Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1220]
Стихи [2314]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13567]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8169]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3665]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.

Мороз узоры рисовал
Вы соскучились по зиме? Ждёте снега и праздников? В сборнике зимних историй «Мороз узоры рисовал» от Миравии отыщутся и морозы, и метель, и удивительные встречи, и знакомые герои. И, конечно, найдётся среди строк историй сказка. О любви.

Дело Эдварда Каллена
На каждую ситуацию и даже преступление можно посмотреть с разных точек зрения.
Просто прохожий, сыщик, убийца, коллега, свидетельница, кто-то ещё?
Да, наверняка, просто он пока не представился.

Ведомые поводком и инстинктом
Впереди раздался радостный собачий лай, и Изабелла, среагировав на шум, повернула голову, чтобы с огромным удивлением увидеть вверенного ей Рики на ярко-желтом поводке какого-то чужого мужика в стильном черном пальто.

Пока смерть не разлучит нас
Настоящая любовь должна быть вечной.

Мистическая история от MaryKent.

Мини, завершен.

140 символов или меньше
«Наблюдаю за парой за соседним столиком — кажется, это неудачное первое свидание…» Кофейня, неудачное свидание вслепую и аккаунт в твиттере, которые в один день изменят все.

Мой развратный мальчик!
На протяжении всей своей жизни я была пай-девочкой, которая гонялась за плохими парнями. Но кто-бы мог подумать, что мои приключения закончатся у Итальянского Мафиози - Эдварда Каллена?

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш сайт?
1. Каждый день
2. По несколько раз за день
3. Я здесь живу
4. Три-пять раз в неделю
5. Один-два раза в неделю
6. Очень редко
Всего ответов: 9952
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Фунт плоти. Глава 45

2016-12-6
18
0
Глава 45. Никаких сожалений
«Боже, даруй мне спокойствие принять то, что я не могу изменить,
мужество изменить то, что я могу,
и мудрость отличить одно от другого».
Рейнхольд Нибур


Прошло два дня с тех пор, как Каллен очнулся в полном замешательстве, лежа на чертовски неудобной больничной койке с таким чувством во всем теле, будто в него врезалась фура.
Врезалась, протащила и проехалась обратно.
Стоит ли говорить о повсеместной болезненной чувствительности и непрекращающейся боли в груди, которая вынуждала то и дело нажимать на кнопку подачи обезболивающего.
Он старался храбриться перед врачами, медсестрами и даже перед Беллой, но, по правде, боль причинял каждый вдох, а пошевелить любой частью тела было так сложно, что от попыток лицо покрывала испарина, а рот наполнял горьковатый привкус уязвленного самолюбия.
Сегодня дела обстояли немного лучше. Он оглядел палату из коляски, в которую полчаса назад его посадили два здоровенных санитара. Он был напряжен, взволнован и был готов убить за сигарету.
Справа в груди екнуло от этой мысли.
Ага. Он вздохнул. Врач сказал, что с курением придется покончить. Новость оказалась ожидаемой. Хреново. После секса и покатушек на мотоцикле, курение было любимым занятием Каллена, и сказать ему бросить курить было все равно что поставить торт перед жирным ребенком и запретить его есть – практически не выполнимо.
Черт, ему было скучно.
Он проснулся утром и запаниковал, поняв, что Персика нет рядом. Участливая медсестра сообщила ему, что она ушла принять душ и переодеться, отчего он почувствовал себя, как чертов нытик, раскисший, что ее нет рядом, чтобы подержать его за руку. Виноватый нытик, к тому же. Она не оставляла его ни на минуту с тех пор, как он очнулся, и он понимал, что она измотана. Под глазами у нее пролегли темные круги, и сама она выглядела так, будто ей не помешает хорошенько поесть.
И все равно, черт побери, она была прекрасна.
Когда он очнулся от наркоза, усталый и едва соображающий, ему казалось, будто на него смотрит ангел.
Изысканная и родная. Он мечтал о ней каждую минуту своего бессознательного прозябания, зная, что ему нужно вернуться к ней. Он должен вернуться к ней. Так он ей и сказал, а Белла расплакалась, когда он попросил ее поцеловать его, ничего не желая сильнее, чем почувствовать ее губы на своих и понять, что он жив.
Он чувствовал, что она испытывала облегчение каждый раз, когда он открывал глаза и смотрел на нее, но в чертах ее лица виднелось что-то, что беспокоило его. Тихий гнев таился за каждым ее прикосновением, каждой улыбкой, – так не пойдет. К большому раздражению Эдварда им не давали побыть наедине достаточное количество времени, чтобы он мог спросить ее, что случилось, а когда они оставались вдвоем, ему едва удавалось держать свои проклятые глаза открытыми.
К счастью, федералы оставили его в покое, потому что он вчера ответил на максимально возможное количество вопросов. Честно говоря, он едва мог вспомнить, что же произошло, в чем честно и признался Бирсу. Он помнил, как вышел из дома, встретился с Джейком, как раздался выстрел. Вот и все. Информация была совершенно бесполезная для дела, но, может, это и к лучшему. Он заметил, как Белла вздрогнула, когда он упомянул выстрел, и сам содрогнулся от охватившего его чувства вины. Он был так чертовски беспечен. Эдвард откинул голову на спинку кресла.
Черт. Ему нужно поговорить с ней.
Дверь осторожно распахнулась, вынудив Каллена поднять голову, и в палату вошла фигуристая женщина в больничной форме. Она была высока и широка в плечах, но вполне симпатична с лица. Ее темно-каштановые волосы были заколоты на затылке, а на пальце красовалось обручальное кольцо с большим бриллиантом. В руке она держала планшет, то и дело в него посматривая.
– Доброе утро, мистер Каллен, – пропела она с улыбкой. – Я Бри, ваш терапевт. Как вы себя сегодня чувствуете?
Черт. Сегодня день терапии.
Доктор Блейк объяснил, что для того, чтобы он как можно скорее вернулся домой, ему придется пройти дорогостоящую дыхательную терапию. С его легкими все было в норме, как сказал врач, но потребуется время, чтобы они вновь стали достаточно сильными, чтобы он мог вести нормальную жизнь. Ему удалили часть легкого, черт побери, так что Каллен понимал, что ему придется себя ограничить. До участия в нью-йоркском марафоне еще далеко.
Черт, оказаться в коляске уже было шокирующе.
Чтобы избежать тромбоза глубоких вен, сказали ему. Плевать. Рад уже тому, что выбрался из чертовой кровати.
Каллен прокашлялся.
– Я в норме, – мрачно ответил он.
Он посмотрел на часы на стене. Как долго еще не будет Беллы? Он поерзал и вздрогнул, потянув спину.
– Отлично, – улыбнулась Бри. – Я проведу пару небольших обследований, чтобы посмотреть, что у нас с дыханием и силами, а потом мы начнем.
Каллен закатил глаза. Слишком уж она веселая. Да, она пришла ему помочь и, блин, он это ценил, но обязательно быть такой жизнерадостной?
– Сначала посмотрим максимальную скорость выдоха, – продолжила Бри.
– Как скажете, – огрызнулся он.
Когда она начала суетиться, бормоча, о чем она там, черт побери, бормотала, Каллен начал отключаться от происходящего, глядя на часы и дожидаясь возвращения своей девочки. Он дул в хрень, которую Бри ему протягивала, кивал и закатывал глаза от ее болтовни.
Взмах ее руки у него перед лицом вернул его к реальности.
– Прошу прощения, – беззаботно проговорила она. – Я вас утомила? – она склонила голову набок.
Каллен нахмурился и фыркнул как подросток.
– Нет.
– Странно, – продолжила она, – потому что я три раза попросила вас наклониться вперед, чтобы я могла послушать ваше дыхание, а вы меня проигнорировали. Не хотелось бы думать, что вам насрать на собственное выздоровление, только потому, что у вас дерьмовое отношение к медперсоналу.
У Каллена отпала челюсть.
– Прошу прощения?
– Брось, красавчик, – ответила Бри, скрестив руки на груди. – В этой больнице я имела дело с козлами всех видов и мастей, ты лишь один и многих. Не хочу тебя ошарашить, но в твоем безразличии нет ничего нового.
Каллен почувствовал, как кровь в венах начинает закипать.
– Да кто, блядь, ты по-…
– Кто я, блядь, по-моему, такая? С кем я, блядь, разговариваю? – Она наклонилась, опершись ладонями на колени и приблизив лицо к лицу Каллена. От нее пахло мылом и лемонграссом.
– Я здесь, потому что мне велено здесь быть, – тихо сказала она. – Я здесь, потому что мне за это платят. Но мне не платят за то, чтобы возиться с придурками, которые считают, что мой уход и забота их не достойны.
Каллен напряг челюсти.
– Я, конечно, понимаю, что ты через многое прошел за последние дни, и прошу лишь немного уважения, ведь чем скорее я его получу, тем скорее смогу помочь тебе вернуться, черт возьми, домой, и с глаз моих долой, – улыбнулась она. – Что скажешь?
Каллен моргнул.
Ну. Бля.
=PoF=

Питер Уитлок метался в кабинете своего офиса, как лев в клетке, так сильно стискивая зубы, что Джаспер подметил, что они могут растрескаться. Черт, да они были бы под стать горе осколков, оставшихся от вазы за четыре тысячи долларов. Факс пришел три дня назад. Послание в нем было ясно как день: пакуйте манатки, парни. Ваше присутствие в WCS больше не требуется.
Джаспер со своей стороны не был удивлен, во многих смыслах такой расклад даже принес ему огромное облегчение. Он слишком долго следовал за братом по путям агрессивных слияний и унизительных поглощений. Он стоял в стороне в неловкой и смущающей тишине наблюдал, как Питер менял и изматывал людей и компании для собственных целей.
Да, он был отменным управленцем и сделал себя и свое окружение чрезвычайно богатым. У него была толковая голова на плечах, он мог за милю почуять хорошую сделку, но за годы работы он стал слишком наглым.
Его манеры становились все более высокомерными, а сухая улыбочка разочарования сменилась гримасой отвращения, стоило кому-либо посметь отказать или возразить ему.
Тем не менее, Эдвард Каллен сделал именно это.
Питер привлек всех своих юристов и помощников, как только факс вылез из аппарата. Он хотел найти лазейку, слабое место, прореху, да любую поебень. Ему было необходимо найти что-то. Джаспер знал, что Питер лучше умрет, чем позволит Каллену забрать у него WCS, но именно это сейчас и происходило. И не было никаких вариантов этого избежать, о чем ему только что сообщили его приближенные. Ваза стала первой потерей.
Джаспер наблюдал, как его брат продолжает свое яростное метание по кабинету.
– Вы хотите сказать, – прорычал Питер своему консультанту, – что это не остановить? – Он ткнул пальцем в стол, указывая на факс.
Рик, его консультант, вздрогнул и прокашлялся.
– Да, сэр.
Глаза Питера округлились невероятным образом. Джаспер никогда не видел своего брата таким взлохмаченным. Его волосы были всклокочены, лоб и щеки покрыл тонкий слой испарины.
– Не могу, блядь, в это поверить! – прокричал он. – Этот придурок в больнице, при смерти, и все равно умудряется… Как такое вообще возможно?
– Ну, сэр, у Каллена…
– Не надо мне отвечать на риторические вопросы, Рик! – огрызнулся Питер. – Я, блядь, умею читать!
Питер тяжело выдохнул и вытер рот ладонью.
– Я думал, мы сделали все возможное, чтобы закрыть этот вопрос, – он указал на черно-белые фото Изабеллы и Каллена. – Мне сказали, что сделано все, чтобы выкурить ублюдка, чтобы держать его подальше от моей компании.
Джаспер почувствовал, как в нем самом закипает злость. И не впервые. И все дело в том, что Питер считал компанию своей, что было далеко не так. Он пробрался в компанию, используя свой юридический опыт и связи своей семьи, чтобы быстро подняться по карьерной лестнице. Все это время он ни разу не признавал помощь Джаспера или работу, которую тот проделывал, чтобы заметать следы, когда Питер вляпывался в какое-либо дерьмо. Конечно, на его столе время от времени появлялся презент в виде бутылки виски или премия, но это ничто в сравнении с тем, сколько раз Джасперу приходилось давать взятки или торговаться, чтобы косяки Питера не доходили до правления компании.
Пора и меру знать.
Последней каплей для Джаспера стал момент, когда Питер настоял на привлечении Изабеллы в эту сумбурную аферу. Вопрос принципа превратился в состязание Питера с Калленом. Жалкое зрелище, в котором Джаспер участвовать не намеревался. Он искренне не мог понять, почему Питер не может просто поделиться с Калленом его частью. Это бы упростило задачу заставить Каллена помалкивать. Но у Питера были другие мысли.
Фотографии – его рук дело, и Джаспер достиг своего предела. Изабелла не заслуживала такого, и, если хорошенько подумать, и Каллен тоже.
Черт, все совершают ошибки, и несправедливо наказывать Каллена за них снова и снова. Изабелла была, по словам Элис, очень в него влюблена. У парня был реальный шанс изменить свою жизнь и стать счастливым. Джаспер не мог этому помешать. И Питер тоже.
– Питер, – пробормотал он, наблюдая, как еще пятеро помощников ерзают и мнутся в кабинете.
– Нет, Джаспер, – огрызнулся он. – Нам нужно решить проблему, разработать следующий шаг.
Джаспер озадаченно заморгал, и встретился взглядом со столь же потрясенным Риком. Вздохнув, Джаспер сделал осторожный шаг в сторону брата и сложил руки на груди.
– Пит, – тихо обратился он. – Нет никакого следующего шага. Этот последний. Это конец.
Питер прищурился.
– Да какого черта? – воскликнул он в неверии. – Вы все яйца растеряли что ли? – Он со злостью посмотрел на каждого, в итоге снова вернувшись к Джасперу. – Это не конец, Джас. Далеко не конец.
Джаспер закатил глаза и убрал руки в карманы.
– Все кончено, Питер. И уже давно. Пора двигаться дальше.
Лицо Питера исказила чистая ярость, удивившая даже Джаспера.
– Почему ты… – прошипел он. Затем стиснул кулаки, опустил голову и проорал: – Все вон!
Сотрудники засеменили прочь, как тараканы, крепко закрыв за собой дверь. С полминуты в кабинете стояла тишина, пока Питер брал себя в руки. Джаспер знал, что он в ярости, но ему было наплевать.
– Да что с тобой, блядь, такое? – пробормотал он сквозь губы.
– Со мной все в порядке, – пожал плечами Джаспер.
– Тогда какого хрена ты творишь? Ты что, не понимаешь, что все это значит? – он взял в руки факс и потряс им в воздухе.
Джаспер кивнул.
– Прекрасно понимаю, – спокойно ответил он. – Понял три дня назад и понимаю сейчас. – Он сделал еще один шаг в сторону Питера. – Это означает, что мы с тобой получили соглашение, благодаря которому нам больше никогда не придется беспокоиться о деньгах, а Каллен получил то, что принадлежит ему по праву.
Питер дернулся.
– Что-что, прости?
Джаспер покачал головой.
– Да брось, Питер. Перестань. Так все и должно было быть! Он полноправный владелец, все это черным по белому прописано уже много лет назад. Он заслуживает получить компанию обратно, а не быть жертвой твоей зависти!
Питер бросился на брата, но Джаспер был быстрее. Так было не всегда, но с годами он стал сильнее, чем в детстве. Он оттолкнул Питера, пока тот не уперся спиной в стену.
– Сбавь обороты, Питер, – прорычал он, тыча пальцем ему в лицо. – Мне не шесть лет, а эта компания – не твоя собственность. Прими тот факт, что на этот раз твои прихвостни не смогут тебя вытащить, двигайся дальше, сохранив достоинство и имя.
Он отошел и поправил пиджак.
– Господи, мужик, возьми себя в руки. Ты слетел с катушек.
Питер сглотнул. Его лицо раскраснелось, а грудь быстро вздымалась и опускалась.
Джаспер мрачно покачал головой.
– Что случилось, Питер? – с грустью спросил он. – Он твой кузен! Семья. Он в чертовой больнице, потому что в него стреляли. Посмотри на себя, тебе плевать. Это же не ты!
– Это я, – возразил он. – И я сохраняю компанию, пока какой-то торчок-недоносок не потопил ее в болоте, из которого вылез сам.
Джаспер с отвращением прищурился.
– А ты само совершенство, – невесело усмехнулся он. – Как можно быть таким лицемером, учитывая, что ты сам творишь?
Питер слегка выпрямил спину, и в его глазах промелькнула опаска.
– Да, – прошептал Джаспер. – Уверен, правлению будет интересно узнать, с кем ты ведешь дела.
Питер криво усмехнулся.
– Сукин ты сын.
– Может и так, – продолжил Джаспер. – Серьезно тебе говорю. Отступись, Питер. Уйди с высоко поднятой головой. Забери свой капитал, купи дом, бриллиантов себе купи, поезжай в долгий отпуск в какие-нибудь ебеня, но уйди, или я за себя не отвечаю.
Джаспер отвернулся от брата, поправляя галстук.
– Что ж, – сказал Питер. – Звучит, как угроза, Джас.
Остановившись, Джаспер обернулся через плечо, рассматривая незнакомца, которым стал его брат.
– Никаких угроз, – ответил он и пошел к двери из кабинета. Опустив руку на дверную ручку, он продолжил: – Это обещание.
=PoF=

Эдвард натягивал больничную сорочку обратно на плечи, когда раздался громкий стук в дверь. Он с опаской покосился на Бри и вскинул бровь.
Она улыбнулась в ответ.
– Я никого не жду, – ответила она и повесила стетоскоп обратно на шею.
– Мы закончили? – спросил Эдвард.
– Закончили, – ответила она. – До завтра. – Она забрала свой планшет и стала делать заметки. – Сегодня все прошло хорошо. Твои легкие стали чище, и дышишь ты лучше, чем я ожидала, – улыбнулась она. – Будешь стоять, ходить, а может даже бегать к концу месяца.
Эдвард закатил глаза.
– Жду не дождусь.
Несмотря на свой дурной нрав, Эдварду была приятна компания Бри. Она не была сварливой, как другие медсестры, и да и сама она была той же засранкой. Ему лишь хотелось, чтобы Белла поторопилась и вернулась скорее. Он мог гарантировать, что его дыхание существенно улучшится, когда она окажется рядом.
– Я впущу твоих друзей, – пробормотала она, направляясь к двери. Открыв ее, она ахнула, столкнувшись нос к носу с огромным мужиком с широченной улыбкой и голосом, прогремевшим на всю палату.
– Каллен, говновоз ты этакий! Что ты делаешь в таком месте?
Эдвард вздохнул, но не смог сдержать улыбки.
– Привет, Эммет, – ответил он.
Эммет подмигнул Бри, хихикнув, когда она восстановила равновесие, и вошел в палату с видом, будто ему принадлежит все здание.
– Какой идиот тебя сюда впустил? Ты прошел пост охраны? – спросил Эдвард, стукнувшись с ним кулаками.
Но, не дождавшись ответа, Эдвард переключился на привлекшую его внимание фигуру в дверном проеме.
– Роуз, – тихо позвал он.
Она скрестила руки на груди, но Эдвард увидел непролитые слезы в ее больших, голубых глазах. Он знал ее много лет, и ее напускное безразличие и раздражение были для него прозрачны.
– Иди сюда, – позвал он, распахнув объятья. Ее взгляд метнулся в сторону Эммета, прежде чем она подошла и прижалась к нему.
– Ты напугал меня до смерти, – шмыгнула она, уткнувшись в его шею.
– Я знаю, – ответил он, гладя ее по спине. – Прости меня.
– Когда мне позвонили… – она не закончила предложение. И намека было достаточно, чтобы понять, что она подумала о худшем.
– Со мной все хорошо, – успокаивал Эдвард. – Сказали, что через несколько дней, я смогу поехать домой.
Розали отпустила его и выпрямилась. Она быстро вытерла слезы под глазами и прокашлялась.
– Это хорошо, – ответила она.
Эдвард кивнул и улыбнулся двум парам смущенных глаз. Он перевел взгляд с одного на другого и вскинул брови, когда до него дошло.
– Так вот что вы хотели мне сказать? – спросил он Розали, указав пальцем на ерзающего Эммета.
Эммет засунул руки в карманы, переминаясь с носка на пятку.
– Слушай, приятель, – начал он, но Эдвард остановил его, вскинув руку.
– Не надо, – сказал он. – Все нормально. – Затем заметил подозрительность в лице Розали и рассмеялся.
– Ну правда, – продолжил он. – Мне ли судить, с кем тебе быть, а? Если он хорошо с тобой обращается, – он говорил с Роуз, но смотрел на Эммета. – А если обидит тебя, – добавил он. – Тогда и у него удалят кусок легкого…
Эммет неловко рассмеялся.
– …и живота, и селезенки, и член…
– Ладно, мы поняли, – перебила Розали, шумно выдохнув и покачав головой.
Она подошла к Эммету и взяла его под руку. Эдвард внимательно наблюдал за ее лицом, и был поражен увидеть такое спокойствие и обожание.
Божечки, она, правда, его любит.
Эммет словил его взгляд.
– Я позабочусь о ней, обещаю, – пробормотал он.
Эдвард ответил ему кривой улыбкой.
– Я знаю.
Он и правда знал.
=PoF=

Изабелла вся взмокла. Вспотела и бежала впопыхах. Она хотела отлучиться всего на час, а провозилась почти два. Из-за снегопада на дорогах были сумасшедшие пробки, и на все про все у нее ушло в миллион раз больше времени, чем обычно.
Смахнув с лица волосы, она улыбнулась офицеру, все еще охранявшему вход в палату Эдварда, и открыла дверь. Ее улыбка вскоре стала еще шире, едва она увидела, что он сидит на койке, вертя в руках пульт и бормоча что-то про «сраную Милашку Бу-Бу». Увидев ее, он бросил пульт и уставился на нее, когда она подошла к креслу.
– Привет, – сказала она, снимая пальто и ставя сумку. – Прости, что меня не было все это время.
Она подошла к нему и, обхватив ладошкой за щеку, поцеловала в губы. Господи, как он хорош на вкус. Одно лишь ощущение его теплой, отзывчивой к прикосновению кожи, было мечтой наяву. Поцелуй был легким, но стремился перерасти в нечто большее. Эдвард придвинулся ближе и прикусил ее верхнюю кубу. Она тихо хныкнула, когда их языки соприкоснулись, и Эдвард сжал ее предплечье.
– Где ты была? – спросил он, когда Белла отодвинулась и уперлась лбом в его лоб.
– Съездила домой за вещами, а потом зашла к тебе за твоими.
– Ты приняла душ, – улыбнулся он. – Пахнешь просто потрясающе. Персик.
Она тихо рассмеялась.
– Я скучал, – признался он. – Кинулся в панику. Проснулся, а тебя нет.
– Прости, что так вышло, – прошептала она, снова поцеловав его. – Но мы еще не квиты. Далеко не сравняли счет по доведению до панического состояния.
Изабелла пожалела о сказанном в то же мгновение, но слова было не вернуть назад. Она убрала руку от его лица и напряженно улыбнулась. По его глазам было видно – он понимает, что она еще не пришла в себя, но им придется подождать с разговорами. Он же еще даже не поправился, господи боже. Это гораздо важнее ее боли и злости.
– Персик, – пробормотал Эдвард, когда она подошла к креслу и стала расстегивать сумку с вещами.
– Да?
– Поговори со мной, пожалуйста.
Она почувствовала, как ком встал в горле, и осталась стоять к нему спиной, пока доставала гель для душа, дезодорант, чистые штаны и белье.
– Все хорошо, – быстро ответила она, испытывая отвращение к звуку своего голоса и ощущению этих слов на языке.
– Не обманывай меня, – ответил он. – Я знаю, что это не так.
Изабелла почувствовала, как волоски на теле встали дыбом от его тона, что было совершенно неуместно и вместе с тем неправильно. Она сделала глубокий вдох, положила мыло возле раковины в ванной, и посмотрела на себя в зеркало. Она выглядела измотанной. Такой себя и чувствовала. В голове царил сумбур, и в сердце происходило что-то невразумительное. Они были в раздрае друг с другом, и она ничего не могла с этим поделать.
По правде ведь, это Джейкоб, а не Эдвард, наговорил ей этих гнусностей. Это Джейкоб виноват, что Эдвард попал в больницу. По его вине Эдварда подстрелили. И все равно Изабелла ничего не могла поделать с тем, что злилась на любимого. Она никак не могла избавиться от чувства, что он дал обещание другу, даже не подумав о ней. И это ранило. Сильно и глубоко.
Когда Эдвард лежал без сознания, а Изабелла выплакивала слезы любви, облегчения и злости, она обратилась к матери и сказала ей то, отчего почувствовала себя отвратительно.
– Я так зла на него.
– Я знаю, – ответила Рене, удивив Изабеллу. – Я много месяцев ненавидела твоего отца после его смерти.
– Почему? – удивилась Изабелла.
– Потому что он не подумал о нас, когда сделал этот глупый выбор.
В том и проблема. Эдвард совсем о ней не подумал. Изабелла подошла к зеркалу и оперлась о дверной косяк. Затем обхватила себя руками и опустила взгляд в пол, понимая, что если посмотрит на Эдварда, то расплачется.
– Белла, – настаивал он. – Бля, детка, это сводит меня с ума.
Она услышала панические нотки в его голосе и медленно подняла взгляд.
– Ты… ты все еще… – он запнулся и сжал кулаки. – То есть, мы все еще… вместе?
Изабелла нахмурилась и озадаченно моргнула.
– Что?
– Это конец? – продолжил он. – Ты уходишь от меня? Ты такая холодная. Стоишь в одной комнате со мной, но ты в миллионах гребаных километров отсюда, и честно говоря, это пугает меня до смерти.
У него все было написано на лице. Он был напуган, и это разбивало ей сердце.
– О, Эдвард, – выдохнула она и, почувствовав, как глаза жгут горячие слезы, подняла взгляд к потолку. Теребя края рукавов свитера, она натянула их на ладони и крепче обхватила себя руками. – Я так тебя люблю, – тихо сказала она.
Его грудь заметно опустилась от выдоха облегчения.
– Тогда в чем дело? – настаивал он.
Изабелла тихо всхлипнула и зажала рот ладонью. Кивнув, она заговорила, глядя в пол.
– Я расстроена, – призналась она. – Мне грустно, потому что мне больно. Сердце болит.
Эдвард сник. В его глазах, устремленных на закрывавшее его ноги одеяло, виднелось чувство вины.
– Ты… ты просто ушел, Эдвард, – всхлипнула она. – Он позвал тебя, и ты пошел.
Эдвард молчал.
– После всего, что ты сделал для него, зная, как все это опасно, зная, что он, не задумавшись, подвергнет тебя опасности. Ты просто бросил все и поехал к нему.
– Я знаю.
– Я ждала тебя дома. А потом позвонил телефон, и… Я никогда в жизни не была так напугана. – Она смотрела прямо на него, молясь, чтобы он услышал, что у нее на сердце. – За всю свою жизнь.
– Прости, Персик, – Эдвард сглотнул. – Но я должен был.
– Что? – опешила Изабелла. Оттолкнувшись от дверного косяка, она сделала шаг в его сторону. В ушах стучала кровь, пока она повторяла в голове его слова.
– Ты… ты должен был? Что ты… Почему? Почему ты должен был, Эдвард? Он ни разу в жизни ничего для тебя не сделал! Он использует тебя. Ты попал в тюрьму из-за него!
– Так поступают друзья! – огрызнулся он в ответ.
Изабелла опустила руки и уставилась на него.
– Друзья? Ты бросаешь все ради своих друзей. Ладно, а как насчет женщины, которую ты предположительно любишь, а?
Эдвард прищурился.
– Что?
– Насчет меня, Эдвард, что насчет меня? – Она ткнула пальцем себе в грудь, повысив голос. – Ты даже не подумал обо мне. Ни секунды. Он на первом месте. Тот, кто считает меня одной из твоих подстилок, доступной регулярной потрахушкой с милой кличкой! Ты ставишь его впереди всего, за что мы с таким трудом боролись. Всего, что дорого мне.
– Джейкоб так не считает, – прорычал Эдвард сквозь стиснутые зубы.
– Да что ты, правда? – съязвила она со злостью. – Не считает? Тогда зачем он мне это сказал?
Злость сошла с его лица, сменившись болью и неуверенностью, и он осел в кресле.
– Я была здесь. Была рядом с тобой. Даже твой отец приехал, Эдвард, ждал, что врачи скажут, что ты не выжил.
– Мой отец?
Изабелла посмотрела на него из-под ресниц.
– Да, твой отец, – затем уткнулась в ладони и расплакалась.
Все вышло наружу. Слова и эмоции. И она не могла их изничтожить. Она понимала, что слова ее звучат эгоистично, но, черт подери, он должен был быть осмотрительнее. Он не мог просто бросать все ради человека, которому ничем не обязан. Как и Эдвард, она была напугана. Он должен был понять, откуда исходили ее злость и страх. Должен был.
Тишина и витавшая в воздухе нерешительность душили.
Если бы она потеряла его…
– Я всегда только и делал, что любил тебя… отчаянно и без остатка. – Усталый голос Эдварда заставил Изабеллу поднять голову. – Я никогда не любил тебя «предположительно», – добавил он. – Никогда. Давай это сразу, блядь, проясним.
– Ладно, – ответила Изабелла. У нее совсем не осталось сил спорить.
– И я… – Эдвард втянул нижнюю губу в рот и вздохнул. – Я повел себя как идиот. Нельзя было просто взять уйти в тот вечер. Это было безрассудно и глупо.
– Да, – ответила она. – Было.
– Но ты должна понять. Я пошел, потому что понимал, будь мы с тобой на месте Джейка и Несс, я бы сделал все возможное, чтобы встретиться с тобой. Как он и поступил. – Эдвард нахмурил брови и всхлипнул. – Ничто бы не удержало меня от встречи с тобой, Персик, ничто. И к черту последствия, потому что я люблю тебя так, что и не выразить словами.
Изабелла зажала рот ладонью, чтобы приглушить всхлипы.
– Джейкоб – мудень. Он эгоист, высокомерный козел, который когда-то знал меня, и я еще разберусь с ним за то, что он тебе наговорил, уж поверь мне. Но мы долгое время были друзьями, и я знаю, что будь ситуация обратной, он бы тоже меня прикрыл, и не важно, что он о нас думает.
Он прокашлялся и потер лоб ладонью.
– Дерьмовое оправдание, и я знаю, что оно не компенсирует произошедшее. – Он глубоко вдохнул и выпустил воздух в несколько коротких выдохов. – Прости, что заставил тебя пройти через это. Прости, что повел себя безответственно и бездумно. И мне жаль, что ты решила, будто я не думал о тебе, потому что на самом деле я только о тебе и думаю.
– Эдвард, – прохрипела Изабелла.
– Позволь мне закончить. – Он подался вперед как можно дальше и протянул к ней руку.
Не мешкая, Изабелла встала и поспешила к нему, беря его ладони в свои. Он дрожал. Белла поднесла его ладонь к губам и поцеловала каждую костяшку, совсем как тогда, когда он был без сознания.
– Белла, – прошептал он. – Я люблю тебя, я сожалею и надеюсь, что если ты мне позволишь, я проведу всю оставшуюся жизнь, искупая свою вину перед тобой.
Он посмотрел на нее красивыми зелеными глазами, застланными слезами.
– Я люблю тебя с тех пор, как мне было одиннадцать, и хочу провести всю свою оставшуюся жизнь, любя тебя. Хочу провести ее, обнимая тебя, общаясь с тобой и занимаясь с тобой любовью.
– Да, – всхлипнула Изабелла, уткнувшись в его запястье.
– Моя Персик, – пробормотал он, утягивая ее к себе на постель. Она приютилась с краю, держась за него изо всех сил.
– Больше никогда не заставляй меня проходить через это, – всхлипнула она ему в плечо. – Я умру без тебя.
Он притянул ее ближе, покрывая поцелуями ее лицо и макушку.
– Не стану. Клянусь, не стану. – Он закрыл глаза и позволил слезам тихо стекать по щекам. – Я больше никогда тебя не оставлю. Я хочу быть с тобой всегда, если ты позволишь. Скажи, что ты будешь моей всегда, Белла.
– Буду, – ответила она, уткнувшись в его кожу. – Каждая частица меня принадлежит тебе.
=PoF=

В коридоре, по которому Каллен катил свое инвалидное кресло к палате Джейкоба, было тихо. Полицейских было по-прежнему много, хотя угроза миновала, с тех пор как Бартоллини отказали во внесении залога, и была назначена дата судебного заседания. Бирс был уверен, что все кончено, но не настолько, чтобы убрать своих ребят из больницы.
Каллен все равно был рад. Чем больше копов, тем больше безопасности для его Беллы, и это важнее всего. Этого он хотел, в этом нуждался. После их… разговора пару дней назад, взаимоотношения между ними наладились. Белла была более расслаблена, меньше отягощена своими тревогами, злостью и, черт, эта злость его удивила. Она была так обижена, что выражение ее лица его чуть не прикончило. И справедливо. Он повел себя как козел.
Он не мог вести себя так беззаботно. Теперь ему нужно было заботиться о ней. Они вместе. Все, что происходило с ним, отражалось на ней, и наоборот. Вот почему ему нужно было поговорить с Джейкобом, и расставить точки над и.
Он еще раз крутанул колеса коляски руками и застонал от натуги мышц. Бри по-настоящему расстаралась с упражнениями последние пару дней. Он уже ходил немного и поднимал тяжести руками и ногами, подкачивал грудные мышцы, и дыхание пошло на лад. Женщина не ведала покоя. Господи. Каллен даже в момент отчаяния подумал, что предпочел бы одно занятие с Алеком тому ужасающему дерьму, которое устраивала с ним Бри. Но он стискивал зубы, терпел и делал, что велено.
Бонус в том, что через двадцать четыре часа он отправится домой. Хвала, блядь.
– Каллен, – обратился офицер, придержав для него дверь в палату Джейкоба.
– Вольно, – отшутился Каллен и заехал в палату.
Джейкоб сидел на двухместном диване, читал «Последний поворот на Бруклин», свою любимую книгу. Его нога, подпертая неудобной на вид оттоманкой, все еще была перевязана, от стойки с капельницей шел провод к внутренней стороне его локтя.
Джейкоб улыбнулся, заметив Каллена, и отложил книгу.
– Вот дерьмо, сынок. Рад тебя видеть!
Каллен не смог сдержать улыбки, потому что было приятно видеть друга. Боже, какое-то время он думал, что уже никого и никогда больше не увидит, так что в этот момент любое дружественное лицо было в радость. Они стукнулись кулаками.
– Я удивлен, что ты все еще здесь, – сказал Каллен.
– Ага, – проворчал Джейкоб. – У меня какая-то сраная инфекция в ноге, – он указал на капельницу. – Это должно помочь, судя по всему. Хотя, строго между нами, думаю, я понравился медсестричкам, и они хотят продержать меня тут подольше.
Каллен усмехнулся, поставив колеса на тормоза, чем рассмешил Джейкоба.
– Очень надеюсь, что Кала не ревнивая, – сказал он, указывая на коляску.
– Не, – ответил Каллен. – Она знает, что для меня она единственный металл.
Джейкоб фыркнул.
– Не открытые отношения? Чувак, ты изменился.
Каллен задумчиво посмотрел на друга и покачал головой.
– Я теперь однолюб, Джейк, – ответил он, ощущая перемену в разговоре. – Особенно, когда я влюблен в ту единственную.
Джейкоб неловко улыбнулся и кивнул. Затем вздохнул и скрестил руки на груди.
– Я предчувствовал, что ты поднимешь эту тему.
Каллен пожал плечами, неотрывно глядя на собеседника.
– Ну а ты чего ожидал, Джейк? Что можешь говорить с ней в подобном тоне, а я тебе и слова не скажу?
– Послушай, она пришла, – возразил Джейкоб, – чуть, блин, глаза мне не выцарапала.
Каллен почувствовал, как покалывает кожу от тона, в котором говорил друг.
– Если бы я был в нормальном состоянии и услышал, что ты с ней так разговариваешь, я бы вообще тебе яйца оторвал.
Джейкоб закатил глаза, отчего у Каллена начала стыть кровь в жилах.
– Я не сказал ничего такого, что оправдало бы ее поведение, чувак. Серьезно.
Каллен нахмурился и прищурил глаза.
– Ее поведение? Да бля, Джейк, я был при смерти, вполне ожидаемо, что она вела себя немного странно. И ни к чему было еще срываться на нее и говорить, что ты сказал.
– Она пришла, вопила во все горло, чего ты ожидал от меня? – спорил Джейкоб.
– Я ожидал, что ты отнесешься к ней с уважением, как я к Несси!
– Не впутывай ее в это, – предупредил Джейкоб, своим тоном заставив Каллена замолчать.
Наконец Каллен фыркнул и откинулся на спинку кресла. В неверии глядя на Джейкоба, он почувствовал, что воздух вокруг становится тяжелым, а по телу пробегает холодок злости и обиды.
– Ты эгоистичный сукин сын, – пробормотал он, качая головой.
Господи, почему он не видел этого раньше? Белла была права. И Гарретт был прав. Все они были правы, а он был слеп.
– Да брось, Каллен, – начал Джейкоб, но замолк от убийственного выражения лица Каллена.
Эдвард делал медленные вдохи, зная, что ее крутой нрав был на грани взрыва.
Он отвернулся от Джейка, заметил фотографию Ванессы и темноволосого мальчика с глазами Джейкоба в красивой рамке на столике возле кровати.
– Ты счастлив, Джейкоб? – спросил он, указав на фотографию. Тот вздохнул и кивнул.
– Да, счастлив, – ответил он. – У меня есть все, чего я только мог желать. Мы с Ванессой попытаемся, – усмехнулся он. – Какое-то время нам придется пожить в тайне под новыми именами, но я уверен, что у нас все будет хорошо.
Каллен все разглядывал фотографию и чувствовал, как замирает сердце. Вот чего он хотел. Он хотел этого. Хотел этого с Беллой, и мог так легко все потерять. Мог потерять все, потому что выбрал Джейкоба.
– Ты помнишь ту ночь, Джейкоб, когда ты спас мою жизнь? – тихо спросил он.
– Конечно, помню, – ответил тот. – Как я могу забыть?
Каллен вяло улыбнулся и снял тормоза с колес. Развернувшись, он медленно поехал к двери.
– Рад, что помнишь, – пробормотал он. Затем остановился, чувствуя, как в груди сжимается от сказанного. Но раз начал, надо договаривать. – Теперь мы квиты, Джейк. Я вернул свой долг с лихвой. Я ничего тебе не должен.
– Каллен, – возразил Джейкоб, хватаясь за костыли.
– Нет, – огрызнулся Каллен, оборачиваясь. – У тебя в жизни есть все, что ты хочешь, и я рад за тебя. Правда. Но у меня тоже есть все, чего хочу я, и ты этого не понимаешь. Тебя это не заботит так, как должно заботить друга. – Он сглотнул и сжал руками подлокотники. – Поэтому я думаю, что нам не стоит больше быть друзьями.
– Да Каллен, брось, – Джейкоб наклонился вперед, глядя на него широко распахнутыми глазами и разведя руки, как делал всегда, когда хотел чего-то. Но каким бы знакомым ни был этот жест, он только причинял боль Каллену.
Он помолчал, глядя на человека, который стал для него чужим. Чертовски грустно, что все так закончилось. Грустно, что все, что они пережили вместе, не сплотило их, а развело в разные стороны. Они долгие годы шли одной дорогой, как братья по оружию, но дошли до перекрестка, на котором разошлись в разных направлениях. Они были больше не нужны друг другу, и чем больше Каллен думал об этом, тем больше понимал, что у них не осталось ничего общего. Черт. Они едва друг друга знали. Он посмотрел на фото Ванессы с малышом еще раз и усмехнулся.
К черту.
Ирония в том, что общее у них все же было – оба хотели быть счастливыми. Оба хотели чего-то хорошего в жизни, чтобы спрятаться от дерьма, которое они пережили.
Печально, но Каллен медленно принял тот факт, что они больше никогда не будут так присутствовать в жизни друг друга.
– Береги себя, – тихо сказал Каллен и постучал в дверь, чтобы привлечь внимание офицера.
Джейкоб заговорил, как раз когда распахнулась дверь.
– Ты тоже.
Каллен кивнул, развернулся и покатил кресло из палаты с чувством, что впервые за долгое время может дышать полной грудью.
=PoF=

Ворча из-за холода и смахивая снег с шерстяной шапки, Изабелла захлопнула входную дверь попой и направилась к кухонному столу, на котором оставила два больших пакета с продуктами.
Сняв шапку и перчатки, она расстегнула куртку и пошла к Эдварду в комнату, где он растянулся на диване, глядя в телевизор и мочаля зубами зубочистку. Изабелла улыбнулась и скрестила руки на груди, глядя на него. Он три дня зудел о том, что ему запретили курить, но, не притронулся к сигарете. Зубочистки были дурной, но необходимой альтернативой.
Изабелла невольно им гордилась.
Заметив ее присутствие, когда началась реклама, Эдвард поднял взгляд и улыбнулся.
– Привет, красавица, – поприветствовал он. – Принесла мне что-то приятное?
Она усмехнулась.
– Ну, взяла тебе твои Орео, молоко и немного Доктора Пеппера.
Он откинул голову на изголовье и вздохнул.
– Боже, я тебе обожаю, – пробормотал он.
Изабелла рассмеялась и покачала головой. Каллен пребывал в расслабленном состоянии после возвращения из больницы. Он был спокойнее, меньше дергался, и в целом все было прекрасно. Конечно, он ворчал из-за курения и из-за того, что еще пару недель ему придется провести дома, потому что за окном было холодно, и был риск подхватить пневмонию, но в остальном он был другим человеком.
Честно говоря, и сама Изабелла чувствовала себя легче. Их разговор и тот факт, что он поговорил с Джейкобом, успокоил ее тревоги и укрепил уверенность в том, что они вместе и надолго. Она в этом никогда не сомневалась, но события той ужасной ночи что-то в ней переломили.
Изабелла вернулась на кухню и принялась убирать продукты. Закончив, она налила им по большому стакану молока и прихватила пачку Орео. Подав Эдварду один из стаканов, она села рядом и положила между ними печенье. Эдвард в считанные секунды вскрыл пакет и принялся поглощать содержимое.
Она улыбнулась про себя, когда Эдвард заговорил с набитым ртом:
– Я тут подумал, пока тебя не было.
– Правда?
– Угум-м, – ответил он, вытирая уголки рта большим и указательным пальцами. – Я подумал, что сегодня я чувствую себя намного лучше.
– Правда? – спросила она неопределенно.
– Да, в миллион раз лучше, – он похлопал себя ладонью по груди. – Сильнее с каждым днем. Бри так сказала.
Изабелла с трудом сдержала смех, когда Эдвард выпятил грудь и подмигнул.
– Это замечательно, милый, – ответила она, ставя стакан на кофейный столик.
– Действительно, – согласился Эдвард, ставя свой рядом с ее. – Чувствую, будто могу пробежать марафон. – Он опустил ладонь на ее бедро и наклонился в ее сторону.
– Давай не будем забегать вперед, – осадила она, когда он потерся кончиком носа о ее щеку.
– Ну, может, настоящий марафон я еще не пробегу, – продолжил он, медленно водя рукой, воспламеняя ее кожу. – Но я бы уж точно мог заняться любовью со своей женщиной.
Он поцеловал ее в щеку и провел языком к шее.
– На самом деле, я мог бы даже зарекнуться и сказать, что мог бы трахнуть свою женщину, – он принялся покусывать ее кожу вдоль челюсти. – Сильно.
Изабелла не смогла сдержать стона, сорвавшегося с губ. Она хотела его. Очень хотела, но секс сейчас – не лучшая идея. Он еще не выздоровел. А его выздоровление важнее всего. С сексом можно и подождать. Эдвард царапнул кожу на ее шее зубами.
Было так чертовски приятно его чувствовать. Она простонала снова от его продолжающихся поддразниваний. Она почувствовала, как Эдвард улыбается ей в кожу, и осторожно оттолкнула его в грудь.
– Мы не можем, – прошептала она. И закатила глаза, когда он всосал в рот мочку ее уха.
– Нет, можем, – возразил он, просовывая руку между ее ног. – Со мной все хорошо.
– Нет, – возразила она. – Не хорошо.
Она толкнула его чуть сильнее, пока он не сдался. В его глазах промелькнула злость, когда он глухо шлепнулся назад. Его капризы были очаровательны.
– Да бля, – проворчал он, хватаясь за зубочистку и засовывая ее обратно в рот.
Изабелла поправила кофту, задравшуюся от его действий, и пододвинулась ближе к нему.
– Я не издеваюсь, Эдвард, просто нам нужно быть осторожными. Врач что сказал? Никаких физических нагрузок. – Она подтолкнула его локтем. – А ты знаешь, что мы умеем немного… того… ну, когда мы… в общем, ты понял.
Она замолчала, чувствуя, как горит лицо.
Эдвард покосился на нее.
– Немного, что, Персик?
Изабелла посмотрела на него с шуточным прищуром.
– Не стоит испытывать судьбу, мистер, – предупредила она, выставив указательный палец.
Он раздраженно взмахнул руками и шумно опустил их обратно на диван.
– Да хрень полная, – простонал он. – Я нормально себя чувствую, так почему мне кто-то будет говорить, что я не могу делать то, что хочу?
Изабелла закатила глаза.
– Не драматизируй. Переживешь.
Он опустил голову к груди и выдохнул.
– Но… мне тебя не хватает, – пробормотал он.
Изабелла почувствовала, как сердце пропустило удар от его слов. Он выглядел таким несчастным. Она взяла его за руку и положила ее себе на плечи, положила ноги ему на колени и прижалась поближе.
– Я здесь, милый, – прошептала она, целуя его в щеку.
– Я понимаю, о чем ты говоришь, – угрюмо сказал он и крепко прижал ее к себе. – Мне приятно быть рядом с тобой, мне это нравится, но это никак не сравнится с тем, когда я в тебе. Кажется, уже вечность прошла с тех пор.
Он напряженно посмотрел ей в глаза. Зелень в них искрилась и горела.
– К черту это, малышка. Я дышать не могу, когда не могу получить тебя.
Все тело Изабеллы вспыхнуло. Искры, возникавшие между ее ног, когда он прикасался к ней, разгорались в пламя отчаянной страсти и желания.
– Мне тоже тебя не хватает, – призналась она, уткнувшись в его плечо.
– Тогда будь со мной, – тихо ответил он. От желания его голос стал хриплым и сексуальным. Повернув голову, он поцеловал ее в лоб. Прикосновение было таким нежным, что Изабелла почувствовала, как слезы наворачиваются на глаза.
– Позволь прикоснуться к тебе, – взмолился он. – Дай заставить тебя кончить. Впусти меня в свое тело. Пожалуйста, Персик.
Сердце Изабеллы пустилось вскачь, а воздух покинул легкие, когда Эдвард обхватил ее грудь ладонью. Его палец нагло кружил по напряженному соску, вырывая стон из ее горла, и вздох – из его.
– Я хочу тебя, – пробормотал он, прежде чем атаковать ее губы. – Я хочу тебя во всех смыслах, в каких могу заполучить до конца моих дней.
Изабелла издала стон и яростно его поцеловала. Его слова были как керосин для пламени в ее крови. Несколько дней с тех пор, как он очнулся, он повторял ей, что хочет быть с ней всю свою жизнь. Он все говорил о совместной жизни с ней, чем заставлял ее сходить с ума от любви.
Она хотела этого. Она хотела его навсегда и то, что он хотел того же, пробуждало в ней первобытный собственнический инстинкт.
– Да, – ахнула она, когда его руки стали действовать грубее. – Но позволь мне вести.
Эдвард медленно сел. Затем сглотнул.
– Все, что пожелаешь, – ответил он.
– Мы сделаем все по-моему, – твердо сказала она. – Я не хочу сделать тебе больно, и не хочу, чтобы ты заболел.
Эдвард так быстро закивал в согласии, что Изабеллу удивило, как у него не закружилась голова.
– Разденься для меня и забирайся в кровать.
Губы Эдварда растянулись в ослепительной улыбке. Он встал с дивана, – медленнее, чем ему бы хотелось, – и поспешил в спальню. Изабелла выключила телевизор и отправилась следом, не удивившись, когда застала его голышом распростершимся на кровати. Парень умел раздеваться быстрее, чем девственник в ночь после выпускного.
Она обвела его взглядом. Господи, он был так возбужден, что вид у его достоинства был болезненный. Когда она вошла в комнату, его член ударился о живот в предвкушении. Изабелла облизала губы и самодовольно улыбнулась, когда Эдвард издал стон и заерзал на одеяле.
– Не дразни меня, – прорычал он.
– О, – она сняла свитер через голову и расстегнула лифчик. – Не буду. Я хочу этого не меньше тебя.
Она расстегнула джинсы и спустила их по ногам, затем сняла трусики с носками и пошла к кровати.
– Ты прекрасна, – рыкнул он. – Каждый раз, когда я вижу тебя такой… – Его взгляд блуждал по ее телу. – Я не могу представить, что мог никогда больше этого не увидеть.
Он не знал, что еще сказать, потонув в собственных мыслях о событиях последних ужасающих недель.
– Не нужно, – перебила Изабелла, потянувшись к его руке и опустив его ладонь поверх своего колотящегося сердца. – Мы здесь. Все хорошо. Ты и я.
Эдвард моргнул, возвращаясь в реальность.
– Черт, я люблю тебя.
– А я тебя, – ответила она, забираясь на кровать.
Оседлав его поясницу, приветствуя тепло его тела между своих бедер, она наклонилась поцеловать его.
Его язык устремился в ее рот, отчаянно ища ее язык, кружа и пробуя на вкус каждый дюйм ее рта. Правой рукой он стиснул ее волосы, а левую опустил на ее талию. Его пальцы впивались в ее кожу, говоря о том, как сильно он хотел ее. Изабелла приняла эту легкую боль и повела бедрами в ответ. От ее движения, его член скользнул между ее складок, поддразнивая и чуть погружаясь.
Не прекращая поцелуя, Изабелла взяла его запястья и прижала их к кровати.
– Я веду, – прошептала она ему в шею, когда он запрокинул голову и издал стон. – А ты не двигайся.
– Не буду, – ответил он на выдохе. Его глаза были полуприкрыты, а дыхание сбилось.
Изабелла посмотрела на него и замерла.
– Ты уверен, что все хорошо?
– Уверен. Пожалуйста. Прикоснись ко мне.
После такой мольбы, Изабелла оставила три легких поцелуя на его губах и стала спускаться вниз вдоль его тела, пока не оказалась на коленях между его ног.
Она неотрывно смотрела ему в глаза, улыбаясь, оттого что его рот приоткрывался все шире и шире по мере того, как она все ближе подбиралась к его члену. Она позволила себе легонько пройтись языком по головке, ощущая конвульсивное сжатие собственных мышц от его рыка удовольствия.
– Черт подери, – прохрипел он.
Она лизала и целовала теплую кожу по всей длине, а потом целиком взяла в рот. Его вкус был мускусным, возбуждающим, чистый вкус Эдварда. Обхватив его у основания правой рукой, она принялась водить ей вверх и вниз, смачивая его слюной.
– Да, – прошипел Эдвард. – Черт… черт… Белла.
Она ответила мычанием и ускорила темп. Вверх и вниз, облизывая, посасывая и целуя, выражая свою любовь и желание в каждом движении своего рта.
Когда его дыхание окончательно сбилось, она замедлилась, отдаляя его кульминацию. Она повторяла это снова и снова, пока он стонал и ругался, умоляя ее дать ему кончить.
– Пожалуйста, – хныкнул он. – Так близко.
Изабелла усилила движения, сжимая крепче, и застонала сама, когда Эдвард запустил руку в ее волосы, двигая ее голову так, как он сам хотел. Он постанывал и порыкивал, стискивал зубы, пока не кончил, с силой наполняя ее рот и выкрикивая в потолок о том, как любит ее и как ему хорошо благодаря ей.
Незаметно вытерев губы, Изабелла села и посмотрела на него. Вся его грудь раскраснелась, щеки и шея покрылись румянцем. Его глаза были закрыты, но он протянул руку и прижал Изабеллу к себе, обхватив ее сзади.
Ему было слегка неловко лежать на левом боку, но он отмахивался от всех беспокойств Изабеллы.
– Тебе больно? – спросила она, тревожась, о ранах на его спине.
– Нет, – тихо ответил он. – Мне замечательно.– Он поцеловал ее в волосы и прижал ближе к себе. – Спасибо.
– Пожалуйста, – промычала она. – Хотя ты оказываешь дурное влияние, Каллен.
– Всегда, – ответил он, ведя рукой вдоль ее живота к промежности.
– Эдвард, милый, не нужно, – возразила она, перехватив его руку.
– Нет, нужно, – ответил он, разведя ее ноги, и провел пальцем по гладкой коже ее киски. – Ты такая мягкая, – пробормотал он.
Изабелла вздохнула и закрыла глаза, опустив голову в изгиб его шеи. Его пальцы покружили по ее коже, а потом двинулись дальше и заскользили по ее клитору.
– Влажная, – тихо выдохнул он ей на ухо. – Нравится отсасывать мне?
Изабелла улыбнулась тому, с какой нежностью он произнес такие грязные слова. Только ему это удавалось.
– Всегда, – призналась она, повторяя его слова. – Мне нравится твой вкус.
Эдвард рыкнул и поцеловал ее шею, начав двигать пальцами чуть быстрее, потирая, кружа, похлопывая, и нежно вводя их внутрь. Изабелла выгибала спину и двигала бедрами в такт ему, накрыв его ладонь своей и чувствуя собственную влагу на его пальцах.
– Чувствовать твой рот на себе просто райское блаженство, – продолжил он. – Чертово совершенство. Мне нравится наблюдать, как ты с наслаждением делаешь это. Вижу это по твоим глазам. Эту дрянную властную искорку в них, которую вижу только я, и это просто сносит мне крышу.
Изабелла закрыла глаза и прикусила нижнюю губу.
– Мне кажется, я знаю твое тело лучше, чем ты сама, – тихо продолжил он, водя пальцами по ее клитору, отчего она подскакивала от удовольствия. – Видишь.
Свободную руку он опустил на ее грудь и слегка сжал.
– Когда мы встретились в Килл… Господи, я думал о таких вещах, которые вытворяю с тобой. Ты так дико злила меня, потому что была такой сильной, а я так хотел тебя трахнуть. Хотел вытрахать из тебя всю твою дерзость.
Изабелла рассмеялась, вздохнула и сильнее запрокинула голову, чтобы он мог агрессивнее поцеловать ее в шею, как ей нравилось.
– Но сейчас… – прошептал он в ее кожу. – Я не хочу ничего другого. Я хочу, чтобы ты была такой – открытой, щедрой и неописуемо сексуальной. – Он задвигал пальцами быстрее. – Ты прекрасна. Мой красивый, мягкий Персик. Я люблю тебя. Так чертовски сильно люблю. Ты это знаешь?
– Да, – ахнула Изабелла, чувствуя, как мышцы живота сжимаются от приближающегося оргазма.
– Ты знаешь, что я все сделаю для тебя? Знаешь, что я постоянно думаю о тебе, даже когда ты рядом? Иногда мне кажется, что я чокнулся. Ты сводишь меня с ума. Я сам не свой, когда мы не вместе. Я скучаю по тебе. Господи, Белла, до боли.
Изабелла потянулась и сжала пальцами его волосы.
– О боже.
– Ты все, чего я хочу, в чем нуждаюсь, а ты так мне нужна. Нужны мы. Мне нужно чувствовать нас именно так, потому что, клянусь Богу, мое сердце бьется только ради тебя. И всегда билось.
Ее спина напряглась, а пальчики на ногах сжались. Она тяжело дышла и хваталась за него, чувствуя, как его руки и слова влияют на ее тело самым мучительным и прекрасным образом.
– Я… я…
– Я знаю, – ответил он, толкая пальцы. – Я знаю.
Она стонала и хныкала, пока оргазм накатывал волна за волной.
Эдвард прижался губами к ее уху, и голос его зазвучал как бархат.
– Как думаешь, наши дети познают такую любовь, как наша?
На этих словах Изабелла выкрикнула его имя, и, зажмурившись, увидела вспышки света под веками, содрогаясь телом от волн самого сильного из известных ей удовольствий. Эдвард с силой прижал ее тело к своему, крепко держа ее и нашептывая слова, которые только распаляли ее жар. Она тяжело дышала, чувствуя, как кожа покрывается испариной, а он вторит ее движениям, возвращая ее в реальность легкими поглаживаниями пальцев.
Неспешно, он убрал руку и опустил на ее живот, улыбнувшись, когда она переплела его пальцы со своими.
Изабелла укуталась с ним в тишину комнаты как в теплое одеяло. Никогда еще она не чувствовала себя такой довольной. Все, через что они прошли вместе, привело их к этому моменту и в эмоциональном и в физическом смысле. У обоих были шрамы и внешние и внутренние, но они сделали их сильнее. Как бы безумно это ни было, Изабелла знала, что прошла бы через все это снова, лишь бы Эдвард обнимал ее как сейчас, тихо дыша возле ее плеча.
Она закрыла глаза и улыбнулась, почувствовав его поцелуи на коже.
– Я буду любить тебя всю свою жизнь, – прошептала она.
– Хорошо, – ответил он. – Тогда выходи за меня.
=PoF=

Неделю спустя Питера Уитлока вызвал в офис WCS совет директоров. Он знал, что случится. Джаспер предупреждал его, хотя он не разговаривал с братом с тех пор, как он повел себя как ребенок и пулей вылетел из кабинета. Однако его угроза сдать Питера, отчетливо врезалась в память последнего. На протяжении нескольких прошедших дней он изо всех сил старался отмыть свое имя, пока его брат взял выходной.
Говнарь. И это после всего, что он для него сделал.
Питер поправил галстук и подошел к кабинету заседаний, игнорируя тревожный взгляд Хелен, секретаря его финдиректора.
– Все уже там, – сказала она, избегая его взгляда.
Питер остановился и вскинул бровь.
– В самом деле?
– Да, сэр.
Что ж, это… странно.
Несмотря на это, он сделал глубокий вдох и распахнул массивную дверь из красного дерева, о чем незамедлительно пожалел.
Ебать. Меня.
– Эдвард Каллен, – выдохнул он.
Он в неверии уставился на кузена, стоявшего во главе стола для заседаний в сшитом на заказ синем костюме от Gucci и блестящих, черт их подери, ботинках.
Ублюдок даже причесался. Теперь он и рядом не стоял с грязным зеком, с которым он разговаривал не далее чем три месяца назад.
– Доброе утро, – ответил Каллен с легкой ухмылкой и указал на свободный стул слева. – Не присядешь?
– Я лучше постою, – ответил Питер, оглядывая остальных собравшихся – пятнадцать человек, включая… Джаспера. – Ну не мило ли?
– Не особо, – резко ответил Каллен.
Питер прищурился и опустил голову в попытке совладать с раздражением. Он ответил суховатой улыбкой.
– Полагаю, вот что имеют в виду, когда говорят об агрессивном поглощении.
– Может быть, – ответил Каллен. – Но это не агрессивное поглощение, это восстановление законных прав.
– Каллен, – выдохнул Питер.
– Правление пришло к анонимному соглашению о том, что контракты, подписанные нашими прародителями, ясно показывают, что я полноправный руководитель и держатель большей части акций WCS Communications.
– В самом деле? – прорычал Питер.
– Да, в самом, – ответил Джаспер и сделал шаг в сторону Питера. – И сделали бы это раньше, если бы ты не скрыл сей факт от них. Нужно, чтобы ты отказался от своих прав. Я от своей части отписался. Мы должны сделать это по закону перед правлением и юристами.
– Я знаю, – прошипел Питер сквозь стиснутые зубы.
– Не беспокойся, – перебил Каллен. – Я позаботился о том, чтобы у тебя осталась доля и выплаты, которых тебе и твоим близким хватит на две жизни.
– Это не вопрос денег, – прорычал Питер.
– Именно, – оборвал его Каллен, спешно подходя к нему. Он покачал головой, рассматривая лицо Питера, и понизив голос до резкого шепота, добавил: – И никогда не было вопросом денег, Питер. Это все вопрос чертовых принципов, от которых ты бежишь каждый день.
Питер стоял, глядя на брата и кузена и чувствуя, как холодные лапы поражения сжимают грудь.
– Где контракт?
– Вот, мистер Уитлок, – ответил один из юристов. Его звали Кит и он несколько лет работал на Питера. Коварная, сомнительная природа всего происходящего окружила Питера как удушающий туман.
Промчавшись мимо Каллена и Джаспера, он схватил ручку со стола и оставил подпись. Весь его труд, все мечты оказались отписаны в одно мгновение. Ему вдруг стало дурно.
– Вам нужно еще подписать соглашение о неразглашении, – продолжил Кит монотонным голосом, звучавшим для Питера как скрежет ногтей по меловой доске. – В нем говорится о том, что если вам захочется очернить компанию или имя мистера Каллена, сделка будет аннулирована, и Вам ничего не достанется. Иск по такому случаю также последует незамедлительно и без долгих разбирательств.
– Ага, – рыкнул Питер. – Я понял. – Швырнув ручку на стол, он застегнул пиджак и осмотрел собравшихся. – Удачи, – услужливо добавил он. – Вам она понадобится.
– Питер, – начал Джаспер, но тот остановил его, выставив ладонь.
– Все нормально. Я ухожу, – он повернулся к Каллену и натянуто улыбнулся. – Вот и все, Каллен, – тихо сказал он. – Похоже, ты наконец выпутался из дерьма без потерь, а?
Каллен помотал головой.
– Нет, – ответил он. – Я просто получил то, что заслужил, как и ты.
– Плевать, – огрызнулся Питер, проталкиваясь к выходу мимо брата. Ему нужно было поскорее убраться оттуда, найти бутылку виски и потеряться в ней на неделю.
– О, – вспомнил вдруг Каллен, заставив Питера остановиться на ходу. – Нужно отдать тебе это.
Он подошел к Питеру, протягивая белый конверт, отмеченный именем Питера. Тот осторожно взял его.
– Это приглашение на вечеринку, которую мы с Беллой устраиваем в эти выходные.
– Вечеринку? – озадаченно переспросил Питер.
– Да, у нас дома, – он склонил голову на бок. – А, ты не получил записку? – невинно поинтересовался Каллен, почесывая подбородок, и улыбнулся. – Мы с Беллой обручены.
Питер так крепко стиснул конверт, что бумага лопнула между его пальцев. Треск был слышен во всем кабинете, эхом стуча вокруг Питера, как огромный световой шар с надписью «пошел ты». Он сглотнул, выдохнул, сглотнул снова.
– Мои поздравления, – прохрипел он, затем развернулся, выскочил из кабинета и вышел из здания WCS в последний раз.
=PoF=

У Каллена рука устала от количества рукопожатий. С момента его прибытия в семь утра, правление проявляло фантастическое гостеприимство, приветствуя его с распростертыми объятьями. Многие члены правления были друзьями его бабушки и дедушки, и тихо ненавидели факт незаконного владения компанией Питером.
Все согласились, что он сделал много хорошего для компании, но настала пора сменить руководство, направление, с чем Каллен был полностью согласен. Это было меньшим, что он мог сделать для любимой бабушки и своей будущей жены. Черт. Он до сих пор не мог в это поверить. Он женится. Господи. Она сказала «да». Сказала «да» ему. Он самый везучий ублюдок на свете. Он поступил непредусмотрительно, сделал все не так, как представлял, и не так, как заслуживала его Персик, но слова вырвались из него сумбурной кучей. Он был так доволен, спокоен и влюблен, что никак не мог их остановить.
Обнимая ее, пока оба они лежали разгоряченные и уставшие, он думал только о том, чтобы так было всегда.
– Эта улыбка весь день не сходит с твоего лица, – тихо заметил Джаспер.
Каллен улыбнулся еще шире, собирая бумаги со стола.
– У меня много причин улыбаться.
– Да, – согласился тот. – Отличная новость – о вас с Изабеллой.
Каллен посмотрел на него и вскинул бровь.
– Я серьезно, – добавил Джаспер с легкой улыбкой. – Это правда, здорово.
– Элис так же рада, как и ты? – сухо поинтересовался Каллен.
Джаспер пожал плечами.
– Она счастлива оттого, что счастлива Изабелла.
Каллен почувствовал, как сжало в груди. Да, он сделал свою девочку счастливой.
– Так ты придешь в субботу? – спросил он, перекидывая ремень сумки через плечо.
Джаспер заерзал.
– Ты уверен, что хочешь моего присутствия? Потому что, если честно, я себя дерьмово чувствую из-за всего этого. – Он обвел рукой пустой кабинет.
Каллен вздохнул и ответил кивком.
– Так и должно быть, – твердо ответил он. – Но за последние несколько недель я усвоил, что жизнь слишком коротка, чтобы таить обиду. Ты высказался. На это потребовалось много времени, но ты это сделал, и я ценю это.
Джаспер покраснел.
– Мне жаль, что потребовалось так много времени.
– Да, мне тоже, – пробормотал Каллен. Он подошел к кузену и протянул ему руку. – Но кто старое помянет, тому глаз вон, да?
Джаспер помедлил, но пожал Каллену руку. Затем неловко кашлянул сквозь смешок, когда рукопожатие окончилось.
– Я должен сказать, твое хладнокровие удивляет.
Каллен рассмеялся и вскинул брови.
– Ну что я могу сказать, старею.
Джаспер усмехнулся.
– Я был удивлен, что ты появился, учитывая… ну… то, что произошло.
– Врачи говорят, что я иду на поправку, но я еще не вне опасности. Мои легкие стали сильнее, но нужно быть осторожным, и бла-бла-бла. Но я бы стал психопатом в стиле Джека Николсона, если бы просидел дома еще немного.
Джаспер кивнул.
– Я рад, что с тобой все хорошо.
Каллен пожал плечами.
– Спасибо.
– Послушай, Эдвард, – сказал Джаспер и прокашлялся. – Мне нужно серьезно работать над восстановлением отношений, но я бы очень хотел получить возможность сделать это.
Каллен помолчал, глядя на кузена.
– Ну, – выдохнул он. – Давай пока не будем планировать мальчишники, но посмотрим, как пойдет дело.
Джаспер засунул руки в карманы и улыбнулся.
– Справедливо.
– До встречи в субботу, – попрощался Каллен, помахав рукой, и вышел из своего зала совета директоров.
=PoF=

Снега выпало добрых три дюйма, так что на Кале ехать было не вариант. К тому же Белла прибьет его, если узнает, что он так скоро сел на байк после недавнего пребывания в больнице. Так что Каллен оказался в такси, мчащем через город к его невесте.
Он улыбнулся, подумав об этом слове и его значении. Изабелла Каллен. Персик Каллен.
Господи. Он потер лицо ладонями, мысленно кляня себя. Будь мужиком, а то хуже херовой школьницы, мазюкающей учебники именем своего возлюбленного. Такси остановилось, и он кинул водителю десятку. Поплотнее закутавшись в куртку и повыше натянув шарф, Каллен пошел через парк к оговоренному месту встречи.
Каллен улыбнулся, завидев ее, укутанную, как эскимоску, возле статуи Алисы в стране чудес, которая через многое прошла вместе с ними.
Она стояла на этом самом месте, когда у них с Беллой состоялось первое не-свидание, и он сорвал лучший в своей жизни поцелуй. И когда они танцевали под дождем, пока он напевал ей песню Синатры на ухо. Той самой ночью, когда он открыл ей, кто он, после чего она разбила ему сердце. А статуя все это время стояла здесь: крепкая, целостная и непоколебимая, как и он сейчас. Белла обернулась, когда он подошел, явно ощутив его близкое присутствие. Она красиво улыбнулась ему. На голове у нее красовалась очаровательная синяя вязаная шапка, а шарф длиной был почти в ее рост. Она была невероятна.
– Здравствуйте, мисс Свон, – тихо сказал он, остановившись рядом.
– Здравствуйте, мистер Каллен, – ответила она. – Как ты?
– Просто блестяще, черт возьми. А ты?
– Восхитительно и замерзше, – рассмеялась она. – Почему мы здесь?
– Что ж, – начал он, сделав пару шагов в сторону. – Я подумал, что нам стоит встретиться здесь, потому что именно эта Элис была свидетелем многих происходивших с нами событий.
Белла посмотрела на статую и хмыкнула.
– Похоже, так и есть.
– И, – продолжил Каллен, чувствуя, как ком встает в горле. – Я подумал, что в этот момент она тоже должна быть рядом.
Белла помотала головой, ничего не понимая.
После небольшой паузы, за время которой сердце Каллена чуть не выскочило из груди, он достал руку из кармана и протянул ей маленькую синюю коробочку. Глаза Беллы округлились и метнулись к его глазам, когда она поняла, что это.
– Возьми, – тихо сказал он.
Так она и сделала, но мучительно медленно для Каллена открыла и ахнула.
– Надо было преподнести его еще на той неделе, когда я сделал тебе предложение, но все произошло как-то спонтанно. У меня не было кольца.
Он смущенно рассмеялся. Белла молчала, глядя широко распахнутыми глазами в коробочку.
– Я… эм… я люблю тебя, – нетвердо сказал он. – Знаю, ты уже сказала «да», и черт подери, спасибо за это. Но я хотел сделать все как полагается.
Незаметно поглядывая по сторонам и чувствуя себя крайне нелепо, Каллен наклонился, утопив коленку в снегу. Посмотрев на Беллу, он сделал глубокий вдох. Он не мог понять, почему ему было так трудно, если он уже знал, что собирается сделать.
– Изабелла Свон, – начла он. – Персик мой, ты окажешь мне великую честь и выйдешь за преступную задницу?
Белла рассмеялась и приложила согреваемую перчаткой ладонь к губам. Каллен увидел, как из ее глаз скатились две прекрасные слезинки.
– Конечно, выйду за тебя, глупыш! А теперь вставай со снега!
Каллен рассмеялся вместе с ней, встал на ноги и заключил ее в объятья, смачно целуя ее в губы.
Она обхватила его руками и ответила на поцелуй. Ее губы так совершенно подходили его губам, что он не мог постичь умом это чувство. Он был всем обязан женщине, которую держал в объятьях. Она сделала его таким, каким он стал – сильным, надежным, таким, каким ему нравилось быть, и пока они целовались под начавшимся снегом, он дал себе обещание, что будет отплачивать ей за это каждый день своей жизни.
Это было его обязательство.
Его долг.
Его фунт плоти.


Перевела RebelQueen
Ох, даже не знаю, что сказать. Прежде всего спасибо Лере. Давайте встретимся на Форуме, а мы пока придем в себя. Грустно, глава-то последняя, но еще есть эпилог, а скорость его появления зависит только от вас, милые smile


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-12544-37
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Sensuous (14.10.2016) | Автор: перевела RebelQueen
Просмотров: 1780 | Комментарии: 46 | Теги: Фунт плоти


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 461 2 »
+1
46 lenyrija   (19.10.2016 08:28)
Великолепная глава, подвела итог прошлому и заложила крепкий фундамент будущего. Какой Эдвард цельный и целеустремленный. Я вместе с Беллой рада, что он однозначно ставит ее приоритетом своей жизни и не допустит, чтобы кто-то сомневался в этом (в том числе Джейка я имею в виду). Спасибо за прекрасный перевод.
Насчет книги - ее перевод уже можно найти в интернете? Хотела бы сравнить сюжет, характеры героев и впечатление от прочтения. Пока что мне кажется то, что я прочитала на ТР - совершенство, за что большая отдельная благодарность всем, кто подарил такую возможность

+1
45 mia_kolesnik   (18.10.2016 18:53)
Давайте скорее эпилооооог!!!!!!! Очень интересно))) прочитала всю историю за несколько дней и только эпилога не хватает!! Жду с нетерпением. Автор история захватывает!!!! Так держать

+1
44 GASA   (17.10.2016 23:54)
ну наконец....Белла с Эдом будут всегда вместе.....компания с ними...Пит и Джейк оставят Каллена в покое...а Аро сядет в тюрьму надолго...если не навсегда

+1
43 Helen77   (17.10.2016 12:56)
Спасибо большое за продолжение.

+1
41 pola_gre   (16.10.2016 21:55)
Спасибо за хэппи-энд - жив, почти здоров, почти женат, всё-ещё любим и богат biggrin

Спасибо за перевод!

+1
39 Celena2013   (16.10.2016 19:07)
Огромное спасибо за эту главу!Она потрясающая!Пошла перечитывать всю историю)

+1
38 вика1234   (16.10.2016 18:10)
спасибо

+2
32 leverina   (16.10.2016 15:41)
конец венчает дело.
включая изгнание питера и попытку джаспера выстроить более искренние отношения.

не устаю удивляться, насколько же эта история круче напечатанного варианта )).

+1
33 Sensuous   (16.10.2016 16:02)
Спасибо! Кстати, думаю, может и книжку на форуме начнем обсуждать?) Разберем по косточкам? biggrin

0
40 leverina   (16.10.2016 20:52)
если будут еще желающие, можно. smile smile .

0
42 Sensuous   (16.10.2016 23:13)
Значит, бум искать таковых biggrin

+1
29 Jalaila   (16.10.2016 12:52)
Спасибо за шикарную историю!

+1
28 KimiR   (16.10.2016 12:49)
Спасибо огромное за продолжение этой сумасшедшей истории...как я рада за них...долгий путь был у них этому событию

+1
27 zoya908   (16.10.2016 09:16)
Спасибо. smile

+1
26 Ленка92   (16.10.2016 07:51)
Спасибо за перевод smile smile smile

+2
25 Chekhova_Anna   (16.10.2016 03:41)
Он посмотрел в ее красивые, зеленые глаза, застланные слезами.
не совсем поняла почему у Беллы зеленые глаза...

+1
24 Nati80620470   (16.10.2016 01:13)
Спасибо большое за продолжение!

+2
23 робокашка   (15.10.2016 22:58)
Уф, увидела аннотацию и набиралась храбрости, чтоб прочитать... Слав богу, все хорошо!

+1
22 серп   (15.10.2016 22:51)
Большое спасибо!

+2
21 terica   (15.10.2016 22:18)
Цитата Текст статьи
Он должен вернуться к ней. Так он ей и сказал, а Белла расплакалась, когда он попросил ее поцеловать его, ничего не желая сильнее, чем почувствовать ее губы на своих и понять, что он жив.
Эдвард вернулся из небытия к ней, своей любимой, единственной девочке, только рядом с ней он чувствует себя живым...
Наглость и высокомерие Питера даже Джаспера вывело из себя - Питер считал себя единоличным хозяином и работодателем..., а ведь Питер мог просто поделиться с Эдвардом его частью..., жадный, грубый, не гнушающийся даже шантажом.
Вот и Роуз нашла свое счастье с Эмметом.
Цитата Текст статьи
Бэлла никак не могла избавиться от чувства, что он дал обещание другу, даже не подумав о ней. И это ранило. Сильно и глубоко.

Джейкоб оказался неблагодарным эгоистом и настоящей сволочью, он постоянно пользовался дружеским расположением Эдварда, постоянно использовал в своих целях; Эдвард отсидел срок в тюрьме, взяв его вину на себя и из-за Джейкоба чуть ни лишился жизни... У Каллена совершенно неправильно расставлены приоритеты - ложное чувство товарищества дороже любимой девочки. Очень рада, что Эдвард наконец -то понял это.
Эдвард - глава компании, впечатлило - он так хорош в новой, принадлежащей ему по праву должности.
А впереди помолвка и свадьба...Сколько же эмоций вызвала эта глава - и сочувствие, и обиду, и злость, и понимание, и прощение, и бесконечную веру в настоящую любовь.
Большое спасибо за чудесный, профессиональный перевод этой необыкновенной истории.

+1
30 Sensuous   (16.10.2016 15:23)
Вот за Роуз особенно радостно! happy
Если откровенно, у меня есть сомнения по поводу профессиональных качеств Каллена, все-таки управлять компанией надо научиться бы для начала, но наш парень толковый, наверное, быстро схватит cool

+2
20 blabla   (15.10.2016 21:06)
Ох, наконец смогла прочитать! Столь долгое ожидание главы стоило того! Она восхитительна, все эти чувства и эмоции, словно стоишь рядом с героями и своими глазами наблюдаешь за их, наконец счастливой, судьбой! Спасибо вам огромное за перевод, он как всегда невероятен! С нетерпением буду ждать эпилога wink

+2
19 Evgeniya1111   (15.10.2016 20:32)
Спасибо огромное за офигительную главу !!!! Жду эпилога )))

+2
18 prokofieva   (15.10.2016 18:23)
Огромное спасибо , за перевод фантастически-прекрасной главы . Чудо , как хороша . Жду эпилог , этого шедевра .

+2
17 ирбис11   (15.10.2016 18:04)
Спасибо за главу. Странное поведение Джейкоба, для себя счастье планирует, а для друга это недопустимо. Рада, что Эдвард получил назад свою кампанию. И конечно счастье для главных героев. smile

0
31 Sensuous   (16.10.2016 15:24)
Потому что Джейкоб и Каллен никогда друзьями и не были... dry

+2
16 riddle   (15.10.2016 17:48)
Спасибо. Отличная работа!

+2
15 Vodka   (15.10.2016 17:08)
Ой, ну я плачу, правда!
Рада, что с ним все хорошо,
Счастлива, что у них все замечательно!

Спасибо за эту историю! Спасибо за этих героев!
Один из моих любимых фанфов!

+2
14 Ice_Angel   (15.10.2016 17:04)
А у нас на горизонте свадба!!! Спасибо за новую долгожданную главу!!!

+2
13 ElinaKY   (15.10.2016 16:59)
Спасибо за перевод! smile

+2
12 tatkapirati   (15.10.2016 16:58)
mne vsegda nravilas chitat etu ff, no ne nravilas kak dolga ia jdala novix glav sad .spasiba za perevod.i pivate vikladradaljait novie istorii

+2
11 Lepis   (15.10.2016 16:31)
Спасибо

+2
10 Angel2188   (15.10.2016 16:07)
Спасибо большое за возвращение к переводу! Хорошая насыщенная глава! Наконец-то все точки над и поставлены! Переводчик - чудо!!! smile

+2
9 Bella0134   (15.10.2016 15:32)
Я так рада за них, пол года ждала этой главы. Прекрасная глава. Спасибо большие.

0
37 Sensuous   (16.10.2016 16:13)
Все ждали, и я тоже biggrin

+2
8 з@йчонок   (15.10.2016 15:29)
Благодарю за главу! Если честно, не ожидала, что он с Блэком "распрощается".

1-30 31-37
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: