Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13564]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3655]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Одиночество вдвоём
Арнав и Кхуши все же едут на Бали. Довольно банальное начало, не так ли? Но мы не ищем легких путей...КНЭЛ Альтернатива

Харам
Приглашаю вас в путешествие по Марокко. Может ли настоящая любовь считаться грехом? Наверное, да, если влюбленных разделяют не только моря и океаны, но вера и традиции. Победитель TRA 2016.

Ренессми, три года спустя
Ренессми идет в ту же самую школу? что и когда-то ходили Эдвард и Белла Каллен, знакомится с новыми друзьями, а также с двумя братьями, которые для нее ужасно интересны и таинственны...

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel

Воробушек
Сборник (очень) коротких историй о (не)любви. Герою хочется выговориться, слушатель молчит до поры до времени, а воробушек... воробушек просто есть.

Ведомые поводком и инстинктом
Впереди раздался радостный собачий лай, и Изабелла, среагировав на шум, повернула голову, чтобы с огромным удивлением увидеть вверенного ей Рики на ярко-желтом поводке какого-то чужого мужика в стильном черном пальто.

Калейдоскоп
Армия Виктории разгромлена, Белла спасена. Но что если Каллены сумеют спасти жизнь Бри и спрятать ее от Вольтури? По какому пути тогда будет развиваться дальнейший сюжет?
Завершен.



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый вами фильм 2014 года?
1. The Rover
2. Звёздная карта
3. Зильс-Мария
4. Camp X-Ray
Всего ответов: 231
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Игры с правилами. Эпилог. Закладывая основу будущего

2016-12-5
18
0
- Элис, что случилось? – с тревогой проговорила я, торопливо опускаясь перед ней и сжимая в ладонях ее руки.

- Белла, - прохрипела она в ответ и содрогнулась в новом приступе рыданий. – Кажется, я беременна.

Белла POV

От этих трех слов мой желудок сжался, рот ошеломленно приоткрылся – я не могла вымолвить ни слова. Крошечная фигурка Элис съежилась, она выдернула ладони из моих рук и спрятала в них лицо, снова сотрясаясь в рыданиях. Опустившись рядом, я обвила ее плечи, и она тут же крепко обняла меня в ответ. За все то время, что я знала Элис, я никогда еще не видела ее такой подавленной, и это совершенно выбило меня из колеи.

- Мне так страшно, Белла, - всхлипнула Элис. Дрожащий голос оборвался, тело содрогнулось от ужаса.

- Ты уверена? Джаспер знает? – спросила я.
В ответ она лишь сильнее стиснула руки вокруг моей талии, рыдания стали громче. Я нежно прижала ее к себе. Сквозь рубашку я ощутила, какая ледяная у нее щека: не по-весеннему холодный апрельский ветер застудил ее влажную кожу.

- Боже, Элис, как долго ты тут просидела? – В ответ она только пожала плечами. – Пойдем, зайдем в дом и там поговорим.

Она кивнула. Мы поднялись, преодолели оставшуюся часть ступеней и вошли в дом. В коридоре мы столкнулись с Чарли – при виде Элис в слезах он побледнел.

- Что случилось? – с опаской пробормотал мой отец. Находиться в одной комнате с рыдающей девушкой все еще было за пределами его зоны комфорта.

- Поссорилась с Джаспером, это девчоночьи дела. Не возражаешь, если Элис сегодня останется у нас на ночь? – быстро проговорила я, подталкивая подругу к лестнице. Чарли пожал плечами и проследовал в гостиную.

Вслед за Элис я поднялась на второй этаж и закрыла дверь. Она тут же упала на кровать лицом вниз, а я села рядом и принялась ласково гладить ее по спине, ожидая, когда она наконец заговорит, но поток ее слез не прекращался. Я сделала глубокий вдох.

- Элис, ты точно знаешь?

Она покачала головой и наконец села и посмотрела на меня.
- Нет. Я боюсь делать тест, но у меня задержка, Белла. У меня никогда не было задержек. Подумала, что, возможно, это из-за стресса, но…
Она снова опустил взгляд и прикусила губу.

- Сколько дней задержки? – отрывисто проговорила я. Элис никогда ничего не утаивала, поэтому, когда все ее внимание вдруг переключилось на край блузки, который она теребила в пальцах, не поднимая на меня взгляд, я начала волноваться. – Сколько дней задержки, Элис?

- Три недели, - робко ответила она, отводя глаза. – Но, может, я просто накручиваю себя, да? Может же, это быть просто какой-то сбой?

Я открыла было рот, чтобы произнести ободряющие слова, мне так сильно хотелось развеять ее страхи, но я не могла этого сделать.
- Есть только один способ узнать наверняка.
Я сделала попытку встать, но Элис схватила меня за руку и яростно ее затрясла.

- Нет, пожалуйста. Только не сейчас.
Я снова обняла ее и, прижавшись щекой к волосам, принялась успокаивающими круговыми движениями поглаживать ее спину.

- Это всего лишь отсрочка неизбежного, Элис. Лучше знать правду, чем переживать всю ночь, возможно, из-за ничего. Мне понадобится не больше десяти минут, чтобы сбегать в магазин и вернуться обратно. А потом, каков бы ни был результат теста, я буду здесь с тобой.

Элис медленно отстранилась и кивнула, а я встала и направилась к шкафу. Вытащив оттуда пару пижам для нашей импровизированной пижамной вечеринки, я положила их на кровать и взяла свою сумку. Сказав отцу, что собираюсь купить «подходящей еды», я поспешила к автомобилю, чтобы отправиться в единственное место, открытое в это время суток – на заправочную станцию, расположенную в нескольких милях. Недочеты в моем плане обнаружились уже на входе в магазин. За прилавком я увидела знакомое лицо – пришлось прикрыть лицо волосами и быстро юркнуть внутрь. Схватив два ведерка с мороженым “Ben & Jerry” и две упаковки тестов, я направилась к кассе.

- Не может быть, Белла! – удивленно воскликнул кассир, пока я доставала кошелек из сумки. Я вздохнула.

- Они не для меня, Эрик. Для подруги, - безо всякого выражения проговорила я; сейчас, когда я наконец обрела свободу, мне меньше всего нужно было, чтобы до отца дошел слух о том, что я беременна.

- Эй, не волнуйся. От меня никто и слова не узнает, - ответил Эрик, и, подняв взгляд, я увидела его дружескую улыбку. Он достал маленький коричневый бумажный пакет, уложил туда коробки с тестом, а сверху мороженое. – Пластик сильно просвечивает. – Я протянула ему деньги и благодарно улыбнулась в ответ. – Скажи подруге, что я желаю ей удачи. – Он вручил мне сдачу. Я пробормотала тихое «спасибо» и поспешила назад к Элис.

Все дорогу до дома мысли в голове крутились сумасшедшей каруселью. Когда я поднялась по лестнице в свою комнату и увидела Элис, неподвижно сидящую на кровати, живот скрутило от волнения. Она молча взяла из моей протянутой руки упаковку с тестом и, тяжело вздохнув, поднялась и направилась в ванную. Три минуты показались вечностью, пусть это и не моя жизнь могла перевернуться с ног на голову в зависимости от количества полосок. Я даже не могла сейчас представить себя на месте Элис; столкнуться с еще даже более судьбоносной ситуацией, чем все, через что пришлось пройти нам с Эдвардом. Быть смертельно напуганной.

Из комнаты напротив до меня доносились приглушенные шмыганья носом, и я начала беспокойно мерить шагами спальню, думая сразу об обоих возможных исходах. Если результат отрицательный, то беспокоиться будет не о чем, и мы сможем просто провести ночь вместе, закатив по поводу ложной тревоги пиршество с мороженым. А если нет… я бросилась к лестнице и спустилась в кухню, чтобы взять ложки и салфетки – что угодно, только бы отвлечься от тревожных мыслей. Не помогло. Что если Элис окажется беременной? Одна из моих самых близких подруг станет шестнадцатилетней мамой: я думала, что такое можно увидеть только в пресловутых «Внеклассных занятиях»* и даже не представляла, что столкнусь с этим в реальной жизни. В последние два года Элис и Джаспер отрывались по полной, были беззаботной парочкой; они не задумывались о будущем. Они всегда жили одним моментом, развлекались каждую свободную минуту. Это все изменит.

Едва я снова поднялась наверх, за закрытой дверью ванной раздался негромкий вскрик. Я ворвалась внутрь: Элис сидела на полу, сжавшись в комочек и уткнувшись лицом в колени. Я безмолвно стояла рядом и с беспокойством ожидала ответа, который она очевидно уже знала. Она подняла на меня опухшие, красные от слез глаза и еще крепче сжала колени.

- Что мне теперь делать?

О боже, нет! Тест положительный, - мысленно ужаснулась я, на мгновение прикрывая глаза. Ее рыдания возобновились. Я поспешила к ней, помогла ей подняться на ноги и проводила назад в спальню.

- Кажется, мне действительно нужно мороженое, - пробормотала она охрипшим от слез голосом, и я мгновенно протянула ей один из контейнеров.

Она ела его, не произнося ни слова, но я видела по горящим глазам, что ее мысли в полном смятении. Я открыла свой и съела несколько ложек, размышляя над тем, что сказать ей в поддержку. Я никогда не думала о таком, даже возможность такую не рассматривала, а потому в голову ничего не приходило. Наконец она подняла взгляд и покачала головой.

- Я не могу сделать это, Белла. Родители убьют меня, и Джаспер… о боже, как я могу поступить так с Джаспером? У него были такие грандиозные планы, а это все разрушит. Боже, как такое вообще могло произойти? Мы всегда были так осторожны. Всегда.

Я отставила в сторону мороженое, позволяя ее словам и страхам наполнить мое сознание, делая попытку представить все, что она сейчас чувствует. Что бы я хотела или что бы мне нужно было услышать, если бы мы вдруг поменялись местами?

- Тебе нужно слушать свое сердце, Элис, - тихо проговорила я, кладя ладонь ей на колено. – Что говорит твое сердце?

Элис медленно покачала головой, разглядывая свое подтаявшее мороженое.
- Я не знаю. Я думала об этом весь день, прокручивала в мыслях каждый возможный сценарий. Я совсем не готова к этому. Что я могу знать о материнстве? Если моя собственная мать проводит девяносто процентов своей жизни в Париже или Риме и думает, что проявляет родительское внимание, осыпая меня одеждой и даря «Порше», чтобы загладить вину. Да и мой отец не лучше: компании дочери он предпочитает компанию скотча», - с ядовитой усмешкой проговорила она.

Никогда не думала, что всегда такая жизнерадостная и милая Элис способна говорить подобным тоном. И своих родителей она тоже в разговоре упомянула впервые. Надо признать, что где-то в глубине души я всегда задавалась вопросом, как у девочки-подростка может быть столько свободы и бесконтрольности; родителей почти никогда не бывало дома.

В ее глазах вдруг снова появилось прежнее выражение отчаянья, и она медленно покачала головой.
- Я не могу допустить, чтобы у еще одного ребенка была такая же судьба. Но в то же время я даже подумать не могу о том, чтобы избавиться от малыша. Господи, я в такой растерянности. – Он опустила голову.

- Вот он и ответ, - вкрадчиво проговорила я и мягко сжала ее колено. – Элис, тебе не нужно быть такой, как твои родители. Ты гораздо лучше. Ты станешь фантастической мамой и будешь безоговорочно любить малыша, точно так же, как любишь всех близких тебе людей. Ты заботишься о каждом, обо мне в том числе. Когда я переехала сюда, то не потерялась только благодаря тебе, и если бы не ты, я бы никогда не встретила Эдварда. Я всегда буду рядом и поддержу любое решение, которое ты примешь, но в этом случае ты не можешь принимать его самостоятельно. Ты должна рассказать Джасперу, и как можно скорее.

Элис напряглась. Забрав у нее мороженное, я отставила его в сторону и взяла в ладони ее холодные руки.
- Он любит тебя, Элис. И хотя я допускаю, что существует вероятность того, что он может не захотеть этого и что в таком случае тебе придется подготовиться к тому, чтобы растить ребенка без отца, - начала я, и ее глаза расширились. Она попыталась что-то сказать, но я подняла ладонь, останавливая ее. – Но я уверена, что он так же не способен жить без тебя, как и ты без него. И, возможно, ты не до конца осознаешь, насколько сильно Джаспер на самом деле тебя любит.

Из глаз Элис хлынул новый поток слез, она упала в мои объятья, и я откинулась на изголовье кровати, прижимая ее к себе. Несколько минут мы молчали: она плакала на моей груди, а я успокаивающими движениями гладила ее спину. Постепенно Элис стала дышать ровнее, рыдания стихли – я уже было подумала, что она уснула, но ее руки вдруг обхватили мою талию.

- Как у тебя это получается, Белла? Как бы сильно я ни любила Джаспера, хотелось бы мне быть в нем такой же уверенной, как ты в Эдварде. Наверное, случись такое с тобой, тебя это совсем бы не напугало, правда? – тихо пробормотала она.
Последние слова я едва расслышала. Взглянув на нее, я увидела, что ее глаза закрылись.

- Элис? – прошептала я, но она даже не шевельнулась.
Нежно поглаживая ее по голове, я откинула голову на спинку кровати и уставилась в потолок. Ее последние слова повисли в воздухе, и какое-то время я размышляла над тем, что буду чувствовать, когда подобное произойдет со мной через несколько лет в будущем. Мои мысли были так долго поглощены предстоящим отъездом Эдварда, что ни о чем другом кроме этого я и не задумывалась, и, в общем-то, и думать было не о чем.
Была бы я в ужасе, если бы что-то похожее произошло со мной? Если бы я вдруг забеременела? Что бы я чувствовала? Какие бы мысли были в моей голове? Под каким бы углом я ни рассматривала подобную перспективу, она ни в малейшей степени меня не пугала. Меня не страшила ни реакция Эдварда, ни даже моего отца. Впервые я думала о чем-то более глобальном, чем ближайшее будущее, и, к моему удивлению, оставалась абсолютно спокойной.

Следующие несколько недель пролетели в одно мгновение. То, чего Элис опасалась больше всего, оказалось самой пустяковой проблемой из всех, с которыми ей пришлось столкнуться. Джаспер меня не разочаровал. Он поддержал ее и, несмотря на все обстоятельства и неопределенность между ними, сохранял полное спокойствие. Но даже его заверения в том, что разговор с его родителями будет самым легким из всего, что им предстоит, не помогли: в день семейного ужина она накрутила себя до предела. Конечно, родители не испытали восторга от новости, что их сын станет отцом в столь юном возрасте, но тем не менее проявили уважение к решению Элис и Джаспера относительно беременности. Они настаивали лишь на том, чтобы Джаспер «отнесся к случившемуся с полной ответственностью, немедленно устроился на работу и нашел подходящее жилье». Имея старые южные корни, его родители верили в крепкие семейные узы, но были тверды во мнении, что он должен сам содержать свою новую семью.

А вот мне было не так-то легко рассказать моему отцу о произошедшем. Тишина, последовавшая за робким объявлением Элис о беременности, изрядно пощекотала ей нервы. Она обожала и уважала Чарли так, словно он был ее собственным отцом, и для нее было важно его мнение. Когда он поднялся и не говоря ни слова вышел из гостиной, я подумала, что Элис сейчас точно впадет в истерику. Но отец удивил меня. Он вернулся пятью минутами позже с банкой пива в руках и сел рядом с ней. Оставаясь абсолютно спокойным, он заявил, что, хотя и расстроен, беременность все же не самая ужасная вещь, которая могла произойти.

И в первый раз за все время начал рассказывать, каково это было, когда они с моей мамой узнали о ее беременности мной, будучи почти такими же юными и такими же неподготовленными, как Элис и Джаспер. Элис смотрела на него едва ли не благоговейным взглядом, впитывая каждое слово человека, пережившего такой же опыт. К концу беседы Элис оказалась в объятьях моего отца, - зрелище было трогательным, хотя и не продлилось долго. По телевизору должна была начаться трансляция бейсбола, и, к удивлению отца – да и моему собственному, – Элис спросила, может ли она присоединиться к ее просмотру. С того самого вечера каждую игру она проводила перед нашим телевизором в компании моего отца и болела ничуть не меньше него.

Но не все прошло столь же гладко. Элис решила, что своим родителям сообщит новость только тогда, когда уже не сможет больше скрывать беременность. Этого разговора она страшилась больше всего на свете, потому оттягивала до последнего, к тому же она прежде хотела дать Джасперу возможность скопить немного денег и окончить школу. Но из-за ее хрупкой конституции живот заметно округлился уже к середине июня, и она решила, что поговорит с родителями на следующей неделе, когда ее мать вернется из деловой поездки.

Через час после разговора с Элис мой телефон снова завибрировал. На этот раз звонил Джаспер; на заднем фоне были ясно слышны рыдания Элис. Он рассказал мне, что ее родители вышвырнули ее на улицу после того, как она отказалась делать аборт. В сложившейся ситуации я могла сделать только одно. Я тут же велела Джасперу привезти ее ко мне и бросилась вниз поговорить с отцом. Я знала, что у него слишком большое сердце, чтобы отвернуться от Элис, пусть он и пытался изображать из себя кремень. После того, как я пообещала ему, что это только временно, пока Джаспер не подыщет им свое собственное жилье, он согласился принять Элис на время до их переезда в собственную квартиру к моменту рождения ребенка.

Джаспер привез Элис пятью минутами позже. Когда я увидела разбитую подругу в его объятьях, мое сердце похолодело. Ее крошечная фигурка дрожала, лицо было прижато к его груди, а из горла вырывались рыдания. Пока мы сидели и слушали ее откровения обо всем, что произошло за то короткое время, что она провела в родительском доме, мужчины напрягались все сильнее, с трудом сдерживая негодование. Каких только слов она ни услышала от отца с матерью в свой адрес – начиная с позора семьи и заканчивая шлюхой, - а также обвинений в том, что она «снюхалась» с кем-то более низкого социального статуса.

- Снобы х*ровы! – с нетипичной для нее грубостью прорычала Элис и тут же в ужасе бросила взгляд на моего отца. – О боже, простите, шеф Свон!

Чарли лишь хмыкнул в ответ и нежно обнял ее за плечи, а потом попросил Джаспера на пару слов. Элис посмотрела на меня широко распахнутыми глазами, и я взяла ее за руку и мягко ее сжала.

- Если уж Эдвард выжил после разговора с Чарли, то я уверена, что и с Джаспером ничего не случится, - ободряюще улыбнулась я и увлекла ее за собой на второй этаж, чтобы она смогла умыться и переодеться.

После того как Джаспер ненадолго поднялся к нам в спальню, чтобы пожелать Элис спокойной ночи перед своим уходом домой, мой отец сел вместе с нами, чтобы обсудить наше дальнейшее сосуществование. Несмотря на протесты Элис, было решено, что она переберется в мою комнату, а я буду спать на диване. Нам обеим был назначен комендантский час, и нам предстояло еще окончить учебный год; хотя Элис сомневалась, вернется ли она в школу осенью.

Ужиться с Элис оказалось очень легко; мы неукоснительно следовали правилам отца относительно «наших парней» и, конечно же, относительно подготовки к итоговым экзаменам. Хотя о самих экзаменах я сейчас думала меньше всего: все мои мысли были заняты лишь одним предстоящим событием. Выпускным Эдварда. Еще один шаг навстречу роковому дню, расстояние до которого я исчисляла теперь не месяцами, а неделями, чтобы он казался дальше, чем был на самом деле. Я не могла поверить в то, как быстро прошел школьный год, и когда выходила из школы в последний день экзаменов, едва не опрокинула Эдварда на землю, с такой силой бросилась к нему в объятья.

- Малыш, у нас впереди еще целое лето, - только и смог промолвить он, обвивая меня руками и целуя мои волосы.

Удивительно, но даже мысли о нашей предстоящей разлуке не смогли омрачить чувство гордости, которое я испытала за Эдварда в день его выпускного. Энергичный старшеклассник, с которым я познакомилась два года назад, с отличием закончил школу и теперь стоял перед нами с дипломом в руках. По окончании церемонии вручения он отыскал нас. После череды объятий и поздравлений, которыми его осыпали родители и брат, и нескольких совместных фото, он наконец снял шапочку и мантию выпускника и заключил меня в свои объятья. И так началось наше лето

Восемь недель спустя…

Я сидела на кровати, предвкушая и одновременно с ужасом ожидая предстоящего события. Это был мой последний вечер с Эдвардом, впереди три долгих месяца разлуки, и хотя мы оба намеревались не думать о завтра и насладиться сегодняшним днем, уже сейчас я чувствовала тщетность моих жалких попыток. Звук его голоса, раздавшийся на нижнем этаже, подействовал на меня еще более удручающе; я подумала о том, как сильно будет мне не доставать этого голоса по вечерам пятницы, когда Эдвард обычно заезжал за мной, чтобы забрать на свидание. Лето пролетело слишком быстро, и пусть я насладилась каждым моментом проведенного с ним времени, возвращаться к реальности оказалось сложнее, чем когда-либо.

- Белла? – раздался в коридоре мелодичный голос Элис, а следом за ним – тихий стук. Слова застряли в моем горле. Не услышав ответа, подруга распахнула дверь, но я так и не смогла оторвать взгляд от сложенных на коленях рук. С легким щелчком дверь снова закрылась, и я почувствовала, как рядом прогнулась кровать и рука Элис обвила мои плечи. – Он ждет.

Я судорожно выдохнула и кивнула, разглаживая юбку ладонями.
- Я знаю, уже иду, - едва слышно выдавила я.

- Белла, послушай, - проговорила она, с тихим стоном опускаясь на пол напротив меня и придерживая рукой небольшой округлившийся живот. – Не стану притворяться, что понимаю, через что тебе приходится проходить, или что справилась бы лучше, если бы на месте Эдварда был Джаспер. Но и не позволю тебе так мучить себя. Это ведь не навсегда, он вернется. Неужели ты и вправду собираешься позволить хандре отнять у тебя еще хотя бы минуту времени, которое ты можешь провести с Эдвардом, а потом сожалеть об этом каждый день следующие девять недель?

Я подняла наполненные слезами глаза, мгновение удерживала ее взгляд, а потом мрачно покачала головой.
- Нет, не собираюсь. Мне просто нужно несколько минут, чтобы собраться с духом и не разрыдаться, когда спущусь к нему, - ответила я и слабо улыбнулась. – Я же знаю, что мне не поздоровится, если моя тушь потечет или оставит черные дорожки на щеках.

- Не поздоровится – мягко сказано. Надеюсь, ты еще помнишь, кто кого просил навести ему полный марафет перед встречей с бойфрендом, - подмигнула Элис в ответ. Опираясь на мои колени, она поднялась на ноги.

Я тихо засмеялась, вспоминая о небольшом приступе паники, который испытала совсем недавно, когда вдруг поняла, что абсолютно не представляю, что мне надеть на сегодняшнее свидание, и молила Элис о помощи. Сегодня мне хотелось выглядеть для Эдварда особенной; в наш последний с ним вечер все должно было быть безупречным – никаких оплошностей. Не только для того, чтобы напомнить ему о том, что будет ждать его по возвращению домой, но и чтобы запечатлеть в памяти выражение его глаз, когда он увидит меня, и его улыбку, предназначенную лишь мне одной.

Я ухватилась за протянутую Элис руку и поднялась. Мы вместе вышли из комнаты и начали спускаться по лестнице. Внизу Эдвард как ни в чем не бывало беседовал с моим отцом. Заметив меня краем глаза, он обернулся и вгляделся повнимательнее. Я почувствовала, как мои губы растягиваются в улыбке. На его лице было то самое выражение – как будто он видел прекраснейшую женщину на земле, - и его глаза так сияли, что даже в своем простом белом платье я ощутила себя настоящей богиней. Мои каблуки застучали по деревянному полу. На его губах появилась легкая усмешка, он наклонился и поцеловал меня в щеку.

- Ты выглядишь потрясающе, малыш, - тихо прошептал он мне на ухо, а затем выпрямился и взял меня за руку. – Она не задержится допоздна, шеф Свон.

Отец обратил на меня свой взор и улыбнулся. В его глазах отразилось понимание того, как много для меня значит сегодняшний вечер в преддверии долгой разлуки, а затем его взгляд снова вернулся к Эдварду.
- Сегодня у Беллы есть еще один дополнительный час. Езжайте осторожней, надвигается сильная гроза.

Прикусив губу, я высвободила руку из ладони Эдварда, шагнула к отцу и обняла его за шею. В моих глазах стояли слезы.
- Спасибо, папочка, - едва слышно прошептала я, прижимаясь к нему, и он сжал объятья в ответ.

Он нежно погладил меня по спине, это был абсолютно непривычный для меня жест. Он казался таким естественным. Я медленно отстранилась и посмотрела на него: улыбка все еще была на его губах.
- Хорошо проведи время, - тихо проговорил он, ободряюще кивая в сторону двери.

Я кивнула, снова повернулась к Эдварду, взяла его за руку и помахала на прощание Элис, устроившуюся на диване для вечернего просмотра игр с Чарли. На крыльце, перед тем как спуститься вниз, я остановилась, заставляя Эдварда посмотреть на меня. Не произнеся ни слова, я сжала его руку, но глаз не подняла. Он встал передо мной, мягко приподнял мой подбородок, и наши взгляды наконец встретились.

- Мы дали друг другу обещание не делать этого, Белла, - произнес он тихим голосом и нежно поглаживая мою щеку, и я прижалась к его ладони. – Это всего лишь обычный вечер пятницы, ничего больше. Хорошо?

Я уже открыла рот, чтобы начать спорить, но он торопливо накрыл пальцами мои губы. Мне отчаянно хотелось запротестовать, что легче сказать, чем сделать, но я знала, что он прав. Мысли о завтрашнем дне были способны испортить сегодняшний вечер, а мне этого не хотелось. Поэтому я лишь медленно кивнула в ответ.

- Ты тоже сегодня выглядишь очень мило, - сказала я с мягкой улыбкой, проводя пальцами свободной руки по отвороту его черного спортивного пиджака. – Правда слегка официально, тебе не кажется? Для обычного пятничного вечера.

Он хохотнул и нежно поцеловал меня в лоб, пока я изучала глазами его одежду. Всего лишь белая рубашка с черным галстуком и черный пиджак с брюками, и все же его наряд очень сильно отличался от обычных джинсов с футболкой или рубашкой, к которым я привыкла.
- Ну, вообще-то сегодня особое событие.

Я сузила глаза, а он усмехнулся и, потянув за руку, повел меня вниз по ступеням к машине.
- Эдвард, - предостерегающе произнесла я.

Он открыл передо мной дверцу и поднял руки вверх.
- Но я ведь не сказал, что за событие, разве нет? – ответил он, подмигивая и засмеялся, когда я раздраженно поджала губы. – Давай, забирайся в машину.

Я закатила глаза и устроилась на сидении. Дождавшись, когда он сядет рядом, я положила голову ему на плечо. Он мягко поцеловал мои волосы, одновременно заводя мотор, а затем начал сдавать назад. Осознав, что он едет не в том направлении, в каком мы ехали обычно, я подняла на него взгляд.

- Куда мы едем? – Его губы растянулись в улыбке, он бросил на меня короткий взгляд, подмигнул и снова сосредоточился на дороге. – Сюрприз.

Я тяжело вздохнула и снова прижалась щекой к его плечу, но улыбка осталась на моем лице. Я хорошо изучила Эдварда и знала, что он никогда не сдается, на какие бы ухищрения я не шла, чтобы вытянуть из него подробности сюрприза; а еще обнаружила, что против его сюрпризов я возражала крайне редко. Он всегда с такой тщательностью все планировал и вкладывал столько смысла в то, что делал; не оценить этого с моей стороны было бы чистой воды эгоизмом. Тем не менее мое любопытство обострилось до предела, потому что на ум приходило только одно место, расположенное в этом направлении, кроме школы, - поляна. Я закрыла глаза, удовлетворенная этой мыслью, и просто наслаждалась ощущением его близости и его запахом. Когда машина наконец остановилась, я снова открыла глаза и нахмурилась.

- Мотель, Эдвард? Серьезно? – с сомнением спросила я и покачала головой.

Он мимолетно притянул мою ладонь к своим губам и улыбнулся.
- Не торопись делать выводы. Не у всех на уме грязные мысли, юная леди, - ответил он, закатывая глаза, но игривая улыбка не сошла с его лица. Мы оба выбрались из салона, он подхватил с заднего сиденья сумку-холодильник и встретил меня у капота автомобиля. Порывшись в кармане, он вынул небольшое кольцо с ключом и проводил меня к комнате под номером четыре. – Закрой глаза, - тихо проговорил он.

Я бросила ему вопросительный взгляд, но потом все же подчинилась его просьбе, и мои веки сомкнулись. Я услышала звук отворяемой двери и почувствовала, как его ладонь легла мне на поясницу, подталкивая вперед. Мои ноги ступили на мягкий ковер как раз в тот момент, когда по небу прокатился раскат грома. Он едва слышно переместился по комнате, и следом раздался знакомый щелчок.
- Эдвард, только не говори мне, что ты снова куришь. Я думала, ты… - Я замолчала, так как неожиданно ощутила, как воздух наполняется явственным запахом ванили.

Несколько минут в комнате царила абсолютная тишина, а потом я снова почувствовала на талии его руки. Я откинула голову ему на грудь, наслаждаясь близостью его тела и ощущением обвивших меня рук. Мои ладони пробежались по его рукам, касаясь теплой кожи и складок ткани на рукавах в сгибе его локтей. Я улыбнулась. Он уже снял пиджак. Надолго его не хватило.

- Открой глаза, малыш. – Пророкотал над моим ухом его низкий голос, и я медленно открыла глаза и обвела взглядом комнату.

Расставленные вокруг свечи создавали романтическое мерцание, заливая пространство приглушенным светом, а на полу было расстелено наше покрывало, которое мы обычно брали с собой на поляну; по его краям были размещены подушки, а в центре установлена сумка-холодильник. Я повернула голову и взглянула на него.

- Эдвард, это просто волшебство, - проговорила я, проводя ладонью по его щеке. Губы нежно прижались к его губам, а затем наши лбы соприкоснулись.

- Здесь суше, чем на поляне сегодня, и более интимно, чем в ресторане. Мне хотелось, чтобы этот вечер принадлежал нам, - тихо ответил он. Его глаза были прикрыты, а затем его веки приподнялись, и он снова взглянул на меня. – Только нам.

Настойчивость, с какой он произнес эти слова, едва не растрогала меня до слез. Я повернулась в его руках и прижалась к его груди, обнимая за талию. Он заключил меня в объятья и положил подбородок мне на затылок, наполняя ощущением тепла и безопасности.
- Спасибо, - прошептала я, гладя его по спине, пока он покачивал меня взад и вперед.

Он нежно поцеловал меня в лоб, медленно подался назад и повел меня к одеялу. Я уселась на подушку возле него. Он открыл контейнер, распространяя по комнате запах китайской еды, и я удовлетворенно замычала. Вынув одну из пенопластовых коробок, он протянул ее мне с настоящей металлической вилкой, потому что знал, как я ненавижу пластиковые заменители столовых приборов.

- Дерьмо, - пробормотал он себе под нос и, поднявшись, пересек комнату. Я уже собиралась поинтересоваться причиной его внезапного порыва, когда он наклонился к маленькому холодильнику в углу и вынул оттуда две банки колы. – Так и знал, что что-нибудь забуду.

Я улыбнулась ему, когда он опустился напротив меня и открыл мою банку, и не смогла сдержать смешок, увидев, как он вставляет в отверстие согнутую соломинку. Покончив с колой, он вынул свою коробку с едой и пару деревянных палочек. Я уселась поудобней, подогнула под себя ноги и принялась за курицу в кисло-сладком соусе. Взглянув на него, я сморщила нос и покачала головой.
- «Lo Mien»? Как люди вообще могут есть нечто с подобным названием?

Он ухмыльнулся и закатил глаза.
- А ты хоть раз пробовала, Белла? – спросил он с вызовом, и я пожала плечами и отрицательно качнула головой. Он зажал между палочек несколько лапшинок и протянул их мне. – Не торопись критиковать, пока не попробуешь.

Я с опаской наклонилась к нему и разомкнула губы, позволяя ему положить еду в мой рот. Я медленно жевала, стараясь сконцентрироваться на вкусе и не отводя взгляда от Эдварда. Проглотив пищу, я облизала губы и склонила голову в раздумьях.
- Неплохо. Но все же не так вкусно, как это, - ответил я, насаживая на вилку кусочек курицы и протягивая ему.

Он засмеялся, тряхнул головой и, откусил мясо прямо с вилки. Этот жест, несмотря на то что, Эдвард поступал так далеко не в первый раз, все еще не утратил для меня остроты. Было в нем что-то интимное, глубоко личное – делить все с другим человеком.
- Неплохо, - подмигнул он, передразнивая мой недавний комментарий. – Но, на мой вкус, соус больше сладкий, чем кислый.

- И это я слышу от человека, который только что пил содовую, в одном глотке которой больше сахара, чем во всем моем блюде, - нахально возразила я, кладя в рот очередной кусочек курицы и едва сдерживая смешок: Эдвард негромко фыркнул и прикрыл рот рукой.

Остаток ужина прошел в том же духе: мы спорили о кулинарных предпочтениях, пытаясь убедить один другого, почему выбор каждого был «очевиден». Когда мы покончили с едой, он вынул маленький бумажный пакет и извлек оттуда печенье с предсказаниями. Зажав в ладонях по одному, он протянул их мне.
- Дамы вперед.

Я сделала глубокий вдох и нерешительно взяла то, что было в его правой руке. Я никогда особо не верила в провидение, но сегодня вдруг сердцем почувствовала, что внутри выбранного печенья заключена моя судьба. Сняв обертку, я снова подняла взгляд на Эдварда.

- Раз, два… - На счет три раздался хруст: мы одновременно разломили наши печенья и вынули клочки бумаги. Я медленно набрала в грудь воздух, на миг прикрывая глаза, и наконец посмотрела на слова.
- «Любовь подвластна удачливым и смелым», - тихо прочитала я свое предсказание и перевела взгляд на Эдварда.

Он облизнул губы и начал читать.
- «Одно доброе слово может согревать долгие годы».

Я всегда считала, что мне очень повезло, потому что в моей жизни был Эдвард, но я никогда не была счастливее, чем в последние одиннадцать месяцев. Наши чувства друг к другу не ослабли, напротив, стали еще сильнее, чем я могла себе представить. Я счастливица. Даже несмотря на все то, через что нам обоим пришлось пройти и через что еще предстояло пройти, я знала, что не должна принимать наши отношения как сами собой разумеющиеся.

- Думаешь, это правда? – внезапно спросил Эдвард, вырывая меня из размышлений, и наши взгляды снова встретились.
Он сидел на полу, опершись на локоть и вытянув свои длинные ноги, и убирал остатки нашего ужина. Он бросил короткий взгляд на свое предсказание, а потом сунул его в портмоне за водительские права и опять обратил все внимание на меня.

- Без сомнений. Убедилась на личном опыте, - улыбнулась я, проводя кончиками пальцев по тыльной стороне его ладони. – Оба предсказания правдивы. Но твое… одно лишь сказанное тобой слово в день нашей встречи до сих пор заставляет меня покрываться мурашками, как и почти два года назад, когда я впервые его услышала. – Губы Эдварда чуть скривились в удивленном неуверенном смешке. – Что? – Я прикусила губу, пытаясь сдержать улыбку, подалась вперед и коснулась нежным поцелуем его щеки. – «Петардочка», - прошептала я и хихикнула, когда он обхватил меня за талию и притянул к себе.

Он уложил меня на спину, склонился и запечатлел на губах долгий поцелуй.
- Это прозвище, не слово, - тихо хохотнул он, но я почувствовала, что на самом деле он серьезен.
Он прижался лбом к моему, и я открыла глаза, чтобы увидеть выражение его лица. Его глаза были закрыты, ладонь нежно поглаживала мой бок.

- Это тоже считается, - ответила я и потерлась носом о его нос. Его черты мгновенно осветились улыбкой.

Он наконец взглянул на меня и, подняв руку, мягко погладил меня по щеке кончиками пальцев.
- Нет, - ответил он, его голос был тих и серьезен. – Оно не отражает всей твоей сути. Даже слово «прекрасная» слишком легковесно. Удивительная. Совершенная…

- Твоя, - прошептала я, озвучивая единственное слово, которое согревало меня больше всех остальных. Пальцем я медленно очертила его нижнюю губу, думая лишь об одном единственном слове, которое могло бы описать все то, что Эдвард значил для меня; кем был для меня. В сознании всплыл лишь один вариант. Всем.

Эдвард сделал глубокий вдох, прежде чем еще раз прикоснуться губами к моим в нежном, но крепком поцелуе. Я обвила руками его плечи и мгновенно притянула к своему телу. Внезапно нас обоих затопило непреодолимое желание стать еще ближе, мы сжали друг друга в объятьях, вкладывая в поцелуй каждую частицу страсти, которую испытывали. Наши губы наконец разомкнулись и, прожигая ищущим взглядом мое лицо, он легонько пробежался пальцами по моей руке. Лег на бок, увлекая меня за собой. Я опустила голову ему на плечо, наши свободные руки переплелись. Я тихонько мурлыкнула, почувствовав, что вторая его рука поигрывает моими волосами. Ближе прижавшись к нему, я покрыла нежными поцелуями его подбородок.

- Я люблю тебя, - прошептала я, наши глаза встретились, он склонился и нежно меня поцеловал.

- И я люблю тебя, Белла. Чертовски сильно, - ответил он. Его голос был наполнен эмоциями, пальцы глубже зарылись в мои волосы, губы обхватили мою нижнюю губу.

Наши ладони одновременно сжали одна другую, я скользнула ногой между его бедер, пытаясь стать к нему еще ближе, и наш поцелуй стал глубже. Когда наши руки наконец разомкнулись, я скользнула ладонями по его спине, и он сжал меня в крепких объятьях. Мы почти отчаянно вцепились друг в друга, превращаясь в клубок из рук и ног.

- Эдвард, - выдохнула я между поцелуями, глядя на него. Я хотела… мне было необходимо стать еще ближе к нему.

Хотя в последние несколько месяцев, когда каждый миг вместе был на счету, мы не особо воздерживались, урывая краткие моменты, когда нам удавалось, - сейчас все было по-другому, более интимно. Я прижала ладонь к его скуле, и, когда он заглянул в мои глаза, наш безмолвный обмен взглядами дал мне понять, что он чувствует то же самое. Больше чем удовольствие мне было необходимо наше с ним единение, и его ответный нежный поцелуй сказал больше тысячи слов. Я была нужна ему так же сильно, как он мне.

Тело Эдварда напряглось, и он сел подле меня, просовывая руки под мои колени и плечи и ни на секунду не обрывая наш поцелуй. Он поднял меня, встал и понес к кровати. Я крепче ухватилась за него, ощущая под пальцами его тугие мышцы. Когда он опускал меня на кровать, комнату озарила яркая вспышка молнии, на мгновение ослепляя меня. Когда глаза снова привыкли к полумраку комнаты, я увидела над собой лицо Эдварда. Он подарил мне краткий целомудренный поцелуй, а затем медленно спустился губами вниз по моей шее, одновременно скользя рукой вдоль бедра. Согнув мою ногу в колене, он двинулся дальше, расстегнул застежку на моей обуви.

Зарывшись руками в его волосы, я наслаждалась ощущением шелковистых прядей между пальцами до тех пор, пока могла до него дотянуться. Он оставил легкий поцелуй на моей щиколотке и, приподняв ногу, снял с нее туфлю, затем проделал то же самое со второй ногой. Эдвард не спешил, наслаждаясь каждым моментом, как и я. Он опустил мою ногу на кровать, и я, улыбаясь, села на постели и сжала его лицо в ладонях. Мы смотрели друг на друга, не произнося ни слова, тишину нарушали лишь раскаты грома и стук дождя по окнам.

Обычно такая сильная гроза заставляла меня нервничать, но сейчас я едва ее замечала. Мы сидели друг напротив друга, касаясь, запоминая каждую черточку, как будто никогда прежде друг друга не знали, будто в эту минуту стали незрячими. Тот, кто был мне нужен, чтобы чувствовать себя под защитой, в безопасности, сейчас находился рядом со мной, ласкал мое лицо и с благоговением гладил волосы. Мои ладони медленно сползли ему на грудь, осторожно потянули за галстук. Он сам ослабил узел и тихо засмеялся, когда, отчаявшись развязать концы галстука, я просто сняла его через голову и отложила в сторону. Он нежно прижался губами к моей коже чуть ниже уха, перекинул мои волосы через плечо, прокладывая дорожку из легчайших поцелуев вниз по шее и дальше перебираясь на ключицу. Его пальцы мягко потянули за завязку на одной из бретелей моего платья, развязывая ее, и она скользнула на плечо.

Он целовал обнажившуюся кожу, а я, запрокинув голову назад, впитывала в себя каждое прикосновение и звук, мои дрожащие пальцы невесомо очерчивали его горло. Его губы снова коснулись моих с такой нежностью, что у меня перехватило дыхание, и я вцепилась в ворот его рубашки. Нащупав первые несколько пуговиц, почувствовала, как его ладони накрыли мои и отвели их в сторону. Он начал медленно расстегивать пуговицы. Осторожно освобождая его плечи от ткани, я коснулась цепочки: прохладный метал резко контрастировал с жаром его кожи. Рубашка упала на пол позади него. Я медленно разомкнула наши губы и опустила взгляд на его грудь туда, где под майкой исчезала цепочка. Прикусив губу, я скользнула под трикотаж и извлекла ее наружу. Мои глаза наполнились слезами, едва жетоны, которые я подарила ему на Рождество, показались в вороте. Я сжала их в пальцах, и мое тело сотряс прерывистый вздох. Эдвард обхватил меня за талию и поцеловал в лоб.

- Я никогда их не снимаю, - тихо пробормотал он. Я подняла глаза и попала во власть его проникновенного взгляда. – Так ты всегда остаешься со мной.

Я снова прикусила губу, прижимая ладонь к его груди, пробегаясь пальцами по крошечным звеньям цепочки и натыкаясь взглядом на собственный рождественский подарок, который получила от него. Серебряное колечко с камнями мягко мерцало в приглушенном свете.
- По той же причине я не снимаю кольцо, которое ты надел мне на палец.

Он обхватил мою ладонь, лежащую на его груди, поднес ее к губам и нежно поцеловал. Закрыв глаза, он положил ее на свою щеку, прижался к ней и коснулся губами внутренней стороны запястья. На его лице застыло выражение томления и печали. Наконец он снова встретился со мной взглядом, потрясая глубиной эмоций, отразившихся в его глазах. Эдвард медленно отступил и встал рядом с кроватью. Переплетя наши пальцы, он мягко притянул меня к себе и усадил на край матраса перед собой.

Наши губы снова соединились и медленно задвигались. Я почувствовала, как Эдвард потянул за завязки на второй бретельке, и мое платье наконец сползло по телу до колен. Я высвободила пальцы из его ладони, провела ими по его руке, а затем проследовала вниз по груди к ремню. С его губ слетел удовлетворенный вздох. Он мягко обхватил руками мое лицо, продолжая целовать, пока я избавляла его от остатков одежды. Наконец на нас осталось только белье. Я прижалась грудью к его обнаженной груди и почувствовала, как меня затопило тепло его объятий, посылая по телу трепет.

- Иди сюда, малыш, - тихо выдохнул он мне в губы и подтянул так близко, что мои ноги коснулись пола.

Прокладывая дорожку из поцелуев вниз по моей шее и груди, он склонился над кроватью и откинул покрывало, а затем снова уложил меня на постель. Я порывисто сжала пальцами цепочку с жетонами, а затем, удерживая его взгляд, притянула к себе; наши губы и тела снова соприкоснулись. Я обвила руками его за плечи и одним стремительным движением накрыла нас одеялом, притягивая его еще ближе и углубляя поцелуй до предела. Я начала стаскивать с него боксеры; даже оказавшись с ним кожа к коже, я все равно не чувствовала себя достаточно близко к нему, и боксеры только усугубляли это ощущение. Когда длины моих рук перестало хватать, я начала помогать себе ногами, не желая, чтобы наши объятья или губы разомкнулись.

- Боже, я люблю тебя, малыш, - тихо пробормотал он мне в лицо, покрывая поцелуями мою скулу.
Я гладила его спину, а он продолжал скользить губами вниз по моей шее и груди, и наконец исчез под одеялом. Я почувствовала, как его пальцы исследуют мой живот, и ощутила легкие прикосновения поцелуев на своем бедре, пока он медленно освобождал меня от последней преграды, оставшейся между нами. Когда он наконец снова навис надо мной, я зарылась руками в его волосы, а он начал покрывать поцелуями мою кожу, мягко сжимая в ладонях грудь. Ничто в мире больше не имело значения в этот момент, – только его руки и губы, нежно ласкавшие меня, и пряди его шелковистых волос под моими пальцами. Ни дождь, барабанящий в окно, ни мир за пределами этой комнаты, ни даже завтра. Целая вселенная была здесь и сейчас… и мы обрели ее в объятьях друг друга.

Он еще раз коснулся меня губами, а затем прижался лицом к моей груди, обвивая меня руками. Я чувствовала биение его сердца, продолжая одной рукой теребить его волосы, а другой – крепко прижимая к себе так же, как это делал он. После долгого момента безмолвия, его губы коснулись внутренней стороны моей груди. Приподнявшись так, что наши глаза снова оказались на одном уровне, он нежно меня поцеловал. Мои руки скользнули под укрывавшее нас одеяло, кончики пальцев пробежались по спине. Я смотрела ему в глаза и ощущала легкое касание простыней к тыльной стороне моих ладоней. Он углубил поцелуй, и я притянула его ближе, испуская удовлетворенный вздох.

Ощущение его тела, крепко прижатого к моему, его рта, двигающегося в соблазнительном танце с моим ртом, взгляд его глаз, которые он не сводил с меня – это на самом деле был самый совершенный момент, он наполнил меня до краев, поглотил всю без остатка. Я коснулась щеки Эдварда, очерчивая кончиками пальцев контуры его лица, запоминая каждую мельчайшую черточку, пока он покрывал мои губы россыпью поцелуев. Наши взгляды пересеклись, он медленно скользнул внутрь меня, и я мягко притянула его за плечи и прильнула к нему губами, когда он вошел до конца; наши бедра вжались друг в друга. В этот миг все приобрело особую остроту: чувства, звуки, даже запахи, окружавшие нас.

Между нами происходило нечто удивительное и настолько чистое, - я ни секунды не сомневалась в глубине связи, которую мы разделили. Он был моим, а я – его, и никто и ничто никогда не изменит этого. Никто бы не смог вдохнуть в меня столько жизни, как это сделал он; заставить меня ощущать себя такой красивой и обожаемой. В нежности этого момента с каждым поцелуем и движением тел я чувствовала, что наша связь становится сильнее. К моим глазам подступили слезы, не было никакой возможности сдержать их, и они заструились по вискам. Эмоции захлестнули меня, я крепко прижалась к губам Эдварда и попыталась притянуть его еще ближе, но он мягко уклонился от поцелуя и замер. Он глядел на меня, поглаживая мою щеку костяшками пальцев.

- Малыш, что случилось? – спросил он, ласково смахивая скатившиеся слезы; в его голосе отчетливо слышалось беспокойство.

Я медленно покачала головой, потянулась к нему губами, мягко притягивая к себе его плечи и снова прижимаясь к нему всем телом.
- Не останавливайся, - прошептала я ему в губы, проводя пальцами вниз по его руке и соединяя наши ладони.

Я почувствовала нежное прикосновение кончиков его пальцев к моим ладоням, а затем они скользнули между моими и сомкнулись с ними в замок. Тело Эдварда снова прижалось к моему, и мои губы приоткрылись. Он приподнял мои руки, опустил их на подушку над моей головой и принялся покрывать поцелуями обнаженную кожу шеи. Я ощутила, как кровь прилила к каждому дюйму моего тела, - никогда прежде мне не приходилось испытывать с ним ничего подобного. То, что происходило между нами сейчас, сам этот момент, прикосновения и поцелуи Эдварда – словно мы никогда не делили ничего похожего. Его тело продолжало вдавливаться в мое, наши движения становились все более неистовыми; мы оба стремились обрести тот самый момент полного слияния. Мои бедра поднимались навстречу его настойчивым толчкам, я крепче сжала его пальцы.

- Белла, - тяжело выдохнул он. Его губы еще раз коснулись моих, а затем он прижался лбом к моему.
Он закрыл глаза, лицо застыло от напряжения.

- Эй, - прошептала я и нежно потерлась носом о его нос, заставляя открыть глаза. Когда наши губы встретились, он сделал судорожный вдох. Я высвободила одну руку и скользнула пальцами в его волосы. – Посмотри на меня, Эдвард.

Не останавливая движений, он медленно приподнял веки и устремил затуманенный взгляд в мои глаза. Эмоции, светящиеся в его глубине, отражали каждую мельчайшую эмоцию, которая проходила сквозь меня, и я мягко притянула его к себе, чтобы прижаться губами к его губам. Он освободил мою вторую руку, обвил своей мое бедро, а другую – просунул под меня и прижал к себе до невозможности близко. Я тихо застонала. Внезапно я почувствовала, что мое тело поднимается, и сильнее вцепилась в плечи Эдварда. Он сел, снова притянул меня к себе, заставляя оседлать его.

Я устроилась сверху, обвивая его ногами; наши взгляды ни на секунду не разрывались. Он сжал меня в своих объятьях сильнее, покрывая поцелуями шею, наши тела снова начали двигаться в стремительном синхронном ритме, соединяясь и сливаясь в одно целое. В этой позиции Эдвард проникал в меня еще глубже, - ощущение было неописуемым. Именно в этом я нуждалась сейчас больше всего – быть ближе к нему. Мне нужно было чувствовать, что он любит меня, заботится обо мне так же сильно, как и я; сейчас я это чувствовала. И в этот самый момент я осознала, что никогда не испытаю ничего подобного ни с кем другим, что никогда не насыщусь им. У меня не было ни единого сомнения в том, что я хочу провести остаток своей жизни с этим прекрасным и заботливым мужчиной подле меня.

Едва эти мысли возникли в моем сознании, как я ощутила, что мое тело напряглось до предела. Я откинула голову назад, и Эдвард, оторвавшись от моей шеи, скользнул губами к уху. Наши груди соприкоснулись, металлический холод жетонов проник прямо в мое сердце, обращаясь одновременно болезненным и прекрасным напоминанием о моменте, который я разделила с этим мужчиной; любовью моей жизни. Я открыла рот, чувствуя нестерпимую необходимость облечь любовь, которую испытывала к нему, в слова. Но вместо слов из груди вырвалось лишь тяжелое дыхание.

- Я люблю тебя, Белла, - прошептал он мне на ухо, будто прочитал мои мысли.

Все смешалось, сплелось в один неразрывный узел: эмоции, то, что происходило с нами, его отъезд, спутанные простыни вокруг нас, грохот наших сердец, - и я рассыпалась на части в его руках. В ту же секунду на меня обрушилась первая волна оргазма, я мягко сжала в пальцах его волосы, притягивая к себе, желая продлить этот момент как можно дольше. Я сжала бедра вокруг него, из приоткрытых губ вырывалось судорожное дыхание. У меня дух захватило от ощущений, которые он пробудил во мне. Я дрожала в его объятьях, цепляясь за единственную мою надежду – его любовь ко мне. Я растворялась в нем, в нас, пока ошеломительные ощущения волна за волной накрывали наши тела. Мгновением позже Эдвард присоединился ко мне. Его губы прижались к чувствительному местечку за моим ухом, и по моему телу пробежал разряд, усиливая ощущение.

- Я тоже тебя люблю, - пробормотала я ему в волосы.

Постепенно наши движения замедлились, и наконец мы замерли в объятьях друг друга.
Мы оставались неподвижными еще несколько минут, пока он слегка не отстранился и не заглянул в мои глаза. Его пальцы запутались в моих волосах, и он притянул меня к себе, порывисто целуя. Медленно опустив нас снова на подушки и накрыв пледом, он притянул меня в свои объятья и положил мою голову себе на грудь. Наше дыхание постепенно выровнялось, и мы возобновили наши нежные прикосновения и поглаживания. У нас все еще было в запасе несколько часов, и я хотела насладиться каждым моментом. Мысли начали путаться, я тонула в ощущениях, которые дарила мне его рука, легко поигрывающая моими волосами.

- Эдвард? – пробормотала я, склонив голову набок, чтобы заглянуть в его лицо и выписывая пальцем ленивые круги на его груди. Он тихо хмыкнул в ответ и обратил взор на меня. Я слегка поерзала, складывая руки на его груди и опуская на них подбородок. – Что ты имел в виду? Когда сказал, что это «особый случай»? В смысле будто это не было и так очевидно, - продолжила я, все еще пытаясь не думать о нависшей угрозе завтрашней реальности. – О чем ты говорил?

Эдвард тоже склонил голову, пробежался пальцами по моей щеке, а затем губам.
- Ты действительно хочешь знать? – Я медленно кивнула, и когда его пальцы замерли, поцеловала их. Эдвард сделал глубокий вдох, и я слегка занервничала, но наконец его лицо расслабилось, и он положил ладонь на мою щеку. – Знаю, что мы никогда особо не разговаривали об Аляске, и понимаю почему. Но я не сожалею о том, что уезжал туда, - начал он, и теперь уже мне стало не по себе. Я напряглась, и тогда его рука принялась нежно поглаживать меня по спине, пока я не расслабилась и не кивнула, чтобы он продолжал. – Все, что с нами происходит, не случайно, Белла. Даже у вещей, которые кажутся нам глупыми ошибками, есть своя роль, а мы оба знаем, что совершил я их немало. Но я уверен, что, если бы прошлым летом не уехал туда, сейчас мы бы с тобой здесь не оказались. Потому что именно тогда, ровно год назад, я осознал, как сильно в тебя влюблен, и принял решение однажды найти способ признаться тебе в этом. А если бы я не отправился на Аляску, то никогда бы не узнал, каково это жить без тебя, как и не узнал бы, что никогда снова не захочу расстаться с тобой.

- Но ты расстаешься со мной, - с грустью ответила я, снова опуская взгляд ему на грудь.

- Нет, не расстаюсь, - приглушенно проговорил он, обхватывая мой подбородок. Он коснулся губ кратким поцелуем, а затем осторожно перевернул меня на спину. Мягко поцеловал в лоб, прежде нежно смахнув с него прядь выбившихся волос.

- Мы не собирались этого делать, помнишь? – тяжело вздохнула я и покачала головой. – Я не могу просто забыть, Эдвард. Продлится ли это всего двенадцать недель или двенадцать лет, тебя здесь не будет. Завтра ты уедешь, и уповать на то, что если не стану думать об этом, то действительно начну верить, будто ничего не было, я не могу. Я не могу не думать о том, что, завтра утром проснусь с мыслью, что сегодня увижусь с тобой в последний раз. Впервые за этот год. Я осознаю, какое чувство буду переживать снова и снова последующие три месяца.

Он заглушил поток моих слов поцелуем, углубляя его по мере того, как слезы все сильнее текли по моему лицу. Я обняла его за шею, притягивая ближе. Когда он попытался отстраниться, подалась навстречу, не желая расставаться так скоро. Он провел большим пальцем по моим губам, и я неохотно открыла глаза и посмотрела на него.

- Сейчас все по-другому, малыш. Речь уже не только обо мне – о нас. Я закладываю основу нашего будущего, - серьезно ответил Эдвард, и я провела рукой вниз по его руке, мягко сжала кисть и поцеловала ладонь. – Ты все для меня, Белла. Я хочу, чтобы ты была рядом, всегда. Клянусь, что сделаю все возможное, чтобы ты мною гордилась. – Его взгляд светился искренним обожанием.

Мои глаза наполнились слезами. Положив ладонь ему на шею, я снова притянула его губы к моим.
- Я уже горжусь тобой, Эдвард. Чертовски горжусь. Никогда в этом не сомневайся, - прошептала я, качая головой. Обняв его, я прижалась щекой к его груди. – Просто буду ужасно скучать по тебе.

- И я буду, малыш, - тихо ответил он, поцеловал меня в лоб и, перекатившись на спину, притянул к себе.

Я устроилась поудобней таким образом, чтобы каждая часть наших тел соприкоснулась. Я вдыхала запах Эдварда, касалась его, стараясь до мелочей удержать в памяти этот момент. Мне казалось, что прошло всего несколько минут, но внезапно Эдвард мягко потряс меня за плечо и позвал. Я попыталась открыть глаза, чтобы взглянуть на него, и вдруг поняла, что веки слишком тяжелы и что я, должно быть, уснула.

- Нам нужно вставать, Белла. Я отвезу тебя домой, - сказал он, нежно целуя в губы.

- Что? Нет, - запротестовала я, качая головой, и обвела взглядом погруженную во мрак комнату. Все свечи погасли. Я поднесла запястье с часами к глазам и обреченно прикрыла веки. Часы показывали одиннадцать тридцать, а мне необходимо было вернуться домой к полуночи. – Как ты мог позволить мне уснуть в нашу последнюю ночь?

- Наслаждался прекрасным зрелищем, - ничуть не смутившись, проговорил он. Я бросила на него раздраженный взгляд, а он лишь ухмыльнулся в ответ и быстро поцеловал меня в губы. – Малыш, это еще не конец света. Мне нравится держать тебя в объятьях, пока ты спишь, и это дало мне возможность осознать еще одну вещь, которую я добавил в свой список причин вернуться домой. – Я нахмурила брови в недоумении, и он снова поцеловал меня. – Чтобы иметь шанс, сделать это еще раз, - ответил он на мой невысказанный вопрос, и я не смогла сдержать улыбки, целуя его еще крепче. Мгновением позже он неохотно отстранился. – Но нам действительно пора.

Я украла еще один поцелуй, а затем кивнула, завернулась в простыню и принялась собирать свои вещи. К тому моменту когда я наконец натянула платье, Эдвард уже полностью оделся. Стоя позади меня, он помог мне заново завязать бретельки. Как только с ними было покончено, он обнял меня за талию, прижимаясь губами к плечу, наслаждаясь последним безмолвным моментом наедине. Я поцеловала его в висок, крепче прижимая к себе его руки. Мгновением позже мы разомкнули объятья, и он взял меня за руку.
- А как быть с номером? – с любопытством спросила я, наклоняясь вниз, чтобы подхватить туфли, и он мягко сжал мою руку.

- Не беспокойся, я об этом позабочусь. Пойдем, - ответил он и двинулся к двери, увлекая меня за собой.

Всю дорогу до моего дома Эдвард не выпускал мою ладонь, и но и не произнес ни единого слова, как, впрочем, и я. Моя голова покоилась на плече Эдварда, я прижалась к его руке так крепко, как только смогла, и оставалась в этом положении до тех пор, пока мы не притормозили на подъездной дорожке.

- Оставайся на месте, - тихо проговорил он и выбрался из машины. Обойдя ее вокруг, он распахнул дверцу и протянул руку.

Я вложила в нее свою ладонь и шагнула наружу в его объятья. Мы не двигались несколько мгновений, пока дождь наконец из моросящего не перешел в ливень, и тогда Эдвард поспешил отвести меня на крыльцо, все еще продолжая обнимать меня за талию. Стоя перед дверью, я отчетливо слышала доносящийся изнутри звук работающего телевизора: отец ждал меня, но у нас все еще оставалось в запасе несколько минут.
Эдвард нежно обхватил ладонями мое лицо, мгновение смотрел на меня, а затем мягко коснулся губами моих губ. Прижавшись ко мне лбом, он ласково потер большими пальцами мои щеки, и наконец открыл глаза.

- Увидимся утром, Белла. Люблю тебя, - едва слышно пробормотал он, а я нежно провела ладонями вниз по его бокам.

- Я тоже тебя люблю, - ответила я и еще раз поцеловала его. Он шагнул назад, продолжая удерживать мою ладонь. Мягко ее сжав, он развернулся и зашагал по ступенькам вниз.

Эдвард добрался до машины в одно мгновение. Я в последний раз помахала ему и, когда он забрался в салон, поспешила в дом. Я ощущала, как глубоко внутри поднимается волна отчаянья, и понимала, что если задержусь еще хоть на секунду, то Эдвард станет свидетелем моего срыва, а это последнее, что нам обоим сейчас было нужно. Я торопливо захлопнула дверь, прислонилась к ней спиной и в ту же секунду разразилась рыданиями, ощущая в груди такую боль, словно она готова была вот-вот взорваться.

- Белла? – услышала я голос отца из соседней комнаты.

Оттолкнувшись от двери, я шагнула в дверной проем и увидела его сидящим в кресле.
Я провела рукой по своим влажным волосам, вошла в комнату и уселась на ручку кресла рядом с ним. Мгновение я молчала, а он спокойно смотрел на меня, затем наклонилась и положила голову ему на плечо. Рука Чарли скользнула мне на талию, он прижал меня к себе, и тогда последний барьер рухнул, и меня захлестнула волна слез и боли. Нам с Чарли пришлось через многое пройти за последний год, и сейчас впервые я, словно отъявленная эгоистка, была этому рада. Мне не нужны были ни Элис, ни Джейк, ни даже Каллены. Сейчас мне нужен был мой отец; чтобы держать в объятьях, пока я проливаю горькие слезы, чтобы сказать, что все будет хорошо.

- Я так сильно его люблю, пап, - безутешно рыдала я у него на груди, а он гладил меня по волосам.

- Я знаю, милая, - ласково ответил он, и я еще крепче обняла его за талию, когда он притянул меня к себе на колени и принялся укачивать, как делал это, когда я была малышкой.

Я все плакала и плакала, мы больше не проронили ни слова, но в этом и не было необходимости. И впервые за последние десять лет я в слезах заснула на руках отца.

На следующее утро, усевшись рядом с Эдвардом на заднее сидение автомобиля, я даже не потрудилась пристегнуться. Он крепко обнял меня за плечи, и я так же крепко вцепилась в него, положила ему голову на грудь и не поднимала ее всю дорогу, чтобы он не смог увидеть слезы. Я ощущала его дыхание на своих волосах, вдыхала свежий запах его рубашки, чувствовала под ухом биение его сердца.

Скоро все исчезнет. Все это. Когда машина остановилась напротив автобусной станции, я попыталась вытереть лицо рукавом и собраться ради него. Мое внимание привлекло покашливание Эдварда, но, когда я взглянула на него, то поняла, что сделал он это скорее всего ненамеренно. Его взгляд был направлен куда-то вверх, он чуть подался назад, сделал глубокий вдох, медленно выдохнул и, наконец, взглянул на меня.

- Готова? – тихо спросил он. Его голос был наполнен эмоциями.

Я плотно сжала губы, из последних сил стараясь сдержать слезы, медленно качнула головой и поцеловала его в плечо.
- Нисколечки, - прошептала я ему в рубашку и почувствовала, как его губы прижались к моему виску.

Я выпрямилась и взяла себя в руки, понимая, что своим поведением только сделаю хуже нам обоим, в особенности ему. Я дала себе обещание, что не дам ему ни малейшего повода пожалеть о своем решении, поэтому, как могла, изобразила для него улыбку и поцеловала в щеку.
- Пошли, ты опоздаешь на автобус.

Взяв его за руку, я распахнула дверцу и вышла на улицу, где нас уже ожидали его родители. Несмотря на дождь, мы не спеша направились к автобусной остановке; никто не торопился произнести слова прощания. Если я не могла представить свою жизнь без Эдварда, то я могла только догадываться, каково будет им. Особенно Эсме, которая никогда не желала подобного своему сыну; но, надо отдать ей должное, она в этот день держалась лучше нас всех. Даже у Карлайла сегодня глаза были на мокром месте, хоть он и пытался это скрыть. Эмметт вообще попрощался с Эдвардом дома наедине перед самым его отъездом. Ну и, конечно, в самом ужасном состоянии была я.
Стоя под крышей станции, я отступила назад, чтобы дать Эдварду возможность попрощаться с родителями, даже сделала попытку отвести взгляд, чтобы не нарушать их уединение; но эту сцену было сложно игнорировать. Эсме на мгновение прикоснулась ладонью к его щеке, слабо улыбнулась и притянула его в объятья, и только тогда на ее щеках появились слезы. Эдвард спрятал лицо у нее на плече и крепче сжал ее талию.

- Я люблю тебя, милый. Позвони нам, как доберешься, - тихо проговорила она, прижимаясь губами к его волосам. Он кивнул и пробормотал ответные слова любви ей в плечо.

Они разомкнули объятья, и Эдвард поцеловал ее в щеку, а затем повернулся к отцу. Мне пришлось прикрыть рот рукой, чтобы сдержать рыдания, когда я увидела, как они оба вытянулись и Карлайл поднял руку и отсалютовал сыну. Желваки Эдварда чуть напряглись от испытываемых им эмоций, но он все же мужественно приподнял подбородок и отсалютовал в ответ. Когда отец наконец опустил руку, он притянул его к себе и крепко обнял.

- Я горжусь тобой, сын, - выдохнул Карлайл и, отстранившись, потрепал его по плечу.

- Спасибо, сэр, - ответил Эдвард, но на его губах заиграла слабая улыбка, демонстрирующая, как много для него значат слова отца.

Когда он наконец повернулся ко мне, то сделал еще один глубокий вдох. Мы стояли в нескольких шагах друг от друга, не отрывая глаз.

- Мы дадим вам время попрощаться, - мягко проговорила Эсме, беря мужа за руку и уводя его в здание станции.

Больше я не могла сдерживать слезы. Они заструились по щекам, едва я медленно двинулась к нему навстречу. Оказавшись рядом, я упала ему на грудь и крепко обвила его талию руками. Он сжал меня в объятьях и успокаивающе покачивал вперед и назад до тех пор, пока я наконец не отстранилась и не заглянула ему в лицо. Он погладил меня по щеке, стер большим пальцем слезы и нежно поцеловал.

- Я тебя люблю, - всхлипнула я.
Мои руки скользнули по спине Эдварда, притягивая его ближе.

- Я тоже тебя люблю, малыш, - прошептал он, продолжая поглаживать мою щеку. Его движения вдруг прекратились, и я открыла глаза и посмотрела на него, молясь про себя, чтобы наше с ним время еще не подошло к концу. – У меня кое-что для тебя есть.

Я неохотно выпустила его из объятий. Он наклонился к сумке, стоящей у его ног и вытащил оттуда маленькую книгу в кожаном переплете. Что-то вроде дневника. Я слегка нахмурилась, но осторожно приняла вещицу из его протянутой руки. Проведя пальцами по обложке, я снова подняла взгляд на Эдварда, и наши глаза встретились. Он едва заметно пожал плечами и, прежде чем заговорить, кивнул на дневник.

- Я начал его вести некоторое время назад. Просто немного мыслей и прочего, - тихо проговорил он, кладя руки мне на бедра. Я снова перевела взгляд на дневник. – Чтобы ты никогда не забывала, как много для меня значишь, что бы ни происходило в нашей жизни. И я тоже считаю дни. – Я обхватила его за шею, снова притянула его губы к моим и крепко поцеловала. Я ощутила, как в ответ на мой пыл его руки на моих бедрах сжались чуть сильнее, а потом он все же подался назад и прижался лбом к моему лбу. – Я должен идти, Белла, - прошептал он с сожалением.

Я кивнула и зажмурилась, ощущая, как его губы касаются моих волос в последнем поцелуе. Когда я услышала, как он подхватывает сумку и перекидывает ее через плечо, мое горло сжалось от охвативших меня эмоций. Я резко подняла переполненные слезами глаза и увидела, что Эдвард уже стоит у автобуса в очереди на посадку.

- Эдвард! – закричала я, бросаясь за ним.
Он обернулся и поймал меня в свои объятья, а я страстно захватила губами его губы. Крепко прижимая к груди дневник одной рукой, вторую – я запустила ему в волосы; вокруг нас лил дождь, но нам было не до него. – Спасибо.

После еще нескольких коротких поцелуев, он отстранился и пошел назад к автобусу, удерживая мою руку до тех пор, пока я оставалась в пределах досягаемости. Перед тем как сесть в автобус, он в последний раз обернулся, и я подняв руку, помахала ему и одними губами прошептала «люблю тебя». Он помахал в ответ, произнес те же слова и, послав мне поцелуй, шагнул в автобус.

Плотно прижимая к себе книгу, я смотрела, как автобус отъезжает. Слезы, которые я более не силах была сдерживать, катились по щекам, смешиваясь с каплями дождя на моем лице. Я смотрела до тех пор, пока автобус не завернул за угол в конце дороги, и только тогда позволила себе взглянуть на дневник в руках. Я вернулась в здание станции и открыла его. Оборотная сторона обложки была исписана его красивым почерком.

Я не прощаюсь с тобой, Белла. Я говорю тебе: до скорого.
Я люблю тебя,
Эдвард.

Кто я? –
Всего лишь один человек.
Кто я? –
Всего лишь одна половина.
Кто я? –
Всего лишь кусочек паззла.
Кто я без тебя?
Без тебя я силен,
А с тобой я сильнее,
Без тебя я одинок,
А с тобой я любим,
Без тебя я незавершенный,
А с тобой я целостный
Кто я? –
Друг, брат и сын,
Но только ты заставила меня ощутить себя
Спутником, любимым, мужчиной.
Кто я? –
Половинка нашей с тобой души.


Слезы продолжали литься из моих глаз, но на губах расцвела улыбка. Я закрыла дневник и снова прижала его к груди, думая о том, что в разлуке с ним буду скучать каждую секунду; в этом я не сомневалась. Но и он, в свою очередь, развеял последние крупицы сомнений в том, что именно мне принадлежит его сердце, что именно я заставляю его улыбаться и делаю его счастливым. И когда он вернется, я буду ждать его здесь.

_________
* «Внеклассные занятия» (ориг. “After school specials”) – серия образовательных фильмов телеканала ABC (1972-1997), посвященных спорным или социально значимым темам. Фильмы транслировались в вечернее время и предназначались для просмотра школьниками, особенно подросткового возраста.



Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-11207-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: LadyX (12.07.2016) | Автор: перевод: LadyX
Просмотров: 1514 | Комментарии: 17 | Теги: Белла, военная служба, единение, расставание, эдвард, беременность, Будущее, любовь, верность


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 17
+1
16 Маш7386   (17.07.2016 14:50)
Большое спасибо за замечательный перевод!

+1
15 natik359   (15.07.2016 16:03)
Жаль, что все же история закончилась на такой грустной ноте! Остается только ждать возвращения Эдварда!

+1
14 Rara-avis   (14.07.2016 00:47)
Спасибо, что закончили! happy

+1
13 робокашка   (13.07.2016 18:43)
Плакаю cry tongue Каким бы милым ни было расставание, всё равно горько...
Спасибо за эпилог!

0
17 LadyX   (17.07.2016 18:19)
Спасибо за прочтение истории! smile

+1
10 pola_gre   (13.07.2016 11:32)
Спасибо за перевод!

Жаль, что не "и жили они долго и счастливо", а расставание cry
хоть и временное?

0
11 LadyX   (13.07.2016 11:39)
Этому есть причина. У истории имеется сиквел smile

+1
8 lenyrija   (13.07.2016 07:15)
Осталось пожелать Эдварду беспроблемный службы, а Белле - способности ждать любимого с терпением и надеждой. Элис и Джаспер встретили выпавшее им испытание с достоинством, но поразили родители Элис, вышвырнувшие беременную дочь на улицу. Надеюсь, они в итоге одумаются и поддержат дочь. Спасибо за отличный перевод истории. Успехов во всем!

0
9 LadyX   (13.07.2016 09:38)
Даже если и не одумаются, у нее есть на кого положиться. Рядом есть любимый и друзья, всегда готовые прийти на помощь и поддержать в любой жизненной ситуации.

+1
7 lenuciya   (12.07.2016 23:41)
Спасибо

+1
6 Anisha3804   (12.07.2016 22:49)
Спасибо. Так эмоционально

+1
5 terica   (12.07.2016 18:42)
Цитата Текст статьи
В последние два года Элис и Джаспер отрывались по полной, были беззаботной парочкой; они не задумывались о будущем. Они всегда жили одним моментом, развлекались каждую свободную минуту. Это все изменит.

Безответственность, беззаботность, отсутствие родительского контроля привели к изменению всех жизненных планов Элис и Джаспера - становиться родителями в шестнадцать лет - полный абсурд...или нет? Бэлла абсолютно спокойна отнеслась к этой ситуации, да и Джаспер был на высоте... Вот и наступил последний вечер с Эдвардом..., и , конечно, сюрприз от него. Свидание - нежное, страстное, чувственное,сводящее с ума обоих...
Цитата Текст статьи
У меня дух захватило от ощущений, которые он пробудил во мне. Я дрожала в его объятьях, цепляясь за единственную мою надежду – его любовь ко мне. Я растворялась в нем, в нас, пока ошеломительные ощущения волна за волной накрывали наши тела.
Прощание перед длинным расставанием...., мороз по коже - настолько эмоционально... Идеальная пара - идеальная во всем..., они обязательно переживут время и расстояние, обязательно будут вместе...навсегда - такая любовь не имеет права умереть...
Огромное спасибо за безупречный перевод и редактуру этой изумительной истории.

0
12 LadyX   (13.07.2016 11:47)
Ранняя беременность - это всегда непросто и нежданно. Настоящее испытание для юных созданий, в большей своей массе не готовых еще к такой огромной ответственности. Испытание не только для родителей, но и для их чувств, характера, силы духа. Ни Элис, ни Джаспер не сдались, а значит, все у них получится.
Ну, а Белла и Эдвард... тут все вполне зрело. Их любовь не юношеская влюбленность, а сильное, способное преодолеть любые преграды чувство. Остается только пожелать им терпения.

Спасибо огромное за интерес к истории и поддержку переводчика, т.е. меня smile

+1
3 galina_rouz   (12.07.2016 17:57)
Спасибо большое за главу,а ещё будут главы?

0
4 LadyX   (12.07.2016 18:01)
Спасибо за прочтение! Будут еще 2 ауттейка.

+1
2 Ice_Angel   (12.07.2016 16:57)
Спасибо за главу!!!

+1
1 Ayia   (12.07.2016 14:30)
Спасибо за главу!!!!! Очень эмоционально все описано cry cry

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: