Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13574]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3669]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Конкурс мини-фиков "Зимний стоп-кадр"
Вот и наступила календарная зима, а значит уже совсем скоро Новый год, поэтому пора начинать традиционный зимний конкурс мини-фиков!
И в этот раз мы предлагаем нашим авторам уникальную возможность написать конкурсные истории по видео-трейлерам!
Приём историй до 8 января.

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Игры с судьбой. Все тайны раскрыты
Прошёл год, с момента описания событий в первом фанфе.



А вы знаете?

что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш сайт?
1. Каждый день
2. По несколько раз за день
3. Я здесь живу
4. Три-пять раз в неделю
5. Один-два раза в неделю
6. Очень редко
Всего ответов: 9952
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Бронзовый закат

2016-12-8
18
0
Название: Бронзовый закат
Обложка: 28
Жанр: НЦ-17
Рейтинг: романтика
Пейринг: Белла/Эдвард
Бета: +
Саммари: Белла со школьной скамьи влюблена в Эдварда Каллена, но он не замечает серую мышку. Изменится ли это после совместного путешествия через полстраны?






- Я знаю, что делать! - внезапно заявила Розали, сажая меня перед зеркалом и исследуя мои длинные, распущенные в беспорядке каштановые волосы. – Эдвард точно с ума сойдет!

- Что бы ты ни задумала, это не сработает, - усмехнулась я.

- Тебе нужно в Финикс или нет? - строго сдвинула брови подруга.

- Нужно, но...

- Значит, сработает, - перебила Роуз, беря в руки расческу таким образом, словно это оружие массового поражения.

Мне ничего не оставалось, как подчиниться. Хотя ее затея провалится, как и все другие.

Эдвард Каллен был самоуверенным красавчиком, неприступным, как сама скала. А еще он был нашим с Роуз соседом с тех пор, как мы прибыли учиться в колледж в Сиэтле и сняли квартиру в многоквартирном доме, но на другой лестнице. Пару лет назад мы учились вместе с Эдвардом в школе Форкса, но он был уже старшеклассником, когда я переехала и впервые увидела его. Уже тогда Эдвард обладал неповторимой харизмой и сексуальной энергией, а уж когда выпустился и пересел на громадный мощный байк, стал кумиром всех окрестных девчонок.

Странно, но он не слыл при этом бабником. Рядом с ним видели всего одну девушку, и я, несмотря на все усилия Розали, в подметки ей, конечно же, не годилась. Таня была длинноногой высокой блондинкой с татуировками по всему телу и пирсингом в различных местах. Я часто видела их вместе, они приезжали на байке Эдварда вечером и уезжали только утром. У меня не было шанса. Эдвард меня даже не замечал.

Все чуть-чуть изменилось с тех пор, как Роуз закрутила роман с Эмметом, другом Эдварда. Подруга активно взялась за меня, зная мою тайную страсть к недоступному байкеру. Звала меня на вечеринки и спортивные гонки, предлагала спуститься с ней во двор и потусоваться в их компании, но я отказывалась. Мне хватило одного раза, когда я послушалась ее. В тот вечер меня абсолютно никто не замечал, а байкерши еще и корчили злые рожицы, ясно давая понять, что я среди них как пятое колесо.

Сегодня был иной случай. Во-первых, моя мать Рене, проживающая в Финиксе, звала меня на каникулы в гости. Но все деньги я откладывала на колледж и оплату квартиры, а билеты на самолет стоили дорого, я не могла себе их сейчас позволить, и Роуз сразу сказала - это мой шанс. На неделе вся группа собиралась устроить автопробег по побережью вплоть до Карибского моря, и Финикс был одной из точек на пути.

И, во-вторых, ходили слухи, что Эдвард пару месяцев назад порвал с Таней.

План Роуз только в ее мечтах казался осуществимым. На самом-то деле неприступная скала Эдвард Каллен ни за что не согласится посадить меня к себе на байк. Да и как я, никогда не сидевшая на мотоциклах и пяти минут, выдержу двухдневную дорогу?

- Я чувствую, в этот раз все получится, - увлеченно бормотала Роуз, заплетая с одной стороны головы своеобразные косички, чтобы придать моему серому облику хоть немного привлекательности и оригинальности.

Я усмехнулась мрачным мыслям о себе: нет, уродиной я не была. Просто не во вкусе такого, как Эдвард. Ни серег в ушах, носу и пупке, ни рисунков на теле. Я была симпатичной, но более чем обыкновенной.

Хотя в одном мы, может, и сходились: пусть я никогда не держалась за руль байка, но в глубине души всегда мечтала уметь на нем кататься, быть такой же свободной и раскрепощенной, как Эдвард и другие. Я завидовала их образу жизни. Пусть решиться на подобное сама и не могла.

Завершив манипуляции с прической, Роуз чуть-чуть подвела мне глаза, чтобы придать им выразительности.

- Мы выезжаем через полчаса, - приговаривала она, - и Эдвард как раз путешествует один, так что это отличная возможность с ним познакомиться поближе. Пусть он и недотрога, но не откажет же хорошенькой девушке в помощи, моей личной просьбе и, уж тем более, слову Эммета.

- Господи, ты и Эммета втянула! - ужаснулась я, потрясенная таким вниманием.

- Не волнуйся, я не говорила никому о твоем увлечении Эдвардом, - успокоила Розали. - Ты просто моя лучшая подруга и соседка по квартире, которой в этот раз с нами по пути. Не волнуйся.

Для завершения моего образа Роуз порылась в своем шкафу и выдала мне байкерские шмотки: косую куртку в заклепках, яркий топ и кожаные обтягивающие штаны с рваными прорезями по всей длине. Роуз была выше меня, но размер одежды, к счастью, у нас совпадал практически идеально.

Глядя на себя в зеркало, я улыбнулась отражению. Девушка напротив больше не была серой мышью, она стала похожа на всех тех байкерш, которые тусовались у соседней лестницы. Лишь по глазам можно было понять, что со мной что-то немного не так - в них недоставало уверенности и экспрессии. Хотя страх с лихвой компенсировался жаждой влиться в необычный коллектив, столь долго привлекающий мое внимание на расстоянии.

- Ну, готова? - радостное лицо Розали появилось за моей спиной.

- Нет, - храбро созналась я, несколько раз глубоко вздохнув. - Но давай пойдем!

Когда мы спустились на двор, тут собралась уже целая гомонящая толпа, а от количества байков стало не протолкнуться. Эммет первым заметил Розали - высокая длинноногая красавица с натуральными светлыми волосами до пояса, в обтягивающей джинсе, Роуз всегда производила неизгладимое впечатление на парней. Но свое сердце отдала огромному, высотой два метра, веселому увальню, байкеру Эммету, у которого, казалось, ветер гулял в голове. Его главным отличитительным достоинством являлось то, что он умопомрачительно, до безумия любил Роуз и никогда не стеснялся показывать это, всячески оберегая свою девушку и откровенно восхищаясь ею. Не раз я видела, как рядом с парнем или даже при одной только мысли о скорой встрече с ним Роуз расцветает.

- Рози! - широко улыбнулся Эммет и тут же, едва она подошла, заключил ее в медвежьи объятия.

- Это Белла, моя соседка, - напомнила ему Роуз и сразу, не дав мне времени собраться с духом, потащила в центр сбора.

Галдящие байкеры и их яркие неординарные девчонки, обсуждающие планы, здоровающиеся, смеющиеся и спорящие, почти не обращали на меня внимания, хотя несколько недобрых взглядов я все же поймала.

Все мое внимание было приковано к одному-единственному парню, лениво и сексуально откинувшемуся на локти на своем внушительном механическом монстре. Его длинные ноги были обтянуты дорогой джинсой, а куртка свободно распахнута, обнажая накачанную гладкую грудь.

Я оробела, и Роуз пришлось силой тащить меня вперед. Казалось, я задохнусь от волнения и потеряю сознание! Мысль о том, что вскоре я прижмусь всем телом к широкой спине, обхвачу руками идеальный торс, чувствуя пальцами каждую мышцу пресса, невероятно возбуждала, сводила с ума и пугала до мурашек.

Я чуть было не передумала и не сбежала, но Роуз не дала мне возможности.

- Привет, - по-дружески поздоровалась она с Эдвардом, я завидовала ее умению держаться непринужденно. Я-то пряталась за ее спиной, пытаясь не дрожать. - Это Белла, я говорила тебе о ней, моя соседка.

Эдвард сменил положение, перекинув ногу и повернувшись к нам лицом. В его взгляде затеплился свет при взгляде на мою подругу, и я вздохнула, понимая, что Роуз намного, намного больше в его вкусе, несмотря на то, что у нее тоже не было пирсинга и татуировок. По крайней мере, пока.

- Привет, - обнял он Розали как давнюю знакомую, а затем перевел скучающий, но вежливый взгляд на меня и по-мужски протянул руку, поднимаясь. – Эдвард.

- Белла, очень приятно, - взяв себя в руки, твердо ответила я на рукопожатие, надеясь, что моя ладонь не слишком вспотела.

- Ладно, детки, удачи, - хлопнула меня по плечу Роуз, оставляя наедине с объектом моего воздыхания, испуганную и со слабеющими коленями. Мне хотелось крикнуть ей, чтобы она не смела меня бросать, но ком застрял в горле. – Эдвард, она вся твоя.

- Ездила когда-нибудь на байке? – задал Эдвард резонный вопрос очень серьезным, но не страшным голосом. Когда я наблюдала за ним издалека, мне казался он менее сдержанным, более легкомысленным и сердитым. В принципе, любой человек, выбравший своим транспортом байк, выглядел немного безрассудным. А уж вся компания целиком производила впечатление грубоватых, распущенных и опасных людей. Поэтому я была уверена, что Эдвард мне, не постеснявшись в выражениях, откажет, как только увидит, как я мямлю ему в ответ. И теперь была крайне удивлена, что он так серьезно и ответственно отнесся к просьбе Роуз, и очень внимательно и заботливо – ко мне.

- Да, - соврала я, так сделать посоветовала мне Розали. Ну, в мечтах я и правда каталась.

К счастью, Эдвард мне не поверил. Он подал шлем - в глубине души я скорчила рожицу, потому что принадлежал он наверняка Тане – и помог зафиксировать застежки, аккуратно убрав мои волосы за спину. Когда его пальцы попадали по коже шеи, я не могла дышать. Но парень не подал виду, будто что-то заметил. Объяснив, куда ставить ноги, за что можно держаться, а что ни в коем случае трогать нельзя, парень застегнул куртку и уселся на байк, ожидая, когда я устроюсь позади него.

Раздался гудок и машины потихоньку стали покидать стоянку, растягиваясь длинной вереницей по шоссе, везя развевающиеся флаги своего клуба. Я прильнула к спине Эдварда, но после окрика «ближе» прижалась плотнее, радуясь, что он не видит сейчас моего пылающего – и довольного – лица. Парень поправил мои руки, давая понять, что я должна держаться за его талию намного, намного крепче, и мы в числе последних выдвинулись в путь.

Мимо нас промчался газующий Эммет. Розали, похожая на царицу на троне, а не на девушку байкера, неуклюже восседающую позади своего мужчины, заулюлюкала и помахала мне обеими руками, прежде чем они скрылись где-то впереди.

Байк шел ровно, не хуже чем автомобиль, хотя двигался при этом гораздо быстрее всех машин на шоссе, легко лавируя между ними. Июльская жара как нельзя кстати подходила для путешествия на железном коне: встречный ветер приятно охлаждал нагретую солнцем кожу. Только первые несколько миль пути я опасалась упасть, потом привыкла и расслабилась. Байк оказался очень удобным и на нем, в принципе, можно было ехать, не хватаясь за водителя. Но я ответственно исполняла наказ Эдварда, не размыкая объятий. Восторженная скоростью и чувством свободы, теперь я восхищенно смотрела по сторонам, разглядывая пролетающий мимо пейзаж и жадно вдыхая запах Эдварда Каллена, приносимый порывами ветра.

Портленд, Сакраменто, Лос-Анджелес – наш путь лежал через крупные города, где путешествующих байкеров местные приветствовали громкими криками и гудками автомобилей. Мы сделали несколько остановок в пути, заправляя баки и перекусывая в небольших придорожных кафе. Каким-то образом ребята узнавали, где могут поджидать копы, и на безопасных участках развивали такую скорость, что добрались до пригорода Лос-Анджелеса в два раза быстрее.

Я была так возбуждена самой поездкой, присутствием Эдварда и атмосферой, царившей в узком кругу, что почти не чувствовала усталости, когда мы выбрали для ночевки маленький мотель на дороге перед Сан-Фернандо. Бронзовый закат освещал террасу уютного ресторанчика, в котором мы заказали ужин перед тем, как отправиться спать. Легкий ветерок трепал прозрачные белые занавески, создающие дымчатую тень в помещении, принося запах морской соли с побережья.

- Ты в курсе, что если не можешь оплатить отдельный номер, тебе придется спать в одном номере со мной? – неожиданно раздался за моей спиной бархатный голос Эдварда, вызвавший возникновение мурашек на коже.

- Я тебе не помешаю, - пообещала я, не глядя на Эдварда, потому что опасалась неосторожно выдать себя. В номере с парнем моей мечты, ночью, в одной постели… фантазия разгулялась, и пришлось приложить усилие, чтобы выглядеть равнодушной. – Я смогу поспать на диванчике.

- Если он там есть, - таинственно проронил Эдвард, оказываясь еще ближе.

Наверное, он не понимал, что делает со мной, иначе не стал бы провоцировать намеренно. Его большая рука отодвинула белую занавеску в сторону, и я чуть повернула голову, чтобы убедиться, что парень тоже смотрит на закат. Его волосы и зарево на небе, казалось, были сотканы из одного цвета.

- Не бойся, я не стану распускать руки, - поклялся парень серьезно и уверенно.

- Я не боюсь, - ответила я, стараясь, чтобы голос прозвучал не заинтересованно – не хотелось, чтобы Эдвард догадался о моих чувствах, которые я всю поездку тщательно скрывала.

Он тоже повернул голову, уставившись на меня в упор. Его глаза были удивительного оттенка – светло-карие по внешнему кругу и с теплой зеленью возле зрачка. Я торопливо отвернулась, не выдержав напряжения, растущего внутри всегда, когда Эдвард стоял слишком близко, а тем более если смотрел прямо на меня. Он часто делал это сегодня, смущая вниманием, и было крайне трудно делать вид, что мне все равно, - говорить с ним как ни в чем не бывало, не проявляя эмоций, отводить глаза, если я подглядывала за ним тайком, и не смеяться особенно громко на все его шутки. Казалось, он наблюдал, поджидая моей оплошности, хотел разгадать мой тщательно оберегаемый секрет. Но я пока стойко держалась.

- Твое лицо кажется мне знакомым, - сказал он вдруг, не давая в очередной раз сбежать от дружеского разговора, которые случались между нами целый день, но заканчивались всегда как-то нелепо из-за моей напускной угрюмости.

Я усмехнулась, чтобы скрыть волнение.

- Конечно, знакомо, мы же соседи, к тому же я была на одной из ваших вечеринок – Розали приводила меня, - однако, я была удивлена, что Эдвард запомнил такую, как я, серую неприметность, когда вокруг него всегда вились девушки покруче.

Он прищурился, но ничего не ответил, и это дало мне возможность слинять подальше от окна, вернувшись к общему столу и Розали.

В номере я ощутила себя более робко, чем за весь долгий и насыщенный день. Внутри меня боролись два противоречивых чувства: смущение и одновременно жажда. Я никогда не могла и подумать, что однажды окажусь настолько близко к объекту своей страсти. И больше всего на свете мне хотелось сейчас обладать всеми качествами, присущими свободным и независимым людям, таким как Эдвард и остальные в этой компании – легко, непринужденно предложить секс на одну ночь, испытать сполна наслаждение, а на завтра забыть об этом, не терзаясь неразделенностью чувств. Желание во мне было огромно. Но беда в том, что я хотела гораздо большего, чем секс на одну ночь, - то есть, того, что было по определению невозможно.

Эдвард был столь тактичен, что остался в баре, чтобы я могла спокойно помыться. Одежда, выданная Розали, не отличалась удобством, а в маленьком рюкзачке с собой я взяла только смену белья. О том, что придется ложиться в постель в одних трусиках и топе, думать было волнительно, но немного страшновато. Не потому, что я боялась непорядочности Эдварда, а, скорее, потому что боялась самой себя.

Страх, что Эдвард раскроет мою тайну, заставлял мои руки слегка дрожать. А может, это было возбуждение – откуда мне было знать, я почти не имела опыта в этом деле. Но я, очевидно, немножко задыхалась. Особенно когда парень, придя в номер ближе к полуночи, разделся до боксеров, взял полотенце с кровати и, сверкая шикарными татуировками на руках, спокойно ушел в душ, будто бы и не замечая моей нервозности. С другой стороны, а что еще ему оставалось? После целого дня пути мы оба были покрыты дорожной пылью, которую очень хотелось смыть.

И вновь я смотрела в окно, на далекий-далекий горизонт, теперь черный, как смоль, с неразличимыми отсюда звездами. Лишь бы не видеть, как чистый, распаренный, с капельками воды на гладкой коже и в бронзовых волосах Эдвард будет укладываться в постель. В солнечном сплетении замирало волнение, клубком подкатывая к горлу и вспенивая кровь. Сегодня я впервые буду спать в одной постели с мужчиной. Скорее всего, спать будет здесь только он, - а я, не сомкнув глаз, всю ночь буду разглядывать его, фантазируя словно двинутая на всю голову сталкерша.

И снова он подошел ко мне, так же как в ресторане, и отодвинул рукой портьеру, дыша в затылок и глядя на ночь.

- Я вспомнил, откуда мне знакомо твое лицо, – тихо выдал он. С облегчением, словно этот вопрос целый день не давал ему покоя.

Я повернулась удивленно и тут же утонула в омуте его потемневших в приглушенном вечернем освещении глаз. Едва-едва могла заставить себя дышать, особенно видя, как капля воды чертит влажную полоску от виска к шее. Эдвард был воплощением моей мечты, идеальным представителем мужской половины человечества. Еще вчера, не будучи с ним знакома лично, я представляла его разнузданным, грубоватым и безразличным. Но за этот длинный день я узнала, что он воспитан, серьезен и умен. И моя надежда разлюбить его разбилась в пух и прах.

- Мы учились в одной школе! – вспомнил он.

- Я на три класса была младше тебя, - согласно пробормотала я.

- Точно! Тихая милая девочка, ты все время ходила с десятком учебников в руках, словно прикрывалась ими от страшного окружающего мира.

Это описание заставило меня густо покраснеть.

- Ты очень изменилась с тех пор, - совсем не насмешливо, а очень даже тепло признал Эдвард, оглядывая меня с головы до ног, отчего я покраснела еще сильнее и опустила глаза. Последнее делать явно не стоило, потому что, увидев кубики пресса над белым махровым полотенцем, едва прикрывающим бедра, я не удержала судорожный возбужденный вздох.

- На самом деле, нет, - не стала лгать я – ведь Эдвард видел меня весь день и уже имел обо мне представление. – Это была идея Розали, переодеть меня, чтобы я не выделялась среди вас. Вся эта одежда – ее.

Храбро подняв голову, я встретилась с пристальным и очень серьезным взглядом. Парень молчал, размышляя, словно вновь, как и весь сегодняшний день, пытался просчитать и понять меня.

- Тебе идет, - наконец, выдал он мягко и приглушенно. Прозвучало почти как комплимент. – Как же ты решилась поехать с нами? Cтрашно весь день было находиться в такой непривычной компании?

- Что ты! – воскликнула я, распахивая глаза. Задетая за живое, даже забыла о робости перед парнем мечты. Мои дальнейшие слова, вырвавшиеся из самых глубин горячего сердца, прозвучали с необыкновенным азартом: - Это лучший день в моей жизни! Я всегда мечтала тоже быть такой смелой и яркой, как вы, завидовала вашему образу жизни, глядя из окна. Я так хотела стать одной из вас, только всегда понимала, что внешностью не вышла. А если проколю что-то, кроме уха, или – о ужас! - сделаю тату, мой папа – шериф – посадит меня за решетку до конца моих дней, - я засмеялась, представив лицо Чарли, и Эдвард, удивительно, засмеялся вместе со мной.

- Скорость и байки, секс и дорогая кожа, - я втянула носом воздух и прикрыла глаза, - Ох, этот запах свободы! То, о чем я мечтаю уже давно. Но никогда не смогу себе позволить.

- Почему? – спросил Эдвард, чуть наклонив голову, его яркий взгляд выражал заинтересованность – совсем не такую вежливую, какая была в первую встречу, а настоящую и глубокую.

Я пожала плечами: действительно, почему?

- Просто я другая, - усмехнулась я, понимая, что никогда не решусь. Меня ждет колледж, потом какая-нибудь скучная работа, а разгульная независимая жизнь мне не по карману, да и родителей так разочаровать я не смогу. – Робкая, - констатировала я. – Не рискую выделяться.

- Робкая? – недоверчиво переспросил Эдвард, чуть поднимая брови. – Робкая девушка не села бы ни на чей байк.

Улыбнувшись, я слегка пожала плечами, благодаря за комплимент.

- И, ты выделяешься, - Эдвард внезапно поднял руку, убирая за ухо прядь моих волос, закрывших лицо, и я задрожала, не в силах справиться с бушующими гормонами.

- Только среди вас, - не согласилась я, опустив глаза, но сразу поспешно отведя их в сторону, хотя сделать это было невероятно трудно – взгляд самопроизвольно возвращался к белому полотенцу на бедрах парня, под которым, я знала, нет больше ничего. – Нет во мне ни нужной доли свободолюбия, ни байка, ни пирсинга, ни тату…

- Тебе это и не нужно, - со щемящей лаской в голосе, как утешают ребенка, ответил Эдвард, проведя тыльной стороной пальцев по моей щеке вниз до плеча. Вроде бы снова поправил прядь, но разве я могла и дальше стоять беззвучно, сдерживая внутренний огонь, пылающий так давно? Мое дыхание участилось, и я уже не смогла этому противостоять.

- Кожа такая гладкая, - изумился Эдвард шепотом, продолжив исследовать линию плеча, будто бы и не замечая, что делает со мной. – Пусть такой и остается.

Я подняла безумный взгляд, поняв, что полностью потерпела фиаско в сражении с собой: губы дрожали, дыхание сбивалось, а сердце отбивало неровный чечеточный ритм. Глаза наполнились слезами: то ли я собиралась зло разрыдаться и убежать, закрывшись в ванной до утра, то ли кинуться в атаку, украв неположенный мне поцелуй. Одно было ясно: я выдала все, что весь день старалась скрывать, и Эдвард точно поймет спустя мгновение, с кем имеет дело.

Однако я не успела сделать ни того, ни другого: красивое лицо оказалось слишком близко от моего, как будто Эдвард присел, чтобы стать одного со мной роста. Мои плечи оказались в его больших ладонях, он чувственно сжал их, а его губы немедля накрыли мои. Я застонала, закрывая глаза: свершилось то, о чем я много лет молчаливо молилась. И разве хотела я сопротивляться? Разве могла отказать? Мои руки зажили своей жизнью, дернувшись вверх; пальцы запутались в бронзовых волосах, а тело само подалось навстречу и прильнуло к объекту желания.

Все, что я долго копила внутри, вырвалось на волю, неподвластное больше контролю разума. Хотел ли Эдвард меня на самом деле поцеловать или просто случайно поддался моменту, сексуальному напряжению, невольно возникшему в номере мотеля между двумя людьми разного пола, я не знала, но, абсолютно точно, не давала ему опомниться и отстраниться, захваченная чувствами врасплох. Притянув к себе, захватила его нижнюю губу, промычав что-то нечленораздельное, но восторженное, когда парень сомкнул наши рты плотнее и проник внутрь языком. Обхватив мое лицо ладонями, толкнул меня к окну, и нам на головы упала случайно сорванная портьера.

Я времени тоже не теряла, исполняя собственную мечту: пока Эдвард был доступен, очень активно трогала его пресс, гладила грудные мышцы и накачанные разрисованные руки, обвивала тугую талию, прижимая ближе к себе и чувствуя животом упирающийся сквозь полотенце твердый член. Эдвард Каллен хотел меня. Это открытие прибавило мне сумасшедшего энтузиазма.

Парень тоже дышал на разрыв, мы кружили по комнате, словно не могли найти подходящего места. Приткнулись к стене, неудачно задев бра головой, опрокинули со столика телевизионный пульт. Музыка наших стонов звучала для меня как волшебная симфония, а длинные пальцы, яростно сминающие мои ягодицы, в буквальном смысле сводили с ума, заставляя забыть о последствиях и воспитанности.

Когда мы, наконец, нашли кровать и упали на нее, мягкую и пружинистую, приятно закачавшую в уютных объятиях, то я уже не способна была вспомнить даже свое имя. Только дрожать, вздыхать, покрикивать, тянуть бронзовые кудри на затылке и целовать в ответ, поглощая каждый поцелуй как последний.

Эдвард задрал мой топик, массируя грудь и посасывая поочередно соски, и я поняла, что теряю зрение, так темнело в глазах. Мир исчезал, стираемый электрическими разрядами, образующимися в месте прикосновений губ парня и направляющимися прямиком в низ живота. Мои кожаные штаны улетели прочь, за ними трусики, но я не успевала вспомнить о застенчивости, поглощенная каждым приятным мгновением вечера. Всякий раз, когда благоразумная мысль о неразумности такой доступности настигала меня, ее со скоростью тайфуна сменяла сладкая боль удовольствия и растущий между ног жар. «Еще немножко», - приговаривала я себе, обещая, что мы зашли еще не слишком далеко. Не сдерживая стонов, чувствовала плавящуюся кожу в своих руках и хотела получить чуточку больше.

Теплый язык Эдварда выводил круги вокруг пупка и внутренней стороне ног. Я думала, самым чувствительным местом оказалась ложбинка возле бедра, потому что застонала так сильно и умоляюще, что мне почти стало стыдно. Но это было до того, как язык и губы Эдварда приникли к лобку, вырвав из моего горла громкий неприличный крик и матерное слово. Он делал что-то невообразимое, посасывая, закручивая и скользя, прижав мои бедра к кровати, потому что я дергалась и извивалась. Истома поглотила меня целиком, я перестала контролировать себя и осознавать. И меня накрыло. Сильная головокружительная волна, неизбежная как извержение вулкана, несравнимая ни с чем, что я испытывала ранее, накатила изнутри и выплеснулась через край, заставляя кричать от восторга и счастья. Тот самый пресловутый оргазм, о котором я много чего слышала и читала, но никогда прежде не испытывала сама. И надо же было получить его с тем, кого любила? Словно Небу было мало силы этой любви, и оно хотело наутро ударить меня побольнее.

Не остановившись, Эдвард продолжал языком и губами ласкать меня там, только чуть-чуть медленнее и осторожнее, продлевая мое необыкновенное удовольствие, не давая прийти в себя. Возбужденно дыша, поглаживал мои ноги по всей длине, мягко сминал кожу, и я, о боже, снова почувствовала нарастающее головокружение и желание большего, как будто не взлетела к небесам всего несколько минут назад. Его вес чуть-чуть надавил на меня, когда Эдвард вернулся к моему лицу, внимательно его разглядывая и как будто что-то в нем ища. Наверное, я должна была поблагодарить его за доставленное удовольствие и сказать продолжению «нет», но он, мягко улыбнувшись, взял мой сосок в рот, и я опять онемела, выгнувшись дугой и мечтая только о том, чтобы он никогда не остановился.

Длинные пальцы проникли между моих ног, имитируя скольжение, и я, с трудом разомкнув веки, попыталась собраться с мыслями, чтобы донести до ушей парня нечто очень важное. Думаю, он хотел бы это знать, не все любят сюрпризы. Может, это даже остановило бы его, заставило меня саму одуматься и вспомнить о завтрашнем дне, когда я буду жалеть о случившемся сегодня, оплакивая профуканную мечту.

Только я открыла рот, как потеряла дар речи – Эдвард нежно, и в то же время страстно обхватил мягкими и теплыми губами мочку моего уха, посасывая ее так хорошо, что я чуть не сошла с ума, застонав громко и постыдно. Я чувствовала, что пальцы сменил член, но не могла выдать ничего внятного, а вместо того чтобы остановить парня хоть на минутку, наоборот, прижала его к себе, обняв за плечи.

- Я девственница, - шепнула я из последних сил, найдя его ухо и, также как он, языком проверяя чувствительные места, если они там есть. Эдвард замер.

Мой мозг соображал слишком медленно, чтобы я успела расстроиться и решить, что испортила все, поэтому я продолжала пытку, целуя красивый рельеф шеи и плеча – того очаровательного местечка, где чистая кожа сменялась разноцветным рисунком. Я хотела ласкать его кожу губами и языком до самого утра, не оставив нетронутым ни единого кусочка тела, во мне кипела страсть, высвобожденная из оков.

- Я могу и остановиться, - тихо сказал надо мной Эдвард, не делая резких движений – лишь пальцы слегка продолжали поглаживать внутреннюю поверхность бедра, усиливая мое возбуждение. Мои колени были широко раздвинуты в стороны, а Эдвард расположился между ними, и это было столь же неправильно, сколь чертовски приятно, чудесно и гармонично. От захватывающей картины я задохнулась, испытав сексуальный шок, выразившийся в приливе новой горячей волны электричества.

Сказанные Эдвардом слова заставили меня взглянуть на его лицо: его глаза горели ярким пламенем страсти, приостановленной, словно замедленный телевизионный кадр, и готовой сразу двинуться дальше, как только нажмешь кнопку на пульте. Разве я могла остановить его и себя? Прямо сейчас, когда лежала под парнем своей мечты, возбужденная до головокружения, счастливая, даже если счастье впоследствии окажется мимолетным? Спичка была поднесена и начался пожар, который остановится уже только тогда, когда я сгорю до пепла. Какая девчонка, будучи юной, не совершает глупостей, в том числе и таких, как я сейчас?

- А можешь не останавливаться? – мучительно дыша, попросила я.

Эдвард понял меня верно, и сделал то, что я хотела: не разрывая контакта глаз, обнял одной рукой за талию, крепко к себе прижимая, а вторую оставил между нами, касаясь так бережно, будто я вдруг превратилась в хрустальный сосуд.

- Просто сделай это, - зарычала я на него в нетерпении, чувствуя головку у входа, но даже не боясь. Парень жестко прижал мои бедра к кровати – это выглядело немного пугающе, словно хищник поймал жертву в ловушку, и привлекательная мужественность нежного любовника сменилась опасной стойкой нападающего охотника. Но в то же время Эдвард был прекрасен, нависая надо мной. И я хотела, чтобы именно он и только он забрал мою невинность.

Головка прижалась и решительно надавила, и через секунду я почувствовала обещанную боль, а после нее и тугую наполненность, глубоко, как и представить не могла.

- О боже, да! – простонала я, запрокидывая голову от распирающего грудь чувства ликования, что принадлежу Эдварду Каллену; даже боль казалась незначительной по сравнению с моим счастьем. Если уж и терять девственность, то с тем, кого любишь. Без оглядки на завтрашний день. Что будет, то будет, но эта ночь запомнится мне навсегда. – Еще…

Эдвард издал какой-то беспомощный, тающий стон, дойдя до конца и после моей просьбы двинувшись обратно, - его руки при этом чуть задрожали, а дыхание стало совсем поверхностным, восхищенным. Рука передвинулась, обхватив мою талию покрепче, и с глубоким вздохом парень снова вошел в меня, растягивая и наполняя до краев. Его толчки напоминали медленный вальс, красивое и рельефное тело покачивалось надо мной и плавно скользило, а длинные пальцы, не останавливаясь ни на секунду, сжимались то тут, то там, и тысячи разных ощущений, окружив меня со всех сторон, сводили с ума, не давали опомниться и сконцентрироваться на чем-то одном. И как я могла прежде думать, что Эдвард неотесан и груб? Он оказался нежнейшим созданием, заботливым, внимательным и осторожным.

Я задохнулась от полноты ощущений, смешения сладости и жгучего жжения, когда парень, приподняв мои бедра, вошел особенно глубоко. Его дыхание стало надрывным и прерывистым, а движения не такими аккуратными, - пришла его очередь достичь пика. Навалившись плечами, Эдвард ускорился, и каждое его проникновение было сильнее и резче предыдущего. Волна наслаждения, накатившая на все мое тело как реакция на удовольствие партнера, создала восхитительное ощущение глубокой связи между нами, и я покрепче прижала Эдварда к себе, царапая коготками спину и покусывая плечо. Он застонал, пригвоздив меня к кровати, разливая жар огня где-то внутри меня. Замерев в экстазе, я слушала приятный ритм затихающей пульсации этого огня.

- Как ты? – хрипло спросил Эдвард в мою шею.

- Волшебно, - закрыв глаза, улыбнулась я, не кривя душой. Я была счастлива. И не хотела прямо сейчас думать о том, что будет завтра, послезавтра или через неделю. В конце концов, все девочки переживают неудачный опыт первой любви, зато далеко не всем везет в их первом разе, а мой, безусловно, получился идеальным во всех смыслах. И я не хотела омрачать приятный вечер пагубными мыслями об утре.

- Гонишь, - проворчал парень, выходя из меня – сделал он это с явной осторожностью, но я все равно зашипела от неожиданно болезненного трения.

Его рот оказался на моих губах быстрее, чем я успела расстроиться из-за физической потери.

- Следующие разы будут лучше, - пообещал Эдвард, мягко поцеловав меня в нос и голышом отправляясь в сторону душа, оставив меня гадать, имел он в виду следующие разы с ним самим или с кем-то другим? Я постаралась подавить в себе надежду, отметив, что на маленькой аккуратной мужской заднице тоже есть тату, которую я обязана буду позже разглядеть, раз уж мне представилась удивительная возможность безнаказанно и свободно трогать Эдварда.

Мы выпили по коктейлю, за которыми Эдвард сбегал в бар, пока я умывалась, и доза алкоголя, добавленная для обезболивающего эффекта, как посмеялся Эдвард, совершенно меня разморила после безумного дня. Я уснула как убитая, и мне казалось, что даже во сне с моего лица не сходит улыбка.

Солнечные лучи разбудили в ранний час: судя по звукам снаружи мотеля, некоторые байкеры встали довольно давно и вовсю готовили железных коней ко второму дню веселого автопробега. Я была голой, и Эдвард тоже, но этот факт не смог смутить меня после вчерашнего, - напротив, я прижалась к нему спиной покрепче, впитывая тепло и потрясающий запах любовника. Сейчас было даже смешно вспоминать, как я боялась ложиться спать в трусиках и топе. Проведя пальцами по обнимающей меня горячей руке, расслабленно и задумчиво я изучала красочный рисунок, покрывающий всю поверхность от плеча до запястья – вопреки мнению о «чисто мужских» татуировках, здесь были изображены большие алые цветы, похожие на орхидеи, вперемешку с зелеными петлями вьюна.

- Это саррацения, - сонно ответил Эдвард на мой неозвученный вслух вопрос, - плотоядный цветок, поедающий глупеньких насекомых, наивно прилетевших на его соблазнительный аромат. – Его руки при этом недвусмысленно сжались, заставив меня покраснеть от невольного сравнения. – Я сделал ее в память о месте, в котором родился и рос до одиннадцати лет.

- А почему уехал? – тихо спросила я, закончив осмотр и перекладывая к себе поближе вторую руку, чтобы изучить татушки и на ней.

- Мама умерла, когда я был еще маленьким, а отец слишком много работал и у него было мало времени на меня. К тому же, там было смертельно скучно. Я переехал в Форкс и жил у дяди Карлайла, воспитывался вместе с его сыном, моим двоюродным братом.

Мы оказались еще в чем-то похожи – я ведь тоже уехала от Рене и жила некоторое время с отцом, пока не окончила школу.

- Это картинка с альбома моей любимой группы. Это символ «дружбы навек», сделанной одновременно с Эмметом, - перечислял Эдвард по мере того, как мои пальцы обводили каждую тату, двигаясь вдоль руки. Я оставляла маленькие поцелуи на особенно красивых и значимых картинках, переплетающихся между собой в причудливый и непрерывный узор.

- Это не все, - сказала я, когда мы закончили с руками. Высвободилась из объятий, хотя мне этого совершенно не хотелось, и перевернула Эдварда на живот. Прежде чем убрать одеяло, добравшись до спрятанной там накачанной попки, я обнаружила еще одну большую татуировку на спине – в виде двух сложенных крыльев на лопатках. Медленно обвела пальцами и поцеловала каждое из них.

- Это крылья пикирующего на добычу ястреба, а вовсе не ангельские, как ты наверняка решила, - голос Эдварда содержал ироничный смех – было что-то поистине забавное в том, что многие его тату обозначали нечто хищное, словно картинками парень пытался выразить то, что сидит у него внутри, но не может прорваться внешне.

- Ты сказал, что мне это не нужно, - напомнила я вчерашние слова. – Что ты имел в виду? Для чего люди расписывают свое тело, если не для красоты?

- Люди самодостаточные и духовно гармоничные не нуждаются в дополнительном разукрашивании, - со всей серьезностью ответил Эдвард, словно пытался внушить еще раз, что мне не стоит торопиться делать себе тату, как все они, считая, что я хороша и без картинок. – Татуировки делают, в основном, те, кто не может иначе показать свой внутренний мир. Этот способ самовыражения - крик тех, кто обычно молчит о своих настоящих проблемах.

- Интересная версия, - улыбнулась я, потянув одеяло вниз, чтобы найти на ровной и аккуратной, идеальной как и все остальное ягодице изображение льва. Хорошо, что Эдвард не видел моего лица, когда я, удивляясь собственным мыслям и смелости, пользовалась случаем и восхищенно гладила мягкое место.

- Это… оберег, - почему-то засмеялся Эдвард, уронив лицо в подушку.

Наклонившись, я несколько раз горячо поцеловала татуировку, приятно польщенная тем, как резко смех парня сменился вздохом. Он перевернулся, пристально глядя мне в глаза и заметив, я уверена, остаточную краску на моем лице. Его дыхание сразу участилось.

- Осталась последняя, - заявил он. Проследив за его осторожным взглядом, я нашла изображение прямо в паху. Это были китайские иероглифы, выполненные в виде граффити, и они доходили до половины длины пениса, весьма повышая его визуальную привлекательность.

- Что здесь написано? – прошептала я, не изменяя выбранному стилю и заставляя себя коснуться слегка дрожащими пальцами картинки, смущаясь и одновременно гордясь тем, что это тут же сделало парня твердым. Робость куда-то исчезала, отвести взгляд от возбужденного органа, опасного и безумно красивого, было абсолютно невозможно.

- Китайская мудрость: обещание или даже клятва, что обладатель сего никогда не войдет в свой храм без любви.

Мне понадобилось несколько секунд, чтобы осознать услышанное, прозвучавшее двусмысленно, но ясно.

- И сколько раз ты нарушал это обещание? – зачем-то спросила я, ведь вовсе не хотела знать, сколько легкомысленных девиц уже побывали в постели Эдварда.

- Ни разу, - прозвучал решительный ответ, заставивший меня покраснеть до кончиков ушей. Я не могла в это поверить. Наверное, я что-то не так поняла, ведь Эдвард говорил почти загадками. И я по дурости своей услышала в его словах больше, чем он пытался вложить. Но все же, насколько же приятно было купаться в этом обманчивом, ласкающем слух признании. Мы, женщины, легко позволяем себя обмануть заманчивыми речами, сказанными в порыве страсти и исчезнувшими без следа потом. «Ни разу», - значит и со мной Эдвард был из любви? Конечно же, нет, но, возможно, из хорошей симпатии.

Я чувствовала пристальный взгляд, сконцентрированный на мне, но боялась на него ответить. Поэтому, чтобы отвлечься, наклонилась и оставила долгие поцелуи на каждом иероглифе этой необыкновенной татуировки. Стон Эдварда, глубокий и полный потребности, потряс и возбудил меня, включил чувственные инстинкты, отвечающие за любопытство и безрассудность.

- Я не умею этого делать, - честно призналась я, глядя на покачивающийся перед моим лицом член, такой же красивый и идеальный, как и весь остальной Эдвард.

- Тебя никто и не заставляет, - шепнул парень с плохо скрытым желанием.

С осторожностью и трепетом неопытной девы я обхватила ствол пальцами, медленно взяв головку в рот, поразившись тому, как она может быть одновременно и твердой, и бархатисто-мягкой, неожиданно приятной на вкус и ощупь. Эдвард тяжело задышал и сжал кулаки, когда я вобрала всю его длину, влажно скользя губами. Это оказалось так просто, и намного привлекательней, чем выглядело в роликах на ю-тубе. Уже скоро парень, не сдерживаясь больше, схватил меня за волосы и громко кончил мне в рот. А вместо отвращения, о котором рассказывали девчонки, я испытала только восторг. Было здорово знать, что я, молоденькая и невинная девушка, смогла заставить парня кричать от полученного удовольствия. Мое эго было удовлетворено на все сто процентов.

С улицы раздались настойчивые гудки и хор смеха – так друзья вызывали заспавшихся опоздавших, но я надеялась, что не только нас.

Я ничего не просила в ответ и не ждала, но Эдвард не собирался отпускать меня одеваться, полностью игнорируя гудки с улицы. Разложив «звездой», он колдовал над моим телом, добиваясь ответной реакции на каждое прикосновение, позволяя мне любоваться его идеальным торсом и руками, украшенными символическими рисунками. Больше всего мне нравилось, как он возбуждал мои соски, облизывая языком по кругу или дразня самые кончики, посасывая, закручивая между пальцами - в такие мгновения я терялась в ощущениях, полностью им отдаваясь и часто-часто дыша. И, конечно же, самой приятной частью действия оказался блаженный финал, когда парень добрался до бедер и, раздвинув колени в стороны, стал ласкать чувствительное и жаждущее местечко языком. Я снова кричала, не веря, что может быть так хорошо, сжимала и дергала простынь и наблюдала танец цветных пятен перед глазами во время накатывающего волнами оргазма.

Мне хотелось большего – снова почувствовать его член внутри себя, о чем я и сказала, глядя в зеленоватые глаза и царапая ноготками плечи Эдварда.

- Ну, давай попробуем, - неуверенно согласился он, откидываясь спиной на подушку и потянув меня за собой. Помог перекинуть ногу, чтобы я на него полностью села, придерживая за руку. Наклонившись, я поцеловала его в полуоткрытый рот, всовывая язык внутрь и блаженно вбирая сладость. Ему понравилось. Его пальцы проникли в волосы и за затылок притянули ближе, а поцелуй стал всепоглощающим и агрессивным, рождая удары молнии, бьющие от губ прямо между бедер. Я потрясенно застонала, чувствуя себя ужасно мокрой и похотливой, вконец испортившейся девчонкой, напрочь забывшей о вчерашней невинности.

Его твердый член уже толкался в меня, и я, потеряв всякий стыд от возбуждения, рукой помогла ему найти нужное положение, насаживаясь сверху. Эдвард встретил мое движение темным стоном, и внезапно ему стало трудно оставаться нежным: сжав мои бедра руками, он начал быстро двигаться, глядя мне в глаза. Его дыхание срывалось, а радужка потемнела. Я не могла оторвать взора от сильных татуированных рук, держащих меня крепким хватом и двигающих мое тело туда-сюда, отчего клитор задевал за кожу парня и стремительно набухал мощным огнем. Я удивленно распахнула рот и глаза, опершись на раскрашенные бицепсы, и в ту же секунду закричала от оргазма, потрясшего до самых дальних глубин. Это было намного, намного круче и сильнее предыдущего наслаждения. Мое внезапно ставшее ватным тело едва чувствовало, как Эдвард находит свой пик, насаживая меня на свой крепкий член безумными рывками. Мы оба без сил рухнули на кровать, что-то бормоча.

Эйфорию прервал неожиданный и резкий стук в дверь.

- Белла, у вас там все в порядке? – раздался обеспокоенный голосок Розали.

Боже, неужели подруга слышала наши крики?

- Все отлично, мы скоро выходим! – хитро улыбаясь Эдварду, ответила я. Протянула руку и погладила влажный висок парня с налипшими бронзовыми волосами. Он как будто хотел что-то сказать, но не находил слов. Не решившись, сомкнул губы и кивнул, признавая, что нам пора поторопиться.

Мы приняли поспешный душ, одеваясь так же быстро, как в эротических мелодрамах, если на пороге стоит жена или муж. Я старалась не думать о скором расставании и о том, что натворила, нарушив собственные убеждения иметь лишь серьезные отношения – эта ночь была идеальна именно такой какой была, и я не хотела бы ничего менять. Сложные разговоры и долгие ухаживания в данном случае, скорее всего, убили бы тот драйв, который я хотела и сполна получила в этой авантюрной поездке. Я мечтала именно об этом: почувствовать себя свободной и такой же, как Эдвард, и действительно почувствовала себя такой. С остальным я разберусь позднее, когда пройдет эйфория этого утра.

Эдвард уже полностью оделся, скрыв большинство своих татуировок, - только на запястьях они немного были видны. Покидав в рюкзачок свои немногочисленные вещи, я, предвкушая скорую встречу с мамой и в глубине души предвидя будущие страдания, когда Эдвард уедет дальше по душной и пыльной дороге солнечной Аризоны, двинулась на выход, ловя себя на мысли, что парень все время внимательно наблюдает за мной, будто чего-то ждет. Не желая портить себе и ему настроение никакими занудными вопросами, я широко распахнула дверь навстречу улыбающейся и более чем подозрительной Розали.

Она окинула меня пристальным взглядом, ища признаки беды, но я, наверное, выглядела слишком счастливой, это ее успокоило. Спускаясь вниз и получая меткие взгляды подруги, я знала, что позже подвергнусь суровому допросу с ее стороны. И, конечно же, расскажу все без утайки.

- Что за важные неотложные дела вас так задержали, ребята? – пробасил Эммет, не глуша мотор в ожидании, пока Роуз наденет шлем и устроится у него за спиной.

- С тобой точно все нормально? – тихо спросил у меня Эдвард, игнорируя вопрос друга и помогая мне застегнуть шлем, заглядывая глубоко в глаза. Сегодня зрительный контакт выдержать оказалось намного проще, я не отводила глаз.

- Все замечательно, - улыбнулась как можно безмятежнее я.

- Не хочешь остаться и поговорить? – тактично предложил Эдвард, кладя руки мне на плечи.

- Нет, - решительно отказалась я, боясь испортить прекрасный момент. Пусть все так и остается – воздушное, легкое приключение с ноткой неизбежной грусти в конце. Это даже больше, чем я могла надеяться. Ведь прежде мне не светило бы даже это.

Эдвард, подбадривая, улыбнулся и опустил забрало шлема. Перекинув ногу через сидение изящным выверенным движением, помог забраться мне. Снова поправил мои руки на своем животе, приказывая держаться крепче. Я и не собиралась отпускать его – все оставшиеся мне несколько последних блаженных часов.

В Финикс мы попали еще засветло, и я попросила Эдварда высадить меня невдалеке от моего дома, на шоссе возле озера Лейк-Плезант. Здесь стоял невыносимый пустынный зной, и я мечтала о холодном душе и купании в бассейне возле дома Рене.

Прощание вышло коротким, никто из нас ничего друг другу не говорил, но улыбки, несомненно, были наполнены радостью, - так, будто это было нормально, легко расстаться после одноразового секса. Я с достоинством выдержала это испытание, хотя знала, что позже точно развалюсь на части и буду много-много плакать, вспоминая эту единственную ночь и мечтая об ее невозможном многократном повторении.

- Белла, - позвал Эдвард, хватая за руку и подтягивая к себе, срывая шлем, чтобы свысока окинуть меня пылающим взглядом.

Его бронзовые кудри намокли из-за жары и беспорядочно налипли на лоб и виски, блестящие и соленые. Я поднялась на цыпочки, чтобы позволить ему сказать то, что он хотел.

- Спасибо за эту ночь, - пробормотал он, мягко обхватив губами мой рот, слишком чувственно и нежно, чтобы я могла удержать маску невозмутимости.

- И тебе спасибо, - искренне улыбнулась я, стараясь не заплакать прямо у него на глазах, потому что его слова все-таки звучали как прощание. Лучше бы я сбежала, не дослушав. Выстроенная мной защитная стена вот-вот готова была пасть.

Эдвард несколько секунд пристально смотрел на меня, словно ожидал, что я скажу что-нибудь еще. Потом кивнул, надел шлем и завел мотор. Глядя вслед его удаляющейся спине, я уже рыдала белугой, проклиная свою незавидную судьбу и заурядную внешность.

Рене пришлось утешать меня, когда я вбежала в дом и, как маленькая, бросилась ей на шею, всхлипывая и мотая головой на все вопросы. Нет, никто меня не бил, не насиловал и не обижал. Нет, на меня не напали бомжи или злые собаки, и никто ничего у меня не украл. Нет, с папой тоже все в порядке. Да просто я, мама, круглая неудачница, только и всего! Взяла и зачем-то сама себе разбила сердце. И устроила себе адскую жизнь – вернувшись в Сиэтл, как я собираюсь смотреть в окно на Эдварда, который снова не будет моим?!

Только ближе к вечеру истерика иссякла, сменившись безнадежностью и грустью. Я пила вкусный малиновый морс и рассказывала об учебе в университете, старательно обходя тему о парне, с которым сегодня рассталась (это все, что я доложила матери, объяснив, что мне пока слишком больно рассказывать подробности).

Когда западную часть неба раскрасил новый бронзовый закат, и Рене увлеченно занялась клумбой в разбитом своими руками садике, я вызвалась погулять по окрестностям, в которых провела детство. И ноги сами привели меня к тому месту на шоссе, где мы с Эдвардом расстались днем. Здесь редко кто проезжал – дорога не пользовалась популярностью, потому что вела к группе частных домов и дальше вдоль озера, была ухабистой и пыльной. Так что я в одиночестве стояла на обочине, опершись рукой о большой валун и глядя на далекие горы в окружении оранжево-багрового, медленно темнеющего небосвода.

Урчание мощного мотора резануло по ушам, но не заставило обернуться – я не верила в свою удачу настолько, чтобы ложно обмануться. Даже когда звук приблизился и замер позади меня, и я расслышала характерный щелчок отстегнутого шлема, я не оглянулась, лишь сжала кулак, слушая бешеный ритм беснующегося в груди сердца.

Большая рука опустилась на камень рядом со мной и бархатистый баритон зашептал в самое ухо:

- Что ты находишь в закате такого, что все время на него смотришь? – спросил Эдвард.

- Его оттенок напоминает мне цвет твоих волос, - медленно обернулась я, утонув в чистом золоте отражающих низкое солнце глаз, которые так сильно любила. Сердце билось все сильней в ожидании слов, почему Эдвард вернулся. Должна быть причина. И я догадывалась, какая, но было трудно ее осознать.

- Ты плакала, - заметил он, внезапно посерьезнев.

Я не хотела лгать, поэтому не стала отвечать – он и сам уже догадался.

- Послушай, - заговорил он, прислонившись спиной к валуну и кладя руки на мою талию, не прижимая к себе, но подтянув поближе – чтобы иметь возможность говорить интимно. Его лицо напряглось, словно он никак не мог подобрать нужных слов. – Я не мастак толкать речи, Белла. Но нам точно нужно поговорить.

Я слушаю, - безмолвно смотрела я на него, не отводя внимательных глаз.

- Вчера я весь день за тобой наблюдал, и ты казалась мне просто милой. Но потом ты сказала, что хочешь вкусить байкерской жизни, и это было так горячо. Я… захотел тебя, - признал он открыто и откровенно. – И потом эта ночь… Она была необыкновенной! – Он покачал головой, каждое слово давалось ему с трудом, словно он не привык вести серьезные разговоры, но очень старался. - Я не знаю, что у тебя на уме, Белла, ты все время молчишь. Ты очень скрытная, но необычная, и увлеченная, и точно умная. И мне кажется, ты, как и я, не из тех, кто легко обрывает связи. Что-то между нами произошло, и это точно не один только секс. Я вернулся, чтобы понять, что это было.

Он обжег меня взглядом, и я неистово покраснела, чувствуя, что мы добрались до опасной точки. Я могла бы признать, что люблю его уже несколько лет, но он должен был почувствовать это первым, чтобы я не выглядела в его глазах фанатичкой.

- Может, я ошибаюсь, - шепотом проговорил он, взглядом пронзая меня насквозь, пытаясь добраться до скрываемой тайны. – Ты снова молчишь, и я чувствую себя таким дураком. Есть причина, по которой я мог вернуться? Да или нет?

Он встряхнул меня слегка, и я, выдержав его пристальный взгляд, прошептала:

- Да.

Он качнул головой, слушая мой ответ. Его напряженное лицо посветлело.

- Если я правильно понял, ты хотела попробовать нашей жизни, - добавил он выразительно. Тяжело вздохнул, подавляя волнение, заставляя себя продолжать. – Ты все еще этого хочешь? Тебе точно нужно провести эти каникулы с мамой? Может… ты хотела бы провести их со мной? Совершить автопробег до конца.

- Ты сильно отстал от группы, - заметила я, растерявшись от счастья. Эдвард Каллен нервничал, разговаривая со мной, обычной простой девчонкой, и я чувствовала себя почти что царицей мира, приходя от его внимания в абсолютный восторг. Он вернулся ко мне, потому что хотел получить больше. Больше банального, хоть и прекрасного, секса на одну ночь.

- Ерунда, - отмахнулся он вяло. – Нагнать – не проблема.

- Это будет труднее, чем ты думаешь, - прильнула я к его груди и заглянула в глаза, едва дыша от счастья, бьющегося в сердце все сильней и сильней, пылающего как яркий, обжигающий бронзовый закат, отражающийся в спутанных после дороги волосах. – Сначала тебе придется убедить мою мать, если ты хочешь, чтобы я с тобой поехала.

Его глаза вспыхнули от моих слов, он весь подобрался, обвивая руками мою талию и прижимая плотно к своему стройному телу.

- Это значит «да»? – потребовал он, с обжигающей страстью заглядывая в мои счастливые глаза.

Не найдя верных слов, я смогла только кивнуть. Конечно, да! Конечно, конечно, конечно.

- Показывай дом, - решительности парню было не занимать. Взяв за руку, он потащил меня к байку и торопливо на него уселся, протягивая мне шлем.

Я не хотела спешить. Ехать домой, выдерживать долгий и, я была уверена, горячий спор с матерью не было большого желания. Вместо этого я собиралась сначала во всем убедиться, сполна насладиться минутой личной победы. Перекинув ногу через сидение байка, так чтобы оказаться к Эдварду лицом, я улыбнулась открыто и широко тому, как он шокировано посмотрел на меня, и тотчас глаза его потемнели, а ладони с готовностью опустились на мои бедра.

- Только у меня есть одно маленькое условие, - коварно улыбнулась я, скользя ладонью по обнаженной груди парня внутри расстегнутой кожаной куртки. Эдвард приподнял брови и округлил глаза, не ожидая такой прыти от меня, вчера еще неопытной и невинной овечки. Но теперь, и особенно после его предложения, я, наполненная восторгом, определенно, осмелела и обрела недостающую уверенность.

- Что ты хочешь? – задохнулся он, когда мои пальцы проникли под пояс его джинсов, коснувшись паха, где было расположено граффити с той замечательной пословицей на китайском языке.

- Ты сказал, что мне это не нужно… Но пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста, - состроила я умоляющее личико, глядя на него из-под полуопущенных ресниц и пустив в ход всю силу своего невинного женского обаяния. - Можно я сделаю ма-аленькое тату, там же где у тебя? – сексуально прошептала я, заставив парня рассмеяться волшебным и бархатистым смехом.

- Милая и тихая девочка с книгами, защищающаяся от страшного мира, храбрая в душе и увлекающаяся байкерами любительница свободного секса, - шепнул он, с улыбкой кладя ладонь мне на затылок и привлекая к своим губам. – Я хочу и дальше быть тем, кто испортит тебя. Но с условием, что единственным.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/58-12666-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Валлери (01.08.2016) | Автор: Валлери
Просмотров: 2142 | Комментарии: 29


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 29
0
29 чиж7764   (24.10.2016 01:20)
Огромное спасибо за весьма няшную историю. Даже прослезилась малость в некоторых местах.
Немного потрясена наличием татуировки на интимном месте. И текстом её. У байкера. Обалдеть!!!
Разумность мыслей нашей героини делает её более зрелой, чем бывает в её возрасте. Умением отпускать может похвастаться не каждая. Беллы тоже бывают разные. Даже здесь.
Кстати о драйве, которого многим не хватило. Вот лично у меня создалось впечатление, что всё самое интересное начнётся за кадром. После команды "Стоп. Снято". Да, они стартанули в Сиэтле. Да, Финикс довольно далеко, а вовсе не за углом. Но они там оказались по пути, их ждёт большое путешествие, которое только началось. А Белла здесь - эпизод в пути. И только в последнем абзаце понятно, что для этого странного байкера она перестала быть эпизодом. Вот и драйва нет. Всё хорошо.
Удачи в других работах, уважаемая автор.

0
28 МакКайла   (17.10.2016 22:54)
Спасибо !!!

0
27 lenyrija   (12.10.2016 01:11)
Идеальная история, красивая до невозможности, прекрасно написанная, с яркими образами интересных, можно сказать незаурядных личностей героев. А Розали в образе подруги - тоже шедевр. Спасибо за невероятное удовольствие от прочтения

0
25 luluka   (26.09.2016 15:56)
Такая классная история, я такие люблю)) Аж дух захватывает))

0
24 Черный_кот   (11.09.2016 21:24)
Очень красивая история. Правда Эдвард похож на байкера только наличием байка и татуировок, но мне понравилось.
Спасибо.

0
26 Валлери   (07.10.2016 22:34)
А чем он еще должен быть похож?))
У меня много знакомых байкеров, и почти все они - обычные премилые люди! Отличающиеся только прикидом от других - да и прикид то не всегда носят) wink

0
23 SvetlanaSRK   (03.09.2016 20:26)
Интересная история! Классно, когда мечты сбываются! Желаю автору исполнения всех желаний! Спасибо! smile

0
22 Berberis   (10.08.2016 23:13)
Лучшее воплощение этой обложки, однозначно) Написано дико увлекательно и страстно.
Спасибо большое за историю!

0
21 Lucinda   (10.08.2016 15:53)
Это просто ВАУ!!! спасибо!

0
20 kotЯ   (07.08.2016 19:15)
Я прочитала и мне понравилось. Чувствую себя расслабленно, лежащей на дне лодки и наблюдающей за неторопливым бегом облаков- мир прекрасен.

0
19 case   (07.08.2016 17:11)
Ох, эти круиые байкеры, которые ищут постоянной любви;) тату в интимном месте?! Вот это болевой порог у парня или толстокожесть)))
Гоавное, школьная мечта очередной Беллы сбылась;)
Спасибо! Удачи!

0
18 Galactica   (06.08.2016 20:29)
Тату на члене... ну что тут сказать - Мужик, да еще с таким смыслом - круто cool
Спасибо за историю, вдвойне спасибо, что раскрыта тайна руки в штанах)))
Желаю Автору удачи!

+1
17 Василина   (06.08.2016 16:03)
Ура!Ну хоть кто-то в полной мере объяснил мне ,что там у него в штанах!Очень достойная работа,но мне не хватило действия и оригинальности сюжета.Утомили чуток уже Беллы с детства влюблённые в Эдварда sad

0
16 ♥Ianomania♥   (06.08.2016 12:05)
Спасибо автору за историю. Удачи в конкурсе wink

0
15 marykmv   (05.08.2016 13:22)
Чудесно. Я в восторге. Спасибо. Удачи на конкурсе.

0
14 Dunysha   (05.08.2016 12:54)
спасибо было интересно и захватывающе

0
13 Farfalina   (05.08.2016 10:28)
Ой как я люблю байкеров-няшек!!!! Со сложной судьбой и все такоеее... Я все ждала в конце хоть какого-то признания от него, но видимо оно не нужно))) Татушка у него на причинном месте прикольная)))) Вощим, мне понравилось, спасибо!!!

+2
12 verocks   (04.08.2016 17:18)
У меня уже мысли путаются от количества работ по этой обложке!))
В принципе мне все понравилось,но чего-то не хватило..как говорит Света,недоперченые герои и да драйва тоже не хватило. А еще мне не понятна сама идея рассказа-о чем он? О том как волшебным образом сбылись мечты влюбленной девушки?хотелось бы добавить сложности в характеры персонажей-Белла ведь любила байкеров не из-за того,что они свободные и решительные люди,а потому что среди них был Эдвард. Если бы не он,она бы и не подумала ехать с ними.
Но все равно спасибо за историю

+1
11 Валлери   (04.08.2016 15:56)
Еще одно воплощение. Мне снова не хватило здесь драйва. Эдвард слишком мягкий, хотя и такие байкеры наврняка тоже есть. Но вот при прочтении все время хотелось чтобы он был пожестче, поопаснее. А у вас вышел просто обычный человек, передвигающийся на байке.

0
10 Svetlana♥Z   (04.08.2016 13:17)
Отличный минник! Спасибо Автору! happy wink

0
9 Korsak   (03.08.2016 01:27)
Горячая обложка,горячий фанф...что может быть лучше свободы и самовыражения?!
Спасибо большое,читала с удовольствием)

0
8 BlackCrow   (03.08.2016 00:28)
Байкеры, они такие байкеры. Тоже вполне достойное воплощение. Эдвард и Белла прекрасны. Все та же старая добрая наивность и дерзость нашли друг друга.
Единственное, вогнал момент в краску с поцелуем татуировок. Я прям не знаю, как-то неловко мне стало.
Спасибо за историю и удачи на конкурсе! happy

0
7 pola_gre   (02.08.2016 20:25)
Получила большое удовольствие от истории, Спасибо!

Соответствует картинке cool

0
6 Лана5655   (02.08.2016 16:18)
Спасибо wink

0
5 робокашка   (02.08.2016 15:31)
Читаю, наверное, уже 4-й рассказ по этой обложке. Вау, что крутые ребята на байках с нами делают Разве устоять против такого мачистого мачо? spiteful
Такие яркие эротичные описания wacko ням!
Спасибо за историю, удачи в конкурсе!

0
4 Anisha3804   (02.08.2016 11:47)
Спасибо за главу

0
3 N@T@LI4KA   (02.08.2016 11:13)
Только за то, что тайна руки в штанах раскрыта - огромное человеческое спасибо. Причём, такая рабочая версия мне очень понравилась. Во всё остальное верилось хуже. Но в общем и целом, рассказ оставил неплохое впечатление.
Спасибо за историю, удачи на конкурсе.

0
2 klaypeda   (02.08.2016 00:03)
Очень-очень понравилось, спасибо большое!!!

0
1 galina_rouz   (01.08.2016 23:35)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]