Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2575]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4847]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15148]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14358]
Альтернатива [9026]
СЛЭШ и НЦ [8989]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4355]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за октябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Одна на тату
Сейчас никого не удивишь тату. Вот и главный герой решает запечатлеть рисунок на своём теле, но помимо татуировки на теле, в салоне можно найти и свою судьбу.

Не одной крови
Драко узнает, что он приемный сын и на самом деле грязнокровка. Гермиона находит его прячущегося где-то в подвале, раздавленного этой новостью.

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

Другой путь
Давным-давно, в далёкой-далёкой галактике…
Шёл второй год Новой Империи. Храм джедаев лежал в руинах, Император Палпатин восседал на троне во дворце на Корусанте. Его ученик Дарт Вейдер бороздил просторы космоса, наводя ужас на провинившихся пред ликом Империи.
Всё именно так… Но мало кто заметил, что на пару лет раньше события пошли совсем по иному пути…

Фисташковое дерево
В период острого кризиса отношений Изабелла поспешно покидает США. Эдвард дает жене время на раздумья и его терпение вознаграждается – Белла намерена дать им еще один шанс. В ночь перед ее возвращением было пропавшая сестра просит Эдварда оказать ей неожиданную услугу. Его ответ может разрушить не только их с Беллой брак, но и хрупкую чужую жизнь.

Она того стоит
Отчаяние и одиночество привели Беллу Свон в самую высокую точку Форкса – на крышу водонапорной башни. Городская пожарная команда отправляет к ней новичка Эдварда, чтобы уговорить не спрыгивать.

Согласно Договору
Есть только один человек на земле, которого ненавидит Эдвард Каллен, и это его босс – Белла Свон. Она холодна. Она безжалостна.

Ищу бету
Начали новую историю и вам необходима бета? Не знаете, к кому обратиться, или стесняетесь — оставьте заявку в теме «Ищу бету».



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 501
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Избранная для вампира. Глава 29. Двойная угроза

2019-11-14
17
0
Сумрак, густой, почти ощутимый, прорезается светом луны, выхватывающей небольшое возвышение, темным бесформенным пятном выделяющееся из белесого небытия. Мгла нехотя расступается, очертания постепенно становятся более четкими, и уже можно различить, что на камне распята обнаженная женщина. Темные длинные волосы разбросаны по плечам, голова закинута назад, руки и ноги разведены в стороны. И хоть нет никаких видимых причин, ее сдерживающих, она не в силах пошевелиться, скованная магическими путами.
Туман вокруг дрожит, клубится, шевелится, формируя темные фигуры, размытые, колыхающиеся подобно струйкам дыма на легком ветерке. Бесплотные призраки двигаются, обступая возвышение, заключая жертву в магический круг.
– Угроза роду…
– Опасность…
– Иная сила…
– Могущество…
Искаженные злобой голоса угрожающе шипят, подобно гремучим змеям:
– Убить…
– Уничтожить еще в чреве…
Он не в силах оторвать взгляда от женщины, к которой алчно тянутся цепкие конечности призраков с неестественно длинными, корявыми, подрагивающими от нетерпения пальцами. Интуитивно ощущая, что в ней скрыта угроза, подчиненный чужой воле, тоже шепчет что-то гневное, требуя немедленной кровавой расправы с неизведанной силой, разрушительной, сеющей ужас и хаос.
Он подходит ближе, и до этого размытое лицо женщины меняется, приобретая знакомые черты. Это же его Избранная, именно ее хотят растерзать в паническом страхе перед чем-то древним и могущественным.
Одна из фигур приближается к возвышению, склоняется над жертвой, безобразно скалится. Он пытается сдвинуться с места, помешать, прекратить этот кошмар, но не в силах пошевелиться. Лишь с ужасом наблюдает, как рука призрака погружается в живот его Избранной, словно в вязкую субстанцию. Ее истошный, леденящий душу крик выводит из ступора, он бросается на призрачного палача. От их соприкосновения тот лопается, словно мыльный пузырь, окропляя все вокруг багровой жидкостью. Кровь.
На мгновение наступает тишина, зловещая, мертвая. А потом откуда-то зарождается и нарастает зловещий, страшный гул. И словно вихрь задел пространство своим краем, беспорядочно закружил вылепленные из сумрака марионетки, заставляя их бросаться друг на друга в безумной ярости. Ото всюду доносятся крики, призраки лопаются, окрашивая белесую мглу кроваво-алым. Кровь... ее становится все больше, она везде, льется реками, обрушиваясь на сотканные из тьмы фигуры бурлящим потоком. Он слишком явственно чувствует ее вкус, горло полыхает жаждой, разум застилает безумной пеленой гнева, хочется крушить все вокруг, рвать и корежить пальцами чужую плоть. И убивать, убивать, убивать…
– Будет война… – зловеще предупреждает знакомый голос. – Все потонет в крови…
Древний. Только он способен вызывать с самых глубин подсознания такие ужасающие кошмары.
– Как это остановить? – собственный голос плохо повинуется и дрожит.
– Послезавтра в полночь, – напоминает колдун. – Если ты не приведешь свою Избранную вместе с рукописью в полнолуние, то случится непоправимое…


Белла застонала, потом истошно закричала во сне. Резко села, обводя все вокруг безумным взглядом. Сам встревоженный их совместным видением, Эдвард прижал Избранную к себе, успокаивая, поглаживая руками взмокшую спину, забирая себе пронзающую тело дрожь. Так повторялось уже почти месяц, из ночи в ночь, совершенно вымотанный ее кошмарами, он сам ни на секунду не мог сомкнуть глаз.
Белла жалась к нему, тихо всхлипывая, жадно цепляясь пальцами за его плечи. Гладя ее по волосам, он что-то шептал, успокаивал, а сам лихорадочно пытался сообразить, что же значат все эти сны.
– Что-то случится с ребенком, – испуганно выдохнула она куда-то ему в шею. – Я знаю, чувствую… мы должны это остановить!
– Это всего лишь сны, Белла, – он постарался вложить в свой голос как можно больше убедительности, хотя сам был далеко не уверен в этом. – Колдун хочет нас запугать, вынудить принять его требования. Мы не должны поддаваться!
– Почему ты не хочешь пойти к Древнему? – тихо спросила, когда ее сбитое дыхание выровнялось. – Зеддикус обещал помочь… он желает нам добра!
Этот спор повторялся изо дня в день, уже целый месяц. Белла, полагаясь на свою женскую интуицию, утверждала, что колдун не причинит вреда. А сведения, которыми располагал Эдвард, говорили обратное. Но Избранная не хотела внимать его доводам, проявляя завидное упрямство, видимо, надеясь его уговорить.
– Мы уже обсуждали это, – он старался смягчить свой тон, но в голосе против воли звучала сталь. – Неужели ты хочешь, чтобы в нашего ребенка вселился монстр?
– Зеддикус не монстр, – упрямо поджала губки Белла, обижено от него отворачиваясь, заерзала, пытаясь выскользнуть из крепких объятий. – Он просто другой, не такой, как мы. И очень одинокий, мне его даже жаль…
Ему сильно не нравилось, когда Избранная вот так отстранялась. Эдвард чувствовал себя цельным, только сжимая ее в объятиях, окутанный до боли родным запахом, ощущая кожей каждый волнительный изгиб обнаженного тела. Он тут же вернул девушку обратно, разрешая спор самым действенным способом – жадным поцелуем, стирающим все недомолвки и грани, позволяя хоть на время забыть о нависшем над ними проклятии. Накинулся на такие желанные губы, требовательно лаская и сминая, сходя с ума от того, как его женщина стонет и выгибается, не менее страстно отдаваясь охватившему их безумию.

Когда она опять заснула, утомленная их близостью, Эдвард смотрел в потолок и пытался сконцентрироваться. Трудно было думать о чем-то другом, когда Белла так доверчиво свернулась калачиком у него под боком, умостив голову на его плече.
Как и обычно, обладание Избранной не утолило жара, он готов был любить ее еще, снова и снова, познавая тайные глубины желанного тела и наслаждаясь тем откликом, что вызывала в ней каждая его ласка. Все вокруг пропахло ароматом их страсти, который он жадно вдыхал, наслаждаясь еще гуляющими по телу отголосками удовольствий. Только рядом с ней он горел, дышал. Жил. И в тайне мечтал, как это будет, когда Белла окончательно обратится, и ей не понадобится отдых.
Только до того, как это произойдет, ему необходимо разобраться во всей чертовщине, которая происходила вокруг. Эдвард поймал себя на том, что его рука покоится на пока еще плоском животике Избранной. Вчера для Беллы вызывали врача, и УЗИ показало, что в ее чреве действительно зародилась новая жизнь. Ребенок. Их ребенок. Пока еще совсем крошечный, как объяснил доктор, чуть больше миллиметра, но многие уже строили коварные планы, как заполучить будущего первородного вампира.

Происходящее с ними в последнее время иначе как помешательством не назовешь. Так случалось часто, ее сон был беспокойным, полным страшных картинок, о которых порой даже боялись говорить вслух. Древний словно специально их выматывал, проклятие дамокловым мечом нависло над ними обоими, отравляя редкие мгновения счастья, отпущенные им судьбой.
Месяц пролетел в неимоверном напряжении, наверное, еще ни разу за свою жизнь он не находился в таком состоянии постоянного стресса. Ответственность не только за себя, но и за свою женщину и их будущего ребенка давила тяжким грузом, и в то же время придавала силы бороться до конца. Эдвард страстно желал Избранную, и так же безумно боялся, что с ней что-то случится. Что кто-то отнимет ее у него.
Страх потерять ни на секунду не оставлял его. Он жил словно на пороховой бочке, чувства и эмоции были настолько яркими и острыми, что причиняли боль. Резали душу, впивались в нее осколками, безжалостно рвали на части.
Казалось бы, она почти все время рядом, он в любой момент мог коснуться, дотронуться до нее, испить сладкий вкус неизменно приоткрывающихся навстречу губ. Он привык возвращаться к ней. Его всегда ждали. Наверное, этот миг был самым пронзительным, сродни откровению, когда она понимала, что он вернулся, и за этот радостный огонь в ее глазах он готов был убить, продать душу дьяволу. Если, конечно, у него была душа.
Он по сути запер Избранную в четырех стенах, причем не самых надежных стенах. И она стойко переносила все выпавшие на хрупкие плечи тягости, ни разу с ее губ не сорвалось ни слова упрека. Белла даже нашла себе занятие в вынужденной неволе, с удовольствием взяла на себя нелегкие заботы о доме и хозяйстве.
Она заметно менялась, постепенное обращение делало ее хищной, ненасытной, жадной как до крови, так и до его ласк. Присущая ей ранее стеснительность и скромность куда-то ушли, часто она сама теперь настаивала на близости. Цеплялась за него жадно, исступленно. Целовала жарко, как в последний раз, отдавалась с надрывом, отражая их неугасающую потребность друг друге. И ему это не могло не нравиться, он познавал ее всю, и поражался глубине, присущей его женщине.
Вот только колдун продолжал изводить их обоих своими предупреждениями, подбрасывал новые, все более страшные картинки, и его требования оставались неизменными – чтобы они оба пришли к нему вместе с рукописью в полнолуние. Якобы только сила Древних сможет спасти их ребенка.
Одно было ясно – его активность совпадала с фазами луны, и когда ночное светило вообще не появлялось на небосводе, Белла ощущала хоть какое-то подобие покоя.
Избранная уговаривала его прислушаться к словам Древнего, но после разговора с дедом Эдвард ему не верил. Он никому не верил, и предпринимал новые попытки докопаться до истины, остающиеся столь же безуспешными, как и предыдущие.
Информации не было. Он подошел с другой стороны, стал изучать местность, где обитал колдун. Этот горный массив находился на пересечении силовых полей Земли, да и местные знали, что здесь происходят странные вещи. Никто не осмеливался ходить туда, любого незваного гостя охватывал первобытный страх, заставляя бежать подальше от проклятого места.
Древний чувствовал себя здесь хозяином, и не любил, когда его беспокоят праздные зеваки. Принимал только тех, кого хотел видеть. Эдвард предпринял попытку попасть к колдуну в новолуние, поговорить, прояснить ситуацию, но лишь зря потратил время, блуждая по горному массиву. Так и не смог обнаружить ту зажатую в скалах площадку, где впервые обнаружил Зеддикуса.
Сейчас луна снова вступила в фазу новолуния, и Эдвард подсознательно готовился к новым проблемам. И предчувствие не обмануло, ближе к рассвету завибрировал его телефон. Номер неизвестный, а вот встревоженный голос – знакомый, ворвался из эфира, дразня своим высоким певучим звучанием.
– Элис, какого черта... – рыкнул он сквозь зубы, едва сдерживаясь, чтобы не сломать мобильный в ладони.
Почти месяц молчания, и вот теперь она имеет наглость просто позвонить ему среди ночи.
– Потом, – резко перебила девушка. – Завтра в районе полуночи на замок будет совершено нападение. Будьте готовы. Все должно выглядеть так, словно для вас это – полная неожиданность.
Он хотел было что-то ответить, но трубка уже звенела тишиной. Элис нажала отбой. Эдвард рассеянно крутил в руках телефон, соображая, что это ему дает. Можно ли вообще ей доверять?
Следующей ночью как раз планировался Совет, и он должен на нем присутствовать. Будет трудно убедить отца не брать его туда, но в одном был уверен – свою Избранную без защиты не оставит. И Эммет ему в этом поможет.

Из покоев Эммета доносились весьма красноречивые звуки. Женщина стонала, громко, протяжно, захлебываясь от наслаждения. Эдвард невольно усмехнулся: брат в последнее время не отпускал от себя ни на шаг эту аферистку. Даже недовольство отца его не останавливало, видимо, Розали удалось если не прочно завладеть сердцем вампира, то другой, не менее важный орган мужского тела определенно проявлял к аппетитной блондинке повышенный интерес.
Трудно было сказать, держал ли Эммет девушку в плену насильно, скорей всего их желание стало обоюдным. Да и разве могла женщина устоять перед обаянием истинного вампира?
Эммет вышел из спальни, на ходу застегивая джинсы.
– Моли бога, чтобы причина, по которой ты меня потревожил, оказалась действительно важной, – недовольно кинул он брату.

Эммет с воодушевлением отнесся к известию о возможной опасности. Его глаза загорелись огоньком предвкушения, такие захватывающие приключения неизменно вызывали в нем интерес. Да и сам Эдвард, если бы не опасность, нависшая над его Избранной, получил бы удовольствие от подготовки такой важной операции. Тем более что появилась возможность в обход Волтури поймать главного возмутителя спокойствия в вампирском мире.
В последнее время Джеймс совсем обнаглел, его удары с каждым разом становились все более дерзкими. Он появлялся в самых неожиданных местах, и тут же исчезал, неуловимый, подобно призраку. Сообщников у него оказалось куда больше, чем говорила Виктория: грамотно организованная сеть, звенья которой между собой не связаны. И хоть удалось поймать пару его приспешников, однако даже под пытками они не смогли поведать ничего существенного. Этот пройдоха умел заметать следы. Но одно все-таки удалось установить – рядом с Джеймсом постоянно находилась Элис.
Джаспер утверждал, что она не могла предать. Что это часть ее плана, Элис специально втирается в доверие к бывшему любовнику, чтобы потом помочь его поймать и уничтожить. Эдварду ничего не оставалось, как согласиться, все-таки Элис не может желать вреда Белле. И вот сейчас настал решающий момент, который покажет, насколько он был прав, надеясь на своего лучшего аналитика.
И все-таки братья решили поставить в известность отца.

За этот месяц произошло много событий. И самое страшное, подкосившее всю семью – открывшееся предательство Эсме. Как ни странно, вывести мачеху на чистую воду помогла неудачная попытка похищения рукописи. Все подозрения падали на Элис, как раз ее исчезновение совпало с появлением в замке горничных. Но зачем ей такие сложности? Хотела бы выслужиться перед Джеймсом – забрала бы рукопись сама. Эдвард стал копать в этом направлении и выяснил, что именно в этом агентстве мачеха никогда еще не заказывала работников.
Еще ему не давало покоя история гибели матери. Кто-то помог, кто-то заинтересованный в том, чтобы Избранная Карлайла исчезла. И на ум приходила только одна кандидатура. Эдвард подробно расспросил Джаспера о том, что происходило в замке перед исчезновением Элизабет. И тот вспомнил немаловажную деталь – Эсме приезжала навестить отца.
Все было на уровне догадок, это могло быть простым совпадением. Но зародившиеся подозрения не давали Эдварду покоя, и он решился на откровенный разговор с мачехой.
– Ты ведь знаешь, что Элизабет умерла не от тяжелых вторых родов? – спросил он как бы невзначай.
Эсме замерла и изменилась в лице, своим странным поведением многократно усиливая его сомнения.
– Я все знаю, – он решился на блеф. – Про твою связь с Джеймсом.
И с тоской смотрел, как вздрогнули и мелко задрожали ее руки. Все-таки эта женщина была ему близка, и он до последнего надеялся, что сейчас она оправдается, легко развеет нелепые подозрения.
– Знаешь, это даже хорошо, что ты узнал, – вдруг призналась она, потупив взгляд. – Я устала жить в постоянном страхе и корить себя за былую ошибку.
– Ошибку? – раздраженно переспросил Эдвард, уже готовый обвинять мачеху в самых страшных грехах. – Ты считаешь, что убийство моей матери – ошибка?
– Ты не представляешь, что я тогда чувствовала, – глухо оправдывалась Эсме. – Наша любовь с Карлайлом длилась целый век, и все разрушилось, когда появилась она. Но я не держала на нее зла. Знала, что Элизабет не виновата, что все дело в этом заклятье Избранных, силе которого мой муж был не в силах противостоять. И поэтому ушла, готовая терпеливо ждать, пока чары спадут. А спустя четыре года, когда я была уже на грани отчаяния, появился Джеймс. Он вызвался помочь. Нужно было всего лишь передать письмо Элизабет, прочитав которое, как он сказал, она сразу же бросит Карлайла. Я тогда приехала в замок, якобы повидаться с бывшим мужем, и передала это роковое письмо его Избранной. Я даже не знала, что она снова ждет ребенка.
– Как ты могла это сделать? – в его голосе звенела ярость. – И как у тебя хватило наглости потом вернуться, смотреть нам всем в глаза?
– Эдвард, если бы я знала, что мой поступок будет иметь такие последствия… – она в изнеможении закрыла ладонями лицо. – Если бы знала, что стану невольной сообщницей убийцы… я бы ни за что на это не пошла! Я пыталась искупить свою вину, заменить вам мать…
– Хватит! – уже раздраженно рявкнул он. – Ты нам не мать! Ты и после помогала Джеймсу, когда уже все знала!
– Он мне угрожал, – всхлипнула Эсме. – Позвонил совсем недавно, требовал передать ему рукопись, а иначе все расскажет твоему отцу. Но я решительно отказалась, ведь подозрения сразу же пали бы на меня. Тогда он велел раздобыть подробный план замка и взять на работу горничных из агентства, на которое он укажет. Я слишком боялась, что Карлайл все узнает, и не смела перечить…
Эдвард какое-то время молчал. Ему было противно даже смотреть на мачеху. Она заслужила наказание, но не ему решать, какое именно.
– Что теперь со мной будет? – потеряно проговорила она. – Ты все расскажешь отцу?
– Я дам тебе шанс сделать это самой, – принял решение он. – Иди к нему прямо сейчас. И все расскажи.

Он не присутствовал при этом разговоре. Через полчаса Эсме вышла из кабинета отца смертельно бледная. Не сказав ни слова, она проследовала по длинным коридорам и вышла из замка, ничего не взяв с собой. Эдвард с болью наблюдал из окна, как женская фигура скрывается за деревьями, унося с собой последнюю счастливую иллюзию из его детства.
Заглянув в кабинет отца, Эдвард застал его сидящим в кресле. Глава клана закинул голову назад и закрыл глаза. Он еще никогда не видел отца таким потерянным и разбитым, даже на мгновение стало его жалко.
– Женщины подобны ядовитым змеям, – тихо проговорил Карлайл. – Не верь им, Эдвард. Никогда не верь.
Известие про предательство Эсме серьезно подкосило отца. Большую часть времени он теперь проводил в одиночестве, в своем кабинете, предоставив сыновьям самим заниматься делами клана.

Ночь выдалась холодной и темной. Неумолимо надвигалась зима, землю тронули первые заморозки, а с затянутого тучами черного неба срывались одинокие снежинки, редкими белыми крапинками оседая на хвое.
Казалось, что величественный замок мирно дремлет, но на самом деле его обитатели тщательно готовились к встрече незваных гостей. Охрана была усилена, кроме сыновей главы клана в логове Калленов затаилось полтора десятка вампиров, рассредоточенных по всему периметру. Каждый из них был тщательно проинструктирован на случай нападения.
Эдвард вместе с Эмметом находился в комнате охраны, где на огромные, развешанные по стенам мониторы выводились данные с камер слежения, щедро натыканных по всей территории. Присутствующие напряженно следили за происходящим на экране. Приближалось назначенное время, но все было подозрительно тихо. Неужели Элис обманула?
Часы уже пробили полночь, когда в помещение влетел Джаспер.
– У нас проблемы, – доложил он. – Наш человек из полиции сообщил, что скоро стоит ждать гостей.
– Я только что настроился на полицейскую войну, – поднял голову Элизар, один из аналитиков, колдовавший здесь же над ноутбуком. – У них сведения, что в замке укрылась банда наркодиллеров, разыскиваемых Интерполом.
– Смотрите, – один из присутствующих указал на мониторы.
Одна из камер уже показывала штурмовиков в полной амуниции. Вооруженные автоматами, они двигались к замку короткими перебежками, укрываясь за толстыми стволами сосен. А на другом мониторе – две машины полиции и автобус, подъезжающие к парадному входу. Их окружали.
– Что за черт? – выругался Эммет.
Значит, Элис не обманула. Даже почерк был знакомым, все это напоминало события более чем месячной давности, когда его Избранную уже пытались похитить. Но теперь он уже не повторит былых ошибок.
– Это отвлекающий маневр, – прошептал Эдвард. – Нельзя поддаваться на провокации! Мы должны мирно уладить вопрос с полицией.
– Я их встречу, попробую потянуть время, – Эммет уже решительно двигался к выходу. – Всем занять свои места! Полная готовность, оказывать сопротивление только по моему сигналу!
– Я за Беллой, а потом присоединюсь к тебе, – Эдвард выскочил в коридор вслед за ним.

Он влетел в собственные апартаменты и выдохнул с облегчением, когда увидел свою Избранную. Девушка порывисто поднялась с дивана ему на встречу, в ее глазах замер невысказанный вопрос. Эдвард не успел ничего сказать, как завибрировал его телефон.
Звонил отец. Как не вовремя! Он ответил на звонок, одновременно хватая Избранную за руку и увлекая за собой в коридор.
– Только что закончился Совет, – Карлайл говорил быстро, даже показалось, что непривычно взволнованно. – Всем стало известно, что твоя Избранная вынашивает ребенка, в которого вселился Древний.
Он остановился как вкопанный, не замечая, насколько сильно сжимает ладошку Беллы в своей.
– Но в моего ребенка никто не вселился, – прошептал Эдвард, чувствуя, как внутри все леденеет от ужаса. – Соответствующий обряд так и не был проведен!
– Теперь это уже не важно, – устало признал отец. – Совет посчитал, что этот ребенок подобен бомбе замедленного действия и несет угрозу для всех нас. Четырьмя голосами из пяти было принято решение следующей же ночью умертвить твою Избранную в присутствии представителей всех кланов. Нам предъявлено ультимативное требование выдать ее Совету.
Рука, удерживающая телефон, машинально опустилась, и Эдвард уже не слушал, что еще говорит отец. Значит, вот о чем предупреждал Древний…
Блуждающий взгляд наткнулся на широко распахнутые, полные тревоги карие глаза, слишком отчетливо выделяющиеся на бледном, осунувшемся лице. Она все слышала… Эдвард порывисто притянул девушку в свои объятия, сжал так, что Избранная невольно вскрикнула.
– Я никому тебя не отдам, слышишь? – безумно прошептал, уткнувшись носом в ее макушку. – Никому и никогда! Ты мне веришь?
Тихое «да» потонуло в грохоте автоматных очередей и звоне разбитых стекол.

Шум выстрелов заставил на время забыть о страшном решении Совета и сосредоточиться на происходящем сейчас. Снизу доносились крики и топот ног: полицейские пошли на штурм.
Огнестрельное оружие вампиры, как правило, не использовали, потому как оно не являлось для них серьезной проблемой. Свинец застревал в наружных тканях, причиняя некоторую боль, но не такую, чтобы ее невозможно было перетерпеть. Даже изрешеченный пулями вампир был вполне способен противостоять противнику. Да и в большинстве случаев вполне хватало маневренности, чтобы увернуться от прямого попадания. Но вот для Избранной, организм которой находился в переходном состоянии, ранение может стать смертельно опасным. Нужно было укрыть Беллу, и лучше всего для этой цели подходил зал для ритуалов.
Он направился по коридору в сторону боковой лестницы, таща Избранную за собой.
– Все будет хорошо, – на ходу попытался успокоить перепуганную девушку.
За спиной раздался звук шагов: их догонял Джаспер.
– Часть полицейских – вампиры, – поравнявшись с Эдвардом, подчиненный быстро доложил обстановку. – Они открыли огонь, спровоцировав нападение. Ваш брат приказал людей не убивать, а только обезвреживать.
Черт, придется еще улаживать проблемы с полицией. Но это потом, сейчас чуткий слух уловил быстрое движение со стороны боковой лестницы. Поздно, их тоже почуяли: вампиры в форме полицейских с автоматами выскочили им навстречу. Четверо, впереди невысокий худощавый мужчина, судя по запаху, Джеймс собственной персоной.
Пока Джаспер кинулся наперерез нападавшим, Эдвард затолкал Беллу в углубление коридора, прикрывая собой. И как раз вовремя: автоматная очередь прорезала пространство, задевая его краем – несколько пуль попали в грудь и живот.
– Эдвард, – тихо охнула за спиной Белла. – Ты ранен…
Он лишь крепче прижал ее к стене, полностью закрывая своим телом, как щитом. К счастью, с другой стороны коридора уже двигались трое вампиров из охраны замка. Словно две разрушительных волны столкнулись как раз напротив углубления, где находились Эдвард и Белла.
Прямо перед ними завязалась кровавая бойня. В противостоянии вампиры предпочитали ближний бой, главная цель которого – лишить противника головы. Дрались они ожесточенно, подобно разъяренным хищникам, с оглушительным ревом швыряя друг друга на стены.
Эдвард наблюдал за всем со стороны, горя желанием оказаться в гуще событий и собственноручно кого-нибудь разорвать. Но он не мог оставить Избранную без защиты.
В центре схватки Джаспер сцепился с главарем нападавших. Более подвижному врагу удалось при помощи обманного маневра обхватить вампира сзади, но откуда-то выскочила Элис, запрыгивая на спину Джеймса. Они покатились по полу среди дерущихся, а Джаспер тем временем отвлекся на одного из нападавших.
Джеймсу легко удалось разомкнуть смертельные объятия девушки. Отшвырнув Элис в сторону и воспользовавшись общей суматохой, он скользнул в ближайшую дверь. Эдвард презрительно выругался: вот же крыса, понял, что проиграл, и оставил своих сообщников умирать.
Но он не собирался отпускать смертельного врага. Не в этот раз. Убедившись, что одному из нападавших уже оторвали голову, и преимущество теперь на стороне защитников замка, требовательно окликнул Джаспера.
– Отвечаешь за нее головой, – распорядился, передавая Избранную из рук в руки своему подчиненному.
А сам, не обращая внимания на слабые возражения Беллы, толкнул дверь, за которой исчез Джеймс. Быстро преодолев пустую комнату, выпрыгнул наружу через распахнутое окно.

Он несся по свежему следу, быстро, как только мог, не обращая внимания на боль, которую причиняли застрявшие в теле пули. Это был его бой, он должен сам разобраться с убийцей матери. Конечно, неплохо бы для страховки захватить с собой Эммета, но не было времени разыскивать брата в образовавшейся суматохе.
Впереди среди деревьев уже мелькал силуэт в полицейской форме, двигающийся слишком стремительно для человека.
– Стой, трус, – крикнул вслед Эдвард. – Найди смелость посмотреть в лицо своей смерти!
Вампир, видимо, поняв, что его преследователь один, остановился неожиданно резко. Обернулся, снимая и откидывая в сторону ненужный шлем.
Вот они и встретились. Лицом к лицу. Голова чуть склонена на бок, скулы резко очерчены, губы презрительно сжаты, светлые глаза хищно прищурены. Самоуверенный мерзавец, который испортил ему столько крови. Ни в грош не ставящий чужие жизни, готовый на любые подлости ради достижения поставленной цели.
Ведомый азартом погони, Эдвард ни на секунду не сомневался в своей победе, ведь правда была на его стороне.
– Думаешь, сможешь меня остановить, щенок? – тонкие губы Джеймса изогнулись в некоем подобии улыбки.
– Не думаю, я это сделаю! – тяжело выдохнул Эдвард, обходя противника по кругу, примериваясь, как лучше нанести удар.
– Тогда поторопись, у меня мало времени, – Джеймс определенно стремился его спровоцировать.
Легко оттолкнувшись от земли, Эдвард прыгнул, но противник не менее резво переместился в сторону. Пришлось резко обернуться, чтобы не дать ему зайти сзади.
– Знаешь, твой род такой древний, ведь Каллены произошли от первого вампира. А все мужчины – слабаки, – продолжал насмехаться Джеймс. – И ты такой же – всего лишь тряпка, стелющаяся перед женщиной.
Эдвард сделал еще один выпад, но тот снова ловко увернулся. Такой никогда не вступит в открытое противостояние, будет юлить и выгадывать момент, когда можно нанести удар исподтишка.
– Все Каллены прокололись на Избранных, – Джеймс явно получал удовольствие, упиваясь полными желчи словами. – Аро совсем потерял голову, помешался на шлюхе. Даже обращать ее не собирался. Пришлось открыть глаза на его сокровище.
– Значит, это ты… – страшная догадка пронзила мозг, и вдруг так обидно стало за деда. – Ты подстроил, чтобы он застал свою Избранную с другим?
– Конечно, я, – самодовольно ухмыльнулся Джеймс. – Достаточно было напоить твою бабку опиумом, и она уже ничего не соображала. А мать… знаешь, перед тем как ее убить, я с ней отлично позабавился. И можешь мне поверить, Элизабет очень понравилось. А до твоей Избранной я еще доберусь. Должен же кто-то показать ей, что есть на свете настоящие мужики?
От его слов ярость затуманила мозг, Эдвард физически ощутил, как она вибрирует внутри, готовая разорвать его на части. С ним происходило что-то странное: волна непонятной силы прокатилась от живота вверх, вызывая дрожь по всему телу, руки непроизвольно дернулись, пронзенные болезненной судорогой. Джеймс говорил что-то еще, наверняка обидное, но он уже не слышал, с ужасом наблюдая, как на кончиках пальцев вспыхивают искры, постепенно формируясь в огненные сгустки. Увеличиваясь на глазах, вырвались вперед, ярким снопом извергаясь в сторону противника.
Джеймс пораженно вскрикнул, едва успев увернуться от огненного шара. Прямо за ним ярко вспыхнула небольшая ель, озаряя окрестности красными сполохами пожара.
– Что за черт… – пробормотал древний вампир, с каким-то благоговейным ужасом уставившись на бушующее пламя. – Зеддикус таки передал тебе силу…
Сам не понимающий, что происходит, Эдвард смотрел на свои руки: кончики пальцев еще покалывали, исторгая тоненькие струйки дыма. Воспользовавшись его замешательством, противник тем временем поспешил убраться восвояси.
Опомнившись, Эдвард кинулся следом. Снова поднял руки, на ходу пытаясь направить бушующую внутри энергию в нужное русло. На этот раз сорвавшийся с кончиков пальцев сгусток легко догнал Джеймса, сбивая его с ног. Одежда на вампире вспыхнула, причем так резко и ярко, словно тело предварительно облили бензином. И теперь поверженный враг катался по земле, тщетно пытаясь сбить охватившее его пламя.
– Это тебе за мою бабку, – еще один огненный сгусток сорвался с пальцев, достигая своей цели. – А это за мать. И еще за Беллу!
Охваченный яростью, Эдвард с изощренным удовольствием продолжал метать огненные шары, не обращая внимания, что пламя уже полностью поглотило тело вампира. Остановился лишь тогда, когда понял, что каждый новый удар лишь освещает окрестности и тут же гаснет, едва достигнув земли.
Приблизившись, он презрительно пнул ногой горстку пепла – единственное, что осталось от заклятого врага его рода.
– Собаке – собачья смерть, – процедил сквозь зубы, испытывая легкое разочарование от того, что все так быстро закончилось.

К его возвращению в замке уже все затихло. Шестеро вампиров – сообщников Джеймса – были уничтожены, со стороны Калленов тоже имелись потери – один из охранников. И еще двое полицейских погибло в результате перестрелки.
Вокруг главного входа и в холле повсюду валялись люди. Живые, но без сознания.
– Где тебя носит? – раздраженно встретил его Эммет. – Ты же у нас умный, давай, думай, что делать со всем этим хламом.
Пришлось быстро шевелить мозгами, придумывая версию, что все отравились газом, который очень кстати оказался в баллонах, найденных в полицейском автобусе. История была притянутой за уши, но постепенно приходящие в себя люди поразительно легко верили во что угодно. А у кого возникали сомнения, с теми тут же проводили предупредительную беседу. Гибель же двух полицейских объяснили случайными выстрелами под воздействием паров газа.

Он не стал никому рассказывать, каким образом удалось расправиться с Джеймсом. Эдвард не сомневался, что тут не обошлось без фокусов Древнего. Вот только почему тот решил помочь?
Посмотрев на свои пальцы, он сосредоточился, пытаясь вернуть ощущение зреющей внутри силы, но ничего не получилось. Может, огонь провоцирует только вспышка ярости? Или колдун забрал дар, как больше ненужный?

Элис уже вовсю хозяйничала в компьютерном центре. Нужно было улаживать вопросы с полицией и вездесущей прессой, куда могли просочиться сведения о ночной потасовке, и лучше этой умной девушки вряд ли кто мог справиться с такой непростой задачей.
Под руководством Элис команда работала четко и слажено, чувствовалось, что все рады ее возвращению, и Эдвард не был исключением. Она была героиней дня и вела себя соответственно. Конечно, победителей не судят, но легкая досада никуда не делось, он по-прежнему на нее злился.
– Объяснись, – коротко и сухо велел Эдвард, когда по его знаку их оставили наедине.
Как всегда уверенная в своей правоте, Элис открыто и бесстрашно смотрела в его глаза. Интересно, ее вообще могло что-нибудь смутить?
– Я должна была узнать, в чем дело, – даже голос был абсолютно спокойным, он уже не раз убеждался, что выдержка у этой девушки определенно железная. – Джеймс – один из самых древних вампиров, который служил еще твоему деду, и он лучше других знал, что именно задумал Древний. Я пришла к нему и сказала, что ты меня вышвырнул за то, что я пыталась укрыть Беллу. Призналась, что твоя Избранная – моя правпранучка, и я готова любой ценой ее от тебя избавить. Мы заключили сделку: он помогает мне вырвать Беллу из ваших лап, а потом мы всем говорим, что ее ребенок от него.
Бесцеремонность заявлений и смелость этой девушки были достойны уважения. Именно за вот такую гибкость и умение подстраиваться под ситуацию, при этом упрямо двигаясь к цели, он и дорожил своим лучшим аналитиком. И все-таки ему не нравилась ее излишняя самостоятельность.
– Ты не могла поставить меня в известность? – холодно поинтересовался он. – Работа в команде предполагает полную откровенность. А я теперь не знаю, что ты выкинешь в следующую минуту.
– Эдвард, я с тобой, – и снова она смотрела открыто, не отводя глаз. – Во всяком случае, до тех пор, пока буду уверена, что судьба Беллы в надежных руках.
– Что-то раньше ты не сильно мне доверяла, – ехидно заметил он.
– Ты доказал, что она для тебя значит. А все то, через что вам обоим пришлось пройти, только научит тебя беречь и ценить свою Избранную.
Ее наглость была выше всякой меры, но в какой-то степени Элис права, ведь она защищала свою семью. Теперь он на собственной шкуре прочувствовал, как это страшно, когда смертельная опасность угрожает твоим близким. И так же, как и эта девушка, готов был на все, лишь бы их защитить.
– И что тебе удалось узнать?
– Джеймс давно стремился к власти, – ее голос стал жестким и резким, выражая презрение к чужой алчности. – Но для этого нужен был первородный вампир, полностью ему подчиняющийся. Сначала он избавился от твоего деда, надеясь помыкать юным Карлайлом. Но твой отец был сильной личностью и не нуждался в опекунах. Джеймс отомстил за крушение своих надежд, именно он поспособствовал, чтобы Каллены потеряли ключевые позиции в вампирском мире, лишились тех привилегий, что отвоевал Аро. А потом затаился, терпеливо ожидая своего часа. Попутно сея смуту, ссоря членов Совета между собой, ведь всегда проще подчинить разобщенные кланы. Джеймсу удалось раздобыть свитки, откуда он узнал, что Древний может вселиться в первородного вампира. А вот рукопись так и не получилось выманить. Был момент, когда прошел слух, что Джеймса убили во время одной из стычек, я тогда пробралась в его тайник и забрала свитки. Но, к сожалению, он остался жив.
Дальше Элис рассказывала то, что Эдвард уже знал, но несколько в другом ключе.
– Его шанс стать отцом закончился неудачей, – в голосе девушки мелькнули отголоски былой боли. – Тогда он продолжил попытки раздобыть чужих детей. Смерть твоей матери – его рук дело. Самое интересное, что Элизабет была у Древнего, и Зеддиус предпринял попытку передать свою силу ее ребенку, то есть тебе. Но что-то не сложилось, то ли рукописи ему не хватило, то ли колдун разгадал злой умысел Джеймса. А позже твой отец все-таки нашел тебя и вернул домой. Так что Белла стала для Джеймса очередным шансом добиться желаемого. Он собирался отвести ее к Древнему и надеялся, что на этот раз, уже с рукописью, все получится.
Представляя, что бы было, если бы эти коварные планы удались, Эдвард невольно сжал кулаки. Даже жаль стало, что враг уже мертв, он с удовольствием еще раз поджарил бы этого циничного интригана.
Кстати, может, все-таки Древний передал Эдварду часть своей силы? Ведь откуда-то же взялся это дар управлять огнем? Странно, что он ничего подобного не ощущал раньше.
– Джеймс неоднократно пытался втереться в доверие к Древнему, – продолжала Элис. – Но тот не желал иметь с ним дела. Думаю, что Зеддикус очень тонко чувствует чужой настрой. И он не приемлет лжи в любых ее проявлениях. Так что не стоит ему лгать. Только чистые, открытые помыслы могут найти в нем отклик.
– Отец говорил, что Зеддикус жаждет власти над вампирами, – задумчиво проговорил Эдвард.
– Власть для него имеет несколько иной смысл, чем для нас, – покачала головой Элис. – Существо, живущее не одно тысячелетие, вряд ли интересует поклонение и громкие титулы. В Зеддикусе сосредоточена мудрость древних существ, для которых наиболее важен баланс. Равновесие, чтобы одна сила уравнивалась другой. Из свитков я поняла, что они считали себя хранителями. Вампиры были созданы именно для того, чтобы обуздать возрастающую агрессивность людей. Зеддикус будет вмешиваться, только если возникнет угроза разрушения. Например, война. И в его силах снять агрессию. Разве это плохо?
Эдвард сам был противником силового разрешения конфликтов, и такая позиция Древних ему определенно импонировала. Но насколько можно верить этой информации?
– И еще, – заметила Элис. – Зеддикус не может вселиться в вампира, наши сущности несовместимы. А вот передать ребенку силу или знания – это вполне в его власти. А рукопись и свитки – это артефакты, в которых сосредоточена магия, часть коллективного разума Древних. С их помощью колдун может провести соответствующий обряд.

Самое время облегченно выдохнуть, но напряжение никуда не делось. Наоборот, по сравнению с той опасностью, что нависла над его Избранной, происки Джеймса теперь казались всего лишь мелкими пакостями.
– Тебе нужно пули извлечь, – заботливо напомнила ему Белла, как только он вернулся в свои апартаменты.
– Мистер Каллен, позвольте вам помочь, – как по волшебству на пороге появился Джаспер с подносом, на котором были разложены скальпели и пинцеты.
Процедура предстояла болезненная, Эдвард не хотел, чтобы Белла при ней присутствовала. Но предложение на время исчезнуть в спальне было проигнорировано, его Избранная умела быть настойчивой.
– Я ему помогу, – решительно заявила она, забирая у Джаспера поднос.
– Я вполне справлюсь сам, – попробовал возразить Эдвард, как только его подчиненный исчез за дверью.
– Даже и не думай, – карие глаза смотрели непривычно строго.
Он сдался, а почему бы и нет? Устало опустился на кресло и закрыл глаза, отдавая себя в полное ее распоряжение. Это было неожиданно приятно, что его женщина выразила желание о нем позаботиться.
Эдвард замер в предвкушении, мысленно сосредотачиваясь на ее движениях. Ловкие пальчики осторожно расстегнули рубашку, едва осязаемо коснулись, нащупывая под кожей бугорки. Пули уже заросли, и чтобы их извлечь, придется резать по живому. Даже интересно стало, а не дрогнет ли у нее рука?
Не удержавшись, он жадно втянул ее запах, который тут же отозвался по телу теплой волной желания. Ладони помимо воли удобно расположились на аппетитных ягодицах, но тут же были оттуда изгнаны.
– Пациент, вы мне мешаете, – раздался над его ухом строгий шепот. – Сидите смирно.
Он демонстративно поднял руки, показывая, что готов подчиниться. А Белла грациозно опустилась перед ним на колени. Видеть ее у своих ног – слишком возбуждающее зрелище, пришлось снова закрыть глаза и затаить дыхание.
Эдвард вздрогнул, как будто его пронзило электрическим зарядом, когда ее губы коснулись живота. Поползли выше, покрывая поцелуями места будущих экзекуций.
– Это анестезия? – жадно ловя каждое ее прикосновение, он не удержался от иронии.
– Люблю тебя, – шептуна она тихо и проникновенно, и в то же время абсолютно серьезно.
Застигнутый врасплох ее признанием, он шумно втянул воздух, и тут же скальпель сделал первый решительный надрез. Белла действовала ловко и быстро. Да, было больно, но ни один стон не сорвался с его губ. Разве он мог проявить слабость перед такой сильной женщиной?
Когда последняя пуля была извлечена, и Избранная поднялась с колен, он притянул девушку к себе, приложил ухо к ее груди. На несколько мгновений заставив себя забыть обо всем, просто слушал, как в тишине мерно бьется любящее его сердце.

После ухода Эдварда заснуть так и не удалось. Да и как тут спать, когда тебе заочно вынесли смертельный приговор? Белла с волнением ждала решения своей участи. Если бы речь шла только о ее жизни, она бы не задумываясь пожертвовала собой, чтобы сохранить мир. Но их теперь двое, да и такая напрасная жертва лишь причинит боль ее мужчине. Вампирская гордость не позволит отдать то, что принадлежит ему. Честь клана – есть у них такое понятие, и вряд ли у вампиров принято отдавать своих женщин. Унижать, указывать на место – это да, это позволялось. Но по натуре своей они – собственники, и не привыкли делиться.
Белла боялась, и прежде всего за Эдварда. Волновалась, как поведет себя его отец, не хотела, чтобы между мужчинами вновь разгорелся конфликт. Ведь теперь она – прямая угроза существованию клана. Не проще ли будет пустить ее в расход?
Дверь осторожно скрипнула, и в гостиную заглянула девушка. Белла поднялась навстречу, не зная, как реагировать на родственницу.
Но как только та протянула руки, с готовностью кинулась в раскрытые объятия. Ей так нужен был кто-то, с кем можно поговорить… нет, Эдвард в последнее время относился к ней очень внимательно, но не могла же она ныть в его присутствии и показывать, как ей на самом деле страшно в этом замке?
– Милая, – тихо прошептала Элис, гладя ее по волосам. – Все, что я делала – исключительно ради нашей семьи. Может, я в чем-то ошиблась, но мои намерения всегда были искренни.
Это было так странно – чувствовать доверие к практически чужой женщине. Еще и вампиру, но женская интуиция подсказывала, что именно она сможет понять, ведь сама испытала, каково это – быть Избранной.
– Что мне делать? – тихо спросила Белла. – Как помочь Эдварду?
Элис отстранилась, обхватила ладонями ее лицо, с тревогой заглянула в глаза.
– Ты боишься, – это прозвучало как утверждение. – Я никому не позволю тебя обидеть!
– Я не за себя боюсь, – поспешно возразила Белла, незаметно смахивая одинокую слезинку. – Не хочу, чтобы кто-то пострадал.
– Никто не пострадает, – ободряюще улыбнулась Элис. – Просто доверься мне, и все будет хорошо.
– Я больше не буду убегать от Эдварда, – по-своему истолковала ее слова Белла. – Я его люблю и вижу себя только рядом с ним! Я нужна ему!
– Знаю, милая… – вампирша понизила голос до тихого шепота, словно опасаясь, что их могут услышать. – Вечность не обещаю, но ты обязательно с ним будешь. Долго и счастливо. Но для этого ты должна мне немного подыграть.

Отец вернулся после Совета уже на рассвете, и сразу же велел сыновьям проследовать в свой кабинет. Слушая отчет Эммета о ночном нападении и о том, как планируется уладить проблемы с полицией, Карлайл прогуливался из угла в угол, заложив руки за спину. На самом деле все понимали, что человеческая власть – это всего лишь досадная помеха, гораздо важнее решить вопрос с властью вампирской.
Когда Эммет закончил, Карлайл остановился возле карты, развешенной на стене. Это была необычная карта мира: пять различных цветов определяли сферы влияния вампирских кланов. Территория, принадлежащая Калленам, была окрашена в зеленый: львиная доля Северной Америки, часть Европы и Средняя Азия. Неплохой кусок от общего пирога, но отец хотел вернуть все. Как поведет себя Карлайл в нынешней ситуации?
– Нам предъявлен ультиматум, – глухо проговорил глава клана. – Если завтра мы не доставим твою Избранную на Совет, то будет война.
Повисло напряженное молчание. Сыновья ждали, что скажет отец, а он не спешил выносить приговор.
– Я допустил стратегическую ошибку, – Карлайл так и не оторвался от карты, возможно, сожалея о том времени, когда все материки были окрашены в зеленый цвет. – Этого не должно было произойти. Джеймс сыграл за моей спиной, даже мертвый, он нашел, чем досадить мне. Я пытался апеллировать к нашим законам, но эти болваны настолько боятся возрождения могущества Древних, что и слушать ничего не хотят! Считают, что в таком щекотливом деле лучше перестраховаться. Даже союзники проголосовали против нас.
– Ты же понимаешь, что я ее не отдам! – взорвался Эдвард, не выдержав этой изощренной пытки неизвестностью. – Ты бы сам отдал нашу мать? Зная, что она носит в чреве твоего ребенка?
Карлайл молчал, и он невольно истолковывал это молчание не в выгодную для себя сторону. Эдвард напрягся, ожидая приговора, в уме прикидывая, что предпринять, если отец согласится удовлетворить требования Совета. От зарождающего внутри гнева пальцы уже привычно закололо, подогреваемое яростью пламя готово было сорваться в любой момент, он даже тяжело задышал, борясь с искушением. Нельзя было показывать неожиданно приобретенную силу, только не перед отцом. Пока, во всяком случае.
– Мы не можем соглашаться на их требования, – сухо, но веско высказался Эммет.
Эдвард едва кивнул, благодаря брата за поддержку. Теперь все зависело от главы клана.
Карлайл поворачивался медленно. Шагнул к столу, наклонился к своим сыновьям, опираясь кулаками на стол. Высокий лоб прорезали глубокие морщины, взгляд тяжелый, прищуренный. Жестокий правитель, не привыкший к компромиссам, всегда оставляющий за собой последнее слово.
– Никто не смеет диктовать Калленам свои условия, – отец чеканил каждое слово. – Мы примем бой.
– Отлично, – поднялся из-за стола Эммет. – Нужно мобилизовать все силы клана. Я немедленно займусь подготовкой.
Эдвард не разделял оптимизма брата. Решение отца успокоило, но, с другой стороны, оно подписывало приговор. Грядущая война затронет не только вампирский мир, в нее неизменно окажутся вовлеченными и люди. Будут жертвы, много жертв. Мир погрузится в адскую кровавую пучину. Никакого просвета даже в отдаленной перспективе, они вступают в затянувшееся противостояние. Жизнь Избранной будет подвергаться постоянной опасности, и речи быть не может, чтобы покинуть замок. Не стоит надеяться на неожиданно обретенный дар, которым он толком не научился пользоваться, только мощь клана теперь способна обеспечить относительную безопасность.
Карлайл наверняка уже прикидывал, как обернуть ситуацию в свою пользу, для него война – всего лишь предлог избавиться от ненавистного Совета. Но Эдварду не интересна абсолютная власть, добытая такой кровавой ценой. Он всегда предпочитал стабильность, главный его приоритет – безопасность любимой женщины. И сейчас должен сделать все возможное, чтобы в корне пресечь это безумие.
– Нет, отец, – решительно вскинул голову он. – Война – это не выход. Мы будем искать другое решение.


Спасибо Лене helencapricorne за помощь в написании главы.
Дорогие читатели, прошу прощения за такую долгую задержку. Я наконец-то дописала Избранную, последняя глава и эпилог находятся в процессе правки. Они будут выложены в самое ближайшее время.


ФОРУМ
Категория: Альтернатива | Добавил: ТТТТ (10.08.2013)
Просмотров: 5475 | Комментарии: 71


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 711 2 3 »
0
71 Ксюша8093   (05.02.2018 17:24)
Оказывается колдун не хотел ни чего плохого. Быстрее бы все разрешилось в лучшую сторону. Спасибо.

0
70 LANA6   (14.06.2016 19:09)
Элис такая мудрая женщина. Всегда найдет выход, даже из самой непролазной ситуации. Интересно, что она такое придумала) Даже Карлайл на фоне Джеймса уже не кажется таким эгоистом и подонком. Самое сложное только впереди. Спасибо, Танюша)

0
69 Мисс_Монг   (05.08.2015 14:57)
Джеймс оставил после себя подарочек... что же задумала вновь Элис?

0
68 АнгелДемон   (05.07.2014 19:59)
Сколько событий!
Не ожидала, что Эсми была причастна к смерти Элизабет!
Хорошо, что с Джеймсом разобрались, но теперь новая угроза - совет wacko

0
67 MariyaK   (04.07.2014 18:33)
спасибо за главу

0
66 verdfinia   (15.05.2014 23:30)
Господи. да пора уже поехать к колдуну, да всё решить.

0
65 серп   (09.04.2014 23:30)
Спасибо за главу!

0
64 Ver_off   (28.03.2014 15:02)
Благодарю за главу!

0
63 Мяуриция   (19.01.2014 02:54)
правильно, давайте убьем все то, чего не понимаем...
элис просто умничка! молодец бабуля )))
спасибо.

0
62 galina_twilight   (05.10.2013 12:32)
Как же у них всё сложно!
неожидала такого предательства от Эсми... но всё-таки мне её жаль...

0
61 ССღ   (29.09.2013 21:55)
Страшный сон у Эдварда, очень настораживает! А тут ещё и предательво Эсми, она ведь близко к Белле! У Эдварда голова кругом от всех событий! wacko
Но как он разобрался с Джеймсом, так ему и надо, столько всего натерпелись от него!
Глава насыщенна событиями, голова кругом! wacko
Танюш, спасибо! smile

0
60 Kosy@   (23.09.2013 14:19)
Спасибо за главу

0
59 aurora_dudevan   (16.09.2013 18:58)
спасибо за главу)

0
58 чиж7764   (05.09.2013 16:59)
Я не понимаю, почему Эдвард боится довериться колдуну? Белла же верит. Ну нельзя же идти против женской интуиции. И уж если ехать туда, то не вдвоём, а продуманной делегацией.
Карлайл умеет добиваться результатов только с помощью военных действий? Плохой переговорщика? Или тоже боится неизведанного, как и остальные?

0
57 ♥Miv@♥   (01.09.2013 15:22)
Единственный выход - поехать к колдуну, он их давно ждет
Спасибо за главу.

0
56 Caramella   (29.08.2013 20:37)
Чем дальше тем все интереснее неожиданные повороты сюжета начались.
Впечатляюще очень. happy

0
55 Kira_n   (29.08.2013 14:45)
спасибо за главу!

0
54 LanaLuna11   (24.08.2013 23:39)
Спасибо

0
53 -Piratka-   (21.08.2013 15:26)
спасибо!

0
52 Нася38   (20.08.2013 20:56)
Спасибо за главу.

0
51 KrisiK   (15.08.2013 01:13)
спасибо за главу smile smile

0
50 Masya6045   (15.08.2013 00:02)
Спасибо за главу, Элис играла по живому ,но ей как всегда повезло wink .

0
49 правовед   (14.08.2013 09:36)
Спасибо за долгожданную главу.

0
48 ღSensibleღ   (14.08.2013 04:51)
спасибо)))

0
47 nina75   (14.08.2013 01:52)
Должен быть выход.

0
46 bitite_zum   (13.08.2013 17:44)
спасибо за главку!

0
45 citi   (12.08.2013 23:47)
Надеюсь, все будет хорошо.
Спасибо!

0
44 Румиса   (12.08.2013 23:04)
Кто прав,кто не прав совсем я запуталась...спасибо за главку

0
43 Isabella@   (12.08.2013 21:46)
спасибо за главу!!

0
42 GASA   (12.08.2013 16:07)
Все так сложно,запутанно,сумеют ли Эд с Беллой противостоять всем и всему?Без колдовства точно не обойдется,придется идти к колдуну,надеюсь все получится

1-30 31-60 61-71
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]