Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4608]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13581]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8175]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3699]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Совсем другая история
Белла родилась в конце 17 века. Злая судьба привела её к жизни на улице и скорой смерти, если бы её не спасли те, кто живёт вечно. Это спасение обернулось вечностью бессмысленного существования. Найдёт ли она свою любовь? Улыбнётся ли ей удача? Встретит ли она Эдварда? Ведь они предназначены друг для друга... или нет?
Новая глава.

Одна душа для двоих. Становление
Свет звёздных галактик летит сквозь года.
Другие миры, но всё та же вражда.
Любовь, и потеря, и кровная месть,
И бой, и погоня - эмоций не счесть!

Неизбежность/The Inevitable
Прошло 75 лет с тех пор, как Эдвард оставил Беллу. Теперь семья решила, что пришло время возвращаться. Что ждет их там? И что будет делать Эдвард со своей болью?
Завершен.

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Рождественский Джаспер
Юная Элис Брендон отчаянно мечтает об особом подарке и просит у Санты исполнить ее самое заветное желание. Но у озорного старика совсем иные представления о мечте девочки…

Beyond Time / За гранью времен
После того, как Каллены покидают Форкс, по иронии судьбы Беллу забрасывает в Чикаго 1918 года. Она считает, что это второй шанс построить жизнь с Эдвардом, но когда находит его, то понимает, что юноша совсем не тот, кого она ожидала встретить. Сможет ли Белла создать будущее, на которое так рассчитывает?

Bonne Foi
Эдвард обращен в 1918 году и покинут своим создателем. Он питается человеческой кровью, не зная другого пути... Пока однажды не встречает первокурсницу Беллу Свон, ночь с которой изменит все.

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Кристен Стюарт?
1. Белоснежка и охотник 2
2. Зильс-Мария
3. Лагерь «Рентген»
4. Still Alice
Всего ответов: 242
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

I remain, Yours. Глава тридцать шестая

2016-12-11
18
0
~♦~ I remain, yours. Глава тридцать шестая ~♦~


Изучив написанное в тетради, Белла закрыла глаза и повторила:
– Salir – уходить (уезжать, выходить, отправляться). Прошедшее время: salí, saliste, salió, salimos, salisteis, salieron. Прошедшее несовершенное: salía, salías, salía, salíamos, salíais, salían. Будущее… saldré, saldrás, saldráaaahhh…
Эдвард ухмыльнулся, и его холодное дыхание послало дрожь по ее спине.
– Saldráaaahhh?

[Для справки: Просто saldrá, а не как это буквально пропела Белла =)]

– Эдвард, ты мне не помогаешь. Ты ведь знаешь, что у меня завтра тест по испанскому.
Он убрал волосы с ее плеча и зарылся головой в ее шею, нежно целуя в ключицу.
– Lo sé. Yo también, [Знаю. У меня тоже.] – ответил он с идеальным акцентом.

– Очень смешно. Мы должны заниматься.
– Твои спряжения просто идеальны, Белла.
– Я знаю все слова, но не могу запомнить, когда какое время использовать. Зачем им нужно два прошедших времени?
– Ты набрала семнадцать баллов из двадцати на практическом занятии. Все будет в порядке.

Сказал Мистер Я-был-в-высшей-школе-уже-не-помню-сколько-раз.

Белла закатила глаза, застонав, когда Эдвард подул своим холодным дыханием ей на спину, вызывая мурашки. Они сидели в самой дальней комнате третьего этажа, в которой девушка проснулась, когда впервые оказалась у него дома. Обе внешние стены комнаты были полностью из стекла, откуда открывался чудесный вид на задний двор и виднеющиеся вдалеке горы. За раздвижными дверями во французском стиле располагался небольшой балкончик, на котором стоял стол в барном стиле, усыпанный мозаичными камнями, и два стула. Эта комната очень быстро стала для Беллы самой любимой во всем доме.
Она стала воспринимать эту комнату, как их. Странно, что в семье из семи человек, пусть и в таком большом доме, раньше никто не использовал ее. Казалось, что она ждала их – это их маленькое убежище. Когда они были вместе в этой комнате, казалось, что кроме них в мире нет больше никого.

Эдвард играл с краем ее рубашки, целуя за ухом.
– Мне нравится, когда ты одеваешься в синий, – прошептал он.
Концентрироваться на учебе становилось все сложнее и сложнее. Если он продолжит подобное, то у нее не останется выбора, кроме как откинуть свою книгу и… Точно. Лучше об этом не думать.

Когда дело доходило до физического контакта, казалось, что Эдвард застрял в тысяча девятисотых годах. Целоваться было хорошо – вообще-то, целоваться было просто фантастически, – но когда все становилось слишком напряженным, слишком жарким, это не длилось долго, потому что он сразу давал задний ход.

Она понимала его сомнения. Она не согласна с ними, но все понимает.
Когда он решится ей все рассказать, им обязательно нужно будет обсудить эту тему. Сейчас две тысячи десятый год, а не тысяча девятьсот восемнадцатый. Однако сейчас у Беллы не было выбора, кроме как принять то, что есть.
– Испанский, Эдвард. Не у всех средняя оценка пять баллов.

– Хорошо. Me encanta este color azul en ti. [Мне нравится, когда ты надеваешь синее.] А все твои оценки четыре с плюсом, mi vida. [Жизнь моя, или дорогая.] Ты вряд ли сможешь провалиться.
Он провел кончиком носа вниз по ее шее, прежде чем поцелуями вернуться обратно к ушку, пока Белла пыталась сидеть неподвижно. Если она пошевелится, он может остановиться. Если она обернется и схватит его, он точно остановится. А она точно не хочет, чтобы он останавливался.

Эдвард засмеялся, а его холодное дыхание на раковине ее ушка было уже слишком:
– Нравится?
– О, боже, да! – Белла не смогла сдержать стон, вырвавшийся из нее, и развернулась, чтобы поцеловать его губы, зарывшись руками в его волосы. У нее была лишь маленькая прядь его волос, которую она хранила долгие месяцы, думая, что это все, что может у нее быть. И теперь, когда он был тут рядом с ней, она не могла перестать прикасаться к его волосам. Прикасаться к его волосам было для нее сродни наркотику, и она была не против принимать его.

Белла пошевелилась, чтобы получить лучший доступ к его рту. Это была довольно странная позиция: они сидели на полу, ее спина облокачивалась на Эдварда, в то время как он прислонялся к черному кожаному дивану. Белла сидела между его ногами, которые образовывали V-образную форму.

Девушка провела кончиком языка по его нижней губе, прежде чем прикусить его шею чуть ниже уха. Свон почувствовала вибрацию от его стона и улыбнулась. Чувство, что именно она причина его стона, просто сводило ее с ума. Одна из вещей, которые она выучила, целуя Эдварда – у него очень чувствительная шея. Ему нравилось, когда она прикусывала ее или проводила ногтями по плечам и спине. Шея Эдварда была его эрогенной зоной. Вампир с невероятно чувствительной шеей – она даже не знала, должно ли это быть или это просто шутка.

Одной рукой он обнимал ее за талию, а второй придерживал лицо. Вот сейчас. Он точно отстранится. Всякий раз, когда она покусывала его шею, Эдвард издавал подобный стон, а после этого его поцелуи становились все медленнее, пока он полностью не отстранялся, прислонившись лбом к ее. Его глаза были полны извинения. Белла не понимала, почему Эдвард чувствует необходимость извиняться: то ли это потому, что обращается с ней так, как не подобало в те времена, когда он родился, то ли потому, что вынужден остановиться. Хотя ей не нравилось ни то, ни другое. Его викторианское воспитание было частью его, и меньше всего она хотела, чтобы он сожалел или чувствовал себя виноватым за то, что они делали вместе.

Каллен не проявлял к ней неуважение или заставлял ее делать что-то, что она не хочет. Она принимала в этом такое же активное участие и наслаждалась каждой секундой. То, как он держал ее, заставляло девушку чувствовать себя особенной; его поцелуи заставляли ее чувствовать себя желанной. То, как он смотрел на нее, заставляло чувствовать себя красивой. Он заставлял ее чувствовать себя любимой.

И если он считал, что по какой-то причине им надо… остановиться, она ее не понимала, но доверяла ему.
Правда, в этот раз он не стал останавливаться. Эдвард опустился рукой по ее шее, проводя по руке и опускаясь на ребра. Белла хотела углубить их поцелуй. Она хотела ощущать его язык на своем. Хотела изучить весь его рот, но понимала, что у него должны быть причины, чтобы не позволить ей это.

Она успела уже многое понять, наблюдая за Таней, но знала, что есть вещи, которые еще предстоит выяснить. Девушка все еще не знала, что случится, если они окажутся под прямыми солнечными лучами, или есть ли у него клыки. Клыки, надо признать, точно могут создать проблемы во время их поцелуев.

Их поцелуй стал более страстным и отчаянным, чем Эдвард когда-либо позволял, и она решила повернуться, чтобы обнять его. Ее движения позволили кончикам его пальцев провести по нижнему контуру ее груди.

Это легкое и такое случайное прикосновение позволило Белле увидеть звезды. За ее опущенными ресницами взорвались фейерверки, вызвавшие стон, который мог принадлежать любому из них. А может сразу обоим.

Не считая его сбивчивого дыхания, Эдвард был неподвижен словно статуя. Дыхание Беллы стало прерывистым, а сердце бешено колотилось в грудной клетке.
– Сделай так снова, – взмолилась она.
Казалось, что он стал еще более неподвижным, если это вообще было возможно. Казалось, что он был сделан из куска камня.
– Эдвард, прошу тебя… прикоснись ко мне.

Свон опустила лицо на его шею, насколько смогла в данной позиции, и позволила своему дыханию окутать ледяную кожу Эдварда, пока осыпала поцелуями его шею, куда только могла дотянуться. Зная, насколько была чувствительна его шея, Белла понимала, что играет нечестно, но ей было все равно. Она хотела почувствовать это снова. Если его случайное прикосновение принесло ей такие эмоции, что будет, когда он коснется ее намеренно?

– Эдвард, прошу. – Она произнесла эти слова так быстро, что они казались единым словом. Эдвард, прошу. Эдвард, прошу. Это были самые лучшие слова в английском языке. Эдвард, прошу.

Белла не собиралась сама класть его руки на свою грудь, но стала серьезно задумываться об этом, когда его рука сдвинулась всего на несколько миллиметров. Поначалу это было всего лишь лёгкое касание, словно человек, который боится войти в бассейн, пробует воду кончиками пальцев перед тем, как прыгнуть. В ее голове снова разорвались тысячи фейерверков, но она хотела большего.

Его рука двинулась снова, так же медленно, но на этот раз более уверенно. В следующий раз стало еще лучше, и Эдвард провел ладонью выше к возвышению ее груди. Его пальцы стали более настойчивыми, пока одна его рука нежно изучала округлость женской груди, а вторая, проведя по животу и ребрам, приступила к изучению второй.
Белле так сильно, до безумия, хотелось закричать, застонать… сделать хоть что-нибудь, но она заставила себя сидеть неподвижно, боясь, что Эдвард снова может остановиться.
– Белла… я люблю тебя.

Она улыбнулась в изгиб его шеи. Она еще никогда не слышала, чтобы его голос звучал так хрипло.
– Я тоже тебя люблю. И всегда буду.

Эдвард очень быстро осмелел; он продолжил изучать каждый изгиб ее груди. Это было самой изысканной пыткой, какую она только могла себе представить. Эдвард, сидящий за ее спиной и с такой любовью изучающий ее грудь, был самым эротичным событием в ее жизни. Белла все еще не позволяла себе пошевелиться. Она знала, что своим чутким слухом он слышит каждый ее вздох, каждый удар ее сердца, и девушка верила, что это будет достаточным доказательством, чтобы он понял, как сильно она этого хочет. Свон верила, что это именно то разрешение, которое он так ждет, потому что сейчас она вряд ли сможет связать и пару слов.

Дразня, Эдвард медленно приближался к ее набухшим соскам лишь для того, чтобы затем убрать руки и повторять это движение снова и снова, каждый раз приближаясь все ближе. Для того, кто раньше не делал ничего подобного (в чем Белла была абсолютно уверена), Каллен был просто мастером. Должно быть, у него был к этому врожденный талант.
Когда юноша наконец-то – наконец-то – провел пальцами по ее набухшим соскам, девушка больше не смогла себя сдерживать. Белла простонала и выгнула спину. Она подняла свои дрожащие руки к своей рубашке, быстро расстегнув ее.
– Эдвард, прошу…

Его волшебные пальцы поднялись к ее плечам и спустились по рукам, снимая блузку, прежде чем вернуться к изучению вновь открывшимся участкам ее тела. Его пальцы играли с краем ее легкой маечки, заставляя Беллу сильнее прогнуться в спине, подставляясь под его ладони. Она без слов умоляла его запустить кончики пальцев под тонкий хлопок.

Эдвард позволил своим пальцам вернуться к ее соскам, продолжая ласкать и играть с ее набухшими пиками, прежде чем начать нежно сжимать ее груди в своих ладонях. Белла облизала пересохшие губы, прежде чем медленно опустить лямочки маечки, мысленно умоляя его не останавливаться.

На секунду руки Каллена замерли, и он начал целовать изгиб шеи девушки. Белла была взбудоражена и напугана тем, что собиралась сделать, поэтому сделала глубокий вдох, чтобы успокоить свои нервы. Ее руки дрожали, пока она опускала лямочки с плеч. Эдвард начал покрывать поцелуями каждый участок ее тела, куда мог дотянуться, а его холодное дыхание заставило кожу девушки покрыться сотней мурашек.

Белла развернулась, чтобы посмотреть на него, и в тот момент, когда их губы соприкоснулись, время остановилось. Ее руки остались неподвижными, прежде чем она отстранилась, чтобы развернуться и сесть к нему на колени. Это был самый напряженный момент в ее жизни, и в этот момент она хотела видеть его лицо. Она хотела видеть его лицо, когда опустит ткань ниже, и та упадет с ее груди. Она хотела увидеть его взгляд, когда он впервые увидит нее. Желание в его янтарных глазах было безошибочным и заставляло девушку почувствовать себя самой красивой и самой желанной среди живущих на земле.

Белая хлопковая ткань уже была опасно низко, на уровне ее едва прикрытых розовых сосков, и когда девушка подняла руки, чтобы опустить ее, руки Эдварда помогли ей. Ее тело просто ныло от желания. Ощущения, которые дарили Белле полный похоти взгляд Каллена, когда он опустил свои глаза к ее груди, были просто неописуемы. Вид того, как он облизывает свои губы, и его тихий стон, практически подвели ее к краю. Ее Эдвард был похож на слепого, который впервые увидел перед собой статую Венеры или Афродиты.

Эдвард поднял руки и стал нежно водить по ее плечам, любовно изучая ее кожу сантиметр за сантиметром. Это было похоже на прекрасную агонию, пока его руки спускались ниже. Белла сильнее выгнулась, прижимаясь к его ладоням, пока те путешествовали по ее грудям и между ними. Когда Эдвард наконец-то нежно прикоснулся к ее соскам, Белла запрокинула голову, а ее рот открылся в безмолвном крике. Она хотела кричать как можно громче, но не могла выдавить из себя ни звука. Электрическая вспышка от соприкосновения их тел разрядом прошла через все тело Беллы, заставив ощутить влагу меж ее ног.

Эдвард дразнил ее, играя с чувствительными сосками, нежно перекатывая их между кончиками пальцев, слегка царапая и выводя вокруг них круги. Белле казалось, что ничто не сравнится с ощущением его прохладных пальцев, оставляющих пылающие следы на ее теле. И девушку трясло от чистого удовольствия.

Белла поняла, насколько сильно ошиблась, когда холодный и влажный язык Каллена заменил ее пальцы, облизывая и пробуя ее груди. Крик, который зародился в девушке еще с того момента, когда его пальцы коснулись ее груди, вырвался наружу, когда губы юноши сомкнулись вокруг ее затвердевшего розового соска. Она выгнула спину, насколько только смогла, чтобы стать к нему еще ближе, одной рукой нашла опору в его ноге, находящейся за ее спиной, чтобы удержать равновесие; второй рукой зарылась в его волосах.

Эдвард облизывал и целовал, прокладывая себе дорожку от одной груди ко второй, пока его рука, опирающаяся на колено, вернулась к терзанию первой.
Все тело Беллы стало покалывать. Эти ощущения были просто неописуемыми. Ей казалось, что она летает.

Он обнял ее рукой и прижал сильнее к своему телу. Тело Беллы было сильно прижато к нему, и хотя он все еще сомневался, она совершенно четко ощущала его восставшее достоинство в самой нужной части своего тела. Это ощущение заставило ее тело просто взвыть от желания.

Руки Эдварда были просто волшебными. А его рот вообще не поддавался описанию. Но сейчас девушке хотелось, чтобы он прикоснулся к ней своим телом. Белла наклонилась вперед, заставив Эдварда отклониться на диван, пока ее руки опустились к его талии. Это были уже не легкие сексуальные прикосновения, как раньше; это была сумасшедшая спешка, чтобы снять его свитер как можно быстрее. Он немного наклонился, позволяя ей снять с себя одежду и отбросить ее в сторону.

Вид обнаженной груди Каллена лишил девушку дара речи, и Белла немного замедлилась. Теперь было ее время. Она позволила своим глазам упиваться Эдвардом. Она хотела запомнить каждую его часть. Его мышцы были хорошо развиты, но он выглядел худее, чем ей казалось раньше. Он был похож на человека, который был намного крупнее, но в короткий период потерял большое количество веса. Стресс, который он переживал в последние месяцы своей человеческой жизни, и поразившая его болезнь оставили видимые отпечатки на его теле. Эдвард в то время так часто переживал, что его мать недостаточно питалась. Но, видя его сейчас, Белла поняла, что это именно он часто не доедал, хотя и убеждал ее в обратном.

На его груди было немного тонких волосков медного оттенка – как раз достаточно, чтобы можно было с ними играть. Его соски были розовыми и крепкими.

Вспомнив, что в одном из писем Эдвард упоминал про шрам, оставшийся у него после перенесенной в детстве ветряной оспы, она посмотрела на его плечо, но кожа там была совершенно чистой.

Юноша наклонился, чтобы снова заключить девушку в свои объятия и поймать ее губы своими. Одни стоны сменились другими после того, как их обнаженные тела прикоснулись друг к другу. Закрыв глаза, Эдвард откинул голову на диван. Белла увидела, как перекатывались мышцы на его горле, пока она проводила пальчиком по его кадыку. Она продолжила свой путь по его ключицам через плечи и вниз по обнаженным рукам.

– Ты даже не представляешь, как это приятно, – прошептал Эдвард.
Прежде чем она успела возразить ему хоть словом, Эдвард снова захватил ее губы, обхватил за плечи и стал водить руками вверх-вниз по ее спине.
Желая изучить каждую часть его тела, Белла начала с его шеи, жадно целуя, покусывая ее и облизывая. Хоть на плече шрама и не осталось, она нашла маленький шрам от оспы на его шее. Девушка не замечала его, видимо, потому, что и не искала. Несмотря на свое любопытство, Белла заставила себя не заострять на этом внимания. Она не должна была показывать ему, что что-то в нем кажется ей странным, ведь тогда он может остановиться. Шрам был прямо там, где и думала Свон, но выглядел совсем не так, как она предполагала. Кончиком языка она почувствовала лишь небольшое возвышение кожи, едва заметное глазу.
Шрам имел форму полумесяца.

Белла двинулась вниз по его груди, едва касаясь его сосков, прежде чем приступить к противоположной стороне. Она усыпала поцелуями его ключицу, прежде чем спуститься к руке, после чего стала опускаться вниз по его груди. Зная, что искать, Белла заметила пару необычных изогнутых линий. Она бы никогда не заметила их, если бы не знала, где они должны были находиться. Они были практически незаметны.

Эдварда кусали не один раз; его кусали дважды… с обеих сторон шеи.
Укусы были похожи на человеческие, а не на отпечатки клыков, какими она их представляла.

Белла решила, что подумает об этом позже, и спустилась ниже, занимая более удобную позицию. Вместо того, чтобы подразнить его, она сразу взяла в рот один из его сосков, нежно водя по нему языком.

Эдвард резко втянул воздух, в то время как все его тело пробило судорогой. Его дыхание стало сбивчивым, и девушке это нравилось. Ей нравилось, что она может заставить юношу чувствовать то же, что и он ее.

Белла пробежалась языком по его груди, втягивая и выпуская розовую плоть. Она переместилась на другую сторону его груди и накрыла ртом его второй сосок. Выпустив его изо рта, Белла захватила зубами несколько бронзовых волосков на его груди и слегка потянула за них.

Эдвард схватил ее за плечи и опустил на спину. Ощущение его тела на своем окончательно лишило девушку способности мыслить здраво, и Белла инстинктивно обвила его ногами, притягивая ближе. Их тела находились в таком тесном соприкосновении, что Каллен издал самый потрясающий звук, который она когда-либо слышала. Белла провела ногтями по его спине, опускаясь к поясу его джинсов. Она запустила за пояс сначала один палец, затем второй и третий. К счастью, джинсы были свободного кроя, что позволило Белле запустить обе ладони ему под джинсы, опустив их поверх его боксеров. Она проникла настолько, чтобы дотянуться ладонями до края его белья и коснуться его кожи. Ощущения от таких интимных прикосновений к его телу подтолкнули Беллу переступить свою невидимую черту, за которой ее волна за волной накрыл оргазм.

В ее посторгазменном мозгу девушке показалось, что она слышала звук рвущейся ткани, но всего через пару секунд Эдвард последовал за ней в своей собственной кульминации. Видеть и слышать его в этот момент оказалось просто незабываемо.

Когда он замер, она подняла руки и стала водить ими по его спине, пока их дыхание возвращалось в норму. Когда к Белле вернулась способность здраво мыслить, она стала понимать, что только что между ними произошло, и как они смогли перейти от легких поцелуев, которые Эдвард всегда останавливал, прежде чем их так занесло в…
Прежде чем их очень сильно занесло.

Она не жалела ни секунды. Собственно, за себя она и не переживала. Но Белла боялась, что Эдвард может пожалеть. Мир, в котором он когда-то жил, кардинально отличается от того, который знает она. Они вместе уже больше двух месяцев. Многие дети их возраста делали куда большее, чем сделали они сейчас.
Но ведь они не были большинством детей, а Эдвард так и вовсе был не совсем «их» возраста.

Он все еще ни разу не пошевелился. Он не сдвинулся ни на миллиметр, и Белла боялась, что это плохой знак. Она медленно выводила на его спине «Я люблю тебя» и целовала те участки кожи, куда могла дотянуться. Потом Каллен перекатился на спину и раскрыл для нее свои объятья. Белла с облегчением свернулась калачиком рядом с ним.

Эдвард прошептал «Я тоже люблю тебя», но его голос был настолько тихим, и в нем слышалось столько угрызений совести, что Белла приподнялась и посмотрела на него. То, как он их произнес, словно ответное признание в любви, было извинением; и Белла была готова сделать или сказать что угодно, лишь бы убрать эти нотки из его голоса.

Она хотела все ему рассказать; она даже не знала, как поднять эту тему, но понимала, что между ними больше не должно быть секретов.

Прежде чем Белла решила, как начать этот разговор, у нее зазвонил телефон, прерывая ход ее мыслей. Звонила мать, но девушка совершенно не хотела сейчас с ней разговаривать; разговор с Эдвардом был намного важнее. С матерью она может поговорить в любой момент, а разговор с Эдвардом больше нельзя откладывать. Пришло время все выяснить. Как говорится, пора расставить все на свои места. Секрет, висящий между ними, был слишком большим. Эдвард должен знать, что ей уже все известно. Она слышала, как в голове играет песня, которую он пел ей, когда впервые привез к себе домой: «Я расскажу тебе все мои секреты...» Он должен знать, что секретов больше нет. Она знает. И ей было все равно. Сделав глубокий вдох, Белла решила начать, надеясь, что мысли придут сами собой после того, как она начнет.

– Эдвард, я…
– Ты должна ответить.
Закусив губу, Белла посмотрела на Эдварда. Его глаза были плотно закрыты, и он отвернулся от нее.
– Это просто мама, – сказала она. – Я поговорю с ней позже.

Эдвард открыл свои наполненные болью глаза и посмотрел на девушку. Он не отводил от нее взгляда; казалось, что ему страшно. Он был похож на ребенка, который только что проснулся после кошмара и еще сам этого не осознал, который не понимает, что все это неправда, а он дома в своей теплой постели. Казалось, что он боялся монстров из своих кошмаров, которые могут прийти за ним и наяву.

Нет, – поняла она, – ему казалось, что он и есть этот монстр.

– Белла, она ведь твоя мать. Ответь на ее звонок.
Она вздохнула. Ну и как она могла теперь не ответить? Эдвард уже больше никогда не сможет услышать голос своей матери. А помнит ли он звук ее голоса? Иногда он говорит, что практически ее не помнит, а в другой момент может описать что-то настолько конкретно и подробно, каждую ее деталь, включая духи и украшения. Он сел и протянул Белле ее голубую блузку, которая была сброшена на пол и забыта, и, по-прежнему не глядя на нее, вышел на балкон.

– Я оставлю тебя одну.
Потягивая маечку и продевая руки в лямки, Белла смотрела на Каллена с нарастающим внутри страхом. Опустив голову, Эдвард стоял под струями проливного дождя, держась руками за перила. По крайней мере, он хоть не стал надевать рубашку.
Если он не стал сразу же одеваться, должно быть, это хороший знак.
Не так ли?

***


Эдвард стоял на балконе своей комнаты и слушал, как Белла разговаривает с матерью. Вернее, он слушал, как говорит Рене, пока Белла периодически вставляет отвлеченное «Ммм». Его заполнял стыд. Он не только сделал то, что сделал… а теперь еще и подслушивал личный разговор Беллы с матерью. Как низко он уже пал?

Он не только проявил к своей Белле ужасное неуважение, но что еще хуже, он склонил ее к этому. Он мог убрать руки. Он мог остановить ее. Было так много моментов, когда он мог убить ее. Эдвард опустил голову, его распирало от отвращения к себе. Никакие извинения в мире не смогут исправить то, что произошло. Он был просто монстром. Повел себя так эгоистично… Он взял то, что хотел, даже не подумав о ее безопасности.

Он был даже хуже парней из их школы с их грязными и отвратительными мыслями. Как он мог осуждать их мысли, когда сам повалил Беллу на пол и терся об нее, словно животное? Что любой из них мог сделать для нее более ужасное? Если бы она была с одним из парней из школы (Майком Ньютоном или Тайлером Кроули, или с любым, кроме него), чем бы она рисковала? Несколькими засосами, которые не смогла бы спрятать? Самое ужасное – это незапланированная беременность? Но даже тогда у нее была поддержка обоих родителей. Современный мир даже не обратил бы на это внимания; она бы ничего не потеряла.

И у нее было бы то, что он никогда не сможет ей дать. Ребенок. Он никогда не сможет подарить ей ребенка. Его прекрасная Белла заслуживает куда большего, чем он может ей дать, намного большего. Что есть первое коллекционное издание по сравнению с возможностью иметь ребенка? По сравнению с возможностью построить нормальную жизнь, полноценную жизнь с ней? Состариться с ней? О чем он только думал? Что он сможет ей предложить?

Эдвард опустил голову еще ниже и сильнее сжал перила балкона. Вот оно… Он должен все исправить. Ему надо придумать какие-нибудь волшебные слова, чтобы она смогла его простить.

Каллен отчетливо слышал злость в голосе девушки, когда она прощалась с матерью. Она быстро отключилась, пообещав перезвонить позже. Белла сказала матери, что они готовятся к тесту по испанскому, и это заставило Рене беспокоиться о том, предохраняются ли они. По раздражению в голосе Беллы он понял, что подобная тема всплывает в их разговоре не первый раз. Услышав подобный вопрос, Эдвард почувствовал себя еще отвратительнее.

Нет, миссис Дуайер. Мы вели себя не осторожно. Вернее, я вел себя не осторожно. Белла даже не представляла, в какой опасности была из-за моей глупости и эгоистичности. Сколько раз до этого мать предупреждала ее быть с ним осторожной? – подумал он.

Эдвард не имел понятия, ведь раньше он практически не слышал их телефонные разговоры. Каждый вечер он проводил с ней как можно больше времени, после чего оставлял Беллу, чтобы дать время пообщаться со своим отцом, а сам уходил поохотиться. К тому времени, когда он возвращался, она уже крепко спала. Ночи он проводил на дереве за домом Свонов, слушая дыхание любимой, пока она спала. Утром, когда она просыпалась, он возвращался к себе домой, чтобы принять душ и переодеться, прежде чем вернуться к ее дому, чтобы подбросить в школу.

Он мог слышать каждое передвижение Беллы в комнате. Раздражение было очевидно в каждом ее движении: от того, как она со злостью швырнула свой телефон на диван, до того, как она схватила с пола свою блузку, чтобы снова ее надеть. После того, как он позорно с ней поступил, ее злость была обоснована. Она имела право злиться на него.

Или, как она сама однажды сказала, разорвать его на куски.

Уголки его губ невольно приподнялись в улыбке от воспоминания, как его любимая однажды грозилась разорвать кого-то; она написала ему об этом в одном из писем, а затем Эдвард видел это в воспоминаниях Шарика. Джаспер был прав; его Белла была бойцом, в этом не стоило сомневаться.

Хоть будет и странно оказаться под огнем ее гнева, но он это полостью заслужил, поэтому будет слушать все, что девушка ему скажет в надежде, что после этого позволит ему на коленях умолять о прощении.
Эдвард выпрямился, когда услышал, как она открыла французские двери и вышла на балкон.

– Эдвард, я… – Белла даже начала задыхаться от злости. – Эдвард. Агамемнон. Мортимер. Каллен. Даже НЕ СМЕЙ извиняться за то, что произошло, или, клянусь богом, я сброшу тебя с этого балкона.

Ее слова так отличались от того, что он готовился услышать, и были сказаны с такой яростью, что Эдвард резко развернулся и с удивлением посмотрел на нее. От вида Беллы у него даже вырвался короткий смешок, прежде чем он смог его сдержать. Стоя в дверном проеме, на него смотрел его маленький разъяренный котенок, сжимающий свои кулачки и упирающийся ими в бока.
Его Белла была просто неподражаема в гневе.

Против его воли глаза Эдварда опустились вниз. Она до сих пор не надела блузку. На ней до сих пор была одета только тонкая хлопковая маечка, которая была настолько тонкая, что даже не пыталась придать ей хоть немного скромности. Идеальные изгибы ее грудей… ее розовые соски… В этот момент она была настолько же открыта, насколько была, когда она… когда они опустили эту маечку с ее плеч.
То, как она умоляла его прикоснуться к ней… Страсть, которой был наполнен ее голос… Для него! То, как она ощущалась в его руках… То, что ее руки делали с ним

От воспоминаний о том, как ее теплые и мягкие ладошки прикасались к нему… там, где прикасались…
– Эдвард, я серьезно.
Словно подчеркивая свою сердитость, Белла шагнула к нему из-под укрытия навеса под проливной дождь. Один ее кулачок все еще упирался в ее бедро, а вторым она била его в грудь. Если бы он был человеком, это должно было бы причинить ему боль.
Схватив ее за руку, Эдвард отвел Беллу обратно под навес, прижимая к себе. Ему нужно было извиниться.

– Белла, я…
Белла закрыла его рот своей ладонью, заставив с удивлением посмотреть на нее.
– Я сказала, прекрати. Просто… не надо. Сейчас я самый счастливый человек на планете, а ты убиваешь мою радость! Так что, прекрати. Мы любим друг друга и немного пошалили. Ничего плохого не произошло. Фактически, – она потерлась лицом о его грудь, – это было просто прекрасно.
Она посмотрела на него глазами, наполненными верой. Верой, которую он не заслушивает.

– Ты уверена? – спросил он.
За долю секунды выражение на лице у его любимой сменилось от удивления до чего-то неописуемого.
– Разве… разве нет… То есть… ты… ты…
О Боже, она думает, что ему это не понравилось. Словно он спрашивает ее подтверждение, что это было прекрасно. Прекрасно даже не передает всех эмоций. Во всех языках, которые он знает, не найдется слов, чтобы описать, как это было прекрасно. Он провел рукой по ее лицу, прежде чем поцеловать в лоб.

– Белла, я даже не знал, что такие чувства существуют. До тебя они просто не существовали, по крайней мере, не для меня. Я даже не могу найти слова, чтобы описать всю радость от того, что ты испытала их со мной. То, что ты испытала то же самое, для меня просто непостижимо.

Эдвард опустил руки ей на плечи и слегка отодвинул, чтобы иметь возможность более ясно ее осмотреть. Она совсем не выглядит раненой. Она выглядит потерянной и удивленной.

– Уверена ли я? – переспросила его Белла. – Я уверена, что наслаждалась каждой секундой. Ты… – она покраснела, а ее – вновь усилившийся – запах стал ее слаще. – Я имею в виду… ты… ты… – Она сделала попытку показать свои мысли руками, не зная, как описать это словами. – Казалось, что тебе тоже все понравилось. Что не так? Ты думаешь, что мне не понравилось?..

О, нет. Он был уверен, что ей понравилось. Ее мускусный запах не оставлял в этом сомнений. Именно этот запах и стал последней каплей. На высоте ощущения от ее прикосновений там, где никто никогда его не касался, ее запах накрыл его с головой… И в тот самый момент он пропал.
Но, несмотря на то, что это было просто прекрасно, он не должен был позволить этому случиться.
– Ты уверена, что не пострадала? Прошу тебя, Белла. Скажи мне правду. Я не сделал тебе больно?
Последние признаки понимания растаяли в шоколадных глазах девушки, заставив даже открыть рот. Она медленно покачала головой, но это не прогнало его страхи.

– Нет, Эдвард. Совершенно. Уверяю тебя.
– Ты уверена? Точно уверена?
– Да, Эдвард, я уверена. Со мной все в порядке.
Было очевидно, что она говорит абсолютную правду, в которой сама уверена. Но его чувства были намного сильнее, чем у нее. И Эдвард уже мог видеть едва заметные потемнения на коже ее плеч и рук. Эти синяки только-только начали образовываться, и Белла еще не могла ни видеть их, ни почувствовать.

Синяки, которые он ей оставил.
– Белла, мне очень жаль. Я не имел права, совсем не имел права…
Она снова положила руку ему рот, призывая к молчанию.
– Нет. Если кто-то и должен извиняться, то это я.
Эдвард был в шоке. Его Белла винила себя за то, что произошло? Он был мужчиной; и вина лежала на нем. Не на ней. Она была абсолютно невинна. Во всем была только его вина.

– Ты? Белла, тебе не за что себя винить. Это была моя вина и только моя…
Она снова закрыла его рот.
– Эдвард, мы живем в двадцать первом веке. Добро пожаловать в реальную жизнь. Я так же ответственна за то, что произошло, как и ты, ведь мы пара. Ты дал мне понять, что тебе не очень комфортно… – Она отвела взгляд, опустила руки и снова покраснела. Это было восхитительно. А ведь именно она всего пару минут назад так яростно запускала руки ему под одежду, а сейчас даже стесняется говорить об этом. – Я не должна была давить на тебя, – Белла произнесла эти слова, положив голову ему на грудь.

– Ты уверена, что тебе не больно? Я имею в виду, ты совершенно уверена?
Она снова подняла взгляд и затряслась от злости. Этот вид заставил всплыть в его голове ужасные воспоминания.

– Мне не больно, но я чертовски замерзла. Может, вернемся в комнату?
Только сейчас вспомнив про холод, Эдвард подхватил Беллу на руки и понес обратно в комнату, ругая себя за неосторожное и безалаберное поведение. По крайней мере, он унес ее из-под дождя, но не от холода.
Этим вечером он облажался уже дважды.

Эдвард схватил с дивана покрывало, которое Эсми использовала, чтобы завершить интерьер комнаты, и завернул в него Беллу, продолжая винить себя за такую глупость. Он так переживал, что мог причинить ей боль, что совсем упустил из виду куда более очевидные вещи, например, что девушке должно быть тепло.

– Жди здесь. Я принесу тебе сухую одежду из комнаты Элис.
Он выбежал из комнаты быстрее, чем Белла успела возразить, и, забежав в комнату Элис, схватил первые попавшиеся вещи с полки с табличкой «для Беллы» и сухое полотенце из ванны. Он вернулся слишком быстро, но мысли Эдварда были очень заняты желанием обогреть свою любимую, чтобы осознать свою ошибку или заметить улыбку, которую Белла пыталась скрыть.

Вернувшись в спальню Элис и Джаспера, Эдвард схватил там сухую, но не факт, что чистую, одежду брата.
Спустившись вниз, Эдвард развел огонь в никогда ранее не использовавшемся камине, пока Белла переодевалась в сухую одежду. Когда огонь уже горел, Эдвард задумался над тем, что сейчас происходит в его комнате. Он попытался сконцентрироваться на треске от разгорающихся дров, но все, что мог слышать, это шелест мокрой ткани, падающей на пол. Он подошел к роялю и стал играть, но его пальцы сами собой принялись играть песню, которую вампир сочинил и посвятил Белле, хотя она ее еще даже не слышала. Ничто не могло отвлечь его от мыслей о совершенно обнаженной Белле в его комнате.

Это было одной их причин, по которой он охотился и бегал переодеваться по утрам. Он знал, что если будет рядом, пока она принимает душ, то не сможет устоять перед искушением.

Каллен мечтал, чтобы кто-нибудь вернулся и отвлек его, пока он не сорвался и не наделал глупостей. Но, как обычно, его отзывчивая семья, решила дать им время побыть вдвоем. Возможность побыть в своих мыслях наедине с собой было всем, о чем он давно мечтал, и семья с радостью дала ему эту возможность.

Неожиданно вампир понял, что если выбежит в лес, то сможет увидеть ее через широкие окна его комнаты. Ненавидя себя за подобные мысли, Эдвард представил себе эту картинку, в то время как его член уже был готов действовать. Он так сильно ее хотел; его тело просто ныло от желания стать с ней единым целым. Воспоминания о прикосновениях к ней, вид ее… ее напряженных сосков, прикрытых тонкой полупрозрачной тканью, а потом и совершенно обнаженных… Он помнил, как прикасался к ним руками, а потом и ртом… То, как она прогибалась под его прикосновениями… Как она выглядела, когда только вышла на балкон, чтобы успокоить его… И потом, когда вышла под струи дождя, как мокрые капли стекали по тем частям тела, к которым он еще не прикасался и не пробовал… в тот момент ее маечка была еще более бесполезной. Он мог видеть каждую часть ее тела под мокрой тканью… Сопротивляться мокрой Белле было еще сложнее, чем сухой.

Эдвард должен был контролировать себя. Девушка уже вышла из комнаты и спускалась по лестнице. Он встал со стула и встретил ее у подножия. Персиковый кашемировый свитер, который подготовила для нее Элис, придал ее коже легкое сияние и идеально подчеркивал ее тонкую фигуру. Ее щеки были покрыты легким румянцем.

– Ты так прекрасна, – выдохнул он, окидывая ее взглядом.
Румянец залил все лицо Беллы, заставив ее слегка отвести взгляд, прежде чем снова посмотреть на него.
– Ты быстро переоделся, – она произнесла этот невинный комментарий с легким укором в бездонных карих глазах.

Эдвард поцеловал ее лоб.
– Пошли. Я развел огонь.
Он взял ее за руку, чтобы отвести к теплу камина, но прежде чем сделал первый шаг, Белла прикоснулась к его предплечью. Она с опаской посмотрела на него, а Эдвард стал переживать, что у нее что-то заболело.

– Что случилось? – спросил он, пытаясь не выдать свою панику. – У тебя что-то болит? Что-то случилось?
Белла медленно и напряженно смотрела на него, после чего его возлюбленная вторая половинка покачала головой, и выражение беспокойства сменилось в ее глазах тем, что он не смог описать.
– Нет, Эдвард, все в порядке. – Она опустила свою руку к его и переплела их пальцы. – Ничего не произошло. Все так, как и должно быть.

От автора:

Ну, она практически рассказала ему. Но потом решила, что это будет слишком много потрясений для него в один день. Думаю, что эта ложечка дегтя продержит вас в тонусе до следующей главы, когда… упс. Почти проговорилась! Вам стоит лишь подождать новой главы.


~♦~ Конец тридцать шестой главы ~♦~



Автор: Momatu
Переводчики: лебедь & Deruddy
Бета: LanaLuna11
Почтовый голубь: ♥Sweet_Caramel♥


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/112-13031-59
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: LanaLuna11 (21.09.2015) | Автор: Перевод лебедь & Deruddy
Просмотров: 2260 | Комментарии: 48


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 48
0
48 чиж7764   (28.11.2015 02:40)
Это было очень-очень красиво. Вот умеете же вы нормально и со вкусом эротику перевести. Спасибо большое.

+1
46 Al_Luck   (30.10.2015 23:43)
Я дико извиняюсь, что не поняла сразу, что это перевод. Но это скорее комплимент: обычно сразу заметно, когда переводят, а здесь ощущение, что текст абсолютно авторский. smile Но когда же продолжение? Уже почти полтора месяца ждем! cry

0
47 LanaLuna11   (01.11.2015 15:11)
Уде добавлено)

+1
42 prokofieva   (30.09.2015 09:26)
Нельзя , так дразниться , или побыстрее давайте нам , тридцать седьмую главу . Спасибо , Вам , огромнейшее , за прекрасную историю .

0
45 LanaLuna11   (04.10.2015 22:30)
Как смогём, сорри tongue

+2
41 katyapattinson   (28.09.2015 14:31)
я хочу правду!!!эта прилюдия очень милая,но я хочу чтоб они уже выпустили пар в жарком сексе!спасибо за новую главу,с нетерпением жду продолжение!
wink

0
44 LanaLuna11   (04.10.2015 22:29)
Прямолинейно-то как biggrin

+2
24 PandaKet   (24.09.2015 01:08)
Агамемнон Мортимер...хахаха, я свалилась на пол!
Блин...мне нужен персональный Эдвард, я уже умираю от зависти к Белле!
Спасибо за главу!

0
39 LanaLuna11   (27.09.2015 18:02)
Вставай в очередь happy

+1
40 PandaKet   (27.09.2015 19:23)
Оууу...слишком огромная очередь sad

0
43 LanaLuna11   (04.10.2015 22:28)
Может тебе повезет? biggrin

+1
23 rar   (23.09.2015 17:16)
Горячая глава! smile Спасибо зампродолжение!

+1
22 natik359   (23.09.2015 10:24)
Эх, а я уже ожидала реакцию Эдварда на правду, и вновь Белла решила перенести разговор!

+1
21 vredna   (23.09.2015 09:32)
спасибо за главу!

+2
20 waxy   (22.09.2015 23:39)
Спасибо! Автор заинтриговал дальше некуда.

0
38 LanaLuna11   (27.09.2015 18:01)
Сюрпризы еще не кончились. happy

+1
19 kaktus6126   (22.09.2015 23:21)
Чудесная глава, спасибо! Ну и Эдвард не был бы самим собой, если бы не его самокопание:)Вовремя его Белла привела в чувство.:D Спасибо!

+1
37 LanaLuna11   (27.09.2015 18:01)
Давайте вместе долбанем его по черепушке? biggrin

+1
18 kate8713   (22.09.2015 23:08)
Спасибо за главу)

+1
17 асука   (22.09.2015 22:56)
Как страстно и чувственно!!!

+1
16 робокашка   (22.09.2015 19:17)
лучше б выговорилась

+1
15 Launisch   (22.09.2015 17:50)
И пусть мнение Эдварда в данный момент явно диаметрально противоположное, но для Беллы это был самый лучший и запоминающийся момент в жизни. Думаю, Би правильно поступила, что отложила разговор, ее бойфренд и так в шоковом состоянии пребывает, того и гляди в панической атаке убежит в неизвестном направлении.

0
36 LanaLuna11   (27.09.2015 18:00)
Ой, ну не надо убегать surprised

+1
14 nefelim   (22.09.2015 17:27)
Ребята пошалили)))
Спасибо щас главу))

+1
35 LanaLuna11   (27.09.2015 17:59)
Пошалили, о да tongue

+1
13 girra   (22.09.2015 16:42)
спасибо огромное за продолжение! милая главка smile
жаль только, что разговор с матерью у беллы получился не очень хороший.
перевод замечательный, как всегда.

0
34 LanaLuna11   (27.09.2015 17:58)
Мамы как всегда невовремя biggrin

+1
12 galina_rouz   (22.09.2015 13:27)
спасибо за новую главу

+1
11 ★Texas_City★   (22.09.2015 12:11)
Огромное тебе спасибо за продолжение smile
Бедный Эдвард, Белла его фактически сократила, но с другой стороны если бы он этого не хотел то ничего не произошло, всю было по обоюдному согласию и желанию обоих. Буду очень ждать продолжения wink

0
33 LanaLuna11   (27.09.2015 17:58)
сократила, так сократила biggrin

+2
10 lenuciya   (22.09.2015 11:57)
Перед нами классический благородный Эдвард, сдувающий пылинки с Беллы

0
32 LanaLuna11   (27.09.2015 17:57)
Так точно. Канонный wink

+1
9 Alice_Ad   (22.09.2015 11:53)
Спасибо за такую замечательную главу! Жду признания ))

0
31 LanaLuna11   (27.09.2015 17:57)
Все ждем happy

+1
8 natka_darsi   (22.09.2015 11:50)
Спасибо )

+1
7 mamamis   (22.09.2015 08:02)
спасибо за новую главу

+3
6 Shape●Of●My●Heart   (22.09.2015 06:08)
Цитата Текст статьи
Сопротивляться мокрой Белле было еще сложнее, чем сухой.

красиво сказано :))
спасибо за новую главу!

0
30 LanaLuna11   (27.09.2015 17:57)
Занятно сказано, сладко biggrin

+1
5 Филька5   (22.09.2015 03:23)
Большое спасибо ! wink

0
29 LanaLuna11   (27.09.2015 17:56)
Не за что.

+1
4 beloved-moon   (22.09.2015 02:34)
Спасибо

0
28 LanaLuna11   (27.09.2015 17:55)
Пожалуйста.

+3
3 Al_Luck   (22.09.2015 00:58)
Да не против дождаться следующей главы, загвоздка только в том, что ждать ее придется минимум месяц, а это удручает. Да и главы раньше были значительно больше и насыщеннее, а сейчас в в каждой главе практически ничего не происходит. Жаль вы не включили признание в эту главу, было бы куда интереснее, а реакцию Эдварда оставили бы для следующей главы.

0
27 LanaLuna11   (27.09.2015 17:55)
Солнце мое, мы не авторы, а всего лишь переводчики. все претензии не к нам. cool

+1
2 з@йчонок   (22.09.2015 00:47)
Большое спасибо за продолжение!!!

0
26 LanaLuna11   (27.09.2015 17:54)
Большое пожалуйста cool

+1
1 Esprit   (22.09.2015 00:21)
Спасибо за главу! happy

0
25 LanaLuna11   (27.09.2015 17:54)
На здоровье wink

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]