Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4608]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13581]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8175]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3699]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Её зовущая кровь
Я видел ее лицо, когда она говорила, и заметил отразившуюся на нем усталость. Мягко, но нежно, я дотронулся губами до места на шее, рядом с ушком. Ее аромат обострил мои чувства, посылая захватывающее покалывание сквозь меня. Как же я обожал ее аромат.

Точка отсчета
Главное для Беллы стабильность и отсутствие перемен. Она боится принимать решения. Боится двигаться вперёд. Боится заглянуть в собственное будущее. Но вся её спокойная жизнь пойдет под откос после одной случайной встречи. После того, как страшный незнакомец предложит ей сыграть его девушку. Хоть и против воли, но Белле придётся стать сильнее и сдвинуться наконец с мёртвой точки.
История ...

Бездушные
Бесконечность Вселенной и холод далёких звёзд, ни на что не похожие инопланетяне и непригодный для дыхания воздух других планет...

Скрытая сила
Она в бегах. Вампиры из Румынии не перед чем не остановятся, чтобы заполучить её в свой клан. Им нужна её сила, чтобы свергнуть Вольтури раз и навсегда. Они уже убили её близких, думая, что не осталось никого, кого бы она любила.
Новая альтернатива Новолуния.

Игра
Он упустил ее много лет назад. Встретив вновь, он жаждет вернуть ее любой ценой, отомстить за прошлое унижение, но как это сделать, если ее слишком тщательно охраняют? Значит, ему необходим хитроумный план – например, крот в стане врага, способный втереться в доверие и выманить жертву наружу. И да начнется игра!
Мини, завершен.

Беременное чудо
Ни для кого не секрет, что Рождество – время волшебства, доброй магии и чудес, которые всегда случаются с теми, кто в них нуждается. Однако чудеса бывают разные, и некоторые из них могут в одно мгновение перевернуть вашу жизнь с ног на голову. Вот и Эдварду Каллену пришлось посмотреть на мир в несколько ином свете. Хотя, вряд ли, он желал чего-то подобного...
Мини, завершен.

Пропущенный вызов
Эдвард определенно не думал, что несмотря на его пренебрежение праздником, духи Рождества преподнесут ему такой подарок...



А вы знаете?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый мужской персонаж Саги?
1. Эдвард
2. Эммет
3. Джейкоб
4. Джаспер
5. Карлайл
6. Сет
7. Алек
8. Аро
9. Чарли
10. Джеймс
11. Пол
12. Кайус
13. Маркус
14. Квил
15. Сэм
Всего ответов: 15661
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

A Quiet Fire | Тихий огонь. Глава 25. Часть 1. Белла

2016-12-11
18
0
Меня изумляло, что многие готовы были
умереть за веру мученической смертью –
я содрогался при одной мысли об этом.
Эта мысль не страшит меня больше –
за свою веру я согласен пойти на любые муки.
Любовь - моя религия,
я рад умереть за нее.
Я рад умереть за тебя.

Джон Китс
(из письма к Фанни Брон,
перевод С.Сухарева)


13 ноября 2010

– Не уходите. Эдвард, пожалуйста. Белла, прости, мне так жаль.

«Так жаль… так жаль...» – слова Эсме всё еще звучат у меня в ушах, пока я веду машину сквозь сгущающиеся сумерки и мелкий дождик, ухудшающий обзор. Я включаю стеклоочистители и сосредотачиваюсь на дороге. Мое сердцебиение еще не унялось, а смотреть на сидящего рядом Эдварда невыносимо: видеть его таким – хуже, чем моя собственная боль. Он молчит с тех пор, как мы вернулись в пикап, и я не знаю, как пробиться к нему, как справиться с этим. Боюсь, что любое неосторожное слово может сломать его сейчас – возможно, именно молчание помогает ему держаться. Заговорит, когда будет готов.

«Спокойно, Белла. Оставайся спокойной». Необходимо доставить нас домой в целости и сохранности.

Я глубоко дышу и гоню от себя мысли, но мой разум всегда отличался вероломством: он ни за что не позволит мне забыть, а тишина в кабине только подстегивает воспоминания.

Прощальные слова Эдварда и лицо Карлайла, ставшее пепельно-серым, когда он их услышал. Возможно, он впервые в жизни действительно слушал собственного сына.

– Прости, сын.

Стоящий в дверях Эдвард при этих словах Карлайла даже не моргает. Промелькнувшая в его глазах боль тут же исчезает, взгляд становится холодным и бесстрастным. Голос тоже похож на лёд:
– Слишком поздно для извинений. И в любом случае ты просишь прощения только потому, что попался.

– Знаю, ты мне не веришь, но я действительно считаю, что очень виноват перед тобой. И раскаиваюсь в этом сильнее, чем ты когда-нибудь сможешь понять, – в этот момент Карлайл, крепкий мужчина средних лет, кажется стариком, изнуренным временем и виной.

– Какая жалость, черт возьми, – Эдвард почти выплевывает эти слова, и сейчас, несмотря на то, что сделали его родители, несмотря на всё разочарование и грусть, причиной которых они стали, я сочувствую им. Его ярость не только из-за нас – он в бешенстве ещё и из-за Элис, и я задаюсь вопросом, сможет ли он когда-нибудь преодолеть свой гнев.

– Эдвард! – стоящая сзади Эсме уже не пытается вытирать слезы. Ладонь Эдварда крепко сжимает мои пальцы, и я иду за ним, пытаясь осознать всё, что сейчас произошло. – Ты ведь не всерьез. Ты не…

Он поворачивается к ним. Эсме цепляется за его рукав, а Эдвард отшатывается, словно обжегшись:
– Слишком поздно.

Эсме теряет равновесие и хватается за сердце, Карлайл успевает поддержать ее. Решение Эдварда бесповоротно – непреклонность его слов буквально висит в воздухе, пока мы идем по кирпичной дорожке к моему грузовику, оставив Карлайла и Эсме за спиной...


У меня даже не было возможности сказать им что-нибудь. Да и что тут скажешь. Вся эта ложь, весь обман – из-за меня. Они решили, что я не подхожу их сыну – настолько, что меня отправили жить с людьми, которых я даже не знала, если не считать давней связи между нашими семьями. Каллены отказались от меня. Слишком юная. Подпорченный товар. Калека.

И они правы. До сих пор я скрывала от Эдварда свои шрамы. Как он отреагирует на них? Он говорит, что я для него прекрасна, но разве это может не измениться, когда он их увидит? Откуда мне знать, что он скажет мне правду, а не притворится, что ему всё равно – просто чтобы успокоить меня? Или еще хуже – из жалости? Переживу ли я, заметив в его глазах отвращение вместо любви?

Повозившись с радиоприемником, настраиваю его на станцию, передающую альтернативный рок, который, насколько я знаю, нравится Эдварду. Когда тишину кабины заполняют звуки «Stone Temple Pilots», я пытаюсь отбросить прочь отравляющие мысли, но их сменяют другие, не менее ядовитые.

Сейчас предательство Билли ранит меня сильнее, чем раньше. Он знал, что Элис умирает. Знал и запретил мне увидеться с ней – с моей лучшей подругой! Я пытаюсь вспомнить, как чувствовала себя после пожара. Большая часть того времени, к счастью, словно в тумане. Но как-то раз, например, я была на приеме у психиатра и рассказывала ей о своих друзьях и о том, как по ним скучаю. Она участливо слушала, но даже тогда я знала, что она мне не поможет.

На глазах выступают слёзы, угрожая ослепить меня… я смахиваю их, а в груди зарождается ярость. Я больше не виню себя в том, что усомнилась в Билли, – теперь меня тошнит от самой себя. Как легко я доверилась ему, позволила ему занять в моем сердце место, пустующее после потери мамы, Эдварда и Элис. Я была ребенком и отчаянно жаждала любви, цепляясь за любое проявление привязанности ко мне.

Всё это было ложью. Извращенной порочной манипуляцией жизнями под видом родительской заботы. И что с нашими письмами – читал ли он их? Выбрасывал? Не смогу простить ему ни того, ни другого, но первый вариант кажется мне просто отвратительным. Подумать только – Билли, возможно, стали известны все тайны Эдварда и Элис, важные для меня, но так мной и не прочитанные… как он мог!

И Джейкоб. Что-то во мне по-прежнему отказывается поверить, что он участвовал во всём этом. Ведь именно Билли должен был отправлять мои письма по дороге на работу в город, и он же забирал нашу корреспонденцию в почтовом отделении. Разумеется, он не стал бы вовлекать в такой обман Джейкоба, который на четыре месяца младше меня. Или стал бы? Джейкоб всегда был моим доверенным лицом, тем, кто слушал меня, когда мне нужно было поговорить о Рене. Сам он вообще не знал своей матери, поскольку она умерла в родах, но ему всегда ее не хватало. Это было одной из причин того, что мы с ним так легко сблизились.

Однажды он показал мне снимок, где наши мамы были вместе, обе такие молодые. Мэри-Энн была красавицей из племени квилетов и сильно отличалась комплекцией и густыми черными волосами от светловолосой Рене – фотография этих двух женщин была похожа на прекрасный этюд в контрастных тонах.

– Она такая красивая, Джейкоб, – говорю я, но не могу оторвать взгляда от своей мамы. Я жадно рассматриваю ее, запоминая каждый завиток волос.

После школы мы сидим на полу в его спальне и листаем старые фотоальбомы. Там много снимков, которых я никогда раньше не видела, на них мои родители вдвоем или вместе с Билли и его женой. Поразительно – они там лишь немного старше, чем мы с Джейкобом сейчас. Билли никогда не смотрит эти фотографии и не говорит о своей жене. Наверное, даже через столько лет он всё еще любит ее.

Джейкоб задумчиво улыбается:
– Жаль, что я не знал ее.

Мне тоже жаль.


Нет, невозможно. «Он не поступил бы так со мной», – повторяю я словно мантру, изо всех сил желая, чтобы эти слова были правдой, но не зная больше, во что верить.

Мои мысли снова возвращаются к Эдварду. Что случилось с ним после пожара? И он сам, и его родители намекали на что-то не вполне понятное. Сейчас он такой тихий. Бросаю на него осторожный взгляд, но не вижу лица – он смотрит в боковое окно, нога его нервно подрагивает. К счастью, мы наконец-то приближаемся к нужному съезду с автомагистрали. Я сворачиваю, а дождь уже льет всерьез. Мне так хочется, чтобы Эдвард поговорил со мной. Могу только представить, что творится у него на душе.

Еще через несколько минут я останавливаю пикап на моем парковочном месте и выключаю двигатель. Сейчас всего восемь вечера, но каждый сустав в моем теле ноет от усталости.

– Эдвард? – дождь колотит по крыше кабины, почти заглушая мой шепот, но Эдвард, должно быть, слышит. Он поворачивается и смотрит на меня зелеными глазами. Веки его покраснели, и я запоздало понимаю вдруг, почему в дороге он так упорно глядел в окно – не хотел, чтобы я видела его плачущим.

– Прости, – говорит он тихо и тянется рукой к моему лицу. Только нежное касание щеки, но его достаточно, чтобы освободить меня от скованности. Откинувшись на спинку сиденья, я кладу голову на подголовник, обтянутый жестким дерматином, и смотрю в потолок.

Я чувствую на себе его взгляд, ждущий ответа.

– За что? Тебе не за что извиняться.

– Есть за что. За них. За то, что они сказали. За то, что сделали. Мне чертовски жаль.

– Ты ни в чем не виноват.

– Мне так стыдно за них.

– Все это… хреново.

Эдвард отрывисто смеется, услышав последнее слово – совсем не из моего лексикона. Но у меня нет другого способа описать эту ситуацию. Она действительно хреновая.

Потом он наклоняется и, отстегнув мой ремень безопасности, сажает меня к себе на колени. Я кладу голову ему на грудь и чувствую влажность рубашки и тепло дыхания Эдварда. Меня окружает его успокаивающий запах, снимающий часть напряжения. Когда он снова начинает говорить, я слышу, как слова рокочут в его груди.

– Я не верю ему. И ей. В голове не укладывается, что она сохранила его гребаную тайну и приняла его обратно. Она же могла сказать мне.

В каком-то смысле я понимаю поступок Эсме, хотя сейчас не могу сказать об этом Эдварду. Наверное, это стало трудным решением, особенно тогда – представляю, как ужасно было обнаружить, что ее муж больше года лгал их умирающей дочери. Но я не могу найти оправдания тому, что Эсме утаила правду от Эдварда… что пренебрегала им, когда ему так нужны были родители. Отвратительно.

Несмотря ни на что, я улыбаюсь, когда его теплые губы прижимаются к моему лбу. Однако моя улыбка быстро гаснет при воспоминании о намеке Карлайла:
«Эдвард был… безутешен».

Не знаю, расскажет он мне или нет, и всё-таки хочу дать ему понять, что не против... это ничего, если он расскажет.

– Можно тебя спросить?

Эдвард кивает, но я чувствую, как он напрягается в ожидании моего вопроса.

– Что на самом деле случилось… с тобой после пожара? Ты не обязан говорить мне, но можешь, если хочешь.

Эдвард вздыхает и крепче прижимает меня к себе, зарываясь лицом в мои волосы.
– Я хочу рассказать тебе. Но мне стыдно.

– Тебе нечего стыдиться.

– Гордиться тут тоже нечем.

Я поворачиваюсь, чтобы видеть его, и замечаю у него на лице беспокойство. Не хочу усугублять его, поэтому молчу – и, к моему удивлению, Эдвард продолжает:
– Я был чертовски подавлен, Белла. Видеть тебя в таком состоянии… знать, что все это из-за меня, было просто невыносимо. Я оказался таким слабым и бесполезным. Мне следовало защитить тебя, но я не смог… не защитил.

– Но это не…

– Знаю, мы уже говорили об этом, однако ничего не могу поделать с тем, как воспринимал ту ситуацию. Правильно или нет, но я чувствовал свою ответственность.

– Но ведь сейчас ты понимаешь, что не в твоих силах было предотвратить пожар?

Он не отвечает напрямик, однако весь его вид говорит о чувстве вины.

– В общем… я решил тогда, что тебе действительно следует уехать, что ты не должна больше… быть рядом со мной. Но это убивало меня. Позже, когда тебя увезли и у меня уже не было возможности что-либо исправить… я вернулся в школу, а бейсбол бросил, – его голос звучит устало. Мне грустно это слышать – ведь ему так нравилось быть в команде.

– Я начал хуже учиться – как правило, ничего не делал, только сидел в своей комнате, как чертов зомби. Потом взял машину, чтобы найти тебя, и у родителей лопнуло терпение. Они пытались заставить меня ходить к психиатру, но я не стал. Однажды, как раз перед тем, как мы узнали о болезни Элис, я подслушал их разговор обо мне… обсуждали разные варианты – и даже госпитализацию. Вот тогда я и усвоил, что нужно скрывать это.

– Что ты имеешь в виду? – хрипло спрашиваю я.

– Я имею в виду, что понял: если не буду притворяться нормальным, то окажусь в… – он замолкает, качая головой. Его слова заставляют меня вспомнить о маме, о ее нежелании лечиться. В какой-то степени его страх понятен, но ему была необходима помощь.

Он вздыхает перед тем, как продолжить:
– Поэтому я начал уходить из дома, старался вести себя более обычно. Родители купились на это. Элис знала, что со мной что-то не так, но, когда она заболела, я начал скрывать всё и от нее.

– Скрывать что?

– Тебе это не понравится.

– Расскажи.

– Помнишь Джеймса?

Я киваю, и мое удивление сменяется злостью и омерзением. Никогда не забуду усмешку этого типа и как отвратительно он обращался с Эдвардом.

– Ну вот… школа стала для меня мучением. Это было… ужасно. Все знали, что случилось, и вели себя со мной иначе… Вдобавок за каждым углом я видел… тебя. Не мог спокойно пройти мимо нашей аудитории – той, где мы обычно встречались. Помнишь?

– Конечно, – как могла я забыть? Я ждала этих встреч с нетерпением, больше всего на свете.

– Я думал, что схожу с ума. А Джеймс к тому времени приторговывал… Как-то я столкнулся с ним и, должно быть, выглядел в тот момент довольно хреново. Он стал приносить мне…

– Что? – спрашиваю я, чувствуя подступающую тошноту.

– Ну, для начала спиртное. А потом и… наркотики – в основном рецептурные, но я перепробовал много всякого дерьма. Мои родители… ну, к тому времени мама уже уехала с Элис. А отец почти все время был на работе и даже не догадывался, черт возьми. Он давал мне деньги на еду, а я тратил их вместе с моими карманными на…

У меня перехватывает дыхание, и я пытаюсь восстановить его – Эдвард не должен заметить, что я в панике. Я даже представить не могла, насколько всё было плохо. Неужели Эсме и Карлайл действительно ничего не замечали?

– Я чувствовал себя таким беспомощным из-за болезни Элис… Знал, что она умрет. И не подошел ей как донор, а она слабела день ото дня... Глупо, банально, но наркотики позволяли как-то держаться. И еще письма тебе.

– Ох, Эдвард, – я пытаюсь обхватить его лицо ладонями и поцеловать, но он не хочет моего сострадания.

– Не надо, – хрипло говорит он, отворачиваясь. Потом презрительно усмехается: – А знаешь? Вероятно, даже к лучшему, что ты не получила тех писем. Я писал много ужасных вещей.

– Твои родители… они знали?

– Когда меня обследовали на совместимость, я еще был чист… Потом научился скрывать, что под кайфом. Они могли бы что-то заподозрить, но были уже полностью погружены в собственные неприятности, поэтому не обращали на меня большого внимания. Мне удавалось сохранять работоспособность и получать приличные оценки. А после поступления в колледж я вообще большую часть времени находился очень далеко от них.

Я боюсь ответа на следующий вопрос, но должна знать, с чем имею дело:
– Ты всё еще…

– Нет, – решительно прерывает меня Эдвард. – Джаспер и Эммет в конце концов вправили мне мозги. Они всё поняли и больше уже не оставляли меня в покое. Вначале я злился, но потом поехал в Италию. Это было чем-то вроде поворотной точки, наверное. Я осознал, что должен жить дальше за Элис…

Он молчит, словно раздумывая, как продолжить.

– Я даже довольно долго не пил, до прошлого года. Но, похоже, снова влип в это.

Не удержавшись, вспоминаю о Кейт и остальных – они тоже не замечали проблему Эдварда. И даже усугубляли ее.

– Твой рассказ, про солдата…

– Да, в нём я иносказательно выразил чувства, которые испытывал в то время. Возможно, был излишне снисходителен к себе, – добавляет он с коротким смешком.

Солдат, оставивший лилии на могиле, сразу показался мне автобиографичным персонажем, но я воспринимала этот поступок скорее как скорбь Эдварда по его умершей сестре… и даже, наверное, по мне. И не подумала о возможности другого толкования. Выбор между жизнью и смертью.

– Почему ты не рассказал об этом раньше?

Эдвард снова шевелится, и я беспокоюсь, что у него затекли ноги, но, когда пытаюсь встать, он удерживает меня.

– Не хотел тебя расстраивать, но… не знаю. Тебе стоило бы дважды подумать, прежде чем соглашаться быть со мной. То, что ты сказала на днях о моем пьянстве, задело меня за живое. Ты права – нельзя искать решения своих проблем на дне бутылки. Вот и сейчас, например… я ужасно хочу выпить. И это пугает меня до чертиков. Прости, что не был до конца честен с тобой. Я не буду винить тебя, если ты не…

– Даже не говори этого. Даже не думай, – я крепче обнимаю его.

Он выглядит совершенно растерянным, и это я напугана до чертиков – тем, что не сумею ему помочь. Мне мало известно об алкоголиках, а это пригодилось бы, если у Эдварда действительно зависимость.

Словно почувствовав мой страх, он целует меня в висок:
– Я больше не хочу быть таким, Белла.

– Хорошо… – от попыток разобраться во всех сегодняшних открытиях мои мысли в полном беспорядке. И все-таки, что бы ни говорил Эдвард, даже я знаю, насколько проще сказать, чем сделать. И боюсь, что он способен на какое-нибудь безрассудство.

– Я больше не буду таким.

Не стоит ему давать подобных обещаний – наверное, мне надо остановить его, но он смотрит на меня так серьезно, так решительно. Я хочу верить ему. Хочу, чтобы с ним всё было в порядке.

– Хорошо.

– Я докажу тебе. Вот увидишь. Если ты останешься со мной, я докажу, что достоин тебя, – в его дрожащем голосе слышна тревога… боязнь быть отвергнутым.

– Я и так это знаю, – заверяю я Эдварда и, склонив голову ему на грудь, слышу, как сильно бьется его сердце. Этот звук окружает меня, хотя дождь по-прежнему барабанит по стеклам и крыше пикапа. Губы Эдварда касаются моей макушки, и внезапно я остро чувствую его тело подо мной – теплое и живое. Как же благодарна я за это – особенно теперь, когда понимаю, как велик был риск, что мы вообще не встретимся.

Эдварда могло не стать… я даже не могу закончить эту мысль.

Он бережно обхватывает мой подбородок и, приподняв мою голову, укладывает ее на сгиб своего локтя. Снова целует, теперь уже в губы. Я нетерпеливо отвечаю: начавшись нежно, наш поцелуй быстро набирает силу. Рот Эдварда одновременно мягкий и настойчивый, и я открываюсь для него, наши языки встречаются в безумной попытке стереть последние несколько часов. Его тихие стоны разжигают во мне желание, и вскоре я уже тяжело дышу, с силой обнимая его и нуждаясь в чем-то большем.

Его руки странствуют по моему телу, проникают под блузку. Моя кожа оживает, когда теплая ладонь ложится мне на живот, потом поднимается, чтобы обхватить грудь через тонкий кружевной бюстгальтер, поглаживает, слегка сжимает. Мой сосок затвердевает от его прикосновения, и Эдвард подо мной… тоже.

Мое желание усиливается, пока Эдвард продолжает ласкать меня. Он громко стонет, потирая мой напрягшийся сосок, и я представляю себе, что почувствовала бы, если бы он поцеловал меня там.

– Такая нежная, – шепчет он, слегка покусывая кожу возле моего уха. Все мысли уже исчезли, остаются только ощущения от его рук, его рта, от его эрекции, которую я чувствую бедрами – наглядного свидетельства ответной реакции на меня. Издаю тихий стон, мне одновременно хочется и выгнуться навстречу его ладони, и плотнее прижаться к нему внизу… Только бы он не останавливался – больше я ни о чем не беспокоюсь. Окна машины полностью запотели, и в памяти неожиданно всплывает эпизод из «Титаника», но этот нелепый образ сразу же покидает мой разум.

Я глубоко вдыхаю запах Эдварда и, запустив пальцы в его волосы, слегка тяну за них. Ему это явно нравится, и я делаю это снова. Его бедра приподнимаются подо мной, выдавая его желание, а я, не раздумывая, провожу рукой там, где одежда сдерживает его нетерпеливую плоть.

– Господи, Белла, – стонет он между поцелуями. – Мы должны остановиться. – Однако он не отстраняет мою руку, когда я крепко сжимаю его через джинсы. Глаза Эдварда закрываются, и я снова целую его в губы, принимая его короткие выдохи. Мне больше ни до чего нет дела. Имеет значение только Эдвард. Неважно, кем это делает меня… наверняка плохим человеком, но мне всё равно. Я умру, если он не облегчит мучительное томление, зародившееся у меня в животе и воспламеняющее всё мое тело. Я делаю попытку отпустить Эдварда, но он успевает накрыть мою руку своей.

– Белла… – он почти рычит.

– Пойдем наверх. Пожалуйста, – не знаю, что со мной происходит, но что-то, кажется, изменилось. Сегодня, сейчас… я не хочу больше ждать. Чувствую, как его возбуждение распространяется вокруг, смешиваясь с моим. Мой шепот повисает в воздухе, заглушенный шорохом дождя. Эдвард перестает ласкать меня и снова приподнимает мою голову, чтобы встретиться со мной взглядом. Его глаза – штормящее море. Я вижу в них желание и страх – и так много любви. Это больно.

– Пожалуйста, – прошу я снова, не в силах оставаться неподвижной у него на коленях. Эдвард смотрит вниз – на наши руки, лежащие там, где он напряжен и тверд… Мне нужно, чтобы он был со мной всегда…

Я вижу, как это происходит – его капитуляция. Его глаза мрачно мерцают, он проводит языком по губам, крепче прижимая к себе мою руку. Застонав, наклоняется к моей шее и покрывает ее порхающими поцелуями. Сдается.

Не говоря больше ни слова, мы вываливаемся из грузовика в объятия непогоды. Эдвард тайком поправляет джинсы, потом берет меня за руку, и мы бежим через ливень. Ни у кого из нас нет зонта, ветер хлещет нас упругими каплями, и это ощущение пробуждает поразительно отчетливые воспоминания:

– Белла! – Элис со смехом крутится на месте, поднимая руки к небу. – Выходи, выходи!
Я выглядываю из дома, после чего делаю нерешительный шаг на крыльцо. Одежда прилипает к телу под теплыми струями летнего дождя – это кажется чем-то очень запретным, очень неприличным. Но мама куда-то ушла. Она не узнает.
Потом я вижу Эдварда – чуть в стороне… он стоит, сунув руки в карманы, на лице его озорная улыбка.
Мой тайный бойфренд.
– Ну давай же! – снова зовет Элис. Взгляд Эдварда сосредоточен на мне, и я чувствую тепло.
Без дальнейших колебаний я сбегаю по ступенькам навстречу моим друзьям.


Шлепая по мокрому асфальту, я не могу удержаться от восторженного хихиканья и широко улыбаюсь, услышав рядом низкий смешок Эдварда. Интересно, помнит ли он тот давний летний день.

К моему корпусу мы подбегаем веселые и насквозь промокшие. Тряхнув головой, Эдвард проводит ладонью по влажным волосам. Мне приходится отпустить его, чтобы найти ключи, и дрожу я не от холода, а от предвкушения того, что сейчас произойдет. И хочу этого. Очень хочу.

Снова взявшись за руки, мы торопливо поднимаемся по лестнице, наши кроссовки скрипят по линолеуму. Возле двери в мою квартиру я неловко вожусь с ключами и роняю их с тихим проклятием. Рассмеявшись, Эдвард наклоняется за ними, быстро справляется с замком и тянет меня внутрь.

Одним неуловимым движением он со стоном прижимает меня к двери и удерживает мои руки над головой. Теперь он кажется одержимым, вся его осторожность исчезла, он впечатывается в меня бедрами, покрывая поцелуями шею, вырез блузки, прикусывая кожу над ключицей. В глазах у меня туман, но в темноте комнаты я все-таки вижу, как движется голова Эдварда, чувствую его горячие влажные поцелуи…

Я боюсь сказать хоть слово, чтобы не разрушить чары между нами и не впустить сюда окружающий мир. Пытаюсь отгородиться от всего, кроме ощущения его губ на моем теле.

Наконец он отпускает мои руки, и я просовываю их между воротником его рубашки и курткой. Угадав мои намерения, он помогает мне, и скоро куртка летит в сторону, а за ней и рубашка. Мои ладони блуждают по его широкой груди, по волоскам на ней, не решаясь задержаться, потому что я хочу прикоснуться ко всему сразу. Его рот возвращается к моему, и, повернув голову, чтобы ему было удобнее, я внезапно испытываю чувство невесомости.

Взвизгиваю от неожиданности и вижу в полумраке сияющую улыбку Эдварда. Широко и уверенно шагая, он несет меня, беспомощно брыкающуюся, к кровати, а мое сердце бьется взволнованно и неровно.

Мы обещали друг другу подождать. Каким-то уголком сознания я понимаю, что поступаю неправильно, что мне не следует делать этого сейчас… Но все происходящее не кажется мне ошибкой – я и так ждала его целую вечность.

У меня больше нет сил отрицать свои желания, позволяя другим людям контролировать мою судьбу.

Эдвард бережно укладывает меня на кровать, сбрасывает обувь и медленно опускается на меня сверху, а его губы снова сливаются с моими. Я замерзла из-за дождя и с удовольствием обнимаю его теплое тело. Теперь, когда глаза привыкли к темноте, я могу рассмотреть Эдварда. Его руки так красивы – крепкие, сильные – и держат меня так нежно, несмотря на страстные поцелуи.

Воспоминания возвращаются…

…Позже в тот день мы с Эдвардом спускаемся в его полуподвальную комнату. Карлайла и Эсме нет дома, а Элис в ванной.

Эдвард достает чистую сухую футболку и кидает мне.

Я ловлю ее и краснею, не зная, где мне переодеться. Слегка улыбнувшись, он вежливо отворачивается.
– Я не буду смотреть, – тихо говорит он.

Закрыв глаза, я сдергиваю через голову мокрую блузку, а мой пульс быстро разгоняется. Странно. Мне хочется, чтобы он посмотрел.


Эдвард прижимается ко мне бедрами, снова возвращая в настоящее и заставляя тихо ахнуть. Не в силах удержаться, я выгибаюсь, чтобы облегчить ему задачу, и издаю стон, чувствуя его эрекцию. Он покачивает бедрами, а потом слегка отстраняется, и каждое его движение доставляет мне мучительное удовольствие.

– Ммм, – выдыхаю я, вцепившись в его спину.

– Белла? – шепчет он.

Я открываю глаза – лицо Эдварда так близко, он смотрит так напряженно, что у меня перехватывает горло. Опираясь на локти, он нежно обхватывает мою голову. Теплое дыхание щекочет мне щеку, когда он наклоняется, чтобы поцеловать меня.

– Скажи мне, что ты уверена, – бормочет он возле моего уха и слегка касается мочки языком, потом прихватывает ее зубами. – Я еще могу остановиться. Но не думаю, что буду способен на это, если мы продолжим в том же духе.

– Уверена. Я уверена, – задыхаюсь я, наслаждаясь прикосновениями его языка к шее. Он осыпает меня приятными, почти невесомыми поцелуями.

– Не хочу причинить тебе боль, – шепчет он хрипло. В его голосе все еще слышится горечь – ничто не смогло сгладить ее полностью. Я испытываю острое желание попытаться сделать это – достаточно с него страданий, мне необходимо, чтобы Эдвард был счастлив. Хочу дарить ему удовольствие. Не хочу больше думать о прошлом. Хочу будущее. Будущее с ним.

– Все в порядке. Пожалуйста.

Он улыбается, а я вынуждена закрыть глаза, потому что не в силах вынести его красоту. Как такой мужчина может любить меня?

Я помню, что мне однажды приснилось… или было на самом деле.

«Белла, прости меня». Плачет. Кто-то плачет и трогает мою руку. Я узнаю это прикосновение. Знаю этот голос.
«Прости, прости меня, Белла». Что-то мокрое на моей щеке. Кто-то прикасается ко мне, и теперь я хочу этого. Я знаю его имя. Нет? Я не могу вспомнить, но знаю. Мне знакомо это ощущение - когда его лицо прижимается к моему.


Это Эдвард. Я знаю, это он. Он держит меня за руку. Я больше не одна, даже в темноте. Я люблю тебя, Эдвард.

«Пожалуйста… пожалуйста… пожалуйста. Я люблю тебя».

– Я люблю тебя, люблю тебя, – от его голоса, звучащего наяву, по коже бегут мурашки, а Эдвард тянет вверх мою блузку, покрывая обнажающийся живот поцелуями. Стараюсь помочь ему снять ее с меня через голову. Потом он умело расстегивает мой бюстгальтер и отбрасывает его раньше, чем я успеваю перевести дыхание. Теперь я лежу перед ним раздетая до пояса.

Я не стыжусь этой части своего тела, и поэтому, когда взгляд Эдварда с неприкрытым желанием блуждает по моей груди и животу, мне это нравится.

Но всё же я нервничаю, зная, что шрамы будут заметны даже в темноте. Я хочу спрятаться под простыню до того, как он пойдет дальше. Хочу заставить его пообещать не смотреть на всё остальное.

– Такая красивая, – бормочет Эдвард, наклоняясь, чтобы сделать то, что я недавно себе представляла. Он втягивает в рот мой сосок, и мне не удается удержаться от стона, ощущая это нежное и влажное посасывание. Его руки, согревая, поднимаются по моему телу, а язык ласкает по очереди каждую вершинку, заставляя напрячься. Я цепляюсь за Эдварда и прикусываю губу, с наслаждением чувствуя под ладонями его крепкие мышцы.

Когда он берется за застежку моих джинсов, я застываю.

– Не бойся, – задыхаясь, говорит он. – Нам не обязательно делать это сегодня.

Я слышу, как трудно даются ему последние несколько слов – а мне невыносимо их слышать, потому что я уже прошла свою точку невозврата. Но всё-таки этот страх… этот въевшийся страх не отступает.

– Я боюсь только, что ты увидишь…

Эдвард обхватывает ладонями мое лицо, вынуждая меня поднять глаза. Его взгляд полон искренности и страсти.
– Не бойся... Я люблю тебя. Доверься мне и позволь любить тебя, – он скользит кончиками пальцев по моему животу, под пояс джинсов, и я ахаю, отчаянно желая, чтобы он прикоснулся ниже, несмотря на мой страх. Я должна доверять Эдварду. Иначе нечего и мечтать о нашем общем будущем.

Согласно киваю, слегка отворачиваю голову и закрываю глаза. У меня не хватит мужества увидеть отвращение, которое промелькнет на его лице, пусть даже всего на секунду.

Губы Эдварда снова перемещаются к моему соску, потом переходят ниже, покрывая легкими поцелуями изгиб живота прямо под ребрами. Это место очень чувствительно к прикосновениям, и я ахаю, когда он приоткрывает рот и проводит языком горячую влажную полоску, которая тут же становится холодной. Этот контраст кажется таким возбуждающим, что я едва замечаю, как Эдвард медленно расстегивает молнию на моих джинсах. Намокшие под дождем, они стали слишком жесткими и облегающими, поэтому мне приходится приподняться, чтобы помочь Эдварду стянуть их с моих бедер. Сняв заодно и трусики, он отбрасывает влажную одежду куда-то в темноту. Потом я слышу тихое ругательство и чувствую, как матрац прогибается, пока Эдвард пытается справиться с собственными джинсами.

Внезапно я понимаю, что мы оба полностью обнажены, и от смущения меня бросает в жар, хотя в комнате прохладно. Я лежу с закрытыми глазами, отчаянно желая, чтобы он сказал что-нибудь… что угодно. Но он молчит, а я прикусываю губу, уверенная, что мой бешеный пульс можно не только ощутить, но и увидеть по всему телу… И упорно не открываю глаз.

– Ты прекрасна, – бормочет он, проводя ладонью по изгибам моего тела. Дорожка его поцелуев спускается по животу к бедрам, я чувствую теплое дыхание перед тем, как он прикасается губами прямо там. Но, не задержавшись, он продолжает спускаться, раздвигает мои ноги, целует внутреннюю сторону бедер… и переходит еще ниже. Знаю, даже в темноте он увидит грубые рубцы на моем левом колене, пеструю от шрамов кожу голени. Я резко вдыхаю, когда он касается ее языком, и, несмотря на повреждение нервов, чувствую легкое покалывание его чуть отросшей щетины.

Я жду, что он отстранится… издаст какой-нибудь звук, показывающий его недовольство, но ничего подобного не происходит – со стоном наслаждения он целует снова и снова, уделяя равное внимание и гладкой коже, и шрамам. Его руки такие теплые, а рот такой нежный… я постепенно расслабляюсь, наслаждаясь тем фактом, что он и не игнорирует моих увечий, и не сосредоточивается на них. С его влажных волос падает пара капель, они стекают, создавая потрясающий контраст с разгоряченной кожей моих бедер и оставляя щекотный след, который Эдвард слизывает. Он бормочет что-то, не прекращая поцелуев, и по моему телу проходит приятная вибрация.

Я чувствую себя выставленной напоказ, уязвимой, но одновременно и защищенной. Целой. Я чувствую себя целой.

Эдвард устраивается возле моих ног, раскрывая их, а на лице его читается сильнейшее желание. Я наконец позволяю себе увидеть его всего, и мое дыхание учащается. Эдвард практически идеален, по крайней мере, для меня – я жадно рассматриваю широкие плечи и грудь, узкий таз и сильные бедра. А между ними – то, чего я еще никогда не видела – только ощущала и хотела ощущать, и размеры этой части его тела ошеломляют и завораживают. Эдвард слегка ухмыляется, склоняя голову к плечу, а я краснею, смущенная тем, что он поймал меня за разглядыванием. Он издает тихий смешок, глаза его сияют от радости и желания, и я понимаю, что всё в порядке. Он хочет, чтобы я смотрела. Инстинктивная потребность заставляет меня изнывать от желания потрогать и погладить его, но у Эдварда, похоже, другие планы.

Положив ладони на внутреннюю поверхность моих бедер, он шире разводит мои колени и наклоняется, чтобы нежно поцеловать меня еще раз… потом еще раз, дразняще прикасаясь этими легкими поцелуями к средоточию моего желания. Со стоном приподнимаю бедра, а он отстраняется с дьявольской улыбкой на лице. Я никогда еще не была так открыта, поэтому немедленно начинаю волноваться о том, как выгляжу, как пахну, не слишком ли я влажная и не будет ли ему противно. Может быть, мне следовало избавиться от волос?

Словно почувствовав мою нервозность, Эдвард шепчет успокаивающие слова, нежно гладит мои бедра, снова раздвигая их.

Я ахаю и выгибаюсь, когда его рот в конце концов накрывает меня там и его теплые губы буквально сводят меня с ума. Никогда в жизни не чувствовала я такого невероятного удовольствия – все волнения и страхи тут же испаряются, и больше нет ничего, кроме рта Эдварда и его рук, его пальца, слегка играющего с моим входом, прежде чем скользнуть внутрь. Я воспринимаю это без неловкости, мне хочется большего, я безрассудно придвигаюсь к его лицу, а он придерживает меня другой рукой, прижимая ее к моему животу. Столько ощущений отовсюду… я полностью поглощена ими… более влажная и разгоряченная, чем когда-либо прежде. Но я хочу большего. Я хочу сама касаться его.

Пытаясь выразить свое желание, я беспомощно тяну его за волосы, но он не поддается, увлеченный своим занятием. Глубоко в животе растет напряжение, а Эдвард не отпускает меня, немилосердно вынуждая отдать ему всё, всё, пока я, охваченная наслаждением, с криком не сжимаю бедрами его голову. Немного придя в себя, я сознаю, что беспорядочно бормочу его имя, все еще во власти магии его пальцев и рта, по-прежнему ласкающих меня, не позволяющих полностью расслабиться. Снова тяну его за волосы, и на сей раз он уступает, скользя вверх по моему телу, чтобы нависнуть надо мной. Я очень остро ощущаю его эрекцию, касающуюся моих бедер – так близко. Тянусь рукой вниз и провожу ладонью по его шелковистой коже, восхищаясь контрастом между нежностью и твердостью и слыша, как он стонет мне в шею, когда я снова глажу его.

– Приятно, – бормочет он, слегка толкаясь мне в руку. Честно говоря, его размер пугает меня, но даже странно, до чего же хочется почувствовать, как он наполняет меня… чтобы он был внутри. И всё же, разумеется, нужна защита. Я не принимаю противозачаточные, и у меня уж точно нет никаких презервативов. Могу только надеяться, что они найдутся у Эдварда.

– Э… – нерешительно говорю я. – У меня нет презервативов.

Эдвард понимающе кивает и снова целует меня возле уха.

– У меня есть один, – признаётся он. Не хочу знать, зачем… с кем он планировал его использовать. Пытаюсь отделаться от этих мыслей, пока он, скатившись с кровати, шарит по карманам своей одежды. Это мы. Чтобы ни случалось в прошлом, теперь есть только мы.

Он возвращается и быстро засовывает пакетик из фольги под подушку. А потом снова оказывается надо мной, и его рот накрывает мой. Я обнимаю Эдварда и прижимаю к себе, наслаждаясь его тяжестью и тем, как щекочут меня волоски на его груди. Наконец я могу трогать его так, как хочу. Наши руки движутся жадно, отыскивая знакомое и изучая неведомое. Например, я обнаруживаю, что ему нравится, когда я провожу по его спине ногтями, глажу приятно пушистые ягодицы. А я люблю, когда он прижимается ко мне и я чувствую животом и ногами его эрекцию. От поцелуев, которыми он покрывает мое предплечье, по спине бегут мурашки.

Что-то из того, что мы делаем, вызывает у нас смех – на наших телах есть места, чувствительные к щекотке, и мы учимся их уважительно избегать. Но он не смеется, когда я снова прикасаюсь к самой сокровенной части его тела.

Зарывшись лицом в мои волосы, он шепчет ласковые слова, иногда неразборчиво, перемежая их своими особенными нежными и влажными поцелуями.

Вскоре мое желание возвращается, еще более неистовое, чем прежде. Издавая тихие стоны, я выгибаюсь под ним, и мы сплетаемся вместе. Он смотрит мне в глаза, спрашивая разрешения, узнавая, всё ли со мной в порядке. Я киваю и тянусь к подушке.

Однако Эдвард опережает меня. Я завороженно смотрю, как он вынимает презерватив из обертки и раскатывает его по своей длине. Мои глаза расширяются, я задаюсь вопросом, как он может поместиться внутри. Но Эдвард снова прикасается ко мне, и я чувствую, насколько я влажна, насколько готова.

– Тебя когда-нибудь целовали, Белла?
Я краснею. Он заставляет меня нервничать, как никогда раньше. Ему только пятнадцать – скоро исполнится шестнадцать, – но мне он кажется почти взрослым мужчиной, ведь между нами пропасть шириной в два года. Я прикусываю губу и понимаю, что всё ещё качаю головой.
Он усмехается:
– А тебе хотелось бы?
Я почти задыхаюсь… неужели Эдвард спрашивает… можно ли меня поцеловать? В горле мгновенно пересыхает, и я киваю, а это слово с огромным трудом преодолевает путь от мозга ко рту. Да. ДА.
И когда наши губы встречаются, это совершенно не похоже на мои ожидания. Рот у Эдварда мягкий и нежный, его ладонь бережно касается моей щеки. Поцелуй совсем короткий, но после него у меня остаётся странное чувство тоски, которого я до сих пор не испытывала. Почти неосознанно я дотрагиваюсь до его губ, чувствуя покалывание в моих собственных.
– Хотел быть у тебя первым, – говорит он, с улыбкой целуя кончик моего пальца.
– Я тоже, – наконец-то удаётся ответить мне, и я знаю, что это правда.


– Я люблю тебя, – хрипло шепчет он в темноте, совсем рядом с моим лицом. Его глаза изучают меня, словно пытаясь отыскать малейшие признаки страха или неловкости, но я способна только кивать и прижиматься к нему, сжигаемая желанием ощутить его внутри. Всё мое тело замирает в предвкушении, когда он останавливается у входа.

Явно сдерживаясь изо всех сил, что заметно по напряжению мышц шеи, он начинает продвигаться вперед. Я сразу же ощущаю растяжение и приказываю себе расслабиться, чтобы позволить ему продолжить. Но он замирает и, слабо застонав, опускает голову мне на плечо.

– Не хочу причинить тебе боль, – в его голосе слышится страдание, и наслаждение, и потребность продолжать двигаться. Он смотрит на меня, во взгляде глубокая сосредоточенность и желание. Любовь.

– Только не останавливайся, пожалуйста. Сделай это.

Он проникает немного дальше, и напряжение увеличивается, вызывая некоторый дискомфорт. Эдвард громко стонет и слегка прикусывает мою шею, а ладонь его скользит вниз, туда, где мы почти соединились. Он поглаживает меня, и мое возбуждение снова нарастает.

– Боже, – говорит он, задыхаясь. – Как трудно… бороться с желанием оказаться внутри тебя.

Тогда я двигаюсь сама и, застав его врасплох, принимаю его в себя еще глубже. Дискомфорт усиливается, но Эдвард не перестает ласкать меня рукой. Потом с гортанным стоном делает новый толчок. Внутри меня что-то с болью поддается, и он уже там. Всё движение прекращается. Я чувствую растяжение и наполненность, а он стонет и говорит, как ему хорошо со мной. Я киваю возле его плеча, радуясь, что ему не видно моего лица, потому что в этот момент мне больно. К счастью, он неподвижен, и это дает мне возможность немного привыкнуть и расслабиться.

– Как ты, ничего? – спрашивает он напряженным голосом и снова смотрит мне в глаза, и в его взгляде только тревога и забота.

– Наверное. Просто… поосторожнее.

Кивнув, он медленно целует меня в губы, опираясь на одну руку. Я провожу ладонями по его спине, благодарно успокаиваясь под этим поцелуем.

Рука Эдварда, возобновляет движение, прекратившееся было при последнем толчке, и я становлюсь еще более влажной, растягиваясь вокруг него. Боль постепенно стихает, превращаясь в тусклое воспоминание, заменяясь потребностью двигаться, чувствовать трение. Я слегка покачиваю бедрами, проверяя ощущения.

Эдвард внутри меня.

Я не могу сдержать волну эмоций – и глупые слезы, сопровождающие ее.

– Белла? – глаза Эдварда тревожно расширяются, но я с улыбкой качаю головой, пытаясь показать, что это счастливые слезы. Он благоговейно касается моего лица и снова целует меня.

– Я так тебя люблю, – шепчу я. Мне все равно, хочет ли он, чтобы я подождала с этим признанием. Мои чувства слишком сильны, чтобы держать их в себе. Сегодня всё изменилось, и, к лучшему это или к худшему, пути назад уже нет. Последствия неминуемы, но я буду разбираться с ними завтра. А сейчас есть только мы.

Я гляжу ему в лицо, не в силах понять сменяющиеся эмоции и волнуясь, не сказала ли я что-то не то. Наконец он широко, ликующе улыбается и целует меня, а я понимаю, что всё хорошо.

Он начинает двигаться, и мы, в унисон застонав, заглушаем эти звуки удовольствия поцелуем. Вначале Эдвард очень осторожен, но постепенно увеличивает темп, нежно придерживая меня и слегка покачивая бедрами при каждом толчке. Постепенно я осваиваю этот ритм, интуитивно постигаю, что надо делать, чтобы было приятно нам обоим. Потрясающе, как легко это удается, как сильно я жажду, чтобы он снова оказался внутри меня, когда он выходит.

– С тобой так хорошо, – снова выдыхает он с лихорадочным возбуждением во взгляде. В ответ мне удается только бессвязно пробормотать что-то, меня подстегивают звуки соприкосновения наших тел и его стоны удовольствия. Он снова трогает меня там, где мы соединены, и я чувствую, как внутри меня начинает нарастать почти болезненный трепет наслаждения.

Внезапно Эдвард выходит из меня и, повернувшись на спину тянет меня на себя. Я опускаюсь на него сверху, но, когда он с легкостью проскальзывает обратно внутрь, мне не очень понятно, как действовать дальше. Он помогает мне, приподнимая и опуская мои бедра, и мы постепенно восстанавливаем ритм. В этой позе ощущения более сильные, и мне вдруг хочется прижаться теснее, потереться о него. Похоже, он угадывает мое желание и крепче обнимает меня, а я чувствую приближение оргазма.

– Тебе хорошо? – задыхаясь, спрашивает он. Я киваю, смущенная тем, что не могу сопротивляться своей потребности. Он убирает растрепавшиеся волосы с моего лица и целует меня в шею, а давление внутри становится непреодолимым. Я снова кончаю с криком, который Эдвард ловит ртом. Все еще трепеща вокруг него, я чувствую, как он выходит, возвращает нас в исходную позицию и его движения становятся более мощными. Он прикрывает глаза и теперь уже беспорядочно толкается в меня – так глубоко, что это почти больно. Но это странная, приятная боль.

По моему лицу снова катятся счастливые слезы. Сердце словно расширяется и наполняется так, что я едва сдерживаю его. Лицо Эдварда искажено наслаждением, и я никогда еще не видела его таким захватывающе, нечеловечески прекрасным. Я выгибаюсь навстречу, побуждая его найти свое освобождение.

– Я… сейчас… Боже… Я… – стонет он с последним толчком, и я чувствую – на самом деле чувствую, как он пульсирует внутри меня. Покрываю поцелуями его лицо, ощущая на своих щеках влагу, которая может быть потом или слезами, моими или его – я не знаю, и это не имеет значения. Потому что мы одно целое.

Эдвард тяжело дышит и вздрагивает, крепко прижимая меня к себе, а потом снова целует меня, так нежно, так сладко.

– Ты в порядке? – спрашивает он, озабоченно хмурясь. – Я сделал тебе больно? – он проводит у меня под глазами подушечкой большого пальца.

– Нет, – шепчу я. – Всё в порядке. Лучше, чем в порядке.

– Ты уверена? – спрашивает он снова, поглаживая мою шею, плечи, руки, словно пытаясь убедиться, что всё на месте. Я не могу удержаться от улыбки, видя эту чрезмерную обеспокоенность.

– Да, глупый.

Он вздыхает с явным облегчением, его лицо светлеет. Притянув меня к себе, он перекатывается так, что мы оказываемся на боку, лицом друг к другу. При этом движении он выходит из меня, и это снова напоминает мне о том, что он был внутри. Эта мысль вызывает у меня улыбку: ведь он всегда был внутри меня.

– Что? – Эдвард смотрит на меня с любопытством.

– Просто я счастлива.

– Я тоже. Так чертовски счастлив, – он снова целует меня – медленно и чувственно, вызывая приятную дрожь. А когда отстраняется, его глаза блестят в темноте.

В этом столько радости… Не верится, что только несколько часов назад всё казалось таким мрачным. Назойливый внутренний голос говорит мне, что это временная передышка, но я выкидываю из головы непрошеные мысли. Потому что другой голос, более оптимистично настроенный, обещает, что это только начало.

Начало для нас.


________________________________________________________________

Перевод: O_Q
Редактирование: partridge

Пожалуй, лучше Эдварда не скажешь: "...этот день буквально за десять минут превратился из отвратительного в потрясающий". Белла вторит ему: "Не верится, что только несколько часов назад всё казалось таким мрачным". Богатая глава, кто бы спорил.
Ждём ваших комментариев здесь (наверное, удобнее будет общаться после второй части, от лица Эдварда) и
на
ФОРУМЕ.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-16205-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: O_Q (26.12.2015) | Автор: перевод O_Q (Ольга)
Просмотров: 2655 | Комментарии: 56 | Теги: пожар, Белла, эдвард, тихий огонь


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 56
0
56 natafanata   (19.02.2016 20:42)
Спасибо за главу.

0
55 ღSensibleღ   (04.02.2016 10:46)
Хууууух)) это произошло, и все таки не сбылось предсказание Беллы))) и Эдвард нормально воспринял ее шрамы)) это замечательно happy

+1
54 Sharon9698   (21.01.2016 02:50)
Спасибо, девочки, перевод и редактура просто неимоверные))) так тонко и захватывающе все описали, умнички))) это было, уфффф, горячо))) как говорится, рассчитывали на одно, а получилось другое - собирались подождать, пока не разорвут помолвку, но кто ж может так сдерживаться долго, когда тут любофф)))
Насчёт шрамов реакция Эдварда была ожидаема - он, наверное, именно тот мужчина, который за эти шрамы будет любить Беллу ещё больше ()

+1
52 иола   (02.01.2016 16:46)
Большое спасибо за продолжение. Все пришло к логическому завершению ситуации, когда Эдвард и Белла оба убедились в обмане самых близких людей. Из каких бы побуждений это не происходило они вряд ли смогут им когда-нибудь доверять. И теперь они еще больще нуждаются друг в друге.
Еще раз большое спасибо, за ваш труд, за интересные истории которыми вы с нами делитесь. С Новым годом и всех благ.

0
53 O_Q   (02.01.2016 17:02)
На здоровье smile
Действительно, Эдвард и Белла, может быть, и простят тех, кто поступил так с ними, с их чувствами, но вряд ли когда -нибудь снова станут доверять этим людям. Зато друг другу они теперь доверяют безраздельно, и на это можно надеяться, думая о том, что ждет их в будущем.
Спасибо за поздравление и вообще на добром слове! И за комментарий, конечно.

+1
50 SvetlanaSRK   (28.12.2015 00:48)
Конечно, понятное дело, старшие Каллены очень переживали за дочь, но забыть и про сына? Когда Эсме уехала с Элис, Карлайл должен был быть рядом с Эдвардом, поддерживать его, а сын поддерживал бы отца. А получилось так, что Карлайл топил своё горе в работе, а бедный мальчик в спиртном и наркотиках. И ведь нашёлся сразу же человек, который рассмотрел, что Эдвард нуждается, и предложил "лекарство", паразит этот Джеймс!!!
Хорошо, что Эдвард всё рассказал Белле, ещё одной тайной меньше.
Ну, а то, что происходило дальше, очень чувственно, нежно и полное любви! Спасибо за очередную главу! Обожаю эту историю! Бегу читать вторую часть от лица Эдварда! smile wink

0
51 O_Q   (28.12.2015 00:58)
Теперь у Эдварда нет тайн от Беллы, он полностью открыт для нее.
Проблемы его оказались даже серьёзнее, чем у Беллы, справляться с ними трудно, но теперь хотя бы есть надежда, что вместе они всё преодолеют.
Роль Карлайла в том, что происходило с Эдвардом, трудно переоценить. Теперь становится еще понятнее острая реакция Эдварда на признание его отца. И неизвестно, как он пережил бы этот вечер, если бы не Белла. Если бы не первая близость между ними, которая смогла вытеснить тоску и отчаяние из души Эдварда, все могло бы закончиться плохо.
Спасибо за комментарий!

+1
48 natik359   (28.12.2015 00:11)
Один день и столько резких поворотов от плохого к замечательному! happy

0
49 O_Q   (28.12.2015 00:18)
Хорошо, что этот день всё-таки хорошо закончился. А то сейчас сидели бы по углам и плакали.
Спасибо за комментарий!

+1
46 SVmama   (27.12.2015 21:16)
Прямо американские горки какие-то...признание Эдварда потрясло Беллу, попытка справиться со свалившимся горем с помощью алкоголя и наркотиков...не могу его судить, не так он был и взросл, мудр и силён, а рядом...рядом-то никого из самых близких и не было, он оказался в полном одиночестве при живых-то родителях, умирающей сестре...Ужас! Спасибо друзьям, они реально спасли ему жизнь! Эдвард и Белла - два потерянных, поломанных и искорёженных жизнью и обстоятельствами любящих человечка! Смелость и решительность Беллы подтолкнули момент их первой близости и ЭТО было прекрасно! И пусть это малюсенькая передышка в их тяжёлой борьбе за собственное счастье, но главное, они ВМЕСТЕ! Теперь уже , надеюсь, навсегда! Огромное спасибо за прекрасный перевод и продолжение! Это было потрясающе!

0
47 O_Q   (27.12.2015 22:29)
На здоровье smile
Признание Эдварда стало дополнительным потрясением на фоне шока, вызванного откровениями Карлайла. К счастью, оно хоть и испугало Беллу, но не отпугнуло. Она готова быть с Эдвардом и поддерживать ее. А только это и может дать надежду на лучшее. Эти два подранка, похоже, могут жить, только опираясь друг на друга.
Их первая близость, хоть и неожиданная, кажется просто необходимой в такой тяжелый момент. Будем надеяться, что эйфория не исчезнет с первыми лучами солнца.
Спасибо за комментарий!

+1
44 lu4ik20   (27.12.2015 15:44)
Нежно, страстно и эйфорично wink wink wink wink Побежала читать дальше...

0
45 O_Q   (27.12.2015 16:10)
Рада, что глава понравилась. Приятного чтения!

+1
42 lenyrija   (27.12.2015 09:45)
Сложные эмоции возникали во время прочтения этой главы.
Разочарование: в родителях Эдварда, в нем самом - его способ отвлечения от проблем и боли не решает и не лечит ничего, но как родители все пропустили (ведь одного ребенка уже потеряли), и как они собирались ему помочь - отправить в лечебницу, а разобраться в его боли и просто любить его, своего ребенка, ни сил, ни желания не хватило.
Страх: как они справятся, как разрешат проблему в своих отношениях, которая могла вылиться во взаимных упреках, но они оправдали мои надежду, что они действительно любят друг друга, их довершение и стремление быть вместе - превыше всего.
А еще страшно, что Эдвард будет отвлекаться от своей боли привычным способом.
Радость: Белла лучшее отвлечение и лекарство от боли Эдварда, ее любовь к нему безусловна и преданна. Даже в стремлении быть с ним ближе во всех смыслах, увлеченная новыми прекрасными ощущениями, она ухитряется постоянно думать об Эдварде.
Спасибо за главу, которая вызвала столько эмоций, что впечатление от них надо было оставить здесь. Замечательный перевод, еще раз спасибо

0
43 O_Q   (27.12.2015 11:16)
На здоровье smile
Очень рада, что перевод главы понравился.
Эмоций действительно много, и спектр их меняется по мере чтения.
Разочарование в Калленах нарастало уже в предыдущих главах, и в этой, вероятно, достигло максимума - одновременно с острым сочувствием к Эдварду, фактически оставшемуся без родителей в том возрасте и состоянии, когда ему особенно нужна была их любовь и забота.
Эдвард признался в своей зависимости от наркотиков - и вместе с Беллой невольно испытываешь страх, ведь это настоящая серьезная проблема, даже если Эдварду пока удается справляться с этим пристрастием. Но одновременно возникает и надежда - на то, что у них всё получится, лишь бы только они были вдвоем и поддерживали друг друга.
И, безусловно, когда они решаются на первую близость, чувствуешь радость за них и возникает ощущение того, что это было необходимо. В такой ужасный момент это, наверное, оказалось самым действенным лекарством для их душ.
Они оба больше думают не о себе, а друг о друге, это окончательно становится ясно в той части главы, которая написана от лица Эдварда. И от этого радость, конечно же, только усиливается. Хочется верить, что у них впереди прекрасное общее будущее.
Разумеется, им придется пережить и тяжелые моменты, они еще не до конца разобрались с прошлым, без этого не обойтись. Но будем надеяться, что вместе они справятся с чем угодно.
Спасибо за комментарий!

+1
40 ZaID   (26.12.2015 23:53)
Да уж, Карл натворил дело в с Эсми в сговоре, ох ведомый эгоизмом, сам предрешил его судьбу.......................................
Хм Эдвард прав, истина сама вскрылась и он, разочарованный да униженный, их аферой..........................................................
Замечательно ведь перенесенное им, оно подтолкнуло их и желание стать ближе, неистово усилилось...........................................
Эдвард конечно, сдерживался но оу Беллой, искушаемый да проникновенно, трепетно и одарил ее невыносимым удовольствием................................................................
Он был настолько нежен ох, обходительно обращаясь ну а, она вся изнемогала от нужды быть с ним, любя....................................................

0
41 O_Q   (27.12.2015 00:00)
Вероятно, Карлайл действительно жалеет, что в то время пошел на такой поступок. Его затея не удалась, более того, принесла результаты, противоположные задуманным. Вдобавок он надолго испортил отношения с Эсме, а теперь и с Эдвардом - возможно, даже навсегда.
А Эдвард и Белла после такого шокирующего рассказа просто бросились в объятия друг к другу, ища тепла, любви, страсти, чувствуя, что им это необходимо. Не удалось им, как они собирались, дождаться разрыва помолвки, всё произошло уже сейчас. Но все равно, благодаря Эдварду, их первая близость стала прекрасной. Будем надеяться, что у их отношений такое же прекрасное будущее.
Спасибо за комментарий!

+1
38 ilnikdim   (26.12.2015 23:36)
Спасибо за главу!!! Не ожидала такого развития событий. Думала, что ребятки еще хороводы поводят. А они такие молодцы - удивили!

+1
37 ilnikdim   (26.12.2015 23:36)
Спасибо за главу!!! Не ожидала такого развития событий. Думала, что ребятки еще хороводы поводят. А они такие молодцы - удивили!

0
39 O_Q   (26.12.2015 23:37)
На здоровье smile
Они бы и поводили "хороводы" - как минимум до поездки Беллы в Форкс. Но в этот день просто не выдержали.
Спасибо за комментарий!

+1
35 gadalka80   (26.12.2015 22:36)
Спасибо за главу.После таких шоковых новостей им надо как-то отрешиться от всего и у них это отлично получилось.

0
36 O_Q   (26.12.2015 22:54)
На здоровье smile
Да, им удалось хотя бы в какой-то степени вытеснить потрясение предательством с помощью очень приятного "лекарства". Конечно, Белла права и это, скорее всего, только временная передышка, но сейчас и она необходима, а дальше будет видно.
Спасибо за комментарий!

+1
33 LoveVolturi   (26.12.2015 21:06)
O_Q, большое спасибо за главу!!!!
Каллены опечалили меня sad , а в начали истории казалось что это идеальная семья (хотя такой нет), такие хорошие и добрые люди были. И после этого трудно было поверить в то как они поступили. Жаль Эдварда, он разочаровался в своих родителях cry
Трудно было Эдварду sad Беллу забрали, сестра умерала, а родителям в то время наплевать было на него, они ему лгали и не обращали на него внемания cry да еще и в лечебницу захотели его отправить angry ужасные они родители!
Неудевительно что он начал вести такой образ жизни. Хорошо что Джас и Эммет вправили ему мозги, и помогли!

Цитата Текст статьи
в любом случае ты просишь прощения только потому, что попался.
, согласна с Эдвардом! Мне кажется если бы разговор с письмами не поднялся, то Карлайл не когда бы не признался, что столько лет лгал dry
Мне их не жаль, они сами виноваты в том что Эдвард отвернулся от них!

Цитата Текст статьи
Она же могла сказать мне.
, я тоже этого не пойму dry Почему Эсми не сказала правду Эдварду? Если она так любила сына dry Я думаю это хоть немного, но помогло бы справится ему со смертью Элис cry
Белла молодец переступила свой страх, показать свои шрамы.
Она ему презналась в любви smile здорово, это то что нужно Эдварду. Это как утешение после случившегося и надежда на лучшее.
Хотя мне кажется надо было сначало расстатся с Джейком, а потом спать с Эдвардом.
Глава супер!

+1
34 O_Q   (26.12.2015 21:45)
Цитата LoveVolturi
O_Q, спасибо больщущее за главу!!!!

На здоровье smile
Цитата LoveVolturi
Каллены опечалили меня sad , а в начали истории казалось что это идеальная семья (хотя такой нет), такие хорошие и добрые люди были И после этого трудно было поверить в то как они поступили. Жаль Эдварда, он разочаровался в своих родителях cry
Трудно было Эдварду sad Беллу забрали, сестра умерала, а родителям в то время наплевать было на него, они ему лгали и не обращали на него внемания cry да еще и в лечебницу захотели его отправить angry ужасные они родители!
Неудевительно что он начал вести такой образ жизни. Хорошо что Джас и Эммет вправили ему мозги, и помогли!

Действительно, для Эдварда рассказ Карлайла и сознание того, что в истории с письмами виноват его собственный отец, а любящая мама фактически приняла сторону мужа, стало очень тяжелым ударом. Настолько тяжелым, что он мог снова не выдержать, как тогда, почти десятилетие назад. Но тогда ему помогли друзья, а теперь у него, к счастью, есть Белла. Нет того ощущения потери всего, что было дорого. Поэтому будем надеяться, что Эдвард не сломается.
Цитата LoveVolturi
, согласна с Эдвардом! Мне кажется если бы разговор с письмами не поднялся, то Карлайл не когда бы не признался, что столько лет лгал dry
Мне их не жаль, они сами виноваты в том что Эдвард отвернулся от них!

По-человечески жаль их, потерявших дочь, а теперь теряющих сына, но Эдварда можно понять. И да, мне тоже кажется, что сам Карлайл не только не признался бы, но и не чувствовал бы за собой особой вины, если бы Эсме не узнала о его поступке.
Цитата LoveVolturi
я тоже этого не пойму dry Почему Эсми не сказала правду Эдварду? Если она так любила сына dry Я думаю это хоть немного, но помогло бы справится ему со смертью Элис

Вначале ей, вероятно, было ни до чего - Элис доживала последние дни, горе матери трудно даже представить себе. А потом, возможно, она считала, что Эдвард не выдержит, если узнает. И действительно, всё могло случиться в том состоянии, в каком тогда находился Эдвард. И всё-таки хотя бы позже она, по-моему, должна была рассказать. Ложь, как правило, не спасает, зато может всё окончательно испортить.
Цитата LoveVolturi
Белла молодец переступила свой страх, показать свои шрамы.
Она ему презналась в любви smile здорово, это то что нужно Эдварду. Это как утешение после случившегося и надежда на лучшее.

Да, после такой "чудесной" поездки первая близость и признание в любви были спасительным лекарством для обоих. Теперь они вместе, то есть вдвое сильнее.
Цитата LoveVolturi
Хотя мне кажется надо было сначало расстатся с Джейком, а потом спать с Эдвардом.

Кто бы спорил, они так и собирались. Но потрясение толкнуло их друг к другу, и они не смогли сопротивляться.
Цитата LoveVolturi
Глава супер!

Рада, что глава понравилась.
Спасибо за комментарий!

+1
29 Golden-daisy   (26.12.2015 20:36)
Глава сильна эмоциями и их любовью....они отдались друг другу без остатка и это то что им в тот момент нужно было больше всего, они и так понимали на сколько сильно нуждаются в друг друге ,хоть и было обещание подождать,ждать уже не могли ...связь их была настолько сильна что они и так были уверены что их жизнь теперь надолго связана и разговор с Джейкобом ничего не изменит...конечно разговор еще будет ,но решение уже принято...только бы утро было добрым и ласковым и без каких либо сожалений....
Спасибо за продолжение

0
30 O_Q   (26.12.2015 20:46)
На здоровье smile
Они наверняка подождали бы, как и хотели изначально, ведь им резонно казалось, что так будет правильно. Но уж больно день выдался трудный, просто до невозможности, и они просто нырнули в свою страсть, поняв эту необходимость. И теперь их связь станет еще более сильной. Вряд ли после такой ночи утро может принести разочарование. Они сделали друг для друга всё, что было в их силах, побеждая страхи и контролируя желание.
А разговор с Джейкобом, как туча на горизонте, наливается угрожающей синевой. Будем надеяться, что всё обойдется.
Спасибо за комментарий!

+1
31 Golden-daisy   (26.12.2015 21:01)
Цитата O_Q
А разговор с Джейкобом, как туча на горизонте,

меня почему преследует всегда мысль ,особенно когда они вместе, что где из-за угла выйдет Джейкоб, прям читаю и боюсь, я конечно понимаю что Белла уже сказала что приедет, тем более он не много стеснен в средствах ,но вот прям жду от него подвоха...
Цитата O_Q
Вряд ли после такой ночи утро может принести разочарование.

не разочарование,а сожаление что поспешили...но все таки здравый смысл говорит что ни разочарований, ни сожалений утром не будет ....
Да, забыла сказать,а может и сами заметили, я- это всё та же "юзячка",только ник поменяла biggrin

0
32 O_Q   (26.12.2015 21:05)
Да, если бы Джейкоб был побогаче, думаю, он не дождался бы обещанного Беллой приезда на праздники, уже прикатил бы сам. Но без неожиданностей не обойдется.
Что касается их близости, этот груз Белле придется взвалить на себя - инициатива была ее, Эдвард честно отбивался, как мог smile
Ник спрятаться не помог - благодаря списку ПЧ у меня всё под контролем wink

+1
28 з@йчонок   (26.12.2015 19:21)
Ох... Волшебная концовка!

+1
27 marykmv   (26.12.2015 19:15)
Бегу читать вторую часть. Насыщенная глава.

0
24 terica   (26.12.2015 18:32)
Очень сложно было смириться с мыслью, что старшие Каллены имеют непосредственное отношение к этой ничем не оправдывающей себя ситуации с Бэллой... И как Эдвард перенесет предательство родителей, особенно матери, нежной, любящей и великодушной Эсме...
Цитата Текст статьи
Его ярость не только из-за нас – он в бешенстве ещё и из-за Элис, и я задаюсь вопросом, сможет ли он когда-нибудь преодолеть свой гнев.
Элис умерла не простившись с лучшей подругой, думая, что Бэлла не хочет ее помнить, не хочет знать... Как часто люди совершают эгоистичные поступки,прикрываясь заботой о ближнем, ломая жизнь не только человеку, которого предают, но и своим детям и себе..., так никогда и ни заслуживают прощение. А Эдвард жил с постоянным чувством вины..., потому что отпустил Бэллу и не смог потом найти. И началось медленное падение вниз - спиртное.,потом наркотики...
Цитата Текст статьи

– Я докажу тебе. Вот увидишь. Если ты останешься со мной, я докажу, что достоин тебя, – в его дрожащем голосе слышна тревога… боязнь быть отвергнутым.

Разве возможно читать эти строчки без слез...Его любовь и вера в Бэллу просто потрясают. Первая близость - такая нежная, красивая , желанная и очень нужная обоим..., это ни только единение тел, но и сердец, душ и мыслей... Большое спасибо за потрясающий перевод, все нервы просто оголены...

0
26 O_Q   (26.12.2015 19:08)
Цитата terica
Очень сложно было смириться с мыслью, что старшие Каллены имеют непосредственное отношение к этой ничем не оправдывающей себя ситуации с Бэллой... И как Эдвард перенесет предательство родителей, особенно матери, нежной, любящей и великодушной Эсме...

Смириться с предательством отца, простить молчание матери - вряд ли можно ожидать этого от Эдварда сейчас, когда всё еще так болит, когда внезапно открылись старые, хоть криво, но зарубцевавшиеся раны души. Ему нужно успокоиться, подумать, найти в себе силы.
Цитата terica
Элис умерла не простившись с лучшей подругой, думая, что Бэлла не хочет ее помнить, не хочет знать... Как часто люди совершают эгоистичные поступки,прикрываясь заботой о ближнем, ломая жизнь не только человеку, которого предают, но и своим детям и себе..., так никогда и ни заслуживают прощение. А Эдвард жил с постоянным чувством вины..., потому что отпустил Бэллу и не смог потом найти. И началось медленное падение вниз - спиртное.,потом наркотики...

Всё так. Элис перед смертью добавили горечи, Эдвард вообще был на волосок от полного саморазрушения, а началось всё с оправданного вроде бы желания сохранить благополучие и налаженную жизнь семьи. Вот только для осуществления этого желания Карлайл не посчитался ни с чувствами Беллы и Эдварда, ни даже с риском для здоровья и жизни Беллы. А потом еще и струсил, не решился рассказать о том, что натворил.
Эсме оказалась в трудном положении, да и время для принятия решения было очень неудачное - Элис умирала, вряд ли безутешная мать могла думать еще о чем-то... Но Эдвард действительно оказался никому не нужен. Подросток в самом уязвимом возрасте, горюющий по сестре, страдающий из-за крушения первой любви, был оставлен один на один со своими проблемами и переживаниями. И сломался. Если бы не друзья, он потерял бы себя полностью, а возможно, и не выжил бы вообще. Такие вот плачевные результаты самонадеянной попытки взрослого эгоиста подправить судьбу.
Цитата terica
Цитата Текст статьи
– Я докажу тебе. Вот увидишь. Если ты останешься со мной, я докажу, что достоин тебя, – в его дрожащем голосе слышна тревога… боязнь быть отвергнутым.

Разве возможно читать эти строчки без слез...Его любовь и вера в Бэллу просто потрясают. Первая близость - такая нежная, красивая , желанная и очень нужная обоим..., это ни только единение тел, но и сердец, душ и мыслей...

Теперь понятно, что Белла для Эдварда может стать настоящим спасением, любовь к ней даст ему силы держаться. А Белле, которая привыкла быть слабой, привыкла к тому, что это ее поддерживают, придется быть опорой для Эдварда, в их паре она сильнее, от нее будет очень многое зависеть.
Но видя, как гармоничен их союз, начинаешь невольно надеяться, что у них всё получится.
Цитата terica
Большое спасибо за потрясающий перевод, все нервы просто оголены...

На здоровье smile
Приятно, что перевод нравится, в этом неизменно огромная заслуга нашего замечательного редактора Ани (partridge), за что я ей очень благодарна.
Спасибо за комментарий!

+1
23 kristi2009   (26.12.2015 18:30)
Спасибо за продолжение! Бегу во вторую часть.

0
25 O_Q   (26.12.2015 18:42)
На здоровье smile

+2
21 Черный_кот   (26.12.2015 18:03)
Глава точно богата на события. Разрыв с родителями и соединение с любимой. Столько эмоций в один день.
у Эдварда самого рыльце в пушку. С родителями он вел себя не лучшим образом. Заставил их переживать о себе после пожара. Спиртное, наркотики, это же пипец. Откуда же родители могли знать, что у него такая несчастная первая любовь?
Надеюсь, Белла сгладит углы. Эдвард на многое готов ради нее.
Спасибо.

+1
22 O_Q   (26.12.2015 18:08)
На здоровье smile
Пожалуй, не стоит путать следствие и причину. Вначале началась история с письмами и только много позже, когда уже стало ясно, что Элис смертельно больна, Эдвард начал принимать наркотики. Если бы он мог отвести душу хотя бы в переписке с Беллой, возможно, до этого дело не дошло бы.
Белла безусловно более рассудительна, чем Эдвард, но такой подход Карлайла ее тоже очень расстроил - ведь это ее сочли "подпорченным товаром" и убрали с глаз долой, такое простить трудно. Но жизнь не стоит на месте и мы увидим, как будут развиваться события.
Спасибо за комментарий!

+2
18 Хилма   (26.12.2015 16:09)
А Эдвард, тоже, выходит - "подпорченный товар": наркотики, алкоголь...

0
20 O_Q   (26.12.2015 16:14)
Пожалуй, он "подпорчен" даже в большей степени, просто это не так заметно.
Спасибо за комментарий!

+1
17 Коломийка   (26.12.2015 15:59)
Нет сомнений, что эти двое любят друг друга happy Сцена близости очень красивая. В ней не только телесная близость показана, но и душевная.
Эдвард удивил, не думала, что он принимал наркотики sad Ему нереально повезло с друзьями.
Спасибо за перевод!

0
19 O_Q   (26.12.2015 16:12)
На здоровье smile
Да, Эдвард принимал наркотики (об этом было упомянуто в ауттейке об Элис, но тогда почти никто не обратил на это внимания), и если бы не Эммет и Джаспер, если бы не память об Элис, он вообще мог не дожить до встречи с Беллой.
Спасибо за комментарий!

0
15 Маш7386   (26.12.2015 15:55)
Большое спасибо за продолжение!

0
16 O_Q   (26.12.2015 15:59)
На здоровье smile

0
13 Филька5   (26.12.2015 15:52)
Большое спасибо !

0
14 O_Q   (26.12.2015 15:53)
На здоровье smile

+1
10 робокашка   (26.12.2015 15:34)
необходимость утвердиться в друг друге

0
12 O_Q   (26.12.2015 15:35)
И это тоже, разумеется.

0
9 Lady_Darya   (26.12.2015 15:21)
Спасибо)))

0
11 O_Q   (26.12.2015 15:35)
На здоровье

+1
7 prokofieva   (26.12.2015 14:44)
Им , это было , просто , жизненно-необходимо . Они не просто , закрепили свою любовь , они её за плавили титаном . Спасибо за главу и перевод .

0
8 O_Q   (26.12.2015 14:55)
На здоровье smile
Да, теперь, помимо всего прочего, Белла наконец-то может перестать беспокоиться из-за своих шрамов, у Эдварда они явно не вызывают отвращения. Белла и Эдвард окончательно вместе.
Спасибо за комментарий!

0
4 Edera   (26.12.2015 14:31)
Спасибо!

0
6 O_Q   (26.12.2015 14:32)
На здоровье smile

+1
3 ♥Ianomania♥   (26.12.2015 14:26)
Эта глава наполненная не только печалью от предательства родных людей, но и настоящей любовью Эдварда и Беллы! Им нужна была эта ночь! Побежала читать дальше happy

0
5 O_Q   (26.12.2015 14:31)
Если бы не то, что случилось между ними, им было бы во много раз тяжелее. Белла словно интуитивно поняла, что необходимо им обоим, а Эдвард, к счастью, не стал сопротивляться. Пусть передышка действительно может оказаться временной, но сейчас им нужно пережить случившееся. Да и права Белла: Эдвард всегда был в ней.
Спасибо за комментарий!

0
1 riddle   (26.12.2015 13:46)
Спасибо

0
2 O_Q   (26.12.2015 14:22)
На здоровье smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: