Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [265]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1619]
Мини-фанфики [2321]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [8]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4553]
Продолжение по Сумеречной саге [1227]
Стихи [2323]
Все люди [14614]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13686]
Альтернатива [8920]
СЛЭШ и НЦ [8246]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [152]
Литературные дуэли [104]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3878]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Tesoro
Горячие новости
Топ новостей декабря
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-31 декабря

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Исскуство ведения переговоров
Джим Кирк — худший в мире заложник.

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Хижина в лесу
Вот уже двадцать лет полиция не может поймать опасного преступника. В рождественскую неделю Чарли, как всегда, предостерегает Беллу не ходить в одиночку, но она все равно идет в лес за ёлкой. Кого она найдет в заснеженной хижине в самой глубине леса?
Мини. Завершен.

Начни сначала
Он хотел быть самым могущественным человеком на Земле. Но для неё он уже был таким. Любовь. Ожидание. Десятки лет сожалений. Время ничего не меняет... или меняет?

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Магнит
Белла считает, что навсегда потеряла Эдварда.
Эдвард решил, что его уход защитит Беллу от опасности.
Тем временем колесо судьбы набирает обороты, и предвещающие несчастья тучи все сильнее сгущаются над Форксом. Магнит для неприятностей, которым является Белла Свон, не перестал работать от того, что Эдвард ушел…
Рождественская альтернатива. Мини. Завершен.



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый вами фильм 2014 года?
1. The Rover
2. Звёздная карта
3. Зильс-Мария
4. Camp X-Ray
Всего ответов: 232
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Игры с правилами. Глава 24. Счастливого Рождества, малыш!

2017-1-20
18
0
Белла POV

В последнюю учебную неделю моя голова просто разрывалась от бесконечных мыслей: я пыталась разобраться в своих чувствах раз и навсегда. Слухи больше меня не волновали; в конце концов, в старших классах они неизбежны. И все же с изменениями, произошедшими в эти несколько последних недель, я все еще время от времени пыталась примириться. Наверное, самым ужасным из всего, что мне пришлось пережить, начиная с того момента, когда Эдвард признался мне в поступлении на военную службу, был день его присяги. Его отъезд сменил статус «если» на статус «когда». По крайней мере, сейчас я знала, что у нас с ним есть время до августа. Исчезла неопределенность, и в каком-то смысле так даже было лучше. Я больше не находилась в подвешенном состоянии. Твердо стояла на ногах и четко знала направление. Теперь единственной моей заботой было считать дни в оставшихся восьми месяцах и делать все возможное для того, чтобы убедиться, что он знает, что его ждет по возвращении домой.

В тот вечер, когда мы стояли у подножия лестницы и он держал меня так, словно я его спасительный якорь, я точно решила, какой подарок сделаю ему на Рождество. Праздники обрушились на меня головокружительной чередой событий, которые происходили со мной в последние месяцы. Я как раз закончила упаковывать подарки и складывать их в сумку, чтобы взять завтра к Калленам, когда услышала хлопок автомобильной дверцы, а следом за ним шаги на подъездной дорожке. Едва я успела добраться до лестницы, как входная дверь распахнулась.

- Белла? – позвал Чарли из холла, ставя на пол несколько пакетов.

Я спустилась вниз и остановилась, уперев руки в бедра.
- Нет ничего лучше, чем дотянуть до последней минуты, м? – пожурила его я и расхохоталась, встретив саркастический взгляд.

Если для меня откладывать на потом было абсолютно нехарактерной чертой, то для Чарли это не было в новинку. Это было почти такой же традицией, как и само празднование Рождества. Каждый год в канун Рождества он возвращался вечером домой с многочисленными пакетами, а затем после ужина на несколько часов закрывался в своей комнате. Около полуночи он снова появлялся, обнаруживал меня спящую на диване под «Эту замечательную жизнь»*, складывал подарки под елку, а затем будил меня, чтобы я их открывала.

- Тебе помочь?

- Хорошая попытка, Белла, - ответил Чарли с усмешкой. Я щелкнула пальцами в притворном разочаровании, и он тихо рассмеялся.

Наши с отцом отношения в последние месяцы разительно переменились. Тот факт, что его маленькая девочка уже не только водит машину, но теперь еще и встречается с парнем, оказался для него сильным ударом. А скоро наступит время колледжа и моей самостоятельной жизни; отец останется в одиночестве. Чарли был тихим человеком, но я знала, что он не особенно жаждет жить в абсолютно безмолвном доме. И хотя он прилагал все усилия, чтобы не показывать этого, я частенько ловила его взгляды, которые он адресовал Эдварду всякий раз, когда тот привозил меня из школы или после наших свиданий. Я не сомневалась, что, когда придет время, он будет испытывать синдром «пустого гнезда» тяжелейшей формы.

- Хотя я купил все из твоего списка продуктов для ужина.

Моя улыбка стала шире, и я начала даже подумывать над тем, чтобы слегка понабивать себе цену, прежде чем спуститься и подхватить пакет, на который он указал кивком. Моей самой любимой рождественской традицией было готовить для нас ужин, а потом, устроившись уютно на диване, поглощать еду и смотреть на елочные огоньки. Единственное время в году, когда мы ели где угодно, кроме кухни.

Я разобрала пакеты и, выложив все продукты на буфет, приступила к приготовлению праздничных блюд. Через пару часов ужин и пироги – один – для моего отца, второй – для завтрашнего ужина у Калленов – были готовы. Я понесла тарелки с едой в гостиную и замерла на входе. Отец стоял перед елкой, поглаживая пальцами знакомый узор маленькой хрустальной рамки. В рамку была вставлена семейная фотография с изображением моей мамы, сделанная в последнее Рождество, которое мы провели вместе. Я опустила тарелки на кофейный столик, подошла к нему и положила ладонь на его руку. Он обернулся ко мне.

- Она так сильно тебя любила, Белла. Она бы очень тобой гордилась, - произнес Чарли неожиданно тихим голосом. Я медленно подняла на него взгляд, удивленная тем, что он с такой готовностью заговорил о маме. Он поцеловал меня в лоб, и по его щекам покатились слезы. – Мне так жаль, что я был с тобой суров в последнее время. Я знаю, что Эдвард хороший парень, но ты должна понимать, что для меня ты все еще моя маленькая девочка. И это непросто наблюдать, как ты взрослеешь.

- Я знаю, пап, - ласково прошептала я и посмотрела на фото мамы. – Она бы и тобой гордилась тоже. Ты проделал огромную работу.

- Знаю, что нужно бы давать тебе немного больше свободы, чем это делаю я, - пробормотал он, пропуская мимо ушей мои слова, а, может быть, попросту в очередной раз их игнорируя. Наступит ли когда-нибудь такое время, когда он сможет без лишних переживаний говорить о моей матери, я не знала, потому что даже сейчас, по прошествии стольких лет, я видела по его глазам, как сильно он все еще любит ее и скучает по ней. Он взглянул на меня и провел рукой по моим волосам. – Когда дело касается Эдварда, я прикладываю максимум усилий, чтобы держать себя в руках. Я вижу, как много ты значишь для этого молодого человека, и как много он значит для тебя, и если бы не эта история с армией, я мог бы сказать, что никогда еще не видел тебя более счастливой. Все чего я хочу, Белла, это чтобы ты была счастлива. И не хочу, чтобы ты ввязывалась необдуманно в то, о чем в конечном итоге станешь жалеть.

- Я ни во что не ввязываюсь, пап, - проговорила я, качая головой, а затем взяла его за руку и повела к дивану. Мы неторопливо сели, и я передала ему тарелку. – У меня впереди еще два с половиной года учебы в школе. Я ж не срываюсь в Вегас, чтобы обручиться и начать рожать малышей одного за другим.

Чарли хмыкнул, покачал головой и приступил к еде.
- Ну, это не может не радовать, - ответил он, не отрывая глаз от тарелки, и я заметила, что он покраснел. – Так во сколько ты завтра уезжаешь?

Я бросила на него удивленный взгляд, сбитая с толку внезапной сменой темы разговора, и мгновение молчала, не зная, что ответить.
- М-м, точно не знаю. Наверное, просто позвоню утром Эдварду, когда буду готова. Мне уже не семь, я люблю поспать даже в Рождество.

Он мягко улыбнулся и кивнул. Остаток ужина мы провели в уютном молчании, созерцая мигающие огоньки на елке. Слова Чарли, произнесенные этим вечером, на самом деле значили для меня очень много. Я хотела, чтобы Эдвард ему нравился и чтобы больше не возникало неловких ситуаций всякий раз, когда он приходил повидаться со мной. И пусть он не давал обещаний, но изо всех сил старался. А я и не могла ожидать, что он вдруг перестанет быть отцом, желающим защитить свою дочь.

Сразу после ужина все пошло по обычному сценарию. Чарли поднялся наверх упаковывать подарки, а я угнездилась на диване и смотрела любимый фильм. Посреди «Этой замечательной жизни» мои глаза начали слипаться, и снова сквозь дрему я услышала шаги отца, спускающегося в гостиную с подарками. Я почувствовала мягкое прикосновение к своему плечу и, открыв глаза, увидела улыбающееся лицо Чарли.

- Пора просыпаться.

Я села и потянулась, а он положил мне на колени первый подарок. Дернув за ленточку, я открыла коробку и обнаружила кожаный футляр. Внутри него лежал дорогой набор карандашей и углей для рисования. Я уставилась на него в легком шоке. Уже очень давно я мечтала о подобном наборе, но всего лишь раз упомянула об этом пару недель назад.

- Пап, это… здорово. Но очень дорого.

Он остановил меня прикосновением руки и покачал головой.
- Я заметил, что в последнее время ты стала больше рисовать. У тебя удивительный талант, Белла. Ты не должна его растерять.

Я улыбнулась, поднялась с дивана и, прошагав к елке, взяла один из моих подарков. Отец разорвал упаковку на большой плоской коробке: внутри, заключенный в рамку, лежал рисунок, над которым я работала несколько месяцев. Я рисовала его с одной из своих самых любимых фотографий – той самой, которая была сделана во время бейсбольной игры, когда я была маленькой девочкой.

Чарли посмотрел на меня, не произнося ни слова, с благодарностью обнял, и мы вернулись к оставшимся подаркам. Я вручила ему новую коробку для рыболовных снастей, так как на старой сломался замок, и подарочный сертификат магазина спортивных товаров. От отца я получила несколько книг, компакт-диски и прелестное белое зимнее пальто.

Когда с подарками было покончено, я снова улеглась на диван, и мы с отцом досмотрели ночной показ «Рождественской истории». В очередной раз я уснула. Через какое-то время сквозь сон ощутила, как диван в моих ногах распрямился – Чарли встал. Я плотнее укуталась в плед, снова смыкая веки, а потом почувствовала, как отец поднял меня с дивана и понес наверх. Вскоре я оказалась на своем мягком матрасе, укрытая одеялом; лба коснулся поцелуй.

- С Рождеством, милая.

Но я почти целиком была во власти сна и не смогла ответить.
На следующее утро я проснулась от запаха гари. Глаза резко распахнулись, я вскочила с кровати и сопровождаемая звуком пожарной сигнализации, доносящейся из кухни, бросилась вниз.

- Пап, что ты делаешь? – воскликнула я, размахивая руками перед лицом в попытке разогнать дым, поднимающийся над стоящей на плите сковородой.

- Готовлю завтрак, - виновато ответил он, пожимая плечами. – Ну, или, по крайней мере, пытаюсь. Ты и так каждое рождественское утро занимаешься готовкой.

- И тому есть причина, пап! – рассмеялась я и поспешила к плите. На чадящей сковороде я обнаружила черные угольки, которые, по всей видимости, некогда были беконом. Выключив газ, я открыла холодильник, вынула кексы, которые пекла вчера вечером и поставила разогреваться в микроволновку. – Надо было меня разбудить. Ты сделал слишком сильный огонь.

- Просто надо было не мудрить и сделать обычную овсянку, - хохотнул он в ответ и, покачав головой, уселся за стол. Мы молча позавтракали кексами, запивая их апельсиновым соком. А затем он поднял на меня взгляд и спросил: - А ты случайно не заглядывала в гостиную, когда спускалась?

Нахмурившись, я отрицательно тряхнула головой, а он кивнул на дверь. Я поднялась и вышла из кухни, чтобы выяснить, о чем он говорит. Едва я ступила в гостиную, дыхание перехватило: напротив елки стоял высокий мольберт. Я несмело подошла к нему и с улыбкой провела рукой по гладким перекладинам.

- Пап, где ты его взял? Я не слышала, чтобы ты заносил в дом что-то подобное.

- Он принадлежал твоей матери, - тихо ответил Чарли, и я увидела, как на мгновение его лицо озарилось слабой улыбкой. – Когда тебе было примерно два года, под влиянием момента она вдруг решила начать рисовать. У нее тоже это выходило довольно хорошо, а потом она внезапно просто взяла и бросила. Она всегда выглядела такой счастливой с кистью в руках, и, когда я вижу, как ты рисуешь, ты так сильно мне ее напоминаешь. Это все, что я хочу помнить. Именно поэтому я так и не позволил себе избавиться от него. Подумал, что, возможно, однажды он тебе понравится, и ты сможешь его использовать.

Я прикусила губу, едва сдерживая слезы, и, подойдя к нему, крепко обняла. Он гладил мои волосы, пока я рыдала у него на груди.
- Спасибо, пап. Мне он очень нравится, - прерывисто шептала я, а он осторожно покачивал меня вперед и назад. – Счастливого Рождества!

- Счастливого Рождества, Белла, - ответил Чарли и разжал объятья, мягко поглаживая мои плечи. Кое-что в поведении моего отца не изменится никогда, особенно в эмоциональном плане, и все же прогресс был налицо. – Тебе, наверное, уже нужно идти собираться и звонить Эдварду. Не следует заставлять Калленов ждать целый день. Я перенесу мольберт в твою комнату, когда вернусь домой с работы.

- Хорошо, - тихо проговорила я и направилась к лестнице. На мгновение задержалась и обернулась. – Ты же будешь к нему добр, да? Сегодня Рождество, помнишь? – Я улыбнулась, когда он закатил глаза, пытаясь изобразить притворное раздражение, и нарисовал пальцем воображаемый нимб над головой, а затем взбежала вверх по лестнице позвонить Эдварду и собраться.

Чарли сдержал свое обещание, и, когда полчаса спустя Эдвард заехал за мной, вежливость моего отца практически застала его врасплох.
Пока мы ехали к нему домой, он гадал, что находится внутри небольшой коробки с его именем, которую я приготовила для него. Он толкал меня в бок, щекотал всю дорогу от подъездной дорожки до двери, а затем притянул в объятья и стал горячо целовать.

- Счастливого Рождества, малыш, - пробормотал он мне в губы, наконец обрывая поцелуй.

- Счастливого Рождества! Это мой подарок? – подколола его я, крепче обвивая руки вокруг его шеи и наслаждаясь несколькими последними мгновениями – кто знает, когда еще нам сегодня удастся остаться наедине.

- Уверен, тебе бы этого очень хотелось, Белла, - хмыкнул он и поцеловал кончик моего носа, а потом развернулся, открыл дверь и проводил меня внутрь.

Весь день я провела в предвкушении: после начального обмена подарками мы с Эдвардом договорились, что остальные подарим друг другу наедине. К тому моменту когда мы наконец направились наверх в его комнату, я вся изошлась. Что если ему не понравится? Что если покажется чересчур банальным и предсказуемым? После того как я увидела, какими красивыми и дорогими подарками обменялась его семья, включая изящный золотой браслет, врученный мне от лица всех Калленов, мои подарки казались скромными, хотя и понравились им.

У самой двери Эдвард нежно сжал мою руку, и, взглянув на него, я вдруг поняла, насколько погрузилась в свои мысли.
- Все хорошо? – спросил он, едва заметно хмурясь, и легонько коснулся пальцами моей щеки.

- Угу, - выдавила я, закрывая глаза, и кивнула. – То есть да. Я в порядке.

Эдвард приподнял бровь, открыл дверь, и я замерла на пороге, завороженная представшей моему взору картиной. Комната была погружена в таинственный полумрак; единственным источником света была рождественская гирлянда с хаотично мерцающими белыми огоньками. Войдя в комнату, мы устроились на кровати. Он достал маленькую коробочку, перевязанную лентой, и опустил взгляд. Я потянулась к своей сумке, но он перехватил мою руку, привлекая внимание.

- Пожалуйста, позволь мне первому, - проговорил он. В его голосе я услышала непривычную неуверенность, и в свете событий последних нескольких недель это заставило меня начать нервничать. Я переплела наши пальцы, сумка в ногах мгновенно оказалась позабытой. – Белла, знаю, наши отношения в последнее время были нелегкими, и это полностью моя вина. Но надеюсь, ты понимаешь, что у меня и в мыслях никогда не было причинить тебе боль. Я так сильно тебя люблю, - тихо добавил он и вложил в мою ладонь коробочку.

Я высвободила вторую руку из его ладони и потянула за ленту, обнаруживая под упаковкой не что иное, как коробочку, в которой обычно дарят кольца. Я мгновенно взметнула взгляд на Эдварда, но он затряс головой и поднял крышку: внутри оказалось самое прекрасное кольцо из всех когда-либо мною виденных. Оно было из белого золота с аквамариновым сердечком посредине, правая сторона которого была украшена рядом бриллиантов. Сердце громко застучало в груди, и я снова посмотрела на Эдварда глазами полными слез.

- Я не прошу тебя стать моей женой, Белла. Мы с тобой оба слишком для этого молоды. Если через пару лет мы все еще будем вместе и я все еще буду тебе нужен, я обязательно сделаю это по-настоящему. А сейчас это мое обещание тебе. Что бы ни случилось в следующие два года, какие бы испытания нас ни ожидали, я вернусь. Ты – единственная, кто будет мне нужен всегда, мое сердце принадлежит тебе.

Он вынул кольцо из коробочки и протянул его мне, показывая выгравированную надпись на внутренней стороне ободка.

Никогда не забывай. Я люблю тебя.

Прочитав слова на кольце, я прикрыла рот ладонью, а Эдвард медленно надел мне его на безымянный палец правой руки. Слезы полились из моих глаз, пока я любовалась подарком на своей трясущейся кисти, и Эдвард наклонился и поцеловал меня в лоб.

- О боже, Эдвард, - прерывисто выдохнула я, обхватывая ладонями его лицо и приникая к нему поцелуем. Он положил руки поверх моих и отстранился, озадаченно заглядывая в мои глаза.

- Что не так, малыш? – спросил он, поглаживая мою кожу большим пальцем и стирая слезы с щек.

Я покачала головой, опуская взгляд, и вздохнула.
- Ничего, Эдвард. Все в порядке, - ответила я и снова потянулась к сумке, ощущая, как в животе запорхали бабочки. Вынув из нее коробку, я мгновение помедлила, а затем протянула ее ему. Сомнения прочь, Белла. Он разорвал серебристую упаковку и, открыв коробочку, вынул пару жетонов на цепочке. – Знаю, что это немного глупо, но мне тяжело далась вся эта ситуация с армией… гораздо тяжелее, чем следовало бы. Так что это мой способ сказать тебе, что сейчас я на самом деле с этим примирилась. Я знаю, чего я хочу, и это ты. Все, что имеет отношение к тебе. Даже то, что трудно принять.

- Тогда почему ты плачешь? – спросил он, не отрывая от меня взгляда.

- Посмотри на обороте, - просто ответила я, указывая глазами на жетоны. Он перевернул металлические пластинки, и на его лице промелькнуло понимание. На обороте одного жетона было написано «Никогда не забывай», на обороте другого – «Я люблю тебя». Я хмыкнула и качнула головой. – Неужели мы станем одной из тех придурочных парочек, которые заканчивают друг за друга предложения, и все такое?

Он засмеялся в ответ и, надев на шею цепочку, наклонился и расцеловал меня в обе щеки, в лоб и, наконец, накрыл губы глубоким поцелуем.
- Очень надеюсь, - было все, что он прошептал мне в ответ, а затем снова принялся меня целовать. Мы опустились на кровать, сплетаясь руками и ногами. Бедрами я ощущала его растущее возбуждение, мои пальцы зарылись в его волосы, бедра терлись о бедра.

- Эдвард? Эмметт уезжает. Не хочешь пойти попрощаться? – донесся с лестницы голос Эсме. Эдвард тяжело вздохнул и упал на кровать рядом со мной.

- Вовремя, мам. Прямо донельзя вовремя.

Я не смогла сдержать смех. Перекатившись на свою сторону, я повернулась к нему лицом и поцеловала в щеку.
- У нас куча времени, малыш. Ведь так?

Он взглянул на меня и нежно коснулся губами ладони.
- Да. Куча времени. Что ж, пойдем, попрощаемся с моим братцем-неандертальцем, - ответил он, беря меня за руку, соскакивая с кровати и утягивая за собой.

Я захихикала, мгновенно почувствовав себе легче и увереннее, чем когда бы то ни было в том, что все будет хорошо, что мы сможем через все это пройти.

***

Всю неделю я пыталась добиться от Эдварда подробностей о том «особенном», о чем он упоминал перед началом каникул, но он ни в какую не сознавался. Только загадочно улыбался и быстро переводил разговор на другую тему. Наконец долгожданный день настал, и я едва могла сдержать свое нетерпение. Эдвард должен был забрать меня из дома Элис, и велел мне захватить с собой все необходимое для ночевки.

- Кто-то будет трааахааааться, - пропела Элис за моей спиной, пока я собирала сумку.

- Заткнись, Элис, - тихо хохотнула я и покачала головой. – Все не так, я же рассказывала тебе, как он ведет себя в последнее время. Я ни на что не рассчитываю.

- О, ради бога! Он восемнадцатилетний парень с нормальными физиологическими потребностями, так? Вы будете трахаться, - прошептала она, склоняясь ко мне и запихивая в мою сумку какой-то сверток.

- Что ты только что туда положила? – спросила я. Мои слова были встречены невинным пожатием плеч и улыбкой. – Элис…

Она звонко расхохоталась, схватила сумку с кровати и выскочила из комнаты. Я побежала вслед за ней вниз по лестнице.
- Это сюрприз, который ты не должна видеть, - откликнулась она.

Когда Элис была уже у двери, я прыгнула ей на спину и протянула руку вперед, пытаясь выхватить сумку. В тот момент когда она открыла дверь, с крыльца донесся смешок. Одновременно подняв взгляды, мы увидели Эдварда. Он удивленно смотрел на нас, изогнув бровь. Мы с Элис застыли на месте.

- Привет, малыш, - невинно улыбнулась я.

- Если я не вовремя, то могу вернуться попозже, - подколол он, слегка склоняя голову вбок и с интересом разглядывая меня, вся еще висящую на спине Элис.

Внезапно я поняла, где находится моя правая рука, очевидно, Элис тоже это поняла. Тут же убрав ладонь с ее груди, я сползла с ее спины, пытаясь сохранить хоть какие-то остатки достоинства после того, как меня спалил собственный бойфренд за лапаньем груди подруги. Я нервно заправила за уши волосы, а Эдвард расхохотался. Сузив глаза, я вырвала сумку из рук Элис и швырнула ее ему в грудь.

- Не смешно. Я за курткой.

Элис последовала за мной к шкафу в прихожей и, настигнув, схватила за запястье.
- Завтра, когда вернешься, будь готова рассказать мне все-все-все подробности.

- Что в том свертке, Элис? – прошипела я сквозь стиснутые зубы, просовывая руки в рукава куртки.

- Не скажу, но ты будешь меня за это благодарить, только чур до вечера не смотреть. Обещай мне, - проговорила Элис и, взяв меня за плечи, развернула к себе лицом. – Обещай мне, Белла.

- Ладно-ладно, обещаю. – Я вздохнула с раздражением, но Элис едва обратила на это внимание.

Радостно взвизгнув, она крепко меня обняла. Я не смогла сдержать улыбку и обняла ее в ответ, а затем, высвободившись, направилась на улицу к Эдварду. Приближаясь к машине, я все больше хмурилась. Передо мной был не автомобиль Эдварда, а джип Эмметта.

- Что случилось с твоей машиной?

Эдвард хитро улыбнулся, впихнул мою сумку на заднее сиденье этого огромного зверя на колесах и протянул мне руку.
- Эмметт одолжил мне его на выходные в обмен на мою малышку. Туда, куда мы едем, на моей машине ни за что не проехать.

Я вложила свою ладонь в его и невинно прикусила губу.
- И где же это место? – спросила я, перемещая наши сомкнутые руки себе за спину и поднимаясь на носочки, чтобы поцеловать его. – Кстати, ты так и не поздоровался.

Он закатил глаза и рассмеялся, нежно касаясь губами моих губ.
- Привет. И я тебе ничего не скажу, так что просто забирайся внутрь.
Он игриво шлепнул меня по заду, когда я забиралась в салон. Я зыркнула на него, а он громко расхохотался и захлопнул дверцу.

Когда он сел за руль и завел мотор, я повернулась к нему и не удержалась от улыбки. Сегодня он казался расслабленным – настолько расслабленным я не видела его уже очень давно, - и это было великолепным зрелищем. Я даже не могла притворяться раздраженной, когда он был в таком хорошем настроении, но это не означало, что и подкалывать тоже не могла.

- Когда уже ты наконец уяснишь себе, как сильно я ненавижу сюрпризы?

- Этот тебе понравится, обещаю, - с улыбкой ответил он и сжал мою руку.

Часовая поездка прошла почти в абсолютной тишине, нарушаемой лишь тихой музыкой, льющейся из динамиков. Когда мы свернули с шоссе, я поняла, почему «Транс Ам» не смог бы добраться до конечной точки. Теперь мы ехали по неровной, неасфальтированной грязной дороге, и, если бы не ремень безопасности, я бы, наверное, давно получила сотрясение мозга от удара о крышу салона. Наконец мы выбрались на небольшую поляну, посреди которой уютно расположился небольшой коттедж. У меня перехватило дыхание от красоты пейзажа, и я даже не заметила, как мы остановились и Эдвард оказался у моей дверцы, помогая отстегнуть ремень.

- Что это за место? – шепотом спросила я, боясь громким голосом нарушить царящую вокруг меня безмятежность.

- Джаспер задолжал мне за то, что я прикрывал его зад несколько недель назад, когда он прогуливал школу, - подмигнул Эдвард в ответ и вынул меня из автомобиля. Подхватив с заднего сидения сумки, взял меня за руку и повел к коттеджу. – Его родители уехали на праздники, и он одолжил мне ключи.

Я лишь кивнула, вбирая в себя окружающее меня великолепие. Все вокруг было покрыто слоем недавно выпавшего нетронутого снега, а воздух был наполнен такой свежестью и чистотой, смешанными с божественным древесным запахом коттеджа, что создавалось ощущение почти полной нереальности происходящего. Пользуясь моментом, пока Эдвард отпирал дверь, я наслаждалась удивительным зрелищем.

Когда мы вошли внутрь, я убедилась, что внутри вид так же живописен, как и снаружи: начиная с камина и лоскутных одеял в гостиной и заканчивая дровяной печью и ведром воды у задней двери на кухне, - я словно бы прогуливалась по полотну картины. Руки Эдварда скользнули мне сзади на талию, и я откинула голову ему на грудь. Глаза защипало от слез. Я прикусила губу. Еще с тех самых пор когда я была маленькой девочкой, мне хотелось побывать в подобном коттедже, и я не переставала удивляться тому, что каким-то невероятным образом Эдвард всегда угадывал такие вот мои желания, даже не спрашивая о них.

- Так красиво, - прошептала я, накрывая сверху его руки и притягивая плотнее к себе.

- Так я прощен за этот сюрприз? – спросил он, глядя на меня сверху вниз, и тут же обеспокоенно нахмурился. – Малыш, все хорошо?

Я улыбнулась и качнула головой. Повернувшись в его руках, сжала в ладонях его лицо.
- Все прекрасно, - ответила я и, притянув его к себе, поцеловала в губы. – Не все мои слезы вызваны печалью, Эдвард. У меня, без сомнений, самый лучший парень на свете. Разве может быть что-то не так?

Он хмыкнул и поцеловал меня еще раз, сильнее сжимая талию.
- Хорошо, я рад, что тебе нравится, Белла. Я хотел немного побыть с тобой наедине, только ты и я. В последнее время у нас этого было так мало, и мне жаль. Но сегодня у нас есть целая ночь, - проговорил он и принялся покрывать поцелуями мою шею. – Все это только для нас… мы можем делать все, что захотим.

- М-м, а знаешь, чего я сейчас хочу? – тихо простонала я, пробегаясь пальцами по его волосам, пока он скользил губами по моей коже. Он промычал в ответ, а я коснулась губами его уха и нежно его поцеловала. – Хочу развести огонь и выпить чашечку горячего какао.

Движения Эдварда внезапно прекратились, и я почувствовала, как его ресницы взметнулись вверх, легонько скользнув по моей коже. Он поднял голову и взглянул на меня.
- Ты ведь это несерьезно? – спросил он, и его губ коснулась улыбка, а брови сошлись на переносице.

- На что спорим? – проговорила я, запечатлевая на его губах короткий поцелуй, и расхохоталась, когда он разжал объятья и недоверчиво тряхнул головой. Ухватив за руку, я потащила его на кухню. – Ты – разводишь огонь, я – варю какао. У них же тут есть какао? В каком коттедже нет какао?

Эдвард POV

Она порывисто потянула меня на кухню, и мои губы сами собой расплылись в улыбке. Одним из качеств, за которые я любил Беллу, была ее непредсказуемость. Каждый раз когда я ожидал от нее одного, мир переворачивался, и она поступала прямо противоположным образом. Когда на прошлой неделе я спросил Джаспера о коттедже, я действительно сделал это только ради того, чтобы провести время наедине с Беллой. В свете недавно произошедших событий у нас и впрямь было не так много возможностей просто насладиться первыми месяцами отношений, как это делало большинство ребят нашего возраста. Я возвел перед ней такое препятствие, столкнувшись с которым, большинство девчонок просто бы развернулись и ушли прочь. А она осталась и все еще хотела быть со мной. Она заслуживала передышки от реальности, окружавшей нас, и это был лучший способ отвлечь ее, который пришел мне в голову.

Я вышел на заднее крыльцо, намереваясь прихватить парочку поленьев для огня, и быстро огляделся вокруг. По обыкновению, здесь всегда было тихо, но зимой тишина становилась почти звенящей, не нарушаемой ни птичьими голосами, ни шорохом листьев. Это был тот самый побег от безумия, в котором мы оба так нуждались. Я шагнул назад в дом и услышал, что Белла напевает что-то себе под нос, кружась по кухне. Я улыбнулся при виде представшего моим глазам зрелища: она смотрелась здесь так естественно. Я бы мог простоять вот так, просто наблюдая за ней и ничего не делая, хоть весь день, но вместо этого прошагал в гостиную и занялся огнем.

И только я успел закончить, как она вошла в комнату с двумя кружками и улыбкой на лице, которой я не видел уже очень давно. Я прошел к дивану, взял одну кружку из ее рук и сел. Она мгновенно устроилась у меня под боком. Мы сидели в молчании, просто наслаждаясь потрескиванием огня и безмятежностью вечера; солнце медленно клонилось к закату. Допив последний глоток, Белла взяла мою чашку и вместе со своей опустила на столик, а затем снова прильнула ко мне. Обвив себя моей рукой, положила голову мне на грудь и еще через несколько минут абсолютной тишины повернула голову и поцеловала мое плечо.

- Спасибо за то, что делаешь это Эдвард. Все просто идеально, - тихо проговорила Белла. Она вытянулась на диване, кладя голову мне на колени и не отрывая взгляда от моего лица. Ее бледная кожа в неверных отблесках пламени была потрясающе красива. Я принялся гладить ее волосы, и она закрыла глаза. – М-м, как мне этого не хватало.

- И мне тоже, малыш, - тихо произнес я в ответ, пропуская шелковистые пряди сквозь пальцы.

Она нежно поглаживала мою руку, покоящуюся на ее животе, а потом вдруг прекратила, и я решил, что она уснула. Я слегка передвинулся под ней, намереваясь отнести ее в спальню, но она внезапно сильнее сжала мою руку и, повернув голову, поцеловала меня в живот.

- Ты устала, давай-ка отнесем тебя в постель.

- Я не сплю, Эдвард. Просто задумалась, - тихо пробормотала Белла и, открыв глаза, посмотрела на меня. Она перекатилась на колени и принялась прокладывать дорожку из поцелуев вверх от моего живота к груди, пока наконец не завладела моими губами. – Я сейчас вернусь.

Я медленно кивнул. Она поднялась с дивана и скрылась в дверном проеме, по пути захватив свою сумку. Даже эти ее простые действия невероятно сильно меня возбудили, ощущение было почти болезненным. Обстоятельства в последнее время препятствовали слишком интимному контакту между нами, и потому сейчас я отчаянно ее желал. Я закрыл глаза, делая попытку успокоиться, но несколько мгновений спустя ощутил легкий запах сирени и, повернув голову, обнаружил стоящую у входа Беллу.

Она выглядела ошеломляюще и невинно одновременно: закушенная губка, нежно-розовая до середины бедра атласная сорочка на тонких бретелях, выгодно подчеркивающая ее стройные ножки и красивые руки. Она двинулась через комнату – мягкая ткань прильнула к ее изгибам – и остановилась напротив на меня.

- Боже, малыш. – Мои глаза пропутешествовали по ее телу.

- Тебе нравится? – спросила она и хихикнула, когда я сгреб ее за талию и усадил себе на колени. Она качнулась бедрами мне навстречу, прижимаясь к моей болезненно напряженной плоти. – Приму это в качестве громкого «да». Надо и в самом деле не забыть поблагодарить Элис, когда мы вернемся домой.

Я тихо простонал, сжал ее бедра через ткань и притянул к себе еще плотнее, усиливая физический контакт, которого нам обоим так долго не хватало. Мышцы ее бедер напряглись, она запрокинула голову и разомкнула губы. Легонько толкнув меня в грудь, соскользнула с моих коленей и попятилась к двери с соблазнительной улыбкой на лице.

Моя маленькая чертовка, - подумал я, поднимаясь с дивана, и медленно двинулся вслед за ней. Когда между нами оставалось несколько футов, я стремительно сократил расстояние, прижал ее к стене и атаковал ее губы. Как бы мне хотелось, чтобы сегодня мы прочувствовали каждое мгновение близости, сполна насладились друг другом, но я понимал, что этому не суждено было случиться. Мы слишком сильно нуждались друг в друге.

- Еще какое «да». Проклятье, я люблю тебя!

Снова целуя ее в губы, я почувствовал, что ее пальцы на поясе моих брюк торопливо сражаются с застежкой. Она потянула зубами мою губу, а когда взглянула на меня, ее глаза пылали страстью.

- Ты нужен мне… сейчас, - прошипела она, стаскивая брюки вниз по моим ногам.

Скользнув ладонями по ее бедрам, я проник под атлас и вдруг обнаружил, что под сорочкой на ней не надето абсолютно ничего. Моя плоть у ее живота конвульсивно сжалась, и я застонал. Я рывком поднял Беллу в воздух, обвивая свою талию ее ногами, и, крепко ухватив за бедра, вошел в нее. Мы оба задохнулись от остроты ощущения. Черт, мне пришлось силой удерживать ее тело в неподвижном состоянии, чтобы самому обрести хоть какое-то подобие контроля.

- Малыш, дай мне секунду, - пробормотал я, удивляясь прозвучавшей в моем голосе неприкрытой потребности.

Она едва заметно кивнула, зарываясь пальцами в мои волосы и пытаясь помочь мне успокоиться. Боже, у меня было такое чувство, словно я не был внутри нее целую вечность. Я ощущал малейшее движение ее тела, каждый вдох и молился о том, чтобы мне хватило времени доставить ей удовольствие. Когда я решил, что уже могу контролировать себя, я возобновил толчки, и почти сразу же ощутил острую необходимость освобождения, с которой теперь отчаянно сражался. Мои движения ускорились, мы не отрывали друг от друга глаз, и я готов был поклясться, что ее бедра двигались мне навстречу. Постепенно ее стоны превратились в просительные всхлипы: она медленно приближалась к вершине наслаждения.

- Малыш, я так долго не выдержу, - пропыхтел я, внезапно ощущая знакомое напряжение внизу живота.

- Мне так нравится ощущать тебя внутри, Эдвард. Пожалуйста, подожди меня.

Я изо всех сил пытался сдержать приближение оргазма, отчаянно желая, чтобы первой кончила Белла, но от ее слов едва не взорвался.

- Пожалуйста, Белла. Пожалуйста, кончай, - умолял я, понимая, что выдержу еще всего лишь пару секунд. Скользнув рукой меж наших тел, я почти зарычал, ощутив ее влагу на своих пальцах. Это не помогло. Тогда я принялся тереть ее клитор небольшими круговыми движениями и сделал попытку сфокусироваться на чем угодно, кроме ощущений, которые мне доставляла наша близость. Мои мышцы начали сокращаться, и я понял, что больше сдерживаться не смогу. Один последний глубокий толчок, и мое тело содрогнулось, и я пролился в нее. – О боже, Белла, - тяжело выдохнул я ей в плечо. – Прости меня.

Трудно было поверить, что я кончил так быстро. Я толкнулся в нее бедрами еще несколько раз, хотя и чувствовал, что мой член уже обмяк, и прислонился лбом к стене. Она разжала ноги и соскользнула вниз по моему телу. Я продолжал бормотать извинения, ощущая себя полным дерьмом. Я ехал сюда с намерением сделать ее счастливой, а вместо этого потерял голову, как какой-то неуклюжий девственник при виде своей красавицы-подружки в сексуальном белье. Она принялась покрывать поцелуями мою грудь, двигаясь к плечу.

- Эдвард? – тихо позвала она, и я поднял голову. Ее взгляд был гораздо мягче, чем я ожидал. – Ты можешь заставить меня простить тебя, если отведешь в душ и займешься мной.

На ее губах, прижавшихся к моим, заиграла порочная улыбка, а когда я снова поднял ее на руки и понес в ванную, она довольно захихикала. Я занимался ее всю ночь напролет: ласкал ее под водяными струями со всей страстью и желанием, которые к ней испытывал; касался и пробовал на вкус каждый дюйм ее тела, будто это снова был наш первый раз, - использовал выпавшее нам время наедине на полную катушку. Наконец она повалилась на кровать вымотанная до предела, уютно устроилась у меня на груди, закидывая на меня ногу. Она уснула практически сразу, и следующие несколько часов я просто лежал и смотрел на нее, наблюдая, как румянец медленно сходит с ее щек, как подрагивают во сне ее веки, наслаждаясь ощущением ее кожи, прижатой к моей коже, и с ужасом ожидая того момента, когда нам придется выбраться из кровати и снова одеться.

Утро наступило слишком быстро. Едва открыв глаза, я опять зажмурился: этой ночью я их почти не смыкал. Я посмотрел в окно и увидел крупные хлопья снега.

- Дерьмо, - сорвалось с моих губ беззвучное ругательство. – Малыш, надо вставать. – Я потряс Беллу за плечо. – Приближается ураган, хотя его не обещали. Нам необходимо выбраться отсюда до того, как перекроют дорогу.

Она недовольно застонала, но все же высвободилась из моих объятий, поднялась и метнулась через всю комнату за своей сумкой. Утренний стояк тут же дал о себе знать легкой пульсацией, стоило мне увидеть ее обнаженное тело. Пришлось напомнить себе, что сейчас на это нет времени. Я торопливо оделся, собрал наши вещи и направился к машине. Метель уже начала набирать обороты. Включив радио, я убедился в справедливости своих предположений: ураган, которого не ожидали, надвигался со стороны океана и собирался погрести нас под слоем снега от восьми до двенадцати дюймов. Мой тщательно продуманный план разваливался на части, хорошо хоть нам с Беллой досталась прошлая ночь, и она была восхитительной.

В молчании мы медленно ехали через горы вниз; дорогу уже успело занести толстым слоем мокрого снега. Когда мы добрались до главной дороги, Белла перевела на меня взгляд и погладила по щеке.
- Спасибо, малыш. Это было самое удивительное из всего, что кто-либо когда-нибудь для меня делал. Жалею лишь о том, что нам пришлось уехать так скоро.

- Пожалуйста, Белла, - улыбнулся я в ответ и, взяв ее руку, коснулся губами костяшек пальцев. – Как-нибудь мы повторим это снова, обещаю. Весной здесь не менее красиво.

Я вернул ладонь на коробку передач, ее рука опустилась мне на колено, и она принялась рассеянно вырисовывать кончиками пальцев узоры на моем бедре. На подъезде к городу, как только появился сигнал, наши с Беллой телефоны начали вибрировать. Я вынул свой из кармана и протянул его Белле, чтобы не отвлекаться от дороги.

- О нет, - прошептала она, просмотрев пропущенные звонки и проверив голосовую почту. – Мой отец прошлой ночью пытался дозвониться до Элис. Хотел, чтобы я вернулась домой из-за надвигающегося урагана. Дерьмо!

Я провел рукой по своим волосам и повторил ее ругательство.
- Малыш, мне жаль. Черт, - прорычал я и крепче вцепился в руль, останавливаясь на светофоре.

Она отстегнула ремень и, наклонившись ко мне, повернула к себе мое лицо и нежно поцеловала. – Что бы ни случилось, не смей жалеть. Я бы сделала это снова, даже не раздумывая, - прошептала она мне в губы и снова пылко поцеловала. – Я люблю тебя.

- И я тоже тебя люблю, - проговорил я, открывая глаза. Она улыбнулась мне. Я улыбнулся ей в ответ. – Пристегнись.

Я рассмеялся, когда она надулась и, вернувшись на свое место, снова принялась возиться с ремнем безопасности. Загорелся зеленый.
Постепенно я даже начал понемногу расслабляться, но спокойствие как рукой сняло, стоило нам въехать во двор дома Элис. На подъездной дорожке, прислонившись к «Круизеру» и скрестив руки на груди, стоял Чарли и буравил меня напряженным взглядом. Я припарковался и посмотрел на Беллу, кусающую губу. Глубоко вздохнув, она открыла дверцу и шагнула из джипа в метель.

- В машину. Живо, юная леди.

___________________
*«Эта замечательная жизнь» - фильм 1947 года режиссера Фрэнка Капры, который в Америке традиционно показывают в сочельник




Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-11207-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: LadyX (13.11.2015) | Автор: перевод: LadyX
Просмотров: 1229 | Комментарии: 18 | Теги: взросление, гнев отца, коттедж, Сюрпризы, подарки, Рождество, Обещание, любовь


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 18
+1
17 pola_gre   (13.07.2016 10:38)
Будет интересный разговор с Чарли про садоводство? biggrin biggrin biggrin

Спасибо за перевод!

0
18 LadyX   (13.07.2016 11:29)
О да, разговор будет животрепещущим. Правда достанется не только Белле.

+1
16 серп   (15.11.2015 21:21)
Спасибо большое!

+1
14 natik359   (14.11.2015 22:33)
Попала Белла под гнев Чарли! biggrin

0
15 LadyX   (14.11.2015 23:38)
Серьезного разговора не избежать. cool

0
12 LadyX   (14.11.2015 15:31)
Пожалуйста! smile

+1
11 Маш7386   (14.11.2015 15:24)
Большое спасибо за новую главу!

+1
8 робокашка   (14.11.2015 15:04)
да, Чарли может и комендантский час установить tongue

0
9 LadyX   (14.11.2015 15:17)
Пока он просто в шоке biggrin

+1
7 terica   (14.11.2015 14:40)
Почему-то мне показалось в этой главе и в предыдущей тоже, что Эдвард стал немного иначе относится к Бэлле..., с меньшей любовью что ли - нет того восхищения, нет тяги к интиму; Бэлла у него уже просто выпрашивает, а он отказывает, мотивируя присутствием дома родителей или школьными занятиями... Кольцо обещания - конечно, на Бэллу произвело большое впечатление
Цитата Текст статьи
Я не прошу тебя стать моей женой, Белла. Мы с тобой оба слишком для этого молоды. Если через пару лет мы все еще будем вместе и я все еще буду тебе нужен, я обязательно сделаю это по-настоящему. А сейчас это мое обещание тебе.
Если мы еще будем вместе...Не чувствуется большой уверенности с его стороны... Сюрприз с коттеджем удивил и обрадовал Бэллу - целую ночь вместе...Интересно - какие меры наказания примет Чарли: дочь под арест и никакого общения с Калленом... Большое спасибо за прекрасный перевод новой главы.

0
13 LadyX   (14.11.2015 15:32)
Цитата terica
Почему-то мне показалось в этой главе и в предыдущей тоже, что Эдвард стал немного иначе относится к Бэлле..., с меньшей любовью что ли - нет того восхищения, нет тяги к интиму; Бэлла у него уже просто выпрашивает, а он отказывает, мотивируя присутствием дома родителей или школьными занятиями...

Возможно, он делает это намеренно? Он ее любит как и прежде, просто отдаляет от себя, чтобы расставание было не таким болезненным.

Цитата terica
Кольцо обещания - конечно, на Бэллу произвело большое впечатление

Мы, девочки, очень любим всякого рода символы и амулеты и, наверное, вкладываем в них гораздо больше смысла, чем есть на самом деле. С подарком Эдвард не ошибся. Хотя, конечно, всяким символам и обещаниям Белла бы гораздо охотнее предпочла действия и чувства. Они говорят больше любых слов.

Цитата terica
Интересно - какие меры наказания примет Чарли: дочь под арест и никакого общения с Калленом...

Чарли далеко не глупец, ему о иного предстоит подумать и принять верное решение, чтобы не потерять дочь.

+1
6 lenuciya   (14.11.2015 14:23)
Классическое завершение потрясающего свидания - полицейский крузер biggrin

0
10 LadyX   (14.11.2015 15:18)
Что называется спуститься с небес на землю. wacko От Чарли сейчас можно ожидать чего угодно. dry

+1
4 Kataru   (14.11.2015 09:20)
Спасибо за главу.

+1
3 Ayia   (14.11.2015 08:49)
Спасибо за главу!!!

+1
2 Shape●Of●My●Heart   (14.11.2015 07:47)
Чарли накажет ее за обман... спасибо за главу!

0
5 LadyX   (14.11.2015 10:42)
Да. Он подобного от своей маленькой девочки не ожидал явно. smile

+1
1 Bella_Ysagi   (14.11.2015 01:02)
biggrin biggrin спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: