удостоился большего, кроме как беглого взгляда. Запрокинув голову, он устремил взгляд наверх – и тут же попал в мягкий плен ее глаз. Или же это она оказалась им пленена?
Сапфо смотрел на неё тем особым пронзительным взглядом, в котором одновременно соседствовало столько разных чувств! Редко когда мужчина мог позволить себе быть настолько открытым, незащищенным, словно говоря: «вот он я, проникай в меня, смотри в мое сердце, читай душу, я твой».

Но засмотревшись на любимое лицо, Эллери не сразу заметила то, что должна была увидеть сразу же, еще там, на балконе.

На месте, где в их последнюю встречу находилась перебитая рука короля, плотно прибинтованная к телу, зияла уродливая пустота. Левый рукав камзола отсутствовал, навевая мысли, что шился этот наряд для короля, уже лишившегося конечности.

По телу девушка прошла страшная дрожь. Невероятным усилием удержавшись от горестного вскрика, она вскинула потрясенный взгляд к лицу мужчины – с ужасом, недоверием, болью.

Это был тот самый тяжелый момент для Сапфо, которого он так ждал и боялся одновременно. Мужчина твердо выдержал этот взгляд, не позволяя тени сомнений просочиться наружу. Он выдержал, вытерпел все: дикую боль, операцию, долгие дни восстановления, адские муки по ночам, когда ему чудилась его рука, целая и невредимая, и все произошедшее казалось лишь ночным кошмаром. Но наступало очередное утро, и вместе с ним на обессиленного воина обрушивалась безжалостная реальность, в которой он превратился в калеку.

Все ради того, чтобы прийти к ней, своей принцессе, безраздельно владевшей его сердцем. Не зная, помнит ли она его, все еще ждет и любит ли. И даже не будучи уверенным, нужен ли он ей теперь без руки. Но твердо знающий одно – он наконец-то все сделал правильно. Сделал так, как то должно было произойти с самого начала, сложись их жизни иначе. Не решить все за её спиной, сговорившись с тираном-отцом, не поставить возлюбленную уже перед свершившимся фактом, а прийти за ней и надеяться, что её сердце по-прежнему охвачено любовью.

Король стоял, запрокинув голову, а она тонула в затопившей душу нежности и боли, не сразу осознав, что ноги давно уже отмерли и сейчас она летит, бежит вниз по лестнице к нему навстречу.
Сорок шесть ступеней – много ли это? Никогда еще это расстояние не казалось Эллери столь непреодолимой преградой. В ушах звучал стук каблуков по каменной поверхности, руки ощущали гладкую прохладу перил, но ей чудилось, она движется на одном месте, боясь оторвать взгляд от стоявшего посреди зала высокого мужчины.

К счастью, у любой, даже самой длинной лестницы, имеется конец.
Когда до Сапфо осталось всего несколько шагов, он распахнул ей навстречу свои объятия, теперь, увы, состоящие из одной только руки. Она влетела в них, натолкнувшись на твердое тело мужчины, и только в этот момент, упиваясь его запахом, его силой и теплом, поверила, что он – настоящий.

Слезы лились, не переставая, но она упрямо подняла голову и всматривалась сквозь влажную пелену в любимое лицо, сама не зная, что именно хочет разглядеть. Эллери упивалась этим незнакомым чувством полноты, завершенности себя: словно все это время она была как недописанная картина, не собранная мозаика, в которой отсутствовал последний элемент. И вот сейчас, прильнув к широкой груди, в которой громко и часто билось сердце её мужчины, она наконец-то ощутила себя целостной.

Позади раздалось чье-то недовольное покашливание, четко различимое на фоне установившейся тишины, и только после этого остальной мир ожил.
Все прежние звуки разом вернулись, на замершую в счастливом забытье принцессу обрушились голоса придворных, бряцание доспехов на королевских воинах, успевших заполонить просторный зал, пока она находилась в своем персональном раю, забыв про окружающую действительность.

Нахмурившись, Эллери огляделась, понемногу начиная различать отдельные детали и лица. Весь зал был наполнен вооруженными стражниками, между которых виднелись растерянные придворные.
Неужели отец посмеет напасть на Сапфо здесь, в присутствии множества придворных, а, главное, собственной дочери? Эта мысль четко отразилась в расширенных зеленых глазах принцессы, и ее спутник с нежной непреклонностью отклонился, напоследок сжав холодную ладонь девушки, и чеканя шаг, приблизился к Гидеону.

Принцесса от волнения прикусила губу, с отчаянием и надеждой глядя на старого короля.
Тот стоял с гордо выпрямленной спиной, и все в его облике так и говорило, насколько он напряжен и не рад этой встрече.
Двое мужчин смотрели друг на друга, и ни один из них не прерывал молчания. Глаза Гидеона горели неприязнью, во взгляде же молодого короля царила уверенная непреклонность человека, решившего на этот раз идти до конца. Прошло то время, когда он выступал в роли просителя, зависящего от решения стоящего перед ним мужчины. Сейчас он пришел в этот город, в эту страну за своей женщиной. И он не собирался отступать.

Пауза затянулась.
Испуганно притихли придворные, воины с обоих сторон, напротив же, напряглись, не зная, к чему может привести нарастающее напряжение между двумя царственными особами. Неужели прямо здесь, в королевском дворце, сейчас развернется схватка?
Эллери примерзла к месту, боясь пошевелиться, забыв, как дышать. Внутри разворачивалась бездна паники, но она боялась не столько отказа отца, сколько того, что последует за ним. Сапфо не удовлетворится таким ответом, теперь она слишком хорошо знала этого мужчину, чтобы это сознавать.

И в тот самый момент, когда принцесса начала готовиться к худшему из всех возможных вариантов развития событий, старый король сдался.
Опустив подбородок ниже, он на мгновение прикрыл глаза, словно собирая все крупицы терпения, прежде чем едва различимо кивнуть. Что значил этот жест? Было ли это приветствием, выдавленным из себя через силу? Или же в нем крылось куда много больше, чем могло показаться на первый взгляд?
Как бы то ни было на самом деле, Сапфо все сумел расценить правильно.

Черты его лица неуловимо расслабились, точно все это время молодой король находился в напряжении, не зная, какой прием ему окажут в доме Эллери.
В этот же миг все находившиеся здесь, в зале, отмерли, послышались слабые шутки и нервный смех, воины разжали ладони, все это время крепко обхватывавшие рукояти мечей.

– Что привело на мою землю самого короля Сапфо? – голос Гидеона звучал ровно, но принцесса не сомневалась, скольких усилий ему стоило не выдать истинных чувств.

Подумать только! Только сейчас принцесса осознала, что появление Сапфо и его людей явилось для старого короля полной неожиданностью. Как им удалось добраться до столицы незамеченными? Эллери знала, насколько трепетно отец относился к безопасности столицы и дворца, и то, что произошло сегодня, наверняка было для него ударом.
Тот спешащий воин, очевидно, как раз и нес известие о грядущих гостях, однако сделано это было слишком поздно.

– Я пришел сюда как друг, – прямо заявил Сапфо, не тратя времени на изящные обороты и пустые речи. – Как человек, как мужчина, как проситель.

– И чего же просит Его Величество? – осведомился его высокородный собеседник, впрочем, после развернувшейся минуту назад в этом зале сцены не сомневаясь, что сейчас будет озвучено.

И Сапфо не разочаровал его ожиданий.
– Руки принцессы Эллери.

Прозвучавший ответ заставил придворных оживленно зашептаться в новой волне сплетен. Если для старого короля это известие не стало неожиданностью, то подавляющее большинство находящихся здесь до сегодняшнего дня и не слышали об интересе молодого короля к дочери их правителя. Естественно эта новость произвела неизгладимое впечатление. Наверное, до сегодняшнего дня еще ни один представитель королевских кровей не делал предложение, словно какой-нибудь простолюдин, просящий руки невесты у её отца, не будучи уверенным в согласии.

– Если я отвечу, что будущее моей дочери уже распланировано, – медленно поинтересовался Гидеон, в упор глядя на мужчину. – И в нем нет места для еще одного супруга?

Кто-то в толпе приглушенно охнул, но ни один мускул не дрогнул на лице Сапфо.
– Тогда я отвечу, – невозмутимо парировал король-воин. – Что вы просто недостаточно хорошо обдумали мое предложение. И кроящиеся в нём выгоды для обеих наших стран.

Король Гидеон ничего не ответил, предпочтя перенести словесные баталии на менее многолюдные поля, а именно: вспомнив, наконец, этикет, пригласил новоприбывших разделить с ним пищу и кров. И пусть его слова звучали не совсем искренне, кажется, Сапфо это вполне устроило.

Разместили именитого гостя по всем правилам, выделив богатые покои, вот только, как назло, находившиеся в противоположном крыле от комнат Эллери. Принцессе не терпелось поскорее свидеться с возлюбленным наедине, столько вопросов у нее накопилось, столькими мыслями хотела поделиться, но сильнее всех было желание вновь его коснуться, снова почувствовать, что он – настоящий, из крови и плоти, а не оживший мираж исстрадавшегося сознания.

Душа была переполнена счастьем, которое, словно игристые пузырьки, переполняло девушку. Все вокруг казалось иным: светлым, чистым, радостным. Лица придворных, наблюдавших за ней с затаенным любопытством, слуги, не скрывавшие радости при виде улыбки, не сходившей с губ Эллери, еще недавно, казалось, навсегда разучившейся улыбаться так неподдельно.

Но, вопреки ожиданиям, увидеться с Сапфо удалось лишь за ужином. И это было совсем не то, чего подспудно так хотела девушка.
Вокруг кружили слуги, разнося блюда, знать смаковала пищу, не сводя полных интереса взглядов с высокородного гостя, сидящего рядом с Гидеоном. Эллери почувствовала, как разочарование понемногу сбивает тот счастливый настрой, не отпускавший ее на протяжении целого дня. Сосредоточенный Сапфо даже не смотрел в сторону возлюбленной, увлеченный беседой с отцом, и беседа эта, судя по едва уловимой складке меж бровей мужчины, была не из легких.

Принцесса не теряла надежды, что ей удастся увидеться с избранником на следующий день, но все во дворце словно сговорились, ни на секунду не позволяя возлюбленным остаться наедине. Повсюду их окружали любопытные взоры, слуги точно задались внезапной целью выдраить замок, компенсируя годы лености, – в любой комнате, в каждом помещении постоянно кто-нибудь находился, вооруженный щетками, ведрами с водой и мыльными тряпками. Шум и переполох наполняли дворец и днем, и ночью, точно развороченный улей переполняет гудение раздраженных пчел.

Эллери понемногу начала впадать в отчаяние.
Оба короля то скрывались в отцовском кабинете, подолгу пропадая за плотно закрытыми дверями, то избегали друг друга днями напролет, не встречаясь даже за трапезным столом. Девушка сходила с ума от волнения и непонимания причин столь странного поведения обоих мужчин.

Во дворце своего врага Сапфо каждый миг находился в напряжении, Эллери чувствовала это всем своим существом, но не могла винить избранника. К счастью, она слишком хорошо его знала, и потому сквозь выверенную маску сдержанных улыбок и скупых эмоций, видела его настоящего, замечала, как глаза короля наполнялись видимым ей одной светом, стоило им пересечься взглядами. Чувствовала его присутствие рядом, даже если они находились в разных концах помещения. Ощущала жар его дыхания на своей коже, когда он стоял на расстоянии вытянутой руки.
Все, что было им сейчас доступно, – строго ограниченные по времени ежедневные встречи в неизменном присутствии сразу нескольких придворных дам, которые своим щебетом и непрерывной болтовней почти не оставляли возлюбленным даже шанса затронуть по-настоящему волновавшие их темы.

В один прекрасный день терпению Сапфо пришел конец.

Придворные собирались выехать на масштабный пикник, на котором ожидалось присутствие и королевского гостя. Эллери одновременно и ждала этого события, и заранее сокрушалась о нём, понимая, что едва ли им с синеглазым королем удастся перекинуться хотя бы парой слов.

Ярко светило солнце, щебетали птицы, карета быстро двигалась по утрамбованной ровной дороге, и даже щебетание молоденькой служанки под ухом не вызывало раздражения. Обычно сопровождавшие ее дамы сегодня оказались не у дел – одной пришлось срочно уехать в отцовское поместье из-за кончины кого-то из родственников, другая захворала в самый разгар жары, третья и четвертая не поделили поклонника и потому теперь намеренно избегали друг друга. Эллери с облегчением восприняла новость об их отсутствии и чувствовала себя весьма комфортно в сопровождении всего лишь одной служанки.

На одной из развилок карета вместо того, чтобы ехать прямо, внезапно свернула куда-то влево. Принцесса не сразу это осознала, и только когда количество ям и кочек перевалило за разумное число, забеспокоилась. Тревоги добавил и тот факт, что, выглянув из окошка, девушка не обнаружила за их экипажем никакого привычного сопровождения, и даже служанка испуганно притихла, наблюдая за госпожой круглыми глазами.

Разгадка оказалась весьма проста – и приятна. Ибо на месте назначения, когда карета остановилась и набравшаяся мрачной решимости принцесса вышла наружу, их ожидал еще один экипаж, возле которого стоял довольно улыбавшийся Сапфо. Облачен он был необычно: неприметного цвета рубашка, заправленная за пояс брюк, перехваченных широкой полосой кожаного ремня. Сейчас он был не королем, а простым наемником, воином, в которого когда-то влюбилась принцесса. За его спиной в отдалении виднелся расстеленный широкий плед с расставленными на нем приборами и блюдами.

Эллери перевела растерянный взгляд с мужчины на кучера – сидевший на козлах Норк залихватски перекинул поводья из одной руки в другую, подмигивая опешившей принцессе.

– Это похищение? – постепенно приходя в себя, лукаво начала девушка, глядя в смеющиеся глаза возлюбленного, подходящего ближе.

– Если Её Высочеству будет так угодно, – покладисто согласился тот, протягивая руку принцессе. Она торжественно вложила свою ладонь и не удержалась от счастливой улыбки, когда мужчина неожиданно потянул ее на себя, и через секунду она уже млела в родных объятиях.

– Я так скучал по тебе, Рыжик, – тихо пробормотал Сапфо, зарывшись лицом в медную копну волос, переливавшуюся на солнце огненными бликами. Эллери вспыхнула от такого личного обращения. Одно дело – читать его на бумаге, и совсем другое – слышать вживую! Пьянящий восторг кружил голову и с кровью разносился по венам.

В голосе короля на миг прозвучала такая тоска, что девушка поняла: он говорил сейчас о тех долгих месяцах, когда они были порознь. Отстранившись, но все еще находясь так близко к нему – такому желанному, такому родному! – она подняла голову и тихо пожаловалась, позволив своим старым переживаниям обрести форму в словах:
– Я так боялась, что больше тебя не увижу! Так ждала писем, а их все не было и не было, и я почти потеряла надежду.

Он покачал головой, словно разгоняя все её страхи, теперь кажущиеся такими нелепыми и смешными:
– Я ведь обещал тебе, что приду за тобой, как только справлюсь с болезнью.

В этот момент экипаж, управляемый Норком и сидящим рядом с ним незнакомым кучером – очевидно, тем самым, кто привез сюда Сапфо, – медленно тронулся с места, привлекая внимание принцессы. В окошке кареты на Эллери совершенно перепуганным взглядом смотрела служанка, которую, похоже, пока две королевские особы смаковали сладостные минуты приветствия, Норк сумел как-то убедить оставить их наедине. Королевская дочь мельком подумала, что по возвращении во дворец нужно будет успокоить бедняжку, а то и наградить – конечно же, тайком от отца.

– Теперь мы наконец-то одни, – над ее ухом прозвучал нетерпеливый голос Сапфо, и она моментально позабыла обо всех прочих мыслях. Словно горячим воском ее обожгло восхитительное осознание, что она наконец-то осталась с возлюбленным без свидетелей.
Мужчина совершенно точно разделял эти чувства.

Зарывшись рукой в волосы Эллери, он нетерпеливо привлек податливое женское тело к себе. Не медля, коснулся губами её рта с такой жадностью, словно она была чистой родниковой водой, а он – уставшим путником, терзаемым дикой жаждой.
Тело принцессы прострелила сладкая щемящая боль, пронеслась от самых губ и до кончиков пальцев ног, чтобы прочно обосноваться где-то в животе.
Король целовал и целовал, словно не мог насытиться этими жадными ласками, его губы были то нежными, то обжигающе страстными, и она несмело вторила их движению, училась отвечать ему с не меньшим желанием и искренностью.

Воздуха в легких уже не оставалось, когда мужчина отстранился, тяжело дыша. Закрыв глаза, несколько мгновений он стоял, замерев и ничего не делая. Девушка ощущала, как напряжен был ее спутник, но не понимала причины его внезапной холодности, ощущая себя немножко отвергнутой.
– Лучше нам остановиться на этом, пока моя выдержка окончательно не разлетелась в клочья, – такими стали первые слова Сапфо после их пылких поцелуев.

Эллери подняла на него затуманенный, ничего не понимающий взгляд и простодушно произнесла, до сих пор ощущая, как подкашиваются колени от недавних ласк.
– Но почему?

Он долго смотрел на неё, словно взвешивая, насколько всерьез она сейчас говорила.
– Хочешь сказать, что действительно не понимаешь этого, Лери?

Насупившись, она медленно покачала головой, отчего-то ощущая себя крайне глупо.

Приняв какое-то решение, мужчина потянул принцессу за собой, на тот самый подготовленный для пикника на двоих плед. Усадив девушку и устроившись в небольшом отдалении от неё, Сапфо начал непростой разговор.
– Эллери, конечно, твоя супружеская жизнь не отличалась большой продолжительностью. Но я думал, тебе уже не нужно пояснять об отношениях между мужчиной и женщиной.

Как обычно, при упоминании об её скоропостижном браке настроение девушки стремительно поползло вниз. Но когда смысл фразы мужчины достиг ее разума, она возмущенно дернула плечом и проговорила:
– Но у нас с Оркесом никогда ничего не было.

Сапфо непонимающе нахмурился, словно не понимая, как это могло произойти.
– Оркес не касался меня, – успокоившимся тоном пояснила принцесса, борясь с желанием разгладить хмурую складку между бровей собеседника. – В самую первую ночь я просто не смогла заставить себя быть с ним – и он все понял и не стал настаивать. А затем мы отправились в путь, и стало совсем не до брачной ночи. А когда он все-таки решил потребовать от меня исполнения долга, пришел ты…

Ее спутник продолжал хранить потрясенное молчание. Эллери с тревогой подняла на него глаза, боясь прочесть в его взгляде разочарование её неопытностью. Но по лицу Сапфо расползалась светлая, отчего-то неуверенная и чистая улыбка, моментально сделавшая его на десяток лет моложе. И выглядел он сейчас столь непривычно, что девушка вдруг растерялась.

– Почему ты так улыбаешься? – тихо спросила его, вконец запутавшись в своих сомнениях.
Вместо ответа он вдруг наклонился к принцессе и крепко прижал к себе.

– Сапфо, я ничего не понимаю, – она пожаловалась ему приглушенно, уткнувшись носом в твердые пуговицы его рубашки.

– Я тебе все объясню, – пообещал он, и пусть она не видела его лица, но четко расслышала в его голосе улыбку. – После свадьбы.

– Если она все-таки произойдет, – проворчала Эллери из чистого упрямства, устав от напряженного ожидания последних дней.

Но ее спутник принял все за чистую монету.
– Конечно, произойдет! Другого исхода я не приму, – отстранившись, пообещал он, выглядя столь уверенно, что не поверить ему сейчас было просто невозможно.

С любопытством оглядев разложенные перед ними яства, принцесса полюбопытствовала, отщипывая кусочек пышной сдобы:
– Как тебе удалось все организовать?

– С помощью Норка и Ниньи, конечно, – пожав плечами, ответил король, разливая по тяжелым кубкам искрившееся в солнечных лучах вино. – Я понял, что еще немного – и точно свихнусь в этом чертовом дворце без тебя.

Подняв до краев наполненный кубок, Сапфо без улыбки проговорил, глядя в глаза принцессы.
– Я мечтал об этом моменте, начиная со дня нашего расставания. В самые тяжелые минуты я представлял тебя и нашу встречу, и это помогало мне продержаться еще один проклятый день.

Она чуть пригубила терпкий напиток, обдумывая его слова и не зная, как подступиться, с чего начать свои расспросы, которых накопилось так много за время их разлуки.

Дождавшись, пока мужчина отставит кубок на место и отправит в рот тонко нарезанную вяленую говядину, она произнесла, внимательно наблюдая за его лицом:
– И все-таки, почему ты так жестоко поступил со мной, Сапфо? Оставил одну, перестал писать, не давал о себе знать так долго? Я сходила с ума от неизвестности и отчаяния, даже не зная, могу ли надеяться на хотя бы еще одну встречу!

Он устремил на нее тяжелый взгляд, и она осознала, что на самом деле мужчина далеко не так спокоен, как это казалось со стороны.
– Я не мог, не имел права обрекать тебя на тот кошмар, в который превратилась моя жизнь. Сперва я должен был убедиться, что смогу побороть болезнь, – король добавил, смягчаясь: – Пойми, Эллери, я отослал тебя только лишь затем, чтобы ты не видела, как я прохожу свои личные круги ада. Если бы не рука, я был бы здесь еще зимой. Но лекари не отпустили меня, пока не убедились, что рана заживает.

– Как ты узнал, что именно нужно делать? – приняв его ответ, наконец, произнесла она, смиряясь: – Я столько всего прочла об этом яде, но нигде не нашла ни единого упоминания о способе избавления от него, – Эллери тихо спросила, внутренне содрогаясь от одной только мысли, как много выдержки и сил должно было потребоваться, чтобы сознательно принять такое непростое решение – отказаться от своей руки.

– Излечиться от него невозможно, единственный выход – избавиться от очага, от раны, откуда он отравляет все тело, – прозвучало в ответ. – Озарение пришло ко мне, когда я прочел то письмо твоей няни. В нем было упомянуто, что парень по случайности лишился обеих ног еще в детстве – тогда я и осознал, что именно это и помогло ему остаться в живых. А, значит, единственным способом сохранить жизнь является избавление от раненой конечности. Именно оттуда распространялся яд по остальному телу. Впрочем, ты ведь и сама видела, во что превращалась моя рука, – он невесело усмехнулся. В памяти девушки живо всплыло воспоминание – испещренная темными прожилками распухшая рука, безвольной плетью лежащая вдоль тела. На неё повеяло жаром той страшной ночи, полной безумия и огня. – Тогда-то я и осознал, что меня ожидает впереди. И понял, что не имею права заставлять тебя становиться свидетельницей этому.

Она ничего не успела ответить, когда он добавил со смешком:
– Воин без одной руки – жалкое зрелище. Какое счастье, что с недавних пор я не воин, а король.

Сапфо шутил, но в голосе его проскользнула неподдельная горечь. Эллери не могла даже представить, какие чувства обуревали сейчас душу мужчины, привыкшего полжизни рассчитывать на себя и свое умение обращаться с оружием. Все равно что птице – лишиться одного из крыльев, и с тоской смотреть на небо сквозь прутья клетки, пусть даже золотой.
– Как же ты сумел это пережить?

Он поднял на нее взгляд, и такая черная тоска вдруг взглянула на неё оттуда, что принцесса с упавшим сердцем осознала: не пережил.

Вдруг испугавшись своих мыслей, Эллери подалась вперед и жарко зашептала:
– Прости меня, пожалуйста, Сапфо, прости! Это все моя вина!

Но король уже взял себя в руки.
– Твоя вина, Эллери? Ты верно шутишь! Ты и только ты одна была моим лекарством, единственным светлым пятном на протяжении всех этих долгих месяцев. Я не сдавался только из-за тебя, – он закрыл глаза, уходя в тяжелые воспоминания, но когда открыл их, его взгляд неожиданно потеплел: – Многочисленные лекари, наблюдавшие за моим восстановлением, только качали головой, до конца не веря в возможность исцеления после столь обширного заражения. А когда стало очевидно, что я иду на поправку, один из них, набравшись храбрости, подошел и спросил – какая она, моя возлюбленная? Она, должно быть, совершенно необыкновенна. Я ничего не говорил им о тебе прежде, но они поняли сами, что только любовь могла заставить меня пройти через эту преисподнюю – и вернуться живым.

– И что ты ему ответил?

Сапфо помолчал, а потом с чуть смущенной улыбкой признался:
– Я сказал, что нет слов, чтобы описать, как она красива. – Лицо Эллери вспыхнуло. – И добавил, что очень скоро он сам сможет в этом убедиться, когда я привезу свою королеву домой.

Неосознанно она приложила ладони к пылающим щекам, пытаясь успокоиться. Когда она слышала голос Сапфо, произносивший такие невероятные слова, с её сердцем происходило нечто странное: оно словно совершало головокружительный кульбит, после чего начинало прыгать в груди, разнося по всему телу вирус сумасшествия.

– Одно не даёт покоя – как с моим увечьем я смогу защитить тебя, если…, – обеспокоенно начал король, но она не позволила ему договорить. Прижав свою ладонь к его губам, она заставила мужчину замолчать и, подняв голову, с мольбой вгляделась в его глаза.
– Никогда. Прошу тебя, никогда больше не говори так.

Она нащупала здоровую руку мужчины и приникла поцелуем к его сжатым в кулак пальцам. От неожиданности Сапфо расслабил ладонь, и Эллери тут же воспользовалась этим, сплетая их руки.

– Эта потеря – мой самый страшный кошмар, – заговорила она решительно, намереваясь стереть все дурные мысли из разума своего возлюбленного. – Это то, за что я никогда, наверное, не заслужу у тебя прощения.

– Если моя рука стала платой за то, чтобы быть с тобой. Что ж, я сочту это невеликой ценой, – он улыбнулся, явно желая ее успокоить.

На глаза Эллери навернулись непрошеные слезы. Принцесса нетерпеливо сморгнула их, не желая проявлять слабость, но мужчина все равно понял состояние своей спутницы и на мгновение сильнее сжал её ладонь.
– Я все-таки виновата. Ведь это по моей вине в тебя тогда попала та стрела! Сколько бы ты не уговаривал, но ты не можешь отрицать очевидного.

– Брось, принцесса, – его голос звучал ласково, как никогда прежде. – Что значит рука за возможность стоять рядом с тобой, смотреть тебе в глаза, быть с тобой? Я отдал бы и большее.

Все в нем сейчас замирало при виде любимых зеленых глаз, затянутых влажной пеленой. Король, ощущая себя до нелепого беспомощным при виде слез принцессы, поспешил перевести тему, пока его возлюбленная окончательно не расплакалась:
– Какой свадебный подарок ты от меня хочешь получить?

Эллери разгадала его задумку, но не стала мешать, сделав вид, что глубоко призадумалась, на самом деле наблюдая за выражением лица мужчины.
– Пообещай мне, что ты не умрешь, – она все еще не могла до конца в это поверить, и потому хотела снова и снова слышать эти обнадеживающие слова.

– Умру, – совершенно неожиданно вдруг подтвердил мужчина, и девушка даже отшатнулась от него в ужасе. – Спустя много-много лет, в своей постели, окруженный детьми и внуками. А ты будешь той, кто закроет мне глаза, когда я уйду.

Она расслабилась и едва удержалась от шутливого тычка за те мгновения панического ужаса, пережитые по его вине.
– Почему отец медлит? Что ему нужно? – принцесса не желала, но должна была затронуть самый болезненный вопрос, намеренно оставив его напоследок.

– Он хочет получить максимум из сложившейся ситуации, – уклончиво ответил мужчина, задумчиво отпивая из кубка. Ему так же, как и Эллери, не нравилась вынужденная задержка, но все Гидеон тянул и тянул, не давая ответа. А между тем, новости из его страны приходили тревожные. Сапфо доверял Брану, оставленному вместо правителя, как никому другому, но восстающая из руин страна – слишком лакомый кусочек для многих воинствующих соседей. Но король не желал лишних волнений для своей возлюбленной, потому молчал об этом. – Ему известно, что ты нужна мне, и он желает сполна насладиться моей зависимостью от его решения.

Она с тревогой вгляделась в лицо своего короля.
– И что теперь делать? Он может тянуть до последнего, в то же время за твоей спиной замышляя новое коварство с очередным союзником

Эта мысль приходила и Сапфо, поэтому, хмурясь, мужчина признался:
– Я тоже думал об этом. У меня остался последний аргумент, против которого, я знаю, он просто не сможет устоять. Наверное, пришло время воспользоваться этим козырем.

– Это будет потеря для твоей страны, да? – чутко уловила она причину его промедления. – Ты потому не решался использовать его прежде?

Сапфо не ответил, но она уже не нуждалась в словах.
– Прости за то, что тебе приходится выбирать между своим народом и мной, – опустив голову, проговорила Эллери, вновь ощущая всепоглощающее чувство вины. – Порой я ненавижу себя за слабость, за то, что не могу просить тебя выбрать его вместо меня. Я просто не могу заставить себя это сделать.

– Это я должен просить у тебя прощения. За то, что ворвался в твою жизнь так стремительно, за то, что перевернул ее вверх дном, за то, что не оставил тебе иного выбора, кроме как быть со мной, – король устремил на нее спокойный взгляд, выглядя столь собранно и решительно, что девушка в очередной раз ощутила, как трясутся руки от одной только мысли, что этот великолепный мужчина, – её. – Я не горжусь тем, какой была моя жизнь до встречи с тобой, как не горжусь и многими своими поступками. Но именно ты научила бороться за принадлежащее мне! И теперь я не хочу жить, как раньше, – малодушно и трусливо. Эллери, неважно, скольких бы мужей подобрал тебе отец, не проникнись он моим письмом. Я бы забрал тебя у каждого, отвоевал, украл, унес бы из любого дворца, из любой клетки. Я не остановлюсь ни перед чем. Ты вошла мне под кожу, забралась так глубоко, как не удавалось сделать ни одному человеку до тебя. И мне в сущности неважен его ответ – ты все равно будешь моей, ведь я не отступлюсь.

– Я знаю это, – шептала она ему, пряча покрасневшие щеки в ладонях. – Теперь я точно знаю, что на этом свете нет ничего, что тебе было бы не под силу. Ты можешь все.

Его глаза вспыхнули ярким светом, окрасившись в необыкновенный, пронзительно синий цвет, настолько насыщенный, что не утонуть в нем было невозможно. И принцесса смело сделала это, утонула, растворилась в его взгляде, забыла себя, провалившись в самый нежный и манящий омут его губ.

Этот поцелуй вышел мягким и сладким, словно ласковые поглаживания солнца, что ощущались принцессой сквозь закрытые веки. С неохотой отстранившись, мужчина с нежностью смотрел на разомлевшую девушку, любуясь чуть припухшими розовыми губами, светлой кожей, разметавшимися волосами, которые сейчас игриво развевал легкий ветер.

– Это не из-за нашей любви мы испытали столько горя. А только благодаря этой любви мы смогли со всем справиться и пережить. Ты просто перепутала причину и следствие, мой Рыжик. Но теперь ты понимаешь, что это все было не напрасно?

– Это было непросто – все осознать и принять, – счастливо кивнула она в ответ. – Но теперь я понимаю, что ты был прав. Всегда. И во всём.

Их прекрасное, полное искренности и покоя уединение было нарушено вернувшейся каретой.
– Время пришло, – с неохотой констатировал мужчина, поднимаясь на ноги и протягивая руку принцессе. – Пора возвращаться в замок. Но нам осталось быть порознь совсем немного, слышишь, Эллери?

Она просто кивнула, не в силах скрыть полную любви и счастья улыбку. Она верила ему, как никому другом на целом свете.

Осталась последняя преграда, бастион, никак не желавший сдаться на милость двоих влюбленных. Отец Эллери, казалось, наслаждался сложившейся ситуацией и совсем не торопился принимать окончательное решение. Зато новость о спонтанном пикнике между дочерью и назойливым гостем вывела из себя и даже заставила – как в прежние времена! – призвать дочь к себе для ответа.

– Что ты творишь, Эллери? – он обрушился на неё, стоило девушке переступить порог кабинета.

– Почему я не могу провести время со своим женихом? – она упрямо вскинула подбородок, сразу осознав, о чем идет речь.

– Он не жених тебе!

– Но будет им. И очень скоро.

– Это решать не тебе, – скривился король, взбешенный холодной реакцией дочери.

– Мне все равно, что вы скажете, отец. Я приняла решение и уже не отступлюсь от него.

– Какое еще решение?

– Что буду с этим мужчиной несмотря ни на что, – бесстрастно пояснила она, прекрасно осознавая, какой эффект произведут следующие слова на старого короля. – Если потребуется, я готова бежать с ним, жить вместе даже без одобрения церкви. Потому ваш ответ уже не имеет значения.

Лицо короля пошло пятнами.
– Что ты несешь? Эллери! Ты – позор для семьи, если всерьез планируешь это!

– А представьте себе, каким позором обернется мой побег для вас? – вкрадчиво проговорила она, ощущая странную пустоту: когда-то подобные слова отца заставили бы ее умереть от отчаяния на месте. Но теперь на душе царило лишь вязкое безразличие и стремление любой ценой достигнуть цели – добиться согласия короля. – Когда все соседи узнают об этом, только ленивый не посмеется над отцом, воспитавшим такую дочь.

– Замолчи, – угрожающе прошипел мужчина. – С меня довольно! Немедленно выметайся прочь.

Эллери с радостью повиновалась, облегченно выдохнув, только когда стены отцовского кабинета остались позади. Она могла изображать кого угодно, но эта беспринципная бравада далась ей нелегко. И если бы не счастливое будущее с Сапфо, по вине отца висевшее на волоске, она едва ли решилась бы так вести себя.
Сапфо о произошедшем разговоре она благоразумно умолчала, рассудив, что у мужчины и без того хватает причин для волнений.

Неизвестно, что именно повлияло на решение старого короля: визит Эллери или же тот загадочный аргумент, о котором туманно упоминал Бродяга, но спустя три дня король призвал их обоих к себе и мрачно объявил о своем решении. Он дает своё благословение на этот брак – сердце девушки радостно подпрыгнуло, чтобы при следующих словах опасливо рухнуть – но только при соблюдении его условий.
Принцесса напряглась, ожидая подвох, но желание отца оказалось вполне приемлемым: он желал, чтобы венчание состоялось через семь дней здесь, в главной церкви, расположенной неподалеку от королевского замка.

На миг мелькнула смехотворная мысль: отец банально испугался её угроз, что она сбежит с Сапфо безо всякого венчания, потому и потребовал провести церемонию столь скоро. Но девушка не успела улыбнуться этому предположению, потому что в этот самый момент Сапфо, молчаливо выслушавший старого короля, произнес всего одно слово, заставившее ее задохнуться.
– Нет.

Брови Гидеона изумленно поползли вверх. Эллери с ужасом смотрела на возлюбленного, не обращая внимания на присутствие отца.
– Почему, Сапфо?

Неужели он передумал? Нет, её король не мог этого сделать! Только не он!

– Ты заслуживаешь самой красивой церемонии, – мягко проговорил мужчина, устремляя на избранницу ясный взгляд. – На которой будут присутствовать тысячи гостей, и длиться она будет неделю, чтобы вся страна знала и радовалась вместе с тобой.

Её душу затопила волна облегчения, а следом – щемящей нежности. Сапфо в очередной раз хотел заботился о ней! Но она действительно не нуждалась в этом. Одна роскошная церемония в её жизни уже была, и она не принесла ни счастья, ни радости. Однако это явно был не тот аргумент, который стоило озвучивать сейчас. Была еще одна причина, по которой принцесса не желала промедления: Эллери понимала, что синеглазому королю необходимо скорее оказаться в своей стране, восстающей из разрухи, и нахождение здесь лишь увеличивает количество проблем, которые ему придется решать по возвращении домой.

– Но мне не нужно ничего этого! – воззвала она к нему в отчаянной попытке убедить. – Все, чего я хочу, – это быть с тобой. Стать твоей женой в глазах мира и неба, перестать скрывать свои чувства, хоть это и получается у меня из рук вон плохо.

Гидеон недовольно скривился, но вмешиваться в этот диалог не стал, наблюдая со стороны.
– Ты действительно хочешь свадьбы здесь? – Сапфо нахмурился и тихо добавил: – В этом месте?

Она поняла его без слов. Король опасался, что при виде знакомой церкви и пиршественного зала, где когда-то проходила свадьба Эллери с Оркесом, старые воспоминания возьмут верх и омрачат торжество.

– Единственный способ стереть плохие воспоминания – заменить их новыми, – принцесса решительно встретила его взгляд и внезапно встревожилась, допустив на миг мысль, что её избранник противился не просто так. – Или ты хочешь, чтобы мы поженились в твоей стране?

– Единственное, чего я по-настоящему желаю, – скорее приблизить тот миг, когда смогу назвать тебя своей королевой. И мне совсем неважно, где и как будет происходить свадьба. При желании, мы всегда сможем провести повторную церемонию дома.

Таким образом, придя к единому решению, они повернулись к старому королю, наблюдавшему за признаниями Сапфо с видимым удивлением. Очевидно, образ невозмутимого и всегда холодного синеглазого короля только что дал трещину.
– Да будет так, – заключил Гидеон, по-прежнему недоверчиво косясь на избранника дочери. – Я объявлю об этом решении сегодня за ужином.

После этого разговора прежнее ощущение беспредельного счастья вернулось к принцессе.
Ей казалось, что ноги совсем не держат, что стоит только чуть оттолкнуться от земли – и невидимые крылья искреннего, кристального восторга подхватят её и закружат в полете. А иногда девушку вдруг охватывал суеверный страх: вдруг все происходящее – неправда? Что, если это все сон или жестокий обман, и вот-вот она очнется одна, без Сапфо, в своей старой жизни, такой пустой и тоскливой?
Неужели и впрямь можно было чувствовать себя настолько счастливой? Любимой, желанной, необходимой? Неужели наконец-то можно было, не таясь, искать и находить любимый взгляд, влюбленно улыбаться своему мужчине, не опасаясь чужого порицания?

К счастью, подготовка к свадьбе увлекла, захватила Эллери с головой, заставив забыть о редких моментах страха.
Двенадцать искуснейших портних день и ночь трудились над нарядами к церемонии. Наконец, к пятому дню платье невесты оказалось готово.
Оно было прекрасно. Воздушное, легкое, словно потоки воды, слившиеся в широкую реку пенных кружев, украшенное мельчайшими алмазами, блестевшими на свету точно звезды на небосклоне. Все, кто видел Эллери в этом наряде, потрясенно замирали, а после – начинали плакать от восхищения и переполнявших их чувств. Но сама принцесса уже переросла те детские мечты, в которых главное место занимало платье и сама церемония. Все, что было по-настоящему важно сейчас, – человек, который будет ждать ее у алтаря. И ради этого мужчины она была готова венчаться хоть в рубище.

Наблюдать, как на глазах сбываются затаенные мечты – это ли не прекрасно?

С этой мыслью она проснулась в день своей свадьбы. Каждая деталь, каждый элемент этого хлопотливого, но такого радостного утра складывались в сложный узор последнего дня её жизни без Сапфо.

Ниньи стояла рядом, когда принцесса, уже облаченная в свадебный наряд, в последний раз взглянула в глаза своему зеркальному двойнику и не нашла там ни единой тени сомнений. Все было правильно, так, как только могло быть. Сверкающая гладь на прощание блеснула золотом, когда Эллери покинула свою спальню навстречу выстраданному и заслуженному счастью.

Карета остановилась прямо у церкви, и даже встретивший принцессу старый король сегодня казался не таким уж плохим отцом.

Эллери медленно шла по проходу, слыша, как мягко шуршит длинный шлейф за её спиной.
Слаженные голоса певцов звучали, точно ангельский хор, и девушка знала, что на её лице написано абсолютно все, что она сейчас испытывала. Счастье, восторженная радость, любовь, ликование – чувств было так много, что оставалось тихо благодарить густую вуаль, сквозь которую ни один из гостей не мог разобрать выражение ее лица, не мог заглянуть в душу, распахнутую для одного-единственного человека.

Сапфо стоял у алтаря, ожидая невесту.
Высокий, худощавый и осунувшийся – последствия болезни еще долго будут накладывать печать на внешний облик, – но куда ценнее было то, что скрывалось за привлекательной внешностью. Его несгибаемая воля, выдержка, верность, отвага и, конечно же, горячее пылкое сердце, способное любить Эллери столь искренне, как это не мог делать ни один другой человек на всем свете.
Камзол его был цвет заката, насыщенно красный, и это было так непривычно. Она привыкла видеть его в темных цветах, созвучных с цветом глаз, и потому отступление от обыденного придавало происходящему еще большую торжественность.

Принцесса взглянула на место, где должна была находиться вторая рука мужчины, и ей вспомнились его слова. В этот миг она поклялась себе сделать все, что было в ее силах, дабы никогда её король больше ни на миг не пожалел об этой утрате.

Глаза мужчины были серьезны.
Она подходила все ближе, ощущая, как сердце замирает от кристального, звенящего, чистого восторга. Словно она была ребенком, вдруг попавшим в волшебную сказку. И одновременно с этим девушка ощущала страх: а вдруг все происходящее – неправда? Вдруг уставший от тоски разум решил обмануть свою госпожу и создал этот мираж, а на самом деле она лежит в своих покоях и видит больной сон?
И на мгновение этот суеверный необъяснимый страх вдруг одержал верх, захлестнул душу, сжал сердце в ледяных тисках. Девушка задрожала, беспомощно подняв голову к избраннику, ощущая, словно стоит на краю обрыва.

Прикосновение сильной ладони к её дрожащим пальцам расставило все на свои места. Не видя лица возлюбленной, тем не менее, король чутко ощутил ее страх и нежно ухватил за руку, притянув к себе. Эллери ощутила тепло его сильного тела и в тот же миг душа принцессы обрела спокойствие. Здесь, рядом с ним было её место. Последнее сомнение растаяло, сменившись долгожданным, вымученным осознанием, к которому она так долго шла.

Это не сон. Все происходит наяву, и явь эта чудеснее, чем самая волшебная сказка.

Потому что отныне и навсегда рядом с ней будет Он. Её верный защитник, бесстрашный воин, мудрый правитель, заботливый и одновременно суровый мужчина, любовь к которому стала для неё главным испытанием и одновременно наградой. Тот, кому однажды она отдала своё сердце, и с той минуты ни разу не пожалела об этом.

Король её сердца.











Ну, мои любимые читательницы, надеюсь, все ваши сердечки в порядке?
Как и обещала, вот он – долгожданный хэппи энд, в наличие которого, знаю, у многих из вас имелись серьезные сомнения.
Знаю, для кого-то подобная концовка может показаться чуть окрашенной в печальные тона, но, поверьте, этот вариант – золотая середина между вашими чаяниями и моими первоначальными замыслами.
Наверное, дальше будет много-много букв, если хотите, можете не читать, остановившись на этом моменте)


Ах да, еще один небольшой приятный - для меня - момент!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/304-14660-20
Категория: Свободное творчество | Добавил: Львица (09.09.2016) | Автор: Львица
Просмотров: 592 | Комментарии: 26


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 26
+1
25 pola_gre   (18.09.2016 20:37)
Замечательный финал, все проблемы разрешились.
Руку, конечно, жаль. Но он теперь не наемник, сможет и обойтись. Главное жив, здоров, богат, любим и женат cool

Спасибо за интересную историю!

0
26 Львица   (11.10.2016 20:41)
спасибо, что читали! happy
да, верно подмечено - королем он вполне спокойно может быть и без руки) главное, голова осталась на плечах)))

+1
19 ღАлаяღ   (14.09.2016 12:02)
Идеальный эпилог)
Наконец-то, герои вместе и счастливы!!! happy

0
24 Львица   (14.09.2016 22:22)
Это я разнообразия ради эту историю так завершила, не надейтесь, что это станет традицией biggrin tongue

+1
18 kotЯ   (13.09.2016 18:29)
Так ой эпилог! Ах, какой эпилог! Я так обрадовалась завершению их мытарств и свершившемуся бракосочетанию, словно, сама попала под венец. biggrin

0
23 Львица   (14.09.2016 22:22)
Автор, напуганный количеством угрожающих предупреждений, просто не посмела подпортить вам эпилог biggrin

+1
17 Лиз0350   (12.09.2016 13:51)
Спасибо, спасибо, спасибо! Чудная сказка, волшебная и реалистичная одновременно, сладкая и горьковатая, красочная, цветная какая-то, просто читаешь и чувствуешь себя двенадцатилеткой, мечтающей о любви. Очень эмоционально и трогательно.
Ну что, вперед к УБН! tongue Побежала!

0
22 Львица   (14.09.2016 22:21)
Спасибо! happy
Да мы все тут недалеко от этих двадцатилеток ушли biggrin
А если серьезно, то во мне больше радости от окончания этой истории, чем печали или какой-то тоски, как это было, скажем, во времена завершения ОД... Хотя срок написания вроде такой же.. До сих пор ломаю голову, в чем секрет cool

+1
16 Natavoropa   (12.09.2016 12:57)
Какое долгожданное счастье, сколько пришлось пережить, но с переживанием пришло и осознание, насколько дороги они друг другу и нет преград и нет той жертвы, которую не смогли бы принести.
Жаль Руку Сапфо, но это не главный орган в теле мужчины. biggrin
Где много букв, поняла одно - автор принял правильное решение, именно все так и должно было сложиться. smile
Спасибо за такую сказку. smile

0
21 Львица   (14.09.2016 22:19)
Про не главный орган - совершенно в точку! biggrin
Пусть наша наивная принцесса до такой мысли не дошла, но ничего, какие её годы! еще оценит предусмотрительность автора, выбравшего в качестве жертвы именно руку, а не что-то другое cool

+2
7 tess79   (11.09.2016 09:27)
ахаха... оказывается меня позвали biggrin в УМН матлаб... вот так бежать впереди паровоза biggrin biggrin biggrin
Ну и к Королю happy
Спасибо за историю Юльчик happy Нарисованные тобой совсем мрачные перспективы еще больше доставляют радости от любования именно этой версией событий wink
Ожидание – горькое иго,
День за днем, за минутой минута…
В час, когда завершились все игры,
И хождения все друг за другом.

Ожидание, полное веры,
С острым привкусом темного страха.
Пусть же станет последним барьером,
А не полным любви этой крахом.

Слез ручьи наполняют степенно
Чашу выпавшего страдания.
Наблюдает за этим надменно,
Взяв надежду в свой плен, ожидание.

Только солнце снега уже топит,
И наполнены дни предвкушением.
Кубок горечи полностью допит,
И повержены явью сомнения.

Пусть цена высока, но уплачена!
Счастье подано строго к порогу.
Друг для друга они предназначены,
Быть триумфом любви эпилогу!

+1
14 Львица   (11.09.2016 11:31)
Дааа, кто-то уже успел возмущенно расчехлить плетку и повести войска в бой biggrin
А где ты, кстати, успела тему УМН обнаружить? Я вроде нигде даже в подписи ничего не выкладывала, специально, чтобы читатели узнали об этом из Короля wink
Ну и - как обычно! - моя восхищенная благодарность за стихотворение к финалу! *утерла глаза платочком*
Круг замкнулся, начавшись и закончившись твоими стихами happy Идеально!

+1
15 tess79   (11.09.2016 16:10)
Дык где, где... я ж к Королю через форум пошла biggrin Открываю раздел Собственные, макси, а тут... прямо под Королем темка и сияет манящим светом... ВОТ ЗЕ? *звездочки в глазах* biggrin biggrin biggrin
Эх... вот именно в такие моменты я начинаю жалеть, шо была ленивой и не писала к каждой главе, т.к. сейчас была бы история, а так... ни то ни се... нучоуж, лентяйка я, ога tongue

0
20 Львица   (14.09.2016 22:18)
Ах воно оно чО biggrin
Теперь ясно, а то прям интрига была, что у тебя за разветвленная шпионская сеть на тр biggrin

+1
6 Ольсер   (10.09.2016 22:07)
СПАСИБО!!!!Это было очень интересно!!!

0
13 Львица   (11.09.2016 11:29)
Радостно это слышать, спасибо!)

+1
5 Лана5655   (10.09.2016 15:13)
Огромное спасибо wink

0
12 Львица   (11.09.2016 11:29)
Пожалуйста happy

+1
4 Evgeniya1111   (10.09.2016 08:18)
Спасибо огромное за продолжение ))) Очень неожиданно , что Сапфо без руки , но он жив и практически здоров и со своей королевой !! Спасибо ещё раз большое !!

0
11 Львица   (11.09.2016 11:28)
Ну определенные предпосылки к именно такой развязке ситуации с рукой имелись... Но это действительно минимальнейшая из потерь, которая он мог понести, поверьте автору!)
Спасибо, что читали wink

+1
3 veronika25   (10.09.2016 07:42)
Спасибо!!!

0
10 Львица   (11.09.2016 11:27)
Пожалуйста smile

+1
2 msBella❤   (10.09.2016 02:55)
Ох уж эти сумбурные рассуждения под впечатлением)) прошу меня извинить за такой эмоциональный отзыв, но все как есть))))

0
9 Львица   (11.09.2016 11:27)
Здесь нет повода для извинений! Твой комментарий чудесен для меня именно своей эмоциональностью happy

+1
1 msBella❤   (10.09.2016 02:54)
Да! Да! Даааааа!!!! Это произошло!
Подумать только, я настолько прониклась этой историей, этой волшебной сказкой, где в мире живёт магия...жизни. (Пардон за тавтологию:)) Этот рассказ, нет эта сказка, наполнена такой жизнью, такими эмоциями, которые было так приятно переживать. Все эти волнения при острых поворотах сюжета, искренняя радость, как за старых друзей, когда наконец-то все стало как надо.
Я очень люблю Короля и с одной стороны я рада, что наконец-то любимые герои обрели долгожданное счастье, а с другой - закончился этот период, когда заходишь на сайт в надежде увидеть сообщение о новой главе, от чего немного грустно))
Но все же, что я должна была сказать в первую очередь, СПАСИБО! Спасибо за пережитые эмоции, за то, что дала возможность прочувствовать эту сказку!
Но я полноценно не прощаюсь)) я и дальше буду следовать за всеми твоими творческими порывами!))

0
8 Львица   (11.09.2016 11:26)
Здравствуй, моя хорошая!
Спасибо за этот комментарий, за твои эмоции и искренность!
Знаю, я немало помучила не только своих героев, но и вас, читателей! И даже не столько преградами и испытаниями, сколь временем написания истории biggrin Какое облегчение, что вы прошли через этот путь вместе со мной, невзирая на все! Спасибо тебе! И я тоже не желаю с тобой прощаться, а всегда с радостью жду в любой из своих тем happy

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]