Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4608]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13581]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8175]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3699]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Beyond Time / За гранью времен
После того, как Каллены покидают Форкс, по иронии судьбы Беллу забрасывает в Чикаго 1918 года. Она считает, что это второй шанс построить жизнь с Эдвардом, но когда находит его, то понимает, что юноша совсем не тот, кого она ожидала встретить. Сможет ли Белла создать будущее, на которое так рассчитывает?

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

Другой путь
Шёл второй год Новой Империи. Храм джедаев лежал в руинах, Император восседал на троне во дворце на Корусанте. Дарт Вейдер бороздил просторы космоса, наводя ужас на провинившихся пред ликом Империи.
Всё именно так… Но мало кто заметил, что на пару лет раньше события пошли совсем по иному пути…
История по миру «Звёздных войн», призёр фанфик-феста по другим фандомам

Игра
Он упустил ее много лет назад. Встретив вновь, он жаждет вернуть ее любой ценой, отомстить за прошлое унижение, но как это сделать, если ее слишком тщательно охраняют? Значит, ему необходим хитроумный план – например, крот в стане врага, способный втереться в доверие и выманить жертву наружу. И да начнется игра!
Мини, завершен.

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Сборник мини от JK5959
Два мини-перевода, альтернатива.
Спустя пару месяцев после ухода Эдварда, Белла находит на кровати письмо. Есть только один человек, способный оставить его, не будучи замеченным.
Переводы закончены.

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

I scream/Ice cream
Беременность Беллы протекала настолько плохо, что Карлайл и Эдвард все же смогли уговорить ее на "преждевременные роды", уверяя, что спасут ребенка в любом случае. Однако, кроме Ренесми, на свет должен был появится еще и Эджей, развившейся в утробе не так как его сестра.
Новая альтернатива на сайте.



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Мой Клуб - это...
1. Робстен
2. team Эдвард
3. Другое
4. team Элис
5. team Джаспер
6. team Джейк
7. team Эммет
8. team Роб
9. team Кристен
10. team Тэйлор
11. team Белла
12. team Роуз
13. антиРобстен
14. team антиРоб
15. антиТэйлор
Всего ответов: 8835
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

I remain, Yours. Глава сорок шестая

2016-12-11
18
0
~♦~ I remain, yours. Глава сорок шестая ~♦~


Когда они подъехали к дому, на крыльце их ждала Элис. На несколько секунд у Беллы перехватило от страха дыхание, но затем она увидела улыбку на прекрасном вампирском лице. Конечно же, Элис видела решение Чарли.

Как только они вышли из машины, вокруг них залетала маленькая бабочка.
– Сестренки! О боже, как я рада! Мы будем сестрами! – Элис металась между ними, рассыпаясь в поздравлениях и объятиях. – Так, Чарли. Таня будет здесь к трем часам. Надеюсь, ты не против, хотя я и так знаю, что не против, поэтому заказала цветы. Они будут доставлены примерно через час. А если быть точным, то через сорок пять минут. – Она подмигнула Чарли. – И еще наверху есть несколько сюрпризов лично для тебя. Поднимайся.
И, повернувшись к Белле, продолжила:
– А ты останешься на выходные с нами. – Элис слегка повернулась в сторону Чарли и снова ему подмигнула. – И снова я знала, что ты возражать не будешь.

Элис вновь развернулась к Белле, едва способная контролировать свою радость.
– Это будет просто замечательно! Как настоящая пижамная вечеринка! У меня никогда таких не было. Ну, тебе, конечно, нужно будет поспать. Я собрала для тебя сумку – она уже в машине. – И более твердо добавила: – Я упаковала и твои книги. Я не позволю тебе провалить выпускные экзамены, юная леди. Не под моим присмотром.

Белла с отцом стояли и пытались привыкнуть к ритму Элис; порой, когда она была чем-то взволнована, то забывала, что люди не могут уследить за ее естественной скоростью, но они все понимали и решили не спорить с ней. В такие минуты Элис была похожа на крошечное темноволосое торнадо.
Она схватила Беллу под руку и, последний раз подмигнув Чарли, повела ее к черному мерседесу, припаркованному на другой стороне дороги.
– Нам будет так весело!

* * *


Вечером в доме Калленов Белла сидела на кожаном диване в комнате Эдварда, который в очередной раз специально для нее был превращен в кровать, и прижимала к груди подушку. Они с Элис провели день, примеряя разную одежду и смотря фильмы. Белле пришлось признаться самой себе, что это было очень даже весело; раньше она никогда не оставалась нигде с ночевкой.

К тому же Элис пыталась весь день чем-то ее занять, чтобы она перестала беспокоиться за Эдварда.
Они приготовили попкорн, который Белла с удовольствием поедала под скривившееся лицо Элис. Эта часть была особенно смешной – Белла с открытым ртом поедала обжаренный в масле попкорн, выпуская пары дыма. И мурлыкала от удовольствия. Элис же вздрагивала каждый раз, когда Белла облизывала растаявший шоколад. Они заказали пиццу, а вернее, шесть пицц. Это оказалось совершенно бесполезно, но если учесть, что в семье было семь человек, среди них два подростка и еще один гость, необходимо было создать видимость нормальной семьи. Белла с отцом будут доедать эту пиццу на ужин еще несколько дней.

Но сейчас, когда наступила ночь, две подружки сидели в комнате Эдварда и тихо беседовали.
– Элис?
– Хмм.
– А сколько тебе лет? Прости, если лезу не в свое дело. Мне просто любопытно.
– Белла, все в порядке. Я родилась в тысяча девятьсот первом году.
– В том же, что и Эдвард.
На какой-то момент Белла почувствовала небольшой укол зависти, да, это глупо, но Элис жила с Эдвардом в одно время.

– Я на два года старше. Или на два года моложе, зависит от того, как на это посмотреть. Моя семья жила в Билокси, штат Миссисипи.
– Ты была… Когда Карлайл обратил тебя, ты тоже болела?
Выражение лица Элис тут же изменилось. Прежде чем перевести взгляд на пол, она несколько секунд смотрела в окно.
– Прости. Элис, извини. Я не должна была…
– Нет, все в порядке. Меня обратил не Карлайл. Это был другой человек. Я никогда не знала его имени.

Было очевидно, что этот разговор расстраивает Элис, и Белла снова попыталась извиниться, но Элис продолжила:
– Думаю, что меня удочерили в прямом смысле этого слова. Я была… Человеком я тоже могла видеть будущее. Тогда дар был не так силен. И я не могла его контролировать. Моему отцу это не нравилось. Он пытался скрыть это, спрятать меня от всех. Ему казалось, что все это неправильно, ненормально, что я – ненормальная. После смерти моей матери он... он сказал всем в городе, что я сошла с ума. Он… запер меня. Отправил в психиатрическую лечебницу. Только это не была обычная лечебница – не такая, как сейчас. Это было… не самое приятное место.

Там был мужчина, который всегда работал в ночные смены. Он был добр ко мне. Тогда я не знала почему. Но помню, что боялась его. И от этого он становился ко мне только добрее. Он носил мне гостинцы. Фрукты, конфеты. Старался меня защитить, отгородить от возможной… угрозы. Но он работал только по ночам. – Элис провела руками по своим коротким волосам, а после этого стала покручивать свое кольцо. – Они побрили мне голову. У меня были такие длинные волосы. Прямо до пояса. А они все сбрили.

Губы Беллы слегка дрогнули, когда она представила Элис такой же, как и друзей Эдварда, расчесывающую свои длинные волосы и аккуратно убирающую их наверх, закрепляя заколкой.
– Однажды ночью... у меня было видение… о самой себе, но в нем не было никакого смысла. Я была ужасно напугана, поэтому мне стало казаться, что я действительно схожу с ума. Я просто сидела и рыдала. Он услышал, что я плачу и решил проверить, что произошло. Видение пугало меня больше, чем он, поэтому я рассказала ему все, что видела.

Ни сказав и слова, он схватил меня и побежал, и я подумала, что правда сошла с ума, потому что никто не сможет сделать то, что смог он. Он забрался на стену, открыл окно и выпрыгнул на крышу. И все это произошло в одно мгновение, пока он держал меня на своем плече. Он бежал до тех пор, пока мы не оказались в самой чаще леса, после чего рассказал мне, что ему очень жаль, и что со мной все будет в порядке. А потом он укусил меня.

– Эдвард рассказывал мне… про трансформацию.

– Не знаю, сколько времени он провел со мной, но все это время не переставал со мной разговаривать, а потом пришел второй человек. Тот, которого я видела в видении. И он пришел… за мной. Не просто, как за очередной порцией еды, а именно за мной. Я не знаю, почему или зачем была ему нужна. И, возможно, уже никогда не узнаю. Мой друг вступил с ним в схватку, но второй оказался сильнее.

Через боль я слышала просто ужасные вещи. Скрежет. Звуки разрушения. А потом все стихло и я почувствовала запах дыма. Я услышала, как трещит пламя, и даже через переживаемую боль ощущала жар пламени, понимая, что мне стоит его опасаться. Когда я пришла в себя, пламя продолжало гореть.

Я пребывала в ужасе. Мне было так стыдно. Тот другой, незнакомец… убил моего друга, но не тронул меня. Если бы я очнулась чуть раньше, то смогла бы помочь. Я бы тоже смогла сражаться с незнакомцем. Мой друг погиб из-за меня, потому что пытался меня защитить, а я даже не знала его имени.

Белла не помнила, когда начала плакать, но инстинктивно вытерла щеки рукавом кофты.

– Именно из-за него я приняла решение никогда не питаться… ну, ты понимаешь. Он решил защитить меня, человека, и это стоило ему жизни. В своем видении я видела, что незнакомец хотел сделать со мной, и все эти мысли отрезвили меня. Хотя это было очень тяжело. Белла, Эдвард не хочет такой жизни для тебя из добрых побуждений. Сопротивляться жажде, особенно когда ты новорожденный, практически невозможно.

– Но ты же смогла.
– У меня было преимущество. Преимущества – их было два, два мотива. Практически с первой минуты я смогла видеть будущее. И первое, что я увидела, – был Джаспер. А потом я увидела Карлайла. Я знала, что они где-то там, и отправилась на их поиски. Не знаю, что удивило Джаспера больше, когда я его нашла, – мои слова о том, как долго он заставил меня ждать или цвет моих глаз.

Через пару секунд Элис вернулась к своему привычному жизнерадостному настроению, но Белле понадобилось больше времени, чтобы воспринять ее историю. Она понимала боль, которую испытывала девушка, когда не могла помочь человеку, спасшему ее саму. Ей было так это знакомо, знать все, что происходит, но не иметь возможности помочь в борьбе с Викторией.
И теперь из-за нее они еще и могут пострадать.
В данный момент Элис с ее вечной жизнерадостностью начинала раздражать. Все переживания, которые Белла так тщательно пыталась отодвинуть в сторону, накрыли ее с новой силой, не давая возможности даже сделать вдох. Она хотела побыть одна.

– Элис, я, правда, очень устала.
– Ой! Прости, Белла. Конечно же, ты устала. Ты должна была сказать мне об этом раньше. Эдвард прав. Забыться слишком легко. Я тебя оставлю… и увидимся уже утром.
– Спасибо, Элис.
Элис плотно прикрыла за собой дверь, когда убедилась, что у Беллы есть все необходимое для сна, и пожелала ей «сладких снов».
Свернувшись калачиком на своей импровизированной кровати, Белла была окружена вещами Эдварда, причем не только из его вампирской жизни, но и из человеческой тоже. Но все равно ей было слишком одиноко.

Она закрыла глаза и попыталась представить, как холодные и сильные руки Эдварда обнимают ее, прижимая ближе к себе, чтобы впитать ее тепло.
Он был где-то там с братьями и Карлайлом. Она даже не знала, в каком именно штате. Каллен писал ей каждые два часа, как и обещал, но не говорил ничего, кроме того, что с ним все в порядке, и как он сильно ее любит.

Свон сильно зевнула. Белла не соврала Элис. Была практически полночь, и девушка действительно устала. Она достала телефон и открыла входящие сообщения, чтобы они хоть немного ее успокоили, но это было не то же самое, что слышать его голос. Он не писал ей с десяти часов. Прошло уже около двух часов, но Эдвард, вероятно, думает, что она уже спит. Она хотела последний раз сказать ему, что любит. Девушка отправила сообщение и, положив телефон на пол рядом с диваном, попыталась найти удобное положение для сна, но ее тело понимало, где находится, и ему не хватало Эдварда. Через пятнадцать минут переворачивания с бока на бок она услышала сигнал своего телефона и потянулась за ним.

«Белла, я тоже тебя люблю. Но почему ты не спишь? Уже почти полночь. Элис не должна была развлекать тебя так долго», – гласил текст сообщения.

«Элис не виновата. Я просто не могу уснуть».

«Как и я. Но прошу, хотя бы попытайся. Поговорим утром, любовь моя. Я вернусь, как только появится такая возможность».

Белла снова легла на диван и попыталась уснуть, но сон никак не хотел приходить. Она встала и решила разобраться, как же работает музыкальная система, и через несколько секунд комнату заполнили звуки музыки, которая играла на их свидании, но и это не помогло ей уснуть. Белла решила посчитать овец. Она даже попыталась выкинуть из головы все мысли и сосредоточиться на тишине ночи. Но безрезультатно.

Поднявшись еще раз, девушка прошлась по комнате. Глядя в противоположный конец помещения, туда, где находится встроенный шкаф, внезапно ей в голову пришла некая мысль. Она сняла свою пижаму и переоделась. Забравшись обратно под одеяло, Белла снова зевнула.
Она представила своего отца, держащего в руках кольцо, стоя перед Таней на одном колене.
Свернувшись калачиком и зарывшись лицом в подушку, Белла улыбнулась, когда поняла, что начинает засыпать.

* * *


Было около восьми часов утра. Эдвард со всеми вернулся в Форкс. Подходя к дому, он услышал сердцебиение своей любимой и, оставив остальных рассказывать о том, что они смогли выяснить, запрыгнул на балкон своей комнаты и зашел через французские двери.

Его Белла лежала на боку, так глубоко зарывшись в одеяло, что Эдвард смог разглядеть лишь ее макушку да часть лица. Он закрыл глаза и позволил ее запаху и сердцебиению наполнить его. Ему показалось, что он даже на расстоянии ощущает тепло, исходящее от ее тела, которое согревает и его. Они вернулись на несколько часов раньше, чем он смел надеяться, но все равно слишком долго находился вдали от нее.

Она так крепко спала, что не услышала, как он вошел в комнату, поэтому Эдвард как можно тише пересек помещение и подошел к дивану. Ее футболка и спальные штаны лежали возле дивана скомканной кучкой. Вампир поднял футболку и удивленно посмотрел на нее, прежде чем вернуть обратно на пол, намереваясь убрать потом.

Стараясь не побеспокоить любимую, вампир распутал одеяло ровно настолько, чтобы иметь возможность видеть все ее личико. Сонно расслабленный бутон ее губ был слегка приоткрыт. Кожа был теплой, и от такого плотного соприкосновения с подушкой на ее щеке появился румянец. Под сомкнутыми веками ее глаза были неподвижны; она спала без сновидений. Ее дыхание было глубоким и размеренным. Она была великолепна. Такая нежная и такая невинная.
Он снова вспомнил разговор, который произошел у него с отцом и братьями, пока они находились на охоте.

Они были в Южной Дакоте, пробегая сквозь Блэк Хилс Нешнел Форест [национальный лес «Черные Холмы»], преследуя Викторию и нескольких новорожденных, которые прошли южнее Рэпид Сити. Карлайл первым поднял тему, которую Эдвард меньше всего хотел обсуждать, а именно: видение Элис, в котором новорожденная Белла охотилась в первобытных лесах Аляски. Эдвард видел это в мыслях сестры и помнил видение в мельчайших подробностях. Его возлюбленная задорно смеялась, перепрыгивая с ветки на ветку, и поддразнивала Эдварда за то, что тот не может ее поймать. В том видении на ней был шерстяной свитер и джинсы. Свитер пал жертвой ее первой охоты и был разорван на сотни кусочков; а одна часть сбоку была оторвана полностью. Ее жертва явно сопротивлялась, и это точно был не олень.

Вспомнив это видение, Эдвард сделал глубокий вдох, а Карлайл, извинившись, отметил:
– Элис сказала, что в видении Белла была счастлива, Эдвард.
С этим он поспорить не мог; лицо его любимой просто светилось от восторга. Но и человеком она тоже может быть счастлива.
– А она, случайно, не видела, как будет счастлива Белла, когда каждую клеточку ее тела будет пропитывать яд?
Вложив в свои слова все возможное сострадание и понимание, Карлайл продолжил:
– Смотреть, как ты проходишь сквозь трансформацию, а потом и Эсми... – произнеся имя своей жены, Карлайл словно снова испытал всю ту боль, которую переживал, держа на руках ее тело все эти дни. – … А потом снова с Розали и Эмметом… было так же ужасно, как пережить это самому. Но как бы ни было тяжело, это все не длится вечно. Это все заканчивается.

Затем взял слово Джаспер.
– Эдвард, она очень сильная. И она не сдастся. Времена изменились. И ты это знаешь. Ты не можешь решать за нее.
– Я не пытаюсь решить за нее, – возразил Эдвард.
– Ты сказал: «Я говорю «нет». Ни за что». Ты обижаешь ее, не желая принять то, чего хочет она, не понимая, что это полностью ее решение, – предупредил его Джаспер.

От слов Джаспера Эдвард слегка поморщился. Он очень жалел о словах, сказанных тогда в лесу. Поняв тогда, к чему она клонит, он не смог рассуждать здраво и знал, что своими словами причинит ей боль. Но как он сможет извиниться за них, если не поменял своего решения? Ему было стыдно лишь за то, как он это сказал, но никак не за смысл сказанного. Он должен более четко продумать свои аргументы, чтобы она поняла, что ей лучше будет отказаться от этой затеи.

Он пытался четко выстроить аргументы, подбирая слова так, чтобы она смогла увидеть вещи его глазами, – качество, которое он унаследовал от своих биологических родителей, хотя и не подозревал об этом, – когда его прервали мысли Эммета.

Эдвард, Белла – не Розали.

Эдвард посмотрел на брата.

Она не возненавидит тебя за обращение. Но может возненавидеть, если ты откажешься это обсуждать. Часть того, что значит иметь суженую, означает принимать ее такой, какая она есть. Я знаю, как сильно переживает Розали, какой ничтожной она порой себя ощущает. Единственное, о чем она мечтала всю жизнь, – иметь ребенка, – и его у нее никогда не сможет быть. И мне приходится жить с мыслью, что я никогда не смогу дать ей то, что ей нужно больше всего. Но Белла – не Розали, Эдвард. Она хочет совсем других вещей.

У нее есть шанс, которого не было у Розали, да и ни у кого из нас; шанс принять решение. Ты должен ответить на все ее вопросы, даже если они тебе не нравятся, чтобы у нее была возможность принять самостоятельное решение, зная все факты, причем чистые факты, а не окрашенные твоими эмоциями. Самая большая ошибка, которую ты можешь совершить, – это проигнорировать ее чувства или, что еще хуже, вынудить принять то решение, которое хочешь ты. Я очень за тебя рад, но иметь суженую – это не просто приобрести
постоянный секс, знаешь ли. Отношения требуют постоянной работы над ними.

Мысли Эдварда вернулись в настоящее, заставив закрыть глаза. Эммет всегда может заставить тебя смеяться, но иногда его простой взгляд на вещи давал куда больше правильных ответов, чем другие варианты, в особенности, такие перемудренные, как у Эдварда, которому необходимо обдумать все по несколько раз. Неужели он позволил мыслям Розали об утрате того, о чем она так мечтала, так сильно повлиять на его суждения?

Он не хотел такой жизни для Беллы. И он знал, что не изменит своего решения. Но может он просто боялся, что после обращения Белла возненавидит его, когда поймет, чего лишилась, как когда-то он долго ненавидел мать за принятое тогда решение?
Или она возненавидит его, если он откажет ей в этом?
Он вспомнил лицо Беллы из видения; ее ярко-красные глаза светилось радостью, пока она пробирались сквозь чащу леса, – в этом не было ни капли сомнения. Но, вернувшись в реальность, он снова посмотрел на спящую Беллу, и в голове вновь возникла мысль о том, что она может быть счастлива и как человек.

Под нежными веками ее глаза забегали из стороны в сторону; ей снился сон, а Эдвард загипнотизировано наблюдал за ней, как и всегда. Он бы отдал все на свете, лишь бы заглянуть в голову к девушке и узнать, что же ей сейчас снится.

Когда он присел рядом, дыхание Беллы изменилось; она начала просыпаться. Его суженая вздохнула, потянулась и перекатилась на живот, вытащив руки из-под одеяла. От ее вида все мысли о разговоре с братьями, равно как и видение Элис, в один миг вылетели из его головы.
Эдвард медленно провел пальцами вверх и вниз вдоль позвоночника девушки, поигрывая с краем футболки.

* * *


Белле снился самый прекрасный сон, но он медленно начинал рассеиваться. Как бы она ни старалась, но не могла удержать его. Сейчас, проснувшись, девушка пыталась удержать в памяти те немногие обрывки, чтобы не забыть его совсем. Она помнила сияние солнца... ее купание в океане вместе с Эдвардом. Она могла вспомнить тепло воды и запах соли в воздухе. Она помнила солнечный свет, отражавшийся от кожи возлюбленного, словно сияющая радуга, усыпанная бесчисленными бриллиантами... но она не могла вспомнить, сияла ли так же и ее кожа. Белла помнила ощущение свободы, когда не нужно ни от кого прятаться. Где бы они ни находились во сне, они там были одни, и никто их не видел.

Белла вздохнула и потянулась. Солнечный свет заливал комнату, она видела его даже сквозь опущенные веки. Это был не тот яркий свет из ее сна, но, должно быть, облака сегодня были совсем тонкие.
Это был очень хороший сон. Она все еще ощущала прохладные пальцы Эдварда, скользящие вниз по ее спине, затем по руке... нежно играя с краем футболки.

Постойте...

Белла резко открыла глаза. Эдвард сидел всего в паре сантиметров от нее, и она рванулась к нему, обрушивая на него свои губы.
– Ммм. Доброе утро, красавица. Тебе нужно быть осторожнее, иначе с таким рвением можно лишиться пары зубов. – Поддразнил ее Эдвард между поцелуями.
– Ты вернулся. Я думала, ты будешь позже.
– Я ведь сказал, что вернусь, как только смогу.
– Ты и в самом деле вернулся. Ты здесь.

Ты в безопасности.

Его пальцы играли с краем ее рукава.
– Могу я спросить, почему ты в моей одежде? Не то, чтобы она плохо на тебе смотрится, но все же?
Белла ухмыльнулась и откинула одеяло.
– Я скучала по тебе.
От вида его любимой, одетой не только в его футболку, но еще и боксеры, он потерял дар речи, а его зрачки расширились, и больше уже никто из них не смог произнести полноценной фразы.

Пока Эдвард обнимал ее, Белла водила рукой по его предплечью, медленно спускаясь вниз.
– Я тут думала... о нашем разговоре тем днем.
– Каким днем?
– Когда мы были в лесу.
Эдвард не был готов к этому разговору так скоро, потому что пока еще не до конца осознал сказанные Эмметом слова.
– Белла...
– Нет. Я не об этом. Я думала о том, что говорил ты.
Прежде чем ответить, Эдвард на секунду задумался.
– О чем говорил я?
Она посмотрела на него, переплетая их пальцы.
– Да, – многозначительно ответила она.
Пока Эдвард внимательно смотрел на нее, его глаза стали наполняться интересом.

– И почему же? – скептически спросил он.
– Вчера мой отец сделал Тане предложение.
– Я знаю. Но какое это имеет отношение к нам с тобой?
Белла закусила губу, ища лучшее объяснение.

– Эдвард, я не буду притворяться, что брак значит для меня то же самое, что для тебя. Так было всегда. Просто... когда я росла... меня не окружал… идеальный его пример. Но он был таким для тебя. В твоем мире брак был логичным завершением отношений. Просто так был устроен мир. Это часто были практичные обязательства, поэтому даже не предполагалось, что люди не станут жениться – в особенности девушки. Даже после твоего обращения мир вокруг тебя оставался таким же. В моем мире, а особенно в моем доме, все было совсем по-другому. Все было совсем наоборот.

Эдвард, брак твоих родителей был счастливым, и пусть ты не можешь этого вспомнить, ты это просто знаешь. Но у моих родителей он был другим. Из их брака не вышло ничего толкового. Моя мама жалела об этом браке и называла его импульсивной ошибкой. А мой отец... Думаю, мой отец так и не оправился от того, как мама ушла и забрала меня, пока он не встретил Таню. Ты знал, что у него на стене годами висело фото с их свадьбы? Годами, Эдвард. Все, что было в их браке, – это разочарование и боль.
И даже если не брать в расчет мою семью, уровень разводов сейчас какой, пятьдесят процентов? Или даже выше?

– Белла, я тебя понимаю. На самом деле понимаю. Что я могу не понять, так это, что ты теперь считаешь... Сейчас кажется, словно ты... считаешь иначе.
– Уровень разводов сейчас пятьдесят процентов. Но люди все равно женятся. Даже несмотря на то, что разумная часть их мозга подсказывает, что они могут оказаться в той половине, они все равно делают это. Они считают, что брак стоит того, чтобы хотя бы попытаться. Даже мои родители. – Белла призналась в том, чего сама до этого момента не замечала. – И мне кажется... я просто боялась. Я боялась дать кому-то возможность причинить мне столько боли, сколько мама причинила отцу. Что если человек тоже меня оставит? Что если после всех слов любви и клятв у алтаря в присутствии гостей и родственников человек все равно уйдет? Как я смогу справиться с этим? Но я знаю тебя, Эдвард. Я верю тебе. В нашем случае просто нет слов «что если».

Эдвард не мог даже моргнуть. Он не мог поверить тому, что слышит. Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой. Если бы он мог спать, то решил бы, что все это сон. Он так много раз представлял себе этот момент такими разными способами, но ни одна фантазия не могла сравниться с реальностью. Он все еще боялся поверить в то, что это правда.

– Белла, ты выйдешь за меня?
– Да.
Она сказала «да». Эдвард забыл, как говорить, и даже как дышать. Его Белла сказала «да». Она согласилась без единого колебания. Прежде чем он успел даже подумать, губы уже сами сделали предложение, и она так же быстро согласилась. Он жадно поглощал взглядом ее лицо, ее волосы, ее улыбку, ее глаза, ее запах – ее запах, смешанный с его собственным.
Каждый миг теперь навсегда будет в его памяти, но он все равно боялся, что может упустить хоть какую-то малейшую деталь. То, как ее пальчики переплетаются с его, или как ее ножка прикасается к нему.

– Я так сильно тебя люблю. Я хотел... я так много хотел сказать... я так часто представлял этот момент. Я хотел так много тебе сказать. Но сейчас я могу думать лишь о том, как сильно люблю тебя.
Белла подняла их переплетенные руки и поцеловала тот палец, на котором должно быть обручальное кольцо.
– Это все, что мне нужно слышать.
– Кольцо. Обручальное кольцо. Мне нужно... – Эдвард вскочил и подбежал к шкатулке своей матери, вернувшись меньше, чем за секунду, и встал перед девушкой на колени. – Позволишь?

Белла улыбнулась и протянула ему свою левую руку.
– Изабелла Свон, я буду любить тебя до конца своей жизни. Ты сделала меня самым счастливым человеком. Ты стала для меня смыслом жизни. Я обещаю, что потрачу всю жизнь на то, чтобы сделать тебя такой же счастливой, каким ты сделала меня.
Эдвард надел кольцо своей матери на палец Изабеллы.
Пока он говорил, Белла, не отрываясь, смотрела ему в глаза, наблюдая, как он медленно надевает ей кольцо. Она почувствовала, как по щеке течет слеза, а горло сжимает болезненным комком.
– Эдвард... оно прекрасно. Это самое... самое красивое кольцо из всех, что я когда-либо видела.

Кольцо было из белого золота, а в самом его центре располагался бриллиант овальной формы. Он был окружен россыпью более мелких бриллиантов в виде латинской буквы U, образовывая золотую ленту. По краям U кольцо дополняли небольшие камешки грушевидной формы. Благодаря воспоминаниям Карлайла, Эдвард мог представить это кольцо на руке своей матери, стоящей рядом с отцом на свадебном портрете.
Но как бы прекрасно оно ни смотрелось на руке его матери, казалось, что на руке Беллы оно выглядело в сотни раз прекраснее.

Она поцеловала его, и Эдвард почувствовал холод металла, прижимающегося к его коже. Одну руку Белла запустила в его волосы, пока вторая спустилась вниз по животу прямо к его эрекции и медленно провела пальчиками по всей его длине.
– Как думаешь, сколько у нас есть времени, прежде чем к нам вломится Элис? – спросила она.
– Джаз... отвлечет... ее.
– Нужно будет поблагодарить его за это.

Не могу дождаться нашей брачной ночи. Я уже больше не могу ждать, я безумно хочу ощутить тебя внутри.

Эдвард отстранился от нее. Ему потребовалась на это вся сила воли. Это была единственная вещь, которую он не мог ей дать.
– Белла, мы не можем.
Ее нежные, теплые пальцы продолжали поглаживать его.
– Нет, можем. У нас есть время. И ведь теперь мы помолвлены, знаешь ли.
– Нет. Я имею в виду... то... то, что ты только что сказала... Мы не сможем... сделать это. Я не смогу это сделать. Я не могу дать это тебе.
Белла удивленно посмотрела на него.

– Ты сейчас о чем?
– Белла, я не могу... сделать это. Мы не можем...
– Сделать что? Все, что я сказала, это то, что надо поблагодарить Джаспера.
– Нет, Белла. То... что ты сказала... про нашу брачную ночь.
Белла широко раскрыла глаза. Она так серьезно и в то же время так невинно на него смотрела, что Эдварду даже стало страшно.
– Белла, любимая, что случилось?
– Ты это слышал?
– Дорогая, ты ничего не говорила.

– Знаю, знаю. Но я кое-что подумала. Я очень хотела, чтобы ты это услышал.
– Белла, я не могу слышать твои мысли. Ты ведь знаешь это.
Она покачала головой, в то время как на лице появилась широкая и гордая улыбке.
– Но ты смог. Ты сделал это, Эдвард. Я не говорила этого вслух. Я об этом подумала. И ты услышал меня.
– Услышал тебя?
– Да, – засмеялась Белла.
На его лице было выражение ребенка, который посреди ночи спустился по лестнице и увидел выползающего из камина Санта-Клауса.
– Я на самом деле услышал тебя?
– Да, на самом деле.
Чувство единения от того, что он впервые смог услышать мысли Беллы, было просто неописуемо.

Ему стало интересно, было ли это совпадением, что единственный раз, когда он смог услышать ее мысли, случился сразу же после того, как она согласилось выйти за него замуж, словно это было подтверждением их намерений. Желая стать его женой, желая подарить ему всю себя, она каким-то образом смогла опустить перед ним свой щит, давая возможность проникнуть в собственный разум. Неужели желание соединения их тел и жизней оказалось настолько сильным, что позволило на один момент соединиться и их разумам?

Мозг вампира мог обрабатывать сразу несколько идей и мыслей, и прямо сейчас часть мозга Эдварда вспомнила слова Джаспера (над которыми Каллен размышлял не один десяток дней) о том, насколько сильно может развиться дар Беллы после ее обращения, хоть эта мысль и шла наперекор его убеждениям. В то время как его собственный дар, который порой казался ему проклятием, был заложен в нем от природы, то есть, он мог слышать все мысли окружающих его людей или концентрироваться на мыслях кого-то одного, оттесняя мысли остальных на задний план. Точно так же, как Джаспер мог влиять на эмоции толпы или одного конкретного человека в ней.

Если они могут концентрироваться на одном конкретном человеке, может ли Белла сделать все наоборот? Может ли он выделять конкретного человека? Или правильнее спросить, может ли она впускать одного конкретного человека? Брать одного человека – или даже нескольких – под защиту своего щита?

Ощущая отвращение к себе лишь за то, что обдумывал, сколько пользы принесет Белла в его семью, если станет вампиром, Эдвард попытался отогнать от себя эти мысли. Но это освободило его мозг, и он осознал ту мысль, которую она передала ему.
– Эдвард? Что случилось? Что не так? – спросила его возлюбленная, – вернее, его невеста.
Как он мог просить ее стать его женой, если сам никогда не сможет по-настоящему стать ей мужем?
– Эдвард, ты меня пугаешь.
Он потряс головой и попытался не встретиться с ней взглядом.
– Я не могу... я не могу заниматься с тобой любовью.
– Ты не причинишь мне боль. Эдвард, ты всегда так нежен со мной. Мы просто... будем действовать медленно.
Она слишком верила в него.

– Мне все равно, если нам придется пытаться снова и снова. Если понадобится, мы будем пытаться всю ночь, – уверила его она. Ее голос был счастливым и воодушевленным. В нем не было ни капли страха, лишь абсолютная вера в него.

Но она ошибалась. Не то, чтобы его пугала реальная возможность причинить ей боль, – а ведь очень пугала, – но была еще одна причина, которую она должна понять после всего… всего того, что они делали вместе. Особенно, учитывая то, что она видела. Просто тогда Белла не понимала, что именно видела.

– Дело не в этом. Не то, что меня не воодушевляет твоя искренняя вера в меня.
– Что тогда?
– Белла... Ты уже знаешь причину. Ты видела ее... когда мы... когда я…
Эдвард не мог заставить себя поднять на нее взгляд, он слишком боялся увидеть отвращение в этих прекрасных шоколадных глазах, но сразу понял, что она догадалась. Он понял это по тому, как напряглись мышцы в ее теле.
– Это яд, не так ли? Когда ты... кончаешь. Это твой яд. Или как вы его называете, верно? Ты говорил мне про него, когда рассказывал, как Карлайл укусил тебя?
Он смог лишь слегка кивнуть, говорить не было сил. Белла сидела молча. Он бы отдал все что угодно лишь бы снова услышать ее мысли.

– И это... может сработать? – спросила она.
Эдвард вздрогнул и посмотрел на нее. Она была... заинтригована, пожалуй, это было лучшее описание, подумалось ему. У него появилось плохое предчувствие. Он был уверен, что она разозлится на него.
– Сработать? – переспросил он.
– Ну, я просто хочу сказать, что это намного лучше, чем быть укушенной.
Прежде чем Эдвард успел сказать хоть слово, Белла наклонилась и поцеловала его в губы.
– Мы просто будем импровизировать. Тебе придется использовать свои пальцы.

Образ, всплывший в сознании Эдварда, вытеснил все имеющиеся в его голове мысли, и он, зарычав, повалил девушку на диван, желая продемонстрировать ей образец того, что может сделать своими пальцами.

Кончиками пальцев правой руки Эдвард начал поглаживать внутреннюю сторону ее бедра.
– Ты об этом говорила? – спросил он.
– Не совсем.
– Неужели? – Тогда пальцы переместились на ее живот, поигрывая с пупком. – Может тогда это?
– Ммм… – простонала Белла, сдвигаясь и потягиваясь, насмешливо выгибая спину.
Рука Эдварда переместилась сначала к ее левой груди, покружив вокруг соска, и стала нежно сжимать его между большим и указательным пальцами.
– Как насчет этого?
– Ммм, – снова простонала она. – Лучше, но не то, о чем я говорила.
Его лицо стало серьезным, когда он заговорил:
– Если я сделаю тебе больно...
Белла прервала его, взяв руку в свою, и поцеловала ладонь.
– Я попрошу тебя остановиться. Обещаю, - закончила она.

Белла отпустила его руку и сделала глубокий вдох. Она знала, что Эдвард очень переживал из-за того, что собирается сделать, да и она тоже, но девушка не могла этого показывать; ее нервозность была совсем не от страха. Сердце бешено колотилось в груди, и ей стало интересно, слышит ли он это. Эдвард поднес свои пальцы к ее губам, и она поцеловала их, задумываясь, может ли он почувствовать ее пульс.

Глаза Эдварда прошлись по телу Беллы, лежащей на диване. Каждый раз, прикасаясь к ней, он должен был напоминать себе, что нужно быть как можно осторожнее, ведь его ангел был таким хрупким. Он боялся причинить ей боль, потеряв контроль. Но Эдвард говорил себе, что когда-то боялся даже прикоснуться к ней или взять за руку, а мысль о том, чтобы поцеловать ее казалась просто невероятной.

До тех пор, пока она сама не поцеловала его, и это было самым неописуемым чувством на свете.
Нежные, теплые губы его любимой были прижаты к нему, а ее нежная кожа касалась его. В плане физической близости они продвинулись настолько далеко, насколько он даже не смел себе представить, и выражали свои чувства друг к другу, как и другие – нормальные – пары. Но ни одна другая пара не любила друг друга так, как любили друг друга они с Беллой, это было очевидно.

Медленно, купаясь в тепле ее тела, Эдвард позволил своей руке аккуратно опуститься вниз по ее коже. Он задержал дыхание. Запах ее возбуждения был слишком сильным; он не мог позволить этому затуманить его голову, рискуя потерять контроль. Он изучал каждый дюйм ее тела, уверяя себя, что справиться. Тем утром они уже были близки, но на ее теле не проступило ни единого синяка. Самые страшные синяки остались после их первого раза, но даже они, теперь уже он мог признаться в этом самому себе, не были такими ужасными. Он помнил, что Белла даже не заметила синяк под коленкой, пока не подняла на следующий день ноги.

Вампир продолжил играть с грудями Свон; звуки, которые при этом издавала девушка, вибрацией отражались в его руке.
Эдвард провел руками вдоль ребер Беллы, наслаждаясь тем, как она выгибает спину, когда он задевает наиболее чувствительные точки.
Медленно вампир позволил своей руке достигнуть пункта назначения и провел пальцами вдоль нежной кожи чуть выше ее темных кудряшек. Белла верила, что он сможет сделать это, не причинив ей вреда, и Эдвард сам должен поверить, что сможет дать ей это, дать это им обоим.

Очень нежно, как и всегда, Эдвард провел пальцами по маленькому бугорку нервов, который всегда заставлял его ангела вскрикивать; он медленно дразнил ее, проводя пальцами вверх и вниз, срывая с ее губ самые прекрасные звуки.

Если ты обратишь ее, то тебе не придется всегда быть таким аккуратным. Тебе вообще не придется больше об этом беспокоиться. Ты сможешь любить ее так, как сам этого хочешь, как хочет этого она, без страха, не сдерживая себя.

Эта предательская мысль всплыла в сознании Эдварда, словно из ниоткуда, и, обвинив себя за подобные мысли в такой момент, вампир за долю секунды оказался на другом конце комнаты.

Белла приподнялись на локтях и удивленно на него посмотрела. Она так пристально глядела ему в глаза, словно хотела еще раз позволить ему прочитать ее мысли. Это то, что теперь она могла сделать – показать ему, как сильно в него верит, вместо того, чтобы пытаться сделать это словами.

Он сможет себя контролировать. Он будет себя контролировать. Он обязан сделать это. Он должен оправдать ее веру в него.
И ни при каких обстоятельствах он не позволит подобной мысли снова появиться у него в голове.
– Теперь все в порядке. Я просто... мне просто нужна была минутка, но сейчас все в порядке. – Это все, что он смог произнести, прежде чем у него не кончился воздух.

Белла расслабилась и снова откинулась на диван, подбадривающе улыбаясь любимому.
Эдвард встал перед ней на колени и провел рукой вверх по ноге. Ее рука прижалась к его, нежно поглаживая его пальцы. Она не произнесла ни слова; ей и не нужно было. Он знал, что она его любит. Он знал, что она доверяет ему.
Он должен показать ей, что эта вера заслужена.

Скользя рукой вверх по внутренней стороне ее бедра, Эдвард прижал большим пальцем ее клитор и начал потирать его, наблюдая за удовольствием, растущим в прекрасных карих глазах Беллы. Все еще задерживая дыхание, чтобы не позволять наркотическому аромату ее возбуждения отвлечь его хоть на долю секунды, Эдвард расположил кончик своего среднего пальца у ее входа и начал медленно вводить его внутрь всего на дюйм.

Дрожа от того, что сдерживает себя, вампир вынул палец и провел им по возбужденной коже вокруг. Все это время он не сводил глаз с лица Беллы, ища там хоть тень боли. Но ее не было. Все, что он видел, это восторг и любовь, которые были точным отражением его эмоций.
Он медленно и осторожно повторил действия, но на этот раз ввел палец чуть глубже.
– Ты даже не представляешь, каково это – ощущать часть тебя в себе. Ты просто не представляешь, – голос Беллы дрожал, пока она произносила эти слова.

Эдвард хотел сказать, каково это иметь возможность погрузить в нее часть себя, пусть и не ту, которую он хотел, но когда снова погрузил в нее свой палец, то понимал, что нет слов, чтобы описать эти ощущения. Ее тело вокруг его пальца было таким теплым, таким тугим и таким влажным.

Все время, пока его средний палец скользил в ней, большой палец продолжал свои движения на ее клиторе. Эдвард вынул палец и стал водить им по коже вокруг, прежде чем снова погрузиться в нее. Он снова и снова повторял свои действия, погружаясь в нее по вторую костяшку, пока не заметил, как его любимая начала сжиматься вокруг его пальца, зажмурив глаза. Он чувствовал, как напрягалось ее тело, и стал двигать пальцами быстрее. Он ощущал, как ее влага покрывала его руку, она была не просто теплой – она была горячей.

Пока Белла выкрикивала в оргазме его имя и то, как сильно его любит, Эдвард свободной рукой схватился за ручку дивана. Ее сердцебиение и дыхание стало приходить в норму, когда она растерянно перевела взгляд с Эдварда на разрушенную часть дивана. Успокоив свое дыхание, она уверила его:
– Это всего лишь диван.

Убедившись, что никаких последствий от этого не будет, Эдвард сделал глубокий вдох и кивнул. Она была права – это всего лишь диван. Он сделал это. Он погрузил в нее свои пальцы и не причинил боли. Он посмотрел на свою руку. Казалось, что палец, побывавший в ней и подаривший удовольствие, испытал удовольствия не меньше. Кивнув, Эдвард согласился:
– Элис все равно собиралась купить сюда нормальную кровать.

* * *


Они сидели на полу – закутанная в плед Белла прижималась к груди Эдварда, который, в свою очередь, сидел спиной к сломанному дивану, – и болтали о всякой ерунде, пока девушка не сказала:
– Я бы хотела просидеть вот так с тобой весь день, но природа зовет.
Выражение искреннего непонимания на лице Эдварда было бесценным, но он не пошевелился, а Белле очень нужно было в уборную.
– Мне нужно пописать, – пояснила она.

Белла поцеловала кончик его носа. Если бы Эдвард мог краснеть, то, определенно, сделал бы это. Девушки в его время не ходили «пописать», им «нужно было попудрить носик».
– Коридор до ванной все еще свободен от Элис? – Белла натянула на себя футболку, в которой спала, и подмигнула ему, приоткрывая дверь. – Ты ведь понимаешь, что я заберу эту футболку себе, верно?
Не желая испытывать судьбу и дожидаться появления Элис, Белла быстренько выполнила все дела и поспешила вернуться к Эдварду.
– У вас там такой большой душ. Готова поспорить, что двое могут туда... Ты уже оделся.

Белла немного осунулась, пока Эдвард застегивал пуговицы на рубашке. Она, конечно, понимала, что они не могут весь день провести в постели, но не хотела возвращаться в реальность.
– Прости, любимая. Как только мы расправимся с Викторией, у нас будет столько времени, сколько мы захотим.
– Но когда это произойдет? Вы нашли что-нибудь? Мы до сих пор не знаем место ее нахождения и... Эдвард?

Всякий раз, когда ему было что скрывать, Эдвард пытался избегать ее взгляда, и сейчас он делал именно это, причем так тщательно, что у Беллы даже кровь застыла в жилах.
– Что ты мне не рассказал? – спросила она, пытаясь придать своего голосу как можно больше напора.

Вампир немного поднял голову, но все еще продолжал избегать смотреть ей в глаза. На его лице было мрачное выражение, а голос был подобен раскатам грома.
– Я не позволю ей даже приблизиться к тебе.
Боль так остро пронзила грудь Беллы, что ей не хватало воздуха на вдох. Казалось, что сердце в груди сжали в кулак, не давая возможность совершить ни единого удара. Должно быть, у нее сердечный приступ, не иначе.

Она идет за нами. Хватай его и беги. Она идет. Надо схватить его, убежать и спрятать подальше.

Ее сердце перестало биться, и кровь, вся ее замерзшая кровь, прекратила циркулировать по телу и под действием гравитации устремилась в ноги.
– Белла!
Белла не могла понять, идет она или ее несут. Она не чувствовала под собой ног, а все, что ощущала – это камень в том месте, где должно быть ее сердце, и стальную хватку рук Эдварда. Она попыталась сосредоточиться на холоде, который окружал ее. Имел значение лишь холод. Холод означал, что Эдвард рядом, что он с ней, что он в безопасности.

– Белла, тише. Все в порядке, любовь моя. Все в порядке. Расслабься.
Весь воздух из ее легких вырвался в один момент, когда она закричала:
– Расслабиться?! – Белла посмотрела на него, хватая ртом такой необходимый ей воздух. – Расслабиться?! Ты хочешь, чтобы я расслабилась?! Эта тупая сучка скоро будет здесь, а ты предлагаешь мне расслабиться?!

– Белла, клянусь своей собственной жизнью, что не позволю ей и близко к тебе подойти.
– Черт возьми, Эдвард! Я не за себя переживаю!
– Тише... – Эдвард, успокаивая, прижал ее, почти бьющуюся в истерике, к себе и тихо заговорил: – Тише. Тебе не о чем беспокоиться, Белла. Она не сможет подобраться к Форксу. У нее даже нет такого в планах. Ей нужны мы. Мы и оборотни. Она понятия не имеет о существовании резервации, даже не знает о них, как о стае. Ей нужны только мы, и теперь мы точно знаем о ее планах. Мы знаем, где она сейчас и куда направится дальше. Мы знаем, где она появится, и будем ждать ее там, готовые атаковать, как только они всплывут.

– Всплывут? – Белла развернулась у него на коленях, отчего ее ноги оказались прижаты к ее груди, и схватилась за края рубашки. Она была похожа на маленького ребенка, которому приснился страшный сон, если не считать, что ее кошмар был вполне реальным и должен был скоро воплотиться в жизнь.
– Они придут не по земле. Они доберутся до нас по воде.
Эдвард не упомянул, что это был очень умный план.
– Они доплывут до берега?
– Дорогая, они тоже могут задерживать дыхание.
– Но их же будет видно.
– Они будут в нескольких километрах от берега и на несколько миль в глубину под водой. Их не будет заметно.
Это сработало. Медленные и размеренные уверения Эдварда вселяли в Беллу уверенность. Они были полностью подготовлены. Их не застанут врасплох. Они знали, чего ожидать.

Но как...

– Как вы обо всем этом узнали?
– Я слышал их мысли.
Эдвард охотно отвечал на все ее вопросы быстро и четко. Уверенно. На все, кроме одного. Этой недолгой заминки перед ответом хватило, чтобы спина Беллы напрягалась.
– А как близко ты должен быть к кому-то, чтобы услышать его мысли?
Когда Каллен во второй раз ответил не сразу, Белла занервничала. Как близко к этим идиотам он был?

– Эдвард?
– Дорогая, мы не подходили слишком близко. Мы были достаточно далеко, чтобы они не смогли учуять наш запах.
– Но, что если они все же учуяли ваш запах?
– Они не учуяли. Мы шли за ними. Они должны были бы вернуться туда, откуда ушли, но для этого не было повода. Они были сосредоточены на том, чтобы идти вперед, и ничто на пути не могло заставить их свернуть.

Белла начала расслабляться и ослабила хватку на его рубашке.
– Так, и как близко ты к ним был? Десять или двенадцать миль? Ты можешь слышать на таком расстоянии?
И снова ее вопрос был встречен тишиной. Тишиной, которая пробежала по ее спине толпой мурашек.
– Пять или шесть миль?
– Где-то около трех. Я должен быть не дальше трех миль. Можно чуть дальше, если у меня есть с человеком какая-то связь.
– Три мили! Эдвард, вас было всего четверо! Четверо против, как минимум, семнадцати или восемнадцати их?

– Белла, прошу тебя, успокойся. Мы подошли достаточно близко, чтобы я смог услышать их мысли, и сразу же пошли обратно. Поэтому мы вернулись раньше. Мы получили то, за чем пошли.
– Я думала, что вы так рано вернулись, потому что не нашли их!

– О, нет. Об этом и речи быть не могло. Мы отошли на пятьсот миль восточнее первого похищения и двинулись на запад. Их след было не так сложно найти. Его сложно было пропустить. Мы нашли следы еще нескольких нападений, о которых не было заявлено, что не удивительно. Они с таким же успехом могли бросать по дороге хлебные крошки. Они ведут себя не очень аккуратно. Хотя для нас это только плюс. Это доказывает, что Виктория понятия не имеет о том, что мы в курсе ее действий. В этом случае она бы потратила больше сил, чтобы замести следы.

– И что мы теперь предпримем?
Мы собираемся встретиться со стаей. Со стаей... есть существенные… положительные подвижки. А ты останешься дома и будешь готовиться к выпускным экзаменам.
– Выпускным экзаменам?! Ты, должно быть, шутишь! Думаешь, я променяю...
– Белла, – жесткий тон Эдварда заставил ее замолчать на середине фразы. – Не смеши меня. Серьезно? Нам нужно встретиться со стаей, чтобы рассказать, что мы нашли, и решить, что делать с мальчишкой.

– Мальчишкой? Каким мальчишкой?
– Клинтоном Пенном. Он уже трансформировался. В пятницу вечером. Немного раньше, чем мы ожидали.
– Это о нем ты говорил мне в первый день. Никто не хочет, чтобы он принимал участие в схватке.
– Он не должен был присоединиться к стае до осени. Сэм в замешательстве. Как и все остальные.
– Почему?
– Ему всего лишь двенадцать.
– Двенадцать?

– Это маленькое племя. И в нем много мальчиков, которые носят в себе ген оборотня, необходимый для превращения. Мы думаем, или правильнее сказать, они полагают, и мы с ними согласны, что на возможность начать трансформироваться влияет уровень окружающей опасности. Когда стая впервые стала расширяться, они обвинили в этом нас. Начинали трансформироваться все более и более юные мальчики, и впервые к ним присоединилась еще и девушка. Но мы и раньше жили здесь, когда еще главой стаи был дедушка твоего друга Джейкоба. Тогда Элис и Джаспер еще не присоединились к нам, поэтому нас было всего лишь пятеро, и все шесть лет, что мы прожили в Форксе, численность стаи не менялась: где-то четыре или пять волков. Мы всегда были для них угрозой, но в то время размеры стаи не увеличились.

– Но Виктория – это угроза для них.
– Совершенно верно, Виктория – это прямая угроза. После того, как они с Джеймсом появились возле нашего города в прошлом году, стая сразу же начала расти.
– Двенадцать. Боже, конечно же, Сэм не хочет, чтобы он участвовал.
– Так же, как и мы. А теперь я отвезу тебя домой. – Эдвард заметил в ее глазах панику и поспешил переубедить. – Я ненадолго. Обещаю. Я вернусь быстро и еще успею устроить тебе контрольный опрос, так что, надеюсь, что ты будешь заниматься. Тебе ясно?
– Эдвард, я не ост...

– Я знаю, знаю. Ты снова начнешь грозить летучими мышами. Но прошу тебя, сделай это для меня. Мне нужно быть уверенным, что ты в безопасности. Если я буду за тебя переживать, то буду несобранным, а я не могу позволить себе идти на подобный риск и отвлекаться.
– Но... ты ведь не будешь сражаться. Ты сам мне говорил, Эдвард. Ты пообещал мне! Ты сказал, что останешься со мной!
Белла снова начала нервничать, и Эдвард провел руками по ее волосам, чтобы немного успокоить.

– Так и будет. Но мне все равно нужно быть собранным и сконцентрированным на том, что мы задумали.
– Зачем тебе вообще нужно быть там? Если ты не станешь сражаться, то почему так важно, чтобы ты был там?
На лице Эдварда появилась загадочная ухмылка.
– Я играю роль плохого парня. Вообще, мы это делаем вместе с Таней. Она тоже пообещала твоему отцу, что не будет сражаться. Но мы нападаем на остальных. Мне особенно это удобно, ведь я могу слышать их мысли. Мы с ней разработали систему сигналов, так что я могу делиться этой информацией с ней. Это очень бесит волков, что не может не радовать. А если серьезно, то это еще и отличный способ тренировки. Они должны адаптироваться к нашим способностям. Они должны прочно стоять на ногах… ну, вернее, на лапах.

Белла сразу вспомнила эти лапы размером с тарелку, и то, как ловко Эдвард уворачивался от их ударов, что ее немного повеселило.
– Поэтому, обещай мне, что останешься дома и будешь заниматься? – взмолился Эдвард.
Белла кивнула, но в ее голове все еще проскакивали воспоминания об огромных лапах и зубах. От этих мыслей ее стало немного подташнивать.
– Отлично. Когда мы приедем домой, меня еще ждет встреча с твоим отцом, что будет достаточно рискованным поступком.

– Моим отцом?
Эдвард поднес ее левую руку к губам и нежно поцеловал кольцо.
– Мне нужно официально получить его согласие.
– Хорошо, что ты пуленепробиваемый. – Несмотря на тошноту, Белла заставила себя улыбнуться.
– Я меньше всего переживаю за пули. Однажды он что-то упоминал об огнемете.
Белла от удивления даже открыла рот.
– Я очень надеюсь, что это было не серьезно, – попытался убедить ее Эдвард. – Конечно, в тот момент я не просил у него руки его дочери.

Взяв ее лицо в руки, Эдвард запечатлел на ее губах нежный поцелуй.
– Так что, одевайся. Чем быстрее я отвезу тебя домой, тем быстрее вернусь обратно к тебе. – Он посмотрел на нее, приподняв бровь. – И мы еще немного поработаем над прошлыми временами в испанском языке.

Белла не сразу поняла смысл сказанных им слов про подготовку к тесту по испанскому языку, пока не заметила его приподнятую бровь и игривую ухмылку. Этот взгляд. Ее взгляд. Домашняя работа была последним, о чем он в этот момент думал.

Оу.

Она вспомнила первый раз, когда он прикоснулся к ней, в этой самой комнате. Они сидели на полу, изучая склонения в разных временах в испанском языке. Он нежно обнимал ее, и его руки случайно коснулись ее груди, когда они одновременно потянулись за книгой. Все кончилось тем, что они полураздетые лежали на этом полу.

Прошедшие времена в испанском. Точно. Теперь она поняла его.

– Да... Я… Мне нравится... очень нравится склонять глаголы по временам на испанском языке.

* * *


– Шериф Свон, сэр, могу я с вами поговорить?
В доме стояла абсолютная тишина, и лишь голос Эдварда нарушал это спокойствие. Произнесенная фраза повисла в воздухе. В тишине дома Белла все еще слышал голос Эдварда; она все еще слышала его вопрос. Он повис над ними. Это был не просто звук. Казалось, что он, словно живой человек, тоже присутствует в комнате. Она видела его. Она могла ощутить его вкус. Она ощущала тяжесть от него на своих плечах. Но эта тяжесть на давила на нее, придавливая к земле. Она была словно... словно теплое покрывало, окутывающее все ее тело. Словно она завернулась в теплое покрывало, прячась от холода улицы.

Ее отец и Таня сидели на диване. Вампирша положила левую руку на предплечье Чарли, и на ее безымянном пальчике сверкало купленное вчера кольцо. Ее прекрасной улыбке могла позавидовать сама Мона Лиза. А вот выражение лица отца Беллы было невозможно понять, оно было совершенно безэмоциональным. Казалось, что Эдвард спросил его о том, как он поживает, или о погоде. Но он совершенно точно понял, о чем Эдвард решил с ним поговорить.

Элис стояла рядом с диваном. Она покачивалась из стороны в сторону. Эдвард боялся реакции Чарли на свой вопрос, боялся услышать его неодобрение. Но Беллу больше пугала реакция Элис. Она вспомнила секцию вещей для Беллы в шкафу Элис и те двадцать платьев, которые она заставила ее примерить перед свиданием с Эдвардом. Эти мысли еще сильнее укрепили желание Беллы сбежать в Вегас и пожениться там.

Эта мысль так быстро проскочила в ее голове, что Белла даже не успела ее толком обдумать. Но она сразу же заметила, как изменилось выражение лица Элис. Оно говорило: «Даже и не думай об этом». Белле казалось, что она сейчас не своем доме, а где-то очень далеко, даже не в том городе и не в этом времени.

Ее отец сказал, что, так или иначе, ожидал этого, но она практически его не слышала, как не слышишь человека, говорящего рядом с тобой в автобусе. То, что она вспомнила, было куда реальнее, чем то, что происходило сейчас в гостиной ее отца. Она видела свое воспоминание так ясно, словно была наблюдателем, следившим за разыгрываемой перед ним сценой, словно муха на стене.

Она увидела, как сидела вместе с матерью на кухне в ее доме в Финиксе. Ее мама листала журналы для невест, подбирая себе платье, в то время как Белла рассуждала о том, что если она когда-нибудь выйдет замуж, то сделает это в Вегасе, одетой в простые джинсы, футболку и вьетнамки.

Но больше уже не было этого «если». Она уже помолвлена. Она уже собирается выходить замуж. Ей было всего семнадцать, а она уже собиралась выйти замуж.
Но прежде чем эта мысль смогла обосноваться в ее голове, то была вытеснена другой, куда более грустной. Она выходит замуж… но ее матери не будет рядом с ней.

На улице замяукала кошка. Белла рассеяно подумала, что животное, должно быть, застряло под крыльцом соседей. Но в тот момент, когда она ощутила чудесную прохладу пальцев Эдварда на своей щеке, то поняла, что услышанное ею то ли мяуканье, то ли хныканье, исходило вовсе не от застрявшей под крыльцом кошки. Это была сама Белла.

Эдвард нежно провел рукой по ее лицу. Белла обвела взглядом свою семью: Эдварда, своего отца, Таню, Элис... Здесь не хватало лица ее матери. И лица Фила.
Дыхание сперло где-то в горле, и девушка зажмурилась.
– Мама. Мне нужна моя мама.

Никто не произнес ни слова, и Белла была им за это очень благодарна. Они понимали, что сейчас слова ей не помогут. За этот месяц это была не первая ее истерика, но, определенно, самая ужасная. Ее внезапные слезы в ресторане неделю назад, куда они пошли после школы, потому что Бен, вместо традиционной картошки-фри и гамбургера, заказал луковые кольца, которые так любила ее мать – и не важно, что они были совсем не такими, как на бейсбольном стадионе.
Она выходит замуж, а мамы не будет рядом с ней.

Эдвард аккуратно притянул ее к себе и не отпускал, пока девушка не перестала плакать. Когда слезы прекратили стекать по ее щекам, он тихо произнес:
– Я никуда не пойду. В этот раз они справятся и без меня.
– Нет, Эдвард. Со мной все в порядке. Тебе нужно идти. Ты им нужен.
– Тебе я нужен больше.
– Нет. Это слишком важно. Со мной все будет хорошо. Обещаю тебе. Иди и сыграй роль плохого парня. – Белла вытерла глаза и попыталась взять себя с руки. – Кроме того, я очень устала. Думаю, мне нужно пойти прилечь. Может немного позанимаюсь испанским. Я все еще никак не могу разобраться, когда какое прошедшее время использовать. Ты ведь помнишь, что обещал помочь мне в этом разобраться?

Кто бы мог подумать, что «позаниматься испанским» станет их кодовым словом для занятий сексом? Ну, или, по крайней мере, очень на это похожим. По лицу Эдварда она поняла, что он догадался, о чем она говорит. Он тихо прошептал:
– Мы не можем пренебрегать твоим образованием. – Запечатлев поцелуй на ее лбу, в точности повторяя их самый первый поцелуй, вампир встал и повернулся к ее отцу. – Шериф Свон?
В этот момент выражение тревоги на лице Эдварда было просто бесценным. Он был готов пойти и сражаться с целой армией новорожденных вампиров, но боялся разговора с ее отцом.
Ей показалось, что отцу было ни по себе, но его лицо не выражало грусти или удивления. Он определенно не собирался доставать из-под дивана огнемет.

– Да, давай… выйдем на задний двор, – предложил он.
Как только Эдвард направился в сторону двери, Белла схватила его за руку.
– Ты ведь еще не уходишь?
Эдвард снова поцеловал ее в лоб.
– Я не уйду, не попрощавшись с тобой. Обещаю.
Как только Эдвард с ее отцом вышли из комнаты, Таня и Элис оказались рядом с Беллой быстрее, чем та успела это заметить. Таня подняла ее руку в воздух, пока они с Элис наслаждались видом ее обручального кольца.
– Оно такое прекрасное, Белла. Я так за вас рада, – обняла ее Таня.
– А как я рада за вас, – ответила ей Белла.
– Теперь моя очередь! Моя!

Таня отпустила Беллу только лишь для того, чтобы ее место тут же заняла Элис.
– Боже! Я так взволнована! Это ведь так прекрасно, двойная свадьба! Нам столько предстоит сделать! Столько всего спланировать! Вам обеим нужны платья и...
Должно быть, Эдвард с улицы услышал тяжелый вздох Беллы, потому что в этот же момент окликнул свою сестру, причем достаточно громко, чтобы Белла тоже это услышала.
– Хватит, Элис, – тихо произнес он.
– Но я...
– Никаких «но», Элис.
Элис скрестила руки на груди и насупилась. Должно быть, он еще что-то произнес ей, но так тихо, что Белла не смогла это расслышать, потому что через секунду выражение лица Элис сменилось с обиженного на виноватое.

– Конечно, ты прав. Я просто идиотка.
Спустя мгновение Эдвард с ее отцом вернулись в комнату, и сияющая улыбка на лице любимого заставила Беллу замереть от восторга.

Он улыбается из-за меня. Это я стала причиной его улыбки.

Белла встала и прыгнула к нему, пока он, смеясь, стал кружить ее по комнате. Это был только их момент. Белла знала, что именно этот момент она захочет запомнить во всех мельчайших подробностях. Это был их момент, и ничто, и, тем более, никто не мог забрать это у нее: ни Виктория со своей армией, ни даже яд, который однажды изменит ее, сделав такой же, как Эдвард.

~♦~ Конец сорок шестой главы ~♦~



Автор: Momatu
Переводчики: лебедь & Deruddy
Бета: LanaLuna11
Почтовый голубь: ♥Sweet_Caramel♥


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/112-13031-64
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: LanaLuna11 (01.06.2016) | Автор: Перевод лебедь & Deruddy
Просмотров: 1277 | Комментарии: 48


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 48
+1
47 чиж7764   (07.08.2016 04:00)
Насыщенно... Их обручение произошло весьма внезапно, я бы сказала. Но в таких делах внезапность бывает круче долгой подготовки, как мне видится.
Эта история с Викторианской армией портит весь праздник. Уже скорей бы всё закончилось.
Как обычно, огромное спасибо за труды.

0
48 LanaLuna11   (25.09.2016 19:45)
Викторианская армия постоянно сует свой нос во все дела, словно ей больше всех надо, а они правители судьбы. dry Эх. Была бы моя воля... tongue

+1
43 Sharon9698   (10.06.2016 08:14)
Спасибо за главу))) Столько разных событий! Белла дала согласие на свадьбу и это радует)) да ещё и Чарли не имел ничего против))) Да ещё и Эдвард начал колебаться в вопросе обращения суженой;) он пока ещё этого не понял, но уже начинает склоняться в положительную сторону)))

0
46 LanaLuna11   (10.06.2016 21:12)
cool cool

+1
42 Launisch   (09.06.2016 21:21)
Эдвард может упираться сколько угодно в вопросе обращения Беллы, но это не изменит того факта, что только их совместная вампирская вечность принесет всеобщее счастье.
За реакция Чарли по поводу помолвки Беллы и Эдварда я и вовсе не переживала, он довольно понимающий человек и желает для дочери только счастья.

0
45 LanaLuna11   (10.06.2016 21:11)
Эдвард пока сам не понимает, как будет счастлив, если Белла станет такой, как он wink

+1
41 katyapattinson   (06.06.2016 23:32)
мне понравилась Беллина идея обращения( без укусов)!

0
44 LanaLuna11   (10.06.2016 21:10)
smile smile

+1
20 natik359   (03.06.2016 19:22)
Глава насыщенная на события! Белла и Таня теперь помолвлены! Их мужчины безумно счастливые! Осталось разобраться с Викторией!

0
40 LanaLuna11   (05.06.2016 17:33)
Что-то эта рыжая гарпия не спешит. Надеюсь, не в самой последней главе она приползет dry

+1
19 Korsak   (03.06.2016 10:01)
Ох,Белле стоит быть осторожнее со своими переживаниями-ее слабое сердечко может подвести!
Мне вот интересно,а когда Чарли собираются обращать?Или он пока не задумывался о таких вещах?
Спасибо большое за главу!

0
39 LanaLuna11   (05.06.2016 17:32)
Е мое surprised biggrin

+1
18 Korsak   (03.06.2016 10:00)
Ох,Белле стоит быть осторожнее со своими переживаниями-ее слабое сердечко может подвести!
Мне вот интересно,а когда Чарли собираются обращать?Или он пока не задумывался о таких вещах?

0
38 LanaLuna11   (05.06.2016 17:32)
Повторяешься tongue

+1
17 Korsak   (03.06.2016 09:57)
Ох,Белле стоит быть осторожнее со своими переживаниями-ее слабое сердечко может подвести!
Мне вот интересно,а когда Чарли собираются обращать?Или он пока не задумывался о таких вещах?

0
37 LanaLuna11   (05.06.2016 17:32)
Время покажет. Пока не знаю. Или об этом не говорят cool

+1
16 МакКайла   (03.06.2016 01:28)
Как Эдвард не пытается настоять на своем, чтобы Белла оставалась человеком, только его оборона понемногу начинает рушится. То дорогие родственники подкинут мысли для размышлений и, соответственно, сомнений, то собственные тело и мысли предают в самый интимный момент. И Белла согласилась выйти замуж, что естественно предполагает брачную ночь. Вообщем, похоже не долго осталось Эдварду сопротивляться. Спасибо за главу. Очень познавательная оказалась , а местами веселилась от души.

0
36 LanaLuna11   (05.06.2016 17:31)
Пусть не сопротивляется, ничего не выйдет biggrin biggrin

+1
15 Alice_Ad   (02.06.2016 23:31)
Спасибо большое за столь насыщенную событиями главу!

0
35 LanaLuna11   (05.06.2016 17:31)
На здоровье wink

+1
14 pola_gre   (02.06.2016 22:24)
Очень насыщенная событиями глава

Спасибо за перевод!

0
34 LanaLuna11   (05.06.2016 17:30)
Пожалуйста happy

+1
13 lenuciya   (02.06.2016 22:08)
Вот и Белла окольцована smile

0
33 LanaLuna11   (05.06.2016 17:30)
Замечательно cool

+1
12 mamamis   (02.06.2016 20:54)
спасибо

0
32 LanaLuna11   (05.06.2016 17:30)
На здоровье happy

+1
11 робокашка   (02.06.2016 20:38)
странно-отрывочно всё происходит

0
31 LanaLuna11   (05.06.2016 17:30)
Как есть wink

+1
10 Lepis   (02.06.2016 19:13)
Спасибо

0
30 LanaLuna11   (05.06.2016 17:29)
Пожалуйста smile

+1
9 MissElen   (02.06.2016 17:51)
Да, с Эдвардом приятно "спрягать испанские глаголы" wink

0
29 LanaLuna11   (05.06.2016 17:29)
Еще бы biggrin

+1
8 Al_Luck   (02.06.2016 17:21)
Надеюсь, с Викторией разберутся быстро, как и в каноне. Затем двойная свадьба, остров Эсме и... Ренесми! А главное, никаких Вольтури!

0
28 LanaLuna11   (05.06.2016 17:29)
Не факт, что здесь будет Ренесми smile

+1
7 Alin@   (02.06.2016 16:06)
А Элис бесперебойная батарейка, ни что ее не остановит. Белла так стояла на своем, но Эдвард поддался. Еще отдельное спасибо за Эммета - мой герой! Может и пошутить, и подсказать в том, что Эдвард пока еще не так уж знает толк. Хороший брат и товарищ. Благо Чарли не применил огнестрельное оружие. Эдвард остался целым и невредимым! wink

0
27 LanaLuna11   (05.06.2016 17:29)
biggrin Не надо оружия. Все ведь чинно и благородно.

+1
6 kaktus6126   (02.06.2016 15:58)
Как много в этой главе всего-и история Элис, и обручение наших героев, и умный Эммет, и то, что Белла смогла передать свои мысли Эдварду-спасибо. Необыкновенно интересно сопереживать героям

0
26 LanaLuna11   (05.06.2016 17:28)
И правда. Люблю насыщенные главы, когда они охватывают все и сразу. Спасибо, что напомнила. wink

+1
5 Стефания   (02.06.2016 15:01)
Чарли умница, хорошо отреагировал на помолвку.
спасибо!

0
25 LanaLuna11   (05.06.2016 17:26)
Иначе и быть не могло. Не надо нам тут смертоубийства biggrin

+1
4 Rob_Raspberry   (02.06.2016 11:54)
Спасибо

0
24 LanaLuna11   (05.06.2016 17:26)
На здоровье wink

+1
3 galina_rouz   (02.06.2016 11:23)

0
23 LanaLuna11   (05.06.2016 17:25)
Пожалуйста wink

+1
2 Esprit   (02.06.2016 10:22)
Спасибо за главу! happy

0
22 LanaLuna11   (05.06.2016 17:25)
На здоровье. smile

+1
1 prokofieva   (02.06.2016 09:53)
Эдварда можно понять , его настойчивость . Он хочет , чтобы Белла была счастлива , по-настоящему счастлива и не из-за того , что суженная , а потому он не потерял свою человечность . Он боится , что пройдет какое-то время и Белла захочет ребенка , а он будет винить сам себя . Еще Виктория , не дает им быть счастливыми , скорее бы расправились с ней и ее армией . Спасибо за чудесное продолжение , спасибо за отличный перевод .

0
21 LanaLuna11   (05.06.2016 17:25)
Мы понимаем Эдварда, но предсьавь себя и на месте Беллы. Всю жизнь... вот так... пробарахтаться. sad

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]