Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13559]
Альтернатива [8911]
СЛЭШ и НЦ [8163]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3644]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Irida
Nikki6392
Валлери
АкваМарина
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Личный сорт героина
Полуночное солнце светит многим, но по-разному.
С чего начинается человеческий день, включая сегодняшний, сегодняшний – особенно, потому что понедельник? Для большинства моих одноклассников – с приступа острой неприязни к собственному будильнику. Вплоть до рукоприкладства.

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

Как испортить прошлое за 30 минут
Что делают в 1918 году пять Эдвардов, три Эммета и две Розали? Возможно, пытаются что-то исправить? Смогут ли они? Или сильнее все запутают, отчего будущее изменится до неузнаваемости?
Читайте о невероятных приключениях Калленов в прошлом, вплоть до времен динозавров!
Завершен.

Легенда об Эльдаре, победившем зверя
Сердце Эльдара бьется жарче, едва он видит красавицу Ильветту, в окружении преданных слуг. Но кто она, и кто он? Простой сын столяра, почти никто в маленьком королевстве Искельвинд. Как доказать, что он достоин дочери короля? Как не выдать при этом тайну своего рождения?
Сказка о любви и борьбе.

1+1=3
Белла опоздала, все елки раскупили, но ей срочно нужна хотя бы одна. Рождество под угрозой. Все меняется, когда она натыкается на объявление в газете, в котором говорится о доставке елок на дом.
Мини/юмор. Завершен.

The Fallout
16 марта 2006 года мир изменился, Каллены потеряли все, что было дорого. Им пришлось найти свой путь в Новом мире. До них дошли слухи, что на Юге питаются живыми и крадут людей из постелей. И теперь они должны защитить тех, кого возможно, от монстров ночи. Вера, надежда и любовь – могущественные силы, и Эдвард узнает насколько.
Апокалипсис от переводчика ButterCup, новая история.



А вы знаете?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Фанфики каких фандомов вас интересуют больше всего?
1. Сумеречная сага
2. Гарри поттер
3. Другие
4. Дневники вампира
5. Голодные игры
6. Сверхъестественное
7. Академия вампиров
8. Игра престолов
9. Гостья
Всего ответов: 481
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Игры с правилами. Ауттейк к Главе 14

2016-12-3
18
0
Эдвард POV

Я лежал в кровати без сна, прокручивая в голове события последней недели. В ту самую ночь, когда Белла открыла мне свою душу в этой комнате, полностью мне доверилась, я поклялся себе сделать все, что в моих силах, чтобы стать тем, в ком она нуждалась.

Ее рассказ оставил глубокую рану в моем сердце. Я знал, что ее мама умерла, когда она была еще крохой, но и понятия не имел ни о том, что это было самоубийство, ни о том, как все происходило. От одной лишь мысли, что пятилетняя Белла пыталась разбудить свою мертвую мать, на мои глаза навернулись слезы. Мое нытье по поводу наших частых переездов сейчас казалось мне эгоистичным и мелким. Мой отец, майор Карлайл Каллен, был доктором в армии Соединенных Штатов. Каждый раз, когда он получал приказы, нам приходилось паковать вещи и переезжать, оставляя позади друзей и школы, спортивные команды и подружек. Я очень сильно гордился своим отцом, и надеялся однажды стать мужчиной, который заслужит его гордость. Конечно, переезды с места на место были непростым испытанием, но они не шли ни в какое сравнение с теми потерями, которые пришлось перенести Белле. Рядом со мной, по крайней мере, была семья. Она же лишилась матери, и осталась со сломленным отцом и стойкой уверенностью, что никогда не сможет стать для кого-то смыслом жизни. Чем больше я узнавал Беллу, тем лучше понимал причину, по которой она возвела вокруг себя стены. Она была самым удивительным, милым, любящим человеком из всех, кого я когда-либо встречал, и в то же время она обладала темпераментом, которому бы позавидовал любой сержант-инструктор по строевой подготовке. Но странное дело, ее темперамент и огонь были среди тех качеств, которые я любил в ней больше всего. Вот почему я всегда называл ее «Петардочкой».

Как ни ужасно было в этом признаваться, пусть даже только самому себе, но то утро в ванной стало для меня лишь началом. Когда я кончил, то испытал ни с чем не сравнимые ощущения, ничего подобного я не испытывал никогда прежде. Словно одновременно обрушившиеся на меня День рождения и Рождество; и я даже название подобрал этому феномену. Беллагазм.

В понедельник утром, когда я разговаривал с Беллой по телефону и поддразнивал ее из-за обернутого вокруг нее полотенца, меня снова захлестнули подростковые гормоны. Стоило только представить, как она принимает душ, а затем возвращается в спальню, чтобы ответить на мой телефонный звонок, и при этом на ней из одежды лишь чертово везучее полотенце, и я тут же возбудился до предела. После нашего разговора мне пришлось притормозить у обочины и «взять дело в свои руки», перед тем как продолжить путь в школу. Я бы точно не смог высидеть на занятиях целый день в таком состоянии.

И так я испытал Беллагазм номер два.

А потом, да поможет мне бог, когда она решила сделать мне сюрприз и забрала после школы, она выглядела такой красивой. Меня никогда не переставала поражать естественная красота этой девчонки, одетой в обычные джинсы и футболку, с длинными волосами, собранными в простой хвост на затылке. Для меня она всегда была красавицей, но за это лето ее красота изменилась. Обласканные солнцем волосы приобрели медный оттенок, изгибы тела стали плавными, дьявол, даже ее глаза засияли ярче! Со дня возвращения с Аляски я едва виделся с ней: кажется, все свободное время она проводила с Джеймсом. С этой пиявкой, паразитом. От него у меня кожа покрывалась мурашками, и я не мог понять, что такая красивая и умная девушка, как Белла, нашла в нем. И все же больше всего прочего, я хотел, чтобы она была счастлива. Но несмотря на это, если бы в последние две недели меня не удерживала Роуз, я, наверное, сорвался и совершил какой-нибудь глупый поступок. К примеру, съездил бы Джеймсу по роже. Мы с Роуз стали очень хорошими друзьями, хотя и не демонстрировали этого открыто перед остальными; и я был очень рад, что мой брат ее встретил. Однажды вечером я поделился с ней своими чувствами к Белле, и она в своей обычной манере ответила кратко и по существу. «Не будет идиотом. Расскажи ей».

Я признался ей в своих страхах: что Белла не ответит мне взаимностью, что всегда будет видеть во мне только друга. Но, в первую очередь, причиной моего беспокойства были мои планы на будущее. Я всегда планировал сбежать в ту же минуту, как в моих руках окажется диплом об окончании школы. Я хотел выбраться из этого маленького городка. Я поговорил с отцом на тему своего непоколебимого стремления пойти по его стопам. И даже больше. Несколько недель назад я облек это стремление в материальную форму. Моя мать и все остальные, кто был в курсе моих желаний, все еще оставались в неведении относительно серьезности моих намерений. Особенно моя мать. Любое упоминание о поступлении на военную службу вгоняло ее в панику. Эта тема обсуждалась только в недрах кабинета моего отца. Знаю, что он всего лишь хотел защитить маму, но я опасался ее реакции, когда наконец воплощу свои планы в жизнь.

Роуз считала, что я недооцениваю Беллу и ее чувства и что я должен «перестать демонстрировать свою вагину, стать наконец мужиком и сказать ей». Спасибо Роуз и ее манере выражаться. Я понимал, что она права, и с каждым днем я подходил к этому моменту все ближе. Раз за разом, находясь рядом с Беллой, мне становилось все сложнее удерживать это признание в себе и идти на поводу у своего неистового вожделения, которое, кажется, стало моим постоянным спутником.

В тот вечер, когда мы сидели с ней за ужином и просто разговаривали как в старые времена, я вдруг подумал, что, возможно, у нас все получится. Она, не стесняясь, рассказала мне о своем разговоре с Чарли о сексе, мы шутили и подкалывали друг друга; мы снова были просто Эдвардом и Беллой.

Пока не появился он.

Едва он попытался прикоснуться к ней прямо у меня на глазах, я почувствовал, как все мое тело охватило огнем, затопило яростью. Я понятия не имел, что между ними происходит, но было очевидно, что в тот момент она не желала находиться рядом с ним, как собственно и я. Он практически набросился на нее с противоположной от меня стороны стола, и я не сдержался: подскочил и отшвырнул прочь. Он мог угрожать ей сколько угодно; я готов был убить его, если он снова посмеет ее коснуться.

Позже, когда она сказала мне, что порвала с ним накануне, я едва смог сдержать бурную радость. Я понял, что у нас с ней в каком-то смысле все еще есть шанс, но я не собирался обрушиваться на нее в тот момент, когда ее предыдущие отношения только закончились. Она не была Скарлет О'Харой, да и я определенно не был Реттом Батлером, пытающимся «заполучить ее между ее очередными замужествами». И мое намерение не предпринимать никаких действий было даже сильнее, чем желание насладиться совместным вечером с ней.

Но так было ровно до того момента, как она начала есть мороженое. Поначалу сдерживаться не представляло особых сложностей, но, когда она взялась облизывать ложку и губы, мое тело начало меня подводить. Не прошло и нескольких минут, как я «неожиданно вспомнил» о тесте по математике, к которому мне необходимо было подготовиться, потому что мое сознание не покидали красочные картины, доводившие меня до болезненного состояния. Очень и очень болезненного.

Беллагазм номер три.

Так продолжалось целую неделю. Незначительные мелочи каждый божий день. Сегодня это была рубашка, которую она надела в школу; мне нравилось, как она выглядела в темно-голубом. И она так чувственно облегала ее формы… пришлось сорваться с урока, не дождавшись его окончания, и вскоре снова вернуться в класс; таких моих побегов к концу неделю набежало с дюжину. С этим надо было что-то срочно делать.

И вот час назад я улегся в кровать, уверенный в том, что после очередного душевого приключения, вымотавшего меня до предела, без труда смогу заснуть, но сон не шел. Я бесцельно пялился в потолок и думал о Белле. Часть меня нестерпимо желала поехать в дом Элис и поговорить с ней, убедить ее в моих к ней чувствах и найти способ сохранить наши отношения и после моего отъезда. Насколько бы все было проще, если мы с ней были одного возраста, и я бы просто взял ее с собой. Но после всего что я узнал о ее семье, я понимал, что не рискну в здравом уме увезти ее от отца.

Внезапно я услышал шум за окном. Но решив, что это, должно быть, ветер раскачивает лестницу, ударяя ею по стене дома, я не обратил на него внимания. А затем почувствовал чье-то присутствие, и оно было настолько осязаемым, что я больше не мог его игнорировать. Вместе с ветром через открытое окно ворвался ее запах. Я повернул голову, и увидел ее: она стояла в оконном проеме, и блики луны играли на ее бледной коже. Сначала я подумал, что что-то случилось. Что ей приснился очередной кошмар о матери или что она поругалась с Роуз в доме Элис. Я знал, что они не всегда ладили. Но оказалось, что она просто не могла заснуть, и я расслабился.

И словно бы мне было недостаточно причин для того, чтобы обожать Беллу, она забралась ко мне в постель и устроилась у меня под боком, выпытывая, о чем я говорил ей за ужином. Для меня она была самым прелестным существом в целом свете, и еще более прекрасным ее делало то, что она, кажется, не понимала этого.

Но чего я не ожидал, так это что она поцелует меня вот так. Она запустила руку мне в волосы, и ее мягкие губы решительно прижались к моим. Я застыл. Что она творила? Неужели ей этого хотелось? Почему вдруг она это сделала? Проходили секунды, и я вдруг осознал, что не шевелюсь. Я закрыл глаза, и позволил ощущению ее близости затопить меня. Я нежно поцеловал ее в ответ, давая понять, что хочу ее, но мне нужно было большего. Я отстранился и заглянул ей в глаза. Это ее расстроило, и, мягко прижав ладонь к ее щеке, я спросил, все ли с ней в порядке.

Белла медленно кивнула, не отводя взгляда.
- Со мной все хорошо, Эдвард, - прошептала она.

Я погладил большим пальцем щеку Беллы, пытаясь отыскать в ее глазах любой намек на то, что она что-то скрывает, но находил только решимость, какой не видел никогда прежде.
- Просто не могла уснуть, и в голову не пришло ни одного другого места, где бы я желала оказаться, кроме как тут с тобой. Именно здесь я хочу быть сейчас.

Время настало. Я знал. Эта единственная мысль набатом звучала в голове. Я должен был сделать признание, но понимал, что слов и поцелуев, чтобы показать ей всю силу моих чувств, будет недостаточно. Я должен был продемонстрировать их как-то по-другому, так, чтобы, даже не успев услышать заветных слов, у нее не осталось ни единого сомнения в них. Шрамы на ее сердце были слишком глубокими, чтобы она могла поверить, что в эти три простых слова я вкладываю огромный смысл.

Я взял ее руки в свои и подвел к фортепиано. С недавних пор я перестал закрывать его чехлом. Начиная с субботы я провел за ним очень много времени и не видел смысла больше его прятать. Дьявол, да я больше и не хотел его прятать! Белла разволновалась, что мы можем разбудить моих родных, и это было так мило, но она должна была это услышать. Мне всегда было проще выразить свои чувства через музыку, чем словами, поэтому я начал играть мелодию, написанную для нее; ту самую, которую я начал сочинять в тот вечер, когда она впервые услышала, как я играю.

Только сегодня она услышит ее до конца, потому что этим вечером я как раз ее закончил… прямо перед тем, как мне «срочно приспичило в душ». Она оставалась безмолвной все то время, пока я играл, а когда мелодия закончилась, в предвкушении ее реакции я внезапно ощутил нервозность. Но мои страхи мгновенно рассеялись, едва я почувствовал, как ее рука ложится поверх моей и сжимает ее.

- Это было так прекрасно, Эдвард. Поверить не могу, что ты наконец ее закончил. Почему ты мне не говорил?

Я не отводил взгляда от наших переплетенных рук, нежно лаская ее кисть большим пальцем.
- Я закончил ее сегодня ночью, - тихо ответил я и сжал ее руку, наслаждаясь прикосновением нежной кожи ее ладони к моей. Набравшись храбрости, я наконец посмотрел ей в глаза и увидел реакцию, ясную, как божий день. Я повернулся так, чтобы оказаться к ней лицом; ее взгляд был мягок и полон восхищения, и это подстегнуло меня продолжить объяснение, чтобы она сердцем почувствовала то, что я на самом деле пытался сказать. Чтобы заставить ее понять. – Долгие месяцы я не мог заставить себя возобновить работу над ней. Когда вернулся с Аляски, был полон решимости ее завершить. Но не смог. Я потерял свое вдохновение.

Она непонимающе смотрела на меня, но не отводила взгляда. Ее глаза, казалось, заглядывали в самую мою суть, так же, как и мои – в ее.
- Твое вдохновение?

Ну, вот мы и подошли к самому главному, время выложить все карты на стол, - подумал я и, кивнув, сделал глубокий вдох, но когда заговорил, почему-то не смог посмотреть ей в глаза. Открывать душу мне было так же сложно, как и, в свое время, ей. Не то что бы у меня для этого было много причин, просто никогда прежде я не был настолько близок и откровенен с другим человеком

- Эта песня… твоя песня. Я написал ее для тебя. И мне так сильно не хватало тебя в прошлом месяце, что я даже слышать ее не мог, не то что писать продолжение. В любом случае она испарилась из моей головы. Так было до прошлой субботы. Несколько часов кряду я лежал и просто смотрел на тебя, пока ты спала. И вдруг мелодия снова зазвучала в моей голове, – начал я ей объяснять, снова заглядывая в глаза; в их шоколадных глубинах было сокрыто столько эмоций, - это перевернуло все у меня внутри. Она должна была понять хотя бы часть моих чувств, ведь правда? – Ты – мое вдохновение, Белла.

Я наблюдал за тем, как в ее глазах снова проносится вихрь эмоций, и несколько долгих мгновений безрезультатно пытался понять, какой будет ее реакция. Она не проронила ни слова, лишь коснулась ладонью моей щеки и провела большим пальцем по покрытой легкой щетиной скуле. Она снова начала склоняться к моему лицу, но я понимал, что должен отстраниться. Мне необходимо было рассказать ей все. Почему я так себя вел, какой была настоящая причина моей поездки на Аляску этим летом; что я осознал, пока был там и, конечно же, какой смысл скрывался в этой мелодии.

- Белла, ты кое о чем должна знать…

Она приложила пальцы к моим губам и покачала головой.
- Не нужно слов… пожалуйста.

Ее взгляд все еще был прикован к кончикам пальцев, накрывших мой рот, но в сказанных шепотом словах не было грусти, которой я ожидал. Не успел я осознать происходящее, как ее губы снова встретились с моими и принялись покрывать их короткими поцелуями, пока Белла взбиралась мне на колени. Она прижалась ко мне, обвивая руками плечи, и жар, пульсирующий между ее ног, не оставил сомнений в том, что она хочет меня так же, как я хочу ее. Она слегка подалась назад и заглянула в мои глаза. Я понимал, что она будет нервничать и, так же, как и я, наверняка будет волноваться о том, как скажется на нас обоих нечто подобное, но я так ее любил. Разве могло происходящее между нами сейчас иметь плохие последствия? Ведь это было первым шагом к «нам». Необходимо было лишь убедить ее в том, что она для меня не очередная девчонка. Моя Белла, моя Петардочка.

Я скользнул ладонями по ее бедрам, сжал ягодицы и притянул к себе. И не смог сдержать слетевший с губ стон от ощущения интимности соприкосновения наших тел; мой напряженный пах вдавился в Беллу, и я поцеловал ее со всей пылкостью. Когда мы оба растворились в этом поцелуе, мои руки скользнули ей на спину и пробрались под рубашку. Моя плоть болезненно запульсировала, едва я понял, что на ней нет лифчика. Стон, вырвавшийся из моей груди, вибрацией прошел по коже; она была красавицей и умницей и вместе с тем еще и такой чертовски сексуальной, даже не прилагая к этому особых усилий. Я жаждал коснуться ее, почувствовать ее кожу прижатой к моей. В противном случае я бы никогда не оторвался от ее губ. Она совершенно не протестовала, когда я стягивал с нее рубашку, и, надо отдать ей должное, потом не сделала даже попытки прикрыться. Ее грудь была наделена той же прекрасной мягкостью форм, что и все ее тело, и я украдкой разглядывал ее, стараясь не пялиться чересчур откровенно. Последнее чего мне хотелось, это чтобы она начала меня смущаться, но, боже, как же долго я мечтал о том, чтобы быть с ней и видеть ее такую; чувствовать близость и единение.

Я обхватил ладонью щеку этой экзотической богини передо мной; я желал ее так, как не желал еще ничего на свете.
- Боже, малыш, - прошептал я за секунду до того, как мои губы страстно захватили ее губы. Едва поцелуй углубился, я подхватил ее на руки, и она обвила меня ногами.

Уложив Беллу рядом с собой на кровать, я почувствовал, как она напряглась, когда я устроился между ее ног; реальность происходящего оглушила меня первой резкой пощечиной. Она была так невинна и чиста и никогда прежде не знала подобного прикосновения мужчины. Она рассказывала о том, что «пробовала кое-что» с Джеймсом, но так далеко еще не заходила. И даже несмотря на то, что она мгновение спустя, кажется, расслабилась и притянула меня ближе, я понял, что должен остановиться и убедиться, что это именно то, чего она хочет. Что я именно тот, кто ей нужен. Что она знает, что для меня это не просто секс, что я люблю ее всем своим существом. Что никогда еще я не хотел ни одну другую девушку так, как хотел ее, с того самого момента, как она вошла в мою жизнь.

Я отстранился, уверенный в том, что вот-вот снова появится маленькая напуганная девочка. И когда она прикусила губу, я понял, что оказался прав.

- Что? Что-то не так? Я что-то не так сделала?

Неуверенность в ее голосе болью отозвалась в моем сердце, будто я и впрямь мог отвергнуть ее. Все чего я хотел, - сказать ей, что люблю, что больше не хочу быть не с ней, что она для меня все; что я сделаю для нее и для того чтобы быть с ней что угодно. Я ласково погладил ее скулу кончиками пальцев и оставил два нежных поцелуя на обеих ее щеках, чтобы показать ей, как она для меня драгоценна, с каким трепетом я к ней отношусь.

- Ты не сделала ни единой неправильной вещи, Белла. Я просто… мне нужно… - начал я и не смог подобрать правильных слов, чтобы объяснить все то, о чем я думал и что чувствовал в этот момент. Я не хотел, чтобы со мной у нее было связано хотя бы одно разочарование, в сексуальном плане или в каком-то другом – неважно. Но ощущение, которое возникло, когда ее тело прижалось к моему, словно оно было создано для меня, было еще лучше, чем я когда-либо себе представлял и, одному богу известно, как часто я это делал в последнее время. Но как сказать ей об этом? Я вдруг осознал, что молчу слишком долго. Сделав глубокий вдох, я наконец прошептал: - Я просто никогда не думал, что буду касаться тебя таким образом.

Белла улыбнулась мне мимолетной улыбкой и приблизила лицо к моему лицу; прижавшись ртом к моим губам, снова опустилась на постель, и ее волосы водопадом рассыпались по подушке. Она принялась медленно очерчивать контур моих губ, - ощущение было удивительным. Когда она ответила, ее голос был едва различим.

- Ты не представляешь, как давно и я тоже хочу тебя. Я никогда не желала, чтобы кто-то другой касался меня подобным образом.

Лихорадка, охватившая мое тело после этого признания, была чистейшей мукой, и я почти нетерпеливо набросился на ее губы. Ее слова лишь подстегнули осознание того, как сильно я ее хочу и нуждаюсь в ней, но в то же время как боюсь причинить ей боль. И если она не дает мне сказать ей о своих чувствах к ней, тогда я ей их покажу. Каждым поцелуем и каждым прикосновением. Продолжая прижиматься к ней ртом, я тяжело сглотнул; еще ни с одной девушкой я так не нервничал, даже в свой первый раз с Таней.

- Ты уверена, Белла?

Она кивнула, и в ее глазах светилась такая уверенность и желание, что я ей поверил.

- Да, уверена. Не нужно слов. – Ее шепот был подобен легкому перышку, подхваченному ночным ветерком. Кончиками пальцев она провела по моей щеке и нежно коснулась губами губ. – Люби меня, Эдвард.

Люби меня. Больше ничего не нужно было говорить. Ее слова взрывной волной прошли сквозь меня, сметая все вопросы и сомнения. Я провел руками по ее телу вниз и, склонившись к ней, поцеловал. Мы оба сгорали в огне страсти. Я сильнее прижался к Белле и почувствовал, что она дрожит. Ее руки оказалась в моих волосах. Боже, как же мне нравилось, когда она это делала! Она легко потянула за пряди, пытаясь придвинуть меня еще ближе, и я удивился, каким приятным было ощущение. Поцелуй стал глубже, и, когда наши языки соприкоснулись, мы оба застонали. Медленно отстранившись, я коснулся губами шеи Беллы, пробуя на вкус ее прекрасную кожу. Она приподняла бедра над постелью и с силой вжалась в меня. Я снова застонал. На мне были пижамные штаны и ничего больше, и, ощущая жар ее кожи, я окончательно убедился в том, что она желает меня и что это именно то, чего она хочет.

Я начал медленно спускаться вниз по ее телу, прокладывая дорожку из нежных поцелуев через ключицу к ее грудям. Боже, ее груди! Они присутствовали в каждой моей фантазии с того самого дня, когда я впервые ее встретил, и, видя их сейчас перед собой, обнаженными, я понимал, что грезы не шли ни в какое сравнение с оригиналом. Я обвел языком ее сосок, подул на него, а затем захватил ртом. Обнаженной грудью я чувствовал учащенное биение сердца Белы, ее дыхание стало тяжелым. Я переместился к животу, скользнул языком вдоль пояса ее джинсов и быстро расстегнул пуговицу. Когда я потянул за язычок молнии, Белла всхлипнула. Я поднял взгляд, и мы неотрывно смотрели в глаза друг другу, пока мои руки медленно поглаживали ее бедра, талию, спину, ягодицы. Приподняв ее бедра, я неторопливо стащил джинсы вниз, по пути лаская каждый дюйм ее ног. Я поднялся с кровати, бросил свой трофей на пол и заставил Беллу сесть на постели напротив меня. Ее кожа была нежнее, чем я себе когда-либо представлял. Я провел кончиками пальцев вверх по ее рукам, плечам и, наконец, захватил в ладони лицо.

- Ты такая красивая, малыш, - прошептал я и наклонился, чтобы запечатлеть на ее губах мягкий поцелуй.

Я никогда не встречал женщины красивее нее; и я мог только надеяться, что она поверит в мои слова. Я хотел, чтобы она чувствовала, что ее боготворят и обожают. Белла обняла меня, и наш поцелуй стал еще более страстным. Она медленно скользила ладонями вверх и вниз по моей спине, лаская обнаженную кожу, не оставляя без внимания ни один мускул. Никогда еще меня так сильно не хотели. Когда ее руки оказались на моей груди, и кончики пальцев пробежались вниз к животу, я почувствовал, что близок к тому, чтобы кончить прямо сейчас, и сделал судорожный вдох. А она уже тянула за завязки на моих штанах.

Мучительно медленно Белла ослабила их настолько, чтобы штаны свободно сползли вниз по моим бедрам и приземлились на полу. Теперь я был абсолютно обнажен, и этот факт не остался незамеченным ни одним из нас. Она окинула оценивающим взглядом мое тело, и на ее губах заиграла легкая улыбка. Но кроме меня здесь было на кого посмотреть. Сама Белла, сидящая передо мной на коленях в одних лишь крошечных трусиках, представляла собой потрясающее зрелище. Она взглянула в мое лицо, прикусив нижнюю губу, и я ощутил, что меня переполняет дикое желание. Я притянул ее к себе и обрушился пылким поцелуем на ее рот; наши языки ласкали друг друга, я захватил в кулаки ее шелковистые волосы. Моя освобожденная от одежды возбужденная плоть прижалась к ее животу, и я не сдержал стона.

Когда Белла оборвала поцелуй и отклонила голову назад, я переместил губы на ее шею, а руки на резинку ее трусиков. Я снял их с нее, почти не отдавая отчета своим действиям, поглощенный страстью, а затем уложил ее на кровать. Я опустился у ее ног, согнутых в коленях и слегка разведенных в стороны, с трудом веря в то, что она сейчас здесь со мной вот так, и что ее глаза затуманены страстью. Мне стало немного страшно, показалось даже, что в этот момент я нервничаю больше Беллы. Эту сторону Беллы, страстную и пылкую, я не видел прежде. И мне она нравилась. Если бы я смог проводить с ней вот так каждый день весь остаток моей жизни, я умер бы счастливейшим из мужчин. Я поднялся поцелуями вверх по ее ногам, ни упуская ни сантиметра, поцелуями заставил ее колени раздвинуться еще больше, а руки поднимались вслед за губами и остановились на сгибах бедер. Помедлив мгновение, я скользнул пальцем внутрь Беллы и снова застонал. Она была такой мокрой… и тугой. Боже милостивый, какой же тугой! Белла лежала, закрыв глаза, ее мышцы напряглись. Я вытянулся рядом, лаская свободной рукой ее лицо.

- Белла, малыш, открой глаза.

Я хотел, чтобы она увидела в моем взгляде всю силу моей страсти и вместе с тем обещание, что я причиню ей лишь ту боль, что неизбежна, не больше. И все же я понимал, что боль будет мучительной, если она останется неподготовленной и такой тугой, как сейчас. Она взглянула на меня и слегка поморщилась, когда я ввел внутрь второй палец, растягивая стенки еще чуть шире. Едва я начал двигать пальцами внутри нее, она запрокинула голову, моля о поцелуе. Дважды просить не пришлось. Ее губы были такими полными и мягкими, их прикосновение было невероятным; я не желал останавливаться.

- Пожалуйста, Эдвард, я хочу тебя, - почти прошипела она, охваченная желанием, и именно в этот момент я в полной мере осознал происходящее.

Я собирался заняться любовью со своей второй половинкой… родственной душой и знал, что это причинит ей боль. Несмотря на то, что до этого я имел дело с девственницей всего однажды, так как свято верил, что ни одна девушка не должна лишаться невинности во время случайной связи, я знал, что этот раз будет особенным. С Таней я так не заморачивался. То есть я, конечно, не совсем уж говнюк и волновался, что причиню ей боль; но сейчас речь шла о Белле… моей Белле.

Словно в моих руках была вся моя жизнь, и я так боялся ее разбить. Я не хотел становиться причиной боли; то, что ранило ее, ранило и меня. Она была частью меня, и я разделю с ней каждую эмоцию, покажу каждым поцелуем, как сильно люблю. Покажу, что это… мы… может быть прекрасно. Я прекратил интимные прикосновения и осторожно накрыл Беллу своим телом, удерживая ее взгляд. Наши руки соединились как два идеально подходящих друг к другу кусочка пазла; ей нужно было за что-то держаться, и я не хотел, чтобы она терпела эту боль в одиночестве. Я хотел разделить с ней все: хорошее и плохое, удовольствие и страдания.

Я с любовью прижался губами к ее губам и начал осторожно продвигаться внутрь нее. Она резко задержала дыхание, и я почувствовал укол вины, не сдержав стона, вырвавшегося из моей груди. Разве мог я ощущать удовольствие, когда все признаки ее мучений были налицо. Чем глубже я продвигался, тем сильнее она сжимала мои пальцы, и, когда по ее щеке скатилась слеза, я почувствовал, как мое сердце сжалось. Ее губы прижались к моему плечу, я поцелуем осушил влагу на ее лице, желая, чтобы так же легко можно было унять ее боль в момент, когда разрушу последний барьер. Я услышал болезненный всхлип, который несомненно превратился бы в крик, если бы мое плечо не заглушило его. Я сделал попытку успокоить Беллу, нашептывая ей ласковые слова и целуя в щеку; не сдвинулся ни на дюйм, дожидаясь, пока ее боль утихнет. Но даже когда она снова опустила голову на подушку, я понял, что этого не произошло, потому что она продолжала беззвучно глотать слезы.

- Эдвард? – услышал я полный боли голос и, подняв голову, взглянул на нее.

Я не собирался подвергать ее большим страданиям, чем она могла выдержать. И хотя пути назад уже не было, если бы она попросила, я бы положил всему конец прямо сейчас, - все что угодно, только бы она снова почувствовала себя комфортно.

- Хочешь, чтобы я остановился?

Слезы продолжали бежать по ее щекам, но она покачала головой, а в ее глазах светилось такое обожание.
- Нет, - едва слышно ответила она и, высвободив ладони, опустила их мне на плечи. – Поцелуй меня.

Такая простая просьба, но сколько в ней было заключено. Даже несмотря на боль, она не хотела, чтобы то, что между нами происходило в этот момент, закончилось. В следующую секунду ее тело немного расслабилось и стало не таким тугим.
- Обещаю, что тебе будет хорошо, Белла, - прошептал я, потянувшись к ее губам, и почувствовал, что они дрожат.

Она еще крепче сжала меня в объятьях и пылко поцеловала. Она была готова; ее реакция говорила о том, что боль стала терпимой. Я знал, что если буду действовать медленно, то она быстрее привыкнет к ощущениям. Когда из ее горла вырвался первый слабый стон, это для нее оказалось сюрпризом. Словно она думала, что боль никогда не утихнет, а когда это произошло, то ощущения оказались неожиданно приятными. Я касался и чувствовал ее так, как не смог бы ни один мужчина и как ни один мужчина никогда не сможет, если только это будет в моей власти. Кожа к коже, без защитной преграды презерватива – такого я не позволял себе ни с одной девушкой, с которой встречался прежде, и рискнул только с Беллой, потому что был уверен, что ничем ей не наврежу. Я точно знал, что абсолютно здоров, в противном случае я бы немедленно прекратил процесс.

И этого бы не случилось. Я бы не испытал то блаженство, в котором пребывал сейчас, интимную связь между мной и человеком, которым дорожил больше всего на свете. Я начал двигаться, одновременно блуждая руками по ее телу. Обхватив ногу Беллы, я закинул ее себе на поясницу, располагая ее бедра под таким углом, чтобы занять правильную позицию и добраться до сокровенной точки, которая позволит ей испытать экстаз. Я знал, что большинство женщин не достигают оргазма в первый раз, но она его испытает. Моя Белла его испытает. Я смотрел ей в глаза и наблюдал за тем, как ее окатывают первые волны удовольствия, - это было удивительное зрелище. И как только я начал осторожно погружаться глубже, вжимаясь в эту сокровенную точку внутри нее, она выгнулась всем телом. Прижавшись губами к ее шее, я наслаждался ее тихими всхлипами. Я чувствовал, что она уже близка; ее бедра начали подаваться мне навстречу в совершенном ритме.

Она была такой горячей и тугой, что даже несмотря на мои недавние «водные процедуры», я тоже начал быстро заводиться, и наши тела стремительно синхронно задвигались, покрываясь блестящими каплями пота.

- Белла, малыш, - вырвался из моей груди низкий стон, едва я ощутил, как она сжимается вокруг меня в приливе подступающего оргазма; мое тело отреагировало мгновенно, приближая момент освобождения.

- Эдвард, я хочу почувствовать тебя, - хрипло выдохнула Белла мне в ухо, вцепляясь пальцами в мои волосы. – Хочу почувствовать, как ты кончишь в меня.

Это была самая горячая и самая сексуальная фраза когда-либо звучавшая из ее уст, и ее оказалось достаточно, чтобы подвести меня к самому краю.
- О черт, малыш! – От силы оргазма, обрушившегося на меня и затмившего все остальные Беллагазмы, которые я когда-либо испытывал, я практически прорычал эти слова.
А в следующий момент сквозь мое тело прошла еще одна судорога, и Белла кончила, сжимаясь вокруг меня и с тихим вскриком снова прижимаясь губами к моему плечу.

- Боже, Эдвард! – задыхаясь, пробормотала она, дрожа всем телом и плотнее обхватывая меня ногами, чтобы я погрузился еще глубже, и резко подалась бедрами мне навстречу еще раз.

Когда оба наши тела расслабились, я повернулся к ней и положил голову ей на плечо. Я бы мог оставаться в таком положении вечность, в объятьях этого божественного создания, наслаждаясь ощущением ее рук, поглаживающих мою спину, зарывающихся в мои волосы. Просто нежась в истоме после любовного соития.

С чувством сожаления я скатился с Беллы, но отпускать ее я не собирался. Устроившись на кровати, я притянул ее к себе, продолжая удерживать одну ее руку между нами, второй – она накрыла мою. Я хотел, чтобы она оставалась рядом; никогда в жизни я еще не чувствовал такой наполненности. Словно это было моим предназначением – делать Беллу счастливой. Я покрыл нежными поцелуями обе ее руки. Она должна была знать, я должен был ей сказать.

- Белла, я…

Она остановила меня, качая головой и улыбаясь.
- Ш-ш-ш… не нужно ничего говорить. Я знаю.

И когда она так трепетно меня поцеловала, я понял, что у нас все будет хорошо; что я никогда не потеряю мою Беллу. Она знает, что я люблю ее; мои действия были убедительнее любых слов. Я опустил голову на подушку. Закрыл глаза и улыбнулся. Я и вправду никогда не думал, что когда-нибудь буду так счастлив. Засыпая рядом с женщиной, которую любил всем сердцем, я ощущал, как она придвигается плотнее, словно мы все еще были недостаточно близко друг к другу.

ФОРУМ

Перевела LadyX



Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-11207-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: LadyX (04.08.2016) | Автор: перевод: LadyX
Просмотров: 790 | Комментарии: 15 | Теги: Белла, единение, мелодия, близость, эдвард, родственные души, первая ночь любви, любовь


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 15
+1
15 pola_gre   (17.09.2016 20:09)
Горячий и душещипательный ауттейк

Спасибо за главу!

+1
11 natik359   (06.08.2016 19:54)
Большое спасибо за перевод! Эдвада переполняют чувства к Белле, но в армию он все равно пошел, главное, теперь ждать.

0
12 LadyX   (10.08.2016 12:23)
А уж Белла непременно дождется!

+1
10 terica   (05.08.2016 19:43)
Цитата Текст статьи
Я повернул голову, и увидел ее: она стояла в оконном проеме, и блики луны играли на ее бледной коже.
Бэлла пришла к нему...сама., и он подарил ей мелодию, ту самую, которую написал для нее.
Такая потрясающая первая близость - сколько эмоций, желания, слов..., которые он хотел , но не сказал, он мечтал признаться ей в любви, но Бэлла боялась услышать слова дружеского участия, она считала эту ночь первой и единственной, была уверена, что будет для него всегда только другом... но не возлюбленной... И потом опять...недосказанность, недопонимание и ее неверие.
Цитата Текст статьи
И когда она так трепетно меня поцеловала, я понял, что у нас все будет хорошо; что я никогда не потеряю мою Беллу. Она знает, что я люблю ее; мои действия были убедительнее любых слов. Я опустил голову на подушку.
Это он так думает...Но хорошо, что все хорошо кончается...
Большое спасибо за чудесный ауттейк и за прекрасный перевод в целом этой замечательной истории.

0
13 LadyX   (10.08.2016 12:31)
Несмотря на все сомнения, тревоги и недопонимания они все-таки обрели друг друга, и это самое главное!
Спасибо за прочтение истории и за комментарии и неизменную поддержку! smile

+1
9 lenyrija   (05.08.2016 05:47)
Мне казалось, что для Эдварда необходимость пойти в армию - это отдать долг за то, что отец вернулся живым после командировки в Ирак (его записка дяде Сэму в десять лет). Сложный путь он выбрал, чтобы сбежать из маленького городка. Спасибо за дополнение о его эмоциях, которые были так прекрасны, но после них едва не наступила катастрофа... Успехов во всем.

0
14 LadyX   (10.08.2016 12:46)
Эдвард показал себя настоящим мужчиной, твердо идущим к своей цели. Как бы тяжело ни было расставание, но Белла будет им гордиться, и, уверена, что они справятся со всеми испытаниями, ведь они обрели настоящую любовь.
Спасибо за прочтение!

+1
8 Anisha3804   (04.08.2016 18:36)
Спасибо за главу

+1
7 Bella_Ysagi   (04.08.2016 18:04)
спасибо

+1
6 Маш7386   (04.08.2016 17:29)
Большое спасибо за замечательный перевод!

+1
5 робокашка   (04.08.2016 17:01)
Замечательное описание нежных порывов Эдварда и первой чувственной близости

+1
4 lenuciya   (04.08.2016 14:34)
Эдвард такой нежный и заботливый.

+1
3 prokofieva   (04.08.2016 13:19)
Спасибо огромное .

+1
1 galina_rouz   (04.08.2016 11:27)
Спасибо огромное за потрясающую историю! Надеюсь что мы снова скоро встретимся,Вы ведь не забудете своих преданных читателей??? Надеюсь в скором времени увидеть а так же прочесть не менее захватывающую историю.ЖДУ

0
2 LadyX   (04.08.2016 11:38)
И Вам спасибо, что дочитали перевод до конца! А забывать никого не собираюсь. smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: